В обсуждении моего поста о начале Руси одна читательница поставила интересный вопрос: «Почему был призван внук (Рюрик) по матери. То есть, допустим, сыновья этого деда погибли тем или иным образом, а их дети? У них не было сыновей? Есть ли какие-то исторические свидетельства по этому поводу?» Я решила ответить отдельно, потому что тема, уверена, волнует многих. Между делом напомню, что вопросы о наследовании власти уже рассматривались в предыдущих материалах (см. здесь, здесь и здесь).
 

 
Кандидатов на опустевший престол всегда полно. Так, наверняка, было и в княженье ильменских словен в IX веке. Оттого и затянулись переговоры и обсуждения, пока все стороны не сошлись во мнении, чтобы в 862 году пригласить Рюрика с братьями. Вот что мы можем отследить в русских летописях.
 

Согласно ПВЛ Лаврентьевской редакции, события в княженье Словен во времена, предшествовавшие призванию варяжских братьев, разворачивались так: «Изгнаша варяги за море, и не даша им дани, и почаша сами в собе володети, и не бе в них правды, и въста род на род, [и] быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся. И реша сами в себе поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву».
 
Никоновская летопись дополняет эту картину: «И по сем събравъшеся ръша к себъ: «поищем межь себе, да кто бы в нас князь был и владъл нами, поищем и уставим такового или от нас, или от казар, или от полян, или от дунайчев, или от варяг». И бысть о сем молва велиа; овъм сего, овъм другаго хотящем, таже совъщавшася послаша в варяги».
 
Почему выбор пал на кандидата из варягов, разъясняет Воскресенская летопись, где читаем: «И в то время в Новегороде некой бе старейшина, именем Гостомысль, скончиваеть житие, и созва владалца сущая с ним Новаграда и рече: Совет даю вам, да послете в Прускую землю мудрые мужи и призовёте князя от тамо сущих родов».
 
Каким образом «тамо сущие роды» были связаны с княженьем Словен, мы узнаём из Новгородской Иоакимовской летописи (НИЛ), в которой рассказывается о том, что «Гостомысл бе муж елико храбр, …Гостомысл имел четыре сына и три дочере. Сынове его ово на войнах избиени, ово в дому измроша, и не остася ни единому им сына, а дочери выданы быша суседним князем в жены…». Вещуны предсказали, что «имать наследовати от своих ему… Единою спясчу ему о полудни виде сон, яко из чрева средние дсчере его Умилы произрасте древо велико плодовито и покры весь град Великий… Востав же от сна, призва весчуны, да изложат ему сон сей. Они же реша: «Oт сынов ея имать наследити ему, и земля угобзится княжением его».. И вси радовахуся о сем, еже не имать наследити сын большие дочере, зане негож бе».
 
ПВЛ опускает детали обсуждения, приводя только его конечный результат: «…Идаша за море к варягам к руси… реша русь, чудь [и] словени и кривичи вся земля наша велика и обильна, а наряда в неи нет, да поидете княжитъ и володети нами».
 
Если освободить эту фразу от утвердившегося смыслового искажения (отождествления «наряд» со словом «порядок» вместо «власть»), привнесённого А.Л. Шлёцером, то она логически завершает всю картину: представители княженья Словен отправляются в страну, где находятся намеченные кандидаты на их княжеский престол, и обращаются к ним с приглашением занять этот престол в силу отсутствия у них власти – наряда (или представителя власти – «нарядника») в соответствии с правом и местом в ряду княжеского родословия.
 
Кроме летописей известен целый ряд других русских источников, посвящённых родословию правителей Руси и характеризуемых в науке как легендарно-политические сказания русской литературы XIV-XVII вв., в которых также сообщается о княжеской родословной Рюрика и его братьев и повторяется, что они приглашались на правление в силу своих наследных прав и по причине отсутствия прямых наследников мужского пола после смерти Гостомысла (Гольдберг А.Л. К истории рассказа о потомках Августа и о дарах Мономаха // Труды отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР. Л.,1976. Т. 30. С. 209-211; Дмитриева Р.П. Сказание о князьях владимирских. М.-Л., 1955. С. 90-109; Фомин В.В. Варяги и варяжская русь: К итогам дискуссии по варяжскому вопросу. М., 2005. С. 424-426; Мыльников А.С. Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы. СПб., 1996. C. 4).
 
Приведённые сведения русских источников подкрепляются и дополняются данными из произведений многих западных авторов XV-XVIII вв. (С. Мюнстер, С. Герберштейн, Я. Длугош, М. Стрыйковский, К. Дюре, А. Майерберг и др.). Из них мы, в частности, узнаём не только то, почему и кого призывали, но и откуда призывали: из южнобалтийской Вагрии (части современного Шлезвиг-Гольштейна). Подробнее см.: Герберштейн С. Записки о Московитских делах. СПб., 1908. С. 4; Duret C. Thrésor de l’Histoire des langues de cest Univers. Uverdon, 1619. P. 846; Зерцало историческое государей Российских // Древняя Российская Вифлиотика. СПб., 1891. С. 29; Münster S. Cosmographia. Basel, 1628. Faksimile-Druck nach dem Original von 1628. Lindau, 1978. S. 1420; Татищев В.Н. История Российская с самых древнейших времен; Фомин В.В. Варяго-русский вопрос и некоторые аспекты его историографии // Варяго-русский вопрос в историографии / Серия «Изгнание норманнов из русской истории. Вып. 2. М., 2010. C. 378-379; Marmier X. Letters sur le Nord par X. Marmier. Paris, 1841. Р. 30-31.
 
Очень важен такой источник, как генеалогии Мекленбургского герцогского дома, прямыми предками которых были правящие роды Вагрии и Ободритского княжества, с отдалённых времён связанные междинастийными узами со многими европейскими домами, в том числе, и на севере Восточной Европы. Среди наиболее известных исследователей генеалогий следует назвать Б. Латома (Genealochronicon Megapolitanum, 1610), чьи изыскания были продолжены его соотечественником И.Ф. Хемницем. Согласно их сведениям, Рюрик был сыном вагрского и ободритского князя Годлиба. Результаты этих исследований получили развитие в работах немецких авторов XVIII века – их принимали знаменитый философ и математик Г.-В. Лейбниц, составители генеалогических таблиц И. Хюбнер, Ф. Томас, историки Г. Клювер, М. фон Бэр, Д. Франк, С. Бухгольц и др.
 
Мекленбургские генеалогии и княжеское вагрско-ободритское родословие Рюрика были объектами исследования вплоть до середины XVIII в., а затем исчезли из науки (См.: Latomus B. Genealochronicon Megapolitanum / J.E. de Westphalen, Monumenta inedita. Leipzig, 1739. P. 9-67; Thomas F. Avitae Russorum atqve Meclenburgensium Principum propinqvitatis seu consanquinitatis monstrata ac demonstrata vestigia. Rostok, 1717. S. 7; Меркулов В.И. Немецкие генеалогии как источник по варяго-русской проблеме // Сборник Русского исторического общества. Т. 8 (156). Антинорманизм. М., 2003. С. 136-143; Его же. Откуда родом варяжские гости? Генеалогическая реконструкция по немецким источникам. М., 2005. С. 54-64).
 
Как видите, даже из лаконичных сведений летописей (а летописи – это не роман, они фиксировали только наиболее существенные моменты, чтобы показать легитимность преемственности власти) можно узнать, что споров по поводу того, на каком из кандидатов остановить выбор, было много: одни кричали «Этого возьмем!», а другие настаивали: «Нет, лучше этого!». И возможности для выбора были богатые: «или от нас», т.е. как и предположила читательница, какое-нибудь сыновнее потомство Гостомысла; «или от казар», куда также отдавали замуж русских княжен, о чем говорит имя хазарского князя Ратмира в Пушкинской поэме «Руслан и Людмила); «или от полян», т.е. из княженья полян в Поднепровье, с которыми тоже обменивались женихами-невестами; «или от дунайчев», т.е. из правящих домов южных или западных славян; «или от варяг», т.е. от южнобалтийских славян.
 
Выбор пал на последний вариант. Причем то, что это был именно обдуманный выбор, удостоверяется как этими словами летописи: «совъщавшася послаша в варяги», так и этими: «и вси радовахуся о сем, еже не имать наследити сын большие дочере, зане негож бе». То есть было потомство и старшей дочери Гостомысла – сын, который по старшинству в ряде наследования имел право первоочередности перед Рюриком, но он чем-то «негож был», чем-то не устраивал.
 
Есть и еще одно доказательство того, что выбор Рюрика был результатом серьезных раздумий. И это доказательство – сон Гостомысла, в котором ему привиделся наследник средней дочери как самый достойный кандидат. В силу специфического состояния нашей исторической науки у части исследователей вошло в обыкновение толковать вещий сон Гостомысла из НИЛ как пример «бродячего литературного сюжета» и, соответственно, как дополнительный аргумент позднего происхождения НИЛ в качестве продукта незатейливого сочинительства. На самом деле, рассказ о сне Гостомысла является отражением очень древней ментальной традиции, рассматривающей сон как способ сакрального познания, т.е. высшего познания в сравнении с познанием обыденным, профанным, получаемого непосредственно при общении с божественной субстанцией.
 
Традиция эта восходит к очень глубокой древности. Фараоны Нового царства (1580-1085 гг. до н.э.) апеллировали к сновидениям как к непосредственному волеизъявлению богов для обоснования наиболее важных решений (Монтэ 1989, 43). Вера в сновидение как одно из средств общения божества с человеком была широко распространена в древности у многих народов и была частью мифопоэтической идеологии эпохи первобытности, чему имеется достаточно примеров. Так, в Библии – это сон Навуходоносора, видение Авраама, сон Иакова и др. Фрэзер напоминал, что вера в то, «что боги являются человеку в сновидениях и объявляют ему свою волю, была широко распространена в древности» (См.: Фрэзер Д.Д. Явление бога во сне // Фольклор в Ветхом Завете. М., 1985. С. 248-252).
 
Он приводил в качестве примера святилище прорицателя Амфиария в Аттике, куда люди приходили и после жертвоприношения ложились спать на шкуре жертвенного животного, ожидая откровения во сне. Подобный же обычай существовал в великом храме Асклепия (Эскулапа). Сюда приходили страждущие и спали в храме, ожидая исцеления благодаря явившимся им во сне откровениям. Высшие должностные лица Спарты посещали с наступлением ночи святилище богини Ино (по другой версии, Пасифаи) с целью получить во сне совет божества. В древнерусской традиции (которая, как теперь известно, отличается не меньшей архаичностью, чем названные) подобный феномен отразился в былинах, в частности, в новгородской былине о Садко, в том эпизоде, где его по жребию должны были принести в жертву Морскому царю и спустили на доске в бушующее море.
 

А и как со страху великого
А заснул Садко на той доске на дубовыи.
А как ведь проснулся Садко, купец богатый новгородский
А и в Окиян-мори да на самом дни…

 
Древняя идея сна как формы непосредственного общения избранника с богом была воспринята и христианством, но восходит она к древнейшему язычеству. Рассказ НИЛ о сне Гостомысла не содержит никаких христианских наслоений и, следовательно, являет собой произведение языческого миросозерцания, созданное дохристианским менталитетом. Это дает основание полагать, что рассказ о сне относится как минимум ко времени, близкому к описываемым событиям IX в. и является еще одним подтверждением правоты известного эпосоведа С.Н. Азбелева, доказывающего древность устных источников НИЛ. Изучение Иоакимовской летописи должно быть продолжено с позиций комплексного подхода, включая и древнерусские традиции сакрального мировоззрения.
 
Теперь можем порассуждать, чем Рюрик так прельщал своих выборщиков. Средневековые источники не отличаются многословием, но обратимся к логике. Выбор может остановиться на самом сильном кандидате в правители, который, как сейчас бы сказали, может привлечь инвестиции, поскольку экономический интерес существовал всегда, только форма «инвестиций» могла меняться. Выбор мог остановиться и на кандидате, привлекшем своей слабостью: слабый правитель тоже может быть интересен, если есть лица/группы, желающие проводить свою политику от имени нового правителя. Но кандидат может привлекать и своей способностью объединить разрозненные земли. Такой кандидат должен обладать объединяющей идеей, мировоззрением, которое понятно всем и привлекательно всем.
 
Думаю, что так и было в случае с Рюриком. И говорит об этом ещё и тот факт, что призывали трех братьев. Традиция «три брата» также расценивается современной исторической наукой как сказочный сюжет, как «развлекаловка», тогда как в нем отражается очень древняя сакральная традиция, связанная с русской историей. Но об этом я еще не писала. Это – дело будущего.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

12 комментариев: Рюрик был сильнее и мог объединить людей

  • СергейС говорит:

    Так случилось, что я посмотрел в ютубе фрагмент выступления историка И.Н.Данилевского в программе Pro Science от 25.12.2013, где он говорил о приглашении варягов, о Рюрике, о том, что это мифическая фигура. И.Н.Данилевский очень хороший историк-источниковед, и, разумеется, не нуждается в моей защите. Это я передаю свои ощущения. Мне понравилось, как у него проработан монголо-татарский период. Так вот, после просмотра ютуба я перешёл на Переформат и с удовольствием прочитал, уважаемая Лидия Павловна, Вашу новую работу о времени призвания варягов, о традициях того времени. Ваши обоснования реальности происходивших событий призвания Рюрика для меня представляются гораздо более убедительными против обоснований И.Н.Данилевского о мифичности призвания Рюрика.

    • Евгения Озорная говорит:

      Игорь Данилевский – в самом деле, авторитетный историк. Но он слишком прозрачен, чтобы преподнести сюрприз. С ним предельно всё ясно. И самодовольная снисходительная улыбка всезнайки ему не поможет. Нельзя принимать не только его трактовку норманнизма, но и монголо-татарского влияния. Раскрывая те или иные исторические явления с помощью своих «находок», он совершенно игнорирует очевидные вещи.

    • Liddy Groth говорит:
  • Оксана Проскурякова говорит:

    Ох, уважаемая Лидия Павловна, неожиданно оказалось и приятно получить ответ на свой вопрос, да ещё и целой статьёй! Я Вам очень благодарна.

  • Юрий Симонов говорит:

    Бог в помощь Вам, Лидия!

  • СергейС говорит:

    >> Нельзя принимать… его трактовку монголо-татарского влияния.
     
    Подскажите, пожалуйста, у кого из современных историков наилучшим образом проработан период взаимоотношений Руси и Монгольской империи, Золотой орды?

  • oleg_gf говорит:

    А в середине ХVIII века история повторилась. После бардака на престоле выписали из того же Гольштейна сына дочери Петра Первого. Правда, Пётр Третий оказался, скорее, аналогом Игоря, а не Рюрика :)

  • Игорь говорит:

    По поводу Гастомысла. А насколько велика вероятность аналогии между Новгородским Гастомыслом, и Гастомыслом, который был в то же самое время князем у ободритов, и который зафиксирован в восточно-франкских анналах?

    • Admin говорит:
    • Виктория В.С. говорит:

      Если новгородцы были выходцами с южной Балтики (чему много фактов в подтверждение), то ободритскому Гостомыслу совсем не обязательно быть когда-то физически в Новгороде, чтобы быть фактическим правителем этих земель. Английский король, кстати, был долго королём и для колонистов за «большой лужей».
       
      На мой взгляд, является важным, что есть корреляция по датам – деятельности ободритского Гостомысла и «призвания Рюрика». Для нашего «летописца» это было принципиально настолько, что пришлось «смириться» со странной (как минимум) датой рождения якобы Рюрикова внука Святослава.

      • Александр говорит:

        Уважаемая Виктория, то, что дата рождения Святослава в ПВЛ указана некорректно, видно так же, как под тем же годом (942) некорректно указана смерть болгарского царя Симеона Первого, который благополучно скончался аж в 927 г. Вообще этот вопрос стоит отдельного рассмотрения: как такая «ошибка» могла быть допущена, поскольку 15 лет – слишком большой срок.
         



        Собственно, Симеон умер в 927-м, и Святослав родился в тот же год, т.е. в 927-м.
         
        Но, вот что меня смутило в Вашем сообщении: разве есть данные, что Святослав не внук Рюрика? Т.е. фактически Вы отрицаете родство Рюрика и Святослава или только степень их родства?

        • Виктория В.С. говорит:

          Уважаемый Александр, у меня долго не было времени, чтобы уделить внимание «вопросам истории». Поэтому мой короткий комментарий был посвящён тому, что ободритский Гостомысл не только хорошо коррелирует по времени с «призванием Рюрика» (как убедительно показал С.Н. Азбелев, хотя и предлагает другое решение, чем я), но, на мой взгляд, мог быть правителем приильменьких словен, никогда не покидая южнобалтийских пределов обитания ободритов. Для этого привожу аналогию с колонизацией Америки и европейскими королями. Святослав в этом комментарии появился почти случайно – в качестве моего личного неприятия того, что автор так точно указавший координаты времени, коррелирующие с ободритским Гостомыслом, написал ворох вранья про Святослава, в числе прочего числю и родство с Рюриком. Почему я считаю эту корреляцию содержательной, а не случайностью – потому что автор не знал, что мы в наше время найдём массу материальных доказательств того, что южнобалтийские славяне участвовали массово в колонизации северо-западной Руси. Я понимаю, что гуманитарии могут в этом не видеть суровой математической логики, но она здесь всё связывает намертво, включая достаточно специфическое имя Гостомысл.
           
          Но уж коль мой комментарий (скорее реплика даже) вызвал Ваш вопрос, то я на него отвечу. Да, я считаю, что есть реальные данные против родства Рюрика и Святослава, на которые следует обратить внимание. И знакомство, относительно недавно, с трудами Л.П. Грот, затрагивающими аспекты существования и функционирования власти, меня в этом только укрепило. Лет пять назад мне в интернете на запрос про генеалогическое древо «рюриковичей» отобралась большая «простынь» со схемой от Рюрика и включая 19-ый век, содержащая не только правящих князей, но и потомков всех остальных ветвей. Не могу дать ссылку, к сожалению, хотя я её сохранила и какое-то время посещала неоднократно. Но однажды, когда я хотела к ней вернуться, она стала выдавать Error.
           
          В той схеме мне бросилось в глаза, что в родословной найдётся с десяток Олегов (который по летописи и не Рюрикович вовсе) и примерно столько же Игорей. Подавляющее количество (под сотню, если не больше) вариаций «…славов». А вот с Рюриками плохо)) дело. И даже хуже, чем плохо, потому что два Рюрика-то нашлись. Почему плохо? Потому что этим именем назвали двух сыновей в одном поколении, а поколение это соответствует предполагаемому времени написания ПВЛ. В общем, в отличие от Олега, Игоря и Святослава, русский княжеский именослов Рюрика игнорирует. И попытка «прививки» в момент начала составления летописания тоже не состоялась.
           
          Что касается упоминаемой Вами «ошибки» в годе рождения Святослава. Ошибки в ПВЛ, конечно есть и, думаю, что немалая часть имеет банальный технический характер – мы ведь дело имеем не с оригинальным первоначальным текстом, а с текстом прошедшим неоднократную переписку, где одни ошибки наслаивались на другие. Не все они бросаются с очевидностью в глаза, но их там множество. Даже не имея цели редактировать (в хорошем или плохом смысле) переписчик может делать банальные ошибки (пропускать, переставлять местами), которые искажают смысл.
           
          Когда же я характеризовала дату рождения Святослава как «странность» (как минимум), я имела ввиду более широкий контекст, чем собственно техническая «дата». По совокупности двух обстоятельств, на мой взгляд, в случае года рождения Святослава это не техническая ошибка. А вполне сознательное действие, появившееся в тексте при возможно и более позднем добавлении в текст легенд об Ольге.
           
          1. Нужно обратить внимание на то, что наличие в ПВЛ года рождения Святослава имеет исключительный характер. Т.к. ни у кого до него и после тоже в двух поколениях – ни у сыновей Святослава, ни у сыновей Владимира рождение не указано. Только начиная с внуков Владимира (сыновья Ярослава Мудрого) в летопись регулярно попадают годы рождения в естественном порядке. В свете этого обстоятельства «ляп» с годом рождения выглядит особенно странно и точно не имеет отношения к первоначальному авторскому тексту.
           
          2. Тем не менее. Всё последующее после смерти Игоря описывается в контексте той даты, которая там и написана, т.е. 6450 (942). Князя в возрасте 3-х лет можно назвать «дитём», а 18-ти вряд ли (…Ольга же бяше в Киевѣ съ сыномъ своимъ дѣтьском Святославомъ…). Ещё интереснее, как описывается другое – «… В лѣто 6472. Князю Святославу възрастьшю и възмужавшю, нача воя съвокупляти многы и храбры…». Здесь возмужавшему князю в отсчёте от 942 г. 19-ть лет. И он практически одним наскоком поверг в прах Хазарию. А вот если он родился в 927 г., то ему уже в год смерти Игоря было бы 18-ть лет.., но он в летописи ещё долго «дитё», который ездит к древлянам с мамой (аж два раза, к слову сказать, везут для усмирения непокорных малолетнего единственного княжеского наследника). А потом 15-ть лет, что происходит с мужиком в расцвете сил?.. если не считать того, что после возвращения от греков Ольги, она продолжает воспитывать своё «невозмужавшее ещё дитё» лет эдак 25-ти (при отсчёте от 927 г.) «… Живяше же Олга съ сыномъ своимъ Святославом, и учашет его мати креститися…». Там ещё много такой каши, но и этого достаточно.
           
          Тем самым ПВЛ совсем небрежно излагает исчезновение с политической арены грозного соседа и геополитического соперника на востоке Руси и роль в этом Святослава. Эта «небрежность» особенно подчёркивается (на мой субъективный взгляд) тем насколько точно (по тем меркам и возможностям) совпадает время «призвания Рюрика» и время правления реального ободритского Гостомысла. Умеют, если хотят или нужно.
           
          Лидия Павловна в этой теме буквально озвучивает ту мысль, которая довлела надо мной последние годы при оценке фактов нашей первоистории (развивая её, правда, совсем в другом направлении) – есть история государства и есть история народа. Когда запись истории идёт не параллельно, а задним числом, то не исключены искажения и переплетения. Кроме того, если период составления документа отстоит далеко по времени от реальных событий, в документе обязательно косвенно присутствуют оценки времени написания, т.е. самого автора.
           
          В общем, я считаю, что с большой вероятностью реальные Гостомысл и Рюрик были в истории народа (новгородских словен), но совсем не обязательно, что географически это было на территории Древней Руси. Аналогично, как и Андрей Первозванный, он-то посещал предков словен новгородских «по дороге в Рим», но тогда, когда эти предки жили на этой самой реальной дороге из Константинополя в Рим, т.е. вдоль Дуная.
           
          У меня такое впечатление, что есть «грех» слишком упрощённого понимания фразы из летописи, что кто-то «пришёл и сел» где-то. Колонизация – процесс растянутый во времени, двигателем которого являлась всегда торговля и экономика. А известные процессы давления со стороны двух соседствующих со славянским ореолом империй (Римской и Франков) тоже растянуты на века. Никаких одномоментных племенных «перемещений в пространстве» не было. На этом длинном пути колонизации шла борьба по управлению новыми территориями. Однажды, в качестве «генерал-губернатора» мог прибыть сын даже самой младшей (а не средней) дочери правителя метрополии.., т.е. реальный Рюрик. Но любые доказательства реальности Рюрика (и его этнической принадлежности) у новгородцев не являются автоматически основанием того, что он первопредок древнерусской династии, т.е. дед Святослава и отец Игоря. Как минимум я бы хотела узнать объяснение противоречия с непочтительным отношением в княжеском именослове к имени якобы «первопредка местной династии».
           
          Конечно, только ленивый «не пнул» по достоверности информации в ПВЛ. С праведными и неправедными целями. Однако современная действительность преподносит сюжеты, которые эту тему ещё более легитимизирует… Вот станет кто-то через 1000 лет изучать то, что нынешняя киевская власть и элита написала про историю «укров» и их учебники истории, например… И кощунственно, что делается это (т.е. горы информационного мусора, а что написано пером ведь не вырубишь топором) в век глобальной доступности информации и в осколке страны, где было всеобщее среднее образование и значительное высшее… А советская история так уж была достоверна во всём про то, что было до советской действительности и про себя тоже? Некоторые аспекты Лидией Павловной из этой оперы уже обсуждены в других статьях… Вот и С.Н. Азбелев в своей статье про ободритского Гостомысла анализирует исторические «разночтения» его современников и их политическую подоплёку… Ничего не изменилось, и не могло. Тысячу лет назад было то же самое, что творят нынешние «историки» в Киеве.
           
          Поэтому нет оснований полагать, что ПВЛ описывает «всё, как было». Хотя это тоже присутствует там. Но она описывает, кроме того, мнение автора, либо его желание того, как мы должны «увидеть». Но даже и это не совсем так. Потому что до нас дошли не оригиналы, а копии неизвестно скольких поколений переписи, которые редактировались вольно или невольно. Трудоёмкость процесса письма влекла за собой – случайные пропуски и специальное сокращение текста. Искажение смыслов происходило даже без всяких целей это сделать. Хотя и «цели» нельзя исключать.
           
          Да и вообще, когда же речь об «официальной» истории, то прежде чем «что» и «как», нужно задавать вопрос «зачем».

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья