В московскую Лабораторию ДНК-генеалогии время от времени обращаются заказчики, которые хотят при помощи ДНК-теста определить национальность, «этнические составляющие», узнать – «сколько каких кровей» и т.д. Мы относимся с пониманием к таким постановкам вопроса. Однако стараемся разъяснять, что ДНК-генеалогический тест не определяет национальность или группу крови, равно как и социальный статус, гражданство или партийность. ДНК-генеалогия использует понятие «род», поэтому ДНК-данные используются для реконструкции истории рода. При этом понятно, что современные национальности и этносы складывались из представителей разных родов. Конечно, каких-то ДНК-генеалогических линий больше в том или ином народе, каких-то меньше, есть очень компактные редкие ветви, в которых преобладают люди, относящие себя к какой-то конкретной этнической группе. А бывает и наоборот, потомки какого-то древнего рода сейчас равномерно представлены, причем в равных небольших пропорциях, в самых разных этносах от Евразии до Атлантики. Так сложилось исторически. И это делает ДНК-тестирование вдвойне интересным. Оно помогает решать исторические загадки, причем не только в науке, но и для каждого конкретного человека и его семьи.
 

 
Что же тогда с теми вопросами, с которыми к нам обращаются? Дело в том, что сейчас нередко можно встретить статьи и телепередачи, в которых будто бы на основании ДНК-теста определяют, какой процент каких национальностей у человека. Приглашают известных людей, просят их потереть специальной щеточкой с внутренней стороны щеки, чтобы получить образец ДНК… и «определяют». Те в восторге, ведущие подбадривают, в общем, делается красочное шоу и зрителям вбрасывается «информация к размышлению». А параллельно функционируют ловкие коммерческие компании, которые предлагают сдать образец ДНК и узнать, сколько же и каких у вас кровей и национальностей (в процентах). Что же это на самом деле? Мы обратились за комментарием к Президенту Академии ДНК-генеалогии, профессору Анатолию Алексеевичу Клёсову:
 
Читать далее

В последнее время в сети замелькал персонаж по имени Клим Жуков с залихватскими названиями выступлений на исторические темы. Я, признаться, его не смотрел и не слушал, просто потому, что в научной литературе такого нет, и просто терять время желания не было. Тем более что как-то досмотрел видеоролик по своим интересам, замешкался, и выступление Жукова само собой открылось, приведя меня в кратковременный шок громким гоготом и соответствующими манерами выступающего.
 

 
Я тут же ролик закрыл, и для себя выводы сделал. Прошло немного времени, я как-то взглянул на состав участников конференции «Ученые против мифов», и с удивлением обнаружил его фамилию в списке «ученых» лекторов. Надо же, ученый! Никогда бы не подумал, глядя на его манеры и стиль речи. Может, ошибался? На всякий случай взглянул в индекс цитируемости – нет, не ошибался. Ни одной ссылки в научной печати на его труды нет.
 
Читать далее

Уважаемые читатели! Поскольку комментирование постов на Переформате по некоторым причинам закрыто, а обратную связь мы прерывать не хотим, то предлагается «альтернативный» вариант. Вы можете отправлять Ваши вопросы по ДНК-генеалогии и вопросы лично к профессору А.А. Клёсову, если таковые имеются, по этой ссылке. Поступающие комментарии будут обрабатываться, и по мере накопления ответы будут представлены отдельными постами на Переформате.
 

 
В постах с ответами на вопросы будут иметь возможность высказываться ведущие специалисты по ДНК-генеалогии. Будет сохраняться обратная связь с читателями и представляться самая актуальная информация. Предпочтение отдается вопросам и комментариям членов Клуба Переформат, членам Академии ДНК-генеалогии и участникам ДНК-генеалогических проектов ВКонтакте и в Фейсбуке. Спасибо!
 

В первых трех частях данной серии (часть 1, часть 2, часть 3) были рассмотрены многочисленные данные по гаплогруппам и субкладам/снипам ископаемых ДНК, опубликованные в первой половине 2017 года. Эти данные были в значительной степени суммированы в двух протяженных таблицах, опубликованных в приложениях к работам Mathieson и др. (2017) и Olalde и др. (2017), и содержащих 469 и 480 данных по ископаемым гаплогруппам и субкладам, соответственно (268 и 277 Y-хромосомных данных, соответственно, остальные – только мтДНК), с территориями и археологическими датировками. Помимо того, в 2017 году были опубликованы многие десятки данных по ископаемым гаплогруппам и субкладам в статьях других авторов, которые были по возможности приведены в трех предыдущих статьях данной серии. Это, в совокупности с более ранними таблицами, опубликованными в 2015 году в статьях Allentoft и др. (230 ископаемых гаплогрупп и субкладов, из которых 126 – Y-хромосомных) и Haak и др. (69 Y-хромосомных ископаемых гаплогрупп и субкладов), предоставили исключительно важную основу для анализа древних миграций. Большую и важную работу в этом отношении провел И.Л. Рожанский, который нанес эти и другие многочисленные данные на 12 карт, организованных по историческим периодам, с времен ранее 11 тысяч лет назад и до нашего времени (последнее – за исключением большинства стран Восточной Европы).
 

Лепенский Вир (современная реконструкция древнего поселения)
 
Таким образом, появилась возможность критически рассмотреть более ранние концепции о древних передвижениях родов и племен, условно принимая гаплогруппы как рода, и субклады как племена, хотя границы между ними часто размыты – например, гаплогруппа R1b – это технически, да и по сути дела, субклад, а гаплогруппа – R, хотя и она технически может рассматриваться как субклад гаплогруппы Р. Поэтому при подобном рассмотрении важен контекст, в котором используются понятия гаплогруппы, субклада, рода, племени. Не лишне в очередной раз напомнить, что ДНК-генеалогия не рассматривает этносы, национальности, партийности и тому подобное, хотя рода входят в качестве составных частей в каждое из этих понятий. Уже совершенно ясно, что при изучении этногенеза необходимо рассматривать рода, как их понимает ДНК-генеалогия, и что этногенез в значительной степени определяется динамикой взаимодействия родов, при дополнительном влиянии многих исторических, военных, культурных и других факторов.
 
Читать далее

В романе Захара Прилепина «Обитель» есть эпизод: главный герой видит во сне своих пращуров, чьё спасение от верной гибели – от стрелы и ядра неприятеля, от пожара, позволило появиться на свет самому герою. В предисловии к «Обители» автор проникновенно рассказывает о своих недавно ушедших родных людях. И в «Саньке» об этом же идёт речь. Также в «Обители» есть запоминающаяся глава о разрушении монастырского кладбища на Соловках. В своём рассказе «Бабушка, осы, арбуз» Захар Прилепин пишет: «У реки я присел на траву. Неподалеку стояла лодка, старая, рассохшаяся, мертвая. Она билась о мостки, едва колыхаемая, на истлевшей веревке. Я опустил руку в воду, и вода струилась сквозь пальцы. Другой рукой я сжал траву и землю, в которой лежали мои близкие, которым было так весело, нежно, сладко совсем недавно…».
 

 
Читая роман Захара Прилепина «Санькя», я выделил для себя монолог пожилого крестьянина: «А Русь, если поделить всю ее на мной прожитый срок, – всего-то семнадцать сроков наберет. На семнадцать стариков вся Русь делится. Первый родился при хазарине еще…». В романе «Санькя» также мне запомнились строки о стирании родовой памяти: «Только один он, Саша, и остался хранителем малого знания о той жизни, что прожили люди, изображенные на черно-белых снимках, был хоть каким-то свидетелем их бытия. Не станет бабушки – никто никому не объяснит, кто здесь запечатлен, что за народ – Тишины».
 
И это именно то, что меня самого волнует. Есть интерес к ним, к моим предкам и к людям, с которыми я не состою в кровном родстве, но которые вместе с моими родичами жили на одной земле, рядом, по соседству, ходили на службу в ту же церковь, молились одному Богу, служили тому же государю. Пока что жизни тех людей погружены во тьму, родовая память стёрта. Но не хочется с этим мириться. Желание понять и узнать их – всё это очень знакомая и для меня самого история. Радостно, когда в художественной литературе встречаешь темы, которые волнуют тебя самого. Особенно приятно, когда о важном для тебя написано увлекательно и убедительно. А ещё лично мне очень знакомо и близко желание разузнать, разведать, раскопать хоть какую-нибудь информацию о них, о моих родных людях, восстановить утерянную родовую память. Вообще интересно открывать тайны прошлого. Вот бы провести генеалогическое исследование по Захару Прилепину, однажды как-то само собой внезапно подумалось мне. А почему бы и нет?
 
Читать далее

В первых двух частях этой серии статей (часть 1, часть 2) было рассказано о новых данных по ископаемым ДНК на большой территории, от Прибалтики (культура ямочно-гребенчатой керамики, нарвская культура и культура шнуровой керамики) до балканских археологических культур, с совокупными датировками от 8000-7500-7000 до 3800-3500 лет назад. Конечно, не обошлось без принципиальных сюрпризов. При этом надо понимать, что ископаемые ДНК – очень коварный объект науки. Чем менее профессиональны читатели, тем больше они придают значения единичным находкам. Они не затрудняют себя подумать, что если вырвать случайный единичный образец гаплогруппы из выборки, скажем, в современной России, то он в любом случае не будет характеризовать полигаплогруппный состав страны. Более того, он совсем не обязательно придется даже на доминирующую (в численном отношении) гаплогруппу.
 

 
Для того, чтобы понять, насколько случайно найденный образец гаплогруппы характеризует археологическую культуру, надо знать, насколько культура была однородна в этом отношении. А это не узнать без выборки хотя бы в несколько образцов ДНК. Более того, желательно иметь основательные представления о том, откуда насельники данной культуры пришли, и куда они затем (хотя бы в части) передвинулись. Что же делают откровенные дилетанты? Они выхватывают единичную находку древней ископаемой ДНК на территории, где это вообще первая находка, и публично провозглашают, что вот это и был древний народ. А поскольку провозглашают они это другим дилетантам, то вот и основа общего оглупления, которое потом транслируется в совершенно безумные комментарии в сети. С одной стороны, какая разница? Каждый сам кузнец своей глупости. Но с другой – за державу обидно.
 
Читать далее

В своей статье («ЛГ» № 23, 14.06.2017) Виктор Марьясин справедливо заострил внимание на проблеме интерпретации исторических фактов, идеологической составляющей работы историков и археологов. Ведь наше будущее во многом находится в руках представителей этой профессии – они изучают русские древности, заняты поиском корней русского народа, и выводы, сделанные ими, имеют огромное, в том числе геополитическое, значение.
 

 
Названные представители науки чётко подразделяются на две группы. Первая – это те, кто занят поиском истины. Вторая – занятые созданием исторических фантасмагорий. Есть ещё третья группа учёных, которые, не будучи специалистами в важном для нашего самосознания вопросе, просто на веру, в силу давней традиции, принимают эти фантасмагории за исторические реальности и дополнительно тиражируют их в своих трудах, книгах и учебниках.
 
Яркий пример идеологических манипуляций – норманская теория, согласно которой, прибывшие на Русь в 862 г. варяги, во главе которых стоял Рюрик, были шведами. Эта идея о начале русской государственности, не имеющая под собой абсолютно никаких оснований, является выдумкой шведских политиков. Впервые она была сформулирована шведским дипломатом Петром Петреем в 1615 г., чтобы обосновать права Швеции на захваченные в годы Смуты русские земли.
 
Читать далее

Читатели Переформата недавно познакомились с новой серией статей А.А. Клёсова, посвященных анализу работ по ископаемой ДНК (часть 1, часть 2), что были опубликованы в начале этого года несколькими интернациональными коллективами палеогенетиков. Масштаб этих исследований, действительно, можно сравнить со шквалом, потому что за три месяца авторы представили больше данных по полным геномам и Y-хромосоме, чем за все предшествующие годы. Однако для популяционных генетиков с их «широкогеномными» моделями количество пока не переросло в качество, что и стало главным предметом критического разбора Анатолия Алексеевича. По-прежнему идет жонглирование условными терминами наподобие «западных охотников-собирателей» или «неолитических фермеров», а подходы к анализу нескольких сот древних геномов ничем не отличаются от тех, что применялись, когда гаплотипы можно было пересчитать на пальцах одной руки.
 

 
Помимо расчетных моделей, страдающих свойством «восковой пластичности», одной из причин близорукости их авторов можно назвать то, что за деревьями геномных данных они не видят леса из Y-хромосомных ископаемых гаплотипов. Между тем их в общей сложности накопилось уже более 500, а это означает, что их пора перестать рассматривать в качестве маргинальных данных, как это сейчас сплошь и рядом случается. Более того, назрела необходимость систематизировать имеющиеся сведения по ископаемой Y-ДНК, чтобы выявить статистику по эпохам и регионам, а также понять, где эти данные можно считать статистически достоверными, а где еще предстоит большая работа по сбору материала. Автор этой статьи постарался провести сортировку опубликованных данных, результатом которой стала серия из исторических гаплокарт, что размещена на сайте Академии ДНК-генеалогии. Ниже следует их краткий обзор.
 
Читать далее

В начале лета этого года в Стокгольме и в Сёдертелье прошли мероприятия, посвященные 400-летию подписания Столбовского договора и основания Православного прихода в Стокгольме. Организатором этих мероприятий выступила Ассоциация преподавателей русского языка в Швеции – руководитель Светлана Парминг. Среди учащихся был объявлен конкурс на лучшее сочинение по темам, связанным с историей русско-шведских отношений. Цели конкурса его организаторы определяли так: привлечение школьников к изучению истории и литературы Швеции и России в спектре историко-культурных связей двух стран; воспитание уважения к историческим, культурным и духовным ценностям двух стран; развитие познавательных способностей, поисковых, исследовательских умений, речевых навыков (в условиях двуязычия).
 

 
Кроме того, в это время уже не первый год празднуется День русского языка. Поэтому в программу мероприятий были включены выступления детей воскресной школы Сергиевского прихода в Стокгольме. Со сцены в их исполнении вдохновенно звучали произведения из русской духовной поэзии. А после официальной части детишки с увлечением исполняли народные песни и водили игровые хороводы.
 
В качестве члена жюри я принимала участие в заключительном заседании, посвященном подведению итогов конкурса. На заседании состоялось вручение дипломов победителям конкурса, а после его окончания – концерт силами юных артистов. Заключительное заседание проходило в здании посольства России в Швеции. А на следующий день я выступала в городе Сёдертелье перед представителями русской общины Сёдертелье и других шведских городов с докладом на тему «Начало русской истории и шведский политический миф XVII-XVIII веков». Текст этого доклада я представляю читателям Переформата…
 
Читать далее

На днях получаю короткое письмо от коллеги: Вот появилась «критическая рецензия» Вашей новой книги «История ариев и эрбинов», теперь уже от некоего писателя, о таком никогда не слышал, но после прочтения первая ассоциация одна – «сумасшедшие в городе». По-моему, прекрасный материал для разбора. Посмотрел, с оценкой согласился. Но там ситуация глубже, был бы просто сумасшедший – карета скорой помощи, укол, клизма. Ну и, само собой, рубашка с рукавами узлом на спине. Больничная карта – Садулаев, случай средней тяжести. Интерес только для медиков да санитаров. И я в этой оценке не одинок – Глава Чеченской республики Р.А. Кадыров назвал его, Садулаева, шизофреником, но об этом позже.
 

 
Так вот, ситуация там глубже, хотя остальные признаки, наверное, в самом деле присутствуют. Ну в самом деле, какие еще мотивы могут двигать человеком (хотя тот же Р.А. Кадыров назвал Садулаева «не человеком»), который вылезает в публичное пространство с «рецензией» книги, ни бельмеса не смысля в материале. Более того, сам в этом неоднократно признается, что не будет приводить объяснения терминов, научные подтверждения или опровержения гипотез, и далее – «для этого я недостаточно образован и не квалифицирован». Это, впрочем, и так ясно. Как и то, что он не является «профессиональным генетиком, историком, археологом или лингвистом». Но тогда возникает закономерный вопрос – а что тогда за «рецензия»? На чем основана? Какие мотивы берутся за основу? Вот это и есть предмет моего здесь рассмотрения. Название и линк на «рецензию» приводить не буду, не хочу создавать рекламу. Кому надо, найдут.
 
Читать далее

Подписывайтесь на Переформат:

 

Переформатные книжные новинки

     

Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии

Спасибо, Переформат!

Наши друзья