О значении русского слова север я уже рассуждала в одной из своих публикаций. Рассуждения эти приводились как часть гипотезы о восточноевропейском происхождении норманнов из западноевропейских хроник, о чем имеются свидетельства в ряде источников, в частности, в «Хронике герцогов нордманских».
 

Борей на Башне Ветров в Афинах

Говоря о норманнах и истории их происхождения, я, естественно, назвала имя епископа Лиудпранда Кремонского, который в своём труде «Антаподосис» (949 г.) дважды упомянул норманнов, написав сначала: «Город Константинополь… расположен посреди свирепейших народов. Ведь с севера его ближайшими соседями являются венгры, печенеги, хазары, русь, которую иначе мы называем норманнами, а также болгары)». И далее продолжил: «Ближе к северу обитает некий народ, который греки по внешнему виду называют русью, мы же по местонахождению именуем норманнами. Ведь на немецком языке nord означает север, а man – человек; поэтому-то северных людей и можно назвать норманнами».
 

А за столетие до Лиудпранда, в письме Людовика II Василию Македонянину (871 г.), в котором отразилась часть дискуссии о праве на ношение титула хагана, норманны (Nortmannorum) также упоминались в одном контексте с хазарами, а кроме них, также – с аварами и болгарами: «…Хаганом же (chaganus) же… звался предводитель авар, а не хазар или норманнов», т.е. в ряду народов Восточной Европы. Таким образом, сохранился целый ряд западноевропейских источников, в которых последовательно, на протяжении трёх столетий, начиная с конца IX в. и по конец XII в., т.е. в течение времени наибольшей активности норманнов в Западной Европе, высказывались знания о них как о выходцах из Восточной Европы и как о народе, часть которого, по-прежнему, проживала там и локализовалась севернее хазар.
 
С учётом этих источников я высказывала предположение о том, что Скандинавский полуостров (или часть его), безусловно, являлся территорией, имевшей отношение к норманнам, но роль его вполне могла быть такой же, как Нормандия в Северной Франции, т.е. как территория, завоеванная и освоенная на путях миграций из Восточной Европы на её запад и северо-запад частью народа – носителя родового имени норманнов: из «нижней Скифии» на север до «Океана», которым вполне могло быть не только Балтийское море, но и побережье Ледовитого океана, с севера Скандинавского полуострова – на север Франции, а с севера Франции – в Апулию.
 
В упомянутой статье я представляла и концепцию А.Г. Кузьмина и Е.С. Галкиной о связи восточноевропейских аланов с историей норманнских походов. Связь Nortmannorum/Nordmannos с именем русов у Лиудпранда и явилась тем звеном, которое использовалось А.Г. Кузьминым и Е.С. Галкиной для соединения норманнов с историей миграций аланов в Западной Европе. Однако до сих пор мы можем констатировать упорное нежелание науки признать сведения приведённых источников о том, что Восточная Европа – место исхода норманнов и их прародина.
 
Однажды я задалась простым вопросом: какие этнические группы находились в Восточной Европе во время Лиудпранда, т.е. во второй половине X в. в непосредственном соседстве с хазарами, печенегами и венграми? Моё внимание привлекло летописное имя «северъ» или «северо»: «…ти словъне пришедше и съдоша… по Дъсне, и по Семи, и по Сулъ, и нарекошася съевер». Таинственные этноним и топоним Север или Севера, объяснение которых в рамках исключительно восточнославянского этногенеза оказалось неразрешимой задачей для науки.
 
При истолковании имени Севера исследователи столкнулись с несколькими проблемами. Например, оказалось невозможным объяснить имя северян просто через их северное местоположение. Племя Севера не было самым северным, слово «север» в древности не употреблялось для обозначения северных широт, а употреблялось слово «полуночь», названия стран света никогда и никаким народом не употреблялись для племенного названия и т.д.
 
В.В. Седов, исследовавший северские древности, предложил считать наиболее авторитетным иранский источник этого термина (*seu,*sew – «черный»). В.В. Иванов и В.Н. Топоров полагали, что рассматриваемый этноним мог быть связан с индо-иранским savya-, имеющим различные пространственные значения. Седов отмечал, что историческая земля Севера географически соответствовала основному ареалу волынцевской культуры конца VII-VIII вв., распространившейся от Левобережья Днепра до бассейна Среднего Дона и Верхней Оки. Носители данной культуры, по его предположению, назывались этим этнонимом. Последний, вероятно, восходил к позднему римскому времени, когда в Северо-причерноморских землях имел место славяно-иранский симбиоз, и название одного из иранских племён перешло в славянскую этнонимику. Перемещался ли этот этноним вместе с миграцией группы населения из ареала провинциально-римской культуры на среднюю Волгу и обратно в Днепровское лесостепное левобережье, или же он сохранялся в антской среде, сказать, по мнению Седова, невозможно.
 
Более вероятной представлялась ему мысль о том, что этноним север был привнесён в Поднепровье из региона именьковской культуры, среди носителей которой ещё сохранялись островки иранского населения. В пользу этого говорит значительное число иранских гидронимов в ареале волынцевской культуры, т.е. в Подесенье с бассейном Сейма и в верхних течениях Сулы, Псла и Ворсклы. На юго-востоке ареал этой культуры охватывает часть бассейна Северского Донца. Здесь вплотную соприкасались территории волынцевской и салтовской культур. Археологические данные позволили определить довольно активные контакты между племенами – носителями этих древностей. Учеными была установлена преемственность волынцевской и роменской культур, памятники которой существовали вплоть до XI в., что привело к мысли об их культурной и генетической близости и предложению рассматривать их как единую волынцевско-роменскую, предлагая именовать её северянской. Роменская культура постепенно трансформировалась в древнерусскую. Историческая ситуация Подонья была отмечена соседством с Хазарией. В конце X в. здесь активизировались печенеги, и земли Подонья оказались в зоне их набегов.
 
Приведённый археологический очерк показывает, что этническая группа, именуемая Севера, на протяжении нескольких столетий занимала регион, в рамках которого западные источники размещали норманнов, вторым именем которого было имя русы.
 
Как явствует из приведённого перечня проблем с истолкованием имени Севера, в попытках разобраться с данным этнонимом не обращали внимание на то, что в древнегреческой мифологии, например, понятие северной части земли было связано с теонимом Борей – богом северного ветра. И уже от этого теонима и произошли географические обозначения для северных широт типа borealis. На латынь имя северного ветра было переведено как aquilo, и варианты этого слова стали постепенно общеупотребительным обозначением для севера в латиноязычных текстах. Например, Гельмольд использует при описании северной Европы слово borealis: «Inter omnes autem borealium nacionum populus sola Slavorum provincia…». У Адама Бременского мы видим слово aquilonis, например, в названии четвертой книги «Descriptio insularum aquilonis» – «Описание островов севера». От имени Борея произвели и имя легендарных гипербореев – этноним, который часто использовался средневековыми историками и географами для названия северных народов Европы.
 
Обращение к древнегреческой и латинской традициям напоминает, что там в случае с севером не этноним произошёл от стороны света, а сторона света начала называться по этнониму или исходно – по теониму Борей. Некоторыми учёными высказывалось мнение о том, что имя нордманны было просто переводом имени гиперборейцев. Так писал, например, Иловайский: «Сведения свои о руссах Лиудпранд почерпнул у Византийцев, и его название их нордманами есть просто перевод византийского понятия о Руси как о народе северном и даже надсеверном или «гиперборейском». Например, Никита Хониат выражается о руси так: «которых называют и скифами гиперборейскими» (168. Бон. изд.) Позд. прим.».*
 
А.В. Назаренко считает, что Nordmanni у Лиудпранда применительно к руси являлось характерной чертой именно латинской языковой практики, и не было скопировано с греческого словоупотребления. Всё может быть. Хотя непонятно, в этом случае, почему греческое borealis и латинское aquilo были связаны между собой общим происхождением от теонима Борей, а тевтонское Nordmanni возникло вне какой-либо исторической преемственности и было просто перенесено в латинскую языковую практику как словоупотребление, хотя в латинском тексте («Lingua quippe Teutonum Nord aquilo, man auter dicitur homo, unde et Nordmannos aquilonares hominis dicere possumus…») мы явно видим, что тевтонское Nord является переводом латинского aquilo, восходящего, как уже сказано, к теониму Борей. Короче говоря, проблем с наименованиями севера пока достаточно.
 
Имя «Гиперборейской Руси» уже давно не сходит со страниц сочинений самого широкого круга современных авторов. И почему-то никому не приходит в голову обратить внимание на то, что слово-то, вернее, имя гипербореев – древнегреческое, а древнегреческий язык не был языком населения Восточной Европы, т.е. те, кого сейчас пытаются наречь гипербореями, сами себя по-древнегречески явно не называли.
 
Следует вспомнить, что у греков была традиция давать свои греческие имена другим народам и их божествам или названиям местностей в других странах, причём эти греческие имена приводились в соответствие с исконными именами. Например, при отождествлении греческих богов с богами Египта, Персии или Скифии старались соблюсти соответствие хотя бы их основных функций. Следовательно, и имя Борея, а также образованное от него имя гиперборейцев должны были иметь местные аналоги в Восточной Европе в древности, родственные образу Борея. Имя нордманнов здесь не подходит, поскольку прекрасно известно, что оно – произведение «варварского» тевтонского языка, т.е. не исконно восточноевропейское, а пришлое из Западной Европы.
 
По моей догадке, таким восточноевропейским автохтонным аналогом имени Борея является имя Севера. Следует вспомнить, что в старинном русском именослове Север – имя собственное, следовательно, можно предположить, что оно изначально было именем первопредка племени, которое и стало именоваться в его честь, вероятно, после его смерти. Почитаемые предки обожествляются, поэтому древнегреческая традиция вполне могла отождествить имя обожествленного предка Север с соответствующим древнегреческим божеством, а последнее уже закрепилось в мировой литературе.
 
Сохранились ли какие-то сведения о древнерусском божестве с именем, схожим с именем Север? В русском языке слово север имеет вариант сивер. А.Н. Афанасьев писал об этом: «Север же – страна холодных ветров… на областном языке она называется полночь и сивер; сравни со словами: сиверко – холодно, сивер и сиверик – холодный, резкий ветер, сиверка – ветреная, сырая погода».**
 
Смотрим также аналогичные значения в словаре В.И.Даля:
 

Итак, север/сивер как северный ветер имеет явную смысловую аналогию с древнегреческим Бореем. А в пантеоне языческих божеств есть богиня Сива, имя которой созвучно слову сивер.
 
Но Сива – богиня полабов, которую Гельмольд называет в числе трёх главных богов южнобалтийских славян: «Prove deus Aldenburgensis terrae, Siwa dea Polaborum, Radigast deus terrae Obotritorum». Помимо этого, Сива – богиня плодородия и земледелия, которую изображали обнажённой женщиной с плодами в руках, схожую с изображением римской Цереры. Подтверждение сходству с Церерой находим и в средневековом энциклопедическом словаре «Mater Verborum», где Сива и отождествляется с Церерой: «dea frumenti, Ceres», а также с её дочерью Прозерпиной: «des frumenti Ceres, et filia Proserpina». Через отождествление с Церерой, которой в древнегреческой традиции соответствовала Деметра, мы можем более полно восстановить и образ Сивы.
 
Деметра была одним из наиболее почитаемых древнегреческих божеств. Древнее хтоническое происхождение засвидетельствовано её именем, которое означает «земля-мать», в Гермионе (Коринф) Деметра почиталась как Хтония («земляная»). Но культовые обращения к Деметре показывают, что её функции были намного шире функций богини плодородия. Деметру величали и как Карпофору («дарительницу плодов»), и как Фесмофору/Тесмофору («законодательницу», «устроительницу»). Таким образом, Деметра, по определению А.Ф. Лосева и А.А. Тахо-Годи, это, с одной стороны, «благостная к людям богиня прекрасного облика, с волосами цвета спелой пшеницы, помощница в крестьянских трудах… Деметра научила людей пахоте и посеву, сочетавшись в священном браке на трижды вспаханном поле острова Крит с критским богом земледелия Иасисом, и плодом этого брака стал Плутос – бог богатства и изобилия».
 
Но с другой стороны, культ Деметры был тесно связан с культом её дочери Персефоны (Прозерпины в римской мифологии), в которой сочетались как образ богини злаков и земного плодородия, так и образ владычицы преисподней – грозной и мрачной повелительницы царства мрака. Деметра и Персефона почитались совместно в рамках общего культа, их именовали «двумя богинями» и клялись именем «обеих богинь», их культ символизировал тайную связь между миром живых и миром мёртвых. В образах обеих богинь сохранились черты глубокой архаики, которые переплетались и сливались между собой. Известно, что в Фигалее (Аркадии) почиталось древнее деревянное изображение Деметры с прозванием Мелайны, т.е. «Черной».*** Образ Деметры Черной наводит на ассоциации как с мраком подземного потустороннего мира, так и с чернотой полярной ночи, где властвуют «Сивер да полуночник».
 
Сохранившееся отождествление южнобалтийской богини Сивы и Цереры/Деметры позволяет предположить, что культ Сивы имел более сложную природу, соединяющую в себе как радость земного плодородия, так и мистику умирания в царстве мрака и холода, но связанную с постоянным возрождением. Неслучайно одним из вариантов имени Сивы является Жива (Zywye у Яна Длугоша), т.е. «жизнь», где смерть является её неразрывной спутницей.
 
По одной из легенд, приведенной в книге В.И. Меркулова, Сива считалась божественной праматерью вандалов: от брака с ней короля Антура I вели своё происхождение вандалы. Известны антропонимы и топонимы, образовавшиеся от имени Сивы. Имя одного из братьев Рюрика Синеуса в немецких источниках пишется как Сивар (Sievert, Sywardt), одним из названий города Старграда было Сиван.****
 
Идея А.Г. Кузьмина и Е.С. Галкиной о связи Аланской Руси Подонья и Южной Балтии через Волго-Балтийский путь открывает одну из дверей в древнее общее прошлое Восточной Европы и Балтии. Представляется, что исследование глубины этого прошлого можно продолжить, предположив наличие общих или родственных сакральных традиций, соединявших издревле население на этих просторах. Я полагаю, что под именем богини Сивы, память о которой была сохранена полабской традицией, может скрываться одна из великих богинь древности, которая в различных образах и воплощениях почиталась индоевропейцами Восточной Европы и Южной Балтии задолго до расселения в этих землях славян и которая стала рассматриваться как прародительница той части индоевропейских племён, которые нарекли себя её именем «Сивера». При распространении славянских племён в Восточной Европы и ославянивании языка, включая этнонимы, появилась летописная «Севера», однако, в украинском языке название Северской земли или Северщины произносится именно как «Сiверщина».
 
Корни этнонима севера/сивера древнего происхождения, уходят на глубину истории древних русов и ариев в III-II тыс. до н.э. Вполне правдоподобной в этом контексте представляется приведённая выше мысль о генетическом родстве летописной Северы с вышеприведённым иранским *seu, *sew – «чёрный», поскольку от иранской лексемы перебрасывается мостик к древнерусскому сивер как полночь, т.е. край полуночный – край мрака и холода. А образ Деметры Мелайны – «Черной» напоминает о том, что наиболее древние великие богини, одной из которых была Сива, властвовали и над светлым царством живых, и над тёмной страной мёртвых. Древнерусский сивер как северный холодный ветер родственен древнегреческому Борею – божеству северного ветра, образ которого стал олицетворять север, веющий зимними стужами и метелями, следовательно, сивер могло когда-то быть и теонимом Сивер – древнерусским «собратом» древнегреческого Борея.
 
Особенностью древнерусской мифопоэтической традиции является то, что великие древнерусские богини древности, в большинстве своём, остались анонимны, величаемые как Хозяйка, Дева, Владычица, что имеет своё объяснение. С одной стороны, такие имена всегда табуировались, не произносились вслух и обозначались иносказательно. С другой стороны, тема древнерусских богинь в плане сакральной традиции древнерусской истории, как я неоднократно подчеркивала, мало привлекалась к исследованию, хотя и составляла большую культурно-историческую проблему. Её раскрытию следует посвятить отдельные труды, здесь же ее пришлось упомянуть для того, чтобы отыскать недостающее звено в цепочке между древнегреческими гипербореями и западноевропейскими тевтонскими или «варварскими» норманнами.
 
По высказанному выше предположению, таким звеном является древнерусский этноним Севера, восходящий к имени обожествленных прародительниц дославянского периода русской истории.
 
Побережье Северного Ледовитого океана могло также быть, помимо Балтийского побережья, тем морским путём, по которому русы-северяне, имя которых в переводе носителями германских языков зазвучало как норманны, распространялись по северу и северо-западу Западной Европы, выступив той мощной этнической силой, которая вовлекла в пиратскую деятельность многие народы Западной Европы, прежде всего народы Скандинавского полуострова. С раскрытием этой гипотезы о северянах-гипербореях-норманнах ещё предстоит работать и работать.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

22 комментария: О русском Севере, норманнах и гипербореях

  • СергейС говорит:

    >> …слово «север» в древности не употреблялось для обозначения северных широт, а употреблялось слово «полуночь»… Корни этнонима севера/сивера древнего происхождения, уходят на глубину истории древних русов и ариев в III-II тыс. до н.э.
     
    Может быть, ещё одним небольшим аргументом в поддержку этого положения послужит вот эта выборка из переводчика слова север на сегодняшних славянских языках:
     
    белорусский – поўнач
    болгарский – север
    боснийский – Sjeverno
    македонский – север
    польский – północ
    сербский – север
    словацкий – Severná
    словенский – Severna
    украинский – північ
    хорватский – sjever
    чешский – sever.
     
    Не знаю, помогут ли наши ближайшие в Европе языковые родственники, но на всякий случай тоже привожу:
     
    латышский – ziemeļi
    литовский – šiaurės

    • Liddy Groth говорит:

      Конечно, послужит. Как я написала в завершение статьи: с представленными идеями – еще работать и работать. Но придется заниматься и этим, по мере сил. Поскольку нелепое отождествление «норманны – это скандинавы», к сожалению, всей тяжестью своей нелепости давит на русскую историю. Нелепым это отождествление является потому, что размах военных операций, представленных норманнскими походами, осуществлявшимися одновременно и на Европейском континенте, и на Атлантике – Британских островах, и вполне сравнимых по масштабам с Западным фронтом во время Второй мировой войны, никогда не мог бы быть обеспечен только силами выходцев со Скандинавского полуострова.

    • СергейС говорит:

      Вот ещё одно небольшое добавление, жена подсказала, она родом с Брянщины. Город Севск — один из древнейших в Брянской области. Город расположен на реке Сев бассейна Днепра, в 131 км к югу от Брянска. Археологические исследования свидетельствуют о раннем заселении территории Севска. Впервые Севск упоминается в двух летописях: Воскресенской и Ипатьевской под 1146 годом, когда он входил в состав Чернигово-Северской земли.

    • Елена Иванова говорит:

      Еще латышский: sīvs – 1. острый; пряный; едкий; горький; s. rutks – горькая редька. 2. ожесточённой, яростный (о бое, о борьбе).

  • Яр-Тур говорит:

    Из Фасмера, статья «север»: Родственно лит. šiaurỹs, вин. šiáurį, «северный ветер», šiáurė «север», šiaurùs «суровый, пронизывающий до костей (ветер)». Сюда же Сѣверъ – область племени северян (Пов. врем. лет, часто), неподалеку от Чернигова, а также болг. племенное название Σέβερεις в Мизии (Феофан, Нидерле). Гипотезу о связи балто-слав. названий севера с и.-е. *seu- «левый» см. у Эрхарта.

  • Денис говорит:

    А разве «…являются венгры, печенеги, хазары, русь, которую иначе мы называем норманнами…» не правильнее переводится как «…являются венгры, печенеги, хазары, русь которых иначе мы называем норманнами…»? Собственно, по моему соображению, второе упоминание норманнов «…к северу обитает некий народ…» как раз показывает тот факт, что Лиутпранд понятия не имеет, кто такие эти русы и Русь, а называет их норманнами только лишь потому, что они северные соседи греков. Как греки называют их русами по внешнему виду, так Лиутпранд перенёс на них название «норманны» по известному ему отношению «северный сосед» – «норманн», т.е. по расположению на севере относительно греков, а для греков север не означает Скандинавия, а упоминание здесь же Игоря, короля русов, говорит, что север для греков это Киев. Таким образом, Лиутпранд, говоря о норманнах, никоим боком не имеет ввиду норманнов-скандинавов. Моё дилетантское, субъективное мнение на этот счёт.

    • Liddy Groth говорит:

      Относительно правильности перевода. Вариант «…русь (Rusii), которую иначе мы называем…» – это перевод А.В. Назаренко, который я оспаривать не собираюсь.
       
      >> …Лиутпранд понятия не имеет, кто такие русы…
       
      Я бы не стала так категорично утверждать, чего Лиутпранд не знал, а что знал.
       
      >> …Лиутпранд, говоря о норманнах, никоим боком не имеет в виду норманнов-скандинавов…
       
      Совершенно с Вами согласна, никоим. И об этом как раз статья, весь разговор в статье! Скандинавы в Восточной Европе – это выдумка норманистов, которую они почерпнули из шведского политического мифа. Эта выдумка сейчас опровергается и данными ДНК-генеалогии: на Украине скандинавских гаплотипов не обнаружено, в Белоруссии – не обнаружено, в России – три штуки, явно позднего прибытия. Читайте об этом статьи А.А. Клёсова, комментарии в дискуссиях И.Л. Рожанского. Я использовала эти данные в моих статьях.
       
      Но я Вам даже больше скажу. И норманны вообще не были только скандинавами! Я об этом давно начала писать. Вы, вероятно, на мои прежние статьи на Переформате не обратили внимания. Но тут достаточно даже простой логики. Размах военных операций, которые осуществлялись в рамках норманнских походов из латиноязычных хроник, для сегодняшнего дня сравнимы с операциями, проводимыми, скажем, НАТО. Можете Вы представить, что военные операции НАТО осуществляются только за счет средств выходцев со Скандинавского полуострова!? Не знаю, насколько Вы разбираетесь в военных делах, я совсем не разбираюсь, но даже я понимаю, что это было бы невозможно. Операции норманнов одновременно осуществлялись на Атлантике и на Британских островах – это же Западный фронт Второй мировой войны! Какая Скандинавия!? Выдумка про то, что норманны – это только скандинавы тоже взята из шведского политического мифа – у меня об этом две статьи. Для формирования мнения лучше пользоваться современными данными науки, а не устаревшими норманистскими стереотипами.

      • Денис говорит:

        По поводу ДНК, да читал. Самое примечательное, что смотрел БиБиСишный фильм, и там европейские учёные такие же исследования проводили в Англии, Ирландии, Шотландии и везде находили скандинавские следы, где-то 10-30% являются потомками скандинавов. Я был очень удивлён, что подобные изыскания среди «Рюриковичей» у нас воспринимаются как что-то из области шарлатанства.

        • Liddy Groth говорит:

          >> По поводу ДНК…смотрел БиБиСишный фильм, и там европейские ученые такие же исследования проводили…
           
          Совершенно верно. И авторы Переформата А.А. Клёсов и И.Л. Рожанский участвуют в этих исследованиях, получают международное признание.
           
          >> …и везде находили скандинавские следы, где-то 10-30% являются потомками скандинавов.
           
          Святая истинная правда: ДНК-генеалогия прекрасно подтвердила то, что говорили хроники и другие источники – скандинавы участвовали в завоеваниях на Британских островах.
           
          >> …подобные изыскания среди Рюриковичей у нас воспринимаются как что-то из области шарлатанства…
           
          По той простой причине, что шарлатанствующий норманизм получил от ДНК-генеалогии полный от ворот поворот, поскольку ДНК-генеалогия показала, почему в источниках ничего нет о походах скандинавов в Восточную Европу: потому что этих походов не было, они – плод выдумки. Вот если бы А.А. Клёсов принес норманистам скандинавские ДНК из России, Украины, Белоруссии, да в нужном количестве, то ему сейчас деньги на памятник по подписке собирали, а ДНК-генеалогию объявили бы величайшей из наук. А сейчас… посмотрите на его имя в инете. На него пытаются наскрести компромат в традиционном пасквилянтском духе. Про ДНК-генеалогию и русскую историю посмотрите также мой ответ Евгению Нефедову в статье Андрея Пауля.

  • Денис говорит:

    Я не специалист и оспаривать тоже не хочу. Просто я как человек мыслящий сравнил оригинал на латинском и перевод в других местах, и там где «quos» – переводят как «которых», а «quam» – «которую» и только в этом месте почему-то поставили «которую». У Лиутпранда в оригинале именно «…Hungarios, Pizenagos, Chazaros, Rusios quos alio nos…», т.е. «…Венгры, Печенеги, Хазары, Русы которых иначе мы называем норманнами…». Т.е. я склонен считать, что под норманнами Лиутпранд в данном случае понимает все эти народы, которые живут на севере от Византии.
     
    >> Я бы не стала так категорично утверждать, чего Лиутпранд не знал, а что знал.
     
    Я уже спорил на эту тему с Клейном, но так и не смог ничего добиться внятного на эту тему. Слова «некий народ Русы…» почему-то все воспринимают как однозначное известие о норманнах. Возможно, я утверждаю категорично, но эти слова у меня никаких иных выводов не рождают.
     
    >> Я использовала эти данные в моих статьях.
     
    Я читал большинство ваших статей, а сейчас читаю книгу. Заодно хотел поблагодарить за вашу работу.
     
    >> И норманны вообще не были только скандинавами!
     
    Да, на «Троицком варианте – Наука» и на эту тему тоже спорили. Мало того, викингами даже сами скандинавы называли не только самих себя, но и балтийских славян.
     
    И ещё, я давно хотел обратить внимание на одну тему, которую норманнисты считают доказательством, что названия днепровских порогов действительно скандинавские. Опять же на «Троицком варианте» я пытался, но тамошние господа отделались дежурными фразами. Речь идёт о руническом камне из Pilgårds, на котором якобы написано о плавании по порогам вплоть до Айфур. Я считаю, что там сказано о походе до Эрфурта. Я не специалист, но я в своё время уцепился за утверждение одного норманниста, что учёные не нашли нигде в Европе место, название которого было бы похоже на эйфур, айфур, эйфор, айфор и т.п. Но как по мне оказалось, такое название существует. Вот как-то так.

    • V. M. говорит:

      >> …якобы написано о плавании по порогам вплоть до Айфур…
       
      Посмотрите здесь обсуждение… А вообще до Эрфурта по воде и порогам не пройти. Только «горой», по Тюрингскому лесу…

      • Денис говорит:

        Эрфуртский брод через Геру, торговые склады, резиденция пфальцграфа, желание поскорее создать здесь епископство, очень странно для такой богом забытой территории. Возможно, я и не прав, не спорю. А по обсуждению, меня вообще всегда удивляло, что если порогам дали название скандинавы (шведы), то почему нет никаких упоминаний об этом у самих скандинавов. И да, Rufstain, по которому собственно и привязали Aifur к названию днепровского порога, на самом деле не читается. В Rufstain не читается ни f ни t. С t вообще ерунда, я так и не понял, почему из руны i сделали t.

        • V. M. говорит:

          Ну, про богом забытость я не писал. Город действительно со славной историей. Вот только знали ли об этом в Скандинавии? =)

          • Денис говорит:

            Думаю, что знали, от тех же франков, данов, славян ;)

    • Виктория В.С. говорит:

      >> …на котором якобы написано о плавании по порогам вплоть до Айфур…
       
      Если именно так написано (т.е. «вплоть до»), то порог не м.б. конечным пунктом плавания. Пороги же вещь относительная – их появление и исчезновения связаны с колебаниями климата (т.е. уровнем рек). Судить о том, где они были во времена написания конкретной руны можно только гипотетически. Хотя днепровским повезло попасть в историю Хвека, тем не менее, пороги совсем даже не днепровский эксклюзив, а даже дело почти обычное на реках.
       
      Вокруг днепровских порогов столько споров и лингвистических деталей, что более концептуальные вопросы вообще находятся «за бортом». Разве не странно, что ромейский (греческий) император помещает столь пространное описательное рассуждение о названиях порогов …не упоминая греческие названия. Ведь греки на берегах Черного моря (и впадающих в него реках) обитали и торговали за тысячу лет (и более) до описываемых событий. Весь рассказ был бы проще и естественнее. Не были столь выдающиеся пороги безымянными до V или до Х веков, а греки там были и намного раньше. И реку они называли Борисфен и пороги как-то называли. Даже если это были названия, данные кем-то до греков, они всё равно были.
       
      Хотя это всё не по теме данной статьи. А статья интересная, в ней несколько очень сильных логических связок.

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Денис! Свою точку зрения Вы представили, мою точку зрения я изложила в статье. С ее развитием я собираюсь продолжать работать. И в этой связи у меня есть вопрос к Вам: а с кем Вы отождествляете норманнов из западноевропейских хроник, организаторов тех самых норманнских походов?
       
      >> Я уже спорил на эту тему с Клейном, но так и не смог ничего добиться внятного на эту тему…
       
      И Вы не единственный. А.А. Клёсов тоже долго спорил с Клейном, и тоже ничего внятного не добился. А Вы что ожидали-то от Клейна? Чтобы он отказался от одного из норманистских постулатов?
       
      >> …викингами даже сами скандинавы называли не только самих себя…
       
      Викинги – это пираты, а пират – это только пират, хоть со Скандинавского полуострова, хоть из других мест: разношерстная братия, грубые, неопрятные типы.
       
      >> норманисты считают доказательством, что названия днепровских порогов действительно скандинавские…
       
      Норманисты все свои постулаты считают «доказательствами», но доказательств у них не может быть по определению, поскольку нельзя доказать выдумки политического мифа. И якобы скандинавские названия днепровских порогов – такой же абсурд, как и все другие «доказательства» норманистов. Названия днепровских порогов, как и другая восточноевропейская топонимика, должны истолковываться из языка носителей индоевропейского субстрата в Восточной Европе, начиная с его первых носителей ветви R1a-Z280 и ветви R1a-L342.2, переселившихся на Русскую равнину в течение 4600-4900 лет тому назад. Вот там и надо начинать искать разъяснения древнейшей топонимики в Восточной Европе. В этих поисках, правда, сталкиваешься сразу с большой проблемой. Если язык носителей ветви R1a-L342.2, т.е. ариев давно введен в научный оборот, то язык R1a-Z280 – древних русов в современной науке блистает своим отсутствием, я имею в виду, в своем архаичнейшем виде. Когда его наличие будет признано и освоено лингвистами, тогда бред о «скандинавских» топонимах в Восточной Европе исчезнет сам собой. Привожу еще раз копию упомянутой Вами рунической надписи с камня на Готланде.
       

       
      Моя нынешняя калька-перевод:
       
      Бъерт разрисовал и установил этот камень
      Хегбьярн и его братья
      Рудвист, Ойстайн и Эдмунд
      Установили камни в память Равна
      к югу от Ру-сайн (в переводе «Руфстайн», но это уж слишком натянуто) Они пришли
      далеко в Айфур. Вивиль
      приказал
       
      Как видите, даже с очень большими натяжками в «толковании» надписи нет никаких оснований привязывать данное слово (оно может быть чем угодно) к названиям днепровских порогов: никакого плавания, никаких порогов.

  • Денис говорит:

    >> А Вы что ожидали-то от Клейна? Чтобы он отказался от одного из норманистских постулатов?
     
    Нет, это бесполезно, я просто хотел добиться внятных ответов на мои вопросы. Причём ответов именно словами Клейна, а не изъезженные кальки норманнистских постулатов. Как бы не получилось. Понимаю, что я дилетант, но у Клейна даже с археологией не всё гладко, он отстал от жизни и науки очень прилично. Ему даже не ведомо ничего про Любшанскую крепость и всё так же продолжает считать, что на Ладогу первыми пришли скандинавы и никаких западных (балтийских) славян там не было.
     
    >> а с кем Вы отождествляете норманнов из западноевропейских хроник, организаторов тех самых норманнских походов?
     
    Ну, во-первых, насколько мне известно, западные хроники ничего не говорят о походах норманнов на восток. Как, собственно, молчат об этом и скандинавские источники, кроме отдельных моментов походов на Ладогу и Бьярмию. Большая часть таких источников рассказывает о наёмниках как у русских князей, так и в Византии. Собственно я пришёл к выводу, что ни шведы, ни даны, ни нореги ничего не знают о завоевании ими восточных славян и создания у них государства Русь. Все их познания о Руси начинаются с Ольги (Аллогия, что странно, ведь норманнисты выводят его от Хельга) и Святослава (Сфендослав), если я не ошибаюсь, поправьте меня. Собственно, по моим измышлениям, в том, что происходило на берегах Балтийского моря, участвовали и славяне.

    • Liddy Groth говорит:

      >> Ему даже неведомо про Любшанскую крепость…
       
      Очень даже известно, уверяю Вас. Ведь там копали, в том числе, и его близкие коллеги (не все, отнюдь не все!). Но так вот интересно получается у современных археологов: когда что-то раскопанное не входит в догму норманизма, то из этого делают секрет Полишинеля – с одной стороны, все как бы об этом знают, но с другой стороны, это как бы… секрет, по умолчанию. В общем, Любшанскую крепость особенно «не раскручивают», там же не обнаружили ничего, что можно было бы выдать за «скандинавские» вещи.
       
      >> западные хроники ничего не говорят о походах норманнов на восток…
       
      Естественно, поскольку таких походов не было. Все высосано из пальца …шведского политического мифа.
       
      >> …кроме отдельных походов на Ладогу…
       
      И на Ладогу не было, поскольку Альдейгьюборг никогда не был Ладогой. Я пока не успела об этом написать, но об этом писал еще Татищев.
       
      >> и на Бьярмию…
       
      У меня есть основания полагать, что «походы на Бьярмию» – это художественный вымысел, а не воссоздание реальных исторических событий, сохраненный в народной памяти. Дело в том, что когда саги в XIII в. стали создаваться, то с течением времени стала набирать силу тенденция использования в сагах вымысла на основе заимствований из литературной традиции других народов, причем традиции как устной, так и письменной. Поэтому полагаю, многие саги, которые российские норманисты выдают за исторические источники, на самом деле литературные произведения.
       
      >> Все их познания о Руси начинаются с Ольги…
       
      То же самое и об этих «познаниях». У составителей саг были познания о Трое и Гомере, ну, и что?

      • Елена Иванова говорит:

        >> Любшанская крепость и норманисты.
         
        Не просто замалчивают, а пытаются даже свои «пять копеек» вставить, по крайней мере, в Википедии. Я ввела в поиск «Любшанская крепость» и оказалась прямо там. А там: и угро-финские рыболовы, и предположительные ильменские словене, но безусловные скандинавы в соседях, на месте «будущей» Ладоги (предположительно, с о. Готланд, но точно скандинавы). Причём словене у них – агрессоры и захватчики, одних с места согнали и крепость построили, у других уже готовую крепость отобрали… Бр-р-р! И конечно же, всё это – до создания русского государства!

        • Liddy Groth говорит:

          >> …Причем словене у них – агрессоры и захватчики…
           
          Так это же и был исходный пункт шведского политического мифа, разработанный по заданию шведского государства Рудбеком и др. придворными «технологами» для оправдания этнической зачистки, проводившейся шведскими властями на оккупированных территориях Новгородской земли в XVII в.: здесь жили финны, которые подчинялись шведо-варягам, а славяне пришли позже всех как агрессоры и колонизаторы. А норманизм – законное детище рудбекианизма, хотя многие норманисты не подозревают об этом. Таков уровень российской скандинавистики.

  • Мстислав говорит:

    >> А.В. Назаренко считает, что Nordmanni у Лиудпранда применительно к руси являлось характерной чертой именно латинской языковой практики, и не было скопировано с греческого словоупотребления…
     
    Латинской? Лиутпранд был лангобардом. Собственно, имя у него – Лиутпранд – германское. Ну а что такое «nordmanni» еще в 830-е годы писал знаменитый Эйнхард, современник и биограф Карла Великого – франк, германоязычный.
     
    Данов (Dani) и Свеонов (Sueones) мы зовем норманнами (nordmanni) – Вот с точностью до буквы Normanni.
     
    У Лиутпранда тоже нет никакого намека на традицию. Все про Восточную Европу – чистые домыслы, не подтверждаемые ни одним источником.

    • Liddy Groth говорит:

      >> Латинской? Лиутпранд был лангобардом…
       
      Я – в курсе. Да и А.В. Назаренко об этом хорошо известно. А в указанной фразе он имел в виду, что западноевропейские латиноязычные хронисты приводили это слово не в переводе с греческого, а непосредственно… с «лангобардского».
       
      >> …знаменитый Эйнхард, …германоязычный…
       
      Он и с латынью был на дружеской ноге. Но кроме Эйнхарда были и другие авторы. Посмотрите, если будет интересно здесь и здесь.
       
      >> …вот с точностью до буквы Normanni…
       
      Премного благодарны.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья