Почему имя русов всегда пытаются определить либо через имя ариев, либо через имя славян, либо – еще хуже, через каких-то несуразных гребцов с гипотетическим (то есть в реальности не обнаруженным) древнескандинавским прототипом и неустановленным адресом убытия? Почему так сложно признать очевидное: русы – самостоятельное древнее имя, носители которого были современниками ариев и более древними «кровниками» славян? Почему древности носителей имени русов не именуются просто древнерусскими, а называются, например, древнеиранскими, либо восточнославянскими, хотя имя славяне ранее всего выявляется на Балканах и в Придунавье, а иранские «племена» должны, по логике, быть связаны с Ираном. Задумалась я об этом давно. Одним из импульсов для этих раздумий послужило знакомство с источником, который представлю ниже и вокруг которого построю свой рассказ.
 

 
В журнале «Вестник всемирной истории» за декабрь 1900 г. была помещена заметка о грузинском пергаментном манускрипте 1042 г. с рассказом об осаде Царьграда русами в 626 году. Заметка явилась перепечаткой статьи из газеты «Кавказ», автором которой был крупный грузинский ученый, педагог и общественный деятель М.Г. Джанашвили (1855-1934), занимавший пост директора Церковного музея Тифлиса. Джанашвили проводил большую работу по изучению и описанию рукописей и старинных книг, был автором большого количества трудов по истории Грузинской церкви и истории Грузии, составителем каталогов, членом Тифлисского музейного комитета, а с 1894 г. – и членом-корреспондентом Московского археологического общества.
 

Об источнике сообщалось следующее: «В церковный музей грузинского экзархата, как сообщает г. М. Джанашвили в газ. «Кавказ», поступило 16 манускриптов из тифлисского Сионского собора. Из числа этих манускриптов особенно важное значение имеют две рукописи на пергаменте, переписанной Захарием, грузинским епископом Алашкерта и Кигизмана, и другой манускрипт, появившийся в свет по заботам знаменитого грузина – перелагателя Георгия в 1042 г.
 
Эта рукопись – громадный сборник, состоящий из 322 листов (начало и конец книги утеряны). Статья под названием «Осада и штурм великого и святаго града Константинополя скифами, которые суть русские» помещена в последней части сборника (с. 230-231). В этой же статье изложена подробная история походов императора Ираклия (610-642) в Персию вместе с союзником его Джибгу (Забелем), царем хазарцев.
 
В 602 году вступил на престол император Византии узурпатор Фока, солдат-невежда, незнавший ни законов, ни военного дела. Он скоро расточил всю государственную казну, попрал все священные законы царей и совершил множество злодеяний, напр., им был убит император Маврикий и обезглавлен знаменитый полководец Нарсес, перс по происхождению.
 
Этим Маврикием был усыновлен персидский шах Хосрой II-ой, который, узнав, что Маврикий убит в Халкедоне и сын его Феодосий, поехавший в Персию, погиб в Никее от руки Фоки, выступил мстить за своего благодетеля: Фока послал против врага огромное войско, но оно было опрокинуто Хосроем, который приступом взял города и крепости: Мердину, Дару, Амиду, Эдессу, Гиерополь, Халкиду, Алеппо и Антиохию. В это время в самой Византии возгорелась революция, которая закончилась смертью Фоки и вступлением на престол Ираклия (в 610 г.)
 
Между тем Хосрой, взяв Антиохию, и пленив множество греков и отправив их в Персию, сам пошел на Палестину и, взяв Иерусалим, сжег и разрушил храмы Гроба Господня и др., избив 90 000 христиан, Животворящий крест, и патриарха отослал в Персию. Сам же пошел в Египет и, покорив его, вернулся обратно, взял Халкедон и стал станом в виду Константинополя. Войска его завоевали также остров Родос. Близость Хосроя навела страх на византийцев. Император Ираклий, будучи угрожаем Хосроем с юга и дикими племенами «скиθовъ» с севера, хотел было оставить Царьград и переселиться в Карфаген. Но он раздумал и примирился с Хосроем, которому предложил 1 000 талантов золота, 1 000 шелковых одежд, 1 000 коней и 1 000 девушек.
 
Казалось, что наступает последний час существования Царьграда, и слава всемирных императоров уже отдается поруганию варваров. «Однако Влахернская Божья Матерь появилась щитом св. города», и дело приняло другой оборот.
 
В 622 году Ираклий за большую сумму денег уговорил «скифов, которые суть русские», не тревожить империю, и потом отправился отомстить Хосрою. На Иссе, т.е. там, где Александр Македонский разгромил Дария, произошло ожесточенное сражение. Ираклий одержал блистательную победу и отбросил назад персов. Ираклий, прогнав персов из Малой Азии, перешел через Трапезунд и призвал к себе воинов из Грузии и из всех областей, лежащих между Черным и Каспийским морями. Император взял множество городов, освободил 50 000 христиан, плененных Хосроем, и обремененный добычею, вернулся в Амиду и отсюда послал в Византию извещение о своих славных победах (в 625 г.).
 
Но Хосрой, который считал себя владетелем всего поднебесья, не унывал. Он вызывал воинов из всех провинций Персии и во главе огромнейшего войска выступил против врага. Его главнокомандующий Сарварон склонил «русского хагана» сделать общее нападение на Константинополь. (Этот хаган еще при Маврикии делал нападение на империю и однажды пленил 12 000 греков и требовал, чтобы от императора, чтобы он их выкупил, дав за душу по драхме.) Это предложение он принял.
 
Хаган посадил своих воинов на лодки, которые выдолблены были из цельных деревьев и которые на их «варварском» языке назывались «моноксвило»… Хаган причалил их к Царьграду и осадил его с суши и с моря. Воины его были мощны и весьма искусны. Их было столь много, что на одного царьградца приходилось 10 русских. Тараны и осадные машины стали действовать. Хаган требовал сдаться, оставить «ложную» веру во Христа. Однако угрозы его не подействовали, а только подняли дух горожан. У стен города произошла страшная свалка. Свобода Царьграда уже висела на волоске. Патриарх Сергий послал хагану громадную сумму денег. Подарок был принят, но свобода обещана была только тому, кто в одежде нищего оставит город и уберется, куда хочет. Но опять явилась помощь Влахернской Богородицы. Ираклий прислал с востока 12 000 воинов, которые, будучи вспомоществуемы Матерью Иисуса, не допустили город до падения. Хаган осаждал город (в 626 г.) «с предшествующей субботы… дня Благовещения», делал ожесточенные приступы, бил стены города таранами, но напрасно; Влахернская Богородица оказалась непоколебимой, и воины ее сломили мужество хагана и его ратников. Наконец, русские, потеряв надежду взять город, сели в свои «моноксвило» и вернулись восвояси.
 
Ираклий, который в это время оборонялся от персов на р. Фазис, был обрадован уходом русских. Он пригласил против персов царя хазарцев Джибгу; обещав ему сделать его своим зятем. Император и Джибгу, у которого было 40 000 воинов, встретились в Тифлисе. Отсюда они отправились берегом Аракса и Тигра и одержали славную победу в Ниневии. Император двинулся далее, всюду сокрушая силу персов… Въезд императора Ираклия в Царьград был величественным…».1
 
Одновременно перевод данного источника, сделанный М.Г. Джанашвили, был опубликован и в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа, издаваемым Управлением Кавказского учебного округа». Издание этого сборника, который выходил с 1881 по 1915 гг., составляло одну из выдающихся заслуг попечителя Кавказского учебного округа К.П. Яновского (1822-1902). В номерах сборника публиковался материал, интересный для истории, археологии, лингвистики и этнографии Кавказа.
 
В предисловии к данному переводу уже сам М.Г. Джанашвили писал: «Осаду Константинополя русскими (в 626 году) и поход Ираклия в Персию мы извлекли из грузинского пергаментного манускрипта, принадлежащего Тифлисскому церковному музею (№ 471). Манускрипт (in quarto, 322 листа, начало и конец утеряны) появился в свет в 1042 году, по заботам знаменитого Георгия Мтацминдели (умер в 1066 г.). В нем содержатся статьи: а) Учение Феодора Студита и его житие в переводе Георгия Мтацминдели, b) Подвиги мученика Феодора в переводе того же автора, с) Постановление святых отцов об иконопочитании, d) Чтение из Иоанна Златоуста в день Пасхи, е) Осада Константинополя скифами, кои суть русские, f) Поход императора Ираклия в Персию и g) Появление Магомета. Весь манускрипт переписан одной рукою, почерком «нусхури»… Повествование о походах скифов и Ираклия в общем сходится с данными Всеобщей истории и летописей Грузии и Армении. Все это достаточно подробно изложено в нижеприводимом нашем переводе. Автор повествования, по-видимому, духовное лицо, желая придать своему рассказу религиозное значение, останавливается более на чудесах и пропускает некоторые детали, которые касаются похода Ираклия в Грузию и которые обстоятельно изложены в летописях грузинских и в истории Алвании Моисея Каганткатваци. Эти детали читатели найдут в наших «Известиях» в XXII выпуске Сборника материалов Кавказского учебного округа».2
 
Таким образом, сведения об открытии грузинским ученым нового источника по древнерусской истории были опубликованы в нескольких газетах и журналах и благодаря этому сразу получили широкую огласку. И ничего удивительного: ведь эта рукопись на несколько десятилетий старше Повести временных лет! В 1912 году М.Г. Джанашвили сделал более пространную публикацию рукописи и подчеркнул, что в 1900 г. им была издана только ее часть, по древнейшему списку Грузинского Церковного музея.3
 
Я прочла о тифлисской рукописи в «Вестнике всемирной истории» давно, еще когда только начинала заниматься проблемами древнерусской истории. И поскольку я пришла в эту проблематику из востоковедения, то решила, что мне осталась неизвестной история изучения этой рукописи, время введения ее в научный оборот и другие сведения. Стала выяснять и обнаружила, к своему великому удивлению, что современное научное издание этой рукописи так и не было осуществлено, хотя о факте ее существования было хорошо известно ученым.
 
Разыскивая сведения об использовании этого источника в науке, я наткнулась на сообщение о нем в работе историка-эмигранта Сергея Лесного (1894-1967) «История «руссов» в неизвращенном виде», где я прочитала: «Имеется однако, забытое сообщение, напечатанное в «Византийском временнике» за 1901 г., которое содержит прямое указание, что в войне 626 г. и в осаде Царьграда принимали участие и руссы… Публикуя это забытое сообщение опять, мы надеемся, что историки на Кавказе предпримут поиски и найдут этот несомненно ценный источник…»4 Таким образом, сообщение М.Г. Джанашвили о тифлисской рукописи было перепечатано в 1901 г. еще и в «Византийском временнике».
 
«Забытое сообщение», «историки предпримут поиски и найдут этот несомненно ценный источник» – и это говорилось в середине 60-х годов прошлого века, что называется, в разгар советской власти, когда существовала АН СССР и работа в рукописных хранилищах различных республик не представляла никаких сложностей!
 
При более внимательном рассмотрении вопроса обнаруживается, что тифлисская рукопись не была так уж совсем «забыта». Например, в работе известного советского византиниста М.В. Левченко (1890-1955) «Очерки по истории русско-визатнийских отношений» можно было прочитать о том, что имеются «грузинские ценные указания об участии восточных славян в осаде Константинополя в 626 году».5
 
Текст, опубликованный Джанашвили в 1900-1901 гг., был в 70-х годах в переводе на французский язык опубликован нидерландским востоковедом М. ван Эсброком.6 В 1988 г. в книге «Древности славян и Руси» появилась очень интересная, хоть и весьма краткая статья киевского археолога и историка Я.Е. Боровского «Византийские, старославянские и старогрузинские источники о походе русов в VII в. на Царьград».7 Однако эти авторы опирались на публикации М.Г. Джанашвили начала XX в., т.е. современного издания этого источника не делалось.
 
Подтверждение этому я получила в беседе с редактором «Византинороссики» (Byzantinorossica) К.К. Акентьевым, когда мы обсуждали публикацию моей статьи в начале 2008 года. К.К. Акентьев работал тогда над статьей «Древнейшие свидетельства появления Руси на византийской исторической сцене» и ввел данные о тифлисской рукописи в эту работу. Рассматривая публикацию Джанашвили, Акентьев отметил: «К сожалению, история этого уникального памятника остается неисследованной. В публикации 1912 г. М.Г. Джанашвили лишь перечислил восемь списков, выделил три редакции и указал, что в 1900 г. им была издана только «часть» пространной редакции по древнейшему списку Грузинского Церковного музея № 500 (471), датированного колофоном 1042 г.».8
 
К.К. Акентьев дал в качестве приложения текст, опубликованный Джанашвили, сопроводив его следующим пояснением: «Предлагаемый обзор источников сказания носит предварительный характер в силу отсутствия его современного критического издания. В ожидании такового задача сводится к введению этого уникального памятника в источниковедческий оборот, коль скоро это не было сделано ни самим М.Г. Джанашвили, ни М. Ван Эсброком, что и создало почву для спекуляций вокруг него в околонаучной литературе».9
 
Итак, уникальный источник по древнерусской истории более ста лет известен в науке и более ста лет не привлекался к подробному изучению: не сделано его современного научного перевода с грузинского на русский, не проведено его историческое исследование. Как такое могло произойти?! Поиски ответа на этот вопрос подведут нас и к ответу на вопрос в начале статьи: о сложности определения места для имени русь/русы в современной историографии.
 
Прежде всего, следует напомнить, что такое грандиозное событие, как осада и штурм Константинополя 626 года, естественно, было описано и в ряде других источников, прежде всего – в источниках византийских. Наиболее полно, например, об этом событии рассказывается одним из непосредственных участников событий Феодором Синкеллом в проповеди, произнесенной в первую годовщину штурма – в 627 году. Проповедь носила название «О безумном нападении безбожных аваров и персов на богохранимый Град и об их позорном отступлении благодаря человеколюбию Бога и Богородицы».
 
Подробный рассказ об этом событии содержится и в Пасхальной хронике, составленной также, предположительно, очевидцем событий, который доводит повествование до 628 г. Из этих источников мы узнаем, что летом 626 г. авары, создавшие вдоль северной границы с Византией полиэтническую державу, вошедшую в историю под названием Аварский каганат (567-823), предприняли попытку нападения на Византию. Для похода они привлекли многие другие народы, и значительную роль в разноплеменной армии аварского хагана играли славяне. В описании Феодора Синкелла штурм Константинополя 7 августа 626 г. выглядел так:
 
«На море были снаряжены славянские моноксилы, чтобы в одно время и в один час против города началась одновременно и сухопутная, и морская война. [Хагану] удалось превратить в сушу весь залив [Золотой] Рог, [заполнив] его моноксилами, везущими разноплеменные народы. Он считал, что именно это место подходит для нападения на город… И по всей стене и по всему морю раздавался неистовый вопль и боевые кличи… А в заливе [Золотой] Рог [хаган] заполнил моноксилы славянами и другими свирепыми племенами, которые он привел [с собой]. Доведя число находившихся там варварских гоплитов до огромного множества, он приказал [флоту] налечь на весла и с громким криком двинуться против города. [Сам он] начал приступ, мечтая о том, что его воины на суше низвергнут стены города, а моряки проложат легкий путь к нему по заливу. Но повсюду Дева Владычица сделала его надежды тщетными и пустыми. Такое множество убитых врагов [пало] на каждом участке стены и столько повсюду погибло неприятелей, что варвары не смогли даже собрать и предать огню павших».10
 
Под влиянием названных источников (вернее, под влиянием их толкования), в науке сложилась традиция не воспринимать упоминания участия русов в нападении на Константинополь как достоверный исторический факт или заменять имя русов на имя славян. Например, в соответствующей статье Википедии отмечается, что современники осады нигде не упоминают этнонима русов, но тем не менее с XI в. летописцы почему-то предпринимают попытки ассоциировать славян, принявших участие в осаде, с русскими или, по крайней мере, – с восточными славянами, приплывшими на помощь аварам с северных берегов Черного моря. Начало этому, отмечается в статье, было положено в грузинском манускрипте 1042 года «Осада Константинополя скифами, кои суть русские». Монах Георгий Мтацминдели в изложении событий следовал за Синкеллом, пересказывая в свободном стиле его фразы из проповеди. Однако он не делал различий между племенами, называя авар и славян скифами, а скифов он по литературной традиции византийских писателей X века причисляет к современным ему русским. Пример переноса этнонима русских на другие народы времен императора Ираклия видят и в Степенной книге (XVI век): «При Ираклии царе ходила Русь и на царя Хоздроя Персидского».
 
К.К. Акентьев был также убежден, что отождествление «скифов» с «русами» принадлежало Георгию Мтацминдели или переписчику его автографа и, следовательно, восходило к 1042 году. По всей видимости, высказывал предположение Акентьев, грузинский книжник соотнес рассказ Сказания о неоднократных нашествиях персов и скифов на Константинополь в 602-626 гг. с сообщениями византийских хронистов и синаксарей о нападениях руси на Царьград в 860 и 941 гг. и отождествил скифов с русью по аналогии. По-видимому, аналогия подкреплялась сходством боевой тактики тех и других, равным образом передвигавшихся на «моноксилах», быстроходных судах-однодревках, применение которых славянами отмечается и Феодором Синкеллом в 626 г., и Константином Багрянородным в середине X в. Более определенное заключение, подводит итог Акентьев, невозможно без критического издания этого уникального памятника.11 Вот именно! – без критического издания этого памятника изучать его невозможно, а издание задерживается уже на сто лет.
 
Таким образом, согласно вышеприведенному, Георгий Мтацминдели путал разные народы и, путая, называл авар и славян скифами. Или, как уверяет статья из Википедии, некоторые летописцы (включая и Мтацминдели) пытались ассоциировать славян с русскими. Но у летописцев подобных ассоциаций нет: у них русы – отдельно, славяне – отдельно. Кроме того, согласно К.К. Акентьеву, грузинский книжник по какой-то причине еще и смешал воедино нападения персов и скифов (о каких нападениях скифов VII в. может идти речь, неясно) на Константинополь с нападениями Руси, отстоящими от персидских на двести с лишним лет, что выглядит очень странно и явно неубедительно.
 
Но, по-моему, никакой «путаницы» у Георгия Мтацминдели нет: он совершенно определенно говорит о народе, известном под двойным именем, т.е. о скифах, вторым именем которых было имя русы. Имя русы – самоназвание народа, ибо скифы – этноним (экзоэтноним) древнегреческого происхождения, закрепившийся с античных времен за народами, населявшими Восточную Европу. Очевидцы событий (Феодор Синкелл, автор Пасхальной хроники и др.) не называют имени русов, но они не уверяют также, что в моноксилах сидели исключительно славяне. По их словам, моноксилы были заполнены славянами и другими свирепыми племенами.
 
Нетрудно предположить, что тифлисская рукопись описывает событие осады Константинополя с позиции его связи с Грузией и Кавказом, т.е. с наиболее интересующей грузинского книжника стороны и, таким образом, дополняет византийские источники. А вот для византийских писателей эта сторона была, наверняка, менее актуальной, ибо их больше интересовали народы, непосредственно примыкавшие к границам Византии: балканские славяне и авары, с конца VI века представлявшие наибольшую угрозу для Византии с севера. Так, Мтацминдели особо отмечал факт, что император Ираклий еще в 622 г. откупился от скифов-русов и тем обезопасил себя в борьбе с персами. Одновременно император призвал воинов из Грузии и из всех областей, лежавших между Черным морем и Каспием, т.е. с юга Восточной Европы, где византийские писатели обычно размещали скифов-русов (почему эти данные надо называть «литературной традицией» византийских писателей – тоже непонятно: по-моему, это четко историческая традиция).
 
Одновременно, продолжает рассказ Мтацминдели, и персидский владыка Хосров стал искать союза с хаганом (по словам Мтацминдели, с «русским хаганом») и добился в этом успеха. Хаган располагал большим флотом, состоявшим из быстроходных судов-однодревок, что могло бы обеспечить нападение на Константинополь с моря. Важно подчеркнуть, что русский хаган, как правитель скифов-русов под 622-626 гг. из тифлисской рукописи, ближайшим образом сопоставим с сообщением Бертинских анналов под 839 г. о народе Rhos во главе с хаганом. Однако совершенно очевидно, что никаких мыслей увязать скифов-русов и русского хагана с выходцами со Скандинавского полуострова у Мтацминдели в 1042 г. не обнаруживается. Поэтому, как мне уже не раз приходилось писать, gentis Sueonum из тех же Бертинских анналов бессмысленно отождествлять со свеями – предками шведов со Скандинавского полуострова.
 
На мой взгляд, тифлисская рукопись представляет из себя чрезвычайно интересный источник по древнерусской истории, но признанию этого факта, очевидно, мешали как идея норманизма доказывать скандинавство руси/русов, так и идея связывать происхождение руси/русов только со славянами. То есть либо идея полного отождествления руси с восточноевропейским славянством, расселявшемся на просторах Восточной Европы в течение определенного периода, хронология которого плохо увязывается с деятельностью русов-скифов в 622-626 гг. Следовательно, русы-скифы из тифлисской хроники не вписывались ни в одну из существовавших концепций.
 
Однако часть сведений, упоминаемых в тифлисской рукописи и связанных с именем русов, привлекала внимание ученых в связи с их анализом других источников. Это были, в первую очередь, титул «русского хагана» и тип судов «однодревок-моноксил». Взглянем и мы на них, поскольку в рассуждениях о хагане и однодревках отразилась, как в капле воды, вся запутанность ситуации с именем русов.
 
В статье киевского археолога Я.Е. Боровского, написанной в конце 80-х гг. прошлого века, в которой анализируется рукопись Мтацминдели, скифы-русы отождествляются с восточноевропейскими славянами, за что над этой статьей до сих пор веет сдержанное осуждение. Основным аргументом для Боровского в пользу его предположения об участии в осаде Константинополя выходцев из Среднего Поднепровья служит факт использования нападавшими такого типа судов, как однодревки-моноксилы. Боровский напомнил, что этот же тип судов был описан через несколько столетий Константином Багрянородным в его трактате «Об управлении империей», в главе «О русах, отправляющихся с моноксилами из Руси в Константинополь». Давнюю традицию отправляться из Поднепровья в Византию, подчеркивает Боровский, подтверждают и археологические материалы, найденные на всем протяжении великого водного пути из Киева в греки. Византийские монеты VI-VII вв., золотые и серебряные вещи этого времени обнаружены в Киеве, Среднем Приднепровье и на юге – там, где проходил торговый путь из Киева в Царьград, а также маршруты военных нападений.12
 
Очень ценным в статье Боровского является, на мой взгляд, то, что автор собрал для сравнительного анализа все источники, где отыскивались сведения, упомянутые и в рукописи Мтацминдели. И оказалось, что таких источников множество! Особый интерес представляют указанные Боровским аналоги рассказа о нападении персов и их союзника – скифского кагана – на Царьград в 626 г., сохранившиеся во многих русских источниках XV-XVII вв.13
 
Кроме того, Боровский приводит целый ряд византийских источников, где, по его мнению, сообщается о славянах, воевавших в море на долбленых судах. Так, он называет и «Аварскую войну» Георгия Писиды, известного византийского светского поэта и очевидца описываемых событий, и византийского историка Феофана, и патриарха Никифора, и рассказ древнерусского хронографа (по редакции 1512 г.), в основу которого положен ряд византийских источников о множестве тавроскифов, союзников скифского кагана, приплывших на кораблях – деревянных ладьях, и др.14
 
Упоминание о нападении русов на Константинополь в 626 г. имеется, дополняет Боровский, и в некоторых рукописных византийских материалах, например, в Типике Большой Константинопольской церкви (церковном уставе IX-X вв.) по Патмосской рукописи X в.15
 
Но взгляд со стороны на те источники, которые приводит Боровский, обнаруживает, что ученый соединяет в своем анализе разные народы. Так, например, византийский историк Феофан писал, что войска с большим количеством долбленых лодок, заполнившем весь залив Золотой Рог, прибыли из Истрии.16 А например, другой историк, Константин Манассия, который при написании своей хроники в XII в. пользовался более ранними источниками, среди народов, принимавших участие в осаде Константинополя, называет тавроскифов: «Дабы никакая из напастей людских не превзошла беды того времени, судьба подняла на греков и все народы, обитающие в окружии Таврии. Князья жестоких тавроскифов, собрав корабли с несчетным числом воинов, покрыли все море ладьями-однодеревками».17 Но Боровский полагает, что если имена тавроскифов греческие авторы соединяли с именем русов, то это означает, что тавроскифы также тождественны восточноевропейским славянам, и соответственно, делает вывод: рассмотрение всех известных источников (византийских, старославянских и старогрузинских) позволяет сделать вывод о том, что вероятными участниками осады Константинополя в 626 г. были восточные славяне (русы) из Среднего Приднепровья, которые пришли под Царьград морским путем на ладьях-однодеревках и что это был первый поход Руси на Константинополь.18
 
Мысль о том, что поход 626 года был первым походом Руси на Константинополь, может оказаться верной. Но сейчас благодаря исследованиям многих ученых, работы которых приведу ниже, уже известно, что русы-тавроскифы VII века еще не были славянами. Поэтому о руси и славянах поведем разговор далее, и помогут здесь сведения о «русском хагане», упомянутом в Мтацминдели. Что же касается судов-однодревок и их места в древнерусской истории, то этот сюжет настолько интересен, что ему надо будет посвятить отдельную статью.
 
О «русском кагане» или о русах с хаканом во главе, кроме тифлисской летописи, как известно, сообщается и в других источниках. Одним из них являются знаменитые Бертинские анналы, в которых под 839 г. сообщается о посольстве русов, правитель которых носил титул хакана (сhacanus, chaganus), в Византию. Более полные сведения о русах с хаканом во главе содержатся в средневековой арабо-персидской географической литературе IX-XII вв.
 
Норманисты творили прямо чудеса ловкости, увязывая титул хагана из Бертинских анналов со свеями (да что там, со свеями, напрямую – со шведами!) Скандинавского полуострова и разработав версию о том, что резиденция хакана русов – это Рюриково городище середины IX в. А титул хакан должен был предполагать хорошее знакомство его носителя с Хазарским каганатом и его социальным устройством, поэтому: «титул “каган” у владыки росов-свеонов и балтославян, имевшего резиденцию в Ладоге, возник в результате подражания титулу “каган” у владыки хазар из желания сравниться с ним по значимости и/или противопоставить себя ему… В Поволховье не позднее конца VIII в. возникает протогосударство с центром в Ладоге.., глава которого не позже 830-х гг. принимает титул “хакан”… первое русское протогосударство, возглавляемое русами (в мужской половине – преимущественно потомками выходцев из Швеции) и включающее словен, чудь, кривичей и мерю (?), пережило сильный удар в результате набегов норвежско-датских викингов, приведший к перерыву династии по мужской линии [ранее в этой статье была приведена ссылка на события, рассказанные в «Саге о Хальвдане Эйстейнссоне» – Л.Г.]. Однако остатки местной руси, тесно связанной со “всей русью” в прибрежной Швеции, оказались необходимы для переговоров и призвания Рюрика».19
 
Работа с проблематикой генезиса древнерусского института княжеской власти показала мне, что у большинства норманистов существуют сложности с пониманием того, как функционировал институт наследной власти в архаических обществах и что означает титулатура правителей. Насколько мне известно, из норманистов только А.А Горский предпринял попытку связать принятие титула каган у древнерусских правителей с традицией наследования:
 
«Согласно ПВЛ, данниками хазар были несколько восточнославянских общностей – поляне, север, радимичи и вятичи. Таким образом, “русский каганат” сложился на территории, ранее подвластной хазарам; при этом его глава носил титул, равный титулу правителя Хазарии, и этот титул признавался в Византии. Самозваное принятие титула кагана каким-нибудь предводителем викингов еще можно допустить (хотя это был бы факт беспрецедентный – ведь никому из их вождей на Западе не пришло в голову назваться “императором”), но признание этого константинопольским двором, бдительным по отношению к подобного рода вещам… нереально. Поэтому представляется, что первым “каганом Руси” был родственник хазарского кагана, бежавший из Хазарии в результате происходившей там в начале IX в. междоусобицы. На славянской территории Среднего Поднепровья, прежде входившей в хазарскую сферу влияния и именовавшейся Русью или сходно звучащим термином, возник в результате “каганат”, призванный конкурировать с собственно Хазарией. Вскоре верховная власть в этом образовании каким-то образом перешла к норманнам, а их предводитель унаследовал титул кагана… Послы же, упоминаемые под 839 г. в Бертинских анналах, могли быть и скандинавами, служившими ещё “русскому кагану” хазарского происхождения».20
 
Приведенные рассуждения обоих авторов в той части, которая касается древнерусской истории – это полет свободной фантазии, но Горский в своем полете, по крайней мере, пытается соединить фантазию со знанием традиций наследования титулатуры правителей. Однако надо сказать, что и у этого автора понимания того, как наследуется титул верховного правителя, не очень много. Поэтому драматически напряженная история беглого каганского родственника, прихватившего с собой каганский титул, не очень хорошо накладывается на традиции наследования власти. Но полностью могу согласиться с Горским в том, что за самозваное присвоение титулов в раннее средневековье по головке не погладили бы. Да и в наше время, думаю, тоже не стали бы гладить того, кто незаконно присвоил себе титул или звание.
 
Однако возвращаясь опять к тифлисской рукописи, следует отметить, что в норманистских рассуждениях о «русском хагане», она не фигурирует, что для норманистов вполне естественно – они и щипцами не дотронутся до того источника, который может потревожить их идеи о «скандинавстве Руси».
 
Более фундаментальными исследованиями, в которых рассматривался вопрос о Русском кагане, представляются работы В.В. Седова и Е.С. Галкиной. Выдающийся российский археолог В.В. Седов принял идеи крупнейшего лингвиста О.Н. Трубачева о том, что в Причерноморье наряду с иранским этническим элементом длительное время сохранялся и индоарийский компонент, который соприкасался и с частью славянства. К периоду возникновения этого полиэтничного конгломерата, полагал он, и относится появление этнонима «русь». Подобно некоторым другим славянским племенным названиям («хорваты», «сербы», «анты» и др.), «русь» – первоначально неславянский, но ославяненный этноним. Он восходит, в соответствии с изысканиями Трубачева, как и обширная однокорневая географическая номенклатура Северо-причерноморских земель, к местной индоарийской основе *ruksa / *ru(s)sa – «светлый, белый», из чего следует, что реликтовые индоарийские или сарматские племена включились в римское время в славянский, конкретно, в антский этногенез.21
 
Седов отождествлял Русский каганат с территорией волынцевской археологической культуры конца VII-VIII вв., распространившейся от Левобережья Днепра до бассейна Среднего Дона. Корни волынцевской культуры обнаруживаются в Среднем Поволжье, где в IV-VII вв. существовала именьковская культура и откуда именьковцы переселились в Поднепровье. Среди носителей именьковской культуры, по мнению Седова, также сохранялись островки иранского населения, в пользу чего говорит значительное число иранских гидронимов в ареале волынцевской культуры. Ссылаясь на сведения «Баварского географа» и на исследовавшего этот источник А.В. Назаренко, Седов считает, что можно определить этноним племенного образования, представленного волынцевской культурой. Из информации «Баварского географа» следует, что где-то рядом с хазарами (Caziri) проживали русы (Ruzzi). Русам остается ареал волынцевской культуры – между Хазарией и территорией древлян. Ruzzi «Баварского географа» – одно из ранних упоминаний этноса русь в европейских исторических документах. Согласно А.В. Назаренко, появление этого этнонима в «Баварском географе» свидетельствует о проникновении в древневерхненемецкие диалекты уже славянской формы *rusь, и произошло это не позднее IX в. В сочинении Ибн Русте, написанном в начале X в., но восходящем к традиции середины IX в. (к Ибн Хордадбеху и ал-Джайхани), сообщается, что у русов «есть царь, называемый хакан русов». Время принятия главой русов титула кагана определить затруднительно, считал Седов, но русы – носители волынцевской культуры, по мнению Седова, составляли основу населения уже славянского политического образования в междуречье Днепра и Дона. Седов не использовал тифлисскую рукопись, что имеет свое объяснение. Он полагал, что титул хагана русы-волынцевцы взяли от хазар, поэтому «русский хаган» более раннего, аварского периода выходил за пределы его внимания.22
 
Е.С. Галкина связывает ядро Русского каганата с салтовской культурой Подонья и с ее носителями – сармато-аланскими племенами, в лоне которых оформился этноним Русь и которые ещё с VI-VII вв. пришли в лесостепь между Доном и Днепром.23 Капитальное исследование Е.С. Галкиной (новое издание её книги под названием «Русский каганат. Без хазар и норманнов» вышло в конце 2012 г. в издательстве «Алгоритм»), посвященное реконструкции генезиса и истории древнерусской политии, получившей в науке название Русского каганата, является дальнейшим развитием концепции о дославянском происхождении руси, изначально предложенной А.Г. Кузьминым. Согласно взглядам этих авторов, этнической средой, в которой выделился этнос русь, был конгломерат сармато-аланских племён Северного Причерноморья и Крыма первых веков до н.э. – начала н.э., выступавших под разными именами (роксоланы, аорсы). Во II-III вв. н.э. эти названия были вытеснены именем «аланы», коих и стали называть «русами». Нашествие гуннов изменило этническую картину юго-востока Европы, в силу чего часть роксолан переселилась севернее, в лесостепь между Доном и Днепром, установив связи со славянами Поднепровья, что археологически выразилось в создании салтовской культуры и положило начало истории русов салтовской культуры. С верховьев Дона был выход на Волго-Балтийский путь, которым аланская Русь пришла на Балтику.24
 
Е.С.Галкина полагает, что после разгрома сармато-аланского объединения кочевыми племенами венгров в конце IX века, имя «Русь» от ираноязычных русов-аланов (роксоланов) перешло к славянскому населению Среднего Поднепровья (поляне, северяне). Она упоминает тифлисскую рукопись, и хоть делает это вскользь, в системе доказательств отождествления русов с тавроскифами и тезиса: русы-тавроскифы – не славяне, однако, ее исследование дославянских русов разворачивается на широком фоне других источников, которые прекрасно соотносятся с тифлисской рукописью.25 Так, в ее работе приводятся сообщения целого ряда арабо-персидских историков IX-XV вв., где этноним ар-рус, действительно, фигурирует в рассказах о событиях, разыгравшихся на Кавказе в VI-VIII вв. Писавший по-арабски персидский филолог и историк конца Х в. ас-Са’алиби в своем сочинении «Лучшее из жизнеописаний персидских царей и известий о них», повествуя о строительстве в первой половине VI в. Хосровом I Ануширваном Дербентской стены, среди враждебных персам северных народов упоминает тюрков, хазар и русов. Во второй половине XV в. прикаспийский историк Захир ад-дин Мар’аши, опираясь на древние сведения, тоже писал, что русы в VI в. обитали на Северном Кавказе.
 
Галкина напоминает, что и А.П. Новосельцев в связи с этим предполагал, что под русами здесь мог иметься в виду какой-то народ иранской языковой группы. Еще одно раннее упоминание русов на Кавказе у восточных авторов связано с событиями 643-644 гг., когда арабы, захватив Закавказье, подступили к Дербенту и заключили соглашение с правителем этого города Шахрбаразом. Согласно несохранившейся редакции «Истории царей» ат-Табари, правитель Дербента Шахриар (Шахрбараз) заключил мир с арабским полководцем, объяснив фактическую сдачу города так: «Я нахожусь между двумя врагами: одни хазары, другие русы, которые суть враги всему миру, в особенности же арабам». В том же источнике под VII в. есть и такая локализация русов: «В этих горах (Кавказ. – Е.Г.) по ту сторону, когда проходят мимо руса и джуран (конъектура Б.А. Дорна – “алан”. – Е.Г.), то находят государство и многие города, которые называют Баланджаром…». В краткой редакции ат-Табари есть такое сообщение: «Жители этих стран, все неверные, из хазар, русов и алан. Они смешались с тюрками и взаимно соединились с ними посредством бракосочетаний».
 
В работе Галкиной приводятся и другие арабо-персидские источники о русах на Кавказе, как о народе, родственном аланам. О русах на Кавказе, напоминает она, было известно еще великому поэту XII в. Низами Гянджеви. В «Искандер-наме» главный герой Искандер, прототипом которого является Александр Македонский, сражается с русами, которые являются соседями абхазов. Войско русов состояло из хазар, буртасов, алан. Исследовательница обращает внимание на то, что Низами локализует русов в стране Алан. Русов на Кавказе знает и Фирдоуси. В персидской хронике «Письмовник» упоминается Георгий Лаша, называемый «царем царей Абхаза, Шака, Алана и Руса» Все это свидетельствует, заключает Галкина, о локализации неких русов на Северном Кавказе рядом с аланами, причем западнее их, напомнив, что русы у Низами – соседи абхазов.
 
Опираясь на множество источников, автор делает вывод о том, что народ, называемый русы, в IX-XI веках жил и на Кавказе, поскольку известно много сообщений о нападениях русов на города Дербент и Бердаа, а также об их вмешательстве в политику закавказских правителей. Сохранились эти факты в местных хрониках государств Восточного Закавказья – Ширвана и Дербента. Самое раннее упоминание о русах в хронике «История Ширвана и Дербента» – в главах, относящихся к аль-Бабу (Дербенту) под 987 г. (377 г. хиджры). Тогда эмир Дербента Маймун, сильно притесняемый раисами, договорился с русами о помощи. Они и прибыли на 18 судах. Это, конечно, было бы невозможно, находись русы далеко от города, как думают некоторые историки. В других сообщениях русы упоминаются как своеобразная наемная дружина эмира.26
 
Таким образом, «русский хаган» VI-VII вв. из тифлисской летописи, упоминавшийся в ней в связи с Аварским каганатом, мог в тот период находиться в Причерноморье. Но за двести с лишним лет обстановка в Восточной Европе сильно изменилась. И к IX в. носитель титула «хагана русов», как убедительно показывает Е.С. Галкина, обнаруживается много севернее, в районе от левобережья Днепра до среднего Дона и Поволжья. Здесь стоит отметить два момента, важных для будущих рассуждений. Первый – это то, что титул «русского хагана» / хагана русов (Rus-khaqan), предположительно, существовал у правителей на юге Восточной Европы в течение нескольких столетий, считая минимум со второй половины VI в. (со времени правления императора Маврикия, 582-602 гг.), и, в конце концов, перешел к киевским князьям (великий каган нашей земли князь Владимир, благоверный каган Ярослав и др.) то ли как почетный титул, то ли просто как образная историческая реликвия. Второй – это то, что имя русов, в соответствии с названными здесь источниками, в течение первого тысячелетия фиксировалось на обширных территориях Восточной Европы, от Причерноморья и Северного Кавказа до Поднепровья и Поволжья, как сливаясь с именем славян, так и явно расходясь ним.
 
Е.С. Галкина привела веские доказательства того, что имя русов в рассматриваемый ею период носили разные народы (также как, впрочем, и в другие периоды, и сейчас!), но в тот период это были народы, отличные от славян хотя бы потому, что известные наиболее ранние упоминания имени русов относятся к такому времени и к тем областям, где расселение восточноевропейского славянства отмечалось археологами и лингвистами позднее. Поэтому наши рассуждения о титуле «русского хагана» выводят нас на более глобальную проблему – о восточноевропейском дославянском происхождении руси/русов.
 
Эта идея, собственно говоря, развивается в отечественной исторической науке уже с полвека. В 60-е гг. археолог Д.Т. Березовец предложил отождествлять русов с аланским населением Подонья. Московский археолог Д.Л. Талис пришел к выводу о существовании росов в Крыму, проанализировав такие крымские топонимы как Rossofar (варианты: Rosofar, Roxofar), местности Rossoca, Rossa (ныне Тендерская коса), топоним «Росия», а также топонимы с корнем «рос» в Приазовье – Rosso вблизи устья Дона и Casale dei Rossi к югу от Азова, Росия – Боспор, и увидел их родство с аланами Подонья и Приазовья.27
 
Прославленный российский лингвист О.Н.Трубачев, исследовав большое количество топонимов с корнем рос в Северном Причерноморье и Крыму, напомнил, что в низовьях Днепра, на восточном берегу Керченского пролива и в Юго-Западном Крыму античные и ранневизантийские авторы упоминают массу названий с этим корнем. Рядом с Таматархой (Тмутараканью) в начале II тысячелетия н.э., по сообщению византийских источников, находился город Русия. О.Н. Трубачев, изучив гидронимию Юго-Восточной Европы, пришел к заключению, что междуречье Северского Донца и Дона (как раз область салтово-маяцкой культуры) и Приазовье имеют максимальную привязку к этим гидронимам. Эту территорию лингвист назвал своей рабочей моделью Азово-Черноморской Руси. Он связывал ее происхождение с индоарийским субстратом, производя русь, как уже было упомянуто выше, от индоарийской основы ruksa/ru(s)sa – «светлый, белый», поскольку, по его мнению, именно в прибрежной полосе с предположительно индоарийскими диалектами выступают примеры «практического» упрощения ks>ss.28
 
Выводы авторов, предложивших концепции о дославянском происхождении русов в Восточной Европе, представляются мне особенно убедительными. Я также уверена в том, что происхождение русов связано с Восточной Европой, но полагаю, что история русов древнее сармато-аланского периода и уходит в глубину истории индоевропейского субстрата Восточной Европы. Однако известно, что всякая попытка «углубить» историю русов встречалась в штыки сторонниками родсов-гребцов и «всей руси» из прибрежной Швеции. Все богатство вышеприведенных источников отрицалось ими как случайные совпадения, неточности перевода, неправильное прочтение источников и т.д. И давление на отступников было явно нешуточное, именно поэтому работы Березовца, Талиса, Трубачева до 90-х годов оставались единичными попытками.
 
Я обратила внимание на то, какими словами открывается работа Трубачева «К истокам Руси», опубликованная им уже в 1993 году: «Начиная этот непростой и, смею заверить, выстраданный рассказ о Руси Азовско-Черноморской, невольно переросший в остро ответственный, а потому вселявший в меня смущение, неоднократно откладываемый и вновь избираемый и уже на протяжении ряда лет не новый для меня сюжет – о Руси и ее названии».29 Что это?! Великий ученый Трубачев чуть не просит о помиловании за то, что пытается отстаивать концепцию, в которую верит? И это один из ведущих ученых, академик Академии Наук! Что же тогда делать простым смертным?
 
Впрочем, как пытаются подавить тех, кто пробует выступить с гипотезой о древних корнях истории русов, не будучи защищенным высоким статусом, я испытала на себе. Однако, невзирая на сопротивление, концепции о восточноевропейском, но дославянском периоде древнерусской истории, которые стали разрабатывать Трубачев, Кузьмин, Седов, Галкина, заняли свое место в науке и явились большим шагом вперед в разработке начального периода древнерусской истории. Мне эти концепции особенно близки, поскольку я тоже, по мере своих скромных возможностей, уже несколько лет развиваю собственную концепцию дославянского периода древнерусской истории, который связываю с индоевропейским субстратом Восточной Европы.
 
1. Русы, во множестве упоминаемые восточными и византийскими источниками, часто под именем скифов и тавроскифов в Восточной Европе и на Кавказе, рассматриваются сторонниками дославянской концепции как народ иранской языковой группы (Новосельцев), как мигранты из района именьковской культуры, где предполагались островки иранского населения, и как носители волынцевской культуры, в ареале которой складывался ирано-славянский симбиоз (Седов), как сармато-иранские племена (Галкина, Кузьмин), как представители индоарийского субстрата в Северном Причерноморье, приазовском и донецко-донском ареале (Трубачев).
 
2. Напомню, что по существующим представлениям, в самом кратком и схематичном виде, носители индоевропейской семьи языков локализовались в IV-III тыс. до н.э. на юге Восточной Европы, предположительно, от низовий Волги и до Южного Урала, возможно с примыкающими областями азиатских степей. Принято определять их как протоиндоиранцев. С начала III тыс. до н.э. эта общность вступила в процесс распада, в результате которого из нее выделились индоарийская и древнеиранская языковые ветви,30 что в свою очередь, положило начало обширным миграциям носителей индоевропейской семьи языков в Азии и Европе.
 
3. С этого рубежа отсчитывают новый период в истории Древней Индии и Древнего Ирана. Я подчеркиваю, «новый период», а не начало, например, древнеиндийской истории. Курс истории Древней Индии начинается за пару тысяч лет до прихода туда ариев (Хараппская цивилизация) и принесением туда названия реки «Инд» (санскр. Синдху, гр. Индос), зафиксированного в Ведах, которым их с течением времени стали называть соседи. Не правда ли, интересно: история Индии начинается задолго до того, как появилось ее имя, и никто не отрицает права современных индийцев считать себя наследниками Хараппы, что сплошь и рядом случается применительно к древнерусской истории. И это совершенно правильный подход, поскольку история – это и история народа, и история земли, которую народ наследует.
 
Но вернемся к самоназванию арии. Известна проблема с определением их прародины.31 В одном из постов я приводила выдержку из работы петербургского археолога Хлопина, исследовавшего исторические пути миграций древних ариев и доказавшего, что одним из очагов продвижения ариев или одной из их «прародин» была юго-западная Туркмения/Гиркания. Гипотеза Хлопина получила высокую оценку в науке.32 Для локализации этой «прародины» Хлопин использовал древнюю топонимику и анализ, традиция которого восходит еще к античности: совпадение топонима, гидронима и этнонима являются признаком исконного проживания народа в данном месте. Хлопин доказал с привязкой к указанному региону, что здесь сходятся известные в иранской традиции этноним харии (арии), река Харий (Арий или Сарасвати в Ведах) и страна Харахвайти – значит, здесь арии проживали долгое время и отсюда их путь лежал далее: на нынешний полуостров Индостан, где ими была основана страна Ариаварта (страна Ариев) и на Иранское нагорье, где также была основана страна ариев – Ариана или Иран.
 
4. Итак, народы, называвшие себя арии, отметили свой путь на исторической арене, называя своим именем страны, где они обосновывались. По самоназванию ариев называются их языки: индоарийский и древнеиранский. В Восточной Европе неизвестно топонимов, непосредственно связанных с именем ариев. Но зато Восточная Европа пестрит топонимами, с именем русов, с корнем рус/рос. Совпадение гидронимов (множество рек с именем Руса/Рось/Русь), названия страны (Русь) и этнонима (русов/росов) свидетельствует об исконном проживании народа русов в Восточной Европе.
 
5. Казалось бы, яснее ясного. Тогда почему же даже в самых передовых научных концепциях древних русов связывают с «островками иранского населения»? Иранское население – оно в Иране, по ту сторону Кавказа! А по сю сторону Кавказа – русы – такой же древний носитель индоевропейских языков, как и арии. Абсолютно неверно предполагать, что семья индоевропейских языков в процессе разделения на новые ветви в III-II тыс. до н.э. выделила одно единственное имя – арии. Судя по гидронимике, одновременно с ним выделилось и имя русов. Арии ушли в Азию, а русы остались в Восточной Европе. Позднее потомки тех и других стали осваивать и запад Европы. Но вот что интересно: потомки ариев – индоарийцы и древние иранцы – имеют свои языки: индоарийский и древнеиранский, а древние русы – нет, поскольку древнерусский язык они, согласно науке, получили только с расселением славянства, до этого же говорили на… иранском. Как же это так получается? А почему не на древнерусском, близость которого к санскриту известна?
 
6. В опубликованных недавно очень увлекательных и глубоких статьях проф. Клёсова для обозначения древности русской истории использовался термин праславяне. Я как историк не могу его использовать, поскольку праславяне – это предки большой группы народов, а я исследую древности русов – предков русских, украинцев и белорусов, а также некоторых малых народов Восточной Европы. У каждой отрасли науки своя терминология и методика. Однако и со своей исторической методикой я пришла к выводу о близком историческом родстве брахманов Индии – прямых потомков ариев и русских – прямых потомков русов. Имя славян родилось позднее, на Балканах, в Придунавье и Среднем Повисленье, как название новой общности, создавшейся теми же выходцами из Восточной Европы: сербами, хорватами, дреговичами и т.д. Поэтому генеалогия у русов и славян, часть которых вновь переселилась в Восточную Европу, – общая, а хронология – разная. Но рамки поста тесны для затронутой здесь гигантской темы, поэтому я ставлю пока точку. Собираюсь продолжить в следующих статьях, где постараюсь полнее раскрыть высказанную здесь мысль о том, что русы и арии – сверстники в индоевропейской семье языков.
 
7. Постараюсь с помощью примеров подтвердить и мысль о том, что в истории древнерусского языка был период, современный санскриту и авестийскому языку. Сейчас этот древнерусский язык скрыт за двумя ширмами. Первая – это «балтские языки». Я напомнила в своих статьях, что балтские языки – умозрительный термин, созданный в середине XIX в. за неимением лучшего: более архаичный индоевропейский язык в Восточной Европе, выраженный в топонимах, был налицо, а названия для него не было, поскольку древние русы и их язык были частично экспроприированы норманнской теорией, частично – уравнены с именем славян. Но такого народа как балты в Восточной Европе не было. Народ, который там жил издревле, называл себя русы. Вторая – это идея сплошного финно-угорского мира в центре и на севере Восточной Европы. Мне также удалось показать, что эта идея унаследована наукой от шведских исторических утопий, от Рудбека и Бреннера. А идеи, имеющие ненаучное происхождение, должны пересматриваться. Тогда и не будут возникать проблемы у российских ученых с анализом источников, подобным тифлисской рукописи.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

42 комментария: Арии ушли в Азию, русы – остались в Восточной Европе

  • Лена говорит:

    С большим удовольствием прочитала статью (злорадно потирая руки при чтении моментов, где норманнская теория трещала по швам :-)) и узнала много нового, за что хотелось бы сказать отдельное спасибо Лидии Павловне!
     
    Как говорится, удивительное рядом, и история медленно, но верно освобождается от тумана, которым была покрыта, появляются новые факты и здравые рассуждения, что не может не радовать!
     
    Вот после таких статей становится интересно самостоятельно исследовать историю предков (по крайней мере, меня очень интересует эта тема, да и не только меня, но и мою семью, так что нас уже небольшая, но группа :-))

    • Liddy Groth говорит:

      Вы совершенно правы: нас пока не так уж много, но мы уже группа.

      • Булат говорит:

        Добрый день! Замечательная статья, и с точки зрения истории, и с точки зрения ДНК-генеалогии. У меня тоже стойкое убеждение, что этноним «рус» (рос) – связан с санскритом и балто-славянским праязыком, в значении «светлый, белый, русый». Санскрит вообще из всех индоевропейских языков наиболее близок к балтским и славянским языкам. Вы совершенно правы, на мой взгляд, когда пишите о происхождении русов от роксолан (светлых победоносных алан). Известно из древних хроник также про этнонимы руги, росомоны. Особенно интересны росомоны – ведь с санскрита «росов потомок, росский мужчина».
         
        Теперь по поводу языка роксолан. Дело в том, что лингвистами прошлого совершенно произвольно язык роксолан был отнесён к иранским. Понятно, что роксоланы говорили на каком-то индоевропейском языке. Не факт, что это был иранский язык, сторонник точки зрения, что роксоланы говорили на балто-славянском языке, близком к санскриту.
         
        И последние ваши исторические исследования совпадают с данными ДНК-генеалогии. Потомки древних балто-славян – русские, украинцы, белорусы, литовцы и латыши имеют основной субклад R1a-Z280. То есть по данным генетики мы видим, что эти народы родственны. И последнее – не поленитесь – загляните, в проект National clans на FTDNA. Часть представителей субклада Z280 мной отнесены как раз таки к западно-сарматскому племени роксолан. С уважением Булат.

        • Liddy Groth говорит:

          Уважаемый Булат! Спасибо за добрый отзыв. На рекомендованные Вами сведения обязательно посмотрю.

        • Владимир говорит:

          Интересно, т.е. по-вашему иранские языки не относятся к индоевропейским? Вот это новость!!!

          • Булат говорит:

            Интересный вы вывод сделали из прочитанного моего сообщения, но вы неверно меня поняли. Иранские языки – часть индоевропейских, и из этого вовсе не следует, что скифы-сарматы-аланы говорили на иранских. И скифы, и сарматы, и аланы – это всё союзы племён, и говорили в этих союзах племён не только на иранских, но и на других индоевропейских языках, и в том числе скифы-сарматы-аланы, вероятно, говорили и на языках, не относящихся к индоевропейской языковой семье – тюркских, угорских, кавказских и других. Ещё раз подчеркиваю, разноязычие допустимо при условии, что скифы-сарматы-аланы – это союзы племён.

  • Dmitry говорит:

    А откуда взялись в таком количестве моноксилы у славян и других свирепых племён? С чего сухопутному воину лезть в неустойчивую утлую посудину? Они жили в дельтах рек, были поморами? Зачем скифам, практически живших верхом, одноместная долблёнка? Зачем она скотоводу или пахарю? Для перевозки товаров на дальние расстояния моноксилы тоже ни к чему, скорее ладьи викингов для этого пригодны. Если много вопросов – извините. Всегда был интересен этот момент.

    • Liddy Groth говорит:

      С плохо скрытым удовольствием прочитала Ваши вопросы и могу сообщить, что судам русов или моноксилам будет посвящен отдельный пост, который я размещу на следующей неделе. Тогда, надеюсь, Вы получите ответы как минимум на часть Ваших вопросов. А пока перечитайте, пожалуйста, еще раз мою статью и постарайтесь получше вникнуть в некоторые понятия. Например, в понятие «скифы». Это не самоназвание какого-то народа, это – экзоэтноним, которым греки, иначе говоря, иностранцы, называли население Восточной Европы. У Вас что, все восточноевропейское население тысячелетиями не слезало с коня?
       
      Посмотрите на карту: восточноевропейские просторы пересечены крупными и малыми водными артериями, соединявшими гигантские водоемы юга – Каспий, Черное море, Азов – с Балтийским морем и бассейном Северного Ледовитого океана с глубокой древности! На этом природном фоне Ваш стереотип о скифах, т.е. восточноевропейцах, не слезавших с коня, просто тонет. Такими же устаревшими являются стереотипы «сухопутные воины» – это кто такие? – или стереотипы о народах как «пахарях, скотоводах». Вы делите народы по производственному признаку, как членов профессиональных союзов? Старо это, Дмитрий. Устаревшая схоластика! Люди всегда осваивали природную среду и развивали соответствующие производственные навыки, исходя из природных условий. Просторы Восточной Европы давали возможность развивать и земледелие, и скотоводство, и судоходство, причем как речное, так и морское.
       
      Судя по Вашим вопросам, у Вас довольно смутные представления о древностях Восточной Европы. Оставайтесь с нами. Я буду продолжать раскрывать мою концепцию о русах – насельниках Восточной Европы.
       
      И еще пару слов о моноксилах. Я – «сухопутный» человек, а Вы, очевидно, уж совсем далеки от морской тематики, невзирая на интерес к «этому моменту». С чего Вы взяли, что моноксилы – «неустойчивые, утлые посудины»?! Или одноместные долбленки?!
       
      Далее. Вы, вероятно, не читали мои статьи о викингах? «Викинг» – это просто пират, но есть еще и конструктив о викингах – об этом у меня тоже есть материал (http://pereformat.ru/2012/09/nachalo-rusi/). Поэтому с читателями, которые не освоили перевод слова викинг как пират и с легкостью превращают их не то в подобие этноса, не то в подобие средневекового союза НАТО, я бесед стараюсь не вести. Запомните это, пожалуйста. Если хотите рассуждать о традициях судостроения скандинавских стран, то выражайтесь корректно: суда данов, суда свеев, суда норвежцев.

  • Oлег говорит:

    Лидия Павловна, а как в Вашу концепцию вписывается археология II-I тыс. до н.э., в частности синташтийская, андроновская и абашевская АК, срубная и катакомбная АО? Если скифы – русы, с чем отчасти можно согласиться, но не ираноязычные, то как быть с их родственниками – ираноязычными саками Средней Азии, которые точно арии, – и кто такие киммерийцы, по источникам доскифские насельники Северного Причерноморья XIII-VII вв до н.э., которых скифы вытеснили оттуда?

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Олег! Примите, пожалуйста, мою статью как введение к 20-ти томному ответу на Ваши вопросы. В следующих статьях я буду, по мере сил, стараться раскрывать высказанные мысли и таким образом постепенно отвечать на заданные вопросы.

  • Дмитрий Усов говорит:

    Я могу ошибаться, но моноклсилы как однодеревки не обязательно могли быть только из одного ствола. В Новгородской области до сих пор пользуются плавсредствами типа «комли». Это два выдолбленных бревна, заостренных и сбитых вместе. Название «комли» говорит о том, что такие плавсредства выдалбливались из комля стволов крупных деревьев. Если такие выдолбленные стволы русы скрепляли вместе досками, то конструкция могла представлять собой что-то типа катамаранов и на образованной досками площадке нести довольно солидный груз. Фотография таких «комлей»:
     

     
    2010 год, Новгородская область, Маревский район. С уважением и благодарностью за Вашу работу.

  • Сергей говорит:

    Кстати, о моноксилах и скифах. Вы правы, стереотипы на этот счет неистребимы. Даже вполне в теме ученые считают скифов и сарматов исключительно номадами-кониками, что далеко не так. У скифов и сарматов конница, в частности катафрактарии, составляла 1/3 часть войска, остальное – пехота. Скифы, выйдя к Черному морю, достаточно быстро освоили морское дело и боролись с пиратством. У сарматов-языгов на Дунае был свой флот, о чем есть известия римских историков. Да и самая древняя однодревка (моноксил) также найдена на Дону и датируется, если не ошибаюсь, еще 4-6 тыс. до н.э. У городов салтовской культуры были пристани, а значит и средства передвижение по воде. Так что не одни сканды, как нас часто пытаются убедить, были морскими и речными волками. И опять же казаки что запорожские, что донские – всяко не потомки скандинавов, а наследники степных культур: и моряки, и конники в одном флаконе.

    • Лена говорит:

      Согласна. Да и вообще было бы странно считать, что скифы, обитавшие на территории Восточной Европы, не плавали по воде. Вся та территория изобилует реками и водоемами, почему бы ее жителям не воспользоваться водными путями, когда сама природа дает им такой шанс?
       
      Да, и если мне не изменяет память, по одной из легенд о происхождении скифов (кажется, ее озвучил Геродот), их отцом был Зевс, а вот матерью – дочь реки Борисфена. Так что им, так сказать, сам Бог велел делать моноксилы и осваивать водную гладь :-))

  • Дмитрий говорит:

    Мне как-то ближе математический подход. Например, как русские, так и славяне с генетической точки зрения есть результат симбиоза гаплогрупп R1a и I2a. Тогда чем отличаются русские от славян? Допустим, если продолжить Ваши рассуждения, то древние русы привнесли гаплогруппу R1a (арии ведь это сплошь R1a), тогда славяне привнесли гаплогруппу I2a. Но когда произошло смешение? Смешение гаплогрупп, заимствование славянами индоевропейского языка?
     
    Клёсов в томе 5, № 11 своего вестника за 2012 год подводит к выводу (с начала и вплоть до с. 1324), что с начала оккупации Западной Европы носителями гаплогруппы R1b (эпоха колоколовидных кубков) до начала Новой эры восточноевропейская ветвь I2a едва сводила концы с концами, поэтому приблизительно с 2000 года до н.э. по 0 год славянскую историю делали R1a. Тогда между русами и славянами надо возводить знак равенства. Конечно, ДНК-генеалогия ещё совсем молодая наука, но совсем отмахиваться от неё нельзя.

    • Сергей говорит:

      К сожалению, сейчас нет необходимых материалов под рукой, но дело в следующем: антропологический тип центральных русских, по результатам антропологических исследований, проводившихся в 30-х годах ХХ в., соответствует антропологическому типу древних иранцев, смешавшихся с пришлыми славянами. На сходство антропологического типа русских и скифов указывал и В.П. Алексеев, писавший: «несомненно, что большая часть населения проживавшего в южнорусских степях в середине I тыс. до н.э., является физическими предками восточнославянских племен эпохи средневековья». Далее у фатьяновцев, скифов и андроновцев R1a1, т.е. население с данным гено и антро типами проживало на территории России еще до прихода сюда славян в 5-8, а в ряде случаев и 9-19 вв.

      • Дмитрий говорит:

        Видите ли, Сергей. История гаплогрупп намного сложнее, чем нарисованная Вами картинка: жили русы, затем в 5-8 веках пришли славяне.
         
        Во-первых, история гаплогрупп насчитывает десятки тысяч лет. За этот период взаимодействие генотипов могло быть неоднократно, гораздо раньше, чем в 1-м тыс. Например, Вы не учитываете ледники, которые заставляли людей мигрировать и перемешивать генотипы. Самый последний ледник ушёл в 11-м тысячелетии до н.э., насколько сейчас помню – где проходили его границы, где при нём проживали те или иные гаплогруппы?
         
        Во-вторых, встаёт вопрос об индоевропейских языках. Если до 1-го тыс. тесных языковых контактов между славянами и русами не было, то возникает вопрос, каким образом в число индоевропейских языков попали: древнегреческий (XIV в. до н. э.), латинский (тогда же, сер. II тыс. до н. э.), санскрит (тогда же, сер. II тыс. до н. э., но совершенно в другом месте).
         
        В-третьих: антропологический тип – ну и что? Постоянно люблю приводить этот пример: среди киргизов доля носителей R1a1 достигает 63% (это больше, чем у русских). По всей видимости, они выходцы из афанасьевской АК. Но ведь киргизы на русских немного не похожи, верно?

        • Сергей говорит:

          Дмитрий, проблема несколько в ином. Часто оперируя гаплогруппами и гаплотипами, исследователи немного забывают о другой составляющей истории – археологических культурах, письменных и иных источниках. Поэтому можно сколько угодно рассуждать о том, что первично или древнее, яйцо или курица (в нашем контексте та или иная гаплогруппа), к происхождению руси это имеет только косвенное отношение, ибо гаплогруппы руси не существует. Поэтому нет необходимости погружаться в ледниковый период, русов там мы все равно не найдем.
           
          Первые упоминания руси, да и то с некоторой натяжкой приходятся на 5-7 вв. Более реально о руси можно говорить лишь с первой половины 9 века. Вот этим периодом и следует оперировать, собрав в кучу все, что имеется: письменные источники, археология, генеалогия. Мой же первый ответ Вам был несколько об ином. Традиционно считается, что русские – это славяне с той или иной процентной примесью иранцев, тюрок и финноугров. Но ряд антропологов указывает на то, что антропологический тип средневековых русских ближе к древнеиранскому, славянский же компонент, в антропологии, начинает проявляться лишь после переселения на территорию будущей России славян с Дуная, то есть с 6-9 веков н.э., а в ряде случае и позже. Максимум влияния славянской антропологии приходится на 12 век за счет «нового пришлого из прикарпатских районов населения и его брачных контактов с местными популяциями» (Алексеев В.П. Палеоантропология и история // Вопросы истории, 1985, № 1), в то время как физический облик «восточных славян» средневековья «отражает антропологический состав населения Восточной Европы до прихода славян» (Алексеева Т.И. Этногенез восточных славян (по антропологическим данным). М., 1973).
           
          И в этом-то вся странность. Получается, что до начала 2 тыс. н.э. в Центральной России жило некое не славянское население, с куда более древними корнями. Кем было это население, на каком языке говорило? Странность усиливается еще и тем, что согласно данным археологии данную территорию издревле занимали срубники (в которых иногда видят предков ариев), срубников сменили фатьяновцы, тоже претендующие на роль предков ариев (у фатьяновцев R1a), фатьяновцев сменили абашевцы, тоже «иранцы» (гаплогруппу не знаю), а вот после абашевцев пришли дьяконовцы-финны, которые вроде бы как извели на нет прежнее население. Но у центральных русских по-прежнему высок процент R1a, а не финские гаплогруппы, что по меньшей мере указывает на наличие и преобладание предков (носителей гаплогруппы R1a), по мужской линии. И все это как-то не стыкуется с тем, чему нас учит история.
           
          Постоянно люблю приводить этот пример: среди киргизов доля носителей R1a1 достигает 63% (это больше, чем у русских).
           
          Гаплогруппа никак не определяет и не влияет на антропологический тип, она лишь указывает на наличие общего предка по мужской линии.
           
          По всей видимости, они выходцы из афанасьевской АК. Но ведь киргизы на русских немного не похожи, верно?
           
          Население афанасьевской культуры было европеоидным, а не монголоидным.

          • Дмитрий говорит:

            Сергей, но ведь Вы сами загнали себя в тупик. В одном месте Вы сказали, что гаплогруппа никак не определяет и не влияет на антропологический тип. Перевожу на русский: наследственность никак не определяет и не влияет на антропологический тип. Тогда почему Вы в другом месте переживаете насчёт того, что в 12 веке на Руси меняется антропологический тип? Если наследственность, как Вы сами же сказали, не влияет на фенотип, то в чём печаль?

            • Сергей говорит:

              Дмитрий, я, наверное, не достаточно ясно изложил свою мысль. Попробую еще раз. Гаплотип не оказывает влияние на расовый и антропологический тип человека. Грубо говоря (генетики часто приводят такой пример), если европеец, оказавшись среди небольшой группы африканского населения, займет в нем лидирующее положение и наплодит кучу детей от разных женщин (жен), то у всех мальчиков, его потомков (детей, внуков, правнуков, праправнуков) в ходе брачных контактов внутри племени, вида будет меняться антропология, цвет кожи, волос, глаз в сторону преобладающих в племени. Но гаплогруппа останется той, которая была у белого предка. Условно, если это будет русский с R1a, то при африканской внешности у всех его последующих прямых потомков мальчиков тоже будет R1a. Этим и объясняется разный антропологический тип, при родственной гаплогруппе, русских и киргизов. Но, как показывают антропологические и генеалогические исследования, какая-то часть русского населения Центральной и южной России (особенно в период средневековья) сохранила антропологический тип «иранского» населения, жившего на этой территории до прихода сюда славян, и «иранскую-арийскую» гаплогруппу. С учетом того, что гаплогруппа передается только по мужской линии можно предположить, что формирование местного (русского) населения, точнее какой-то его части, происходило не за счет миграции мужчин из славянских территорий, а за счет языковой ассимиляции местного неславянского населения и брачных его контактов с пришельцами. Как-то так. А это уже несколько иная история.

              • Дмитрий говорит:

                Сергей, а я же не спорю, что генотип не влияет на фенотип. Иначе не привёл бы пример про русских и киргизов. Иначе непонятно, почему «генетическая Ева» одна, и «генетический Адам» один, а потомство столь разное – негры, монголоиды… Меня удивляет, почему Вы в случае с изменением фенотипа в 12 веке допускаете исключение и пытаетесь объяснить его наследственностью.
                 
                Ещё для информации. Гаплогруппа передаётся не только по мужской линии, но и по женской. Просто у мужских гаплогрупп (по y-ДНК) одна классификация, у женских (по мт-ДНК) – другая. Лично у меня по мужской линии I2a, по женской H. Поэтому по интересующему Вас региону надо для полноты изучить также картину мт-ДНК.

                • Сергей говорит:

                  Дмитрий, то, что существуют и женские гаплогруппы я в курсе. И, безусловно, игнорировать их нельзя. Но проблема несколько в ином. Логика построения истории часто какая: жили-были, в неком тридевятом царстве, некие, ну пусть абашевцы. Кем они считали себя только один Бог знает, да и не важно это, важно то, что они обладали определенным расовым (фено) и генетическим типом. Но в один, далеко не прекрасный день, позарились на земли абашевцев представители дьяконовской культуры, обладающие другим расовым и генетическим типом. Случилась война, в ходе которой, пришельцы старались извести на нет аборигенов, большей частью, естественно, представителей мужской линии. Ну, так обычно бывает, мужики воюют, женщины – достаются победителю. Но, как показывает генетика, преобладающим гаплотипом по мужской линии у современного населения этих территорий оказался не гаплотип пришельцев, а гаплотип аборигенов. Тогда может что-то не так с историей или с ее пониманием и трактовкой?
                   
                  Вот в чем проблема, данные генетики часто расходятся с картиной предлагаемой историками и археологами. Именно это я и хотел Вам сказать. Ну и еще немного о женском факторе. Антропология населения черняховской культуры достаточно разношерстна. Тут и готы, и иранцы (скифо-сарматы), и кельты, и славяне. Что приводит к до сих пор не утихающим спорам, кому отдать эту культуру – готам или славянам. Но вот что интересно, основная масса мужских черепов – это германцы и иранцы, а женских – славяне. Так может тут-то и скрыта разгадка проблемы. Именно славянские мамы учили славянскому языку детишек от браков с папашами-германцами, иранцами и кельтами, которые все в трудах праведных, то на войне, то в поле. И уже в следующих поколениях нет тебе ни иранцев с готами, а есть славяне по языку, а потом и по духу.
                   
                  На счет Адама и Евы – право, не знаю. Так глубоко в дебри не залазил. Да и сами генетики с антропологами тут бессильны что-то объяснить, особенно сейчас, когда стали находить и другие отличные от кроманьонца подвиды человека или потенциальные его предки. К тому же где-то читал, что возможно Ева и была одна, а вот Адамов было несколько. Словом, тут еще много чего не ясно, включая сам процесс мутаций, приведший к появлению разных гаплотипов. Кстати, давно доказано, что на антропологию влияет не только климат, питание но и рельеф местности. Возможно, так же и с генотипами.

                  • Дмитрий говорит:

                    Я немного увлекался лингвистикой. Действительно, сейчас господствует убеждение, что смена языка социальной группой происходит быстро. Однако вопрос изучался на историческом материале: изучалась скорость растворения в местной среде норманнской верхушки в Сицилии и Англии, франкской верхушки во Франции. В общем, процесс занимает столетия. Что уж говорить о якобы «лёгкости» смены языка целым народом? Ради интереса оцените географию доминирования гаплогруппы H (мтДНК). Это половина женщин Европы. Если бы высказанная Вами версия о влиянии женского фактора на формирование культуры была верна, то половина населения Европы от Испании до Волги разговаривала бы на одном языке.
                     
                    Я готов обсуждать вопросы о том, чего не может ДНК-генеалогия. Допустим, очевидно, что если в какой-то местности жило 90% одного генотипа и 10% другого, затем первый генотип полностью уничтожен, а потомки второго выжили, ДНК-генеалогия этого не заметит. Она будет считать, что всегда доминировал второй генотип. Однако этот фактор можно компенсировать ДНК-экспертизой археологических останков. Дорого, да. И всё же сразу расставляет точки над i.

                    • Сергей говорит:

                      Дмитрий, судить о скорости смены языка той или иной социальной группой и тем или иным народом едва ли правомерно только на приведенном Вами примере. Факторы, влияющие на смену языка, могут быть самыми разными. И опять же, если говорить о женском факторе, гаплогруппа никак не указывает на язык ее носителя. Так что пример не совсем корректен.

                    • Дмитрий говорит:

                      Сергей, не нашёл почему-то функции ответа к Вашей реплике. Я привёл не один пример скорости ассимиляции, а три. По трём странам: Сицилии, Англии и Франции. Вы не привели ни одного. Если хотите продолжения диалога, приведите контрпримеры.

                    • Admin говорит:

                      Уважаемые господа! Если вы желаете продолжить дискуссию, то для этого необходимо открыть новую ветку обсуждения.

    • Урусов Виктор говорит:

      Дмитрий, если следовать Клесову, то при прохождении индоевропейцев через Балканы они должны были смешаться с гаплогруппой I2, даже в то время чистых гаплогрупп среди народов не существовало, можно говорить только о доминировании тех или иных гаплогрупп. Согласно ДНК-генеалогии и индоевропейцы в Восточной Европе, и народы жившие 4 тыс. лет назад в Поволжье, Южном Урале и Юге Сибири (ставшие родоначальниками ариев – Аркаим и т.д.) имели одну и туже доминирующую гаплогруппу R1a1. Более того они должны были говорить на родственных языках, т. к. разделение между ними произошло 4,5-5 тыс. лет назад (если считать правильными расчеты Клесова).

      • Дмитрий говорит:

        Виктор, творчеством Клёсова я интересуюсь уже 3 года. Так вот, если до конца следовать Клёсову, то R1a и I2a совместно проживали на территории Восточной Европы ещё во времена вюрмского оледенения. А это гораздо раньше, чем 4 тыс. лет назад.

    • Лена говорит:

      Что-то я не вижу противоречий. Насколько я поняла, в статье говорилось, что русские просто древнее славян и могут быть их родственниками. Разве родственная близость исключает наличие одной и той же гаплогруппы?

      • Дмитрий говорит:

        Лена, если славяне – это гаплогруппа I2a, то они гораздо древнее русов.

        • Алексей говорит:

          Интересно рассуждаете, но на мой взгляд не учтены субклады. Так вот R1a1 балтов, поморов и восточных славян принадлежат к одному субкладу Z280, в то время как западные славяне, юго-восток Украины, черкесы, шапсуги, адыги имеют общий субклад M458. Но со временем эти субклады вклинились друг в друга. А вот какие народы принадлежали этим субкладам изначально – вот вопрос. А насчёт I2a, так в летописях сказано что иллирийцы подолгу жили в землях славян, из-за давления Рима, и при первой возможности они вернулись обратно, уже под названием хорватов, сербов – что и видно по карте распространения I2a.

          • Дмитрий говорит:

            Если исходить из предположения, что носитель I2a отличается от носителя I2, как индеец от эстонца, то субклады надо учитывать, конечно.

            • Azamat говорит:

              Господа я вас чуть-чуть не понимаю, ведь вы забываете самое главное – фольклор. Я считаю, только с помощью фольклора можно апеллировать происхождением народов. А генетика, археология, летопись – всё это лишь подкрепляет. Иначе говоря, нужно думать в комплексе, а то получится как лебедь, рак и щука.

  • Юрий говорит:

    Просто невероятно, как «норманисты», пытаясь отстоять свою «идею-фикс», превращают все дискуссии на эту тему в подобие сельской лавки, где перемешаны кожа, мёд, мышиный помёт и гвозди. Да любой ревизор либо заинтересуется заманчивым предложением и всё-таки согласится с аргументами лавочника-норманофила, либо брезгливо плюнет и уберётся восвояси. В этом-то, вероятнее всего, и заключена их основная цель. Типичный подход банального жулика – «А ты докажи, что помёт, а не гвозди!», хотя за версту разит именно первым.
     
    Побольше бы таких «ревизоров» как Вы, Лидия Павловна. Большущее спасибо за статью и за ту работу, которую Вы делаете.
     
    Вот только, как у обычного дилетанта, возник вопрос: возможно ли всерьез, без должной лингвистической, филологической, криминалистической, наконец, оценки Тифлисской рукописи (да и любого другого документа), принимать последнюю как базу для определённых выводов? Смутило отсутствие начала и конца рукописи, не меньшее сомнение вызывает её датировка 1042 годом. Уж Вам-то известно, какое количество «достоверных письменных источников» плавает до сей поры в науке и как любят на них ссылаться разного рода «светила».

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Юрий! По поводу оценки Тифлисской рукописи.
       
      А я о чем пишу?! Пафос моей статьи как раз в том и заключается, что источники надо кропотливо изучать и давать их научные публикации, а не заметать под ковер, как это произошло с Тифлисской рукописью. И где гарантия, что такая же судьба не постигла другие источники? Тифлисскую рукопись не удалось замолчать, поскольку весть о ней была распубликована очень широко.
       
      Теперь конкретно об оценке. До сих пор ни у кого не возникало сомнений в подлинности этого источника. Порукой тому было имя самого М.Г. Джанашвили. Да и имя составителя этого источника, преподобного Георгия Мтацминдели (или Георгия Афонского), слишком хорошо известно. Поэтому к данному источнику применяется другой «метод». Не источник сомнителен, а Георгий Мтацминдели: перепутал, смешал всех в одну кучу, перенес события из одного времени в другое и т.д.
       
      И что интересно, подобная «взыскательность» заметна относительно древнерусских источников. Вот небольшой отрывок на эту тему из одной книги: «Любопытно, что острейшая полемика, принимающая международный и долговременный характер, возгорается, как правило, именно вокруг древнерусских памятников культуры: другим в этом смысле везет как-то больше, хотя оснований для полемики и в отношении, скажем, некоторых древнефранцузских, древнеанглийских исторических памятников существует, по крайней мере, не меньше.
       
      Возьмем, например, известный памятник раннесредневековой английской письменности (конец XII в.) «Житие и чудеса святого Фомы» Уильяма Кентерберийского. Он существует в единственной рукописи (относящейся к XIII в. и найденной в XIX в.), как и русско-византийский договор 911 года, как «Слово о погибели Русской земли», как существовало «Слово о полку Игореве». Но никому не приходит в голову объявить его подделкой, позднейшей фальсификацией или посеять в отношении него какие-либо подозрения. Ученые принимают этот список спокойно, без тени сомнения, используют его без всяких оговорок. Но стоит обратиться к некоторым наиболее ярким древнерусским памятникам, как погружаешься буквально в пучину дискуссий, сомнений, нигилистически-истерических писаний, и такое в этих писаниях сквозит мало связанное с наукой, объективным, непредвзятым подходом к памятникам старины недоброжелательство, а порой нескрываемое злопыхательство и даже ненависть, что просто диву даешься, откуда бы и зачем взяться такому
      » (Сахаров А.Н. «Мы от рода русского…». Л., 1986. С. 6-7).
       
      Поэтому, Юрий, дилетантизм – не смертный грех, а с нигилизмом относительно родной истории в своих мыслях боритесь.

      • Юрий говорит:

        Благодарю за ответ. С нигилизмом, разумеется, поборемся. Но всё-таки (мне так представляется), именно благодаря перекрёстным ссылкам в той или иной работе на различных «авторитетов» (и на приводимые ими доказательства), мы сегодня имеем в истории, как науке, то, что имеем. Вы сами говорите о том, что чем ярче нимб вокруг головы того или иного академика, то тем труднее ему возражать, так как рискуете, что Вас просто «не заметят». Вот и закрепляется в умах школьников, как давних, так и нынешних, что слово «челядь» (используемое в том или ином древнерусском документе) в современном понимании соответствует слову «рабы». Как же, ведь именно так определена суть этого слова Самим…Но это, как Вы понимаете, так, для примера. Так может и с «Житием и чудесами святого Фомы» имеет место быть такая же ситуация? Просто удивительно, с каким энтузиазмом писались святыми отцами разного рода «Жития» и «Повести» вначале первого тысячелетия, а вот на свет божий появлялись лишь 4-7, а то и все 9 веков спустя. Я не твердолобый нигилист, но как-то грустно становиться от этой картины… Ещё раз спасибо за ответ.

  • Дмитрий говорит:

    Олегу.

    Что интересно, сибирская археология традиционно относится к скифам саргатскую АК (500 г. до н.э. – 500 г. н.э.), носители которой считаются уграми, предками венгров.

  • Елена говорит:

    По поводу русов. Вчера читала перевод Повести временных лет (поэтому сразу оговорюсь, что могу что-то неправильно понять, в чем-то ошибиться). И у меня возникли вопросы. Начала читать с самого начала, где долго и кропотливо рассказывается о детях Ноя, какие они себе земли взяли, и кто на этих землях жил: «В Иафетовой же части сидят русские, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы. Ляхи же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги…»
     
    В этом отрывке летописи русь – отдельно, варяги – отдельно. Затем смотрю следующую часть: «Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны, готы, русь…»
     
    Опять варяги и русь отдельно. Затем начинают перечисляться даты, и сказано: «В год 6360 (852), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом».
     
    Значит уже Русь (!) пошла на Царьград, о чем и написали древнегреческие летописи. Но почти моментально я читаю: «В год 6370 (862)… И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти. Сказали руси… И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Белоозере, а третий, Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля».
     
    То есть пришли Рюрик с братьями, и от них начали называть землю Русской. Но как такое возможно? Если Русь уже ходила на Царьград в 852 году (и ее уже знали под этим именем), и неожиданно, можно сказать, вдруг откуда ни возьмись, пришел Рюрик (когда к варягам-русам пришли с просьбой) и именно от него и его братьев «начали называть землю Русской». Как такое возможно, что Рюрик дал земле название Русской, когда она уже так называлась? Или речь идет о разных Русских землях, одна из которых так называлась, а вторая получила название от Рюрика? Хотелось бы прояснить данный вопрос :-)

    • Сергей говорит:

      Елена, принимать написанное в ПВЛ за истину в последней инстанции, т.е. за подлинную историю Руси не верно. Ибо большая часть того, что заложено в недатированную, да и датированную часть летописей, мягко выражаясь, – сказка, сотканная из самых разных устных и письменных источников известных авторам ПВЛ. Как в той песне – я его слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила. В частности, перечисление иафетических народов автором ПВЛ было содрано из сочинений византийских и еврейских авторов. Русь же и варяги были вставлены в текст сугубо на базе его понимания происхождения этих народов. Достаточно подробно об этом написано у А. Шахматова и у А. Никитина.
       
      Русь существовала и до Рюрика, о чем есть недвусмысленные свидетельства как латинских, так и арабских авторов. Безусловно, с легендой о призвании варягов эта русь никак не была связана. Да и еще большой вопрос, были ли варяги Рюрика вообще русью. Но то, что в древнейших из известных на сегодняшний день Лаврентьевской и Ипатьевской летописях русь упоминается в числе приглашающих Рюрика народов – факт.
       
      «…идаша за море къ Варягомъ к Руси. сице бо се звахуть и. варязи суть. ако се друзии зъвутся Свое . друзии же Оурмане . Анъгляне друзии Гъте . тако и си реша . Русь . Чюдь [и] Словени . и Кривичи. все земле наша велика и обилна . а наряда в неи нетъ . да поидете княжитъ и володети нами» (Лаврентьевская летопись).
       
      «…идоша за море к Варягом . к Руси . сице ибо звахуть . ты Варягы Русь . ако это друзии зовутся Свее . друзии же Оурмани . Аньгляне . инеи и Гете . тако и си ркоша . Русь . Чюдь . Словене . Кривичи . и вся земля наша большая . и обилна . а наряда въ неи нетъ» (Ипатьевская летопись).
       
      Правда, об этом не любят вспоминать историки, исправляя в переводах, а последнее время и в публикациях подлинников «ркоша . Русь . Чюдь» на «ркоша . Руси . Чюдь». Но это уже их личные проблемы.

    • Liddy Groth говорит:

      Ваш вопрос содержит в себе несколько вопросов, причем на некоторые из них я давала ответы ранее: иногда в виде отдельных статей, иногда в виде ответов на комментарии читателей. Поэтому для предметного разговора я просила бы Вас просмотреть ранее опубликованное.
       
      Один из вопросов о Руси и о варягах, т.е. о двух народах. Норманисты это отрицают. У них Русь и варяги изначально организации, не то коммерческие, не то военные. Посмотрите об этом у меня:
       
      Варяги в истории и историографии: http://pereformat.ru/2011/09/varini/
      Викинги, норманны и поп-культура: http://pereformat.ru/2011/11/vikings-normans/
      (здесь же обсуждение в комментариях)
      Где жили летописные варяги? http://pereformat.ru/2012/05/varyagi/
       
      В комментариях Вы увидите, в том числе, и мои замечания о вольности перевода «как другие называются шведы».
       
      О Руси до Рюрика: http://pereformat.ru/2012/01/rossiya-bez-russkih/
       
      После Вашего ознакомления с названными работами мы продолжим разговор, и я Вас уверяю, ответ на Ваш вопрос о словах летописи «От тех варягов прозвалась Русская земля» будет не так сложно получить.

  • Вячеслав Горчаков, Тула говорит:

    Спасибо автору и всем участникам обсуждения этой темы. Особенно радует конструктивность и вежливость коллег. Хочу внести и свой вклад в коллекцию информации. Это фрагмент моей просветительской работы для подрастающего поколения. К истории имени русского народа. Попробуем разобраться, как возникло имя русского народа? Сначала восстановим хронологическую цепочку имён наших предков.
     
    Сколоты, 1400-400 гг. до н.э., Геродот.
    Скифы, 400-100 гг. до н.э., Геродот
    Сарматы, 100 гг. до н.э. – 200 гг. н.э., Геродот, Птолемей, Тацит, Иордан и др.
    Споры (спорадены) – Прокопий Кесарийский.
    Славяне, анты, 400-800 гг., Прокопий Кесарийский и др.
    Росы, росомоны, 555 г., Иордан, Захарий Ритор.
    Русы, 847 г., Ибн-Хордад-Бех.
    Русины, 911г., Договор князя Олега с Византией.
     
    У византийского историка Прокопия Кесарийского восемь его последних книг «О войнах» посвящены краткому изложению событий до 553 года. Характерна цитата из его сочинений: «И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же. В древности оба эти племени называли спорами [рассеянными], думаю потому, что они жили, занимая страну «спораден», «рассеянно», отдельными поселками. Поэтому-то им и земли надо занимать много». Отсюда ясно, что понятие «русский народ» во времена Прокопия Кесарийского ещё не было ему известно. Но была версия о древнем, рассеянном по Земле, народе, имевшем созвучное с рассеянием имя и являвшимся общим предком для славян и антов.
     
    В 555 году Захарий Ритор (сириец, живший в Византии) дал географическое описание земель и народов севернее Кавказа. Среди прочих упомянут народ росс – люди с огромными членами тела, и кони не могут их носить из-за их размеров. Арабский историк Ибн-Хордад-Бех в 847 году писал: «Что же касается пути купцов руссов, а они принадлежат к славянам, то они вывозят много меха бобров, чёрных лисиц и мечи из дальних концов Славонии к Руcскому (Чёрному) морю».
     
    Последняя дата связана с мирными договорами Руси и Византии в 907 и 911 годах. В 907 году был заключён устный договор греков с русинами, а в 911 – письменный. Характерна цитата из статьи о выкупе пленных письменного договора: «Если пленник удерживается от Руси или грек удерживается одной из сторон, или продан в одну из стран, и если найдёт или русин или гречанин их, то пусть выкупят и возвратят выкупленное лицо в свою страну и его выкупивший возьмёт свою цену или обменяет по цене купленного раба». Здесь уже полноправно присутствует и название страны (Русь) и имя народа (русины).
     
    Следует отметить, что в этом договоре нет понятий «византийцы» и «славяне», есть понятия «греки» и «русины», как самые многочисленные (титульные) народы великих держав. Таким образом, пока можно считать, что понятие «русский народ» возникло как общее имя союза нескольких восточнославянских племён до 555 года.

  • Константин Бочаров говорит:

    Замечательная статья! Спасибо Вам, Лидия Павловна, за начало исследования нашей изначальной истории, которая меня очень интересует! Буду с нетерпением ждать продолжения. С удовольствием изучаю Вашу книгу «Призвание варягов», надеюсь подержать в руках и книгу, посвященную данной тематике. Ваш шаг в исследование прошлого – луч света будущего! Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу того, что большое количество индоарийских гидронимов и топонимов находится на русском севере. Значит ли это, что арийская ветвь более древняя или изначальная и только впоследствии часть арийской ветви под названием русь остались в Причерноморье, а основная ветвь двинулась на восток? Или, наоборот, изначально это был юг Восточной Европы и переселение арийской ветви шло как на восток, так и на север?

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья