«Варяжские наемники» и «князь как должность». В таких терминах современный историк И.Н. Данилевский излагает рассказ ПВЛ о призвании князя Рюрика. И эти термины обнаруживают, что норманизм в вопросе о древнерусском институте княжеской власти как стоял на отметке историографии XVIII века, так и не сошел с нее. Именно с того времени достоверность русских летописей стала отрицаться: что там русские летописцы, либо врут, либо путают по темноте своей или от желания приврать! У большинства современных норманистов это звучит так: данные летописей – это конструктив новгородских и киевских летописцев XI в., созданный под влиянием разных традиций и конъюнктурных соображений. И.Н. Данилевский говорит о призвании Рюрика как о легенде, о мифе. Но разница-то только в лексических оборотах, а так что в лоб, что по лбу.
 

 
Надо напомнить, относительно толкования того, что прячется за летописным «конструктивом», современные норманисты делятся на два лагеря, как в королевстве лилипутов Свифта: «тупоконечники» и «остроконечники», спорившие, с какого конца разбивать вареные яйца.
 
Первые держатся за образ Рюрика как наемника по договору (вариант теории Общественного договора, XVIII в.). Главными «теоретиками» этого направления являются Е.А. Мельникова и В.Я. Петрухин. Они тиражируют идею приглашения Рюрика с братьями как приглашение защитников на основе договора – ряда. В последние годы по их стопам активно следует Е. Пчелов. Я назвала эту концепцию концепцией «Князя по найму», за что с какого-то времени на меня стали обижаться и говорить, что «по найму» – это у меня неправильное понимание. Но почему же неправильное, если, например, Е.А. Мельникова буквально в одной из своих последних работ пишет: «Заключение договора… между князем-наемником и новгородской знатью превращается со временем в норму…».
 

По представлениям сторонников другого варианта, летописный рассказ о призвании на самом деле скрывал завоевание, завоевательную экспансию норманнов в Восточной Европе – из последних работ, развивающих эту версию, можно назвать работы Пузанова, Стефановича, т.е. сначала якобы было завоевание, а потом – договор. Это – эхо готицистских теорий о германских завоеваниях, принесших Европе монархический строй и государственность.
 
Источников для подтверждения своих концепций нет ни у «тупоконечников», ни у «остроконечников». Источники и теми, и другими заимствуются из западноевропейской истории. Все в соответствии с методикой готицизма, которую я описывала в статьях о норманизме, как отростке шведского политического мифа XVI-XVIII вв., приворовывавшего исторический материал из историй других народов.
 
Общим для всех норманистов является отрицание древнерусского наследного института верховной власти у восточноевропейских славян вообще, и у ильменских славян до призвания Рюрика, в частности. Это – стержень норманизма, его несущая опора, за нее они держатся под любой личиной и в любой форме. Поскольку признай они древность наследных русских правителей, все их норманистские конструкции летят в тартарары.
 
Отрицание древних корней наследного древнерусского института верховной власти составляет основу взглядов и у Данилевского. Правда, его специфической чертой является то, что он умудрился объединить и «тупоконечников», и «остроконечников» норманизма в своей версии рассказа о призвании Рюрика. У него князь ильменских словен – это должность, почти как у Мельниковой «князь-наемник», но любимым «источником» для толкования призвания Рюрика является легенда о призвании англосаксонских наемников бриттами, закончившегося завоеванием Англии и созданием множества королевских династий. Это, могу проинформировать, – любимая историческая «параллель» Стефановича, поборника идеи завоевания Восточной Европы «викингами».
 
Конкретно Сказание о призвании Рюрика преломляется в рассказе Данилевского так. Жители северных регионов – славянские и финно-угорские племена – платили дань варягам, изгнали их, но через некоторое время у них начались выяснения отношений. Чтобы прекратить их, жители северных регионов решают пригласить князя, с чем и отправились за море, к варягам.
 
Здесь Данилевский, отступая от эпического повествования, лаконично напоминает о том, что были такие норманисты и антинорманисты, которые боролись друг с другом. И проворно закругляя краткий историографический экскурс энергическим жестом, заявляет, что норманнская теория стоит вне науки, поскольку никто не может принести государственность извне – это явно его определение норманизма. Определением понятия «государственность» он себя не затрудняет, но в записи на ютубе по этому вопросу слово предоставляется Е.А. Мельниковой – она вводится в фильм в роли основного эксперта по генезису российской государственности. И Мельникова ясно-понятно объясняет, что в Западной и в Восточной Европе этого периода шли одинаковые процессы. Викинги-скандинавы выступали завоевателями во Франции и на Британских островах и, тем самым, участвовали в политических процессах и «ускоряли» процессы создания государственности в странах Западной Европы.
 
А в Восточной Европе, постулирует Мельникова, викинги освоили Волжско-Балтийский путь и взяли под контроль торговлю, что ускорило процессы консолидации и привело к созданию Древнерусского государства. Древнерусская знать – из скандинавских пришельцев – этот тезис Мельниковой как раз особенно важен Данилевскому в контексте его рассуждений о том, кто были князья Рюрик с братьями.
 
С точки зрения исторической науки все это бесплодное умствование, идущее вразрез с фактами. Исторические и политические ситуации в Восточной и Западной Европе рассматриваемого периода были различны, развивались под влиянием различных факторов и должны исследоваться, исходя из своей специфики. Трактовка Мельниковой – это тот же XVIII век, законсервировавшийся в советской науке благодаря Марксу, который однажды имел смелость заявить, что завоевательные походы первых Рюриковичей и их завоевательская организация ни в чём не отличались от норманнов в других частях Европы. И вот российская наука уже которое столетие крутится вокруг этой точки преткновения, как пригвожденная: ни шагу вперед.
 
Именно эту трактовку преподносит Данилевский в своих лекциях, если судить по рекомендованной литературе в программе его учебного курса «История российской государственности» (Высшая школа экономики, для студентов 2-ого курса).
 

Раздел 2. Держава Рюриковичей: характеристика государственного образования.
 
Древнейшие институты власти восточных славян: вече, князь, дружина. Летописная легенда о призвании варягов. Споры «норманистов» и «антинорманистов». Киевский князь и дружина. «Окняжение» русских земель. Историографические дискуссии об особенностях социально-политического устройства Киевской Руси.
 
Литература к разделу 2.
 
Основная:
1. Горский А.А., Кучкин В.А., Лукин П.В., Стефанович П.С. Древняя Русь: очерки политического и социального строя. М., 2008.
2. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.): Курс лекций: Учебное пособие для студентов вузов. М., 1999.
3. Правящая элита Русского государства IX – начала XVIII в.: Очерки истории / Отв. ред. А.П. Павлов. 2004. С. 10-63.
 
Дополнительная:
1. Мельникова Е.А. Древняя Русь и Скандинавия: Избранные труды. М., 2011. С. 15-130.
2. Назаренко А.В. Древняя Русь и славяне (историко-филологические исследования). М., 2009. С. 7-113.
3. Петрухин В.Я. Древняя Русь: Народ. Князья. Религия // Из истории русской культуры. Т. 1. (Древняя Русь). М., 2000.

 
Стефанович, Мельникова, Петрухин – весь норманистский бомонд! А как же Данилевский продекларировал, что норманизм вне науки?! Здесь позвольте напомнить, что как раз в связи с празднованием юбилея российской государственности норманисты стали провозглашать себя единственно правильным учением и заявлять, что норманнский вопрос давно перестал «обсуждаться в профессиональных научных кругах» и что проблему «о роли варягов, выходцев из Скандинавии» к началу XXI в. можно считать решенной в рамках академической науки. Так что Мельникова, Петрухин, Стефанович и др. их норманистские единомышленники – теперь не норманисты. Они теперь единственно правильное учение в рамках академической науки, представители которого окончательно и бесповоротно решили в своем узком кругу, что варяги, включая Рюрика – выходцы из Скандинавии. А что, разве они когда-нибудь говорили что-то другое? Или предъявляли исторически верифицируемые факты? Нет, фактов за норманистскими заявлениями как не было, так и нет.
 
А помощь такой решительной смене дирекции оказал, безусловно, так называемый «антинорманизм» советского времени. Советские историки прокламировали борьбу с норманизмом и клеймили его как буржуазную антинауку, отказывавшую восточноевропейским славянам в способности создать государственность. Но при этом советскими учеными разъяснялось (куда же им было деваться от Маркса?!), что «признание скандинавского происхождения династии русских князей или наличия норманнов-варягов на Руси, их активной роли в жизни и деятельности древнерусских дружин отнюдь еще не является норманизмом» (Мавродин В.В. Образование Древнерусского государства и формирование древнерусской народности. М., 1971).
 
Да нет, именно это и является стопроцентным норманизмом – порождением шведского политического мифа, созданного с целью доказать историческое право шведской короны колонизовать русские земли в ходе событий Смутного времени. Именно это декларирует Мельникова и другие современные норманисты. И оговорки типа: ну, что вы, что вы, разве ж мы утверждаем, что государственность славянам принесли извне германцы?! Она у них как-то сама завелась. А от германцев-скандинавов так, разве что по мелочи: династия Рюриковичей и древнерусская знать, освоение викингами-скандинавами Волжско-Балтийского пути, ну и разумеется, консолидация, которая стала основой Древнерусского государства. А так, кто про славян что худое говорит?
 
Так вот, про славян и Данилевского. Объявив норманизм стоящим вне науки, такого же решительного заявления по поводу антинорманизма Данилевский не сделал. Но то, что он думает по этому поводу, так или иначе выясняется, но несколько позднее. Продолжая выступать в роли прогрессиста, Данилевский раскрывает свою мысль так: славянские и финно-угорские племена искали князя, значит, была уже такая должность, был такой институт как «князь». Поэтому варяжские князья – варяжские наемники приглашаются не как-нибудь, а на должность князя. Летописное: «Да поидѣте княжить и володѣти нами», что означает: «Приходите осуществлять княжеские, т.е. административно-военные и сакральные функции», Данилевский передает по-простецки: «Приходите и владейте нами». Типично для норманистов: так обкарнать, так обузить предельно сжатые, но выразительные фразы летописи, рисующие картину призвания князя Рюрика!
 
А что у него перед призванием? Какие «жители северных регионов», какие «выяснения отношений»? Это что, коммунальная квартира советских времен, «Воронья слободка» из «Золотого теленка»? В летописи говорится о княженье словен, т.е. о конкретной форме этнополитической организации, объединявшей ильменских словен, русь (обратите внимание, что в летописи упоминается и приильменская русь!), чудь, кривичей, а не о каких-то жителях, словно позаимствованных из объявления жилтоварищества. Что это за полития – летописные княженья – у норманистов вы разъяснения не найдете. В советское время предпринимались попытки соединить сведения летописи о княжениях с норманистскими утопиями, но ничего из этого не вышло – институт наследных правителей стоял поперек пути и в норманистские мифы не влезал. Теперь и подавно подавляющее большинство сотрудников вузовско-академической системы заниматься этим не будет.
 
Соответственно, и у Данилевского «князь» – это не титул наследного правителя, как король, например, а должность, вроде как по штатному расписанию в «институте». Тем самым историк Данилевский обнаруживает вопиющую некомпетентность по вопросу о наследных правителях в архаичных обществах. Но он на этой неудобной теме и не задерживается, а довольно быстро сворачивает на любимую норманистами формулировку вопроса: кто были Рюрик и его братья по национальности? Вот тут-то из ответа Данилевского проясняется и его отношение к антинорманизму.
 
— Михаил Васильевич Ломоносов, — напоминает Данилевский, — считал, что Рюрик был славянин, из прибалтийских славян. Но выяснять, кто Рюрик был по национальности, также неплодотворно, как выяснять видовую принадлежность свиньи в басне Крылова «Свинья под дубом». Рюрик — это легенда, объявляет Данилевский.
 
Таким образом, «герменевтикой» Данилевского Сказание о призвании варяжских братьев приравнивается к басне: что Рюрик с братьями, что «Свинья под дубом» – все произвол художественной фантазии. Для любого человека, имеющего хоть самое смутное представление об источниковедении, подобный пассаж – явная нелепица, недостойная и полного дилетанта. Однако заметим, что идея о славянском происхождении Рюрика Данилевским фактически осмеивается. Не отрицается, нет, но представляется чем-то курьезным, недостойным научного осмысления. И тут же ненавязчиво предлагается «параллель» самого бесспорного исторического качества.
 
Чтобы показать, что легенды – дело обычное в истории других народов, Данилевский приводит такой пример. По его сведениям, голландские школьники начинают свою историю с того, что к ним в 862 году пришел конунг Рюрик и основал у них государство.
 
Легенды! — умиротворенно восклицает Данилевский. А за этим так и слышится продолжение: вот ведь живут же люди с такими легендами, и никто не комплексует. «Комплексование» – это дежурный аргумент норманистов против всех, кто указывает на то, что норманистские построения не выдерживают проверки фактами и идут вразрез с источниками. Мелькает это выражение и у Данилевского.
 
Так что там с «легендой» о конунге Рюрике – основоположнике «голландской» государственности? Не знаю, какой баснописец является сочинителем этой легенды, но, судя по всему, она вряд ли дошла до «голландских» школьников, поскольку их история традиционно начинается с римского времени.
 
А вот у Шлецера находим высказывание, которое могло послужить спусковым механизмом для создания «легенды»: «В 862 г. один норман по имени Рурик утвердился на некоторое время в Голландии» (Шлёцер А.Л. Нестор. С. 272). Вопрос с формулировкой государственности, как уже было отмечено, у Данилевского не прояснен. Но о деяниях самого «конунга Рюрика» имеется достаточно сведений в любой рядовой справочной литературе, в соответствии с которыми датский викинг Рорик во второй половине IX в. управлял большей частью Фрисландии на правах ленного владения. В 841 году Рорик вместе с братом Харальдом получил Дорестад как лен, а в дальнейшем ленное владение удалось расширить и за счет прилегающих земель. В 870 году лен Рорика был поделен в соответствии с Мерсенским договором, и от 873 года мы имеем сведение о том, что Рорик приносил присягу верности Людовику Немецкому, после чего мы известий о данном лице не имеем. И где же здесь «голландская государственность»? А сам Рорик – наш хороший знакомец. Это его часть норманистов усиленно навязывает нам в качестве летописного Рюрика. И вот он уже голландский «основоположник»? Однако!
 
Но вернемся к древнерусской истории и заявлению Данилевского о том, что Рюрик – это легенда, полет фантазии, «Свинья под дубом». И что же делать в таком случае историкам, как изучать начальный период древнерусской истории? По убеждению Данилевского, следует обратиться к изучению западноевропейских источников, поскольку там отыскиваются нужные параллели.
 
В принципе, сравнительный исторический анализ всегда оправдан, но все зависит от выбора параллелей. Примеров с призваниями правителя со стороны на опустевший престол в западноевропейской истории, действительно, сколько угодно. Я приводила их во множестве в моих статьях.
 
Какие параллели приводит Данилевский? Обращается он к примеру первого римского императора Гая Юлия Цезаря Августа (63 г. до н.э. – 14 г. н.э.), который стал членом рода Юлиев благодаря матрилатеральной традиции, будучи внучатым племянником Юлия Цезаря со стороны его сестры и сыном его племянницы, и по завещанию был усыновлен Юлием Цезарем? Нет! Но, может, он обращается к примеру германского короля Конрада I (911-918), которого призвали на опустевший престол как внука своего деда по матери (внука императора Арнульфа от его дочери)? Ни в коем случае! Тогда, может, он рассказывает о призванном «со стороны» Генрихе Плантагенете, который получил королевский трон Англии как внук умершего без мужских наследников Генриха I? Или о многочисленных призваниях потомства шведских принцесс (равно как и принцесс из других скандинавских стран), отданных замуж в другие страны? Нет, нет и нет! Никогда ни один норманист (а Данилевский – ортодоксальный норманист, это совершенно отчетливо проступает во всех его рассуждениях) не коснется вопроса междинастийных связей, говоря о призвании Рюрика! По части параллелей есть путь, указанный Шлецером, по нему и следуют российские норманисты.
 
Шлецер указал на пример британцев, призвавших народ саксонский как защитников, и с тех пор этот пример, как щепка в талой воде, крутится в работах всех норманистов. Естественно, это первейшая параллель и для Данилевского. Русские предания исследовать не надо, а вот посмотрим, предлагает Данилевский, что сказано о приглашении саксов у Видукинда еще за 100 лет до ПВЛ, и далее он очень вольно пересказывает фразу из «Деяний саксов», прибавляя от себя к описанию земли как великой и плодородной слова о том, что порядка в ней нет: «Но нет в ней порядка, – говорит Данилевский, – приходите и владейте нами», и тем самым грубо искажает источник.
 
Хорошо известно, что рассказ Видукинда совершенно однозначно касался приглашения на службу англосаксонских наемников, военных отрядов, а не князей, как в ПВЛ. Приглашают их не для урегулирования внутренних беспорядков, а для сражения с внешними врагами, с захватчиками с севера. С командирами наемников Хенгистом и Хорсой вел переговоры верховный правитель бриттов, король Вортигерн, т.е. престол у бриттов не пустовал. В этом контексте свободное переиначивание Данилевским источника – «приходите и владейте нами» – звучит просто чудовищно. С какой стати верховный правитель будет заявлять своему наемнику: «Приходи и владей мной!» Да такого короля народ палками с престола сгонит и будет прав. Зачем же Данилевский демонстрирует ущербную неспособность читать источник? Объяснение может быть только одно: подтягивать эпизод из английской истории как «параллель» для призвания Рюрика – единственная возможность удержать на плаву норманизм, за который его ревнители цепляются, невзирая ни на что.
 
Но продолжим следить за развитием концепции Данилевского относительно летописных князей. Отдохнув мыслями на Западе, Данилевский предлагает обратиться на юг, поскольку там есть своя история, там тоже есть три брата, но у полян. Эта легенда, подчеркивает Данилевский, рассказывается в той части летописи, которая даже не датирована. Три брата Кий, Щек, Хорив и сестра их Лыбедь построили городок и назвали его по имени старшего брата Киевом. Но интересно не это, а интересно другое, продолжает Данилевский. После смерти братьев с полян стали брать дань хазары. Через некоторое время в Киеве появляются варяги Аскольд и Дир, и когда они спросили, чей это городок, то им очень интересно ответили: были у нас три брата Кий, Щек и Хорив, а после их смерти мы платим дань «по роду их хазарам». Т.е. Кий, Щек и Хорив, – комментирует летописную фразу Данилевский, – для летописца посторонние люди, не славяне. Вот что, оказывается, самое интересное для Данилевского, то что Кий, Щек и Хорив – не славяне.
 
Здесь сразу следует обратить внимание на то, что фраза из ПВЛ Данилевским искажена. Слова летописи звучат так: «Была суть 3 братья, Кий, Щек, Хорив, иже сдѣлаша градоко сь, и изгибоша, и мы сѣдимъ, родъ их, платяче дань козаромъ» (ПВЛ. Подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д.С. Лихачева. Под редакцией В.П. Адриановой-Перетц. 3-е издание. СПб., 2007. С. 13). В переводе текста: «…а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хозарам» (Там же. С. 149). Зачем «историк-источниковед» Данилевский искажает текст летописи? Попробуем разобраться.
 
Если мы посмотрим, о чем летописец рассказывает перед этим, то узнаем, что Кий и его братья были основателями новой династии, объединившей несколько отдельных княжений, которые до этого имели своих отдельных местных князей: «Полем же жившемъ особѣ и володѣющемъ роды своими… живяху кождо съ своимъ родомъ и на своихъ мѣстѣхъ, владѣюще кождо родомъ своим. И быша 3 братья: единому имя Кий, а другому Щекъ, а третьему Хоривъ, и сестра ихъ Лыбедь … И по сихъ братьи держати почаша родъ ихъ княженье в поляхъ… » (Там же. С. 11).
 
Для полной ясности дополним еще сведениями из НIЛ: «… И сѣдяше Кыи на горъ, …и бъ с родомъ своим… И сотвориша градокъ, во имя брата своего старѣишаго и наркоша имя Кыевъ… Поляне и до сего дне от них же суть кыянъ…» (Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М., Л., 1950. С. 105).
 
На мой взгляд, картина достаточно ясна (подробнее см. здесь): общность по имени Поляне в начале описываемого времени сохраняла единое имя, но жила раздробленно, в виде многих отдельных владений, каждое со своим князем во главе. Князь по имени Кий сумел объединить их и встал во главе нового объединения – княженья всех полян, сделался верховным правителем, в силу чего поляне стали называться и кияне. Традиция – старинная, известная: название общности по имени правителя, её создавшего. Династия Киевичей правила какое-то время, но не все её представители были также сильны как Кий: «… По сихъ же лѣтѣхъ, по смерти братьѣ сея быша обидимы древлями инѣми околними. И наидоща я козарѣ, сѣдящая на горах сихъ в лѣсѣхъ, и рѣша козари: «Платите намъ дань». Съдумавше же поляне и вдаша от дыма мечъ, и несоша козари ко князю своему… владѣють бо козары русьскии князи и до днешнего дне» (ПВЛ. С. 12).
 
И здесь все понятно: в какой-то период Киевичам стало трудно противостоять нападкам соседей – «древлянам и иным окрестным», и когда усилившиеся хазары подошли к их владениям или нашли их, по-прежнему, укрывающихся на своих горах и в лесах, то предложили им перейти «под их руку» – платить дань и получать защиту, и поляне согласились, но не безропотно: прислали в виде дани меч. Можно предположить, что символизм присланной дани сыграл свою роль, и какую-то самостоятельность поляне сохранили. Произойти урегулирование отношений между княжеским родом полян и хазарскими князьями могло только обычным для междинастийных традиций образом: на основе породнения через установление брачных отношений. Раз дань отсылалась хазарам, это означало, что в хазарско-полянских отношениях старший владельческий престол или старшинство в роде перешло к хазарским князьям, бывших, наверняка, по материнской линии потомством полянских княжен.
 
Нелишне еще раз вспомнить, что принадлежность к правящему роду даже для завоевателей должна была оформляться на основе родовых традиций: завоеватель Роллон мог стать герцогом нормандским благодаря браку с особой правящего королевского рода; англосаксонский наемник Хенгист, чтобы стать легитимным правителем, должен был породниться с королем бриттов Вортигерном, выдав за него свою дочь Ровену. Реальная власть, приобретённая силой оружия, была у Хенгиста в руках, оставалось придать ей статус легитимной традиционной власти (подробнее см. здесь).
 
Поэтические воспоминания о брачных союзах хазарских правителей и князей полян нашли отзвук в образе молодого хазарского хана Ратмира из поэмы А.С. Пушкина «Руслан и Людмила», прибывшего в Киев свататься за княжну Людмилу: память о традициях брачных союзов долго хранились в преданиях. Междинастийными связями, наверняка, были охвачены как большинство летописных княжений, так и политии за их пределами. Отсюда и размышления представителей княженья словен – брать кандидата в свои князья «или от нас, или от казар, или от полян, или от дунайчев, или от варяг».
 
Таким образом, верховная княжеская власть у полян в течении некоего времени находилась у хазарских правителей, у упомянутых «Ратмиров». С приходом Аскольда и Дира ситуация изменилась. Братья были, очевидно, признаны более сильными кандидатами: «Асколдъ же и Диръ остаста въ градѣ семь…», благодаря чему «многи варяги съвокуписта…» (о варягах-ободритах см. замечательную статью Андрея Пауля), и Аскольд стал князем в Киеве. Упоминание смерти (убийства болгарами) его сына в Никоновской летописи (864 г.) говорит о том, что вокняжение Аскольда было, скорее всего, оформлено браком с местной княжной и рождением у них сына. Данные летописного рассказа об Аскольде и Дире дополняются сведениями польского историка ХV в. Яна Длугоша (1415-1480), который имел в своем распоряжении русские летописные своды, утерянные впоследствии, и сообщал следующее: «…после смерти Кия, Щека и Корева, их сыновья и потомки, наследуя по прямой линии, княжили у русских много лет, пока такого рода наследование не привело к двум родным братьям – Оскальду и Диру». В этом известии многие учёные видели утверждение того, что Аскольд и Дир принадлежали к роду Кия, хотя у Длугоша об этом не говорится. Длугош написал: «наследование привело», а наследование может перейти лицу/лицам и в соответствии с матрилатеральной традицией, основными формами которой является либо рождение от княжны/принцессы, либо брак с княжной/принцессой.
 
Но понятие «матрилатеральная традиция» применительно к древнерусской истории не обсуждается «в профессиональных научных кругах» и «в рамках академической науки», ее сотрудники не обременяют себя изучением вопроса о том, как функционировали междинастийные связи в летописных княжениях. Поэтому и Данилевский, заправски передернув летописные сведения, выдал крапленый вывод: «Кий, Щек и Хорив – люди посторонние, не славяне», – начинает в качестве доказательств пережевывать «этимологию» имен полянских князей. И хотите верьте, хотите нет, но действительно предъявляет «неславянские» этимологии трех полянских братьев! Для Кия больше всего подходят иранские этимологии, для Щека – тюркские, а Хорив явился с того библейского плоскогорья, восточный склон которого назывался Синаем. И это не славянское имя, – торжественно заключает Данилевский.
 
Вот такой ирано-тюрко-синайский интернационал предлагается как эрзац анализа истории династии Киевичей в лекции «историка-источниковеда» Данилевского. Объясняет это как-нибудь проблемы древнерусского политогенеза, возникновение древнерусского института княжеской власти? На мой взгляд, ни в малой степени! Более того, кажется, что эти вопросы и не ставятся Данилевским. Поскольку «самое интересное» для него – это доказать, что к управлению древнерусскими княжениями имел отношение кто угодно, только не славяне. А метод доказательств – еще со времен блаженной памяти Иоанна Магнуса: манипулирование именами исторических лиц нужным образом и, пожалуйте – вышивай по этой канве любую историческую картину!
 
Вернемся к вопросу о том, зачем Данилевский «подправил» летописные слова «и мы сѣдимъ, родъ их…» на собственный вымысел «по роду их хазарам»? Теперь его задача проступает отчетливо: совершив эту подмену, он легким движением руки попытался превратить Кия с братьями в хазар, в иноземцев, которые правили славянами.
 
Вот видите, — убеждает Данилевский слушателей, — и на юге, и на севере ходили легенды о правителях, которые по именам оказываются иноплеменниками! О северных же «иноплеменниках» без обиняков разъясняется Мельниковой: «Договор с Рюриком… заложил основы для возникновения раннегосударственных структур, в первую очередь института центральной власти, ведущую роль в осуществлении которой играли скандинавы… Рюрик был не единственным вождем викингских отрядов… наиболее важным для формирования Древнерусского государства стало вокняжение… в Киеве еще одного выходца с Севера… Олега (в начале статьи называется «скандинавским вождем Олегом» – Л.Г.) …Олег объединил северный и среднеднепровский центры государственности и тем самым заложил основы Древнерусского государства… Главным стимулом освоения Днепровского пути была возможность сбыта полученных с подчиненных славянских племен даней в Византии…» (Мельникова Е.А. Возникновение Древнерусского государства и скандинавские политические образования в Западной Европе (сравнительно-типологический аспект) // Сложение русской государственности в контексте раннесредневековой истории Старого света. СПб., 2009. С. 96-97).
 
Вот вам и отмежевание от норманизма, вот вам и последнее слово от вузовско-академической системы! В свое время еще И.И. Первольф, прекрасный знаток истории славянских и германских народов, не скрывая насмешки, констатировал: «Все делали на Руси скандинавские норманны: они воевали, грабили, издавали законы, а те несчастные словене, кривичи, северяне, вятичи, поляне, древляне только и делали, что платили дань, умыкали жен, играли на гуслях, плясали и с пением ходили за плугом, если не жили совсем по-скотски» (Цит. по: Фомин В.В. Варяги и Варяжская Русь. М., 2005. С. 124).
 
Изменилось что-нибудь в норманистских взглядах на начала древнерусской истории? Судя по тому, что мы читаем у Мельниковой и слышим в лекциях Данилевского, нет. Славяне, по-прежнему, плательщики дани, а по «руководящим вопросам», по-прежнему, «иноплеменная знать». Даже примеры в подкрепление своих конструктивов приводятся те же самые, что приводил еще Миллер: англы – пришлые в Англии, а болгары – пришлые в Болгарии. Но по части этих примеров в лекциях Данилевского внесены корректировки. Миллер рассуждал о том, что название Англии принесли пришлые англы, а название Болгарии принесли пришлые волжские булгары. У Данилевского место носителей имени со стороны подменяется носителями власти со стороны.
 
— И знаете, это было очень удобно, — уверяет Данилевский. — Правители-иноплеменники — это как раз то, что было нужно, поскольку они не стали бы тянуть одеяло на себя.
 
Подобные представления о природе управления обществом в раннеполитических системах я оставляю без комментариев в силу их полной ущербности. Отмечу только (и в который раз!) передергивание фактов и в этом случае. Примеры из английской истории или истории Болгарии были обусловлены обширными миграциями различных этнических групп как из Восточной Европы на запад, в частности, на Балканы, так и с европейского континента – на Британские острова.
 
Как известно, норманисты и по поводу древнерусской истории пытались более 200 лет уверять, что в Восточную Европу также шли потоки не то колонистов, не то дружин. Но все это, по словам А.А. Клёсова, лопнуло как мыльный пузырь под влиянием новых научных данных, конкретно, под влиянием исследований в области ДНК-генеалогии. Результаты этих исследований показали, что скандинавский субклад Z284 не обнаружен ни в Белоруссии (Полоцкое княжество), ни на Украине (Киев – мати городов русских). По России А.А. Клёсов любезно предоставил мне данные, согласно которым в списке из более чем 4000 гаплотипов R1a, из которых 1025 гаплотипов составляют скандинавский субклад Z284, есть всего три гаплотипа из России, и их обладатели – Казанцев из Перми, Колесов и Глебов из Казани, ни сном, ни духом не ведают, что их предки из Скандинавии. Самые далекие предки по мужской линии, им известные, родились, соответственно, в 1828, 1874 и 1800 гг. Полагать, что их предки относились к скандинавской знати каких-то отдаленных времен, нет никаких оснований.
 
А в указанное время, т.е. в XIX веке, в российские города приезжали выходцы из многих европейских стран, в том числе, и из Швеции. Часть из них оставалась в России, заводила семьи. Я когда-то принимала участие в конференции, посвященной архитектору Александру Витбергу, отец которого, шведский бюргер переехал в Россию в 1779 году и остался здесь навсегда. Александр Витберг принял православие, дважды был женат, имел многочисленное потомство. Так что с XIX века в России вполне могло быть какое-то количество выходцев из стран Скандинавского полуострова, но никаких миграций из скандинавских стран в Восточную Европу в средневековый период не было – все это фикция, блеф, басня, питающаяся паданцами шведского политического мифа XVI-XVIII вв. и перекрывающая путь новым научным достижениям.
 
Учитывается ДНК-генеалогия у норманистов? Ни в малой степени! Кто такие славяне у Данилевского или у Мельниковой? Это «племена», расселявшиеся в Восточной Европе не ранее VII-VIII вв. А ДНК-генеалогия дает нам картину расселения предков русских с III тыс. до н.э., которые в числе носителей гаплогруппы R1a примерно 4800-4600 лет назад передвинулись с Балкан на Среднерусскую равнину. Примерно 4500 лет назад часть их как легендарные арии (ветвь R1a – L342.2) ушла на юг, но после ухода ариев в Восточной Европе осталась ветвь гаплогруппы R1a – Z280, т.е. центрально-евразийская ветвь R1a, к которой относится большинство современных этнических русских. Вот с этого периода, с глубины III тысячелетия до н.э. и должно начинаться изучение древнерусской истории, древнерусского политогенеза, древнерусского института наследных правителей, их имен и всей древнерусской культуры в целом. Именам Кия, Щека, Хорива, а также Рюрика, Олега, Игоря и другим летописным именам следует искать соответствия в ведийских и авестийских источниках – они рождались в одной колыбели, в Восточной Европе, где арии и русы долгое время находились в границах одной культурно-языковой общности. Родство культурных истоков, сходство языка у древних русов и ариев прекрасно показаны в работах А.Е. Федорова и А.В. Рачинского, опубликованных на Переформате (ссылка 1, ссылка 2).
 
Изучение начал древнерусской истории требует сравнительного анализа и исторических параллелей именно такого качества для того, чтобы история древних русов – насельников в Восточной Европе – предстала перед нами во всей полноте. Но пока в этом направлении работают отдельные энтузиасты, а подавляющее большинство сотрудников вузовско-академической системы держится за норманистский миф об «иноплеменной знати» – кальке с миграционных процессов в западноевропейской истории средневекового периода. И дело здесь не только в научной немощности норманистов, как названных, так и не названных здесь. Беда в том, что шведский политический миф за длительное время своего существования пропитал российскую историческую мысль от самых ее руководящих вершин.
 
Вот достаточно иллюстративный пример. Осенью прошлого года шло обсуждение концепции единого учебника истории для школ, рабочая версия которого (Стандарт единого учебника истории) открывалась фразой: Начало русской истории связано с тем, что славянские и финские племена объединились и призвали варяжскую (скандинавскую) династию Рюриковичей. Историкам, понимавшим всю антинаучность этого тезиса, удалось консолидироваться и добиться того, чтобы слово «скандинавская» убрали, хотя за него боролся лично академик А.О. Чубарьян (ИВИ РАН). Аргументация последнего на Совете Российского Исторического общества от 30 октября звучала так: «Мы придавали большое значение тому, что российская история – это часть мировой истории. При освещении происхождения Древнерусского государства подчёркнуто, что процессы, которые раскалывали наше общество на норманистов и антинорманистов (слава богу, это ушло в прошлое), что эти же процессы происходили не только у нас. Эти викинги и норманны, они шли не только в Россию, но и в Англию. Они содействовали образованию и государств Западной Европы».
 
Как видите, нынешние руководители российской исторической науки убеждены, что наследие шведского политического мифа – это единственное, что делает русскую историю частью мировой истории. Если кто-то из вас, уважаемые читатели, полагал, что русское государство, русская культура являются неотъемлемой частью мировой истории в силу совершенно объективных причин, то это – «квасное» заблуждение. Русскую историю надо построить в одну шеренгу с «викингами» (тоже скандинавский конструктив, как я показывала в ряде моих статей), втиснуть ее в политический миф о германских завоеваниях, якобы создавших всю европейскую государственность, только тогда русская история, по убеждению ответственных за ее развитие руководителей, может получить свое место в мировой истории.
 
Усугубляет подобное отношение к изучению начального периода русской истории и такое наследие шведского политического мифа, как рудбекианистская изначально идея о «коренных» финно-уграх и «пришлых» славянах (то бишь русских). Воцарение этой идеи в советской науке привело к результатам, которые одна из моих коллег, специалист по этногенезу и истории уральских финно-угров и преподаватель вуза в республике со своей титульной нацией, охарактеризовала так: к концу 80-х годов принижение русской истории и культуры в сравнении со всеми, даже самыми малыми народами тогда еще существовавшего Советского Союза принимало черты какого-то абсолютного самоуничижения.
 
Результат вполне естественный, поскольку Рудбеком и его последователями с помощью выдуманной истории предков шведов как раз и конструировались политические технологии, нацеленные на вытеснение русских из исторической жизни Восточной Европы, что мы и имеем на сегодняшний день. Причем проявляется это не только в теоретических исследованиях по древнерусской истории, но и в общественно-политической мысли, вообще в политике, когда возникает необходимость ссылаться на русскую историю, на историческое право русских.
 
Яркий пример тому – реакция различных сил российского общества на возврат Крыма России. В очень интересной статье Алексея Шестакова «Почему русские считают Крым своим?» приводятся мнения таких начетчиков, мгновенно подсчитавших, что Крым – это земля на 1% русская, а на 99% какая угодно, только не русская. Что если не та же самая мысль отразилась в историографических построениях Данилевского относительно династии Киевичей: они какие угодно, только не славяне. Рудбек в своем историческом конструировании иногда писал славяно-руссы, но норманисты настолько запутались с манипулированием имени русов, что под их влиянием имя русов везде заменялось на имя славян. Если же такую подмену не делать, то можно увидеть, что имя русов появляется у Тавриды и на Черном море ранее имен всех других народов, известных на сегодня в регионе Черного моря. Современные потомки древних русов в Восточной Европе – это, естественно, русские, украинцы и белорусы.
 
Но кроме истории народов есть еще и история государства, т.е. той организации власти, которая способна, в том числе, защищать и территориальные границы государствообразующего народа. В XVIII в. государством, вернувшим потомкам русов Тавриду-Крым и древнее право совершать морские походы по Черному (Русскому) морю, была Российская империя, в которой государствообразующим народом были русские. Поэтому Крым вошел в русское национальное сознание как русская земля, а образ Тавриды стал неотъемлемой частью русской культуры. И не пришлось бы сейчас все это объяснять, если бы западноевропейские политические мифы и утопии с XVIII в. не погребли под собой начальные тысячелетия древнерусской истории.
 
Отторгнутые тысячелетия истории древних русов отнимают возможность выстроить национальную русскую историю от ее истоков, отсутствие цельной концепции национальной истории препятствует формулировке национальной идеи и воспитанию национального самосознания. И работы норманистов, типичным представителем которых является И. Данилевский, тому явно не в помощь.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

33 комментария: Тупоконечники и остроконечники об истории Руси

  • V. M. говорит:

    >> …Данилевский приводит такой пример. По его сведениям, голландские школьники начинают свою историю с того, что к ним в 862 году пришел конунг Рюрик и основал у них государство.
     
    Норманисты просто стараются держать нос по ветру. В 2010 году был Год России во Франции и Франции в России, так норманисты вроде Горского пели про параллели между Древней Русью и Нормандией и про «русь от рода франков». 2013 год был объявлен Годом России в Королевстве Нидерландов и Годом Нидерландов в России. Вот Вам и сюжет для Данилевского! Как всё это называется?..
     
    Давно уже читал книгу Данилевского «Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.)» (1998), но с тех пор, пожалуй, не встречал ничего ниже по уровню в той среде историков, которую принято считать профессиональной. Я бы не уделял ему столько внимания. Такие как Данилевский не остаются в историографии.

    • Liddy Groth говорит:

      Полностью согласна с Вашими сопоставлениями. Когда-то давно, в советские времена, большой успех получил польский полудокументальный фильм «Все на продажу» о жизни творческой интеллигенции. Название фильма вполне можно перенести на некоторые фигуры в сфере современной исторической мысли.

  • СергейС говорит:

    >> Современные потомки древних русов в Восточной Европе – это, естественно, русские, украинцы и белорусы. Но кроме истории народов есть еще и история государства, т.е. той организации власти, которая способна, в том числе, защищать и территориальные границы государствообразующего народа. В XVIII в. государством, вернувшим потомкам русов Тавриду-Крым и древнее право совершать морские походы по Черному (Русскому) морю, была Российская империя, в которой государствообразующим народом были русские.
     
    В 1954 году государствообразующий народ СССР передал Крымскую область из состава РСФСР в состав УССР. Правда, один представитель государствообразующего народа – первый секретарь Крымского обкома КПСС Павел Титов, выступил против передачи области в состав Украинской ССР, за что был снят с должности и отправлен в Москву на должность заместителя министра сельского хозяйства РСФСР. В составе советской Украины Крымская область находилась в 1954-1991 гг., в 1991-м была по результатам референдума восстановлена Крымская АССР, в 1992-м автономия подписала договор с Украиной.
     
    В марте 2014 года государствообразующий народ России решил, что современные потомки древних русов в Восточной Европе – украинцы – менее достойны такого наследства как Крым. То ли потому, что в силу исторически сложившихся обстоятельств они перестали называться русскими и поэтому перестали быть государствообразующим народом? То ли потому, что показались слабаками, и не важно, что братья? А может, действительно государство, т.е. организация власти, вспомнило славное историческое прошлое, и решило восстановить права наследства?
     
    После передачи Крыма обратно в состав России Министерством обороны РФ 22 марта 2014 была учреждена медаль «За возвращение Крыма». Первые медали были вручены 24 марта 2014 года. А в общем, я приветствую крымчан в нашем не скучном государстве «тупоконечников и остроконечников».

    • Liddy Groth говорит:

      >> В 1954 году государствообразующий народ СССР передал…
       
      СССР или Союз Советских Социалистических республик до 1956 года состоял из 13-ти республик (на момент распада – из 15-ти). О каком «государствообразующем» народе для 13-ти различных стран можно говорить?! «Государствообразующий народ» – категория национального государства. СССР был государством, где политическая система была поставлена на службу так называемого пролетарского интернационализма, по конституции СССР было «многонациональное социалистическое государство» – формулировка, исключающая понятие «государствообразующий народ», ибо она исключает признание за каким-либо народом преимущественной роли в создании государства.
       
      Однопартийная система СССР исключала «народ», «общество» как действующие субъекты, в этой системе «руководящей и направляющей силой» была КПСС во главе с небольшой группой партийного руководства. Поэтому писать, имея в виду историю советского периода 1954 года, «народ передал» можно только в приступе какого-то ментального расслабления и в состоянии полной удаленности от источников информации.
       
      >> В марте 2014 года государствообразующий народ России решил…
       
      В РФ нет государствообразующего народа, в конституции РФ написано «Мы – многонациональный народ…». «Государствообразующий народ» – это право определенного народа, закрепленное в основных документах. Кроме того, Вы с непонятной развязностью выбрасываете из своих рассуждений народ Крыма, который, к Вашему сведению, тоже принимал участие в событиях марта 2014 года как активный субъект и продемонстрировал тот редкий случай в истории, когда «народ решал». У Вас, вероятно, нет родственников или знакомых в Крыму, с которыми Вы могли бы держать связь в те месяцы и, таким образом, формировать собственное представление о людских настроениях.
       
      Ваш нынешний комментарий показывает, что Вы пытаетесь оперировать понятиями, которыми не владеете. Но это бы еще ничего: быть безграмотным в области социально-политической терминологии или быть невеждой в советской истории, конечно, проблема, но еще не беда. Много хуже, когда человек, резонерствуя о серьезных и волнующих людей проблемах, начинает преподносить свои сентенции полуерническим, полуюродствующим тоном, который не ретушируется даже прицепленным в конце медоточивым хвостиком с небрежным приветствием крымчанам.
       
      Я отнеслась с уважением к Вашему комментарию к посту о Рюрике и подготовила материал с разбором лекции И. Данилевского, думая тем самым помочь Вам понять, почему мои аргументы Вам «понравились» больше, чем концепции Данилевского. И что я получаю в ответ? Ворох каких-то исторических несообразностей, малограмотных формулировок и общий несерьезный тон всего выступления. И все вместе относится не к статье, в целом, а к завершающей ее иллюстрации того, как исторические мифы могут преломляться в освещении самых разных политических событий. Прошу Вас на будущее воздержаться от подобных легковесных выступлений, иначе я перестану числить Вас в ряду моих собеседников.

      • СергейС говорит:

        Уважаемая Лидия Павловна! Конечно, Вы правы. Я это писал не в лучшем настроении, под влиянием событий, происходящих сейчас в Украине, которые меня очень беспокоят. У меня действительно нет родственников в Крыму. Но есть родственники в Украине, они русские, всех возрастов, и у них никогда не было проблем в общении с украинцами. Они свободно говорят и по-русски, и по-украински. Они живут примерно в центре Украины. Последний раз мне звонила сестра 1 мая. У них идёт обычная жизнь нормальных людей. Да, по телевизору тоже показывают всякое. Вот и возникают мысли, где народ, а где государство? (про государствообразующий народ в своём предыдущем комментарии это я, конечно, съёрничал, за что приношу свои извинения). А напряжение между Россией и Украиной всё продолжают раздувать. Для меня это тревожное предчувствие гражданской войны.

        • Liddy Groth говорит:

          Уважаемый СергейС! И у меня на Украине много родственников, знакомых, коллег (не только в Крыму), отсюда и моя излишне эмоциональная реакция. Поэтому и Вы меня извините. А засим будем надеяться на лучшее.

          • СергейС говорит:

            Лидия Павловна, Вы мне прям камень с души сняли. Спасибо Вам.

      • Kondrat говорит:

        >> СССР или Союз Советских Социалистических республик до 1956 года состоял из 13-ти республик (на момент распада – из 15-ти). О каком «государствообразующем» народе для 13-ти различных стран можно говорить?!
         
        15 республик СССР никак не могут быть равны 15 «странам». О русском народе в СССР нужно говорить, как о государствообразующем, потому что: русские составляли абсолютное большинство в СССР; русский язык был государственным в СССР; для «националов» было существенно «обидным» (с их точки зрения) наличие русских вторых секретарей обкомов КПСС, если первый был «националом» (аналогично и в облисполкомах). У «националов» (как и у большинства русских) не возникало сомнений в том, что украинцы и белорусы – это тоже русские.
         
        >> …где политическая система была поставлена на службу так называемого пролетарского интернационализма…
         
        Пролетарский интернационализм – солидарность трудящихся разных стран. Ничего плохого «так называемого» он сам по себе не означает.
         
        >> Однопартийная система СССР исключала «народ», «общество» как действующие субъекты…
         
        Однопартийная система сама по себе ничем не хуже многопартийной – это доказывается успехами СССР, и теперь мы можем сравнивать с последующим развитием РФ.
         
        Антисоветизм = русофобия. Последователи Бандеры и Шухевича появились в Малороссии не из-за «грязного белья». Их вырастила за 30 лет интеллигенция на антисоветской пропаганде.

        • Александр Фёдоров говорит:

          >> О русском народе в СССР нужно говорить, как о государствообразующем, потому что: русские составляли абсолютное большинство в СССР; русский язык был государственным в СССР…
           
          Полагаю, что Вы человек молодой и судите о национальной политике СССР на основании «общих соображений». Нет, в СССР русский народ считался не государствообразующем, а, как писал создатель этого антирусского государства, – носителем «русского великодержавного шовинизма». На основе этого всё культурное наследие русского народа уничтожалось – посмотрите, например, материалы об уничтожении памятников русской архитектуры. А вот авторитетное мнение искусствоведа Аркадия Фёдоровича Крашенинникова, долгие годы занимавшегося составлением биографического словаря архитекторов в Музее Архитектуры им. А.В.Щусева:
           
          «После Октябрьского переворота для всей русской архитектуры наступила трудная пора. Во всех видах искусства, в том числе и в зодчестве, решающее слово принадлежало идеологии. Проповедь интернационализма на деле превращалась в гонение и преследование малейших проявлений внимания к национальным русским (в том числе украинским и белорусским) формам зодчества. Примечательно, что борьба с национализмом носила явно избирательный характер. Любые, даже самые примитивные поиски национального своеобразия на Кавказе и в Средней Азии всячески поддерживались. Но и позднее, когда отчеканили формулу социалистического реализма – «национальное по форме, социалистическое по содержанию», – древним традициям русского зодчества не нашлось места в советской архитектуре. Каждая попытка возрождения духа древнерусского зодчества жёстко пресекалась. А мастера, придерживавшиеся русского национального пути в архитектуре – И.Е. Бондаренко, С.С. Кричинский, В.Н. Максимов, В.А. Покровский и многие другие, вынуждены были полностью прекратить свою творческую деятельность. Лишь А.В. Щусев продолжил работу в архитектуре, заплатив за это отказом от былой приверженности русскому национальному направлению» (Крашенинников А.Ф. «В.Н. Максимов. Зодчий русского национального стиля. 1882-1942». М., Совпадение, 2006, с. 49).
           
          Замечу, что А.Ф. Крашенинников в 1941 г. вступил в ополчение, был тяжело ранен, прошёл плен. Он за свои слова отвечает. В СССР русские люди, практически до его распада, представляли собой не государствообразующий народ, а безнациональные «массы», от имени которых удобно было выступать правящей партии.

          • Kondrat говорит:

            >> Полагаю, что Вы человек молодой и судите о национальной политике СССР на основании «общих соображений»…
             
            Зря Вы так полагаете. Уже недостаточно молодой. Год рождения: полет Гагарина. Сужу о политике в СССР на основании опыта руководства достаточно большими многонациональными коллективами в национальной республике. Плюс то, что привел в своей реплике. Для национала абсолютно ясно, что СССР – это государство русских, для наших «партнеров» на Западе не было советского народа, был русский. Поэтому любой негативизм по своей истории – это удар по русским. Посмотрите на Украину. Вы же судите на основании чьего-то мнения.

            • Александр Фёдоров говорит:

              >> Вы же судите на основании чьего-то мнения.
               
              Сужу я на основании своего мнения. Я более 40 лет занимаюсь русской архитектурой и прекрасно знаю, как её целенаправленно уничтожали – все эти общества охраны памятников – жалкий паллиатив, не игравший практически никакой роли. Кроме того, я геолог и многое повидал в экспедициях, в том числе и отношение к русским в союзных республиках. На бытовом уровне. Извините за тему, но вынужден привести пример – за кражу, совершённую казахом и русским (рабочими экспедиции) суд в Казахской ССР русскому дал 2 года, а казаха признал невиновным.

              • Kondrat говорит:

                Уважаемый Александр Федоров! Вы в своём первом посте ко мне просто сделали ссылку на чье-то мнение. Прошу не обижаться. Не буду Вам рассказывать про Казахстан, я и мои предки прожили там 150 лет. В том числе «завоевывали» южную его часть. Моё мнение от Вашего отличается. Замечу только, что одного из моих прадедов сельсовет выслал (недалеко) за «художества» по отношению к местным – «казакувал».

        • Liddy Groth говорит:

          Уважаемый Kondrat! Тематика в моей авторской колонке – историческая, относящаяся к начальному периоду древнерусской истории, и в этой области может затрагивать самый широкий спектр вопросов. А вот политическую тематику я к обсуждению, как правило, не принимаю, разве что в порядке исключения, если она косвенно затрагивает основную тему статьи. Статьи по историко-политической публицистике, относящейся к более современным периодам, я публиковала на сайте АПН. Есть две статьи, в которых более подробно отражено мое мнение по затронутым Вами вопросам: «Об обращении В.Е. Хомякова к В.В. Путину» и «Изборский клуб и его обитатели». Здесь я в качестве ответы приведу только отрывки из документов, которые красноречивы сами по себе.
           
          >> О русском народе в СССР нужно говорить, как о государствообразующем, потому что: русские составляли абсолютное большинство в СССР…
           
          Что значит «нужно говорить»? Вы путаете понятие «государствообразующий» и «составляющий большинство населения», т.е. путаете понятия «государство» и понятие «общество», а это две (!) составляющие в структуре социально-политической системы. И взаимоотношение этих составляющих бывает разным: самый большой народ может быть как подавляющим большинством населения, так и подавляемым большинством.
           
          Чтобы определить статус русских в СССР, надо освежить в памяти основные пункты национальной политики советского государства. Они были сформулированы Лениным в 20-х годах прошлого века, а потом развиты Сталиным и далее – следующими поколениями советского руководства. Если определять ее сущность, то эта национальная политика была в основе своей русофобской, поскольку большевики прекрасно понимали, что «становым хребтом» ненавидимой ими Империи являлся именно Русский Народ, что видно из такого высказывания Ленина: «Поскреби иного коммуниста – и найдешь великорусского шовиниста… Он сидит в каждом из нас. И с ним надо бороться» (Восьмой съезд РКП(б), март 1919 года. Протоколы. М., 1959). Поэтому Ленин чётко сформулировал основы дискриминационной политики, проводимой в отношении русских, как Народа: «Большая нация обязана добровольно пожертвовать своими правами в интересах малых наций. И в этом есть истинно-большевистский подход к делу» (В.И. Ленин, «О национальностях», 1922 год).
           
          В своих требованиях к русским пожертвовать национальными интересами в пользу других народов большевики исходили из абсурднейшего утверждения о коллективной вине русских («великороссов») перед другими народами за их угнетение в Российской империи: русские провозглашались угнетателями национальных окраин, а Россия – тюрьмой народов, потому освобожденным «из тюрьмы» национальностям должно было отдаваться предпочтение. Вот несколько отрывков из документов XII съезда РКП(б) по национальному вопросу:
           
          «…Освободительная политика нашей партии завоевала ей сочувствие и поддержку широких масс этих национальностей в их борьбе против царизма и империалистической русской буржуазии. Едва ли можно сомневаться в том, что это сочувствие и эта поддержка послужили одним из решающих моментов, определивших победу нашей партии в Октябрьские дни»; «…разговоры о преимуществах русской культуры и выдвигание положения о неизбежности победы более высокой русской культуры над культурами более отсталых народов (украинской, азербайджанской, узбекской, киргизской и пр.) являются не чем иным, как попыткой закрепить господство великорусской национальности. Поэтому решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является первой очередной задачей нашей партии» (Двенадцатый съезд РКП(б) 17-25 апреля 1923 г. М., 1968).
           
          Отрывок из этого документа – убедительное подтверждение слов А.Е. Федорова. Большое спасибо за Ваш комментарий, Александр Евгеньевич!
           
          «Истинно-большевистский подход» сохранялся в своих основах весь советский период, был одной из его основ. Сталин довел ленинскую политику «добровольного пожертвования большой нацией своими интересами» до того состояния, в котором мы находимся сейчас. И не надо обманывать себя на этот счет тем, что в статье «После траура» С. Сергеевым (сайт АПН) названо русификационной официозной риторикой, типа произнесения тостов за русский народ, использовавшейся в нужные моменты советскими лидерами, начиная со Сталина. Здесь же Сергеев с горечью привел слова Павлова о том, что люди больше реагируют на слова, чем на дела. А дела говорили сами за себя. Административное деление России на автономные республики, области, округа, которые имели либо более высокий статус относительно обычных областей и краев, либо обладали какими-то особыми правами, которые означали просто дополнительное финансирование из госбюджета, было завершено именно при Сталине, в период 1923-1936 гг. и доведено, тем самым, до абсолюта. Потом это деление корректировалось, но в основе своей оставалось таким, как его утвердил Сталин. Это привело к созданию на территории России национальных республик с собственными титульными нациями, что в наши дни стало базой для интенсивного развития русофобии внутри постсоветской России.
           
          «Ресурсной базой подобной политики, – пишет в одной из статей на сайте АПН О. Кильдюшов, – естественно, могли стать только русские, и они действительно стали ею – как несостоявшаяся, политически непредставленная нация, за счет которой на протяжении всей истории СССР и решались задачи выравнивания т.н. «перекосов» в историческом развитии нерусских наций. Таким образом, советская национальная политика потребовала от русских серьезных жертв: помимо амбициозных программ положительной дискриминации нерусских народов, в условиях большевистской диктатуры русские были вынуждены терпеть прямое нарушение своих национальных прав: нерусским республикам передавались территории, заселенные русским этническим большинством, их заставляли изучать языки национальных меньшинств, они изгонялись с должностей, предназначенных отныне лишь для представителей «коренных народов» и т.д.» О создании Украины в современных границах см. публикации на сайте Русского Салона в Стокгольме (Русское общество, членом которого я являюсь) – ссылка 1 и ссылка 2.
           
          Разумеется, внутри советского общества предпринимались попытки организовать противостояние дискриминационной политике русских, была такая Русская партия, но это страницы советской истории, известные немногим. И эта борьба не увенчалась успехом, в том числе, и по пункту признания исторического права русских как государствообразующего народа. Это видно из Конституции 1989 г., принятой Съездом народных депутатов РСФСР, где в ст.ст. 1-2, посвященной политическому устройству страны, сказано: «Статья 1. Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика есть суверенное государство, созданное исторически объединившимися в нем народами. Статья 2. Вся власть в РСФСР принадлежит многонациональному народу РСФСР». Как видим, нет «государствообразующего народа», а есть «государство, созданное народами».
           
          Как было констатировано на конференции по изучению опыта национальной политики в Российской империи, проходившей в декабре 2013 г., унаследованные от советских времен образы России как тюрьмы народов и русских как угнетателей и колонизаторов (это на своей-то земле, начиная с III тыс. до н.э.!) активно используются для развития русофобии в республиках с «титульной» нацией, для формирования чувства вины у русских за свое присутствие в данных республиках (ссылка).
           
          >> русский язык был государственным в СССР…
           
          Русский язык был общегосударственным языком, но в союзных республиках были свои национальные языки. Русский язык как общегосударственный – это ведь элементарно вопрос затрат, а ни какого-то необъяснимого предпочтения. На начальном этапе советской истории, когда вся русская культура была объявлена культурой угнетателей, в рамках борьбы с нею происходил процесс латинизации алфавитов советских народов – сначала тюркских, но далее с прицелом на полную латинизацию всего СССР, включая русский язык. Глава подкомиссии по латинизации Н.Ф. Яковлев представил на обсуждение ряд таких тезисов: «Русский гражданский алфавит в его истории является алфавитом самодержавного гнета, миссионерской пропаганды, великорусского шовинизма, что особенно проявляется в русификаторской роли этого алфавита по отношению к национальным меньшинствам бывшей российской империи» (из статьи О. Кильдюшова «Неудобное большинство (этнополитический статус русских в раннем СССР»).
           
          Пример борьбы с «русскими угнетателями», доведенный до абсурда – реалии советского национального строительства. Вспоминаю слова одного из выступавших на митинге в конце перестроечного периода: «У нас отняли все, нам оставили только язык!» Язык самого большого народа в СССР не могли отнять, на что бы его стали менять? На язык меньшего народа? А затраты? Поэтому не надо морочить себе голову, рассуждая, раз общегосударственный язык был русский, то это наделяло русских правом государствообразующего народа.
           
          >> …для «националов» было существенно «обидным» (с их точки зрения) наличие русских вторых секретарей обкомов КПСС, если первый был «националом» (аналогично и в облисполкомах). У «националов» (как и у большинства русских) не возникало сомнений в том, что украинцы и белорусы – это тоже русские.
           
          Это еще что! Ни у одного западного советолога времен «холодной войны» не возникало сомнения в том, что все население СССР, т.е. население всех 15 союзных республик (которые по Вашему убеждению, не страны, а так, ни пойми – разбери) – это русские! Это «знание» они привили и западному обывателю. Моя знакомая узбечка здесь в Люлео пыталась объяснить уроженцу этих мест, что она – узбечка, что это – народ такой, а уроженец кивал головой и поддакивал: ну, да, народ такой, русские, в общем. Примеров можно привести больше, но я думаю, они и так многим известны. Я это к тому, что я – ученый, т.е. я – человек фактов и наблюдений, основанных на фактах, а не на чьих-то ощущениях. Например, по поводу этнической принадлежности «вторых секретарей обкомов КПСС» у меня нет никаких достоверных фактов, я данные их ДНК-генеалогии не видела. Поэтому единственное, что я могу сказать, эти лица по существовавшему порядку вещей не принадлежали к титульной нации республики.
           
          То же самое об украинцах и белорусах. Дело не в том, у кого какие ощущения/сомнения были на их счет. Дело в том, как ощущали и ощущают себя сами украинцы и белорусы. Это их дело, ощущать себя кем-то или не ощущать в современной обстановке. Мы все – потомки древних русов, дети одной праматери Руси. Это для меня – факт, который я исследую и доказываю в своих работах. Это же доказывают исследования в области ДНК-генеалогии. Кстати, говоря о КПСС, Вы упустили из виду, что РСФСР была единственной республикой, в которой не было своей КП, и коммунисты РСФСР, не имея собственной партийной организации, подчинялись общесоюзному партийному руководству. Если Вы и это умудритесь представить как некую особую привилегию, то я могу только сказать «Счастья Вам!», повторяя реплику М.Н. Задорнова одному из зрителей, окончательно запутавшемуся в дебрях спора.
           
          И последнее по этому пункту. Что это у Вас за выражение такое «национал»? Вы что, русский язык неважно знаете? Бедность лексики? Не знаете, как назвать другие народы? Если хотите участвовать и дальше в дискуссиях в моей авторской колонке, то будьте добры использовать корректные формулировки.
           
          >> Пролетарский интернационализм – солидарность трудящихся разных стран. Ничего плохого «так называемого» он сам по себе не означает.
           
          Не понимаю, как может означать плохое или неплохое то, что не существует и никогда не существовало. «Солидарность трудящихся разных стран» – это миф, мираж, фикция, никогда не существовавшая в действительности. Об этом хорошо сказал Н.Я. Бердаев: «Две мировые войны показали, что марксовского и интернационального пролетариата не существует. Рабочие всех стран убивали друг друга. Марксисты-коммунисты представляют собой необыкновенное, почти таинственное явление. Они живут в созданном ими фиктивном, фантасмагорическом, мифическом, отвлеченно-геометрическом мире» (Н.А. Бердяев. Царство духа и царство кесаря).
           
          >> Однопартийная система сама по себе ничем не хуже многопартийной – это доказывается успехами СССР, и теперь мы можем сравнивать с последующим развитием РФ.
           
          Однопартийная система – источник тоталитаризма. Хуже это или не хуже? Не хуже чего? И при чем здесь «успехи»? Вот если бы Вы могли сказать «это доказывается тем, как хорошо было человеку в советском обществе», поскольку это ведь главное мерило.
           
          >> Антисоветизм = русофобия. Последователи Бандеры и Шухевича появились в Малороссии не из-за «грязного белья». Их вырастила за 30 лет интеллигенция на антисоветской пропаганде.
           
          Антисоветизм, выступающий как русофобия, имеет более почтенный возраст. Это явление получило развитие на Западе в послевоенный период. Его зарождение наблюдал С. Лесной: «Если внимательно вчитаться в работы по истории Руси, вышедшие в послевоенное время на Западе, то нельзя не увидеть одной общей, хотя и скрытной черты – русофобии. …Откуда это руссоненавистничество? Какова истинная причина этой, общей всем западным народам тенденции? …Последняя война показала две ахиллесовы пяты Запада. 1. Европа оказалась менее культурна, чем она считала. Именно из ее недр вышли орды изуверов гитлеровского толка… Война лишь показала яснее то, что было скрыто в одном из уголков «европейской культуры»… 2. Когда пришла смертельная опасность для всей культуры, именно «азиаты» – русские стали основой отпора, показав бессмертные образцы силы духа, физической мощи и самопожертвования…» ( Лесной С. Откуда ты, Русь?»).
           
          Так что культы Бандеры и Шухевича выросли на Западе, в среде потомков украинской эмиграции, и стали с открытием границ в 90-х годах распространяться на Украине на средства эмигрантского украинского лобби. Но русофобия западного помола, придя на Украину и в другие постсоветские республики (включая и РФ), встретила там питательную среду в лице русофобии советского завода, истоки и природу которой я показала выше, и становым хребтом которой является большевистская абсурдная идея вечной исторической вины русского народа.
           
          И напоследок еще один результат советской политики «национального строительства». Если титульные нации постсоветского пространства делают ставку на формирование национального самосознания, то у русских этот процесс перехода от «пролетарского интернационализма» к национальному типу самосознания заторможен.

          • Kondrat говорит:

            >> О русском народе в СССР нужно говорить, как о государствообразующем, потому что: русские составляли абсолютное большинство в СССР…
             
            >> Что значит «нужно говорить»? Вы путаете понятие…
             
            Я не путаю, потому что для меня «понятия» являются отражением реальности. И, если абсолютное большинство какой-то страны является одной национальности, то и версия, что именно эта нация является государствообразующей будет основной. Если же кто-то сомневается, должен привести какую-нибудь другую нацию для начала. Или определить, что он имеет в виду под «государствообразующей». Для деловых людей (и тем более для бытового сознания за пределами России), какими являются наши «партнеры», ясно, что люди готовые сражаться за интересы России являются русскими, поэтому ими могут быть и кореец, и…
             
            >> Если определять ее сущность, то эта национальная политика [СССР] была в основе своей русофобской, поскольку большевики прекрасно понимали, что «становым хребтом» ненавидимой ими Империи являлся именно Русский Народ, что видно из такого высказывания Ленина: «Поскреби иного коммуниста – и найдешь великорусского шовиниста… Он сидит в каждом из нас. И с ним надо бороться».
             
            Странно большевики «ненавидели» империю: гос.наградам СССР давали названия имен русских полководцев, снимали кинофильмы под личным контролем Сталина. Не было никакой «ненависти» – был деловой подход, что полезно для народа и государства, что нет. А идеология у них была простая – диалектический материализм. Именно то, что Вы пишите: «Я это к тому, что я – ученый, т.е. я – человек фактов и наблюдений, основанных на фактах, а не на чьих-то ощущениях», если, конечно, под «ощущением» иметь в виду «чьё-то понимание», а не опыт, эксперимент. Вот их «основанность» такая, у Вас другая, их доказана опытом – подняли страну на новый уровень – мы ещё его не достигли. В то же время, в приведенном Вами высказывании Ленина всё верно: с шовинизмом надо бороться, это зло приведёт к распаду страны. Не говоря уж о справедливости в русском понимании, благодаря которой, в том числе, у нас и гапплогрупный состав неодинаковый и территория обширная.
             
            >> Сталин довел ленинскую политику «добровольного пожертвования большой нацией своими интересами» до того состояния, в котором мы находимся сейчас.
             
            Это мем какой-то. Сталина уже нет 60 лет, а он «виноват». Если бы я свои промахи и неумение оправдывал таким образом… Замечу только, Сталин был за автономизацию республик в составе Советской России, а Ленин за федерализацию в нынешнем понимании, которую и осуществили. И, как видите, до сих пор продолжаем.
             
            >> Дело в том, как ощущали и ощущают себя сами украинцы и белорусы. Это их дело, ощущать себя кем-то или не ощущать в современной обстановке.
             
            Конечно их. Особенно, если они на необитаемом острове вдалеке от нас. Но вокруг же нас «партнёры». Давайте прочитаем Великого князя Александра Михайловича (друг детства Николая II, его двоюродный дядя, шеф Императорского военно-воздушного флота):
            «…Русские монархи приложили все усилия, чтобы развить ее [Украины] сельское хозяйство и промышленность. 99% процентов населения «Украины» говорило, читало и писало по-русски, и лишь небольшая группа фанатиков, получавших материальную поддержку из Галиции, вела пропаганду на украинском языке о пользе отторжения Украины.
             
            Вильгельм II часто дразнил своих русских кузенов на тему о сепаратистских стремлениях украинцев, но то, что казалось до революции невинной шуткой, в марте 1917 года приобретало размеры подлинной катастрофы.
             
            Лидеры украинского сепаратистского движения были приглашены в немецкий генеральный штаб, где им обещали полную независимость Украины, если им удастся разложить русский фронт. И вот миллионы прокламаций наводнили Киев и другие крупные населенные пункты Малороссии. Их лейтмотивом было: полное отделение Украины от России. Русские должны оставить территорию Украины. Если они хотят продолжать войну, то пусть борются на собственной земле».
             
            Как сейчас, правда? Это наше дело, раз мы с Вами за страну, которую нам оставили предки, а не за Московское княжество.
             
            >> Кстати, говоря о КПСС, Вы упустили из виду, что РСФСР была единственной республикой, в которой не было своей КП, и коммунисты РСФСР, не имея собственной партийной организации, подчинялись общесоюзному партийному руководству.
             
            Я не упускал. Думаю, это и так понятно. Помнится, ещё в конце 40-х была попытка создания подобной организации, за что некоторые коммунисты были жестоко наказаны. И правильно для того времени. Вторая попытка случилась в 1990-м, одна из предпосылок развала СССР. Деловые люди правильно говорят: разделяй и властвуй.
             
            >> Антисоветизм, выступающий как русофобия…
             
            В главном мы сходимся.
             
            P.S. «Национал» часто применялось в статьях Ленина. Было ещё «инородцы». С моей точки зрения, грубее, по крайней мере, на первое нерусские не обижались, на второе обижались.
             
            P.P.S. В указанном Вами источнике у Ленина сказано: «Поскрести иного коммуниста – и найдёшь великорусского шовиниста…Он сидит во многих [не «в каждом из нас»] и с ним надо бороться». Это естественно, в большинстве русских не сидит шовинизм. Иначе, как сказал недавно один товарищ на известном сайте: «Нацизм – естественное состояние Запада, периодически прерываемое походами русских войск».

            • Liddy Groth говорит:

              Нет, не сходимся и «в главном». Вы просто не поняли, о чем я писала. Поэтому дальнейшее продолжение разговора представляется лишенным смысла.

            • Admin говорит:

              Хотелось бы напомнить, что пост о другом. С уважением, Админ.

  • Вазген Шеремет говорит:

    >> Мы придавали большое значение тому, что российская история – это часть мировой истории… эти же процессы происходили не только у нас. Эти викинги и норманны, они шли не только в Россию, но и в Англию. Они содействовали образованию и государств Западной Европы.
     
    Я давно приметил, что норманнизм – это извращённый способ сделать историю России частью истории Европы. Если «профессиональные учёные» наверняка имеют с этого гешефт, то различные блогеры и прочие сявки из т.н. «русских националистов» делают это от чистого сердца.

  • Александр из С.Петербурга говорит:

    Спасибо за статью. Очень хочется хоть что-то узнать о нашей истории, докиевской истории. Сохранились ли хоть какие-нибудь источники, могущие пролить свет на это время и на более ранний период нашей истории? Или всё уничтожено в средние века, все письменные источники 1 тыс. н.э. и ранее? Не на одной же недолговечной бересте писали… Лидия, что бы Вы написали о том времени в учебниках 2014/15 года?

    • Liddy Groth говорит:

      >> Сохранились ли хоть какие-нибудь источники…Или все уничтожено в средние века, все письменные источники 1 тыс. н.э. и ранее?
       
      Не знаю, о каком уничтожении источников «в средние века» Вы говорите. Подлинное уничтожение источников по древнерусской истории началось в XVIII веке. Причем в данном случае я имею в виду не какое-то физическое уничтожение (у меня просто нет таких данных), а я бы сказала, моральное уничтожение, т.е. объявление древнерусских источников неподлинными, фальшивками, незаслуживающими внимания в силу «сомнительности» происхождения и пр. Дело в том, что история хранится не только в письменной традиции, но и в устной. И именно у очень древних народов устная традиция имеет богатое наследие, отдельные памятники которого могут письменно фиксироваться когда угодно. Так было в истории Древней Индии, в древнеиранской истории, в истории Древней Греции, в истории древних ирландцев и бриттов (хранители исторического знания – друиды). Очень богата древнерусская устная традиция. Это и «Голубиная книга», и великолепное былинное наследие. Посмотрите на Переформате статью С.Н. Азбелева «Предки русских в Италии V-VI веков (по устным источникам)», и Вы узнаете, как минимум, о страницах древнерусской истории, начиная с V века. Есть важные источники по древнерусской истории, сохранившие сведения о тесных древнерусских и южнобалтийских контактах, в том числе, и в области хранения исторических знаний.
       
      Конкретным примером тому является первый русский учебник по истории, известный под названием «Киевский Синопсис или Краткое собрание от различных Летописцев о начале Славенороссийского Народа и первоначальных Князех Богоспасаемого града Киева», изданный в 1674 и затем переиздававшийся в течение XVII-XIX веков более 30 раз. Автором его считается архимандрит Киево-Печерской лавры Иннокентий Гизель (1600-1683). Гизель, родом из Кенигсберга (в то время – польской Пруссии), в юности переселился в Киев и принял православие. По некоторым сведениям, Гизель получил начальное образование в Киевском братском училище, а затем закончил его в Львовской латинской академии, где изучал историю, богословие и юриспруденцию. По словам современных издателей «Киевского синопсиса» И.Ю. Сапожниковой и О.Я. Сапожникова, Иннокентий Гизель остался в истории как яркий богослов, проповедник, просветитель, церковный и общественный деятель.
       
      Гизель прекрасно знал и древнерусское летописание, и польские хроники, и западноевропейскую гуманистическую историографию, выступавшую преемницей античных знаний. На основе этих старинных традиций общеевропейской образованности Гизель и представлял начала древнерусской истории. Так, в главе 7 «О народе роксоланстем и о наречии его» он писал: «От тех же Сарматских и Славяноросских осад тойже народ Росский изыйде, от негоже неции нарицахуся Россы, а иные Аланы, а потом прозвахуся Роксоланы, ак и бы Россы и Аланы». Среди «первоначальных» древнерусских князей Гизель, естественно, назвал князей Кия, Щека и Хорива в Киеве, а также Гостомысла, «которого выбрали россы… в полунощных странах над езером Ильменем..». Подчеркивая величие россов «в полунощных странах», Гизель приводил по этому поводу высказывание Кранца: «Иные же Россы страною, естеством же едины, в полуночных странах над езером Ильменем широко седоша, а прочим над Волхвою рекою, идеже создаша Новгород Великий, и Гостомысла, некоего мужа нарочита, от среды себе в Князья избраша, и по времени град сей в толику славу и силу возрасте, яко некоим Летописцем Немецким Кранциусом в сицевую притчу ему внийти: Кто ж может или дерзнёт на Бога и Великий Новгород?». Со ссылками на польское летописание передает Гизель рассказ о призвании Рюрика с братьями: «Егда же в велицем междоусобии и многом нестроении Российскии народы быша, не согласующеся в избрании от среды себе Властелина, советоваше он же нарочит и разумен муж, в великом Новгороде живущ Гостомысл, да пошлют к Варягом, и триех братий, иже бяху Князи изящнейшии, и в храбрости воинской изрядни, на Княжение Росское умолять. Понеже Варяги над морем Балтийским, еже от многих нарицается Варяжеское, селения своя имуще, языка Славенска бяху, и зело мужественны и храбры. И тако по совету Гостомыслову сбыстся. Приидоша на прошение Россов Князие Варязстии, от Немец три родные братия, Рурик, Сенаус, или Синеус, и Трувор или Тривор, в Землю Русскую лета от сотворения Света 6370, а от Рождества Христова, по Кромерову свидетельству, осмь сот шестьдесят втораго» (Сапожникова И.Ю., Сапожников О.Я. Мечта о русском единстве. Киевский синопсис (1674). М., 2006).
       
      Традиция совместного исторического знания иллюстрируется трудами одного из наиболее авторитетных польских летописцев, повлиявших на последующие поколения историков, в том числе, и на Гизеля, а именно, трудами Яна Длугоша (1414-1480). Оценивая значение Анналов Длугоша, А.В. Назаренко подчеркнул, что они впитали в себя огромное количество сведений по собственно русской истории, в том числе, сведений уникальных. Свидетельства о Древней Руси, отмечает Назаренко, Длугош выписывал чрезвычайно подробно, обращаясь к первым анналам, к трудам своих предшественников, среди которых Назаренко выделяет Галла Анонима, трудившегося при Болеславе Кривоусом (1102-1138), и Винцентия Кадлубка, творчество которого было связано со временем правления краковского князя Казимира Справедливого (1177-1194).
       
      В числе источников Длугоша имелись и русские летописи. Назаренко называет такие предполагаемые источники, как летопись типа Лаврентьевской, летописный памятник из семейства Софийской I – Новгородской IV, южнорусский источник, сходный с Ипатьевской летописью (Назаренко А.В. Предисловие от редактора // Щавелева Н.И. Древняя Русь в «Польской истории» Яна Длугоша (Книга I-VI). Текст, перевод, комментарий. Под редакцией и с дополнениями А.В. Назаренко. М., 2004. С. 7-52).
       
      Длугошу было известно и о Кие, Щеке, Хориве, и о призвании Рюрика: «В то время, когда поляки схватились между собой в гражданской войне, начинается и возрастает Русское княжение… Были у них три мужа, происходившие от одного отца и одной утробы: Кий, Щек, Корев и четвертая – сестра Лыбедь, выдающиеся как умом, так и силой. Легко добившись главенства в роде, они подчинили прочих своей власти… Затем, после смерти Кия, Щека и Корева, их сыновья и потомки, наследуя по прямой, княжили у русских много лет, пока такого рода наследование не привело к двум родным братьям – Оскальду и Диру. В то время как они княжили в Киеве, некоторые русские народы, которые по причине чрезвычайного умножения расселились по новым местам, тяготясь их княжением, приняли трех князей от варягов, поскольку из своих они не пожелали выбрать никого из-за [их] равенства [с собой]. Первый звался Рурек (лат. Rurek – Л.Г.), который сел осел в Новгороде, второй, Синеус (лат. Szinyev – Л.Г.), на Byalye yeszyoro (Белом озере. – Ред.), т.е. у Albus lacus, третий, Трубор (лат. Trubor – Л.Г.), – в Сборске… После того, как двое князей, а именно Синеус и Трубор, со временем умерли, не оставив потомства, их княжества наследовал Рурко» (Щавелева Н.И. Древняя Русь в «Польской хронике» Яна Длугоша. С. 225-226).
       
      Я также по мере скромных сил стараюсь восстанавливать историю древних русов, начиная с III тыс. до н.э. Первая книга очерков под названием «Прерванная история русов» вышла в прошлом году. Но это – самое начало долгого пути.

      • Александр из С.Петербурга говорит:

        Лидия Павловна, спасибо за ответ. То есть пока глубже Кия и Рюрика сказать нечего ((( За ссылки и за книгу спасибо. Обязательно прочту всё.

        • Александр из С.Петербурга говорит:

          Прочел. Огромное спасибо, Лидия Павловна, за вашу работу! Как я понял – Рус с братом Арием пришли с Балкан на Русскую равнину. Арий пошел дальше, к Алтаю и, спустя какое то время, на юг. Рус остался на Русской равнине и в Зауралье, расселившись по ней от Балтики до Урала и Алтая и от Беломорья до Черноморья, дав начало нашей с Вами древней истории. Вопрос: кто-то же жил до этого на Русской равнине. Можно что-то сказать о том народе?

        • Liddy Groth говорит:

          Как это Вы так умудрились понять мой ответ? Я Вам посоветовала статью Азбелева о предках русских в V в., что явно глубже Кия и Рюрика. В статье говорится об Илье Русском, который в источниках (Тидрексага) является сподвижником (или современником) древнерусского князя Владимира, воевавшего с гуннами. О древнерусском князе Владимире V в. рассказывает и НИЛ. Азбелев очень убедительно доказывает, что этот князь Владимир и есть Владимир Красное Солнышко, а отнюдь не Владимир Святой. Так что, как минимум от Владимира Красное Солнышко и других древнерусских князей, воевавших с гуннами, можно начинать раннесредневековый период русской истории. НИЛ начинает древнерусскую историю со скифского периода, а я воссоздаю мою концепцию древнерусской истории с III тыс. до н.э. Моя концепция пока представлена отдельными очерками, но и из них можно кое-что почерпнуть. Эти очерки есть и на Переформате. Если Вам трудно будет разобраться, то я помогу Вам отобрать то, что отвечает Вашему интересу.

          • Александр из С.Петербурга говорит:

            Лидия Павловна, я так понял, что есть версии, догадки, но нет точных данных по временам V века. Поправьте, если не прав. Ткните носом в цитату, содержащую точные данные. Возможно, я не так понимаю «точность».
             
            Вашу книгу внимательно прочел. И там действительно много убедительных (для меня) данных, подтверждающих, как мне кажется, Вашу концепцию о Русах и временах их прихода на Русскую равнину. За что спасибо огромное. Но, они ж не в пустыню безлюдную пришли, кто-то здесь уже жил? Кто?
             
            Кроме того, миграции продолжались, и на север Русской равнины со временем пришли другие, сибирские (?) племена, по югу Русской равнины прошли потоки миграции Великого переселения народов, например, гуннов в Центральную Европу, возможно вытеснив оттуда со временем, опять же на Русскую равнину, новые племена? И из них, перемешавшихся с русами, с середины I тыс. н.э. стала вызревать новая общность, славянская? Поясните, пожалуйста, эти моменты…

        • Liddy Groth говорит:

          До «этого» был каменный век, неолит, соответственно, народ можно условно называть палеоевропейцы.

      • Александр из С.Петербурга говорит:

        Лидия Павловна. Про уничтожение источников… Есть ли такие факты, что христианство на всем протяжении последних двух тысяч лет, борясь за свои взгляды, методично, всюду где имело возможность, уничтожало (или говоря мягче – изымало из обращения) «языческие» источники, как неверные, небогоугодные?
         
        По поводу устной традиции понятно. Но. Сохранилось ли что-то из письменных источников русов I тыс. н.э.? Не более поздние летописные, а именно те, начала, середины I тысячелетия или ранее? Ведь те же договора русских князей с Византией, наверное, были писаны на языках, понятных обеим сторонам, то есть на двух языках? Есть ли данные о письменности русов вообще, задолго до Кирилла и Мефодия. Может быть, о письменности родственных племен южного берега Балтики? Наверняка, что-то должно быть, поскольку торговля древнее занятие и письмо, как служебная функция обслуживающая этот процесс, должно было существовать издревле. Хотя бы для составления списка товаров и их количества, для записи заказов, долгов и должников, долговых расписок и т.п. Ведь русы торговали со всей Европой, это факт!

        • Liddy Groth говорит:

          Фактов уничтожения именно письменных источников у меня нет. Есть многочисленные свидетельства свержения идолов, разрушения языческих капищ. Что же касается письма, которым пользовались в дохристианскую эпоху (или в эпоху, предшествовавшую распространению нового мощного учения, если речь идет о странах за пределами Европы), то это письмо выходило из употребления, им переставали пользоваться как официальным письмом, оно оттеснялось на обочину жизни и забывалось. Или не забывалось, а становилось достоянием узкого круга лиц. Ближайший пример – скандинавские руны. Они были вытеснены латиницей с приходом христианства и продолжали существовать как народный «промысел» в крестьянской среде. Интерес к ним возродился с развитием готицизма, а до этого в течение нескольких веков они были забыты в скандинавских обществах. Другой пример – письменность брахми в Индии эпохи царя Ашоки (273-238 гг. до н.э.). Она сохранилась в виде записей на каменных стелах и стенах пещер. Но через несколько веков она была вытеснена другой разновидностью санскритского письма. Тенденция «новое учение – новое письмо» просматривается и в этом примере. В период с IV в. буддизм стал вытесняться из Индии индуизмом, который постепенно сделался господствующей религией и основой мировоззрения. Брахми стал выходить из употребления и был практически забыт. Не будь надписей на каменных стелах, мы, может, ничего бы не узнали о письменности брахми.
           
          >> По поводу устной традиции понятно… Ведь те же договора русских князей с Византией, наверное, были писаны на языках, понятных обеим сторонам, то есть на двух языках? Есть ли данные о письменности русов вообще…
           
          Есть подозрение, что не все Вам понятно про устную традицию. Договоры, наверняка, были писаны на двух языках. Данных о письменности русов имеется достаточно, но места в официальной науке им пока не дано. Все попытки ввести их в научный оборот заканчивались либо дружным улюлюканьем, либо замалчиваньем. Хорошую жизнь получают только заведомо заоблачные «теории», поскольку они так удобны для компрометации самой идеи поисков у русов дохристианской письменности.
           
          Мне подумалось, что перечисленные моменты (устная традиция, договоры русских князей, данные о дохристианской письменности) заслуживают рассмотрения в рамках отдельного поста, который я и напишу для моих читателей на днях.

          • Александр из С.Петербурга говорит:

            Лидия Павловна, спасибо огромное. Жду с нетерпением продолжения.
             
            Про устную традицию тоже)

  • Виктор Безфамильный говорит:

    А я помню этого мужика, это он сидел на местах «противников» Задорнова в передаче Гордонкихот))))

  • Евгений Нефёдов говорит:

    Супер!

  • Сергей Б. говорит:

    Лидия Павловна, спасибо за статью! Возможно, выскажу дилетантское мнение, но почему никто не обращает внимания на тот факт, что русь, чудь и кривичи до призвания Рюрика самостоятельно прогнали варягов и перестали им платить дань? Про наличие княжения до Рюрика в статье говорится как-то вскользь, но, по-моему, это очень важный момент. Во-первых, на тот момент три объединенных племени – это уже считай государство. Во-вторых, кто-то же их объединил, т.е. орган власти, князь, точно был и до Рюрика. В-третьих, Гостомысл имел сыновей, но они умерли или погибли. Не прогоняя ли варягов они погибли, чем и вынудили найти внуков Гостомысла? В-четвертых, почему так прислушались к Гостомыслу, причем, все племена? Это может быть только данью старой традиции, если Гостомысл был близок к княжескому роду. Возможно, он сам или его братья раньше были князьями у этого племенного объединения. Можно еще несколько пунктов добавить, но основную мысль я выразил – пусть и не называлось объединение руси, чуди и кривичей Русью, но государственность оно уже имело, как и наследного князя. И этому в летописях есть доказательства.

    • Liddy Groth говорит:

      >> …почему никто не обращает внимание на тот факт, что русь, чудь и кривичи до призвания Рюрика самостоятельно прогнали варягов.
       
      По той простой причине, что все, что связано с начальным периодом русской истории, настолько засижено норманизмом, что разглядеть там что-либо очень сложно. По каждому пункту требуется скрупулезное расследование, примером чему является вышеприведенная статья.
       
      >> …Про наличие княжения до Рюрика в статье говорится как-то вскользь…
       
      Естественно, вскользь, поскольку, во-первых, у статьи другая основная тема – ненаучность норманистской концепции как таковой, а во-вторых, тема о древнерусском институте княжеской власти до Рюрика требует не только отдельной статьи, но и отдельной монографии.
       
      >> …Гостомысл был близок к княжескому роду…
       
      Гостомысл был не только близок к княжескому роду, он принадлежал к княжескому роду. Помимо этого он был и старейшиной. Современные исследователи, запутавшиеся в тенетах норманистских утопий, воспринимали эти сведения как разноголосицу. Но разве это так уж фантастично, когда одно физическое лицо выступает в роли нескольких юридических лиц?
       
      >> …пусть не называлось объединение руси, чуди и кривичей Русь…
       
      В момент призвания Рюрика русь существовала как имя одного из локальных этнополитических организаций, о чем пишите и Вы. Древнерусские летописи совершенно однозначно говорят о том, что Русь в Восточной Европе существовала и до призвания варягов. Об этом сообщает Лаврентьевская летопись, перечисляя тех, кто обратился с призванием к варягам, сообщает: «Ръша русь, чудь, словъни, и кривичи…». А в летописи по Радзивилловскому списку эта фраза написана как: «Ръша руси чюд(ь), и словене, и кривичи, и вси…», т.е. в Радзвилловской летописи есть мн. ч. руси (с ударением на первом слоге) в ряду со словени, кривичи или по аналогии с Никоновской летописью, где сказано, например: «Роди же нарицаемie Руси, иже и Кумани…». Т.е. название народа русь могло быть и в форме рýси или как нам более привычно рýсы.
       
      Но совсем не факт, что имя Руси в Приильменье было всегда только локальным. Согласно летописи, общность, называемая словене, придя на север, дала свое имя приильменскому населению: «Словъне же съдоша около езера Илмеря, и прозвашася своимъ имянемъ…». А как именовалось приильменское индоевропейское население до расселения там словен? Может, Русью и именовалось? А после того, как имя словъне было принято в качестве титульного, прежнее имя руси могло стать одним из локальных названий. О носителях этого локального имени и идет речь, когда перечисляют состав делегации, отправившейся к варягам – руси. Древнее имя Руси было широко распространено в разных землях: в Поднепровье (там Русская земля образовалась за десяток лет до призвания Рюрика), на Южной Балтии, в Приильменье, но имело разные статусы. У варяжской Руси оно было, наверняка, титульным, вот имя Русь в качестве титульного и принес с собой наследный князь Рюрик. Однако чтобы понять эти, в общем-то достаточно логичные вещи, надо избавиться от стереотипов, внесенных норманизмом о том, что Русь образовалась в IX в. У русов очень древняя история, и я пытаюсь по мере сил, ее восстанавливать. Посмотрите, пожалуйста, последнюю публикацию.

      • Сергей Б. говорит:

        >> …Но разве это так уж фантастично, когда одно физическое лицо выступает в роли нескольких юридических лиц?..
         
        На мой взгляд, совсем не фантастично. Вероятно, все просто привыкли к насильственной смене одного князя другим и не могут себе представить, что князь мог просто состариться и передать власть старшему сыну, оставшись старейшиной.
         
        За ссылку спасибо, обязательно прочитаю.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья