Приятно, что моя статья Происхождение Руси, а не происхождение имени Руси всё ещё привлекает внимание. Её читают и комментируют. И вот в одном из последних комментариев читатель Александр Олейниченко написал своё мнение по поводу расхожей гипотезы о происхождении названия Руси от финского Ruotsi. Откуда оно взялось и на кого изначально распространялось – это большой вопрос.
 

 
Давайте посмотрим, как изображают самое начало древнерусской истории норманисты. По их утверждению, в IX веке выходцы из нынешней Швеции приплыли к финнам. И когда те спросили, кто они такие, то прибывшие ответили: гребцы мол мы, родсы по-шведски, из Рослагена, т.е. Гребного стана (опять по-шведски), что на восточном побережье Швеции. Финны поняли все по-своему, решили, что родсы – это такое название народа, переменили его на Руотси, занеся это название в свою географию как название страны на Скандинавском полуострове. И понесли эту весть дальше, к славянам, которые сидели где-то там, вдали. А славяне вообще ничего не поняли (так думается норманистам) и стали это финско-рожденное название страны применять к себе. И из Руотси смастерили имя Русь.
 

Лингвистическая сторона этого вопроса критиковалась не только А.В. Назаренко, но и многими видными лингвистами. Помимо мнения выдающегося ученого О.Н. Трубачева, сказавшего, что «разумнее будет согласиться, что скандинавская этимология для нашего Русь или хотя бы финского Руотси не найдена», известен и решительный приговор Яна Отрембского, крупнейшего польского языковеда и индоевропеиста: «Эта концепция (имеется в виду норманистская этимология Руси у Фасмера) является одной из величайших ошибок, когда-либо совершавшихся наукой».
 
«Супернаучные» рассуждения норманистов о том, что слово Русь якобы можно сконструировать из др.-сканд. слов с основой на *roþs-, реального смысла не содержат. Так называемые древнескандинавские слова с основой roþs- – это теоретическое предположение, лингвистическая конструкция. Ученые, уверовавшие в особую миссию выходцев из Восточной Швеции в древнерусской истории, произвели эти слова искусственно, предположив, что вроде так они должны были звучать в языке восточноевропейских скандинавов в IX-X вв. А на самом-то деле этих слов (или как их называют, прототипов или проформ), никто в реальности, в каком-либо тексте или надписи не встречал.
 
Обстоятельство явно неудобное: более 200 лет искали, и ни курицы в подтверждение своего теоретического предположения не нашли. Критикуя это обстоятельство, Назаренко обращал внимание на сведения «Баварского географа» (IX в.) и сделал вывод о том, что написание этнонима русь в этом документе свидетельствует о проникновении его в древневерхненемецкие диалекты не позднее IX века.
 
Норманистские странности происходят оттого, что весь норманизм как лоскутное одеяло, состоит из исторических утопий, создававшихся в течение XVI-XVIII вв. в Швеции. Так, один шведский деятель, оказавшийся в России в период Северной войны, по имени Хенрик Бреннер и придумал идею о связи имени Русь с финским наименованием шведов «rotzalainen». Сам он родился на территории Финляндии, был финско-язычным, но историю учил по шведским учебникам. А в них было сказано, что предки финнов заселяли Восточную Европу вплоть до Дона задолго до других народов, но предки шведов их покорили и собирали с них дань, а славяне где-то попозже подтянулись.
 
В соответствии с этой логикой Бреннер стал утверждать, что все названия в Восточной Европе были даны финнами, включая и имя Русь: оно произошло от финского названия шведов как «rotzalainen», а последнее произошло от Рослагена. По-своему он был логичен: если вся Восточная Европа была заселена финнами, которых покорили шведы, то и все названия были финскими, а шведы их заимствовали. Эти идеи Бреннера прочно застряли в науке. Поскольку теперь выяснено, что Рослагена в IX веке не было, и значит, никакие предки шведов не выходили оттуда для покорения Восточной Европы, выдумкам Бреннера пора бы дать соответствующую оценку.
 
Повторюсь еще раз: история народа – это история происхождения народа, история его жизнедеятельности и взаимоотношений с другими народами. Прежде всего, история народа, а не гласных и согласных. Лингвистика может непосредственно рассказать об истории языка, но история языка – это только часть истории народа. Её надо, безусловно, учитывать в исторических исследованиях, но не ставить во главу угла.
 
А для начала неплохо взять за основу обычную человеческую логику, поскольку картина рождения народа Руси, предлагаемая норманизмом, находится вне всякой логики. Ну, в самом деле, представьте, как нелепо должны выглядеть люди, которые приехав в чужую страну, стали бы представляться не по имени или по названию своей страны, а по профессиональной принадлежности. Гребцы, мол, мы, а не штукатуры-плотники!
 
Еще нелепее думать, чтобы народ в другой стране ничего не понял и решил, что ему сообщают имя народа, а не профессии. И чтобы эти, которые поняли неправильно, стали бы пересказывать все третьему народу. Да так, чтобы тот, третий народ решил бы: хорошее имя «гребцы», а не назваться ли, в самом деле, и нам гребцами, а то скучно что-то. И переделал бы этих гребцов в собирательное имя женского рода – Русь. Ясно, что в реальной жизни подобная несуразица просто не могла бы иметь места.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

14 комментариев: Русы-гребцы: а почему не штукатуры-плотники?

  • Евгений Нефёдов говорит:

    Действительно, норманистский сценарий, если немного вдуматься – сам по себе, в чистом виде, крайне странный и неубедительный! Это даже если абстрагировавшись от чисто лингвистических нескладух, несовпадений и отсутствия каких-либо доказательств, а также неналичия в природе на интересующую нас дату того самого Рослагена.

  • zeleznik говорит:

    ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ-СПАСИБО!

  • Николай говорит:

    Я не вижу смысла спорить со шведскими норманистами – они придумали историю для Швеции и их не переубедить. Но вот то, что некоторые русские ведутся на этот исторический “развод” – поражает! В русском языке есть слоги, от которых вероятнее всего произошло название Русь. Это “рос” обозначающий “вода” (роса, река Рось, оросить, в слове “русло” о перешло в “у”). Слог “рус” – светлый (русый). При этом эти слоги имеют арийское происхождение, т.к. присутствуют в санскрите.

  • Александр Олейниченко говорит:

    Кроме того, что нет письменных источников, подтверждающих существование у финнов Ruotsi в 9 веке, и странностей образования такого нарицательного имени, существуют и другие проблемы.
     
    Славяне, как мы знаем из летописей, прекрасно знали шведов под их самоназванием свеев, которое было известно во всей Европе еще со времен Тацита. Зачем еще бегать к финнам и заимствовать другое название не понятно. Если предположить, что термин “свеи” более поздний, и что первоначально якобы славяне называли шведов руотси, то не понятно почему впоследствии перестали использовать этот термин. Если с приходом Рюрика термин, относящийся к шведам был усвоен самими славянами в качестве самоназвания, то почему финны, которым он был более родным, так славян не стали называть, а использовали и до сих пор используют другое слово.

  • Liddy Groth говорит:

    Спасибо, Евгений, zeleznik, Николай и Александр, за слова поддержки!
     
    Проблема с Ruotsi/Русью – это часть гигантской проблемы западноевропейских утопий. Или историографической традиции западноевропейских стран в течение нескольких столетий жить вымышленной историей. Этот феномен практически полностью (т.е. как феномен, как система) прошел мимо российской медиевистики, и таким образом, неизвестен российскому обществу. В рамках этого феномена все «концепции» – это плод «причуд фантазии, доведенной до абсурда» (это современная шведская наука о Рудбеке – одном из «столпов» современного норманизма и «концепции» варягов из Швеции), т.е. в них все поставили с ног на голову и заставили есть пятками.
     
    О смысле спора со шведскими норманистами. Самое интересное, что шведская история очень интенсивно размифологизируется в последние десятилетия. Если Вы обратите внимание на аргументацию моих статей, то очень много в ней базируется на работах современных шведских ученых, которых весьма селективно пересказывают российские норманисты (история пирейского льва – наглядный пример). А российские норманисты так глубоко увязли в фантазиях XVI-XVIII вв., что их оттуда никакой силой не вытянешь. Это же во многом касается и российской германистики, в целом. В русскоязычной статье Википедии по старинке рассказывается об исходе готов из Скандинавии. В шведском варианте, например, это давно исправлено. К чему бы такая приверженность обветшавшим фантазиям?

    • Нефёдов Е. говорит:

      К чему бы такая приверженность обветшавшим фантазиям?
       
      Полагаю, дело в том, что на этих обветшалых фантазиях до сих пор базируется авторитет многих современных деятелей от истории! Всех уровней и рангов – и самых высоких, и средних, и даже начинающих, но мечтающих пролезть повыше.
       
      На них же держится авторитет всех тех, кто наделял нынешних деятелей в своё время всеми их статусами – званиями и регалиями, принимал их в институты и на кафедры. Если эти обветшалые мифы отбросить – выяснится, что их “великие” учителя, которые передали им статус “учёных” – это никакие не учёные, а извиняюсь, просто ослы, а следовательно и они сами, с их (получается, что липовыми) научными званиями, всю жизнь валяли дурака и маялись ерундой. Они не решаются посмотреть в лицо полной научной несостоятельности их самих и их учения. А также, видимо, им сильно плохеет от одной только мысли, что все те, кого они клеймили последними словами и обзывали “неучёными”, на самом деле и есть настоящие учёные!
       
      Также полагаю, что так как приверженцев этих мифов всё ещё много – у них есть иллюзия, что они способны закидать шапками (например, заклеймить всякими звонкими ярлыками типа “лжепатриоты”, “славянофилы” и т.д.) тех, кто говорит про их басни, что это басни! Но это именно что иллюзия – в наш век свободного распространения информации, когда они не могут по своему усмотрению разрешать или запрещать публиковать те или иные мысли и слова – население, активно получая верную информацию начинает понимать, что они лгуны и самые настоящие глупцы, ибо повторяют полнейший вздор!
       
      Но я думаю, глубокоуважаемая Лидия Павловна, Вы это всё прекрасно понимаете и так! ;)

    • Нефёдов Е. говорит:

      И кстати российская Википедия, по крайней мере в своей исторической части – это просто Содом! Там совершенно невменяемые люди сидят и выгоняют любого, что пытается призвать к их разуму!

  • Александр Олейниченко говорит:

    Вы совершенно правильно пишите об утопичности норманнизма. Это, по сути, исторический миф. Но на сегодняшний день антинорманнизм в основном сводится к критике норманнизма. Нет целостной положительной концепции, которая бы объединяла и сводила вместе все аргументы антинорманнизма и самое главное, которая бы на основании разных исторических дисциплин обосновывала, что варяги летописей на самом деле являются южнобалтийскими славянами. Эта мысль уже давно высказана в исторической науке, но она как правило, очень слабо обосновывается. Для этого конечно требуется и достаточно большой коллектив единомышленников и специалистов, так как требуется свести вместе прежде всего огромный массив древних письменных источников написанный на разных языках, археологических данных, лингвистических исследований. Норманнизм берет сейчас комплексностью подхода.

  • Александр Олейниченко говорит:

    Я постарался обобщить данные об этнониме “русь” и гипотезе о происхождении его от ruotsi в статье: http://a-oleynichenko.narod2.ru/rus_i_ruotsi/

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Александр! Спасибо за интересные комментарии. Вашу статью я прочитала – очень интересная статья. И сразу же, в руках с этой статьей кратко отвечаю (кратко, поскольку более полные ответы Вы сможете в том материале, который я сейчас готовлю).
       
      1. В статье Вы отстаиваете мысль о славянском происхождении этнонима русь, а в комментарии здесь Вы пишете, что моя мысль о дославянском происхождении имени русь интересна, но доказать ее будет трудно.
       
      Отвечаю. Трудно – не то слово. Причем в данном случае я как бы «собираю цветы» в приграничной полосе, т.е. нахожусь под перекрестным огнем с обеих сторон. Слишком уж устоялся взгляд на то, что русь – это славяне. А по-моему, русь тысячи на две лет старше славян. Также как и венды – дославянский индоевропейский период их истории тоже начинался за пару тысяч лет до того, как они «ославянились» (посмотрите у Кузьмина), или варины – южнобалтийский субстрат, насчитывавший тысячи лет до того, как славянство стало распространяться по Южной Балтии.
       
      Вы спрашиваете о праформах для русского слова русь? Да, вот само слово русь и есть такая «праформа», отразившееся во множестве гидронимов Восточной Европы с корнем рус/рас/рос. Помните, сколько норманисты рассуждали о том, что слово русь не может быть славянским, поскольку попытка доказать его связь с гидронимом Рось несостоятельна, ибо Рось дает в славянской форме Ръсь. Но в русском-то языке и Рось, и Русь никогда не становились Ръсью, это совершенно чуждо русскому языку. Также, между прочим, как имя божества Хорс в славянской форме будет Хърсь, но в русской традиции имя божества всегда было Хорс или Хурс (иногда Гурс). Вот Вам и информация к размышлению: древнерусское русь/рось, а славянское ръсь; древнерусское Хорс, а славянское Хърсь.
       
      Из других древнерусских дославянских слов могу назвать арту и роту (самая священная нерушимая клятва, с христианством была заменена крестным целованием). Ну и естественно, знаменитые названия Днепровских порогов у Константина Багрянородного: росские, т.е. дославянские древнерусские и славянские, т.е. из более молодого индоевропейского языка, «пришлого» в Восточную Европу. Слово варяги, также как и варины, тоже принадлежат к индоевропейскому субстрату: первое – к древнерусскому дославянскому, второе – к южнобалтийскому дославянскому. Прилагаю Вам сканы из русско-санскритского словаря в качестве информации к размышлению:
       
       
       
      О параллелях между древнерусским и санскритом писали многие, в частности, известный индолог Н.Р. Гусева. Но все писавшие пытались притянуть славянство к санскриту, а это, как говорят нынче студенты, не бьётся. Однако если предположить, что в индоевропейском субстрате Восточной Европы, который локализуется там современной наукой не позднее III тыс. до н.э., кроме предков древних индоиранцев, со временем разделившихся на индоарийцев и древних иранцев и мигрировавших прочь, сформировался еще один индоевропейский субъект – древние русы, значительная часть которых Восточную Европу не покидала и в лоне которых с первой половины I-го тысячелетия стало расселяться восточноевропейское славянство, породив в этом союзе современных русских, украинцев, белорусов, то многие кусочки мозаики начинают ложиться на место и создавать стройную картину древнерусской истории. Поразмышляйте над этим, а я буде продолжать публиковать мои статьи.
       
      2. О норманизме, который «берет комплексностью подхода». Не комплексностью, а «системностью» – извините за простенький каламбур, я имею в виду вузовско-академическую систему, которую мы получили вместе с постсоветским наследием Марксова норманизма и которая просто давит на инакомыслящих своим весом. «Комплекс» состоит, в сущности, из небольшого набора стереотипов, которые повторяются из года в год, из столетия в столетие, практически не меняясь с XVIII в.

  • Нина П. говорит:

    Лидия Павловна, благодарю Вас за интереснейшие статьи и неординарные выводы. Вы учите размышлять не штампами. Если бы в свое время у меня были такие учителя по истории… Но лучше поздно, чем никогда. Низкий поклон!

  • Павел говорит:

    Лидия Павловна, все это весьма занимательно, а анекдот про гребцов и штукатуров даже немного смешон. Но – не убедили. Ибо финны и другие финно-угры называют Швецию «Руотси». При заимствовании в старорусский язык это слово должно было превратиться именно в «Русь» (причем мягкий знак здесь обозначал редуцированный гласный). И неизвестность первоосновы для «руотси» не отменяет этого факта. Равно как и затопленный Руслаген.

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Павел! Я не ставлю перед собой задачу переубеждать каждого моего читателя. Я предлагаю факты и свои выводы, основанные на этих фактах. Если лично Вас они не убеждают, то это ведь Ваша проблема, а не моя.
       
      1. Финны называют Швецию Руотси – это безусловный факт. Но «выпадение» из системы доказательств прибрежной полосы Рудена/Рослагена, которая с XVII-XVIII вв. была обязательным звеном в цепи «лингвистических» умозаключений, лишает всю систему исторической основы. С какого времени финны стали называть Швецию Руотси? Есть у Вас доказательство того, что это название уже бытовало в IX в.? И тогда на какой конкретно народ на Скандинавском полуострове оно распространялось? На свеев или на гётов?
       
      2. Если Вы начитаны в лингвистической литературе по данному вопросу, то Вы должны знать, что многие лингвисты указывали на невозможность прямого перехода Руотси в Русь. Академик О.Н. Трубачев даже назвал эти возражения «расхожим мнением». Сам он полагал, что такой переход мог бы быть возможен в случае, если в имени Русь был когда-то смычный согласный перед . Я пишу это к тому, чтобы напомнить, что категоричность Вашего утверждения о том, что Руотси просто должно было превратиться в Русь, – безосновательна. Данное лингвистическое утверждение так никогда и не смогло выйти за рамки гипотезы, предположения. Еще больше нелепостей из него вылезает, когда приходится объяснять трансформацию Руотси в древнегреческое Рос. Обо всем этом очень хорошо написано у такого серьезного исследователя, как А.В. Назаренко. Если Вы не читали его работ, то у Вас нет права рассуждать о проблеме. Если читали, то Вы обязаны сначала доказательно развеять его аргументы. Он кстати очень хорошо опровергает попытки норманистов отказаться от поисков первоосновы. И я полностью разделяю его позицию по этому вопросу.
       
      3. Но дело не только в том, считать ли лингвистические построения Руотси-Русь удовлетворительными или не считать. Одной лингвистикой историческую концепцию не обосновывают. Нужны исторические источники, а их-то и нет. Бертинские анналы безусловным доказательством никогда не могли послужить, поскольку там, с одной стороны, мешал хаган как правитель gentis Sueonum, а с другой стороны, – ПВЛ, где было указано, что свеи со Скандинавского полуострова были иным народом относительно варягов-руси. А такой «источник», как надпись на пирейском льве, с которой норманисты долго носились, оказался обычным шулерством.

  • Сергей Колесников говорит:

    Я тоже попытаюсь ответить Павлу. На истину не претендую, но есть о чем подумать. Есть еще один момент с Руотси – это самоназвание лапландцев (Lappi). И жили они на территории Швеции еще до прихода туда германских племен. И финны называли эту территорию Ruotsi. И когда там появились 27 новых племен, они не стали разбираться кто там кто, а всех стали называть руотси. Сколько племен живет сейчас в Грузии, мне неизвестно, я их всех называю грузинами, хотя и знаю, что сами они считают себя картвелами, и менгрелами, и сванами. Китайских ханьцев, манчжуров, уйгуров я тоже не разделяю – все они китайцы.
     
    И даже когда все устаканилось, и шведы стали называть себя шведами – финны не перестали называть их руотси – по территориальному признаку. Вот такие они консервативные.
     
    Кстати, у русских почему-то принято чаще менять названия народов, но все по тому же территориальному признаку. Тех же финнов сначала называли сумь и ямь, потом они попали под шведов и достались Российской Империи в виде жителей Финляндии (потому что их страну так шведы назвали). Ну как их еще называть? Конечно, финны.
     
    Жителей Юго-восточной окраины Российской Империи называли малороссами, а после образования УССР – украинцами. Самый свежий пример – жителей Югославии русские называли югославами, а теперь и сербами, и хорватами, и черногорцами… Навскидку только один пример русской консервативности – жителей Германии мы упорно называем немцами. Но это особый случай, никто из соседей не хочет называть их дойчами.
     
    Вернемся к финнам. Русских они испокон веков называют Venäläiset, насколько мне известно, – других названий в нашей литературе не указано. Я немножко порылся в переводчике: Sveitsi läiset – швейцарцы; Helsinki läiset – жители Хельсинки. Что и ожидалось – не воспринимают они наше самоназвание, называют жителями страны Venäjä – Россия. Спросить бы еще финнов, откуда они это название взяли. Но там тоже история напрямую шведами написана.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Спасибо, Переформат!
Наши друзья