Настоящая статья продолжает серию очерков на Переформате о «методологии» и результатах «широкогеномного анализа» популяционных генетиков, которые «квадратно-гнездовым методом» продолжают покрывать все новые и новые регионы мира. Пашут неглубоко, но искажают древнюю историю изрядно. Чаще, впрочем, искажают на первый взгляд не сильно, но подают свои результаты и выводы настолько невнятно, что непонятно, то ли искажают, то ли нет, поскольку изложение настолько вязкое и невразумительное, или настолько банальное (типа – мы впервые обнаружили, что Волга впадает в Каспийское море), что остается дивиться, зачем всё это.
 

 
Этот аналитический очерк – о новой статье «широкогеномных» попгенетиков, опубликованной в виде препринта в издании BioRxiv в середине мая 2018 года. Название статьи – «Генетическая древняя история Большого Кавказа». В авторах – 46 человек. Уже давно стало ясным, почему каждый раз их так много, хотя большинство авторов, как сразу выясняется по сопроводительным сведениям, попали туда за частности – например, музейные работники, которые предоставили из запасников древнюю кость, из которой генетики в другой стране извлекли ДНК, или в приложении к статье написали пару абзацев по истории рассматриваемого региона, или оказали другую, обычно техническую помощь. Раньше за это выносили благодарность в конце статьи, поскольку автор статьи, согласно принятым научно-этическим принципам, несет ответственность за содержание всей статьи, за ее выводы. Но те времена уже прошли.
 
Казалось бы, тогда зачем? О, там глубокие мотивы. Статья всем своим видом показывает, что там – обширный консенсус специалистов, и как тогда вообще можно сомневаться о ее, статьи, глубине, достоверности, высоком научном уровне? Да и вообще, кто в такой статье может быть рецензентом? Все они уже в авторах. А если нет – любого рецензента массой задавят, мало не покажется. Да и какой рецензент осмелится сделать замечание, и тем более рекомендовать статью отклонить? Там же, в авторах, цвет мировой науки в данной области! Поэтому ясно, что такие статьи никто и не рецензирует, с колес идут в печать. Видимо, потому там в авторах и Haak, и Reich – руководители двух больших коллективов. Haak идет в авторах последним, значит, руководитель коллектива, потому и звездочкой отмечен, а Reich рядом, без звездочки, но уже замечаний по статье делать не будет, в авторах же. Так организуется современная «наука». В бизнесе такие приемы давно раскусили, и ввели антитрестовские законы, назвав такие приемы сговором. Наказание – в виде штрафов, конфискаций и многолетних тюремных сроков. В науке такого пока нет.
 

Переходим к сути статьи. Как обычно, и как принято в науке, сначала читаем Абстракт, в котором должны быть сформулированы главные выводы проведенного исследования. Тема-то ведь далеко не новая. Отошлю читателя, например, к серии из трех статей на Переформате под общим названием «Что говорит ДНК-генеалогия о кавказцах», которые вышли уже пять лет назад – часть 1, часть 2, часть 3, к книге «Славяне, кавказцы, евреи с точки зрения ДНК-генеалогии» (М., Книжный мир, 2015), к книге «Истоки кавказской цивилизации» (Ростов-на-Дону, 2016), в которой часть III «Народы Кавказа с точки зрения ДНК-генеалогии» занимает более ста страниц.
 
В статьях и книгах разобраны все доступные гаплогруппы, субклады и гаплотипы народов Кавказа, сделаны многочисленные выводы, в том числе приведены датировки кавказских популяций от Черного до Каспийского моря, сопоставлены сотни гаплотипов, выявлен характер мутаций в них, что позволило выдвинуть серию гипотез об образовании кавказских народов, временах этих событий, динамике кавказских миграций, в том числе из далекой Бактрии в Европу и на Кавказ (гаплогруппа G2a), из Европы на Кавказ (та же гаплогруппа G2a, но намного позже), из древнего Урука (носители гаплогруппы J2) на Кавказ примерно 7000 лет назад и позже, передвижения древних эрбинов (носителей гаплогруппы R1b) из ямной культуры на Кавказ и оттуда на Ближний Восток, и так далее. Хоть что-то из этого упомянуто в обсуждаемой статье про Кавказ? Нет, разумеется. Но не надо говорить, что сведения ДНК-генеалогии о кавказцах публиковались на русском языке, недоступном для авторов статьи. Ничего подобного. Более четверти авторов, 13 человек, из России. Это что, непрофессионализм? Или нарушение элементарной научной этики? Впрочем, вопросы риторические. И то, и другое.
 
Теперь посмотрим, какие основные выводы обсуждаемой статьи приведены в Абстракте. Пожалуйста, первая фраза – что «степная предковость представляет смесь восточных и кавказских охотников-собирателей». Вот это – стиль статьи, этот стиль продолжается от начала до завершения статьи. Очень информативно, не так ли? Авторы не поясняют, как «кавказские охотники-собиратели» попали в степь. Нет у них таких данных, и ни у кого нет. Кстати, «охотники-собиратели» – это краеугольный камень определений в статье, он означает тех, кто жил ранее 7 тысяч лет назад. Или ранее 6 тысяч лет назад. Или ранее 5 тысяч лет назад, в общем, раньше «фермеров». А «фермеры» – те, кто жили позже. Когда, именно? Да кому это важно, не так ли? Позже. А поскольку определений нет, то в статье между ними чехарда. Да кому это важно, не так ли? Хотя всем понятно, что авторы, анализируя кости, представленные из музея, не имели понятия, кто там был охотник, кто собиратель, кто рыболов, кто стеклодув, кто солдат, кто прочий феллах.
 
Дальше, в первой трети Абстракта, идут общие слова, к выводам работы не имеющие ни малейшего отношения. Да и к геномам тоже. В частности, про скотоводов, которые «вероятно были связаны с распространением индо-европейских языков». Но причем здесь Абстракт? Причем геномные исследования? Да не при чем, потому это не выводы. Просто так вставили. А причина проста – выводов-то на самом деле нет.
 
Дальше сообщается, что авторы «генерировали широкогеномные данные для 45 доисторических индивидуумов, которые жили на северном Кавказе на протяжении 3000 лет». Замечательно, но это не вывод исследования. Вывод – это то, что при этом нашли, обнаружили, открыли. А мы уже дошли до середины Абстракта. Вот этот стиль, типа «мы ходили по грибы-по ягоды» характерен для «широкогеномных». Дело не в том, что «ходили», а собрали то грибы-ягоды? Сколько собрали? Не говорят. «Мы ходили…».
 
Дальше авторы сообщают – «Мы нашли генетическое разделение между группами на Кавказе и в прилегающей степи». Это что, новизна? Те, кто читал перечисленные выше статьи на Переформате и в книгах, те знают, что в степи тех времен (например, времен майкопской культуры, 5700-5000 лет назад) были в основном носители гаплогруппы R1b, а на Кавказе в основном гаплогруппы J2. Вот вам и «генетическое разделение». И не обязательно для этого «широкий геном» изучать, уже и так ясно, если знаете гаплогруппы. Но если изучили – хорошо, повторение – мать учения. Стоило, правда, при этом было написать, что в отношении «разделения» подтвердили данные ДНК-генеалогии пятилетней давности. Но – не написали.
 
Примерно 4500 лет назад, как описано в статьях по ДНК-генеалогии, на Кавказ прибыли из Европы носители гаплогруппы G2a, которые с того времени стали наиболее распространенной гаплогруппой северного, западного и центрального Кавказа, а на востоке Кавказа продолжала преобладать гаплогруппа J2a, и преобладает там до настоящего времени – и это примерно с 7000 лет назад. Поэтому в статьях по ДНК-генеалогии было предсказано, что в майкопской культуре, корни которой расходятся в разные стороны (как сообщают археологи), в древних слоях (7000-5500 лет назад) должны быть носители гаплогруппы J2a, а выше (6000-4500 лет назад) – гаплогруппы R1b. Самые недавние, для времен позже 4500-4000 лет назад, должны появиться носители гаплогруппы R1a. Потому что общие предки гаплотипов группы R1a на Ближнем Востоке датируются 4000-3600 лет назад. А они могли туда пройти наиболее вероятно через Кавказ. Ниже будет показано, что в майкопской культуре, для 6 скелетных останков из которой (а там – многие сотни захоронений) определили гаплогруппы, действительно нашли гаплогруппу J2a (два образца), R1 (что может быть как R1a, так и R1b, или их родительская R1), G2a, L и Q1, все с датировками (радиоуглеродный метод) 4500-4800 лет назад (4800 лет назад – гаплогруппа Q). Все они более недавние, чем археологи обычно датируют майкопскую культуру (5700-5000 лет назад).
 
Второй вывод в Абстракте – что «данные предложили (suggested), что в древности Кавказ служил мостом, а не барьером, для передвижений человека». Мудрый вывод, что сказать. Это тоже совершенно очевидно из данных ДНК-генеалогии. Если к северу от Кавказа, в ямной культуре, преобладали R1b-M269-L23-Z2103, и к югу от Кавказа, на Ближнем Востоке, имеется масса тех же самых R1b-M269-L23-Z2103, то понятно, что Кавказ был «мостом». Был и барьером, конечно, вон горы какие. Кому как повезло, кто прошел, а кто не смог. Но попгенетикам надо фразу бросить, и все дела.
 
Более того, разговор про «мосты» у авторов статьи, как почти все интерпретации в статье, в основном «по понятиям». Посмотрим на карту рассмотренных в статье образцов. Практически все они – на Северном Кавказе, к северу от Большого Кавказского хребта. На Южном Кавказе образцы только из армянского Капса Ширакской области, которые отнесли к кура-аракской археологической культуре. Два образца женских, два мужских, гаплогруппы J1 и G2b, причем один мужчина (гаплогруппы J1) и женщина – родственники. Все четыре дали практически идентичные «широкогеномные» диаграммы (см. ниже). Иначе говоря, ДНК-генеалогия дает в отношении «моста» четкий ответ на основании гаплогрупп и субкладов с гаплотипами, да и так ясно, что в древности были перемещения людей с Ближнего Востока на Северный Кавказ и обратно, а «широкогеномные», базируясь на одной географической точке, выдали это за их «открытие», да еще в Абстракт поместили, как важную находку. Так они «продвигают науку».
 

 
Третий вывод, который звучит, как обычно у попгенетиков, вязко, невразумительно – «Степные группы из ямной (культуры) и последующие культуры скотоводов свидетельствуют о необнаруженной до настоящего времени предковости, относящейся к фермерам из различных контактных зон, в то время как индивидуалы из степного Майкопа имеют дополнительную предковость Сибири верхнего палеолита и нативных американцев». «Нативные американцы» – это американские индейцы, кто не знает, про индейцев писать «широкогеномным» уже неполиткорректно. Давайте попробуем расшифровать.
 
В ямной культуре (в Самарской области и в Калмыкии) пока нашли только гаплогруппу R1b (во всех 11 образцах), и авторы обсуждаемой статьи добавили еще один образец с гаплогруппой R1b, как они пишут – R1b1a2, что по современной номенклатуре означает R1b-V88. С этим ясно (хотя см. ниже). Но какие там «последующие культуры скотоводов», что за «различные контактные зоны», что за «необнаруженная предковость» – это положительно понять невозможно. Такое ощущение, что авторы что-то хотят сказать, но слов не знают. Впрочем, «необнаруженная до настоящего времени предковость» может фантомно выскочить при усреднении R1b-Z2103 и загадочной (см. ниже) R1b-V88, вот и все «необнаруженное». Со второй половиной загадочной фразы понятно, поскольку в майкопских образцах найдены гаплогруппы R1 и Q1, в Сибири несколько лет назад (на Байкале) найдена гаплогруппа R, а у американских индейцев найдена гаплогруппа Q1. Написали бы так, сразу стало бы ясно, поскольку все эти гаплогруппы родственные. Не «дополнительная предковость» это, а гаплогруппы те же. Из Сибири одни носители гаплогруппы Q ушли на север и далее на восток, в Америку, а другие – на запад, в Европу. Общий предок тех и других жил около 30 тысяч лет назад. Но попгенетики в гаплогруппах-субкладах не разбираются, потому заумно пишут. Якобы заумно. Типа «веревка – вервие простое».
 
Вот и весь Абстракт. Информативно, не так ли? Продвинули науку.
 
Дальнейшее рассмотрение статьи обнаруживает забавную вещь. Поскольку выводов из работ «широкогеномных» практически нет, у них важен процесс, а не результат – то есть они строят диаграммы с сотнями полосок, благо строит компьютер, далее они долго и вязко рассуждают, делая пассы туда и сюда, и ничего определенного, то они начали понимать, что так дело не пойдет, и «новое платье короля» скоро будет вызывать насмешки. Впрочем, уже вызывает. Поэтому они приняли новый стиль изложения материала. А именно, они долго и многостранично описывают известные положения археологии, с десятками ссылок на соответствующие источники. Там и культурные связи, и состояние древней металлургии, и древние экономические системы, и древние инновации, и разведение древних овец и прочего древнего скота, то есть то, что к геномному анализу вообще не имеет никакого отношения. А потом они «привязывают» свои рассуждения и прочие обсуждения цветных полосок на диаграммах к известным положениям археологии, которые выше в статье описали. При этом рефреном повторяя – и это мы подтвердили, и это у нас совпало… А поскольку проверить невозможно, да и кому это надо проверять компьютерные расчеты и диаграммы с сотнями цветных полосок, то получается вроде как все стыкуется. Ну как же, они все подтверждают, значит, у них правильно. Хорошую религию придумали индусы… Но поскольку надо же все-таки их полоски подогнать к известной археологии, так, чтобы никто ничего не понял, кроме того, что все совпадает, то они используют жутко нечитаемый, вязкий стиль. После первых же пары абзацев любой плюнет и читать бросит. Себе дороже.
 
Именно так построена и обсуждаемая статья. Она фундаментально нарушает важный научный принцип – основываться на результатах своих подходов, а не тех, что навеяны смежными науками. В данном случае – нельзя брать за основу данные археологии, и встраивать в них, а на самом деле подгонять под них свои интерпретации, к которым якобы подводят компьютерные расчеты. Надо поступать наоборот – сначала проводить свои расчеты, основанные на анализе ДНК, и выдвигать свои интерпретации, и только затем сопоставлять их с данными археологии и прочих смежных наук. В таком случае всегда будут получаться расхождения, и только после этого следует проводить анализ, кто и почему окажется прав – традиционная археология, широкогеномный анализ, или никто, когда выводы настолько расходятся, что совместить их пока не представляется возможным. Но попгенетики так никогда не делают. Их страшит расхождение выводов, потому что оппонент спросит – постойте-постойте, а как это у вас получилось? А ответить нечем, не скажете же, что вот кофейная гуща, по ней и гадали.
 
И еще одна занятная особенность «широкогеномных» статей, которая в полной мере применима и в данном случае. После серии вязких статей, с неопределенными «выводами», о которых я много писал на «Переформате», статей, в которых более важен процесс, а не результат, а именно перечисляются многочисленные компьютерные программы, приводятся десятки и сотни цветных полосочек на диаграммах, которые далее даже, как правило, не обсуждаются, авторы новой статьи делают ссылки на ту кашу, что была в статьях предыдущих, и сообщают, что те статьи были большим научным достижением, что в них «идентифицированы древние предковые популяции». На самом деле те «древние предковые популяции» у авторов были совершенными условностями, суперпозициями разных цветных полосочек, суть которых, природа, происхождение авторам так и остались неизвестными. Авторы выражают свои «мысли», совершенно аморфные, в виде неких пассов, полных недоговоренностей, неких сленговых «понятий», из которых что-либо извлечь просто невозможно. Такой у «широкогеномных» сложился стиль.
 
Вот первый же пример во введении обсуждаемой статьи, которое занимает две с половиной журнальных страниц. Первая страница там – пересказ географических сведений про Кавказ, какие там горы (по именам), какая их протяженность и высота, какие реки, и далее – перечисление известных археологических сведений (более 20 ссылок), которые, понятно, авторы в статье подтвердят с помощью «широкогеномного анализа». А как же иначе? Конфликт никому не нужен, за конфликт нужно будет отвечать данными и понятными, а не вязкими интерпретациями, а с этим совсем плохо. На второй странице Введения авторы переходят с пересказу тех важных положений, к которым «широкогеномные» пришли ранее. Начинается, как водится, с того, что «недавние исследования древних ДНК привели к разрешению нескольких давних вопросов относительно культурной и популяционной трансформации в древней истории». Вообще-то «культурная трансформация» в ДНК не записана, это уже фантазии авторов. Но авторы идут дальше – «Один из этих вопросов – это переход от мезолита к неолиту в Европе, при котором произошло изменение от образа жизни охотников-собирателей к оседлой стратегии производства продуктов питания для поддержания жизни». Их, авторов, не занимает, что это не вопрос «широкогеномного анализа», это фундаментальное положение социальной антропологии. В ДНК нет ровным счетом ничего о «переходе от мезолита к неолиту», о стратегии перехода к оседлому образу жизни и производству продуктов питания. Миграции при этом вовсе не прекратились. Как видим, описания «широкогеномных» не только навеяны смежными науками, но «широкогеномные» их бессовестно присваивают, выдавая за результаты своих исследований.
 
И авторы, не стесняясь, продолжают – «Широкогеномные данные из пре-фермерских и фермерских сообществ идентифицировали четко различающиеся предковые популяции, которые отражают картины (их) существования в дополнение к географии». Чтобы понять, что авторы имели в виду, сейчас приведем продолжение их цитируемого «положения». Но перед этим скажем, что никаких «пре-фермерских» и «фермерских сообществ» ДНК тоже не видит и не различает. Как и «картины существования». Это все фантазии авторов, навеянные соответствующими концепциями археологов. Никаких «четко различающихся предковых популяций» авторы тоже не видят, они видят конкретные наборы из десятков и сотен тысяч снип-мутаций в ДНК тех конкретных древних людей, которые (ДНК) они анализируют. Те мутации отражают сложную картину пересечений ДНК-линий по отцовской и материнской линий, а поскольку гаплогруппы (Y-хромосомные и мтДНК) тех древних людей авторы не учитывают, а значит, не учитывают происхождения тех людей (например, носители гаплогруппы Q происходят с хорошей вероятностью из южной Сибири, а гаплогруппы J2 – с Ближнего Востока, или с Кавказа, или из Средиземноморья, а то и из Индии, Ирана или Афганистана, и это только мужчины, у женщин свои пасьянсы в отношении происхождения), то те наборы мутаций гуляют в широких пределах. Как мы неоднократно показывали, «широкогеномный анализ» обычно не различает, например, гаплогруппы R1a и R1b, отсюда происходят принципиальные ошибки «широкогеномных». Еще примеры приводятся ниже.
 
Мы вовсе не хотим сказать, что изучения древних ДНК бесполезны, совсем наоборот. Они крайне полезны, дают новое и массивное знание в науке. Но не на пути «широкогеномного» анализа, у которого в отсутствии специального рассмотрения Y-хромосомных гаплогрупп (в меньшей степени мтДНК) слишком велико число степеней свободы. Проще говоря, число вариантов интерпретаций результатов «широкогеномного» анализа практически бесконечно. Примерно как число вариантов соединения прямыми линиями огромного количества точек в огромном облаке тех точек. Гаплогруппы Y-хромосомы на порядки уменьшают число вариантов интерпретаций. Но именно это-то не нравится «широкогеномным» попгенетикам. Они хотят, чтобы число вариантов интерпретаций было бесконечным, а они сами выберут те, что им подойдут по тем или иным соображениям. Например, чтобы подогнать под данные археологии. А то, не дай Всевышний, не подгонится. Откроется ящик Пандоры. Или банка червей, что тоже неприятно. А на самом деле гаплогруппы-субклады-гаплотипы Y-хромосомы древних (и современных) ДНК сами по себе очень информативны, намного более информативны и более определенны, чем «широкогеномные» данные. Конечно, если рассматривать те и другие вместе, то хуже не будет, возможно, даже будет лучше, в чем автор этого очерка совсем не уверен. Но обычно ответ на поставленный вопрос о происхождении той или иной популяции (как правило, происхождение множественное, что и показывают различные гаплогруппы популяций) дает рассмотрение гаплогрупп-субкладов-гаплотипов Y-хромосомы. Но «широкогеномные» так не работают, причины мы уже показали.
 
Возвращаемся к продолжению фразы авторов обсуждаемой статьи, что «Широкогеномные данные из пре-фермерских и фермерских сообществ идентифицировали четко различающиеся предковые популяции, которые отражают картины (их) существования в дополнение к географии». Ну, так какой пример дают авторы? Наверняка подобрали наиболее характерный, выигрышный пример. Вот он – «Одна важная особенность (этого) – континуум предковости европейских охотников-собирателей (HG), который проходит примерно с запада на восток (поэтому WHG и EHG), и который резко отличается от предковости ранних европейских фермеров, которая в свою очередь близко соотносится с предковостью северо-западных анатолийских фермеров, и более отдаленно также с предковостью до-фермерских индивидуалов из Леванта». Замечаете «картины существования»? Всё понятно? Если нет, то вот картинка, сопровождающая эту информацию о «четко различающихся предковых популяциях». Здесь голубой цвет соответствует как западным, так и восточным охотникам-собирателям, авторы их не разделили, возможно, они и не разделяются. Зеленый цвет – это «кавказские охотники-собиратели и неолитический Иран». Желто-оранжевый цвет – это «анатолийский неолит».
 
Диаграмма построена в предположении авторов о 12 предковых популяциях для каждой строки. Иначе говоря, картину снипов для каждой строки компьютер раскладывает на спектр из 12 компонентов (это называется К=12). Это число совершенно произвольное, можно разложить каждую на два компонента, или на три, или на четыре, и так далее, и каждый раз сочетание цветов и вид диаграммы в каждой ее строке будет уже другой. Почему именно на 12 компонентов – авторы не поясняют, это в определенной степени абстракция. Если разделить на два-три компонента, обычно будет огрубление (хотя если компонентов в самом деле две-три, то будет в самый раз), а если на два-три десятка, то картинка будет фантомной. Хотя кто знает, там компонентов по сути бесконечное множество. Поэтому вопрос «где талию будем делать?») практически нерешаем, каждый делает во что горазд, объяснений нет. Это тоже «широкогеномное».
 

 
В приведенной картинке то, что названо «европейскими охотниками-собирателями», как «западными», так и «восточными», то есть синий цвет, это скорее всего гаплогруппа R1b-M269-L23 и R1b-M269-L23-Z2103 (вторая – дочерняя от первой), которые обнаружены в многочисленных захоронениях ямной культуры в Самарской области и Калмыкии (с датировками 5300-4600 лет назад), и обсуждаемая статья добавила четыре образца «кавказской ямной культуры», из которых три женщины и один мужчина, гаплогруппы R1b-M269, c датировкой захоронения 4171±22 лет назад. Он – первый в серии из четырех образцов Yamnaya Caucasus на диаграмме выше, все датированы в интервале 4200-4400 лет назад. Любопытно, что все четыре картинки при К=12 практически идентичны друг другу, неважно, что там три женщины и один мужчина. Можно было бы думать, что это потому, что мтДНК у всех четырех одинаковые, но нет, они (сверху вниз) U5a1d, U5a1g, U5a1, T2a1. Первые три мтДНК можно считать одинаковыми, но четвертая уж точно отличается. А разложение по компонентам практически идентичное. Не помогает и то, что там зеленый цвет – это «кавказские охотники-собиратели и неолитический Иран». На самом деле это категорически неверно, потому что такой же зеленый цвет – и у ямной культуры Самарской области (где практически все гаплогруппы – R1b) – откуда там «Иран» или «кавказские охотники-собиратели»? Направление миграций там было сначала с востока, со стороны Сибири, до ямников, а потом (или ранее) на север, в Прибалтику, и на юг, на Кавказ и далее в Месопотамию. Такой же зеленый цвет – и в хвалынской археологической культуре («самарский энеолит» на следующей диаграмме), и в «украинском энеолите», и в культурах ямного типа в Болгарии и Венгрии, и в ямной культуре Калмыкии, и нигде там нет ни «иранцев неолита», ни «кавказских охотников-собирателей». Миграции шли в обратную сторону, преимущественно на юг.
 
Понимаете, в чем фундаментальная проблема с «широкогеномными»? Они нашли, что диаграммы для ямников в волжских степях и на Кавказе (и в западном Иране) «похожи», но не знали (или не сообразили), что похожи потому, что от ямников миграции пошли на юг. «Широкогеномные» нафантазировали всё наоборот, и назвали ямников «кавказскими охотниками-собирателями» и «неолитическими иранцами». Проблема в том, что у понятия «похожи» нет направления, «похожи» бинарно симметричны. И не надо направления выдумывать. Это археологи уже проходили несколько десятков лет назад, когда многократно ошибались с направлениями миграций, и надолго от изучения миграций вообще отказались. Потому что копье здесь и копье там могут быть «похожи», но направление переноса копья это не дает.
 
Но есть факт, что мужская Y-хромосомная гаплогруппа R1b приводит к одинаковой картинке, то есть к одинаковому соотношению компонентов и у мужчин, и у женщин, хотя у последних Y-хромосомы точно нет. Можно обратиться к статье на Переформате «Действительно ли «генетики нашли разных русских»?», которая была опубликована пять лет назад, и в которой писал – «Я не знаю, почему Y-хромосома, как паровозик, тащит за собой – в отношении картины мутаций – остальные 22 хромосомы, но то, что общая картина мутаций отражает долю мужских гаплогрупп Y-хромосомы, это бесспорно. Отвергнуть это просто невозможно, можно только внести некоторые коррективы». С тех пор попгенетики эту гипотезу не вспоминали. Видимо, объяснить так и не могут.
 
Остальные строки на диаграмме выше – почти все гаплогруппы R1b:
 
— древняя R1b-L278 («энеолитная степь», третья и вторая строка снизу, третья строка из этого блока – женская, хотя все три строки по компонентам также идентичны), или
 
— нижестоящая гаплогруппа R1b-M269 или R1b-M269-Z2103 – «поздние северо-кавказские» (мужской и женский скелеты), три из четырех катакомбных (один – женский, у всех четырех разные мтДНК – U5a, U2e3a, U4a2, U4d3), «северо-кавказские» (у двух R1a-М269, у трех нижестоящая R1b-M269-Z2103),
 
кроме двух строк – археологическая культура Лола (первая строка сверху) и степная майкопская, у обоих гаплогруппа Q1a2, компоненты идентичные, хотя датировки различаются почти на тысячу лет (3631±22 и 4500±40 лет назад, соответственно), и мтДНК разные – R1b (не путать с Y-хромосомной гаплогруппой R1b) и U7b. Впрочем, компонентный состав у носителей гаплогруппы Q практически совпадает и с носителями гаплогруппы R1b, если не считать крошечной красной полоски у обреза справа, хотя такая же есть и у четырех женских костных останков степного майкопа с самыми разными мтДНК (T2e, H2a1, U7b, у одной не определяли). Возможно, у «широкогеномных» всё, что выше гаплогруппы Р, сливается, и R1a, R1b и Q на диаграммах вообще не дифференцируются. Тогда ценность этих изысканий в значительной степени обнуляется.
 
— Еще два образца помечены авторами статьи как «выпадающие» (outlier), один гаплогруппы R1 (верхний из двух), и второй – женский, с мтДНК Х. У них необычный состав компонентов, возможно, ошибка в типировании.
 
Мы видим такие же синие и зеленые цвета и на других диаграммах (см. ниже), почти все из которых показали гаплогруппу R1b. Исключением является образец из Мальты (вблизи Байкала), который показал гаплогруппу R. Правда, там есть и немного других, неизвестных компонентов, авторы статьи их не обсуждают.
 

 
Заметьте, при рассмотрении выше нам вообще были не нужны те «широкогеномные» компоненты. Смысл их авторы все равно не определяют, или определяют неверно. Практически все образцы показали гаплогруппу R1b (с нижестоящими субкладами), два – гаплогруппу Q1a2, последние попали в культуру Лола и степной Майкоп явно позже обычных датировок майкопской культуры, в II и III тыс. до н.э. Все эти гаплогруппы, видимо, и есть «западные и восточные охотники-собиратели», которых авторы относят к синему цвету на диаграммах. Чем это информативнее, чем приведение гаплогрупп и субкладов, и тем более гаплотипов, остается загадкой. Впрочем, эта загадка уже разгадана выше, и гораздый на пословицы-поговорки русский народ называет это «в мутной воде рыбку ловить», или «в мутной воде не видно концов». Что там за «континуум предковости европейских охотников-собирателей, который проходит примерно с запада на восток» так и осталось неизвестным. Гаплогруппа R1b, чего уж там. Только с запада на восток она не тянется. Скорее с севера на юг, от ямной культуры на Кавказ, и далее в Месопотамию, что у авторов обсуждаемой статьи не показано.
 
Но мы знаем, и ДНК-генеалогия это подробно показала и изложила (ссылки см. выше), что гаплогруппой R1b Кавказ не ограничивается. Там активно представлена и гаплогруппа J2a (и в меньших количествах гаплогруппа J2b). Это в статьях и книгах было подробно рассмотрено, показаны многочисленные гаплотипы, по которым рассчитаны времена жизни общих предков субкладов гаплогруппы J2 и ее нижестоящих субкладов, показаны различия в гаплотипах и субкладах по Кавказу с запада на восток и с севера на юг, и так далее. Обошлись без «широкогеномного» анализа. Посмотрим, что он дал в обсуждаемой статье. Если дал что-то новое и важное – примем к рассмотрению (подсказка – не дал. От слова «вообще»).
 
Диаграмма ниже показывает, что в тех же регионах, где в ископаемых костяках была выражена гаплогруппа R1b (синий цвет), помимо зеленого цвета «кавказских охотников-собирателей» и «иранского неолита», выражен также и желто-оранжевый цвет. Авторы обсуждаемой статьи назвали его «анатолийским неолитом», и в терминах гаплогрупп не обсуждают. Да и как они могут обсуждать, в гаплогруппах же они не разбираются. А тех, кто может и разбирается, просто не спросили. Когда в авторах почти полсотни человек, второстепенных авторов не спрашивают, их мнение никого не интересует. Обычно они и статью не видят, иначе статья никогда бы не вышла, если каждый соавтор начнет свои соображения излагать. Взяли в авторы – пусть скажут спасибо, а то и того не будет.
 

 
А разбирались бы в гаплогруппах – сразу же было бы видно, что желто-оранжевый цвет – это в основном гаплогруппа J, хотя здесь есть и гаплогруппы L, G2a и G2b. G2a – в блоке Майкоп-Новосвободная, вторая сверху (датировка 5200 лет назад). Первая и четвертая строка в этом блоке – гаплогруппа J2a1 (датировки 5200 и 4800 лет назад, соответственно), третья строка – женщина, цветные компоненты в ДНК которой опять следуют за мужскими, и гаплогруппы J2a и G2a там практически неразличимы. Либо ошибка типирования, что с древними ДНК бывает нередко, либо это довольно близкие родственники, хотя мтДНК у всех четверых разные – сверху вниз X2f, U1b1, T2c1, R1a.
 
Гаплогруппу L нашли в серии из пяти «поздних майкопцев», с датировками 4500-4600 лет назад, позже обычных датировок в майкопской культуре. Опять, два женских скелетных остатка и четыре мужских дали практически одинаковые диаграммы, которые не отличаются от всех остальных. Становится еще более понятным, что эти диаграммы ни на какое «происхождение» указывать не могут, поскольку гаплогруппы J1, J2, G2a и L имеют совершенно разное происхождение, и находятся на разных ветвях филогенетического дерева. А компоненты, при разрешении их при К=12, одинаковы.
 
Остальные образцы дали следующие гаплогруппы:
 
— образец из дольмена – J, датировка 3260 лет назад;
 
— образец с Северного Кавказа, средний бронзовый век (датировка 3700 лет назад) – J2b (второй, женский образец дал почти идентичную компонентную диаграмму);
 
— четыре образца из Кура-Араксинского междуречья (два из них женские) дали гаплогруппы J1 и G2b, компонентные диаграммы для всех четырех образцов похожи друг на друга (см. выше),
 
— два образца из майкопской культуры (женский, с датировкой 4860 лет назад, мтДНК J2a1, и мужской, 5300 лет назад, гаплогруппа не определена, мтДНК HV),
 
— три образца энеолитического Кавказа (с датировками 5600-5700 лет назад), гаплогруппы J и J2a, один образец женский, мтДНК у всех трех R1a, все три родственники друг другу.
 
Надо подчеркнуть, что ни представления данных в том виде, как здесь проведено, ни обсуждения гаплогрупп в обсуждаемой статье нет, за исключением упоминания их в объеме полутора строк в разделе «Результаты». Это же «широкогеномная» статья, гаплогруппы и прочие прямые данные авторов не интересуют, как и вообще какая-либо «конкретика». Гаплогруппы в обсуждении вообще не упомянуты, кроме однократного «R1a/R1b», хотя гаплогруппы R1a в статье нет. Гаплогруппы даны в одной из таблиц в приложении. Вместо этого – сплошные «охотники-собиратели» да «фермеры», расуждения об их экономике и культуре, о «дивергентных популяциях» без какой-либо конкретизации, зачем это и что это дает. «Охотники-собиратели» у них голубой цвет, «фермеры» – желто-оранжевый, хотя ДНК, понятно, никаких «охотников-собирателей» и «фермеров» не видит, и видеть не может. Это сопровождается рассуждениями о том, что «последующие тысячелетия были свидетелями миграций и примешиваемости (admixture) между предковыми группами, ведущих к картине генетической гомогенизации и уменьшения генетического расстояния между этими неолитическими источниками популяций». И вот так вся статья, представляете? Порочная методология «широкогеномных» ведет к научной профанации вместо рассмотрения материала по существу и хоть сколько-нибудь конкретных выводов. И кого мы видим среди авторов статьи? Да все тех же Балановских. Этот стиль статьи им явно импонирует. Славно, никакой ДНК-генеалогии, никаких гаплотипов, никаких расчетов, «ошущештвляются мечты». Сплошной балабольный стиль.
 
На самом деле единственное полезное место во всей статье – это таблица с гаплогруппами, в Приложении. Да и там напутали. При всей бездонной мудрости попгенетиков, снипы в таблице не привели, вместо них привели индексы субкладов типа R1b1a2, не соображая, что эти индексы меняются в классификации каждый год. Так, в таблице сообщили, что в катакомбной культуре, а также в ямной культуре Кавказа, а также на северном Кавказе все ископаемые ДНК имеют субклад R1b1a2. Это по современной классификации, а также по прошлогодней, 2017 года, а также позапрошлогодней, 2016 года, означает, что там снип R1b-V88. И это – в захоронениях с датировками 4500-3700 лет назад! Что за чертовщина?! Такие снипы наблюдали в Европе только 10-8 тысяч лет назад, их носители вскоре после того вымерли, остались разве что в Центральной Африке, куда предусмотрительно перешли многие тысячелетия назад. Откуда им на Кавказе взяться, тем более в ямной и катакомбных культурах… Пришлось перекрестно проверить по ямной культуре в Самарской области и Калмыкии, но и для них авторы обсуждаемой статьи тоже пишут – R1b1a2. Все прояснилось, авторы используют давно устаревшую номенклатуру, по которой R1b1a2 – это субклад R1b-M269, а R1b1a2a2 – это R1b-Z2103. Вот они-то и найдены и в Самарской области, и в Калмыкии, и в майкопской культуре, и в катакомбной, и на Северном Кавказе. Они и сейчас на Кавкавзе есть, да и севернее среди этнических русских в количестве примерно 5%, прямые потомки ямников и катакомбников.
 
С попгенетиками не соскучиться, широкогеномные они или какие другие. Мало того, что вязкие и невнятные, еще и данные свои подать не могут, как надо. Полное отсутствие научной школы.
 
После этого читаешь как издевательство основную цель статьи, сформулированную во Введении – «В нашей работе мы ставили задачей исследовать, когда и как генетические картины, наблюдаемые сегодня, были образованы, и проверить, существовали они еще с доисторических времен». И далее – «Для нас также представлял интерес охарактеризовать роль Кавказа как кондуита потока генов в прошлом и в формировании культурного и генетического состояния в более обширных регионах». Читатель уже получил представление, как авторы это делают – мало того, что на уровне «охотников-собирателей» и «фермеров», которых тасуют как хотят без мало-мальски четких определений и с использованием абстрактных диаграмм с произвольным, абстрактным и совершенно необоснованным числом «предков», да еще с использованием устаревшей номенклатуры, которая привела к путанице и откровенным ошибкам. И ведь это повторяется от статьи к статье. Статьи нечитаемы, невразумительны, никто не хочет в них разбираться, да еще сверять по номенклатуре за несколько лет. А авторы в каждой последующей статье трубят о том, что как сильно они продвинули науку в каждой предыдущей статье.
 
Хорошо, с основными «результатами» статьи мы уже разобрались. Это какое-то королевство кривых зеркал. Можно было бы разобрать подробнее, но читателей жалко. При этом каждый раз нужно объяснять их невразумительный язык в статье, который совершенно проигрывает в четкости ДНК-генеалогии, и создает некую «параллельную квазиреальность». Например, ДНК-генеалогия четко показывает, что на Русской равнине во времена 10-5 тысяч лет назад доминировала гаплогруппа R1b, сначала с архаичными субкладами-снипами L278 (=M415), L754, P297 (все три образовались более 15 тысяч лет назад, намного восточнее, видимо, за Уралом), которые распространились от Черного до Балтийского морей, затем появились нижестоящие M269 и М73, которые образовались примерно 13 тысяч лет назад, тоже на востоке, причем М73 осталась в основном в сибирском и центрально-азиатском регионе, а М269 прошли на Русскую равнину вместе со своими нижестоящими субкладами M269 > L23 > Z2103. Они составили мужское население ямной культуры (в основном Z2103), и продвинулись в южном направлении, на Кавказ и далее в Месопотамию. В наше время носители субклада R1b-M269-L23-Z2103-L584 преобладают среди носителей R1b на Кавказе и в Турции. Начиная с 5000-4500 лет назад на Русской равнине появляются (с запада) носители гаплогруппы R1a-Z645 c тремя основными по численности субкладами R1a-Z645-Z280, R1a-Z645-Z93 и R1a-Z645-M458, которые или вытеснили носителей R1b, или те сами ушли незадолго до появления R1а на своих территориях. Надо сказать, что носители гаплогруппы R1a тоже были на Русской равнине (и тоже от Черного до Балтийского морей) во времена 10-7 тысяч лет назад, со своими архаичными субкладами M420 и М459, которые тоже пришли с востока, где образовались более 18 тысяч лет назад. Но как архаичные R1b, так и архаичные R1a почти полностью вымерли, их потомков в Европе остались доли процента от общей численности, да и с теми во многом неизвестно, имеют ли они нижестоящие субклады, или действительно у них есть только терминальные L278, L754, P297, M420 и M459.
 
Исследователям в области ДНК-генеалогии (которая методологически принципиально отличается от популяционной генетики и «широкогеномного анализа», не говоря о «генетической генеалогии», которая является лишь упрощенной копией популяционной генетики) уже во многих деталях известны миграционные маршруты носителей гаплогрупп R1a и R1b на Русской равнине, датировки миграций, состав многих археологических культур на Русской равнине по их миграционному маршруту, например, от срубной культуры через потаповскую, синташтинскую, андроновскую, культуры от Зауралья до Алтая, переход носителей гаплогруппы R1a-Z645-Z93 в Индию, роль носителей R1a в культурах скифского круга, среди хазар, и так далее. Конечно, в понимании этих исторических миграций огромную роль играют палеогенетики, но в первую очередь те, которые определяют гаплогруппы-субклады-гаплотипы, а не «широкогеномные» исследователи, которые пренебрегают гаплогруппами-субкладами в интерпретации своих «компонент» в виде цветных полосок, и занимаются или фантастическими огрублениями, или просто банально ошибаются. Экспериментального материала в виде древних гаплогрупп-субкладов-гаплотипов для ДНК-генеалогии пока далеко недостаточно, хотя многие выводы уже сделаны, многие гипотезы выдвинуты, и потому огорчительно, что «широкогеномные» просто пускают на ветер столь ценный (потенциально) материал, не определяя и/или не используя гаплогруппы-субклады-гаплотипы.
 
Обсуждаемая статья – тому показательный пример. Выше кратко описано современное состояние результатов и выводов ДНК-генеалогии в отношении миграций носителей гаплогрупп, в основном R1a и R1b по Евразии, и не только их, но и гаплогрупп G2a, N1a1 и других, хотя относительный вклад последних, а также других гаплогрупп порой невелик. Но важно то, что ДНК-генеалогия прослеживает миграции на уровне отдельных гаплогрупп и субкладов, а гаплотипы используются для датировок и для более детального уточнения полученных результатов. Например, тот факт, что субклад R1a-Z93-Z2123 найден во многих случаях на Русской равнине, в срубной культуре, в потаповской, синташтинской культурах, а также во множестве в современной Индии, является принципиально важным, но оставляет нерешенными вопросы о датировках общих предков носителей этих субкладов среди современных славян гаплогруппы R1a на Русской равнине и среди жителей Индии, носителей той же гаплогруппы. Более того, попгенетики вообще запутались в этой картине, и на основании того, что гаплогруппа та же, настаивали, что это индийцы мигрировали на запад, в Европу, или что гаплогруппа R1a образовалась в Индии 15 тысяч лет назад, и оттуда опять же перешла в Европу. При этом датировка в 15 тысяч лет назад была получена попгенетиками на основании принципиально неверных методов расчетов (так называемые «скорости Животовского», или «популяционные скорости»), которыми много лет пользовались упомянутые здесь Балановские, генерируя форменный мусор в научной печати. Они же и среди авторов обсуждаемой здесь статьи по «широкогеномному» анализу. Урок не пошел впрок.
 
Так вот, какими понятиями оперирует обсуждаемая статья, в противовес детальным результатам и выводам ДНК-генеалогии, в которой прослеживается каждая гаплогруппа, каждый субклад и каждый гаплотип? Вот, пожалуйста. Авторы сообщили, что «обнаружили два генетических кластера» – один, состоящий из древних ДНК, назван «степь», второй – «Кавказ», в последний входят как современные геномы южно-кавказских популяций, так и древние геномы бронзового века с территории современной Армении; ну, и есть такие, которые находятся между «степью» и «Кавказом». Ну, как сопоставление с данными ДНК-генеалогии? И в дальнейшем при обсуждении данных авторы так и повторяют – то «степь», то «Кавказ». Очень информативно, не так ли? Это при том, что у авторов там и там перемешаны все гаплогруппы – в «Степи» каша из геномов носителей R1a, R1b, Q1, на «Кавказе» – каша из J1, J2, G2a, G2b, H, L, R1b, R1a, E1b. Представляете? И вот эти две каши с обеих сторон и есть «мерило» для изучения «происхождения народов». Это называется «широкогеномный анализ». Как думаете, далеко с этим можно уехать? Наука на марше… Ирония заметна? А сарказм?
 
Это напоминает даму, которая оценивала вероятность встретить на улице динозавра в 50% – либо встречу, либо не встречу.
 
Результаты исследования подаются в таком стиле – в таком-то майкопском захоронении «у индивидуала отсутствует компонент анатолийского фермера». На языке ДНК-генеалогии это означает (хотя прямой перевод здесь невозможен), что в том захоронении – носитель гаплогруппы R1b, R1a или Q. Если бы определили гаплогруппу – получили бы значительно более прямую информацию, а если бы определили и субклад с гаплотипом, то можно было бы вполне надежно определить, откуда и когда в майкопский регион прибыли предки того «индивидуала». «Широкогеномные» же информацию дают совершенно в уклончивом виде, как в «находке» курсивом выше. Далее они пишут, что тот «индивидуал» «глубоко привязан к сибиряку верхнего палеолита… и к нативным американцам». Это расшифровывается просто и более конкретно – тот «индивидуал» в майкопской культуре имеет гаплогруппу R1b (наиболее вероятно) или Q, что, разумеется, «привязано» к костным остаткам из байкальской Мальты (с датировкой 24 тысячи лет назад), у которого нашли гаплогруппу R. Дело в том, что гаплогруппа R наряду с братской гаплогруппой Q происходят от гаплогруппы Р, а майкопский R1b – это нижестоящий субклад гаплогруппы R. Носители гаплогруппы Q примерно 30 тысяч лет назад ушли в своей части в Америку (через Берингию), вот и связь с «нативными американцами». Иначе говоря, P > Q + R (R > R1 > R1b). Определили бы гаплогруппы – не нужно было бы заумно писать про «верхний палеолит» и «нативных американцев». Сразу картина стала бы как на ладони. А с гаплотипами – вообще картина стала бы трехмерной. И не нужно африканских Мбути привлекать, а также древних американских Кловис и Кенневик, как у авторов, это совершенно избыточно и не ведет к правильному ответу.
 
Результат – получается нечто водянистое и бесформенное. А по сути – профанация. Типа той, что авторы пришли к выводу, что ямники с Волги (Самарская область) и ямники из Венгрии имеют соответственно 13.2±2.7% и 17.1±4.1% от предковости «анатолийских фермеров». Мало того, что при погрешности в целых числах нельзя давать числа с точностью в десятые доли, математика не велит. Но поскольку научной школы у попгенетиков, как известно, нет, то это не удивительно. Хуже то, что у ямников, которые пришли с востока, неся свою гаплогруппу R1b, никаких «анатолийских фермеров» быть просто не может. Направление миграции не то, как уже выше было объяснено. Это потомки ямников в итоге прибыли в Анатолию, и в результате в Анатолии значительная доля гаплогруппы R1b-M269-L23-Z2103. Не наоборот. «Широкогеномные» постоянно наступают на одни и те же грабли. И вот с этими граблями «широкогеномные» гуляют по всей древней Европе, «описывая» и культуру шаровых амфор, и халколитическую Иберию, и черноморские энеолитические популяции, жонглируя компьютерными программами расчетов, в которые они закладывают фантастические допущения и приближения, получая откровенную ерунду. Это типа жителей Британских островов называть «новозеландцами», потому что основная гаплогруппа та же.
 
Ладно, хватит о печальном. Что там у них в разделе «Обсуждение» и в выводах, хотя Абстракт с главными «выводами» мы уже разобрали выше? Да, собственно, какие могут быть выводы при таких «результатах»? Они такие и оказались. Опять про «обнаруженное генетическое разделение между «степью» и «Кавказом», что и так ясно, стоит только посмотреть на гаплогруппы там и там, но для «широкогеномных» это, видимо, откровение на уровне открытия. Опять про «обнаруженное генетическое разделение между Северным и Южным Кавказом», что опять совершенно очевидно, если посмотреть на гаплогруппы. Почему-то «широкогеномные» пропустили «генетическое разделение между Западным и Восточным Кавказом», которое я подробно описывал в статьях и книгах, цитированных выше, еще несколько лет назад, но на значительно более детальном и информативном уровне – на примере гаплогрупп, субкладов и гаплотипов. В ДНК-генеалогии это совершенно очевидные вещи, и «широкогеномный» подход здесь ровным счетом ничего не добавляет. Только примитивно огрубляет.
 
Авторы особенно выделяют два главных заключения (two major conclusions). Переведу их дословно, они того стоят. Первое – что «какое-то время после бронзового века тогдашнее население Северного Кавказа должны были получить дополнительный поток генов от популяций к северу, что отделило их от южных кавказцев, которые сохранили свой предковый профиль бронзового века. Сведения из истории и археологии предполагают многочисленные передвижения в ходе последующих железного века и средневековья, но это надо проверять с помощью тестирования древних ДНК».
 
Мой комментарий – кто что понял? То, что носители гаплогрупп R1b-M269-L23-Z2103 продвинулись на Кавказ из ямной культуры, принеся свои гаплогруппы, субклады и гаплотипы на Северный Кавказ, и затем по ходу миграции в Центральный Кавказ, Южный Кавказ и далее в Месопотамию, давно известно, и многократно мной описано в статьях и книгах. Ничего нового здесь нет, и Северным Кавказом, как нам сообщают «широкогеномные», дело, разумеется, не ограничилось. Встречным направлением, но значительно раньше, примерно 7 тысяч лет назад, на Кавказ продвигались с юга (из Урука, в частности) носители гаплогруппы J2a, и они дошли до Северного Кавказа и предгорий, где оставили свои гаплогрупы, в частности, в майкопской культуре. Это тоже давно мной описано в тех же статьях и книгах. Это подтверждают и данные обсуждаемой статьи, например, наличие гаплогрупп J2a в Новосвободной майкопской культуре, см. выше, в дольмене LBA (гаплогруппа J), на Северном Кавказе (средний бронзовый век, см. диаграмму выше), в Кура-Араксинском междуречье (гаплогруппа J1, которая часто сопровождает гаплогруппу J2), в Майкопе (гаплогруппа J2a1). Помимо того, через Кавказ прошли носители гаплогруппы G2a, по миграционному пути из Бактрии в Европу, в доисторические времена, после примерно 14 тысяч лет назад, и их потомки, вероятно, вернулись на Кавказ из Европы примерно 4500 лет назад, после событий, получивших в исторической литературе название «гибель Старой Европы». Все это известно и описано, но, видимо, известно не «широкогеномным». Естественно, это надо продолжать изучать «с помощью тестирования древних ДНК», но придавать этим известным событиям статус «главного заключения» авторами обсуждаемой статьи – это показывать либо незнание литературы, либо научную неэтичность, если литература им известна. А она уж точно известна русскоязычным авторам статьи, в частности, тем же Балановским. Так что выводы делайте сами.
 
Второе «главное заключение», что, оказывается, «кавказские горы не были непроходимым барьером для передвижений людей в доисторические времена». Они, авторы, это серьезно, придавая этому «открытию» новизну? Или опять фантастическое непонимание гаплогрупп-субкладов-гаплотипов? Давно опубликовано, и подробно разобрано, что гаплогруппы R1b и R1a прошли через Кавказские горы с севера до Ближнего Востока, а гаплогруппы J1 и J2 прошли в обратном направлении, с Ближнего Востока до Северного Кавказа. Или они по воздуху перелетели? Откуда в Сирии появились носители гаплогруппы R1a, с гаплотипами, которые почти в точности равны гаплотипам этнических русских гаплогруппы R1a? Это опять многократно описано в статьях и книгах по ДНК-генеалогии.
 
Вот теперь посмотрим еще раз на эти «главные заключения», и спросим себя – это что, действительно главные результаты и выводы «широкогеномных» исследований? Поскольку авторы, видимо, это понимают, то обильно впрыскивают в свои рассуждения слова про «культурные инновации», «технологические инновации», «экозоны», «майкопские артефакты», «энеолитические традиции», «неолитизация», «экономические отношения», «культурные связи», «культурные обмены», и так далее, что вообще не имеет отношения к ДНК и геномным исследованиям. Видимо, все это предназначено заполнить обилие пустых мест в «широкогеномных» исследованиях. В итоге мы видим, что «широкогеномные» ничего ровным счетом не решили, никаких новых выводов не сделали, многократные рассуждения о «потоках генов» ничего нового в понимании древних событий и миграций не дали. Раздел «Обсуждение результатов» в статье фактически оказался пустой говорильней. Не имея никаких предметных оснований, авторы пустились в обсуждение того, что поскольку Кавказ оказался не барьером для передвижений людей, а коридором, причем для «потока генов» с юга на север, то по этому коридору шло распространение прото-индоевропейского языка с «постулированной прародины» на кавказском юге, и далее на Северный Кавказ в Причерноморье, и оттуда со скотоводами в «сердце Европы». Предложить, конечно, можно что угодно, но никаких предметных оснований для этого у авторов нет, да и быть не могло, с такой-то «широкогеномной методологией».
 
Вывод? Гора родила мышь. Колоссальный потенциал геномных исследований в обсуждаемой работе попгенетиков был практически полностью обнулен применяемой «методологией» интерпретации сотен тысяч и миллионов снипов древних и современных ДНК. Проблема в том, что упор делается на критерий «похожести» картинок, генерируемых компьютером при наличии практически произвольных приближений и допущений, закладываемых исследователями. Другая проблема в том, что авторы берут за основу интерпретаций известные положения истории и археологии, фактически подгоняя под них свои далеко не однозначные компьютерные картинки. Третья проблема в том, что авторы совершенно неэтично игнорируют давно опубликованные результаты и выводы ДНК-генеалогии, либо не принимая их во внимание, либо просто присваивая себе эти результаты и выводы.
 
Еще проблема в том, что «методология» широкогеномных попгенетиков имеет практически неограниченное количество степеней свободы интерпретаций, и включение в рассмотрение гаплогрупп-субкладов-гаплотипов, то есть арсенал ДНК-генеалогии вместе с ее соответствующим расчетным аппаратом, позволило бы значительно дисциплинировать интерпретации, отводя явно некорректные и/или избыточные варианты. Авторы системно отказываются от такого разумного подхода, и вместо этого получают примитивные, некорректные, фантазийные интерпретации и выводы. Методология «широкогеномных» в итоге оказывается деградирующей, разрушительной, контрнаучной. Ведущие авторы это, видимо, понимают, и потому мобилизуют в соавторы десятки специалистов, что придает статьям вид фундаментальных, глубоких исследований. Заумные, вязкие, неопределенные формулировки «широкогеномных» статей, откровенное забалтывание вопросов, постоянные похвалы самим себе в том, что их силами якобы продолжается прогрессивное продвижение науки и с каждой их очередной статьей якобы безостановочно генерируется научная новизна, вводит читательскую аудиторию и даже специалистов смежных наук в заблуждение. Статьи построены так, что проверить их результаты и выводы практически невозможно, если только не повторять исследования, используя другую, перекрестную методологию. Именно этим путем ДНК-генеалогия показывает, что «широкогеномная» методология и ее результаты и выводы являются либо запутанными, либо примитивным повторением давно известного, либо просто неверными. Об этом и настоящая статья.
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Подписывайтесь на Переформат:
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Наши друзья