Крымская война середины 19-го века потрясла своих современников. Россия столкнулась с мощной военной коалицией Британии, Франции и Османской империи. И противник оказался настолько силён, что русское поражение с самого начала казалось неотвратимым. В долгую и изнурительную осаду попал черноморский Севастополь, оборону которого организовал талантливый немецкий инженер.
 

 
Его звали Эдуард Тотлебен. Он происходил из старинного немецкого рода, который перебрался в Прибалтику. Здесь же, в Митаве (как называли сегодняшний латышский город Елгава) родился будущий инженерный гений. Впрочем, во времена его юности вряд ли кто мог это предположить. Тотлебен поступил в Санкт-Петербургское инженерное училище, которое не смог окончить по причине слабого здоровья. Позднее, на протяжении всей жизни его будет преследовать болезнь сердца. Пока же Тотлебен был зачислен в инженерную команду в Риге.
 

Поддержите проекты ДНК-генеалогии: ваше пожертвование – это дальнейшее изучение настоящей истории наших предков, выпуск тематических книг, организация научных мероприятий, исследование палео-днк и ещё многое другое. Первоочередные проекты: издание учебника профессора А.А. Клёсова «ДНК-генеалогия. Практический курс» и других книг, запуск сайта Академии ДНК-генеалогии, продвижение лаборатории ДНК-генеалогии. Сделать пожертвование от 100 до 5000 руб. можно буквально в один клик внизу по этой ссылке.

 

Как болезненный молодой человек оказался на военной службе и прославился в Крымской войне? Это произошло отчасти случайно. Причём его карьера складывалась отнюдь не на флоте и не в кавалерии, в которой не обойтись без отменного здоровья. Он реализовал свои способности там, где не требовалась идеальная кардиограмма, но нельзя было ошибаться дважды. Итак, в 1840 году Эдуард Тотлебен поступил в учебный сапёрный батальон. Скоро на него обратили внимание и направили подававшего надежды юношу на военно-инженерные исследования. Тотлебен должен был изучать и совершенствовать теорию «подземной войны», то есть научиться грамотно расставлять минные системы и проводить подрывы.
 
Проверить полученные навыки на практике Тотлебен смог через несколько лет на Кавказе. Он очень успешно проявил себя в нескольких «контртеррористических» операциях. Взрывное дело помогало штурмовать мятежные аулы, располагавшиеся в труднодоступных местах. Так что накануне Крымской войны Тотлебен был на хорошем счету в войсках и получил звание гвардейского инженера.
 
В 1854-55 годах началась осада Севастополя. Французские и английские войска при поддержке с моря обступили город со всех сторон, не оставляя шанса тем, кто оказался в окружении. События тех лет называют первой обороной Севастополя, и самое деятельное участие в ней принял инженер Эдуард Тотлебен. При любой осаде решающую роль играет не столько доблесть в открытом сражении, сколько грамотная оборонительная линия и система коммуникаций. А это и был конёк Тотлебена. Он смог организовать всё таким образом, что нападавшим пришлось очень нелегко. Не случайно его называли «душой обороны».
 

Оборонительная линия Тотлебена на панораме художника Ф.Рубо

Большинство защитников Севастополя были моряками из корабельных команд, которые на воде чувствовали себя на порядок увереннее, чем на суше. Без военных инженеров они вряд ли смогли бы долго продержаться перед превосходящими силами неприятеля. Зная это, Тотлебен незамедлительно приступил к оборонительным работам. Конечно, сроки были упущены, потому что первая высадка десанта уже состоялась. Пришлось быстро исправлять ситуацию и в буквальном смысле латать дыры в обороне.
 
Первым делом Тотлебен решил создать сплошную оборонительную линию, объединив разрозненные укрепления в северной и южной части Севастополя. На некоторых участках фортификацию приходилось воздвигать фактически заново. Время поджимало, так как наступление ожидалось со дня на день. Здесь-то и пригодилось умение немецкого инженера расставлять хитрые минные ловушки, чтобы притормозить движение противника. Английская разведка докладывала, что русским удалось создать глубокую оборону, которую невозможно сходу преодолеть. Но это было не совсем так – всё делалось в последнюю минуту. Но пока осаждавшие готовились к затяжному штурму со всеми вытекавшими отсюда последствиями, Севастополь получил драгоценные дни и недели отсрочки.
 
Замысел Тотлебена состоял в том, чтобы расположить на всех укреплениях артиллерийские батареи и соединить их траншеями в общую оборонительную систему. Захватить ту или иную высоту при таком раскладе становилось затруднительно, потому что при всякой попытке окружения нападавших останавливал оружейный огонь. Таким образом, Севастополь получил фронтальную и фланговую защиту на подступах. И, действительно, после этого город превратился в крепкий орешек.
 
Осада Севастополя сопровождались постоянными бомбардировками с моря. Но к удалённым обстрелам англичане и французы перешли только после того, как полностью провалились операции по подрыву передовых русских бастионов. Тотлебен предугадал их планы и приказал расставить на подходах минные галереи. После одной из бомбардировок он был ранен, но продолжал руководить инженерными работами до тех пор, пока стоял на ногах.
 
Увы, несмотря на огромные усилия и подлинный героизм защитников, участь Севастополя в Крымской войне была предрешена. До последнего момента нападавшие не решались на решительный штурм, предпочитая истощать силы осаждённых своими бомбардировками. Непрерывный град свинца уносил несколько сотен жизней ежедневно. Город превратился в груду развалин, и только отдельные укрепления продолжали сопротивляться. Однако в конечном итоге Севастополь пришлось оставить – защищать руины стало бессмысленно. Но даже они были заминированы, так что победителям досталась лишь выжженная и смертоносная земля.
 
Между тем, война продолжалась, и после падения Севастополя Тотлебену поручили организовать оборону Николаева. Печальный севастопольский опыт очень пригодился на новом поприще. Когда всё закончилось, Эдуард Тотлебен написал «Записку о вооружении укреплений и укреплённых позиций, предназначенных выдержать осаду», которая стала классикой фортификационного искусства. Он впервые разработал систему батарей и люнетов, ставшую основой оборонительной линии.
 
По мнению немецкого инженера, эффективная оборона должна опираться на форты с промежуточными артиллерийскими позициями. К ним необходимо прокладывать железные дороги и другие коммуникации, точно рассчитывать тип и характер вооружения. Эти идеи стали определяющими в военно-инженерной науке. Ведь оборона – это всегда честное и благородное дело.
 
Всеволод Меркулов,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Поддержите проекты ДНК-генеалогии: ваше пожертвование – это дальнейшее изучение настоящей истории наших предков, выпуск тематических книг, организация научных мероприятий, исследование палео-днк и ещё многое другое. Первоочередные проекты: издание учебника профессора А.А. Клёсова «ДНК-генеалогия. Практический курс» и других книг, запуск сайта Академии ДНК-генеалогии, продвижение лаборатории ДНК-генеалогии. Сделать пожертвование от 100 до 5000 руб. можно буквально в один клик внизу по этой ссылке.

 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

3 комментария: Немец, который организовал первую оборону Севастополя

  • Иван Д. говорит:

    Вспоминая об Эдуарде Ивановиче, само собой как-то всплывает имя Величко Константина Ивановича и имя Дмитрия Михайловича Карбышева. Брестская крепость, думаю, тоже должна быть упомянута, когда мы говорим о Тотлебене.

    • V. M. говорит:

      Вы правы. И оборона Севастополя, и Брестская крепость – героические страницы нашей истории.

  • Владимир Агте говорит:

    Вспомним и ещё одного великого военного инженера, служившего России – Карла Андреевича Шильдера (7 января 1785 — 23 июня 1854), человека опередившего время.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья