Время в самом деле летит, и вот опять Москва, конец мая 2018 года, и опять насыщенная программа трехнедельного пребывания здесь, прямо перед Чемпионатом мира по футболу. Время, как обычно, плотно расписано – серия выступлений по телеканалам – Russia Today, День ТВ, Славянское радио (которое на самом деле сетевое телевидение), выступление на «Хуторе Захара Прилепина» в день его инаугурации, или, попросту говоря, открытия, встреча с членами Академии ДНК-генеалогии, презентация первого учебника по ДНК-генеалогии в Доме книги на Новом Арбате, выступление в «Политкафе» на Сретенке, встречи с другими интересными людьми, которых мы часто видим на экранах телевизоров.
 

 
Прошедший год, со времени моего предыдущего приезда в Москву, был годом информационного прорыва ДНК-генеалогии. Попытки заблокировать информацию о новой науке полностью провалились. Не помогла лживая «информация» на «моей» страничке в Википедии, которая повествует о «псевдонауке» с глухой ссылкой на «ряд российских СМИ», и на мнения нескольких «специалистов», ни один из которых не является компетентным в вопросах, рассматриваемых ДНК-генеалогией. Это всё те же Балановские, мать и дитя; Клейн да Боринская, упоминать которых в связи с ДНК-генеалогией столь же несерьезно, как и Жукова с Садулаевым, Чубуром, Подгайным. Все их «аргументы» давно разобраны на Переформате и в книге «Кому мешает ДНК-генеалогия» (М., «Книжный мир», 845 стр., 2016). Можно было бы упомянуть в этой связи Дробышевского с кафедры антропологии МГУ, но его «аргументы» в пользу якобы «выхода современного человека из Африки» к ДНК-генеалогии вообще не имеют отношения, о чем он написал в самом начале своей «критической» статьи на своем сайте. Ну, имеет человек мнение, причем даже не свое мнение, а копирует то, что (ошибочно) утверждают «западные ученые», своих данных по «выходу человека из Африки» не имеет, в ДНК-генеалогии не разбирается и полученные ей данные не анализирует и вообще не рассматривает, и что на него тогда обращать внимание?
 

В этом отношении мое внимание привлек обстоятельный комментарий к передаче на День ТВ «Где прародина человечества?», о которой речь ниже. Как обычно, некий «критик» сослался на «критику» Дробышевского в отношении «выхода из Африки», приведя соответствующий линк. «Критики» такого рода в материале тоже не разбираются, они просто передают «критические» линки по цепочке. Получил обстоятельный ответ, который я хотел бы здесь привести. Не все же мне на такую бестолковую «критику», как у Дробышевского, отвечать:
 

Дробышевский постоянно апеллирует к аргументу «Post hoc ergo propter hoc» (после этого, значит вследствие этого). Все его «доказательства» основаны на интерполяции известных фактов и восполнении отсутствующих промежутков теоретическими гипотезами. Но «ясно и ежу», что это можно сделать миллионом способов. Множество раз поспешные выводы о причинных связях между поколениями древних людей пересматривались, и понятно, что этот метод в принципе не может иметь никаких привилегий на обладание истиной. Конечно, когда фактов накапливается много, этот метод производит впечатление правдоподобия. Но не более того.
 
ДНК-генеалогия пока что единственный совершенно объективный метод установления причинных связей и цепочек между предками человека. Кроме того, как тут отмечалось, этот спор – фрагмент нормальной научной дискуссии. Если посмотреть на встречную клёсовскую критику, то у него аргументов и по количеству и по качеству гораздо больше.
 
Оппоненты А.А. Клесова (типа Балановских) больше всего боятся открытой сшибки с ним, и как мыши разбегаются как только появляется возможность публичной дискуссии.
 
То, что тебе у Дробышевского представляется незыблемыми гранитными аргументами – для меня лишь звонкое тявканье вожака стаи с претензиями напугать проходящего мимо них медведя.

 
Так вот, к информационному прорыву ДНК-генеалогии за последний год, что явилось полным провалом стараний упомянутых «господ», а их старания просты как свисток – это или банальная русофобия, или отсутствие научного мышления, или неумелая защита своей «песочницы», застолбленной годами работы в «науке», кроме как в кавычках я их занятия назвать не могу. Передача на День ТВ о ДНК-генеалогии год назад, в мае прошлого года, набрала более двух миллионов просмотров (см. ниже):
 

 
Передача на конференции, организованной издательством «Концептуал» (Москва) – более 700 тысяч просмотров:
 

 
Передача о трех основных (по численности) гаплогруппах-родах этнических русских – около 400 тысяч просмотров:
 

 
И так далее, в сумме – миллионы просмотров. Но не только смотрят, многие читают, причем число прочтений статей неуклонно растет. В феврале этого, 2018 года, на Переформате вышла статья «Клим Шариков рассуждает о ДНК-генеалогии». Там была приведена диаграмма по статистике чтений статей и ссылок на них в академических журналах, предоставленная ресурсом ResearchGate. Как видим, полгода назад (данные на 21 января) статьи читались в среднем по 60 в неделю, всего было зафиксировано более 8 тысяч прочтений и более 2 тысяч ссылок на статьи, попавшие в базу данных. Менее чем через полгода статьи читаются в среднем по 150 в неделю, число прочтений уже более 12 тысяч, и добавилось 90 цитирований в научных изданиях.
 

 

 
Так что положительная динамика налицо. Естественно, «критиков» немало, но над такой «критикой» можно только потешаться. Подробнее об этом – в завершающей части статьи. Кстати, индекс цитируемости Хирша у меня уже равен 29.
 
Первое же «мероприятие» – запись интервью на студии Russia Today, в арабской редакции. Арабы в последнее время очень заинтересовались ДНК-генеалогией, но их деятельность в этом отношении сводится к определению гаплотипов и гаплогрупп, то есть проведению тестов на Y-хромосому. Это дает сведения о мужской наследственной линии, уходящей в глубь тысячелетий, но что делать с полученными цепочками чисел и индексами субкладов – большинство не имеют понятия. Поэтому рассказ в студии был именно об этом – как можно реконструировать историю народов по этим цепочкам чисел и индексам, насколько похожи или различаются друг с другом все 19 арабских стран Азии и Африки, когда разошлись будущие арабы и будущие евреи и к чему это привело в ДНК-генеалогическом отношении, и так далее. Стенография беседы заняла более 60 страниц, она будет переведена на арабский язык и передана на арабские страны. Было интересно наблюдать, как реагировали на новую информацию сотрудники редакции, мы с ними долго не расходились уже после завершения работы, продолжая обсуждать ДНК-генеалогию, ее результаты и выводы. Это – обычное дело, интерес очень высокий, неважно, насколько образованы слушатели и какое конкретно у них образование. Это – хороший показатель востребованности новой науки и результатов ее исследований.
 
На следующий день было выступление на День ТВ на тему «Где прародина человечества?», с ведущим Дионисом Каптарем, автором ряда интереснейших книг по истории России. Недавняя – книга «Большая игра. Британия и США против России» (изд. «Алгоритм», М., 2017), которая вышла под авторским псевдонимом Дмитрий Зыкин.
 

 
Видео-ролик вскоре вышел, и последовали комментарии в обычной пропорции – один на каждые десять просмотров, то есть ко времени написания этой статьи было около четырехсот комментариев. Опять как обычно – примерно 80% положительные, остальные ни о чем или негативные. Негативные недовольны практически всем, и полагаю, что это сфера интересов психиатров. Негативные впадают буквально в истерику в отношении Дарвина – и за что они его так ненавидят? Гарантирую, что никто из них не читал главную книгу Дарвина «О происхождении видов» («On the Origin of the Species»), и не в теме, но это им не мешает выпускать истерическую злость. Негативные приводят линки на других «критиков», не зная, да и не желая знать, что эти «критики» давно разобраны в упомянутой выше книге «Кому мешает ДНК-генеалогия». Как обычно, негативные не приводят ничего конкретного – типа того, что формула неправильная, или расчет неверный, или интерпретация не та, лучше подходит такая-то – ничего подобного у негативных нет. Видимо, в самом деле там что-то психиатрическое, мозг поврежден, или нечто подобное, других объяснений у меня для них нет. Поэтому оставим их в стороне, бьющихся в конвульсиях, вряд ли кому они интересны.
 
Меня привлекают комментарии-вопросы, задаваемые любопытствующими людьми, они хотят знать, узнавать новое, получать новую информацию, которой они по ряду причин не владеют. (1) Спрашивают – сколько лет Алтайской принцессе? Отвечаю – если речь о «принцессе Укока», мумия которой была найдена четверть века назад в могильнике Ак-Алаха на Алтае, то это пазырыкская культура, давностью 2300-2600 лет назад. (2) Спрашивают – какая гаплогруппа у жителей Аркаима? Отвечаю – В синташтинской археологической культуре, к которой отнесен Аркаим – R1a-Z645-Z93, среди современных этнических русских – R1a-Z645-Z280 (восточные славяне) и R1a-Z645-M458 (западные славяне). Как видим, предки одни и те же (R1a-Z645), а далее ДНК-линии разошлись. В Аркаиме были не славяне, а их «двоюродные братья». (3) Спрашивают о гаплогруппах в Костенках. Отвечаю – гаплогруппа С, с древнейшими снип-мутациями этой гаплогруппы, Р255 и М183, эквивалентными по уровню древнейшего субклада С-М130. У современных жителей РФ таких нет. (4) Спрашивают – правда ли, что неандертальцы скрещивались с современным человеком? Отвечаю – таких данных нет. Ни Y-хромосомной «гаплогруппы», ни митохондриальной от неандертальцев в современных людях не найдено. То, что потребителям подсовывают «геномные исследования», полученные замысловатыми компьютерными расчетами, основанными на массе допущений и приближений, и согласно которым у всех нас имеются от 1% до 4% неандертальских снипов, это настолько несерьезно, что пересекается с профанацией.
 
Но меня больше занимает другое – на триста с лишним комментариев приходятся всего четыре вопроса по существу. Большая часть, как уже отмечалось – комментарии позитивные, и в негативных комментариях, которых несколько десятков, вопросов вообще нет. Иначе говоря, десятки людей выливали свою совершенно немотивированную желчь без какого-бы то ни было желания узнать что-то для себя новое. Это что, психологический феномен? Психиатрический?
 
Вечером того же дня – видеопередача по Народному славянскому радио «Сравнение древних народов по ДНК» (в двух частях – часть первая, часть вторая). Вопросов в прямой передаче было много, но в последующих комментариях – известная картина: вопросов практически нет, но такое впечатление, что комментаторы приходят, чтобы только подраться. Каждый знает ответы на всё, причем ответы категоричные, без тени сомнений. Опять психологический феномен?
 
Один чудак утверждает, что я говорю только то, что мне позволяют, и утаиваю самую интересную информацию. Нет и проблеска мысли о том, кто позволяет или не позволяет? Трамп? Путин? Пресловутый «вашингтонский обком»? Генсек ООН? Другой чудак сообщает астрономические цифры количества наших прямых предков, видимо, не понимая два простых положения – (1) если считать предков не по Y-хромосоме, а по всей ДНК, то при уходе на столетия вглубь они начинают пересекаться, и никаких «квинтиллионов» предков нет, и (2) именно потому ДНК-генеалогия занимается в основном Y-хромосомой и (реже) мтДНК, где пересечений ДНК-линий в древности нет. Третий чудак утверждает, что цыгане и евреи – один и тот же народ. А задал бы вопрос по их гаплогруппам – узнал бы, что гаплогруппы совершенно разные. Вот так лишил себя знания, хотя ему, видимо, оно и не особенно нужно. Следующий чудак – про то, что в людях течет «масса кровей», и на этом основании несет сущую ерунду, не приводя никаких данных, а вещая исключительно «по понятиям». Очередной чудак недоволен ДНК-генеалогией, потому что где-то услышал, что ДНК-анализ показал у каких-то африканцев «скандинавские корни». Но чудак не уловил, что это скорее всего типичные результаты «геномного анализа этничности», не имеющие никакого отношения к ДНК-генеалогии. Следующий чудак недоволен тем, что я не упомянул о «периоде распада ДНК», а без этого, по его мнению, нельзя оперировать в расчетах тысячелетиями. Что за «период распада ДНК» для меня осталось загадкой. Если это об ископаемых ДНК – то «распад ДНК» там действительно имеет место, но работают с ДНК, которая еще не «распалась». Ее обычно достаточно для исследований. Если это о мутациях в ДНК, то никакой проблемы там нет, расчетный аппарат ДНК-генеалогии давно отлажен.
 
Вообще, читая эти и многие другие безумные «комментарии», прихожу к выводу, что негативные комментарии читать просто не стоит. Если комментарии позитивные ни на что не претендуют, кроме того, что выражают признательность, благодарность за полученные новые знания, то комментарии негативные, в которых не дают конкретных данных, результатов, осмысленных самими комментаторами, представляют собой просто продукт ущербных людей. Радует одно – что таких ничтожное меньшинство от числа просмотров.
 
Очередное «мероприятие» – презентация учебника «Практическая ДНК-генеалогия для всех» (М., Концептуал, 2018) в Доме Книги на Новом Арбате.
 

 
Московский Дом Книги занимает особое место в моем сердце и памяти. Он открылся, когда я учился на 4-м курсе химического факультета МГУ, в сентябре 1967 года. Через три года там поступила в продажу книжка «Ферменты – химические катализаторы?», авторами которой был И.В. Березин, который в том же году стал деканом химического факультета и членом-корреспондентом АН СССР, и я, только-только выпускник факультета. Это был мой любимый книжный магазин. И вот – очередная по счету презентация книги, наверное, третья за последние несколько лет, а всего их было под тридцать. Еще три-четыре презентации были в Библио-Глобусе, и все презентации – книги по ДНК-генеалогии. Как всегда, организация со стороны хозяев была на высоте, вступление автора, ответы на вопросы, автографы на книгах. Тут же, в толпе, знакомства с интересными людьми, некоторые предлагают профессиональное сотрудничество с Академией ДНК-генеалогии, как, например, сибирский археолог, который собрал коллекцию древних костных останков с датировками от 11 тысяч лет назад, и готов заняться их типированием на ДНК. Это тоже результат прорыва информационной блокады, о чем речь шла в начале этого очерка.
 
Следующее «мероприятие» – прямая передача на канале День ТВ, на тему «Как связаны шумеры и европейцы, славяне и кельты, евреи и арабы. ДНК-анализ», с ведущим А.А. Фефеловым.
 

 
Закономерности те же – из нескольких сотен комментариев под роликом вопросов немного, большинство комментариев позитивные, процентов десять негативных, и, как всегда, в них ничего конкретного. Опять линк на «критическую статью»Дробышевского с кафедры антропологии МГУ, которая кратко была охарактеризована выше. Мало того, что Дробышевский, по его собственному признанию, не ученый и наукой не занимается, он преподаватель, и в самом начале своей статьи пишет, что в ДНК-генеалогии не разбирается и затрагивать ее не будет. Действительно, не затрагивал. Его «соображения» отражают устаревшие представления антропологии, и не имеют отношения к современному состоянию науки. Тем не менее, комментатор-«критик» пишет – «автор опровергает “ДНК-генеалогию” строго научным языком». Опять психиатра позвать? Здесь же упомянут некий Соколов с той же кафедры, у которого вообще нет ученой степени, и который тоже не имеет понятия о ДНК-генеалогии. Тем не менее, комментатор интересуется, как я «откомментировал работу А. Соколова “Мифы XXI века”. Да никак, я об этой работе и понятия не имею, и комментировать писания дремучих дилетантов не собираюсь. Много чести. Пусть обратится, вежливо постучит, предъявит доказательства своей квалификации в ДНК-генеалогии (что уже немыслимо), тогда и посмотрим, стоит ли он того, чтобы на него обращать внимание.
 
Очередной комментатор услышал, что в Швеции представлена (правда, немного, примерно 16%) гаплогруппа R1a, и расстроился, что это «подарок норманистам, которых я презираю всеми фибрами». Надо его успокоить, поскольку в Швеции (а также в Дании и Норвегии) это другие линии R1a, а именно R1a-Z284 и R1a-L664 (последних намного меньше), которых на Русской равнине вообще нет, там R1a-Z280 и R1a-M458. Шведских R1a не было в древности ни в России, ни на Украине, ни в Белоруссии, ни в Литве, во всяком случае потомков там они не оставили. Все они за пределами Скандинавии были на севере Франции и на Британских островах. Там потомков – гроздья соответствующих значков на гаплокартах.
 
Еще один «знаток» утверждает, что «на Y-хромосоме нет наследственности, ибо она мусорная». Это называется «слышал звон, да не знает, где он». Y-хромосома передается от отца к сыну в каждом поколении, поэтому она «наследственная». А «мусорной» ее называли много лет назад, по той простой причине, что в Y-хромосоме практически нет генов. Тогда не знали, или не понимали, что Y-хромосома никак не «мусорная», так как передает по наследству, по мужской линии, массу информации в виде практически необратимых снип-мутаций, а также стир-мутаций, которые отчасти обратимы, и представляют собой важные маркеры, по которым, как оказалось, можно рассчитывать времена древних миграций человека.
 
Очередной «знаток» – «По гаплогруппе можно установить только до 700 лет». Тут еще и косноязычие – что «установить»? Причем здесь гаплогруппы? Видимо, «комментатор» хотел сказать, что времена общих предков (по гаплотипам) или времена образования гаплогрупп можно установить не далее, чем на 700 лет назад, но отсутствие элементарных знаний и неважное владение языком не позволило ему грамотно сформулировать фразу. На самом деле и этот «комментатор» понятия не имеет, о чем говорит. Хронология вглубь веков и тысячелетий в ДНК-генеалогии практически не ограничена. Одна снип-мутация в стандартном, «референсном» фрагменте Y-хромосомы возникает в среднем раз в 144 года. Обычная ситуация – со времени образования снипа в указанном фрагменте Y-хромосомы образовались 300 мутаций, это эквивалентно 300х144 = 43200 лет со времени образования соответствующего снипа. Со времени возникновения, например, снипа А00 в Y-хромосоме образовалось 1638 снипов, то есть А00 образовался 1638х144 = 236 000 лет назад. Какие 700 лет? Такие же времена, примерно 230 тысяч лет назад, для гаплогруппы А00 определяются и по гаплотипам, то есть по стир-мутациям, только для этого нужно пользоваться «медленными» маркерами, которые мутируют раз во многие тысячелетия. И вот таким мусором, типа «только до 700 лет», или «опровергает ДНК-генеалогию строго научным языком» буквально набиты негативные «комментарии». Опять, это какой-то ментальный феномен – интересно, кто тянет за язык авторов этой чепухи, которые публично дурь свою показывают?
 
С позитивными комментариями ясно – авторы благодарят, что узнали для себя новое, это заслуживает признательности, для таких и работаем. С негативными комментариями тоже ясно – как правило, это люди ущербные, когда ничего конкретного не выставляют. Там – сплошная агрессивность, ложь, передергивания. И вот следующая категория – ходячие испорченные телефоны, фантазеры, эзотерики, ненавистники Дарвина, у которых знаний ни на грош, но желание вбросить мусор – неистребимое. Учиться они принципиально не хотят, как и узнать что-то для себя новое. Они и так «всё знают». Ментальная родня популяционным генетикам. Когда я четыре года назад предложил Балановской и ее дитя сесть за стол и разобраться с нашими «противоречиями» (то есть с их мусором, что я тогда не произнес), Балановская отказалась, сказав, что они «и так всё знают», и в тот же день повели агрессивную атаку на ДНК-генеалогию. Думается, за прошедшие годы им икалось изрядно. Но – сами на это напросились.
 
В ту же неделю в Одинцовском районе Московской области состоялось открытие Хутора Захара Прилепина, а именно его «интеллектуального клуба». Инаугурация Хутора проходила в форме дискуссии между профессором Г.А. Артамоновым (кафедра истории России Московского Педагогического Государственного Университета) и автором этих строк. Хутор – это просторный двухэтажный сруб, со спуском к реке Медвенке. Отныне на Хуторе будут проводиться интеллектуальные встречи и дискуссии. В нашем случае дискуссию вел Захар Прилепин, один из наиболее известных российских писателей и общественных деятелей, идеологов Русского мира, который с семьей живет в Донбассе и воюет в Новороссии, но часто приезжает в Россию.
 

 

 

 
Сам Захар недавно сдал свою ДНК на анализ, и узнал, что его гаплогруппа-субклад N1a1-L550. Это – урало-балтийская группа, но интересно то, что субклад L550 расходится на семь различных ветвей, одна из которых Рюриковичи, в составе которых – 11 князей Российского дворянского собрания, но субклад Захара – это сам основной L550, ни в какие ветви он не попадает. Иначе говоря, родительский к Рюриковичам. Об этом тоже кратко было упомянуто в дискуссии на Хуторе.
 
Как оказалось, профессора Артамонова уже «подготовили» к тому, что я буду говорить о «биологическом происхождении этносов и народностей». Это, конечно, ерунда. ДНК-генеалогия вообще не имеет отношения к вопросам возникновения этносов и народностей, она занимается родами, то есть гаплогруппами, а также гаплотипами. Ни те, ни другие этносы не определяют. Например, у половины этнических русских есть гаплогруппы R1a (со многими субкладами), примерно 14% гаплогруппы N1a1 (тоже со многими субкладами), столько же или чуть меньше гаплогруппы I2a (с десятком субкладов), и еще не менее десятка минорных (по численности) гаплогрупп – R1b, G2a, E1b, I1, J2, T, Н и других, в количестве долей процента.
 
Возникновение этносов и народностей – это скорее социальный процесс, чем ДНК-генеалогия не занимается. Утку о том, что якобы ДНК-генеалогия приравнивает этнос к гаплогруппе запустили уже давно Балановские, подхватил Клейн, за ним – Чубур, Садулаев, Подгайный, Жуков и другие «грамотеи», которые переписывают это друг у друга по кругу. Поскольку они никогда ничего не читали по ДНК-генеалогии, так и продолжают переписывать, хотя, как сказал бы им портье в известном анекдоте – «мсье, ваша дама уже давно ушла».
 
Но профессор Артамонов оказался толковым историком и человеком, и никаких противоречий между нами не возникло. Правда, дискуссии особой тоже не получилось, историк рассказывал об археологических культурах бронзы и железа, ДНК-генеалог – о гаплотипах и гаплогруппах-субкладах на территории современной Российской Федерации, в соседних странах и регионах, об ископаемых ДНК, и как новая информация помогает в понимании взаимоотношений археологических культур. Поскольку информация с одной и другой стороны не противоречила друг другу, и скорее удачно стыковалась, хотя и показывала картину с противоположных сторон, то и дискуссии не было. Оба участника согласились на том, что представителям этих наук надо непременно работать вместе, для получения цельной, консенсусной картины исторических событий.
 
Неизбежно встал вопрос о ДНК-генеалогии русских и украинцев, и все стороны согласились, что эти народы имеют одно и то же происхождение, и одинаковый ДНК-состав. У украинцев и русских по 50% гаплогруппы R1a, у первых несколько меньше гаплогруппы N1a1 (7% и 14%, соответственно, что легко объясняется большей удаленностью украинцев от Урала и Балтики по сравнению с русскими), но несколько больше гаплогруппы I2a (17% и 12%, соответственно, что опять же легко объясняется большей близостью первых к Карпатам и Дунаю, это – южно-славянская гаплогруппа), и у украинцев немного больше «тюркской» гаплогруппы J2 (4.5% по сравнению с 2% у русских). Но это – обычные статистические вариации, которые есть внутри каждого народа.
 
Далее – очередное выступление в передаче День ТВ, о «норманнской теории».
 

 
Поскольку тема продолжает оставаться горячей, и многими рассматривается как отпор русофобам, которые совершенно бестолково отдают первенство скандинавам в происхождении русского народа и его государственности, то число комментариев было намного больше обычной пропорции. Как обычно, в комментариях схлестнулись сторонники «норманнской теории», все без исключения русофобы, что и показывают их комментарии, и их оппоненты, которых можно назвать патриотами. Типичные комментарии русофобов-норманистов: «У ваты бомбит от того что ей кто-то правил», «русские ни на что не способны», и так далее. Русофобская сущность норманнизма показана в недавнем очерке, на этом останавливаться не буду, и так ясно. Не может объективный ученый подыгрывать «теории», в которой за «факты» выдаются интерпретации, имеющие антирусскую направленность. Норманнисты нового поколения теперь завели песню о том, что «норманнизм» теперь другой, не тот, что был раньше, но что-то никто из них не выступил с опровержениями отцов-норманнистов 18-го века. Никто из них не опроверг заявление Иоганна Шумахера, секретаря Петербургской Академии наук (с 1724 года): «Я же, основываясь на свидетельствах, сохраненных шведскими писателями, представляю себе, что русская нация ведет свое начало от скандинавских народов», откуда и пошла «норманнская теория». Да и как, с какими фактами в руках они будут опровергать? Фактов-то у норманнистов нет и никогда не было. Была только русофобская идеология, и ничего больше. Факты привнесла ДНК-генеалогия, и потому норманнисты ее ненавидят.
 
Один из комментариев к ролику был такой – «Вот это да… А я данные из Гнёздова приняла за чистую монету, посчитала, что у них есть данные специфичности стронция в Бирке. Они же не ученые, а МОШЕННИКИ просто, не говоря уже об отсутствии у них элементарного логического мышления». Мой ответ здесь такой, что никак нельзя принимать «данные» норманнистов «за чистую монету», непременно обманут, передернут, подтасуют.
 
Вечером того же дня было выступление на Народном славянском радио на ту же тему, о норманнизме
 

 
Комментарии к ролику были почти все позитивные, норманнизм и норманнистов в России не любят, и правильно, что не любят. Пусть земля горит у них под ногами. Но один комментарий норманниста и тут проскочил. Смотрите сами, русофоб или нет: «А кто такие были славяне? Это варвары. Барбары, люди, которые говорят непонятные вещи, это люди второго сорта, это почти звери. И вот к ним пошли просвещённые мужи…»Так что норманнисты могут повторять сколько угодно, что у них «наука», на самом деле никакой науки у них нет. «Наука» подгоняется под русофобскую идеологию.
 
Но был еще комментарий-вопрос, к норманнизму прямого отношения не имеющий, но показывающий, что люди не в теме исходят из своих соображений «по понятиям», и вгоняют себя в сомнения. Это – нормально, когда это незнание не сопровождается агрессией. На такие вопросы отвечать приятно, понимая, что итогом является приобретение задающим вопрос нового знания. Итак, вопрос, приведу его полностью:
 
Вопрос: “Практическая генеалогия” стр 20. “…произведение kt калибруется по известным генеалогиям и историческим событиям, потом перекрестно проверяется…” Значит ли это, что при вероятных ошибках в датировке исторических событий, при ошибках в датировках захоронений и т.д. мы получим некорректное kt? Не секрет, что датировки разными способами, которые применяют археологи не всегда можно считать на 100% достоверными. А при условии, что все события, привязанные к одному периоду историками при перекрестном датировании будут иметь одинаковую погрешность, будет получено kt прошедшее перекрестную проверку, но не соответствующее объективным показателям? Можно ли подтвердить kt независимыми от исторических датировок методами? Вы неоднократно утверждали, что история – это мнения, но не точная наука. Можно ли опираться на их датировки считая их объективно точными? Тем более, что вы определили, что скорость мутации для каждого гаплотипа разная, что также получено из датировок , представленных историками. А почему она разная, если рассматриваемое исходное “вещество” – участок ДНК и тип копирования, и среда – одни и те же?
 
Здесь вопрос исходит из нескольких ложных положений. Первое – что расчеты (калибровки) датировок в ДНК-генеалогии исходят из археологических датировок. Это – не так, более того, только в редких случаях ДНК-генеалогия использует археологические датировки, и то не для калибровки, а для иллюстрации, что данные ДНК-генеалогии в данном случае согласуются с археологическими датировками. Но такое бывает нечасто, потому, что археологические датировки обычно являются сугубо оценочными. Во многих случаях они стратиграфические, то есть основанные на взаимном расположении культурных слоев и природных пород относительно друг друга, и не могут считаться прямыми датировками. Радиоуглеродный анализ часто страдает от привходящих факторов, и нередко дает значительно отклоняющиеся результаты. Поэтому если в ДНК-генеалогии и принимаются в расчет археологические датировки, то не одна, а параллельно целый ряд их, и при этом анализируется их согласования друг с другом. В любом случае, калибровки констант скоростей мутаций основываются на десятках хронологических показателей, от недавних, в несколько сот лет назад, до древних, в тысячелетия, десятки и сотни тысяч лет назад. Например, снип гаплогруппы A00 образовался по геномным данным 208-236 тысяч лет назад, по «медленным» мутациям в гаплотипах – 217 тысяч лет назад (Klyosov & Kilin, Advances in Anthropology, 2016). Если перейти к относительно недавним датировкам, то общий предок группы из пяти современных ашкеназийских евреев, раввин Горовитц, который, согласно архивным данным, жил в Праге в 1507-1572 гг., то есть 442-507 лет назад, при расчетам по 111-маркерным гаплотипам жил 436 лет назад, по 67-маркерным 466 лет назад, по 37-маркерным 454 лет назад, с соответствующими погрешностями расчетов (см. ссылку выше).
 
И таких примеров много. Общий вывод таков, что никаких оснований сомневаться в калиброванных константах скоростей мутаций нет, тем более неспециалистам, и тем более голословно. Если есть конкретные предложения, давайте, рассмотрим. Но таких пока не поступало, и, что-то мне подсказывает, не поступят. Разве что со стороны специалистов в ДНК-генеалогии, но это и для них потребует многие недели, а то и месяцы, чтобы внести отработанные и обоснованные поправки. Поэтому константы скоростей мутаций и рассчитанные на их основе датировки древних миграций и прочих событий – не «объективно точные», а оптимально приемлемые при существующем уровне знаний. Датировка «большого взрыва», который привел к возникновению наблюдаемой сейчас Вселенной, которая оценивается примерно в 14 миллиардов лет назад, это как – «объективно точная»? Вот так и в ДНК-генеалогии, дело не в точности, а в продвижении наших знаний и в их систематизации.
 
Затем в вопросе – еще дальше от понимания того, о чем вопрос. Скорость мутации для каждого гаплотипа действительно разная, но историки там совершенно не при чем, это я уже пояснил выше. Дело в том, что разные гаплотипы состоят из разного количества маркеров, или локусов, а каждый локус мутирует со своей индивидуальной скоростью мутации. И это потому, что каждый локус копируется с ДНК на ДНК (биологической системой копирования) с разной вероятностью «сбоя». При копировании локуса DYS472 (это – длинная цепь нуклеотидов) сбой совершается в среднем раз в 3 миллиона 125 тысяч лет, а при копировании локуса DYS710 сбой совершается раз в 3400 лет. И так – во всех 111 маркерах, которые обычно используются в протяженных гаплотипах, у каждого – своя константа скорости мутации. Сумма этих скоростей мутаций и равна скорости мутации гаплотипа. У 111-маркерного – это в среднем 0.198 мутаций за 25 лет, у 67-маркерного – 0.12 за 25 лет, у 37-маркерного – 0.09 мутаций за то же время, у 25-маркерного – 0.046 мутаций, у 12-маркерного – 0.02 мутации за 25 лет. Поэтому в поставленном вопросе столько много ошибок, и все «по понятиям» – автор вопроса решила, что в каждом участке ДНК скорость мутации должны быть одинаковой, то есть сбои при копировании происходят в каждом с одинаковой частотой. Нет ничего дальше от правильных представлений. «Среда» там совершенно не при чем. Какая там среда в клеточном ядре?
 
Я столь подробно останавливаюсь на этом вопросе, потому что он характерный для неспециалистов. Мало того, что они рассуждают «по понятиям», они еще не хотят понимать, что в этой области работают профессионалы, с неизмеримо большим опытом работы, чем у неспециалистов. Они могут, конечно, ошибаться, но не настолько, как ничтоже сумняшеся полагает неспециалист.
 
В расписание неожиданно вклинилось приглашение выступить на Политкафе. Я дал согласие, причем с удовольствием. Это дало возможность подвести некоторые итоги биографического и научного характера с подходом к ДНК-генеалогии. Был готов к появлению на выступлении «критиков», и предвкушал, как буду их осаживать, хотя ничего приятного в таком осаживании нет. Что есть – это некоторое омерзение и презрительность по отношению к ним. Они же или ничего не знают даже по элементарным основам ДНК-генеалогии, не говоря о расчетном аппарате и тому, на чем покоятся интерпретации экспериментальных данных, или имеют слабое представление, но это забивается их русофобской идеологией. На самом деле они никакой «критики» и не выдвигают, дело у них сводится к неким мемам, лозунгам, общему агрессивному накату. Ничего конкретного. Поэтому, хотя я и ожидал появления кого-то из них на Политкафе, но прекрасно понимал, что разгром их там будет полный. В итоге, зря ожидал. Никто из них не появился, что совершенно понятно. На что они могли бы рассчитывать?
 
Напротив, оказалось, что ведущий, Сергей Покрышкин, в определенной степени подготовился, что делает ему честь, задавал толковые вопросы, был вполне доброжелателен, и ему удалось создать хорошую атмосферу. Вопросы, хотя были достаточно предсказуемы – а как же иначе? – тоже в основном были толковыми, и позволили поднять целый ряд событий древней истории, которые или неизвестны современным историкам, или получили довольно искаженное отражение в научных трудах и даже в учебниках. И удивляться этому не приходится – у них же не было и пока еще нет аппарата и возможностей ДНК-генеалогии.
 

 

 
Так, историки могут только с неуверенностью предполагать о переходе ариев в Индию, поскольку к тому нет никаких археологических данных. ДНК-генеалогия же четко проследила путь ариев в Индостан через археологические культуры срубную, потаповскую, андроновскую, синташтинскую; показала, что часть ариев прошла с Южного Урала до Алтая, создав пазырыкскую культуру, которая перешла в культуры скифского круга; что другая часть ариев прошла на Ближний Восток, примерно 4 тысячи лет назад, и принесла своих характерные метки в ДНК в арабские страны. Еще одна часть ариев осталась на Русской равнине, и стала предками современных этнических русских, украинцев, белорусов, поляков, что позволяет ввести понятие ариев Средней полосы, наряду со степными и лесостепными ариями. Ничего этого пока нет в исторических науках, и ДНК-генеалогия дает историкам, археологам, антропологам, лингвистам материал для осмысления.
 
Археологическая фатьяновская культура оказалась прямыми предками современных восточных славян, балтийских славян, славян Адриатики и Малой Азии (Пафлагония, Лидия, Троя), венетов, и далее иллирийцев, фракийцев, венедов. Пока это только наброски, но уже с определенными и конкретными экспериментальными данными, которые приглашают историков к осмыслению нового материала. ДНК-генеалогия уже немало лет назад показала, что предки современных европейцев, азиатов, американцев, австралийцев и новозеландцев из Африки не выходили, и сейчас к этому появляется все больше новых данных по изучению палеолитического материала, в первую очередь, в Азии, да и в Европе тоже. ДНК-генеалогия показала, что на Русской равнине не было «древних финнов» (гаплогруппы N), носители этой гаплогруппы прибыли с Урала на южную Балтику и на территорию будущей Финляндию только в конце прошлой эры (балты) и в первой половине I тыс. новой эры (финны). Можно было бы перечислить множество находок ДНК-генеалогии, но за недостатком места отправим читателей к книге «Практическая ДНК-генеалогия для всех» (М., Концептуал, 2018), стр. 224-335.
 

 
В итоге, встреча получилась хорошей, комментарии к ролику были более чем на 95% позитивными, а немногие негативные разберу в отдельной статье. Надо, чтобы дурь их авторов всем была видна. Призовые книги с автографом автора за наиболее удачные вопросы получили две участницы встречи, за вопросы по происхождению венетов и венедов, и по древнейшей истории человека в Сибири. Эти вопросы были наиболее удачными в том, что позволили мне поделиться новыми данными ДНК-генеалогии и их необычными интерпретациями. Посетители не расходились еще более часа после завершения дискуссии, и все прошло замечательно.
 

 
Наверное, вершиной пребывания в Москве на этот раз стало собрание Академии ДНК-генеалогии с награждением наиболее активных членов. Критериями активности была работа по организационному развитию Академии, публикация книг по ДНК-генеалогии и сопряженным вопросам, публикации статей в Вестнике Академии ДНК-генеалогии, выступления с лекциями по ДНК-генеалогии, в частности, проведение встречи с детьми в Ярославле и вовлечение их в рассказы о своих предках, даже с рисованием их генеалогических деревьев, проведение персональных интерпретаций тех, кто сдавал свои образцы на анализ ДНК, и так далее. Награду получили 16 членов Академии, это была медаль «За научный патриотизм»:
 



Вот эти 16 человек:
 
Афанасьев Михаил Николаевич, доктор социологических наук (Москва)
Вотрин Дмитрий Вячеславович (Москва)
Гришин Георгий Николаевич (Москва)
Грот Лидия Павловна, кандидат исторических наук (Луллео, Швеция)
Джурело Леонид Константинович (Тверь)
Максименко Георгий Захарович (Новороссийск)
Меркулов Всеволод Игоревич, кандидат исторических наук (Москва)
Пайор Евгений Викторович (Ярославль)
Пердих Антон, доктор химических наук, профессор (Любляна, Словения)
Попов Борис Иванович (Беларусь)
Рожанский Игорь Львович, кандидат химических наук (Цукуба, Япония)
Рыльщиков Илья Валерьевич (Московская обл.)
Самусев Дмитрий Николаевич (Москва)
Семенов Александр Сергеевич (Москва)
Щербинина Екатерина Викторовна (Воронеж)
Юрковец Валерий Павлович (Ленинградская обл.)
 
Встреча проходила в Парке искусств Музеон, вблизи величественного памятника Петру Великому на Москве-реке. Место тихое и спокойное, приятное для интеллектуального общения, которое и произошло. Награждение медалями до последней минуты держалось в тайне, и сюрприз удался.
 

 

 
На собрании Академии была представлена крупная археологическая находка. По чистой случайности ее нашел выпускник Московской государственной художественно-промышленной Академии (Строгановское высшее училище) С.П. Лосев (на фото выше он слева в нижнем ряду). Находка показывает, что наши предки не лаптем щи хлебали, и были хорошо осведомлены в филогенетике Y-хромосомы. Кто-то вспомнил, что в фильме «Александр Невский» на стягах русского воинства были отчетливо видны знаки I2a, N1a1, R1a, R1b, но Сергей Эйзенштейн, ничего в этом не понимая, просто скопировал их из музейных запасников.
 

Закончу словами, которые я написал несколько лет назад: Вспоминается надрывное выступление Е. Балановской на конференции по карачаево-балкарцам в конце 2014 года: «это трагедия, что слова «ДНК-генеалогия» прозвучали в стенах Академии наук». Что не сделает середнячок от науки, чтобы поставить препятствия на пути нового, прогрессивного научного направления! И крыльями хлопает, и стаю собирает, и заполняет ложью сетевые издания (на другие не тянет), и подметные, доносные письма подписывает, покрывая себя позором, неслыханным в науке со времен тоталитарного общества. Меня позабавила «характеристика», данная Балановской в Президиуме РАН: «так она же божий одуванчик, безобидная старушка, неужели это она так делает?»… Да, она. Вот такие «божьи старушки» отправляли своими доносами сотни и тысячи людей на плаху и в Сибирь. Они думают, что те времена продолжаются. Нет, прошли те времена. С чем нас всех и поздравляю.
 
Завтра 7 июля, День ДНК-генеалогии. С праздником, друзья!
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья