Есть в славянской мифологии божество, которое у южных славян известно под теонимом Герман. С этим божеством связаны и обряды вызова дождя у сербов, болгар, румын, и обряды, символизирующие переход к весеннему циклу. В.В. Иванов и В.Н. Топоров возводят традиции таких обрядов к праславянскому периоду и характеризуют их как празднества карнавального типа, связанные с определенными сезонами и поминовением мертвых.
 

 
Такие характерные детали как участие ряженых и фарсовые похороны делают возможным, по мнению названных авторов, возведение этих обрядов к общеиндоевропейскому периоду, реконструированному Ж.Дюмензилем. В неофициальной народной культуре они сохранялись до XIX-XX вв. во всех славянских традициях: смеховые похороны мифологических существ типа Костромы, Масленицы, Ярилы, Мары и др. у восточных славян, у чехов в форме обряда umrlec или моравских весенних обрядов на Смертной неделе, когда выносилось чучело Smrtná nedela с исполнением песен, дословно совпадавших с восточнославянскими, у южных славян как русалии или театрализованные действа с участием куклы Германа, которые в XIII в. описывались Димитрием Болгарским и характеризовались как непристойные (Иванов В.В., Топоров В.Н. Славянская Мифология // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М., 1995. С. 10).
 

Сообщение от Переформата: серьезная просьба интересующимся – направить короткое сообщение с предварительной заявкой на тест. Если не будет первой тысячи участников, то проект московской ДНК-лаборатории притормозится до лучших времен. Спасибо тем, кто уже написал, таких уже немало! Повторно просим не отправлять, всё что вы отправили – было принято. Заявку можно оставить здесь, никаких финансовых обязательств она не несет, просто сообщение о намерениях, если вас в будущем всё устроит.

 

С.М. Толстая отмечает, что у южных славян Герман уже как святой Герман, наряду со святыми Варфоломеем и Марком, выступает как «заведующий» градом – карой Божьей, насылаемой в наказание за грехи и несоблюдение неустановленного порядка (Толстая С.М. Град // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М., 1995. С. 147). Герман идет в одном ряду с рус. Ярилой (белорус. Ярыло), также будучи связанным с идеей плодородия и сексуальной мощи. В «Жизнеописании Тихона Задонского» есть упоминание о том, что «древний некакий был идол, называемый именем Ярило, который в сих странах за бога почитаем был». Ярилины дни отмечались непосредственно перед Ивановым днем, т.е. перед великим праздником летнего солнцестояния.
 
Основа имени Ярилы яр- широко отразилась в русской топонимике в разных вариантах, а также в антропонимиконе, например, в княжеских именах Ярослав, Ярополк, Ярун (1216 г.) – воевода Мстислава Удалого. Факт того, что имена или части имен божеств могут входить в именословы, хорошо известен. Ближайшим примером служит широкое распространение даже в современных антропонимиконах имен древнегреческих богов и героев древнегреческих мифов (например, Геракл/Ираклий и Дионис/Денис), а также имена, возникшие из эпитетов и эпиклесс-прозвищ, такие как Маргарита – эпитет Афродиты маргарита – жемчужная. Эпитет этой греческой богини морская (по-гречески – pelagios) дал имя Пелагея, а в переводе на латинский – Марина (Суперанская А.В., Суслова А.В. О русских именах. Л., 1985. С. 18).
 
Имена богинь часто образовывали и этнонимы. Например, имя Афины стало основой для имени афинян. Ту же традицию можно проследить и в образовании имени римлян. Согласно легенде, основатель царской династии Рима и ее первый царь (rex) Ромул был вскормлен волчицей вместе со своим братом Ремом. Возможно, в память основателей данной династии материнские сосцы как сакральный атрибут стали основой самостоятельного культа, олицетворенного богиней материнских сосцов Руминой. Имена Ромула и Румины напоминают о существовании женского божества по имени Рома, почитавшегося как олицетворение Римского государства и возникшего, вероятно, изначально как местный культ матери-земли, как культ женского божества данной местности, имя которого и получил первый царь Рима и его основатель. Кстати, Рим по-итальянски сохранил свое исходное имя женского божества Рома.
 
Другим примером может послужить датская ономастика. Очень древняя теонимия прослеживается, на мой взгляд, в этнониме народа данов. У истоков этого этнонима просматривается слово дану (санскр. dānu – «влага») из ведийской мифологии, где оно изначально выступает воплощением первобытной влаги (в Авесте оно обозначает реку) и образует целый ряд гидронимов в Восточной Европе: Дон, Днепр, Дунай, Днестр. По гидронимам можно проследить путь этого имени из Восточной Европы до Британских островов, где в южном Йоркшире также протекает свой «тихий» Дон. В кельтской (ирландской) мифологии Дон/Дану/Дана (ирл. Danu, валл. Danu, брет. Annu, гэльск. Danu) считалась матерью – прародительницей основной группы богов ирландской мифологии, божественной прародительницей валлийцев или уэльсцев, а также – ирландцев, которые в мифах назывались народом богини Дану / Tuatha De Danann или… данами (?) и правили Ирландией до прихода так называемых милезианцев, у которых счет родства шел по отцовской, мужской линии, в силу чего стали меняться и этнонимы (Гусева Н.Р. Славяне и арьи. Путь богов и слов. М., 2002. С. 45; Маккалох Д. Религия древних кельтов. М., 2004. С. 57-62).
 
С именем богини Даны как раз, на мой взгляд, и перекликается имя Дана – легендарного правителя народа данов, давшего им свое имя, согласно Саксону Грамматику: «Датчане ведут свое происхождение от Дана и Ангеля, сыновей Хумбле. Они – родоначальники нашего народа и его первые правители. Дан и Ангел были наделены королевской властью в награду за их мужество. Но королями они не были. Этого названия наши предки тогда еще не знали. Англы помнили, что они – предки Ангела. Он управлял их страной и дал ей свое имя, думая таким простым способом обессмертить себя… Согласно древнейшим сказаниям, королевский род Дании от блистательных истоков и до наших дней ведет свое происхождение от Дана. Дан породил двух сыновей – Хумбле и Лотера от высокородной тевтонской женщины по имени Грюта…» (Saxo. Danmarkskrøniken 1. S. 26).
 
Контакты между северо-западом Европы, включая Ютландский полуостров, и Британскими островами имеют древнее происхождение. Причем эти контакты носили, наверняка, самый разнородный характер, включая и брачный обмен, что означало и обмен именами прославленных предков, в том числе, и именами предков по женской линии. Прославленнее женского имени, чем имя матери-прародительницы Даны у древних британцев трудно себе представить. Поэтому вполне логично предположить, что имя родоначальника датчан Дана пришло в будущую Данию с Британских островов таким же образом, как имя родоначальника англичан Англа пришло в будущую Англию с запада Южной Балтии. Тем более, никакой существенной «этимологии» по имени Дана германистика до сих пор не предложила. Мужское имя Дан популярно во всех скандинавских странах. И хотя в скандинавских ономастических исследованиях много сделано для изучения более древних догерманских заимствований, имя Дан, очень популярное мужское имя, выпадает из этих исследований и связывается либо с этимологией «датчанин» (ср. Halvdan «полудатчанин», т.е. лицо датского происхождения только по материнской или только по отцовской линии)*, либо как уменьшительное имя от христианского Даниель/Daniel**. Женское имя Дана, насколько я знаю, не распространено на Скандинавском полуострове, но встречается на европейском континенте.
 
Следует добавить, что имена с основой на дан- встречаются и в древнерусском именослове. Специалисты в области ономастики А.В. Суслова и А.В. Суперанская как раз в связи с этим именем заметили, что в древнерусском именослове были имена, которые можно было рассматривать одновременно и как христианские, и как языческие. Имя Данша со специфическим новгородским суффиксом -ша могло быть сокращением и от христианского Даниил, и от древнерусского Данслав (Суперанская А.В., Суслова А.В. Указ. соч. С. 53). Подобное совпадение имеет свое логическое объяснение. Христианский именослов вобрал в себя именословы разных народов. Через культ митраизма христианством были восприняты также элементы индоевропейского именослова, включая и древнейшие.
 
Эти древнейшие имена, адаптированные к именословам стран христианского Востока, уже в обновленной форме возвращались в европейские страны, но сохраняли свою древнюю исходную индоевропейскую основу. Таким образом древнерусское Данслав вполне объяснимо может коррелировать с христианским Даниил, а скандинавское Дан – с христианским Даниель, т.е. с тем же Даниилом. А через ведийское Дан/Дана древнерусское Данслав связано с именем Дан на Скандинавском полуострове, но как видно, не древнерусское Данслав произошло от скандинавского Дана, а скорее, наоборот, предок «скандинавского» Дана вышел когда-то из Восточной Европы. Впрочем, в Дании было зафиксировано и имя Данислав в форме Danitsløff вместе с другими заимствованиями из славянских именословов, такими, как Wendsslaff, Ratzlevus и т.д. (Hornby R. Fornavne i Danmark i Middelalderen // Personnamn. Nordisk kultur VII. Stockholm, Oslo, København, 1947. S. 229). Заимствования из древнерусских именословов в скандинавские шли, наверняка, через южнобалтийское побережье.
 
Возвращаясь к родоначальнику Дану, следует напомнить, что он древнее «сына» Одина Скьёльда – основателя мифической династии Скьёльдунгов, поскольку отстоит от него на несколько поколений (согласно Саксону Грамматику, Скьёльд – сын Лотера), соответственно, родоначалие датчан относится к доодиновским временам, к той эпохе, когда южнобалтийское население исповедовало более древние индоевропейские верования, и как предки датчан, так и предки будущих южнобалтийских славян могли находиться в рамках одной сакральной системы.
 
По замечанию Иванова и Топорова, многие древние боги под разными именами могли быть локальными вариантами одного более древнего бога. Так, есть основания полагать, развивают свою мысль Иванов и Топоров, что некоторые славянские божества объединяются в одно групповое божество, разные ипостаси которого отражают различные степени производительной силы (например, Яровит, Руевит, Поревит, Поренут). Яровит у балтийских славян назывался Геровит (Herovit) и почитался как бог войны, но Яровиту был также посвящен и весенний праздник плодородия. В этой функции его принято сближать с древнерусским Ярилой – олицетворением весеннего плодородия и производительной мощи. Имя Ярило и производится от корня яр-, с которым соотносятся представления о яри как высшем проявлении производительных сил, обеспечивавшим максимум плодородия, прибытка, урожая.
 
Южнославянский теоним Герман и фонетически, и семантически близок именам Ярилы, Яровита/Геровита и, возможно, являлся ипостасью единого славянского божества производительной силы, ярой силы весеннего солнца и подателя земного плодородия. Мощная энергетическая сила этого теонима сделала его популярным именем у европейских правителей и религиозных деятелей.
 
Имя Герман известно в именослове польских правителей, например, польский князь Владислав I Герман из династии Пястов (1043-1102). Оно было очень популярно среди деятелей христианской церкви. Это имя носил один из самых почитаемых святых Франции Св. Герман (Жермен) Осерский, происходивший из галло-римской семьи (фр. Germain d’Auxerre, лат. Germanus) – ок. 378-448. Список продолжают Св. Герман Парижский (496-576), епископ Парижа; монах-бенедектинец Герман из Рейхенау (1013-1054); в православии следует назвать одного из основателей Спасо-Преображенского Валаамского монастыря Германа Валаамского (X в.), преподобного Германа Соловецкого (ум. 1477); преподобномученика Германа Печенгского; архиепископа Казанского и Свияжского Германа (1505-1567).
 
Имя Герман было распространено и в именословах немецкой знати: маркграф Мейсенсский Герман (980-1038), представитель саксонской знати Герман Биллунг (ум. 973), Герман I Тюрингский (ум. 1217). Но относительно этих имен германистика строго заявляет, что их нельзя путать с именем Герман, распространенным в русском именослове, поскольку вышеприведенные немецкие имена произошли от двусоставного германского Hermann, компонентами которого являются här- и man-, что вместе означает воитель. А русское Герман произошло от лат. germanus – единоутробный. Короче, все германское произошло само от себя, а древнерусское – от латыни. Менталитет, ущемленный германоцентризмом, часто забавен до слёз.
 
Но вот в шведских или датских ономастических исследованиях имя Герман передается и как Herman, т.е. с одним n-, и как Hermann, т.е. с двумя nn-. При этом поясняется, что имя Hermann идет от средневекового немецкого Hermannus, происходящего от древненемецкого Hariman или Her(e)man, что означает heriman – воитель. Соответственно, имя Hermann в скандинавских странах – это позднее заимствование из немецкого. Хотя в древнескандинавском ономастиконе имелась своя основа her-, перед непалатальным гласным -herj, чередовавшаяся с har- = древнесканд. herr, «krigshär» – «войско», от прасканд. *harja (бесчинствовать). Обычный компонент для образования мужских имен: Herbjọrn, -brandr, -gautr, -geirr; Herjulfr, Haraldr, раннее заимствование из датского (Janzén A. De fornvästnordiska personnamnen // Personnamn. Nordisk kultur VII. Stockholm, Oslo, Køpenhavn, 1947. S. 77). Имя Harald в древней форме Harja-walduR «военный предводитель» отмечено у Тацита как Chariovalda (Ibid. S. 78).
 
Но этот стройный германский ряд нарушает имя римского полководца Германарикуса / Germanaricus (15 до Р.Х. – 19 после Р.Х.), которое никак не увязывается с древнегерманским Harja-waldur и Тацитовым Chariovald.
 
Здесь важно обратить внимание и на то, что смысловое содержание как приведенных древнескандинавских, так и древнегерманских имен с основой herr-/her- составляет ряд, чужеродный по духу имени Герман, распространенному среди христианских святых и других отцов церкви. Поэтому небезосновательным будет предположение, что имя Герман/Herman/Hermann имеет совершенно иное происхождение, нежели древнескандинавские и древнегерманские имена с основой her-, варианты har- или her(j), имеющие значение «войско», «рать», «ватага», «воинство».
 
Объяснение можно найти, учтя такой вариант имени Herman/Hermann как Arman, Armin. Примером может послужить имя знаменитого предводителя герусков Арминуса/Arminus (16 до Р.Х. – 21 после Р.Х.), разбившего римские войска, в честь чего в Германии был воздвигнут памятник под названием Hermannsdenkmal (1841). Как видно, имя Армин/Arminus в этом монументе воспроизводится в форме Hermann.
 
Мне удалось найти шведскую статью об имени Armin как индоиранском мужском имени. Эта статья встретилась, к сожалению, только в шведской Википедии, следовательно, ее сведения нуждаются в основательной проверке. Однако как информация к размышлению она вполне годится. В статье указывается, что Армин/Armin является именем с арийскими корнями, встречается в Иране, в Индии и Боснии, лат. Arminus дало нем. Herman. Но остается неясным, сообщает автор статьи, как это произошло, т.е. как имя из Индии и Ирана оказалось в европейских именословах.
 
Сейчас, используя то, что мы знаем о древней истории Восточной Европы, начиная с III тыс. до н.э., со времени расселения там ариев и древних русов – носителей гаплогруппы R1a, и представителей их дочерних ветвей, расселившихся позднее по Западной Европе, мы можем эту связь определить. По словам А.А. Клёсова, «…носители гаплогруппы R1a, фактически, праславяне или, во всяком случае, их братья преобразовали не только восток во II тыс. до н.э., выступая как арии (Индия, Иран, Средняя Азия, Ближний Восток, Северный Китай), но и не менее (возможно, и более) кардинально преобразовали и запад, выступая как исходные кельты. Западная и Центральная Европа – культурный продукт праславянской Русской равнины».
 
Применительно к исследованиям антропонимикона это означает, что корни многих архаичных имен следует искать в Восточной Европе, начиная от III тыс. до н.э., не минуя и древнерусскую традицию, поскольку в том числе и носители гаплотипа R1a-Z280, которые отождествляются мною с древними русами, дали отводки дочерних ветвей в Центральную и Западную Европу. Отсюда и мой вывод о том, что варианты имени Herman, Arman, Armin, Germain (Жермен), Germanaricus стоят в одном ряду с именем западнославянского божества плодородия Герман и имеют корень ер, где her- является просто вариацией этого корня по примеру Яровит-Геровит (Herovit).
 
Рюгенским аналогом западно-поморского Геровита был бог рюгенцев Руевит – обладатель семи ликов. Это качество находит свою параллель в авестийском мифе о «семи каршварах», согласно которому мир делится на семь областей-каршваров. Их представляли в виде кругов, самый большой из которых – Хванирата – населен людьми. В середине Хванираты поднимается вершина высокой горы Хары, с которой стекает Харахвати, а солнце вращается вокруг нее так, что одна половина мира всегда погружена в темноту, а другая освещена. По зороастрийским представлениям, самый большой круг расположен в центре, а остальные шесть окружают его и отделены друг от друга водами и густыми лесами. Известная иранистка М.Бойс заметила по этому поводу, что подобная картина зороастрийского мира была вполне правдоподобна для жителей юга Восточной Европы и территорий к востоку от Волги, где арии проживали в III-II тысячелетиях до н.э. (Бойс М. Зороастрийцы. Верования и обычаи. М., 1988. С. 14).
 
Поскольку имя Герман стоит в одном ряду с древними божествами производительных сил, генетически связанными с культами Солнца, то первая основа этого имени яр-/ер- и связана с высшим проявлением этих сил, которые в древнерусском языке выражены понятием ярь. Имя Герман, как было упомянуто выше, сближается с Ярилой и Яровитом/Геровитом. Поскольку Яровит являлся как богом плодородия, так и богом войны (аналогом Марса), то, возможно, нельзя исключать, что первая основа его имени, которая на южнобалтийском побережье была озвучена как her-, повлияла на германоязычную лексику, которой была заимствована только одна семантическая характеристика имени божества, а именно, связанная с войной, и с этим содержанием была там освоена.
 
Вторая часть имени ман-, возможно, пришла из германских языков, поскольку симбиотичность имен и составление их путем комбинирования элементов разных языков – явление известное. Однако композит ман- совсем необязательно должен быть германоязычным, т.е. выступать в значении «man» как «человек», что было бы совсем нелогичным в имени божества. Но в европейской лексике есть -ман от древнегреческого mania «страсть», «влечение», что в современных языках присутствует в словах «библиоман», «эротоман» и т.д., где вторая составная часть обозначает любовь или влечение к тому, что выражено в первой части.
 
При таком толковании имени Герман становится понятным популярность этого имени среди деятелей церкви, людей, прославившихся святой и миссионерской деятельностью, или среди прославленных предводителей с сильными харизматическими качествами. Связь имени Герман с лат. germanus «единоутробный» может быть обратной: germanus от Германа, а не наоборот. Имена богов, как уже упоминалось, служили источником словотворчества, многие их эпитеты осваивались лексикой как имена нарицательные и в родном языке, и в переводах на другие языки. Утверждать, что слово germanus было исходным для имени Герман можно только в том случае, если есть четкая хронология процесса словообразования, т.е. сведения о том, что слово germanus древнее имени Герман. Однако таких сведений нам не предоставили. Ко всему прочему известно, что как раз теонимы обладают более глубокой древностью. Таким образом, сторонникам рассуждений о первичности германских корней в ономастике не мешало бы подумать о том, что германские имена (как минимум, многие из них) могут оказаться исходно «гéрманскими» именами, т.е. именами, вышедшими из Восточной Европы, по примеру западноевропейских Германов, Арманов, Жерменов, рожденными от такого источника как южнославянский теоним Герман – один из вариантов древнерусского Ярилы.
 
Но на пути к признанию такого факта стоит множество стереотипов, рожденных в частности, рудбекианизмом. Во многих работах я писала о том, что у данного политического мифа применительно к древнерусской истории было две составляющие. Одна из них хорошо известна: идея шведо-варягов, которая оформилась как норманизм и в этом качестве активно обсуждалась в исторической науке. Вторая – это рудбековская идея этнической карты Восточной Европы в древности, к которой восходят истоки наших представлений о том, что русские появились в Восточной Европе позднее других народов и подчинили живших там финнов, а славяне вообще выделились из балто-германской общности, соответственно, если кто у кого и заимствовал, то это, в первую очередь, славяне – у балтов и германцев, а не наоборот. Поэтому пристальный и нелицеприятный анализ имени Герман представляется небольшой вешкой на пути преодоления названных стереотипов.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Сообщение от Переформата: серьезная просьба интересующимся – направить короткое сообщение с предварительной заявкой на тест. Если не будет первой тысячи участников, то проект московской ДНК-лаборатории притормозится до лучших времен. Спасибо тем, кто уже написал, таких уже немало! Повторно просим не отправлять, всё что вы отправили – было принято. Заявку можно оставить здесь, никаких финансовых обязательств она не несет, просто сообщение о намерениях, если вас в будущем всё устроит.

 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

21 комментарий: Имена гермАнские или гЕрманские?

  • СергейС говорит:

    Замечательная статья. Кстати ныне есть действующий митрополит Герман — епископ Русской Православной Церкви, митрополит Волгоградский и Камышинский, глава Волгоградской митрополии.

  • Алексей говорит:

    Это классная статья, очень интересно.

  • Виктория В.С. говорит:

    Да, замечательно. Особенно логически сильно наблюдение о том, что германо-скандинавское толкование имени Герман просто несовместимо с его популярностью у христианских деятелей.

  • NinaNikolaevna говорит:

    Всего лишь имя… Лидия Павловна, я правильно поняла, Вы намекаете, что возможно не германские, а славянские народы были первыми? Или это мое воображение разбушевалось?

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемая NinaNikolaevna! Вы всё правильно поняли, и в комментариях под статьёй Андрея Пауля я так и пишу: А картина же такова: в умозрительно созданной балто-германо-славянской общности старшими носителями ИЕ являются славяне. В случае с именами я бы уточнила, что «праславянские» имена есть корень европейского именослова, т.е. имена, созданные представителями рода R1a, а конкретно, ариями и древними русами, которые расходились в лоне миграций как по Европе, так и по Азии. Пример с именем божества Германа прекрасно это демонстрирует: ярь- древних русов и ар- ариев создали круг имен от древнеиндийского Арьямана (см.внизу комментарий читателя Евгения) до древнерусского Ярослава и далее на запад: Herman, Herovit и т.д.

  • Евгений Нефёдов говорит:

    Интересный разбор! Показательно также то, как германомифотворцы разделяют «германское по происхождению» имя Герман и славянское, «заимствованное из латыни», Герман, то есть допускают для этих, практически совершенно омонимичных и имеющих одинаковую функцию (антропонима) слов – совершенно разную этимологию.
     
    Но при этом в случае даже менее явных совпадений и параллелей между славянскими и германскими именами, в том случае если не видно заимствования славянами в латыни, или ещё откуда-то – провозглашают славянскую форму однозначно заимствованной у германцев. Даже несмотря на то, что как у славян, так и у германцев – вообще-то очень много общих и похожих корней в языках, которые могли бы дать похожие имена. Вспомните, например, славянское имя Владимир, и его «германскую исходную» (по версии германоцентристских мифотворцев) Вальдемар. Хотя корень вальд, влад, волод – характерен как для германцев, так и для славян. То же самое касается и корней мар, который присутствует у германцев, и мир, который прекрасно существует у славян. Но несмотря на всё это – в данном случае появление самостоятельных омонимичных форм не допускается. Только – славянское заимствование! Действительно, германоцентристы смешны до слёз! Я уж не говорю про их фокусы с именем Олег, якобы связанным с Хельге…

    • Liddy Groth говорит:

      Сон науки порождает… германоцентризм. Отсюда и утверждения типа:
       
      >> славянское, заимствованное из латыни…
       
      Согласно менталитету, сплющенному германоцентризмом, в «славянском» – всё заимствованное, и цель «научного» поиска – найти, откуда заимствовано, после чего «поиск» прекращается.
       
      >> как у славян, так и у германцев много общих и похожих корней в языках…
       
      Естественно, все эти общие и похожие корни из праславянских (я так теперь буду определять, а то от лингвистики ничего не дождешься) именословов, созданных в Восточной Европе представителями рода R1a, т.е. ариями и древними русами, которые расходились «по свету», в частности, по Европе, уносимые миграциями.
       
      >> Вспомните славянское имя Владимир…корень вальд-, влад-, волод- – характерны как для германцев, так и для славян.
       
      Характерны для германских и раннесредневековых славянских именословов по той же причине: они от корня вл-/вол-/вал-/вел-, образовавшегося в Восточной Европе от носителей рода R1a парочку-другую тысяч лет тому назад и разошедшиеся оттуда по Европе. Этот корень многажды представлен и в кельто-язычных именословах. Причину я назвала: это один из исходных индоевропейских именных компонентов.
       
      >> То же самое касается и корней мар… и мир…
       
      Именно то же самое. Не надо эти корни выводить из готского. Они прекрасно выводятся из санскрита и древнерусского. У меня об имени Владимир написан большой раздел – умствования германоцентризма породили Авгиевы конюшни, поэтому приходится писать большие разделы. Со временем начнем публиковать на Переформате. Веселый Герман – первая ласточка.
       
      >> Я уж не говорю про их фокусы с именем Олег, якобы связанным с Хельги…
       
      Да, уж здесь пофокусничали! Но рада Вам сообщить, что работа и с этим именем завершена. В октябре я делала первую презентацию на конференции в Липецке «Князь Олег: имя и личность», доклад публикуется в материалах конференции. Но большой раздел (Авгиевы конюшни приходится расчищать!) будет опубликован в готовящемся к печати выпуске «Изгнания норманнов…». Так что потерпите еще немного: все фокусы будем постепенно сдавать в цирк-шапито. По «связям» имени Хельги: все «связи» установлены. И по ним есть кое-что особенно интересное для Вас: связь с возлюбленной Вами землей обетованной – с Рюгеном. Я понимаю, что своей концепцией древних русов – насельников Восточной Европы лишаю Вас этого образа прародины Руси, но что поделаешь: реальная жизнь оказывается часто сложнее, чем хочется. Однако Рюген оказывается очень интересным посредником в имяобразующем процессе, повлиявшем на именословы Западной Европы, о чем в свое время и будет рассказано.
       

      • Евгений Нефёдов говорит:

        Да уж, прогерманское мифотворчество – самый настоящий сон науки.
         
        >> Веселый Герман – первая ласточка.
         
        Ок. Тогда ждём продолжения! И про Хельге, разумеется, тоже хотелось бы во всех подробностях!

    • Игорь говорит:

      Окончания имен на мар или мер известны и у кельтов. Например, у бойев на Дунае большинство их правителей носили имена с окончанием на мар. Кстати, имя Вальдемар также известно у кельтов.

  • Евгений говорит:

    Спасибо за интересную статью. Божество из др. инд. – Арьяман (божество дружелюбия и гостепримства) наиболее близко к имени Герман. Да и первая буква А произносится с предыханием. На современном же хинди «яр» (звучит как и на русском «йаръ») – друг. Мой брат Ярослав индусам представляется как Яр, что всегда вызывает у них веселье :)

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Евгений! Самое сердечное спасибо за Арьямана! И дружеский привет Вашему брату Ярославу: пусть его имя пробуждает дружелюбие в Индии.

  • Елена Иванова говорит:

    Очень интересно. Спасибо Вам за статью. Интересно было узнать о славянском божестве Германе, который никакой не «единоутробный» латинянин. Заимствование не есть зло, но видеть их во всём — это глупость. Даже у гомункулов из пробирки хоть что-то да будет своё, хотя бы ДНК. А тут реальный народ и кто бы из кого там не выделился — корни общие-то должны остаться. Вот Вы эти корни и находите, попутно разъясняя, кто кому предок, а кто нет. За это Вам низкий поклон.

  • И. Рожанский говорит:

    Уважаемая Лидия Павловна! А почему при обсуждении имени «Герман» Вы пропустили еще одну, вполне равноправную версию – от латинского «germanus» (братский)? Это прилагательное омонимично к существительному «Germanus» (германец), но, в отличие от последнего, имеет прозрачную этимологию – от латинского же «germen» (росток, семя, зародыш). От этого корня, например, происходит испанское «hermano» (брат), вытеснившее в иберийском диалекте вульгарной латыни классическое «Frater». С таким толкованием имени Герман, возможно, связано и то, что в православии его довольно часто давали найденышам и подкидышам. В семье писателей и кинорежиссеров Ю.П., А.Ю. и А.А. Германов, предок которых был подкидышем, оно даже стало фамилией.
     
    Латинские имена, что более популярны у православных, чем у католиков, не такая уж редкость. Например, Константин, Роман, Сергей. Тут многое зависит от того, насколько уважаемы в той или иной конфессии были святые, носившие такие имена. Не последнюю роль играли созвучия с именами языческих божеств (например, Велес – св. Власий) или «адаптация» их культов (Перун – Илья Пророк).
     
    В связи с этим следовало бы заметить, что такие крестильные имена, как Георгий, Геннадий или Гермоген – это поздние книжные формы, закрепившиеся под влиянием латыни. В эпоху христианизации Руси в средневековом греческом на месте книжного «Г» произносилось «Й», и в такой форме они и были адаптированы в древнерусском – Юрий, Еннадий, Ермоген. Имя Герман не было исключением, а в форме Ерман или Ермак оно, действительно, становилось созвучно Яриле. Что касается греков, то дополнительным фактором могло быть созвучие с именем Гермеса (Йермис на койне начала н.э.), тайные культы которого сильно переплетались с ранним христианством.

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Игорь Львович!
       
      >> А почему при обсуждении имени «Герман» Вы пропустили еще одну, вполне равноправную версию – от латинского «germanus» (братский)?
       
      Я думала об этой версии, о чем говорит фраза в статье: «А русское Герман произошло от лат. germanus – единоутробный. Короче, все германское произошло само от себя, а древнерусское – от латыни». Я не стала брать все значения «germanus», такие как «родной, единокровный, братский, сестринский, родственный», а взяла единственное значение «единоутробный», синонимичное «единокровному»: я увидела такой перевод у одной латинистки, запомнила его и использовала в статье. В данном случае было неважно, приводить ли весь синонимический ряд для «germanus» или только одно значение, поскольку я эту версию отвергаю. Все, что я сейчас знаю об имянаречении, говорит против этой версии. Если коротко, то в историческом процессе имянаречения теонимы – первичны, но их создание было более сложным процессом, где, с одной стороны, стремились выразить божественные значения, а с другой, – изменить их языковой рисунок для того, чтобы не «рассакрализовывать» эти первозначения, для чего использовали сознательные видоизменения слов. Современная лингвистика в этимологических рассуждениях мало учитывает менталитет архаичных обществ, поэтому «прозрачные» этимологии сплошь и рядом бывают очень далеки от реальной исторической обстановки создания теонимов, т.е. только внешне удовлетворяют запросам формальной логики.
       
      >> Это прилагательное омонимично к существительному «Germanus» (германец), но, в отличие от последнего, имеет прозрачную этимологию – от латинского же «germen» (росток, семя, зародыш).
       
      В том-то и дело, что это – прилагательное, а прилагательное служит эпитетом к имени бога, т.е. оно изначально – вторично. Короче, связь между germanus и Герман может быть обратной: germanus от Герман, а не наоборот, поскольку именно сакральные «первоназвания» давали старт процессу создания нарицательной лексики.
       
      >> С таким толкованием имени Герман, возможно, связано и то, что в православии его довольно часто давали найденышам и подкидышам.
       
      Какими причудливыми путями путешествовали в истории языка «первокирпичики» сакральных именных компонентов, не всегда просто проследить. Первичные значения могли претерпевать значительные изменения.
       
      >> Тут многое зависит от того, насколько уважаемы в той или иной конфессии были святые, носившие такие имена.
       
      Уважением, в принципе, пользовались все святые. Поэтому особый интерес как раз и представляет вопрос: как отбирались в ту или иную конфессию те или иные святые? Сейчас я прихожу к убеждению, что отбирались те святые, которые наилучшим образом могли адаптироваться к местным языческим традициям.
       
      >> Не последнюю роль играли созвучия с именами языческих божеств (например, Велес – св. Власий)
       
      Очень большую роль, могу я сейчас сказать. Думаю, это был очень действенный способ заменить привычные языческие объекты поклонения христианскими образами.
       
      >> В связи с этим следовало бы заметить, что такие крестильные имена, как Георгий, … – это поздние книжные формы, закрепившиеся под влиянием латыни… и в такой форме они и были адаптированы в древнерусском – Юрий…
       
      Сейчас я, как говорят шведы, чертыхнусь в церкви, т.е. совершу посягновение… Я сейчас заканчиваю книгу по летописным именам, в силу чего пришлось поразмышлять над такими именными компонентами как юр-, яр-, и получается так, что русский Юрий первичен относительно Георгия, а не наоборот. А поскольку юр- и яр- практически взаимозаменяемы по значению, то крестильное имя князя Ярослава как Георгий было выбрано совсем неслучайно.
       
      А в анализе мне очень помогает ДНК-генеалогия, т.е. Ваши и А.А. Клёсова исследования, поскольку первичными в процессе развития именословов оказываются те индоевропейские именные «первокирпичики», которые создались представителями рода R1a на Русской равнине и которые стали распространяться оттуда в том числе и по Европе, а потом возвращались назад в лоне различных процессов и в обновленной форме.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Поэтому особый интерес как раз и представляет вопрос: как отбирались в ту или иную конфессию те или иные святые? Сейчас я прихожу к убеждению, что отбирались те святые, которые наилучшим образом могли адаптироваться к местным языческим традициям.
     
    Разумеется. Не хочу оскорблять религиозные чувства православных и католиков, но, например, культ Девы Марии, особенно сильный на юге Италии и в Латинской Америке – целиком языческий. В раннем христианстве ничего подобного не было. Впрочем, не надо забывать и личные качества святых. Такие имена, как Франциск (Francis, Francesco, Francoi) у католиков и Сергей (Сергий) у православных почти целиком обязаны своей популярностью подвижничеству Франциска Ассизского и Сергия Радонежского. До их канонизации эти имена встречались крайне редко.
     
    Что касается Германа/Ермана, то при составлении святцев вполне могли взять греческое имя Ерманос (Γερμανός), известное с первых веков н.э. и весьма популярное в монашеской среде, но вложить в него свой смысл. Напомню еще раз, что начальный согласный «Г» в крестильных именах греческого происхождения – это очень поздняя (конец XVII – XVIII вв.) редакция их списков, сделанная в основном трудами богословов из Киевской Духовной Академии, находившихся под сильным влиянием латыни. В современном греческом эти «Г» по-прежнему не произносятся, и «наши» Георгий, Герман и Герасим в оригинале звучат как Юргис, Ерманос и Ерасимос.
     
    >> в историческом процессе имянаречения теонимы – первичны, но их создание было более сложным процессом, где, с одной стороны, стремились выразить божественные значения, а с другой, – изменить их языковой рисунок для того, чтобы не «рассакрализовывать» эти первозначения, для чего использовали сознательные видоизменения слов.
     
    А как в этом контексте трактовать табуирование сакральных имен, что встречается сплошь и рядом? О древнееврейской тетраграмме YHWH, что читается в раввинской редакции как «Адонай» или «Элохим», знают, наверное, все. А вот о том, что имя древнегреческой Афины в эпическом греческом (X-IX вв. до н.э.?) имеет форму прилагательного (Ἀθηναίη, букв. Афинская), известно куда меньше. Нетрудно догадаться, что это явный признак табуирования настоящего имени богини-покровительницы Аттики. То есть теоним здесь – производное от топонима (догреческого происхождения, кстати), а не наоборот.

    • Liddy Groth говорит:

      >> Что касается Германа/Ермана, то при составлении святцев вполне могли взять греческое имя Ерманос…
       
      То есть Вам совершенно чужда мысль о том, что и Ярила, и Герман – древнейшие, исконно праславянские теонимы, стоящие в одном ряду с арийским Арьяманом/Ариманом и что именно эти праславянские теонимы оказывали влияние на греческие и латинские именословы? Значение Арьямана/Аримана было велико в Иране, тесно связанное с Митрой, а митраизм, как Вы знаете, очень повлиял на христианство и, следовательно, на христианские именословы.
       
      >> А вот о том, что имя древнегреческой Афины в эпическом греческом…
       
      Об этом мне, действительно, было неизвестно. Но Ваше сообщение (спасибо Вам за него) не очень сложно увязать с остальными мифами об Афине. Эта богиня – пришелица со стороны. По мифу она выиграла страну у Посейдона и была признана покровительницей афинского народа. С каким именем она пришла в новую страну, можно только предполагать. Вроде бы ее именовали Тритонида, но это тоже, скорее, прозвище, а настоящее имя было скрыто. После того, как она стала покровительницей афинян, она стала прозываться Афинской – понятно и естественно. Помимо Афин, она была покровительницей многих греческих городов, но Афины были центром. У Афины, как и у всех богов и богинь, было много имен, и прозвание Афинская было одним из них, закрепившееся по вполне понятной причине. Но если Афины существовали до прихода туда Тритониды (известны и другие имена), то это не значит, что топоним Афины, в свою очередь, не был именем какого-нибудь обожествленного женского или мужского предка, просто унаследованного новой покровительницей.

      • И. Рожанский говорит:

        >> То есть Вам совершенно чужда мысль о том, что и Ярила, и Герман – древнейшие, исконно праславянские теонимы, стоящие в одном ряду с арийским Арьяманом/Ариманом и что именно эти праславянские теонимы оказывали влияние на греческие и латинские именословы?
         
        В такие глубины я не забирался, а исходил из исторических реалий. А они говорят, что практически все крестильные имена у восточных славян были взяты из греческого православного именослова и имеют, как правило, греческую, древнееврейскую и (реже) латинскую этимологию. Полагаю, все читатели «Переформата» в курсе, что крестильные имена на Руси очень долгое время сосуществовали с «бытовыми» (как правило, славянскими) именами, и зачастую уходили на второй план. Например, гетманом Украины с 1648 по 1657 гг. был Зиновий Хмельницкий, более известный по своему нецерковному имени Богдан.
         
        Некоторые славянские имена (например, Владимир, Борис, Игорь) со временем пополнили святцы, но Герман/Ерманос к их числу вряд ли относится, потому что это имя бытовало у греков, начиная с раннехристианских времен. О возможных причинах его популярности у монахов (несколько будущих константинопольских патриархов принимали в монашестве имя Герман) я уже писал выше. Не исключаю, что в конечном итоге оно может восходить к тому же индоевропейскому корню, что и славянский Ярило, но никаких перекрестных доказательств этому нет.
         
        Есть довольно простой способ проверки, насколько исконным является это имя для славян. Надо найти в архивных данных людей по имени Ерман или Ермак (вероятная народная форма книжного Германа), и посмотреть, носил ли кто-то из них другое, святочное или, наоборот, «бытовое», имя.
         
        Если уж речь зашла о Яриле, то с большей вероятностью его персонификацией у славян можно считать Иоанна Крестителя (он же Иван Купала), что во многом объясняет исключительную популярность этого древнееврейского имени у христиан Европы.

        • Liddy Groth говорит:

          >> В такие глубины я не забирался, я исходил из исторических реалий…
           
          Так и на глубине есть исторические реалии, только их столкнули на дно исторической памяти, как сестрицу Аленушку. А так и на «глубине» жили люди, работали, творили, создавали предпосылки и …для нас с Вами.
           
          >> А они говорят, что практически все крестильные имена у восточных славян взяты из греческого… и имеют как правило греческую… этимологию.
           
          Ну, вот пошли в ход «восточные славяне», а значит VII в. и «реалии», проистекающие из этого. А кто 4600-4900 лет тому назад пришел на Русскую равнину? От них что, и следов не осталось? Что же до «этимологий», то если они создавались с XVIII в., то мне сейчас же вспоминаются современные им шведские этимологии Руси, Днепровских порогов и пр. Может, на создание большинства современных этимологий влияли не столько исторические реалии, сколько исторические утопии и стереотипы, как-то: у восточных славян – все заимствованное, и единственная задача, определить, откуда заимствовано.
           
          >> Герман/Ерман …бытовало у греков, начиная с раннехристианских времен…
           
          Даже очень бытовало. Но откуда оно в их раннехристианский быт пришло? Может, от солнцеликих Ярил, Herman-ов, Ариманов?
           
          >> …никаких конкретных доказательств этому нет.
           
          А их кто-нибудь кроме меня искал? Если нет, то вот Вам и ответ. Ведь находит только тот, кто ищет.

  • И. Рожанский говорит:

    >> при составлении святцев вполне могли взять греческое имя Ерманос…
     
    …что можно считать довольно серьезным аргументом в пользу латинской этимологии, от germanus (единоутробный, братский, и т.п.). Принимая это имя в сознательном возрасте при постриге, его обладатель не мог не проникнуться символикой, что была связана с таким значением. Оно вызывает явные ассоциации с монашеским братством и его единением с Богом в трудах и молитвах.
     
    Извиняюсь за оффтоп, но не знаю в какой теме задать давно занимающий меня вопрос к уважаемой Лидии Павловне. Как мы знаем из ДНК-генеалогии скандинавских народов, одной из самых старых генеалогических линий Скандинавского полуострова является субклад R1a-Z284, представители которого, скорее всего, населяют его, начиная со времен энеолита (культура боевых топоров и родственные ей). Об их языках почти ничего не известно, поскольку в начале нашей они были полностью вытеснены древнескандинавскими диалектами германской группы. Можно лишь предположить с большой долей уверенности, что они принадлежали, как и сменившие их германские, к индоевропейской группе. Как показывает материал, собранный уважаемым Андреем Паулем, какие-то сведения об особенностях исчезнувших языков можно извлечь из анализа гидронимики.
     
    Вопрос такой. Имеются ли в шведской или норвежской литературе работы по анализу скандинавской гидронимики, подобные тем, что делались в Германии после 2-й Мировой Войны, и на которые ссылается Андрей Пауль? Если да, то выявляли ли в этих исследованиях гидронимику, не имевшую германской этимологии, и к каким языкам ее относили? Если есть списки таких догерманских гидронимов, то в каких частях полуострова они встречаются чаще?
     
    Я нашел в шведской Википедии список озер Швеции в порядке убывании их площади, но про этимологию их названий сведений найти не удалось, кроме самого большого из них, Венерн (Vänern). Со ссылкой на национальную энциклопедию Швеции, для него предполагают производное от старошведского vænir (надежный?). Несколько странное название для водоема площадью 5650 кв. км, не так ли? Авторы статьи в энциклопедии, видимо, думали так же, а потому попытались объяснить это тем, что имеют дело с эвфемизмом, заменившим прежнее, неблагозвучное или негативное по смыслу название озера. Вряд ли такие объяснения можно считать особенно убедительным, а потому германская этимология этого гидронима – под большим вопросом.
     
    Вот список, о котором шла речь: Vänern, Vättern, Mälaren, Hjälmaren, Storsjön, Torneträsk, Siljan, Hornavan, Akkajaure, Uddjaure, Storavan, Bolmen, Storuman, Stora Lulevatten, Kallsjön, Åsnen, Ströms Vattudal, Stora Le/Foxen, Skagern, Sommen, Virihaure, Flåsjön, Torrön, Malgomaj, Glafsfjorden, Roxen, Unden, Vastenjaure, Över-Uman, Näkten, Vojmsjön, Norra Dellen, Tjaktjajaure, Värmeln, Glan, Revsundssjön, Sitasjaure, Storsjön, Satihaure, Tjeggelvas, Kvarnbergsvattnet, Båven, Svegssjön, Runn, Riebnes, Karatj, Bramsöfjärden, Pieskehaure, Ånnsjön, Gardiken, Mjörn, Storjuktan, Åsunden, Lelång, Kultsjön, Orsasjön, Langas, Storvindeln, Randijaure, Södra Dellen.
     
    Можно что-нибудь сказать, какие из них имеют надежную германскую этимологию, а для каких она спорная или отсутствует вообще?

    • Liddy Groth говорит:

      >> …имя Ерманос…
       
      Предлагаю разговор по этому вопросу прервать временной ничьей. Я сейчас в страшной спешке заканчиваю работу по именам древнерусских князей. Когда она будет опубликована, давайте я Вам ее перешлю, и тогда база для нашего разговора расширится.
       
      >> Имеются ли в шведской или норвежской литературе работы по анализу скандинавской гидронимики?.. Какие из них имеют надежную германскую этимологию?
       
      Работ по анализу гидронимики, разумеется, немало, причем часто очень дотошных. Но есть ли среди них работы, которые ставили бы вопрос о догерманской индоевропейской гидронимике, я не помню. Собственно, скандинавской гидронимикой я не занималась, меня интересовала антропонимика. Но в работах по антропонимике иногда попадались рассуждения и о топонимах.
       
      Общий подход определялся идеей древнегерманского наследия. У шведов не было такого стимула уходить вглубь, как у немцев, «подогреваемых» традиционным «славяно-германским спором». Поэтому у шведов все, что не германское – это саамское в северной части страны. Саамы – безусловная данность, поэтому они на карте топонимики не отрицаются. Вспоминается, что был когда-то спор по поводу некоторых топонимов на юге – «а не кельтские ли они?» Но надо поискать отдельно, о чем там шла речь.
       
      Если Ваш вопрос не очень «горит», то я могла бы в более спокойной обстановке посмотреть историографию вопроса, посоветоваться со специалистами и дать более предметный ответ на Ваш вопрос.

    • Игорь говорит:

      По поводу гидронимики очень интересный вопрос. Особенно, это касается самых больших озер Швеции, где в глаза бросается похожесть окончаний названий, у одних «рен», у других «рн». В Швеции еще есть озера Борен, Сетерн. Тут на ум приходит античное название Рейна, который в римское время назывался Реном, название которого объясняется из кельтских языков. Но это еще не все, так как похожие названия имеются также на Апеннинском полуострове. Посмотрите, например, как называется река, на которой расположен город Болонья. Есть там также и другие реки и озера, которые полностью повторяют окончания и сокращения окончаний больших шведских озер.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья