При обсуждении моего недавнего поста о начале Руси один читатель задал несколько типичных вопросов. Кто такие венеды? И кто такие славяне? От кого они происходят?.. Русский язык — это язык русов или язык славян? Или, может быть, это язык венетов?.. Русские, украинцы, белорусы — это кто? Славяне или русы? Наверняка, такие вопросы ещё будут поступать. Поэтому я решила сразу на них ответить…
 

 
Начнём с того, что об «ославянивании» венедов пишет индоевропеист Ю. Покорный (я всего лишь на него ссылаюсь). Это учёный с мировым авторитетом, что придаёт его формулировкам высокий научный уровень. И понятие «ославянились» в данном случае означает именно то, что предположил мой читатель: иллирийские венеды стали говорить на языке, принадлежащем славянской группе языков.
 
Разъясню немного мою позицию. Если венеты/венеды локализуются на Адриатике в XII веке до н.э., то они никак не могут быть славянами, появление которых фиксируется в определенный период, а именно с VI века н.э., то есть с того периода, когда славяне под собственным именем упоминаются в источниках. Правда, в науке оговаривается, что точно неизвестно, когда это имя появилось как самоназвание. Возможно, раньше. Но историк не может работать с неизвестным, поэтому пока VI век – это конкретный исторический рубеж появления имени «славяне» на исторической арене, с которым мы должны считаться.
 

У лингвистов имеется своя точка зрения на историю славянства. Они говорят о появлении элементов, вошедших позднее в славянские языки, начиная приблизительно с середины I тысячелетия до н.э., определяя это явление как праславянский язык. См., например, работы академиков Б.А. Рыбакова и О.Н. Трубачева. Все очень логично, поскольку рождение такого крупного феномена как этническая общность происходит в результате длительного «подготовительного» этапа. Особенно это касается формирования нового молодого языка, для выделения которого из прежних языковых общностей требуется «строительный» материал, взятый из имевшегося языкового «здания». Следовательно, сугубо в лингвистических исследованиях такое абстрактное понятие как праславянский язык имеет полное право на существование. Но когда отталкиваясь от этого понятия, начинают реконструировать историю «праславян», то такую абстракцию как историк я принять не могу. Поскольку вольно или невольно понятие «праславяне» превращается в образ уже существующего народа, что совсем не соотносится с историческими реалиями. Отсюда хочу напомнить общеизвестный вывод: согласно законам диалектики, язык имеет свою историю, а этнос – свою, где история языка – только одна из составляющих истории этноса.
 
Но вернемся к вопросам. Итак, появление венедов – это XII век до н.э., появление славян под собственным именем – VI век н.э., а фиксация начальной границы элементов праславянского языка – 500 лет до н.э. При этом, надо подчеркнуть, выявление этих языковых праславянских элементов совсем не связано с областями венедов. Таким образом, венеды старше славян и по своей истории, и по языку. О реликтовом индоевропейском происхождении венедов/венетов есть своя литература. Она обобщена, например, у А.Г. Кузьмина в главе «Венеты на исторической карте Европы» (Начало Руси. М., 2003. С. 89-125). Мною написан об этом небольшой фрагмент в статье о варинах. Тоже, кстати, пример народа, происхождение которого связано с индоевропейским субстратом Южной Балтии, но который с распространением славянства на Балтии «ославянился», т.е. стал славяноязычной общностью. Хотя части этого народа в миграциях приняли разные другие языки, при этом некоторые такие «выделенцы» даже сохраняли прежнее самоназвание, а кроме этого – и связи с южно-балтийской прародиной. Вот фрагмент из моей статьи «Варины-варяги-вэринги: судьбы в истории и историографии» (Начала русского мира. Труды первой международной конференции 28-30 октября 2010 года. СПб., 2011). В сокращенном виде она была опубликована как текст доклада, но этот фрагмент туда не вошел:
 

Для продолжения моих рассуждений (речь шла об изобретении паруса и о народах, которым он был известен – Л.Г.) хочу обратиться к работе историка и писателя С.В. Цветкова, который напомнил нам, что «в истории северного мореплавания и судостроения совершенно незаслуженно забыты кельты-венеты, которые уже в I веке до н.э. были самыми умелыми мореходами на славившемся своими ветрами и штормами Северном море и побережье Атлантического океана»1 и привёл, в частности, ссылку на античный источник:
 
«Ещё Юлий Цезарь отмечал, какими прекрасными мореходами были венеты Арморики. “Это племя пользуется наибольшим влиянием по всему морскому побережью, так как венеты располагают самым большим числом кораблей, на которых они ходят в Британию, а также превосходят остальных галлов знанием морского дела и опытностью в нём…”»2. Интересно отметить, что среди союзников венетов Цезарь называет моринов из приморской части Франции и Бельгии.3 Поскольку в кельтских языках звуки «в» и «м» взаимозаменяемы, то морины являются вариантом того же древнего имени варинов.4
 
Я не рассматриваю венетов ни как кельтов, ни как галлов, в традициях вышеприведённой античной лексики, а только как венетов. Имя венетов, согласно многим источникам, явно древнее имени кельтов. Венеты/венеды (енеты/генеты у Геродота) относились к одному из реликтовых индоевропейских этносов и в ходе тысячелетних миграций отдавали своё имя многим народам или полиэтническим объединениям. Об этом имеется обширная литература, сошлюсь для примера на работу А.Г. Кузьмина:
 
«Сложность вопроса […] заключается в том, что имя венетов прилагается как будто к разным народам, далеко отстоящим друг от друга. […] Исторических енетов мы находим у Геродота, который считал их иллирийским народом […]. В последующей традиции постоянно будет смешиваться венетская река Еридан в Северной Италии […] и река, впадающая в «северное море». […] связь, прослеживаемая между районами Адриатики и Прибалтикой по топонимическим данным, существовала во времена Геродота и сложилась, видимо, гораздо раньше […]. По археологическим данным, венеты появились на севере Адриатики около XII в. до н.э. […] В разных версиях Страбона венеты переселяются либо вместе с фракийцами, либо с киммерийцами. […] Язык венетов не имеет непосредственных наследников. В XX в. его обычно отождествляли с кельтским, учитывая кельтоязычие арморийских венетов и бесспорное влияние в IV-III вв. до н.э. кельтской материальной культуры на венетов. Затем популярной стала иллирийская теория, которую поддерживали Ю. Покорный и Г. Краэ. Об отличии языка венетов от кельтского прямо говорит Полибий… с первых веков н. э. становятся довольно регулярными сведения о венедах в Прибалтике. […] согласно Плинию, соседями венедов были сарматы, скифы и гирры. Во втором веке венедов упоминают Птолемей и Тацит. Птолемей, давая описание “Сарматии”, отмечает, что “Заселяют Сарматию очень многочисленные племена: венеды — по всему Венедскому заливу”. […] Генрих Латвийский знал неславянских венетов в Прибалтике ещё в XIII в.: они жили в районе Виндавы, откуда были вытеснены куршами».5
 
Эта пространная выдержка из книги А.Г. Кузьмина приведена мною в поддержку сказанного о том, что древнейшее имя венетов/венедов, по аналогии также с очень древним именем варинов, в процессе переселений оказывалось рассеянным по разноязычным территориям, но общее имя и генетическая память, аккумулированная в нём, должны были связывать разные ветви древнего народа идеей общих корней. По крайней мере, тот факт, что к началу нашей эры древнее имя венетов/венедов-мореходов окаймляло европейское побережье от Адриатики через Атлантику до Балтии, не может быть случайным.
 
Однако всё в мире подвержено переменам. Рубеж IV-V вв. считается началом великих миграционных процессов, вошедших в европейскую историю как эпоха Великого переселения народов. Но миграции были более или менее постоянным фоном и в предшествующие века в истории европейских народов: люди всегда стремились переселиться туда, где жизнь сулила лучшие или большие возможности.
 
Так, уже в течение III в. какая-то часть континентального населения из областей между Везером и Эльбой стала переселяться к Атлантическому побережью, туда, где морская торговля и гавани в течение столетий находились в руках венетов и где они ещё во время Юлия Цезаря «сделали своими данниками всех плавающих по этому морю», т.е. туда, где бурлила торговля, где богатство плыло в руки сильных и неразборчивых в средствах. Новые имена стали связываться с пиратством на Атлантике — имя саксов, как общее имя для разноэтничных пришельцев стало упоминаться в античных источниках в связи с морскими набегами. Сидоний Апполинарий (ок. 430-489), галло-римский поэт и епископ в Клермонте, писал о саксах, возвращавшихся домой «на всех парусах»6. К концу древнеримской эпохи часть прибрежной полосы в современной северо-восточной Франции и Бельгии, а также в восточной и юго-восточной Англии стала известна под именем Saxon Shore — Берег саксов.7 Однако в 560 г., т.е. через несколько десятилетий, византийский историк Прокопий Кесарийский писал о ближайших соратниках и союзниках саксов — англах в Англии, что у них не было парусов и что они всегда плавали на веслах.8
 
Следует помнить, что в ходе миграционных процессов создавались новые конфедерации народов, принимавшие имя какого-то одного народа из данной конфедерации, за которым скрывались и исчезали прежние этнонимы. Новое собирательное имя имело обыкновение выдвигаться в силу религиозных, культурно-языковых или династийных перемен, однако, под внешней оболочкой новой этнополитической системы многое могло оставаться неизменным, например, владение определёнными знаниями и навыками, сберегаемое определённым народом. Вполне вероятно, что венеты-мореходы времён Юлия Цезаря, оказавшись в IV-V вв. в сфере влияния правителей саксов, стали выступать под новым общеполитическим именем, но продолжали сохранять традиции парусного судоходства в своём ведении, что и поясняет замечание Прокопия о том, что англы не знали паруса. Так социально-политические и демографические изменения выступали в роли передаточного механизма по переносу древних знаний в новые этнополитические системы.
 
Данное рассуждение вполне применимо и к Балтийскому региону. Здесь временем заметных перемен был период конца V-VI вв., когда балтийское побережье, связанное с венедами названием Венедского залива, начинает осваиваться носителями суковско-дзедзицкой культуры, которых отождествляют со славянами.9 Связь венетов/венедов со славянами устанавливается, в частности, благодаря сообщению историка Иордана (ум. ок. 552 г.), который писал:
 
«У левого их склона (Альп — Л.Г.), спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавинами».10
 
Благодаря этому сообщению венедов очень часто напрямую отождествляют со славянами, хотя очевидно, даже из нескольких примеров, приведённых здесь выше, что венеды намного древнее славянства. Но из высказывания Иордана можно также заключить, что группировка народов, объединившаяся под именем склавинов, сложилась в этническом массиве, в течение какого-то времени связанного общим именем венетов/венедов, а затем усилилась настолько, что передала свой язык большей части сообщества при сохранении венедского имени. Подобное явление — сложение новой общности в результате объединения нескольких старых общностей, когда принимался язык одной из них, а имя — другой — можно было повсеместно наблюдать в древности и раннем средневековье.
 
Таким образом, миграции славян в Балтийском регионе были не только миграциями славянского населения, но выступали и в форме распространения славянского языка среди своих давних соратников венедов/венетов и их союзников варинов-моринов. Это объясняет сравнительную быстроту ославянивания южнобалтийского субстрата и перенесение опыта балтийских венедов и варинов уже в новые этнополитические образования со славянским языком в качестве средства общения. Однако любые преобразования вызывают размежевания в обществе, где они происходят, и часть населения покидает родные места — так было всегда.
 
Поэтому логичным представляется предположение, что часть варинов или венедов переселялась в течение VI в. с южнобалтийского побережья севернее, на острова Балтийского моря или южное побережье Скандинавского полуострова. Приток этого населения в Скандинавию и мог оказаться тем недостающим звеном, который замкнул цепь и дал толчок в развитии судостроения на Готланде и появлении парусных судов, что запечатлелось в изображениях на каменных стелах. Местное население, использовавшее в течение столетий гребные суда, владело опытом использования местной акватории, а пришельцы были необходимым дополнительным человеческим ресурсом со знаниями о парусном флоте, а также, вероятно, и с материальными средствами — соединение всех этих факторов логично объясняет появление паруса на Готланде в конце VI-VII вв.

 
Опираясь на этот фрагмент, отвечаю на вопросы, поставленные моим читателем, более конкретно.
 
Венеды и славяне не названия одного народа, но на разных этапах истории? Мой ответ: нет, венеды – один из предков славян, но среди потомков венедов были и кельты, и иллирийцы и другие народы.
 
На каком языке говорили венеды? В вышеприведенном отрывке есть высказывание А.Г. Кузьмина о языке венедов как индоевропейском реликте, который частично вымер, частично вошел элементами в другие языки. Индоевропейская общность создавала гораздо большее число языков, чем нам известно по имеющимся языковым семьям.
 
Кто такие славяне? От кого они происходят? Об этногенезе славян и ареалах их возникновения существует гигантский объём литературы. См., например, по этому вопросу концепцию О.Н. Трубачева и концепцию В.В. Седова.
 
То же самое и в разговоре о русах и славянах. Это исторические этапы развития одного и того же народа, или же это разные народы? На каком языке говорили русы? Русский язык — это язык русов или язык славян. Или, может быть, это язык венетов? Прежде чем перейти к ответу на эти вопросы, хочу провести несколько аналогий для пояснения того подхода, который я представляю в моих статьях.
 
К примеру, задавший эти вопросы читатель Василий. Он, как Василий, появился на свет определённого числа и года, с которых и началась его история. Понятно, что рождение состоялось благодаря родителям. Они – тоже самостоятельные субъекты истории, у которых, в свою очередь, были свои родители и т.д. Из сего следует, что у каждого человека есть предки, которые связаны с историей его рождения, но не могут быть с ним полностью отождествлены. Иными словами, дедушка Василия – это не праВасилий, а прадедушка – не протоВасилий, поскольку у каждого из них были и другие потомки. Дедушка, например, мог бы одновременно и праНиколаем, и праПетром, и так далее, но известен-то он был под своим собственным именем, скажем, Ивана.
 
При этом совсем не факт, что все предки того или иного человека являлись носителями одной и той же группы языков. И уж тем более не факт, что все они проживали свою историю гомогенным коллективом на гомогенной территории. Таким образом, история даже отдельного человека – это даже не история рода (т.е. история мужской линии). Это сложная, разветвленная история родословия, сложившаяся из историй женских и мужских предков. Вот таким же образом я пытаюсь взглянуть и на историю народа, конкретно – на историю русского народа.
 
Итак, русы и славяне – это исторические этапы развития одного и того же народа? Я уже напомнила, что науке до сих пор неизвестно, когда появилось самоназвание «славяне», т.е. неизвестно выделение какого-то конкретного народа-первопредка, называвшего себя «славяне». Славяне известны как наименование носителей языка, т.е. сразу как несколько народов. Есть известия о склавинах, но тут же рядом с ними появляются анты – тоже славяне, но с именем, рожденным ираноязычной средой. На образ славян как некого компактного народа повлияли библейские традиции представлять этногенез как процесс, восходящий к одному мужскому первопредку, праотцу, от разных детей которого пошли разные народы. Поэтому славяне (так же как и германцы) стали восприниматься как существовавший когда-то единый народ. А с XVI века этот библейский взгляд был залакирован германоязычным готицизмом, доказывавшим в споре с итальянскими гуманистами величие «единого германского народа», происходившего от одного великого предка.
 
Я, как историк, не знаю таких «единых» народов – будь-то «славян» или «германцев». Мне известны только различные народы, которые с определенного времени оказались связанными друг с другом как носители языка одной языковой семьи. Поэтому славяне для меня – это прежде всего языковая семья, наличие же имени славян как этнонима пока не выявлено (чисто логически оно должно было быть, но наука пока его не выявила). А русы – это этноним, то есть имя народа – субъекта истории, исторические начала которого я пытаюсь изучать.
 
Соответственно, заключительный вопрос моего читателя: Русские, украинцы, белорусы — это кто? Славяне или русы? Сербы, хорваты, македонцы, чехи, словаки, поляки — это кто? Славяне или русы? – предполагает следующий ответ.
 
Сербы, хорваты, поляки – это различные народы, каждый со своей историей. Но они говорят на языках, относящихся к одной языковой семье, которую в науке ещё называют славянской группой языков. Русские, украинцы, белорусы как народы связаны друг с другом не только близостью языка, но и близостью истории – историей древнего народа русов, ведущего свое имя от материнского первопредка по имени Русь (это моя концепция), т.е. имевших в древности еще и родство по историческому «родословию».
 
В своём перечне читатель не назвал болгар, которые в современной истории тоже принадлежат к славянским народам. Но на их примере можно очень отчётливо проиллюстрировать мою концепцию. Почему бы не задаться вопросом, кто такие болгары? Безусловно, славянский народ сегодня, но детище двух «предков»: волжских булгар и славян – балканского предка, сделавшего волжских булгар славянами.
 
Аналогичные процессы прослеживаются и по истории других народов. Кто такие индийцы? Это потомки представителей культуры Хараппы (доиндских насельников Индостана) и переселившихся туда потомков индоариев. Кто такие эллины? Это потомки представителей крито-микенской культуры и самых разнородных «пришельцев» с севера. И так далее.
 
Этот процесс живой истории я и пытаюсь восстановить по отношению к Древней Руси. Восстановить всех исторических предков, составивших древнерусскую историю. Что касается русского языка, то в нём как в языке восточноевропейских насельников следовало бы признать и архаичные индоевропейские слои. Отсюда и известные рассуждения о сходствах между русским и санскритом. Данное явление, на мой взгляд, должно рассматриваться по аналогии с литовским языком, где исследуют сходство между литовским и санскритом, возникшее в период общей «предковой» истории. Но этим должны заниматься лингвисты – здесь я, будучи историком, могу только высказывать предположения.
 
Надеюсь, что смогла частично ответить на вопросы читателя. Я знаю, что подобные вопросы интересуют очень многих. Но сам по себе разговор должен быть продолжен: слишком уж необъятна тема.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

28 комментариев: Венеды, славяне, русы: предковая история

  • Николай Соколов говорит:

    Через 1000 лет, когда археологи будущего раскопают нашу цивилизацию и найдут Сталинскую Конституцию, они защитят несколько диссертаций на тему «СССР — самое демократическое государство в истории человечества». Или китайские ученые сделают вывод: ещё на рубеже 2-го и 3-го тысячелетия весь цивилизованный мир подчинился китайской цивилизации — «культура виниловых пластинок, CD-дисков…» быстро и мирно сменилась «культурой китайских флеш-носителей».
     
    По моему любительскому мнению, интерпретации историков-гуманитариев только тогда будут считаться достоверными, когда они будут строго соотносится с «контурными картами» историков-специалистов естественных наук. На данный момент такими я считаю специалистов в области климатологии, в самом широком смысле, и специалистов ДНК-генеалогии. Должны появиться и другие точные науки в помощь историкам. Но когда я читаю переписку ученого-биолога, специалиста в ДНК-генеалогии А. Клесова с историком Л. Клейном, не оставляет ощущение трагикомического детектива с плохим финалом. Отсутствуют единые системы координат, формулировки у всех специфически свои…Понятно, у традиционных историков — школы, диссертации, ученики, учебники…
     
    Благодарю автора за обоснованные и своевременные публикации.

  • Юрий Симонов говорит:

    Правильно говорит Михаил Задорнов, что в изучении истории для избежания субъективизма нужен дар следователя!

  • Виктор говорит:

    Уважаемая Лидия! Не могли бы Вы прояснить: почему русь должна быть насельниками, а славяне пришлыми. Дело в том, что лингвистические данные говорят о том славяне – земледельцы, а для земледельцев характерен оседлый образ жизни. Кроме того, существование Русского каганата указывает (точнее его название) на кочевой образ древних русов. Такой образ жизни характерен для скифов и сарматов, а не славян. Не логичнее было бы считать, что сами славяне сформировались на базе древнего индоевропейского населения с участием индо-иранцев (отсюда большое количество иранизмов в славянских языках, в отличие от балтов (согласен, что термины неудачные: балты себя так не называли, а предки скифов и сарматов никогда в Индии и Иране не были). Расселение русов и славян по Европе могло произойти в период гуннской империи (уж очень совпадают карты гуннской империи времен Атиллы и карта расселения славян в 6 веке н.э. Сами гунны судя по всему образовывали только правящую верхушку, а подданные в основном были славяне и родственные им народы (не вяжется представление о гуннах, как о кочевниках, с описанием столицы гуннов). А вот название венеды, похоже, более подходит для древнего земледельческого населения Европы (балто-славян), из которого и выделились славяне. Древняя топонимика в этом случае связана со скифами и сарматами (отсюда двойные названия днепровских порогов).

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Виктор! Ваш комментарий в Новогоднюю ночь – один из самых симпатичных новогодних подарков. Но в нем затрагиваются проблемы такого масштаба, что только в рамках обмена комментариями их не раскрыть. По этим проблемам я собираюсь продолжить давать публикации на переформате.ру. Так, вскоре я собиралась представить статью о замалчиваемых в российской медиевистике источниках о морских походах русов и о том, как о них пытались рассказать, используя подмену имени «русы» в источнике на имя «славяне». Надеюсь, что эта статья заинтересует Вас и даст импульс к дальнейшим размышлениям.
       
      Исследование истории народа – процесс сложный, поскольку понятие «народ» включает множество составляющих. Некоторые из них Вы назвали: хозяйственная деятельность, лингвистические данные. Но каждая из этих составляющих также представляет из себя сложную систему. Я бы, например, не стала однозначно писать о каком-либо народе в том плане, что он состоял исключительно из земледельцев или исключительно из скотоводов. Да к слову о скотоводстве: в разных природно-климатических зонах оно образует разные подотрасли или типы, в частности, скотоводство в южных степях Восточной Европы сильно отличается от скотоводства в аридных зонах. Еще один вопрос – это вопрос об изменении природно-климатических условий на той или иной территории на протяжении тысячелетий, что также влекло за собой изменения или корректировки в типах хозяйственной деятельности. Этот момент важно учитывать, если Вы исследуете историю народа древнего, предки которого с очень давних времен проживают на одной территории – а к таким народам я и отношу русов, т.е. народ, называвший себя этим именем, а также – передавший это имя как надлокальное группе народов в рамках сложного этно-политического объединения.
       
      Не углубляясь в эту тему, хочу только сказать, что индоевропейцы в Восточной Европе в древности вели комплексное хозяйство, где и скотоводство, и земледелие играли важную роль. Эта тема меня очень интересует, особенно, история возделывания такой культуры, как рожь. Хозяйственная деятельность накладывала свой отпечаток на сакральные традиции, на культуру праздничной пищи и т.д., а это уже совсем моя тематика. Надеюсь, мне удастся написать об этом хотя бы небольшую работу. Хочу также добавить, что титулатура верховного правителя, будь то хаган или император никак не свидетельствуют о роде хозяйственных занятий на подвластной данному правителю территории.
       
      Про лингвистические данные как этническую характеристику я уже писала ранее: лингвистические данные содержат в себе множество слоев и в единственном числе не могут служить абсолютным признаком этноса, но помогают раскрыть предковую историю народа, поскольку язык может начать формироваться в лоне иных, более древних этнических образований и получать импульсы для своего развития из разных языковых источников.
       
      О славянах в гуннской державе писал в свое время Дмитрий Иловайский. Но мне ближе точка зрения А.Г. Кузьмина (см. его работу «Об этнической природе варягов»), который, рассуждая о происхождении «гуннских» имен готов на -мар/-мер/-мир, замечал, что в этих именах нет ничего тюркского. И далее напомнил замечание византийского дипломата и историка V в. Приска Панийского, принимавшего участие в посольстве к правителю гуннов Аттиле, о том, что «гуннский» язык отличался от собственно «варварского» языка гуннов, причем если в последнем языке можно предполагать тюркскую систему, то «гуннский» явно относился к индоевропейской группе. Судя по всему, делал вывод Кузьмин, это был язык общения разноплеменного коренного населения Центральной Европы, на территории которой сложилось гуннское государственное объединение. Для меня этот язык общения разноплеменного населения связан с проблемой индоевропейского субстрата и происхождения русов, о чем я и начала писать в своих работах.
       
      Вопрос о «пришлости» славян в Восточную Европу создан не мною. Он рассматривается в науке в рамках темы «Расселение славян в Восточной Европе» и связан с появлением имени славян на исторической арене. Появление того или иного этнонима в исторической жизни – также важная проблема при исследовании истории какого-либо народа.
       
      Вот сколько проблем заключено в рамках нашего обмена комментариями. Будем продолжать размышлять и рассуждать! А сейчас позвольте поздравить Вас с Новым годом и с Рождеством Христовым и пожелать Вам доброго и благополучного Нового года! А себя и редакцию сайта pereformat.ru поздравляю с таким вдумчивым и заинтересованным читателем!

  • Вячеслав Горчаков, Тула говорит:

    Лидия Павловна, почему бы тогда не продолжить эту тему в том направлении, что было время, когда население Европы не делилось на народы с разными названиями. А венедам/венетам/вентам и т.д. спасибо, что дали богатую топонимику, что греки называли их генетами и, может быть, генетика им обязана своим названием. По-моему, такая концепция может стать примиряющей для многих научных исторических школ.

  • Урусов Виктор говорит:

    Уважаемая Лидия! Спасибо Вам за ответ на мой комментарий. Однако так и осталось непонятным, откуда с Вашей точки зрения пришли славяне. Дело в том, что лингвисты группируют славянские языки вместе с балтскими в одну балто-славянскую группу. Балты, по мнению некоторых историков, являются опосредованно преемниками фатьяновской культуры, фатьяновцы в свою очередь, по данным генетики, являются носителями той же гапплогруппы R1a, что и древние протоиндо-иранцы (андроновская культура), а также представители абашевской культуры и большинство современных славян (А. Клесов). Все они имеют общих предков, один источник происхождения возрастом по оценкам 4500-5000 лет назад в Восточной Европе и являются носителями индоевропейских языков. Поэтому возникает вопрос: какие существуют аргументы считать именно славян пришлыми, а не выделившимися из древнего индоевропейского субстрата под влиянием индо-иранцев (аналогия – образование украинского и белорусского языков на базе древнерусского под влиянием польского языка)?

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Виктор! Отвечаю на Ваши вопросы по порядку:
       
      …Так и осталось непонятным, откуда с Вашей точки зрения пришли славяне.
       
      Я постоянно подчеркиваю, что по проблемам расселения восточноевропейского славянства я предлагаю не собственные взгляды, а отсылаю к работам тех ученых, которые занимались этногенезом славян.
       
      Одним из наиболее авторитетных специалистов в этой области является, как известно, академик О.Н. Трубачев. Он разработал концепцию «дунайской прародины» славян, анализируя лингвистические данные или предлагая лингвоэтногенез. Район Дуная, севера Балкан Трубачев рассматривал как тот регион, где стали формироваться праславяне и откуда они начали свои миграции. Так, Трубачев высказывал уверенность в том, что славянское население является в Верхнем Поднепровье не автохтонным, а пришлым, осваивавшим эти территории, вступая во взаимодействие с балтийским населением. По выводу Трубачева, например, Верхнее Поднепровье вплоть до рубежа I-II тыс. н.э. было заселено в основном балтами, которых обтекала и ассимилировала славянская колонизация. Трубачев исследовал значение гидронимических свидетельств. Как Вы видели из моих статей, я также привожу данные гидронимики, но я не называю «балтами» индоевропейское дославянское население центра Восточной Европы.
       
      Другим очень авторитетным теоретиком по проблемам этногенеза славян является В.В. Седов, исходивший из анализа археологических культур и создавший концепцию о висленской прародине славян. Стоит подчеркнуть, что и Трубачев, и Седов были большими энтузиастами в деле изучения славянских древностей.
       
      Вот Вам примеры двух очень авторитетных концепций о «пришлости» славян в Восточной Европе. Мои взгляды в данном контексте не имеют значения (я могу разделить любую из данных концепций), поскольку я не занимаюсь отысканием прародины славян вообще. Меня интересуют только русы.
       
      Дело в том, что лингвисты группируют славянские языки вместе с балтскими в одну балто-славянскую группу. Балты, по мнению некоторых историков, являются опосредованно преемниками фатьяновской культуры, фатьяновцы в свою очередь, по данным генетики, являются носителями той же гапплогруппы R1a, что и древние протоиндо-иранцы (андроновская культура), а также представители абашевской культуры и большинство современных славян (А. Клесов). Все они имеют общих предков, один источник происхождения возрастом по оценкам 4500-5000 лет назад в Восточной Европе и являются носителями индоевропейских языков.
       
      В моих статьях я напомнила о том, что «балты» являются не этносом, а умозрительным понятием, созданным лингвистами. Поэтому термин «балты» неприемлем для меня, историка в тех контекстах, где рассматриваются представители этносов или носители археологических культур. Что же касается фатьяновцев, то они являются очень интересным феноменом, который я рассматривала в статьях о солнцепоклонстве (идея подземного солнца у фатьяновцев), но эти статьи на сайте Переформат.ру пока не публиковались.
       
      Поэтому возникает вопрос: какие существуют аргументы считать именно славян пришлыми, а не выделившимися из древнего индоевропейского субстрата под влиянием индо-иранцев…
       
      Аргументы о «пришлости» славян в Восточной Европе Вы найдете у Трубачева, Седова и других исследователей, которые занимались этногенезом славянства. Я этой проблематикой не занимаюсь, я пытаюсь заниматься русами.

  • Александр говорит:

    Лидия Павловна! Спасибо за очередную интересную статью. Два-три месяца назад впервые наткнулся на Ваши работы. Я надеюсь, что они явятся «контрольным выстрелом в голову» норманнской теории. Сколько уж можно ей отравлять наше сознание! Я – любитель истории. Ни в коем случае не спорю с серьёзным историком. Только несколько вопросов.
     
    1. Есть факт: Все точно известные венды говорили на славянских языках. Это вятичи, венды Германии и венды на территории нынешней Словении (Орбини приводит сравнительный словарь вандальских и славянских слов). Венды, говорящие на кельтских, иллирийских, германских языках – только гипотеза. В своих статьях Вы очень осторожны, избегаете непроверенных фактов. Почему здесь отступаете от своих правил?
     
    2. Вы наверняка знакомы с трудом Иловайского «О Славянском Происхождении Дунайских Болгар». Автор убедительно сомневается, что народ-победитель (болгары) так быстро (примерно 150 лет) перешёл на язык подчинённых. Венгры, например, до начала 20-го века продолжали ассимилировать более многочисленных славян. Мордва и марийцы (не властвующие) уже тысячу лет сохраняют свои языки среди несоизмеримо более многочисленного и более развитого народа. Убедительно ли выглядят утверждения, что венеты легко ославянились?
     
    3. Геродот называет скифов середины 1-го тысячелетия сколотами. Сколоты – склавины – славяне. Вы, конечно, знакомы с этой гипотезой. Очень убедительной. Сейчас там живут славянские народы. С полностью совпадающими генетическими маркёрами R1A1. То есть прямые потомки с тем же названием – сколоты-славяне. Вполне вероятно, что разные племена с разными диалектами уходили в Азию, Европу, даже в Африку. Спустя какое-то время многие возвращались назад. Это даже отражено в сказании о Словене и Русе. Или я как любитель слишком увлёкся?
     
    4. К важным характеристикам этноса Вы относите культуру, язык, тип хозяйственной деятельности. А кровь?! Последний вопрос: Лидия Павловна, что Вы думаете о популяционной генетике и работах Клёсова?

    • Liddy Groth говорит:

      1. Венетам как ветви иллирийцев посвящено достаточно много работ серьезных лингвистов, я приводила, в частности, отрывок из работы известного индоевропеиста Юлиуса Покорного, который писал, что в «областях, где потом поселились славяне: Далмация, Паннония, Истрия – были иллиры и венеты… Сами иллирийские венеды ославянились позднее». То же самое можно сказать о кельтоязычии арморейских венетов – этот вопрос исследовался многими лингвистами, поэтому мне непонятно, почему Вы относите его к области гипотез.
       
      Я уже писала, что история народа – это история народов, предков этого народа, когда один народ-предок дает новому этносу свое имя, а другой народ-предок дает язык. Такая традиция просматривается, по крайней мере, в истории многих народов. Как писал А.Г. Кузьмин, славяне стали, например, наследниками имени балтийских венедов: «Большое число раннесредневековых германских источников настойчиво повторяют, что венеды, венды, винды, вандалы, винилы – это лишь разные названия предков славян» (Кузьмин А.Г. Начало Руси. М., 2003. С.103). Здесь я хотела бы подчеркнуть слово «предков», т.е. балтийские венеды передали свое имя расселявшимся на Балтии славянам, восприняв славянские языки.
       
      2. С названной Вами работой Иловайского я знакома. Пример с болгарами является одной из классических иллюстраций той традиции, о которой я писала выше: когда в соприкосновение приходят два этноса, то в конечном итоге рождается новая этнополитическая система, которая принимает имя одного народа, а язык – другого. Как и почему делается тот или иной выбор, надо разбираться в каждом отдельном случае. Но вполне возможно, руководствуются практическими соображениями и выбирают оптимальный вариант. Я это к тому, что в истории межэтнических отношений кроме модели народ-победитель и народ-побежденный действует и принцип договора.
       
      3. Александр! Предки и потомки – разные субъекты истории, хотя и связанные между собой многими нитями, в том числе, и кровью.
       
      4. Меня уже спрашивали о моем отношении к работам Клесова, и я отвечала, что отношусь к ним с интересом, как и ко всему новому. Но я не специалист в области генетики, я – историк. И мне требуется время для того, чтобы разобраться в том, как я, историк, могу воспользоваться результатами этой новой научной отрасли.

  • Александр говорит:

    Лидия Павловна! На прошлой неделе посмотрел фильм Задорнова «Рюрик. Потерянная быль». Увидел Вас и обрадовался, словно встретил старого хорошего знакомого. Тёплое Балтийское море, а у меня за окном сибирский мороз (Ангарск). Эх.
     
    1. Почему гипотеза? Славянство венетов материализовано в носителях языка, в словарях. Венеты, как носители кельтских, иллирийских, германских языков существуют только как конструкт (придумка, вымысел?) в головах учёных мужей. Как, например, и «норманнская теория».
     
    2. Иловайский как раз доказывает, на мой взгляд убедительно, славянство болгар. «Бедный народ»! В 19 веке их считали уграми, сейчас – тюрками. Глядишь, когда-нибудь и до «германцев» дорастут. Булгары, оставшиеся на Волге, ассимилировались, стали говорить по-тюркски. У современных поволжских татар, ещё в 19 веке в большинстве называвших себя булгарами, около 30% мужчин имеют гаплогруппу R1A1. На мой взгляд, это и есть следы этого славянского племени булгар.
     
    3. Вы пишите: «Когда в соприкосновение приходят два этноса, то в конечном итоге рождается новая этнополитическая система, которая принимает имя одного народа, а язык – другого». Бывает, но не всегда! Примеры: венгры смешались со славянами и навязали им и имя, и язык; северные русские смешались с финно-уграми почти поровну (во всяком случае, мужчины) – сохранили и имя своё, и язык. Персы в Иране, турки в Малой Азии также передали местным свой язык и своё название. Самый свежий пример: испанцы в Латинской Америке передали свой язык, но ни один современный народ там не носит название аборигенных.
     
    4. Предки и потомки. Конечно, я и мой отец – разные люди. Но и он, и я – русские. Мы хорошо помним это и осознаём. Так и весь народ имеет долгую память. У Русских есть былины о завоевании Индейского царства! Славяне в 6 веке н.э. называют себя славянами (простите за масло масляное), склавинами. А их прадеды в 5 веке н.э.? А прадеды тех в 3 веке? Что, по другому? Да за тысячу лет до этого они называли себя сколотами! Почему китайцам можно говорить о 3000-летней своей истории. Грекам, евреям, арабам. Русским – нельзя. Почему профессиональные историки столь агрессивно относятся к утверждениям о древности славян, русских?
     
    Народ, живущий 4000 лет на одной территории. Называющий себя тысячелетия одним и тем же словом. Говорящий на весьма медленно изменяющемся, сохраняющем основные грамматические особенности языке (как модно сейчас говорить о русском – архаичном). Сохраняющий родственную, «кровную» преемственность (R1A1) более 4000 лет. Сохраняющий преемственность культуры всё это время. Такой народ имеет право на 4000 лет непрерывной истории. Конечно, славяне, русские 3000, 2000, 1000 лет назад и современные имеют отличия друг от друга. Пропасти лет между ними. Ну а человек? В пять лет, в 15, в 35 лет имеет сильные отличия. Но никто не сомневается, что это один и тот же человек.
     
    Лидия Павловна! Простите меня за запальчивость и многословность. С огромным уважением к Вам, Александр Балакин.
     

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Александр! Представляется, что увлекшись своими образами, Вы
      отвлеклись от моей концепции. Посмотрите еще раз, пожалуйста, мои статьи Начало Руси: продолжаем размышлять и Русь имеет глубокие корни в Восточной Европе.
       
      Я выделяю историю русских из всего массива носителей славянских языков и рассматриваю ее отдельно, также как другие рассматривают историю чехов или историю поляков. Я встречалась с историками из Польши, Сербии и других славяноязычных стран. И не заметила, чтобы они занимались историей славян вообще. Каждый в истории славянства занимается историей своих предков, восстанавливая, например, историю конкретно сербских предков или предков поляков. Такой же подход стала применять и я.
       
      И история русских у меня тоже обретает очень древние корни, уходящие в глубину тысячелетий. Поэтому меня не надо убеждать в древности русской истории. Однако, если спор затягивается, то надо вводить категории. Дайте мне Ваше определение категории «славяне» для того, чтобы ввести наш разговор в какие-то определенные берега.

  • Алексей Коновалов говорит:

    Спасибо, что столько времени уделяете нам, любителям истории. А вот по теме не первый раз читаю про переселенцев волжских болгар в земли славян на Дунае, но насколько я знаю болгары проживали изначально в землях у побережья Черного и Азовского морей и впоследствии разошлись в разные страны, в том числе и на Волгу. Также возможно ли другие названия применять к группе населения проживавших в Восточной Европе, так как невозможно это читать- индоарии и ираноязычные люди переселились в Индию и Иран. Ведь европейцы переселились в Азию со своим европейским языком, от которого также образовались и остальные языки Европы.

  • Александр Балакин говорит:

    Лидия Павловна! Вы предложили мне дать определение категории «славяне» и прочитать более ранние Ваши статьи, что я и сделал с большим вниманием. Статьи очень интересны. Особенно следующие Ваши предположения:
     
    1. Слово «Русь» происходит от имени праматери русского народа. Такую гипотезу я, во всяком случае, встречаю впервые. Обычно «обкатывают» слова «русый», «русло», Рус, брат Словена. Поздравляю Вас! Вспомним Геродота, рассказавшего миф о происхождении скифов от верхового божества Зевса (Сварога?) и «богини географического места», дочери реки Борисфена (Днепра). От этого рождается первый человек по имени Таргитай. Три его сына – Липоксай, Арпоксай и Колаксай – становятся родоначальниками различных частей скифского народа. И сейчас мифологическое человекоподобное существо, преимущественно женского пола (или дух), связанное с водоёмами, называется русалка. Вполне можно предположить, что дочь Днепра звали Русь, Руся, Руса.
     
    2. Ваши слова, что индоевропейцы раньше финских народов заселили Русскую равнину подтверждает ДНК-генеалогия. Она говорит, что предки славян с гаплотипом R1A1 пришли в эти места примерно 4500 лет назад, а финно-угры с N1C1 2000-3500 лет назад. Так кто там был раньше? И Гусева, и Жарникова в своих работах убедительно показывают индоевропейскую основу названий рек и озёр. Вы правы!

  • Михаил Бернгардт говорит:

    По-моему, всё не так. Как справедливо отмечает автор, термин «славяне» впервые упоминается в VI веке по Р.Х. Упоминает славян аварский каган Баян I (что обидно, даже не Тацит). Авары встретили славян на правом берегу реки Сава. Здесь будет уместно напомнить, что римляне, истоптавшие Подунавье вдоль и поперёк много раз, славян не встречали, и слышать о них не слыхивали. Воинственные варвары германских племён про славян тоже ничего не знали, будь то до Великого переселения народов (если такое имело место быть), либо после него. Откуда же они взялись, эти славяне? В том-то и дело, что ниоткуда. Похоже, как жили в родных местах, так и продолжают жить по сей день. Славяне – это не этнос. Славяне – это общность людей, объединённых одной верой. Дело в том, что в IV веке на правом берегу Савы проживали готы и окельтченные иллирийцы. В том же IV веке готский епископ Вульфила создал готскую азбуку и с разрешения Папы Римского изложил на ней Библию. Последователи Вульфилы приняли один из христианских символов веры – арианство, образовали т.н. Малую Готию, где и встретил их впоследствии Баян.
     
    Известная филолог-индогерманист из Парижского университета Сорбонна Француа Бадер (Françoise Bader) и историк-славянист из Мюнхенского университета Людвига-Максимилиана Генрих Кунстманн (Heinrich Kunstmann) в 1991-1992 гг. независимо друг от друга установили, что в основе имени славян лежит старое индоевропейское слово Soluos, которое можно перевести как «достигший совершенства» или «славный». Суффикс veni указывает на происхождение. Таким образом, в исходном варианте сегодняшнее слово «славяне» звучало бы как «соло(у)вени». Греки испытывали трудности с произношением и написанием «solûos-veni» из-за языковых особенностей и окрестили своих северных соседей в Σκλαβηνοι, а римляне – в Sklavini, т.е. произошла взаимная перестановка звуков (метатеза). Отсюда и неверный перевод слова со значением «раб, рабы».
     
    Приняв христианство, вчерашние варвары получили одобрительное имя достигших совершенства, славных людей. Арианство быстро распространилось по всей центральной Европе и стало основной религией германских племён. В отличие от византийского православия, пришедшего в Великую Моравию 500 лет спустя, носителям арианства не пришлось учить новый язык для богослужения, т.к. все они разговаривали на готском языке, впитавшем много из кельтского языка.
     
    Подводя итог изложенному, осмелюсь предположить, что славяне – это принявшие арианство варвары центральной Европы.

    • Liddy Groth говорит:

      Интересный комментарий. С некоторыми Вашими соображениями я могу согласиться, с некоторыми – нет. Вы полагаете, что славяне – это не этнос, а общность на основе конфессионального принципа. Возможно, Вы правы, и стимулом к объединению народов в славянскую семью языков послужило изначальное объединение на основе общего верования или обычая. Мне вспоминается рассказ Куприна о старинном сербском обряде «славы», согласно которому каждый сербский род имел свою «славу», т.е. родовой символ-оберег. Из исследований родословий я знаю, что древний родовой оберег мог быть связан как с образом женского/материнского первопредка, так и с образом мужского/отцовского первопредка. Исходя из этого, могу предположить, что часть родов на Балканах или в Подунавье объединилась под именем первопредка по имени Слава, и это объединение стало ядром будущих славян или славянской семьи языков. Какое-то этническое ядро должно было существовать в самом начале, помня, что есть словаки, словенцы. К этому этнородовому ядру, возможно, стали присоединяться другие потомки или приверженцы Славы, но уже сохраняя за собой родовые имена-самоназвания. Затем этой общностью был развит мощный язык, принятый еще большим числом окружающих народов. Возникло крупное сообщество носителей данного языка. Приведенный Вами Soluos как «славный» из Кунстманна и Бадера не противоречит моей версии о первопредке Славе. Так что я могу согласиться с Вами в том, что изначально славяне образовались как конфессия, но не думаю, что здесь было причастно арианство. Сомнение вызывает и Ваша лингвистика. По-моему, в слове «славяне» корень слав-, а -ане – суффикс, образующий славяне по принципу: хижане, гаволяне, стодоряне, черезленяне. Рассуждения о славянах и русах у меня есть в статьях Арии ушли в Азию, русы – остались в Восточной Европе, Только сообща можно реконструировать и в других последних публикациях. Будет время и интерес, то взгляните, пожалуйста.

      • Михаил Бернгардт говорит:

        Спасибо! Тема Руси мне очень интересна. Так случилось, что живу на юге Германии и имею возможность читать «нередактированные» источники местных авторов. На днях планирую вновь посетить город Констанц, где в 1414 -1418 гг. состоялся Вселенский собор, участие в котором приняли три православных патриарха (к вопросу о размежевании церквей), представители духовенства Руси (не знаю, которой). В то время один из жителей города всё протоколировал и зарисовывал гербы прибывших делегаций. Ох, допустят ли меня до хранилищ музейные работники, но если получится, обязательно напишу.

        • Вячеслав Горчаков, Тула говорит:

          Самое великое, что могут сделать за границей патриоты России – это находить и вводить в научный оборот древние исторические документы. Нужны раскопки в музеях, архивах, библиотеках университетов и монастырей. Более года назад в Интернете мелькала информация о юной россиянке, получившей впервые в истории Ватикана право искать документы по дохристианской истории Руси в папских фондах. Пока результаты не публиковались, но её пример – другим наука.
           
          Возможно, наиболее перспективными и доступными для документоискателей могут стать монастыри бенедиктинцев. В них, например, могут быть связи имени святого Бенедикта с венедами, с венетской топонимикой и с вендельской эпохой.

    • Александр Балакин говорит:

      г. Бернгардт, какие ещё народы, кроме, по-вашему, славян, сменили свои имена при принятии христианства?

      • Михаил Бернгардт говорит:

        Русские, например, приняв христианство, стали называться славянами. Такой вариант Вас устроит? В последнее время появилось много публикаций на тему крещения Руси и принятия Владимиром арианского вероисповедания.
         
        Однако я не писал, что народы, принявшие христианство с его арианским символом веры, сменили свои имена. Вандалы и Бургундцы, Герулы, Гепиды, Руги и Бои, короче, вся современная восточная Германия, Польша, Чехия, Словакия, Бавария, Австрия и даже часть западных племён из Лангобардов, Свевов и Алеманов, не говоря уже про готов, были славянами, но от имён своих не отказывались. Случилось другое. Славянское государство Великая Моравия в своей борьбе за самостоятельность от франкийского государства было вынуждено «крышеваться» под Византией. К ним и прислали посольство во главе с Кириллом и Мефодием, которые не просто принесли библию на незнакомом языке, а написанную «еретической, арианской глаголицей», отчего её пришлось переписать впоследствии на вновь изобретённой Кириллице. С этого времени славян, отступивших от арианства и обращённых в православие «немцы» стали пренебрежительно называть вендами, т.е. обращенцами или, прости Господи, оборотнями.

        • Александр Балакин говорит:

          1. Не совсем понятна связь между вендами и обращенцами, с какого это языка?
          2. Тацитовские венеты 1 в. тоже перекрестились?
          3. Большинство славян Южной Балтики аж до 12 в. были язычниками, но их называли венды.

        • Александр Балакин говорит:

          А сколоты Геродота? Как они учитываются в вашей концепции?

        • Вячеслав Горчаков, Тула говорит:

          Цитата: «С этого времени славян, отступивших от арианства и обращённых в православие «немцы» стали пренебрежительно называть вендами, т.е. обращенцами или, прости Господи, оборотнями».
           
          Михаил, с этим Вашим тезисом невозможно согласиться, т.к. германцы выделились как воинственная неземледельческая вольница из общин более древнего европейского народа, известного в разных местах и источниках под именами вендов-венедов-венетов-энетов-антов. Венеты северной Адриатики известны с 1200 г.до н.э., а Энеты Пафлагонии (южное побережье Чёрного моря) с 2000 г.до н.э.
           
          Даже Википедия в статье о древних германцах знает, что «по версиям лингвистов и археологов формирование германского этноса на базе индоевропейских племён относится примерно к периоду VI-I вв. до н. э. и произошло в областях, прилегающих к нижней Эльбе, Ютландии и югу Скандинавии».

          • Михаил Бернгардт говорит:

            В европах принято считать, что германы есть плод любви носителей культуры мегалитов, проживавших на северо-западе материка, и прибывших индоевропейцев. Возможно, они слышали что-то об адриатических венетах, а возможно и нет. Давно уже доказана тождественность венедов и вандалов (которые не имеют ничего общего с адриатическими венетами) и спор на эту тему просто неприличен.

  • Вячеслав Горчаков, Тула говорит:

    Тогда уж в этимологии славян полезно и перспективно углубиться в солярные культы и в корни «сл» и «сол». Появляются смыслы солнца, солов (посланцев по Далю), соловости (светлости и просветлённости). Есть много топонимов с основой «солов», в том числе река Среднерусской возвышенности Солова в Тульской области, приток Упы. Среднерусская возвышенность не подвергалась оледенениям и послеледниковым потопам за последние 100 тысяч лет, а в Тульской области есть археологические памятники стоянок человека возрастом 100-90 тысяч лет.

  • Александр Балакин говорит:

    Лидия Павловна! Скажите, пожалуйста, где можно прочитать про первопредка по имени Слава?

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Александр! Да, это пока моя гипотеза! Поэтому только у меня Вы могли бы об этом прочитать, если бы у меня нашлось время ее развить! Родилось это предположение, когда я прочитала записки А.И. Куприна во время его эмигрантских скитаний по Югославии и опубликованных под названием «Югославия. I. Белград. II. Народная память. III. Старые песни. IV. Герцеговинец». Вот в «Народной памяти» и описан древний сербский обычай обладания родовой «славой». Описание этого обычая и породило у меня ряд тех предположений о генезисе общности славян, которые я представила в своем ответе.
       
      Высказанное выше предположение Вячеслава Горчакова о родстве корня в имени Слава с корнем сол-/сл и, следовательно, имени, также восходящем к солнцебогиням (см. здесь и др. статьи по солнцепоклонству) – вполне логично и оправданно. Но эти предположения нуждаются в основательном исследовании.

  • Василий говорит:

    Благодарю Лидию Павловну за такой развернутый ответ на мои вопросы. Интересный момент, на который вдруг обратила внимание эта статья, цитата:
     
    Русские, украинцы, белорусы как народы связаны друг с другом не только близостью языка, но и близостью истории – историей древнего народа русов, ведущего свое имя от материнского первопредка по имени Русь (это моя концепция), т.е. имевших в древности еще и родство по историческому «родословию».
     
    Концепция материнского первопредка по имени Русь интересна одновременно своими логичностью и поэтичностью. Русь, – говорим мы, глядя на наши необъятные просторы, на нашу Землю. Вспоминается Сергей Есенин:
     
    Гой ты, Русь, моя родная,
    Хаты — в ризах образа…
    Не видать конца и края —
    Только синь сосет глаза.

     
    То есть Русь – это наша Матушка Земля, Мать – Сыра Земля.

  • Дмитрий говорит:

    Гильфердинг в серии из двух статей, посвящённых древней истории славян, замечает насчёт имени антов следующее: это искажённое «энеты» – то есть генеты или венеты. Широко известно имя, которым величают русских эстонцы. Наконец, когда я вижу отечественные лифты, подъезды и парки, то явно отдаю себе отчёт в том, что вандалы никак не могли быть предками аккуратных немцев. Может быть, в этом направлении и следует поискать?

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья