Крупнейший российский лингвист О.Н.Трубачев в работе «К истокам Руси (наблюдения лингвиста)» вечным вопросом назвал не только вопрос о том, «откуда есть пошла русская земля», но и вопрос о том, как и откуда она стала так называться. Трубачев высказал убеждение, что эти два вопроса взаимозависимы и в подтверждение сослался на высказывание Александра Брюкнера: «Тот, кто удачно объяснит название Руси, овладеет ключом к решению начал её истории». Однако если во главу угла при исследовании историогенеза народа брать второй вопрос – об удачном объяснении имени, – то первый вопрос никогда не будет решён, потому что наука завязнет на втором, что и происходит перед нашим взором в дискуссиях о начальном периоде древнерусской истории. Аналогов данной ситуации нет, поскольку истории других народов не ставятся в зависимость от разгадки их имени.
 

 
Подмена летописного вопроса «Откуда есть пошла русская земля» вопросом «откуда она так стала называться» произведена норманизмом, который вот уже более 200 лет навязывает науке свою концепцию скандинавского происхождения слова «русь» от шведских «гребцов»-*rodzmän и финского Ruotsi (подчёркиваю, слова, поскольку «русь» у них изначально не имя).
 
Пора всё-таки вспомнить, что история какого-либо субъекта не может быть решена, опираясь на историю имени субъекта. По моему глубокому убеждению, летописный вопрос «откуда есть пошла русская земля» совсем не нуждается в комплектации его вопросом «откуда она стала так называться». Летописному вопросу «откуда есть пошла русская земля» должно вернуть его главенствующее, ведущее положение без всяких оговорок. Но прежде чем раскрыть высказанную мысль, считаю необходимым сделать небольшую преамбулу.
 

Пару лет тому назад, в 7-ом выпуске «Средневековой Руси» Н.Ф. Котляр в небольшой статье-рецензии перечислил основные пункты символа веры норманизма, где на первом месте стоит, естественно, концепция скандинавского происхождения слова «русь». При этом Котляр заметил, что все другие этимологии имени «русь», как то славянского, кельтского, иранского и пр. происхождений давно скомпроментированы лингвистами, соотвественно, все, кто пытается противопоставить скандинавской этимологии какую-то другую, относится данным автором к кучке малообразованных антинорманистов, выступающих под ветхими знаменами и пр.
 
В своей преамбуле считаю нужным вкратце очертить нынешнюю ситуацию с продолжающимися попытками обосновать скандинавскую этимологию имени (или как Котляр пишет, слова «русь», поскольку повторяю, у норманистов оно изначально – не имя, а так себе, слово какое-то).
 
Напрасно норманисты заявляют, что всё в их концепции прочно, лингвистически подшито и подогнано, в силу чего и признано всеми людьми доброй воли. У шведских медиевистов, например, до сих пор не отыскалось убедительных обоснований этимологии Руси с происхождением от «шведских гребцов». В работах по этой проблематике осторожно сообщается, что лингвистический аспект по данному вопросу остаётся дискуссионным. Напомню, что приснопамятные «гребцы» от шведского глагола ro “грести” должны были, по мысли создателей данной концепции, происходить из шведской местности Руслаген, более раннее название которой было Руден.
 
В научной литературе не раз указывалось на то, что название Руден впервые упоминается в Швеции в 1296 г. в Упландском областном законе, в котором указом короля Биргер Магнуссона повелевалось, что все, кто живут в Северном Рудене, должны следовать данному закону. В форме Roslagen (Rodzlagen) это название, также в текстах законов, появляется только в 1493 г., и далее в 1511, 1526 и в 1528. Как общепринятое название оно закрепилось ещё позднее, поскольку даже при Густаве Вазе было в употреблении называть эту область Руден (Gunnar T.Westin, Det medeltida Sveriges första häfte för Uppland/DMS,1:1, Norra Roden, 1972). Не собираюсь вдаваться в рассмотрение всех филологических экзерсисов по поводу производства Руден в Руотси, а Руотси – в Русь. Скажу только, что в шведской медиевистике ученые не пришли к единому мнению по большинству основные вопросов, связанных с Руденом: какую изначальную роль он играл, каковы были его границы; по-прежнему, дискуссионным, как сказано выше, остаётся и лингвистический аспект, т.е. попытки преобразования глагола ro-/грести и существительного rodd/гребля через Руден в Руотси и Русь -, поскольку наличие соответствующих праформ в шведском языке раннесредневекового периода, по-прежнему, не вышло за рамки умозрительного допущения, т.е. проще говоря, эти праформы не найдены, и единственное, что есть в наличии, это, повторяю: Roden – 1296, rodzkarlena (1470), rodzmän – примерно, в этот же период, Rodzlagen – не ранее 1493, т.е. из этих данных видно, что rodzmän могли образоваться от Roden, а Rodzlagen мог образоваться от rodzmän, но все эти преобразования могли происходить в период с конца XIII в. и по XVI в., причём замыкались лишь на определённый регион Швеции.
 
Далее следует сказать, что только в последние пару десятилетий с отрицанием научной обоснованности скандинавской этимологии Руси выступили такие крупные российские учёные как О.Н.Трубачев (см. например, «К истокам Руси (наблюдения лингвиста») и А.В.Назаренко (см., например, Древняя Русь на международных путях). Отмечая бесплодность результатов производства имени Русь из шведской этимологии, А.В.Назаренко, писал, что «не только любой (как выразилась Е.А.Мельникова), а ни один из предложенных до сих пор композитов не даёт лингвистически удовлетворительной праформы…», поскольку остаётся загадкой, как в языке самих носителей исходная форма типа *roþs-men могла редуцироваться до roþs.
 
О.Н.Трубачев также произнёс решительный приговор попыткам произвести имя Русь от шведских гребцов, сказав, что: «…разумнее будет согласиться, что скандинавская этимология для нашего Русь или хотя бы финского Руотси не найдена» и напомнил, по его определению, пророческий приговор Яна Отрембского, крупнейшего польского языковеда и индоевропеиста: «Эта концепция (имеется в виду норманская этимология Руси у Фасмера) является одной из величайших ошибок, когда-либо совершавшихся наукой».
 
Как многие, вероятно, помнят, Трубачёв всё-таки видел связь между финским Руотси и Русью, правда, полагая, что имя Русь пришло с юга и повлияло на финское *rotsi. Но даже такая попытка при всей тонкости анализа Трубачёва не вышла за пределы допущения, поскольку для её доказательства требовалось предположить, что существовало прадревнерусское *Rutsь, которое шло с юга на север, т.е. снова на пути рассуждений возникал вопрос праформы, которую не нашли.
 
На этом я оставляю мир лингвоозабоченности по поводу происхождения имени Руси – полагаю, что я воздала должное этой, на мой взгляд, скорбной традиции, и перейду к тому, о чём я, собственно, хотела рассказать. В моём рассказе я постараюсь успеть затронуть два вопроса.
 
Во-первых, я хочу предложить своё объяснение тому, почему не удалось найти древнюю праформу для Рудена или почему имя Руден такого позднего происхождения. Этому имеется самая естественная причина.
 
Занятые лингвистической казуистикой относительно связи шведского Рудена и финской Руотси, учёные не удосужились проверить, а существовал ли шведский Руден в чисто в физико-географическом плане, иначе говоря, – задать себе летописный вопрос «откуда есть пошла земля Руден?» Я попробовала это выяснить, поскольку мне стало любопытно узнать: если название Руден и производные от него имеют столь позднее происхождение, то как же эта местность называлась ранее? И оказалось, что никак не называлась, поскольку самой этой земли в раннесредневековый период ещё не было. Земля или прибрежная полоса, получившая название Руден в конце XIII в., не только в IX в., но и в X в. как физико-географический субъект не существовала, ибо она находилась под водой. Дело в том, что Ботния в районе шведской прибрежной акватории, начиная с послеледникового периода, обнаруживает любопытный феномен постепенного подъёма морского дна и прирастания за счёт этого подъёма новой суши, новой береговой полосы. По исследованиям шведских учёных, уровень моря в районе, где сейчас расположен Руслаген, был минимум на 6-7 м выше нынешнего.
 

 
Иллюстрация изменения уровней водной поверхности относительно современного моста Вэстербрун (Стокгольм), взятого за эталон благодаря своей высоте в 26 м. Красные отметки: верхняя 25 м – 2000 лет до Р.Х.; 10м – рубеж нашей эры; 5 м – ок. 1000 лет после Р.Х., то есть XI век. Картинка показывает, как суша в прибрежной полосе Восточной Швеции постепенно «вырастала» из моря, и в IX в. она почти вся была под водой. Стокгольм – это южная часть Родена/Руслагена, который в это время находился между отметкой 5 м и 10 м.
 
Даже в XI-XII вв., как пишет исследовательница из Упсалы Карин Калиссендорф, уровень моря был на 5 м выше, чем сейчас. Нынешнее озеро Мэларен было открытым заливом моря, а значительная часть береговой полосы была островками, более или менее выступавшими из воды. (Karin Calissendorf, arkivarie vid Ortnamnarkivet i Uppsala, Ortnamn i Uppland. Stockholm, 1986. S.11; см. также результаты картографических съёмок Кадастровой службы или сведения об изменений уровня моря в районе Стокгольма – южная часть старого Рудена и в районе к северу от Руслагена – Höga Kusten: уровень моря был выше в направлении с юга на север.) Тот факт, что эта область только к XIII в. стала представлять из себя территорию с условиями, пригодными для регулярной человеческой деятельности, подтверждается многими данными (одним из которых как раз и является вышеупомянутый королевский указ из областных Упландских законов).
 
Первые достоверные сведения о прибрежной области на востоке Свитьод, ставшей впоследствии Руденом/Руслагеном, мы получаем от Снорри Стурлусона, который в 1219 г. побывал в Швеции и получил от своих информаторов ценные сведения о Свейской стране (Sveaväldet), в частности, об её административном делении, которые он привёл в Саге об Олаве Святом («Круг земной»). Там сообщается, что собственно Свитьод состоит из пяти частей и что пятая часть – это Sjöland/Sæland, к ней же относится всё, что лежит в море к востоку от неё (den femte Sjöland och det som ligger därtill. Det ligger österut med havet).
 
Было время, когда шведские исследователи (в частности, П.М.Лийсинг/P.M. Lijsing – краевед, редактор журнала ”Hundare och skeppslag”) искавшие доказательства того, что название Руден существовало ранее, пытались убедить, что Снорри Стурлусон, говоря «всё, что лежит к востоку в море», мог иметь в виду Руден. В некоторых шведских переводах Саги об Олаве Святом даже вместо Зиеланд смело подставлялось Руден. Но это – чистая подтасовка фактов и попытка выдать желаемое за действительное. Зиеланд – это не Руден и таковым быть не могла.
 
Зиеланд (от sjö – море и land – земля, страна) – это Мореландия, т.е. это уже не море, но ещё и не земля. Это архипелаг, состоящий из островов, островков, выступающих над водной поверхностью, это – суша в процессе образования. На ней ещё мало и кустов, и деревьев, на ней ещё так мало почвы, что её покрывают одни лишь мхи и немного травы, стелющейся по каменистой поверхности и непонятно, как цепляющейся за неё корнями. Эти островки – ещё не земля, это – её костистная основа, выпирающая из воды и греющаяся под тусклым северным солнцем. В этом царстве камня ещё нет места для кипучей человеческой жизни. Только редкие рыбачьи хибарки могли закрепиться на влажной поверхности каменных выступов, хранящих борозды, оставленные на них ледниками. Вот что такое Зиеланд. Это, собственно, не топоним: это синоним для слова архипелаг, не получившего ещё собственного имени.
 
Данные Снорри Стурлусона – очень важное свидетельство того, что даже в его время прибрежная полоса будущего Рудена находилась в процессе формирования. Только к самому концу XIII в. части этого архипелага могли стать местом жительства для населения в таком количестве, которое уже представляло интерес и для королевской власти. Потому-то и потребовался вышеупомянутый указ 1296 г., в котором предписывалось, что отныне на население Северного Рудена будет распространяться тот же закон, которому подчинялось и население трёх основных земель (фолькланд) Упландии, а именно: Тиундаланд, Атундаланд и Фьедрундаланд, известных с XI-XII вв. Вывод напрашивается сам собой: только к самому концу XIII в.природные условия прибрежной полосы позволили включить северную её часть как новую землю в систему административного деления государства и объявить её население подвластным королю свеев. Но как обратил внимание П.М. Лийсинг, в выборах короля свеев, по-прежнему, участвовали только представители трёх старых земель, но не население Рудена, которое, видимо, всё ещё не представляло, как бы сейчас сказали, интересного или сильного электората. Вот простое объяснение того, почему Руден/Руслаген имеют позднее происхождение: имя образовалось тогда, когда образовалась эта земля.
 
Тогда цепочка Руден/Руслаген/Руотси рассыпается. Если Руотси связано с Руден/Руслаген, то этот симбиоз не имеет отношения к Руси по чисто хронологическим соображениям. Если Руотси связано с чем-то другим, то надо сначала найти это другое, а потом строить концепцию. На фоне приведённых данных попытки лингвистическим путём отыскать корни Руси, практически, в подводном царстве выглядят чистейшим абсурдом. Этот абсурд стал возможен потому, что исходный момент в исследованиях был абсурден: вместо поисков происхождения народа стали заниматься поисками происхождения его имени. Ничего подобного нет в истории ни одного народа.
 
С этим перехожу ко второму вопросу в моём рассказе и постараюсь очень кратко представить свой взгляд на то, где отыскивать ключи к решению начал истории народа Руси. Его сущность составляет мысль о том, что Русь и как народ, и как имя ниоткуда в Восточную Европу не приходили, а именно там и родились.
 
Поясню высказанную мысль несколькими примерами. Напомню, что норманисты без устали повторяют, что у многих народов имя пришло «со стороны» и перечисляют англичан, французов, болгар. При этом в силу лингвистической зашоренности не учитывается вся сложность взаимодействия различных этнических групп при миграции одного народа на землю другого, когда в результате миграций складывается новая общность.
 
Согласно моим наблюдениям, рождение новой этнической общности происходит от союза двух «родительских» организмов по определённой схеме: новая общность получает язык от одного «родителя» и имя – от другого, при этом один из «родителей» может быть «пришлым», тогда другой должен быть автохтоном, связанным с местной землёй. Это как бы формула этногенетического процесса, состоящая из двух величин: вопроса языка и вопроса имени – двух наиважнейших вопросов, которые вставали перед людьми при рождении новой общности.
 
Например, Италия согласно легенде, получила своё имя от царя пришлых сикулов (сицилийцев) Итала, а её латинский язык сохранил имя аборигенов – латинов; современная Франция получила имя от пришлых франков, но язык остался от автохтонной кельто-галльской традиции; в английской истории общий политоним объединённого королевства был унаследован от кельтской Британии, а язык – от пришлых германоязычных англосаксов; в смешанной этнической среде – симбиозе тюркских протоболгар – потомков волжских булгар и балкано-славянских племён родилась современная Болгария, при этом политоним – Болгария – был взят от тюрко-булгарских пришельцев, а язык и другие феномены культуры – от местных славянских племён и т.д. Кстати, помимо волжских булгар, на Балканы переселялись и индоевропейские народы. О.Н.Трубачев выделил на юге Восточной Европы прототипы этнонимов хорваты и сербы, первоначально неславянских, но индоевропейских, носители которых ославянились на Балканах с принятием славянских языков (см.например, «К истокам Руси»).
 
Аналогично должно было происходить и рождение современной русской общности и как этнического, и как политического объединения в период расселения славянства в Восточной Европе. Одним из «родителей» русских, давших новой общности язык, было, безусловно, восточноевропейское славянство – «родитель» пришлый, как это и наблюдалось в истории большинства народов. Но тогда имя Руси не могло прийти «со стороны», как это продемонстрировано выше на известных примерах. Оно должно было родиться в Восточной Европе до прихода туда славянства, но иметь индоевропейское происхождение. Поставив вопрос таким образом, я несколько лет тому назад подошла к идее индоевропейского субстрата на севере и в центре Восточной Европы в древности, в котором увидела этническую среду, явившуюся лоном для древней Руси. На основе данной идеи я стала развивать концепцию о двух периодах древнерусской истории: дославянском (индоевропейском) и славяно-русском. Эту гипотезу я представила в ряде уже опубликованных работ, но на ней в силу её гигантского масштаба (включая и проблему соотношения индоевропейского субстрата с концепцией «сплошного финно-угорского мира на севере Восточной Европы в древности) я не собираюсь останавливаться в данном сообщении, тем более, что для её раскрытия в полноценную концепцию потребуется время.
 
Здесь я хочу с помощью небольшого примера подкрепить моё предположение о том, что в древнерусской истории был дославянский, но индоевропейский период и что расселение славян в Восточной Европе происходило в среде этого дославянского древнерусского субстрата. Напомню, что говорится в летописи: «…славяне пришли и сели…по Двине и назвались полочанами, по речке, впадающей в Двину, именуемой Полота, от неё и назвались полочане…» В науке это толкуется так, что славяне сами назвали речку славянским (?) именем Полота, а потом назвали этим именем и самих себя. Но вот чуть ранее летопись говорит о том, что «Яко пришедше седоша на реце имянем Марава, и прозвашася морава…». Открываем работу известного индоевропеиста Юлиуса Покорного «Zur Geschichte der Kelten und Illyrier» и читаем: «На территории … к востоку от Эльбы и к югу от Варты и Шпрее, …Сев.-Вост. Богемии до Эльбы, в Моравии, нижн. Австрии и Словакии …названия рек не относятся ни к германским, ни к славянским, они происходят, как доказано, из венето-иллирийских языков. В областях, где потом поселились славяне: Далмация, Паннония, Истрия – были иллиры и венеты. …Сами иллирийские венеды ославянились позднее. …». В числе дославянских, но индоевропейских гидронимов Покорный называет и Мораву. Таким образом, расселение южных и западных славян происходило в Европе вплоть до Балтики среди субстратного (или более древнего) индоевропейского населения дославянской языковой принадлежности. Расселяясь среди них, славяне вступали с ним во взаимодействие на условиях, о которых я сказала выше: если пришлая общность давала свой язык, то принимала имя местного народа, так появился, например, славянский (что определялось языком) народ моравы. Всё логично и понятно.
 
А вот что касается расселения восточноевропейского славянства, то волею науки славяне, расселяясь в Восточной Европе, обрекались на странные действия: дойдя до безымянной реки, якобы сначала давали название ей, а затем по её имени называли и себя. Но поскольку такого в истории не известно, то логичнее признать, что названия тех восточноевропейских рек, именами которых назывались пришедшие сюда славяне, существовали в Восточной Европе до расселения славян, т.е. принадлежали дославянскому индоевропейскму субстрату. Но иногда, согласно летописи, происходило так, что и пришлые славяне давали новой общности свое имя: «Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, назвались своим именем – славянами…». Как видим, летопись чётко фиксирует тот единственный случай, когда пришлые славяне дали своё имя новой общности в Приильменье. Значит, во всех остальных примерах славяне получали «не свои», а местные имена, явно индоевропейской языковой принадлежности, но существовавшие до их прихода, закреплённые в топонимике, что определялось связью с местной культовой сакральностью, предковой антропонимией и т.д.
 
Следующим примером, логически вытекающим из вышеизложенного, может быть пример, касающийся особенностей древненовгородского диалекта. Многочисленные дискуссии на эту тему привели исследователей к выводу о том, что его особенности не могут быть объяснены только как результат последовательного расселения восточноевропейского славянства из Поднепровья на север, исходя из концепции монолитного правосточнославянского языка, восходящей к А.А.Шахматову (см. об этом труды ак. А.А.Зализняка). Однако и этот важный вывод о северных диалектах древнерусского языка как более сложном феномене, чем это предполагалось ранее, не решает всех проблем.
 
А.А.Зализняк называет такую особенность др.-новг. диалекта как окончание –е И. ед. муж., представленное в новг.-пск. памятниках, что оказалось для др.–новг. диалекта нормой, сложившейся в дописьменную эпоху. «Отсюда следовало, что в др.–новг. диалекте o-maskulina отличалась от остальных славянских диалектов не только материально (-е вместо –ъ), но и структурно: здесь сохранялась свойственная древним индоевропейским языкам оппозиция И. ед. муж. и В. ед. муж. (….подобно санскр. rathah – ratham), тогда как в остальном славянском мире И. ед. и В. ед. муж. совпали (ср. ст.-сл. градъ, наддиалектное др.-р. городъ). Рассматривая основные вехи более, чем столетней дисскуссии славистов о происхождении др.–новг. формы на –е, А.А.Зализняк называет гипотезу Вяч. Вс. Иванова, который предположил, что «…. др.–новг. формы на –е восходят к праиндоевропейскому casus indefinitus, следы которого сохранились в хеттском, тохарском и некоторых других языках. Существенная трудность, – замечает при этом А.А.Зализняк, – состоит здесь в том, что необходимо признать сохранение праиндоевропейского архаизма лишь в одной узкой ветви славянских языков». Трудность эта будет непреодолима, хочется заметить, но только в том случае, если рассматривать др.-новг. диалект единственно как узкую ветвь славянских языков.
 
Однако если предположить, что часть индоевропейских пращуров/предков носителей древнерусского языка существовала на севере Восточной Европы в период, хронологически совпадающий с наличием в Восточной Европе индоиранских языков, и явилась субстратной языковой средой для восточноевропейского славянства, то следы праиндоевропейского casus indefinitus в др.–новг. диалекте получают свое логичное и естественное объяснение. Происхождение же общности ильменских словен укладывается в рамки моей «формулы»: если имя от одного «родителя» (в данном случае, «пришлого» славянского), то язык будет от другого, здесь – индоевропейского дославянского «родителя» новгородцев.
 
Классическим примером, подтверждающим мысль о том, что русский и славянский языки развивались в древности как отдельные языки, являются названия Днепровских порогов. Как известно, у Константина Багрянородного приводится два ряда имён для днепровских порогов – «славянские» и «русские», из чего явствует, что ещё в середине Х в. русский язык и славянский язык не были идентичны. М.Ю.Брайчевский, например, обосновывал скифо-сарматскую этимологию русских названий порогов с конкретными аналогиями из осетинского языка, т.е. иными словами говоря, – он обосновывал дославянское восточноевропейское происхождение части русских топонимов.
 
Русская номенклатура Днепровских порогов, согласно М.Ю.Брайчевскому, намного старше славянской, и восходит, скорее всего, к последним векам до нашей эры. Именно эта номенклатура была исходной, а славянская представляла собой переводы или кальки сарматских названий. Общеизвестны стремления норманистов доказать, что «росский язык» у Константина Багрянородного сохраняет скандинавскую (древнешведскую) лексику (см. Константин Багрянородный… // Под.ред. Г.Г.Литаврина и А.П.Новосельцева). Однако их выяснение языковой принадлежности «росских» названий осуществлялось тем же методом, что и выяснение «этимологии» имени Руси – на основе лингвистической схоластики, в отсутствие не только исторической, но и самой обычной логики. Поскольку предлагавшиеся норманистами скандинавские названия порогов были неразрывно связаны со шведскими «гребцами» *rodzmän из Rodzlagen, который, как оказывается, в IX в. ещё не «всплыл» на поверхность, то сейчас в первую очередь требуется уточнить, откуда эти «гребцы» пригребли на Русь, а потом разбираться в этимологии названий порогов. Это – явный пример того, что не может лингвистика решать исторические проблемы.
 
Но идея о дославянском слое в древнерусском языке наталкивается не только на норманистские теории (как фантастическая определялась, например, этимология Брайчевского), но и на господствующее в науке убеждение о том, что древнерусский и славянский язык – синонимы. Однако так ли уж научно безупречна эта мысль и так ли уж невероятна идея о двухслойности древнерусского языка? Например, сегодня понятия English language и British language используются как синонимы, но вряд ли кому-нибудь покажется абсурдным утверждение о том, что British language имел в истории своего развития догерманский период.
 
То, что имя Русь имеет глубокие корни в Восточной Европе, подтверждается обилием гидронимов с корнем рус/рос/рас, которые очерчивают восточноевропейский ареал от Волги до Немана и Карпат. На этот феномен давно обращалось внимание, но в отсутствие идеи о дославянском индоевропейском периоде Руси использовать эти данные в полной мере не удавалось, хотя с гидронимией как источником работали многие учёные. Общеизвестны исследования О.Н.Трубачева о связи имени русь и индоарийского субстрата в Северном Причерноморье.
 
Глубина корней Руси должна соизмеряться с данными науки об эпохе индоевропейской общности в Восточной Европе, её датировкам, с теориями распада индоевропейского единства и формированию при этом выделившихся новых общностей, одним из которых, полагаю, и стала общность с именем Русь, что закрепилось в топонимике, отражавшей связь с местной культовой сакральностью, предковой антропонимией и т.д.
 
Гидронимика говорит о том, что произойти это должно было в глубокой древности. Возможно, это был период, совпавший с уходом протоиндоариев на юг и далее – предположительно сер. II тыс. до н.э. По моим предположениям, имя Русь – это имя автохтонного реликтового женского первопредка (в отличие от славянского «родителя», которого этногенетические сказания определяют как мужского первопредка с именем Рус), «родившегося» в среде архаичного индоевропейского населения Восточной Европы и выделившегося из этого субстрата, дав имя народу, а также становясь политонимом в разные исторические периоды. Полагаю, что как коренной субъект Восточной Европы Русь имела здесь и свою длительную предковую предисторию. Надеюсь, что со временем мне удастся раскрыть эти идеи в работе под названием «Материнские корни Руси». Использование терминов родства, таких как «материнский предок» и «отцовский предок» для представления картины происхождения народа сохранилось у народов с более архаичной историей, например, у кельтских народов.
 
Ко времени событий, описываемых в летописях в связи с призванием Рюрика, имя Руси носили многие субъекты в Европе, как в Восточной, так и в Западной, передавая его преемникам либо на основе родовых, либо – иных традиций, определяемых мифопоэтическим сознанием, используя его и как родовое имя, и как политоним. Рассказ ПВЛ как раз и касается того периода древнерусской истории, когда сначала древнее имя Руси было принято двумя вновь образованными политиями в Восточной Европе по отдельности: одной стала Русская земля в Поднепровье или в летописном княженье полян, а второй – Русская земля в Поволховье/Ильменском поозерье или в летописном княженье словен, а затем произошёл процесс объединения этих двух политий в одну этнополитическую систему, связанную общим именем древнего материнского первопредка Руси и ставшую предтечей средневекового Русского государства.
 
Изложенные взгляды находятся пока в стадии рабочих гипотез и нуждаются в дальнейшей разработке. Но независимо от того, как к ним относиться, общий вывод из всего вышеизложенного несомненен: наша историческая наука должна критически переосмыслить наследие предыдущих эпох и избавиться от утопий, мешающих двигаться вперёд.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
P.S. Приведённый текст первоначально готовился для прошедшей конференции «Начала Русского мира» в Санкт-Петербурге и Старой Ладоге. Полностью статья с подробной библиографией будет опубликована в очередном выпуске сборника «Изгнание норманнов из русской истории».
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

81 комментарий: Происхождение Руси, а не происхождение имени Руси

  • Замечательно. Своевременно. Восклицательный знак на теме изгнания норманнов из истории Руси. Надо снимать документальный фильм, дабы отрезвить всех, попавших в западню западномыслия!
     
    Михаил Задорнов

    • Liddy Groth говорит:

      В нашем краеведческом музее имеется макет для детишек, который показывает уровни воды в разные эпохи. Нужно только нажать на соответствующую кнопку. Наглядный пример с Руслагеном на дне морском. Феномен подъема платформы Балтийского моря открыли геофизики, а я только рассказала об этом историкам.
       
      В ближайшие дни мне постараются сделать фотографии этого экспоната. Если все получится, то я предъявлю снимки общественности. Это, конечно, не фильм, но все-таки.

      • Владимир говорит:

        Вообще-то о том, что уровень воды был выше примерно на 6 м известно с 19 века, как минимум, и это описано, если не ошибаюсь у Гильфердинга, который немало поездил по Балтике и немецким землям и поморью немецкому в поисках остатков автохтонного населения до его «германизации», хотя я бы сказал христианизации именно, и на эту тему масса исследований прошлых веков, вплоть до свидетельств этих христианизаторов, вопрос только в том – правда ли, что временной промежуток именно тот, который приписывают этим свидетельствам.

    • chingac говорит:

      Уважаемый М.Н.! История – это не поле боя идеологий, а наука. Как только Вы начнете смотреть на нее как на объективную реальность, Вам сразу станет легче.
       
      Норманнов все изгоняют и изгоняют, а они все лезут и лезут))) Факты – упрямая вещь.

      • Liddy Groth говорит:

        Выдумки истории, как и всякие паразиты, очень живучи.

      • Владимир говорит:

        Наука, говорите… может и так, да только некоторые научные деятели, пальцем в носу ковыряя, выдумывают и переписывают годами чужие ошибки, компилируя тем самым свои научные работы, а потом рьяно их защищают, чтобы не прослыть дармоедами – вот это более сильная причина, чем любая идеология – и тонет любая правда, не нужна она господам-бездельникам, кои не удосужатся даже прочесть то, что уже исследовано всесторонне, да и в публичные библиотеки не желали ходить, хотя дни для этого имели и брали…, так что чья бы корова мычала…

  • Дмитрий говорит:

    Материал, конечно, стоящий, но крайне тяжелый для понимания человеком, не обладающим хотя бы мало-мальским багажом знаний по данной тематике. Но даже с моими скудными знаниями процентов 50 осилил. А для широкой публики, конечно, удобней снять документальный фильм.

    • Liddy Groth говорит:

      Спасибо за добрый комментарий. Мысль о документальном фильме интересна. Об этом стоит основательно подумать.

      • Николай Иванов говорит:

        Вот и не занимайтесь выдумками, г. Грот, в угоду лжепатриотам! А также подтасовками, вывертами, софизмами и иными приемчиками для искажениями истории. Не надо Вам впаривать честному народу про Руден. Тем более что эти потуги в любом случае тщетны, ибо даже если признать за Вами правоту в этом вопросе, это все равно никак не решает проблему неполноты знаний о варягах, руси и их участии в создании единого Древнерусского государства.
         
        Читая Вас, может показаться, что Вы не имеете политического интереса и пока еще не страдаете антинорманоманией. Не гордитесь, не ругаетесь, не отрицаете очевидных фактов, как Фомин, Сахаров и прочие политиканы от истории. Но уже близки к этому. Вы лингвист, вот и занимайтесь лингвистикой, не лезьте в дела, в которых узкий взгляд лингвиста будет скорее помехой в установлении истины, чем принесет пользу.

        • Liddy Groth говорит:

          Г-н Иванов! Нечасто выпадает радость получить письмо от читателя, в котором предельно сжато и с непотопляемой прозорливостью дана оценка пройденному мной пути, а также намечено, каким курсом рекомендуется двигаться дальше. Сразу чувствуется подход опытного горлана-главаря, в недалеком прошлом привычного к составлению брошюр «о новом человеке» и колебавшегося только вместе с курсом… в общем, только вместе с генеральным курсом.
           
          Итак, народу про Руден – не надо? Начальству, конечно, виднее. Но в оправдание моей тщетной потуги, вытекающей из неверно избранной платформы, хочу несмело указать, что про Руден – это не мой софизм или приемчик для искажения, а результат работы шведских геофизиков, короче, простая геофизика, в которой я ни сном, ни духом не виновата, не замешана, не состояла…
           
          И чтобы я да с лжепатриотами?! Да никогда в жизни! Ни-ни, ни в одном глазу! А какую характеристику Вы мне дали: «не гордитесь, не ругаетесь, не отрицаете очевидных фактов». С такой характеристикой да в некие прошедшие времена признали бы годной хоть в загранкомандировку.
           
          Чувствуется за Вашими словами хорошо узнаваемая несгибаемость: «Если геофизика становиться на пути, указанном и освященным… Написал же ведь в свое время Маркс, что Русь создали норманны, и точка! Какие тут еще могут быть выверты! Есть единственно правильное учение, его и надо давать честному народу!»
           
          Вспоминается непрошено, что был когда-то аналогичный случай с Галилео Галилеем. Также вот и ему в свое время с отеческой суровостью указали: «Какая такая гелиоцентрическая система?! Указано святыми отцами, что Земля – центр, а Солнце вращается вокруг Земли, и мы не можем допустить, чтобы кто-то писал насупротив и выдумками занимался. А то ходят тут, понимаешь, всякие и впаривают! Вы, Галилей, не впаривайте здесь! Вы математик? Вот идите и занимайтесь математикой, а в раз и навсегда утвержденные высокими авторитетами законы природы не лезьте».
           
          Я, вообще-то говоря, не лингвист, а историк, но образование получила эксклюзивное, и работе с переводами нас учили основательно. Но это я так, между прочим. Для Вас ведь все равно: что тот лингвист, что этот историк. Вы могли бы написать: узкий взгляд историка – помеха на пути к истине. Поскольку истина для Вас уже состоялась, и всякий, кто тревожит привычное и обношенное – источник раздражения и смутная угроза.
           
          Спите спокойно, дорогой товарищ! Проблему участия руси решим, неполноту знаний углубим, единого Древнерусского государства не посрамим!
           
          С плохо скрытым удовольствием, Л.П. Грот.

          • Вадим Татур говорит:

            Рад, Лидия Павловна, что есть такой исследователь, как вы. Я также рад, что наконец-то как грибы после дождя стали появляться сайты, которые методично, целеустремленно и спокойно ведут просвещение наших граждан по «запрещенной» истории, о том, что наши предки были не обезьянами и дикарями, родства не помнящих, а самостоятельным и просвещенным народом, имеющим свой взгляд на мир и устройство жизни. Приятно, что у вас есть запал отвечать на всяческие инсинуации – я давно это перестал делать, поскольку жалко времени, да и написано: «не мечите бисер перед свиньями». Возможно, что такие ответы и имеют смысл для тех, кто колеблется, но точно бесполезны для тех, кто уже все для себя решил.

          • Алексей Жуков говорит:

            Уважаемая Лидия Павловна, я очень заинтересован вашими исследованиями и очень рад, что вы их проводите. Но зря вы так необоснованно насмехаетесь – «Написал же ведь в свое время Маркс, что Русь создали норманны, и точка». Маркс, если даже и писал это, повторял это за тысячами других знаменитых европейцев, повторял официально принятую (и у нас, к сожалению) историю. А зародилась эта теория-паразит в нашем же государстве, из-за желания российских императоров «приобщиться» к Европе. Именно они позволили немцам переделать рукописи на свой лад и переписать историю, воспользовавшись тем, что раньше родной историей в нашей стране мало интересовались, а следовательно хорошо знали её далеко не все.
             
            Прежде чем обвинять Маркса в его словах, обвините сначала действительно виновных – таких, как Карамзин, что закрепил Норманнскую теорию в головах у простого народа.

        • Евгений Нефёдов говорит:

          Довольно странно слышать упрёки в политиканстве от приверженца норманизма, ведь норманизм – плоть от плоти политика! Это чисто политически мотивированная версия, основанная на ранних шведских исторических мифологиях (таких, как рудбекианство), которые, кстати, сами по себе писались в основном по политическим причинам. Ну а уж непосредственное изобретение и распространение норманизма вызвано убедительным попранием Россией в ходе Северной войны претензий Швеции на господство на Балтике и в северной России. Именно это жёсткое поражение Швеции и крах её самомнения вызвали к жизни повторение этих галлюцинаций, почерпнутых из чуть более ранних мифов! И это очень хорошо отслеживается! Упрекая антинорманистов в политической мотивированности, Вы, уважаемый, кричите «держи вора», сами являясь им самим. Да и Ваша тактика – вместо рассмотрения предлагаемых аргументов, сравнения своих доводов и доводов оппонентов – пытаться наклеивать на тех, кто возражает каких-то ярлыков типа «лжепатриоты», «политики от науки» и т.д. и на основании этого отказываться рассматривать аргументы – разве подобные приёмы имеют отношение к науке в прямом и чистом смысле слова? Это именно политика! Борьба по законам политики, а не науки. В науке такие приёмы являются индикаторами, что перед нами – шарлатаны! Для человека, который понимает, что такое наука – подобные выпады, которые Вы тут демонстрируете, не оставляют сомнений, что перед нами мошенник от науки! Вы не спорите об аргументах – Вы ищите предлоги их огульно отвергать!
           
          Пожелание не впаривать честному народу про Руден – это очень хорошее пожелание, только адресуйте его норманистам! Это очень даже кстати, если они перестанут валять дурака и морочить честному народу голову своими выдумками, в том числе про Руден!
           
          И, по-моему, Вы откровенно лукавите, заявляя, что призвание правоты тех данных, которые приводит Грот «бесполезно». Совсем не так! Отбрасывание, наконец, этой заведомой и явной чепухи про Рослаген-Руден – решает многие вопросы и, главное, освобождает внимание как учёных, так и массового читателя от поисков несуществующей прародины, там, где её никогда не было – в Швеции, для реального анализа имеющихся данных, которые совершенно недвусмысленно свидетельствуют о месте, откуда, в действительности, был призван Рюрик. И это, разумеется, Южная Балтика, Вагрия, Рюген, Померания. И об этом нам известно очень много!

    • Микола Питерский говорит:

      Не знаю, что тут такого сложного? Я со своей десятилеткой освоил.

  • Екатерина Корж говорит:

    Фильм, кстати, не помешал бы!

  • Алексей говорит:

    Вы за эту статью просто обязаны получить Нобелевскую премию, памятники, аплодисменты всей России, всего мира. Я просто в восторге от того, что я увидел истинную историю начала своей родины.

  • Дмитрий Тимофеев говорит:

    Документальный фильм необходим как глоток свежайшего воздуха, дабы снять пелену с глаз, от которой стало совсем уж темно. Большое спасибо за ваш труд!

  • Liddy Groth говорит:

    Я благодарю моих уважаемых читателей Екатерину Корж, Алексея и Дмитрия Тимофеева за добрые отзывы. О фильме будем думать.

  • Сергей Филяк говорит:

    Когда-то, в старших классах школы, я тоже сцеплялся языком на уроках истории на тему “ни откуда мы не пришли – мы здесь жили всегда”. Начитан я был очень серьезно, по истории и географии было только “пять”. Мне даже учебников по ним не выдавали – ему не нужен. Добил я как-то дебатирующих одной книгой, в которой был отчет о раскопках трипольского поселения на берегу Южного Буга. Достаю фото мамы, “это кто”, “да мама твоя, кто же еще” (городок Самбор маленький, все знают друг друга). Открываю книженцию с отчетом, на странице главы “реконструкция облика женщины” (точное название не помню), “а это кто”? …Мама твоя, но мы же в Прикарпатье живем, а это о раскопках на берегу Юж.Буга”. Да, правильно, только мама и остальные предки как раз оттуда, из района где раскопки проводились. 30 лет прошло, книжку о трипольских раскопках никак найти не могу.., потерял.

    • Liddy Groth говорит:

      Сергей! Вы меня поняли лучше многих моих коллег: смысл предлагаемой мною концепции заключается в отыскании древнейших корней нашей предковой истории, а они идут из Восточной Европы. Дай бог здоровья Вашей маме!

  • Вячеслав говорит:

    Огромное спасибо за интересный материал! Удачи и сил в Вашем труде!!!

    • Liddy Groth говорит:

      Спасибо за добрые пожелания!

  • Николай Собожников говорит:

    Здравствуйте. Прочитал вашу статью и рад, что нашёл подтверждение своим догадкам по вопросу несостоятельности норманской теории. Но в силу различных обстоятельств для меня остался открытым вопрос, что с Рюриком. В книге по верованиям, культуре и быту древних славян высказывалось предположение, что варягами звались мореплаватели, а Рюрик с братьями отправился в Ладогу по той причине, что Годлав был убит раньше старшего брата (порядок престолонаследия был по старшинству в роду), а следовательно они не могли ни на что претендовать.

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Николай! История Рюрика с братьями, безусловно, связана с династийными традициями, с конкретной ситуацией каждого кандидата на престол. По Ф.Хемницу, Рюрик с братьями, действительно, не принадлежали к правящей ветви вендо-ободритского дома. Об этом пишет мой коллега Всеволод Меркулов.

  • Z говорит:

    Вот теперь мне всё понятно. Благодаря заданному вами направлению, надеюсь, и другие несуразицы распутаются.

  • Игорь Галкин говорит:

    Здорово! Но необходимо продвижение этого открытия в массы…

  • Владимир Соколов говорит:

    С большим удовольствием прочитал. Спасибо. Предполагаю, что поиск истины в истории – это уже вопрос политический, а не научный, потому все – историки, политики и т.д. – вообще никак не реагируют на появляющиеся все новые и новые действительно научные исследования, а также на фактические доказательства того, что было на самом деле. Но, как известно, вода камень точит… Надеюсь…

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Владимир Соколов! Благодарю Вас за замечание о том, что новые идеи по тематике начального периода древнерусской истории плохо проникают в официальную науку. Полагаю, что здесь большую роль играет обычный человеческий фактор: трудно отказаться от привычного, трудно признать ошибки, если эти ошибки переходили из работы в работу на протяжении многих лет. Есть и психологический фактор. Ведь это они, норманисты, привыкли себя видеть стороной страдающей, стоящей на страже светлых идей против темноты и косности, что-то вроде святых борцов – диссидентов за лучшее будущее! И вдруг надо сознаться, что закоснели-то они! Тяжело.

  • Владимир говорит:

    А разве Упсала или Бирка не имеют отношения к Рослагену? Если имеют, то это важнейшие центры Шведов уже в 9 веке. Предположил, что они находятся на возвышенности и потому уже тогда, с 6 века и далее были над водой, но пока не могу найти карт, которые бы это подтвердили или опровергли. Если у вас есть данные об этом, не могли бы вы ответить?

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Владимир! Бирка существовала в IX в. и была важным во многих отношениях населенным пунктом. Город располагался на одном из островков Мэларен (сейчас – озеро, а тогда – открытый залив), т.е. принадлежал к области Мэларен. Причем здесь Рослаген?
       
      Уппсала упоминается как название языческого храма Адамом Бременским от 1076 г. Сейчас это место называется Старая Уппсала, поскольку название Уппсала было в 1280 г. перенесено на другой город (Östra Aros) в связи с переездом туда резиденции архиепископа (современная Уппсала). Старая Уппсала относилась к области Свеяланд. Причем здесь Рослаген?
       
      Вы, по-моему, спутали вопрос о существовании исторических центров и регионов на территории современной Швеции в IX в. и проблему существования области Рослаген. Безусловно, и населенные пункты, и исторические области существовали. Но Рослагена в IX в. не было, к этому времени он ещё не образовался. Современная Швеция состояла из двух отдельных областей – Свеяланд и Гёталанд. Старая Уппсала была расположена в Свеяланд, а о Бирке иногда говорили как о городе свеев, а иногда – гётов. Как видите, все эти названия известны и не имеют ничего общего с Рослагеном.
       
      К тому же, Вы переворачиваете вопрос с ног на голову: не Уппсала относилась к Рослагену, а Рослаген (первое название – Роден) стал принадлежать Уппсале или, скорее, Уппланду как региону, по мере того как эта область Роден/Рослаген образовывалась.

      • chingac говорит:

        Ув. Лидия Павловна! В Вашей статье “Истоки норманизма: шведская гипербориада и Г.З. Байер.” нашел интересное для меня место со ссылкой на “Космографию” Себастьяна Мюнстера. Как я понимаю, Вы ссылаетесь на репринт от издания от 1628 г. Я этого издания не нашел, поэтому использовал издание 1544 г. – выложено в библиотеке Гугла:
         
        http://books.google.ru/books?id=G3JOAAAAcAAJ&printsec=frontcover&dq=Cosmographia+Sebastian+M%C3%BCnster&hl=ru&sa=X&ei=JUWhT672J8iP4gS58YXdCA&ved=0CDkQ6AEwAg#v=onepage&q&f=false
         
        Готический шрифт очень тяжелый для моего восприятия, сколько ни бился не нашел этого места. Если Вам не трудно, можете нацелить, где оно находится, в каком контексте? В Описании Московии, Литвы, Самогетии? В связи с чем?
         
        Заранее спасибо.

  • Елена говорит:

    Огромное спасибо за Ваш труд! Прочитала с большим интересом.

  • chingac говорит:

    Лидия Грот – одна из немногих “адекватных” историков-антинорманистов. Роден и Рослаген – скорее всего поздние топонимы, в сагах их нет (а другие провинции Швеции есть). Но это еще ничего не доказывает. Roden, как и roþsmen – дериват от *roþs, а не наоборот. *roþs – команда гребного судна, roþsmen или roþskarlar – член этой команды. И то и другое слово произошли от roþer, “гребля”. Типологически эволюция близка к “флибустьерам”. Пиратская вольница, которая у норвежцев и датчан получила название “викинги”, на побережье Ботнического залива называлась *roþs: она не нашла отражения в письменных источниках (кроме эпиграфики) потому что исландские саги все-таки генетически были связаны с Норвегией, а не с Швецией.
     
    В общем, в первой части неплохая статья, хотя автор могла бы быть менее категорична в выводах и менее эмоциональна.
     
    Некоторые замечания.
     
    “рождение новой этнической общности происходит от союза двух «родительских» организмов по определённой схеме…” Схемы – прокрустово ложе истории. Бойтесь схем.
     
    “В науке это толкуется так, что славяне сами назвали речку славянским (?) именем Полота, а потом назвали этим именем и самих себя” – кто говорит?
     
    “Как видим, летопись чётко фиксирует тот единственный случай, когда пришлые славяне дали своё имя новой общности в Приильменье.” – словенцы, словаки…
     
    “Трудность эта будет непреодолима, хочется заметить, но только в том случае, если рассматривать др.-новг. диалект единственно как узкую ветвь славянских языков.” – преодолима, археология в помощь (см. раскопки на Маяте, в Любше, Прости)
     
    “Русская номенклатура Днепровских порогов…” – из всех вариантов вы выбрали самый невероятный.
     
    “…стала общность с именем Русь, что закрепилось в топонимике, отражавшей связь с местной культовой сакральностью, предковой антропонимией и т.д.” – эх, а как хорошо начинали!

    • Liddy Groth говорит:

      1. Спасибо за выдачу мне справки об адекватности в кавычках. Нам ладно и так. Однако классификация меня как антинорманиста требует корректировки: я не отношусь к классическим антинорманистам (т.е. я не ищу славян, а ищу русских и россиян – вот два объекта моего исследования). Поэтому если Вам надо навесить на меня бирку, то пишите на ней «антирудбекианист». Я и своих оппонентов обвиняю в рудбекианизме и готицизме, и они, представьте себе, обижаются: такие чувствительные! Но для того, чтобы это понять, надо почитать мои работы не впопыхах.
       
      2. Роден и Рослаген не «скорее всего», а совершенно очевидно очень поздние топонимы! Что же у Вас духа не хватает согласиться с очевидным? Но я не доказываю позднее происхождение этих топонимов – это доказано давным-давно. Что это Вы?! Я доказываю позднее происхождение физико-географического объекта, этими топонимами обозначаемого, т.е. позднее происхождение земли Рослаген. Земли Рослаген не было в IX в., соотвественно, не надо навязывать мысль о том, что из этой земли мог кто-то прийти в Восточную Европу и что-то там осуществить. Необходимо убрать Рослаген из древнерусской истории – эта земля не имеет к ней никакого отношения! После этого можете хоть до полного изумления обыскивать другие земли на территории современной Швеции, если Вас так туда тянет. Правда, делать это бы стоило в частном порядке, а не в рамках государственных научных учреждений.
       
      3. Про дериваты или про то, что от чего произошло. У меня создается впечатление, что Вы с легкостью оперируете категориями языка, которого не знаете: *roþs – не означает «команда гребного судна», а roþsmen, roþskarlar – не означает «член этой команды». Если же Вы язык знаете и пишете подобное, то Вы занимаетесь наукообразным шулерством – выбирайте сами, что Вам любезнее. На последнюю мысль меня навела Ваша фраза: «Пиратская вольница, которая на побережье Ботнического залива называлась *roþs», что Вы называете эквивалентом слова «викинг» (!) – это Вы сами так сплели или вычитали где? Тогда дайте ссылочку, я собираю подобные диковины. И еще эпиграфику упоминаете! Что ж, пришлите нам доказательства из эпиграфики. А лучше всего сознайтесь сразу, что Вы это просто сочинили, будучи в каком-нибудь особенном настроении.
       
      После этого разгула фантазии можно было бы не принимать всерьез Ваши последующие замечания, однако, я на них отвечу, в виде исключения.
       
      …«кто говорит?» По умолчанию. В работах по истории расселения славян в Восточной Европе такие имена как поляне, древляне, полочане, дреговичи общепринято упоминаются как славянские этнонимы, без исторического анализа того, как и почему эти имена брались при переселении на новое место? Вот единственно на это мне и хотелось обратить внимание. Почему полочане, если сели по Двине, а Полота – только её приток? И известное разъяснение Фасмера о том, что для понимания названия Полота надо знать, что в д.-лтш. есть paltis как «дождевой ручей», – ничего в историческом плане не разъясняет. Как имя Полота превратилось в славянский этноним полочане? Не в дождевом же ручье славяне его выудили. Вопросов здесь много, существующие результаты лингвистических исследований ответы на большинство из них не дают. Но по форме Вы здесь правы: отмеченная Вами фраза нуждается в корректировке.
       
      словенцы, словаки. Мои рассуждения касались расселения славян в Восточной Европе, а не расселения славян вообще.
       
      о трудности. Ваше замечание лучше всего отправить ак. А.А.Зализняку с комментарием о том, что трудность признания сохранения праиндоевропейского архаизма в др.-н. устраняется результатами раскопок в Любше.
       
      о русской номенклатуре днепровских порогов. Я знаю ещё более невероятный вариант – «скандинавскую» этимологию днепровских порогов. Но если кто-то привык стоять на голове и кушать пятками, то предложение стать на ноги и начать есть руками может с непривычки показаться невероятным.
       
      о культовой сакральности, предковой антропонимике. А чем не нравится подобная постановка вопроса?

      • Владимир Якимченко говорит:

        Ну, просто разгромили оппонента!
         
        Уважаемая Лидия Павловна! С огромным интересом прочел Вашу статью. Побольше бы таких светлых незаангажированных и незашоренных умов в изучении истории Руси. К сожалению, вся История (и древняя, и современная, как наука) нашей страны, нашей земли насквозь пропитана политикой и каким-то непонятным угодничеством мнению высших сил. Последние 200 лет в мире идет настоящая информационная война. И История в этой войне, к сожалению, не более чем оружие. И в связи с этим особенно отрадно то, что есть настоящие специалисты, способные противостоять лжи. Огромное спасибо за Ваш труд.

  • Алексей говорит:

    Лидия, огромное спасибо за Ваш труд, узнал о нем через ЖЖ Михаила Задорнова, творчество которого очень люблю.
     
    Я, собственно, хотел вот о чем спросить – а Вы не хотите создать сайт на эту тему? Просто я работаю в сфере интернет маркетинга и мог бы Вам на добровольных началах помочь с этим! Это был бы замечательный инструмент для продвижения сего дела в массы! Что скажете?

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Алексей! Благодарю Вас за Ваше предложение, но в отдельном сайте у меня нужны нет. Есть замечательный проект переформат.ру, в котором я участвую и веду свою авторскую колонку.

  • Liddy Groth говорит:

    Уважаемые читатели! Я не всегда успеваю отвечать на позитивные комментарии по моим статьям из-за сильной загруженности. Это неправильно, но такова жизнь. Однако все Ваши добрые слова мне очень дороги и оказывают серьезную поддержку в работе. Спасибо читателям Z, Игорю Галкину и Елене за понимание и добрые слова.
     
    С уважением, Л.П. Грот

  • Xelen говорит:

    Прекрасная статья. Прекрасный автор. Ждем новых открытий. Удачи и вдохновения!

    • Liddy Groth говорит:

      Спасибо за пожелания удачи и вдохновения: и то, и другое необходимо всем авторам.

  • Александр Олейниченко говорит:

    Гипотеза о происхождении названия Руси от финского Ruotsi действительно мало убедительная. В этой связи у меня также возник вопрос, а есть ли вообще подтверждения того, что финны использовали термин Ruotsi в IX веке? Какие письменные источники об этом свидетельствуют?

    • Liddy Groth говорит:

      Никаких источников (ни письменных, ни устных) норманисты не проводили. Все рассуждения о Ruotsi в связи с Русью и Швецией никогда не выходили из области предположений. То же касается и хронологии использования этого названия применительно к Швеции. Некоторые мои статьи по этому вопросу так и заканчивались: если норманисты хотят продолжать настаивать на связи Ruotsi как названия Швеции, из которого родилось имя Руси, то они обязаны привести хронологию и объяснить, с какого времени существует финское название Руотси и к какой области Швеции оно применялось. Ведь как я тоже неоднократно писала, Швеции в IX в. не было, а на месте современной Швеции были две области: область народа свеев (Упсала-Стокгольм) и область народа гётов (от Гетеборга до востока Ботнии), а самый юг занимали даны. На кого из этих трех субъектов распространялось название Ruotsi? Нет ответа от норманистов.
       
      Но мы можем и сами посмотреть. Если финны называли Руотси свеев, то ПВЛ совершенно определенно говорит по этому поводу, что свеи были иным народом относительно варягов-руси. Гёты здесь тоже не очень подходят, поскольку согласно шведскому историку Вейбулю, они были не очень мореходным народом. К тому же, если предположить, что летописные «гъте», которых летописец также противопоставлял варягам-руси, были все-таки гёты, а не готландцы (как совершенно безобразно переводят современные представители «филологического метода») то вот никого из Швеции и не остается.

      • Александр Олейниченко говорит:

        Я еще находил на форумах такое мнение, что Ruotsi применялось не только к шведам, но иногда и к самим финнам и даже к Руси. Если это так, то вообще нельзя связывать этимологию Ruotsi с шведскими гребцами. Кроме того, для меня очень странно, что в качестве имени нарицательного вообще использовалось иностранное слово. Если финны хотели как-то назвать приплывавших шведов и придумать им прозвище, то должны были использовать свой язык, а не искать заимствование в шведском. Кроме того, остается еще веский аргумент Назаренко А.В. относительно того, что ни одна предлагаемая шведская праформа не дает финское Ruotsi.

        • Liddy Groth говорит:

          Уважаемый Александр! Кто-то однажды пошутил, что Руотси произошло от русов, которые из Восточной Европы с довольно раннего времени стали осваивать торговлю с прибалтийскими землями и со Скандинавией. Говорят, в каждой шутке есть доля правды. И я какое-то время назад начала исследовать идею происхождения Руси из Восточной Европы.
           
          А что до странностей, то у норманистов их хоть отбавляй.
          Подробнее здесь: http://pereformat.ru/2012/09/ruotsi/

  • Александр Олейниченко говорит:

    Идея связать происхождение названия Руси с автохтонным, дославянским населением Восточной Европы достаточно интересная. Но думаю Вам будет очень трудно обосновать это. Нужно найти письменные и археологические источники существования этого народа, найти памятники письменности, в которых бы был зафиксирован этот язык, или хотя бы передача слов этого языка иностранными авторами; доказать, что в этом языке можно отыскать слова-праформы для русского слова “русь”.

    • Сергей говорит:

      Хотел бы всем норманистам задать вопрос: а как эти самые варяги-скандинавы прибыли на Русь, каким путем? Логично предположить, что речным. А как известно, в средние века на берегах рек располагалось большинство поселений и городов не только на Руси, но и в западной Европе. Теперь предположим, что крупный речной флот чужеземцев (по самым скромным подсчетам судов 40-50) прошел через густонаселенные районы Руси. Для каждого города, поселения это событие, мягко скажем, неординарное. Так почему ни в одной летописи нет даже намека на подобные события. Что, норманны были невидимками, или передвигались по воздуху, что их никто не заметил?

  • Вита говорит:

    Спасибо огромное за Вашу работу! Успехов в будущих открытиях!

  • Александр Олейниченко говорит:

    Кроме того, что существуют филологические трудности с теорией про «руотси» существуют также и другие, чисто летописные свидетельства, которые прямо противоречат появлению и распространению имени Руси с севера. Речь идет об упоминании в летописях в огромном количестве слова «Русь» в ограниченном, узком значении, как только Южной Руси или вообще Киевщины. Это убедительно показали академик Тихомиров и Рыбаков. Идти из Новгорода в Киев означало в 12-13 веках идти в Русь и этим пестрят новгородские летописи. Под 1135 г читаем: «В то же лѣто, на зиму, иде в Русь архиепископъ новгородчкыи Нифонтъ с лучьшими мужи и заста кыянѣ с черниговци стояще противу себѣ, множество вои;…» (ПСРЛ т.3) и такие упоминания идут других записях НПЛ (1149, 1156, 1165, 1167, 1177, 1179, 1180, 1181, 1201, 1211, 1214, 1215, 1218, 1221, 1232, 1257). Эти и другие свидетельства летописей опровергают не только теорию о северном происхождении названия «Русь», но и ставят под сомнение связь происхождения этого названия с варягами.

  • Виктор Митрофанов говорит:

    Лидия Павловна, спасибо за проделанный труд. У меня вопрос, а почему сейчас не рассматривается версия, приведенная в эссе «Память» Владимира Чивилихина, вот отрывок:
     
    «Павел Шафарик (замечательный ученый, великий словак-лингвист, диалектолог, этнограф, историк, знаток славянских древностей и языков. Родился он в 1795 году, окончил университет в Иене) поразил меня одной своей фразой, которой предшествовало утверждение, что в праславянском языке река называлась «руса» («rusa»). Он писал: «Это коренное славянское слово, как общее существительное имя, уже осталось в употреблении только у одних русских в слове русло, означающем ложбину, русло реки, глубь, вир; но как собственное имя рек, городов и селений, более или менее близ них лежащих, употребляется почти у всех славян». И далее словацкий ученый привел двадцать топонимов, производных от корня «рус», в землях «русских, русняков (украинцев), поляков, чехов, словянов (словаков), босняков, сербов и болгаров».
     
    В.И. Даль собрал еще немало диалектных русских слов, производных от того же исходного корня «рус». Это руслень – «приполок за бортом, за который крепятся ванты», руси – «обруч, обогнутый сетью», русленый, то есть цеженый квас, руслина-быстрина, стрежень, русленик-цедилка, руст; как говорят, что вода идет рустом, это значит, она идет потоком, струей. А к слову русый, означающему цвет волос. Даль прилагает русскую присказку: «Руский народ русый народ». И еще В.И. Даль зафиксировал в своем словаре собственное имя Рус, объяснив его как «сказочное чудовище днепровских порогов»; величайший знаток русского языка, быта и верований не мог внести в свой словарь этого слова, не услышав его в народе! …Обобщенный этноним «русы» или «руссы» – издревле значило «живущие на реках», «жители рек», «речной народ»…»

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Виктор Митрофанов! Могу Вам сообщить, что я как раз начала рассматривать эту версию. Надеюсь, скоро представлю первый опыт ее рассмотрения в новой статье.

  • Alfonsas Miklovis говорит:

    Лидия Павловна, с большим удовольствием прочитал Вашу статью, большое спасибо.

  • Андрей Николаев говорит:

    Как же всё-таки здорово, что есть такие люди, как вы! Благодаря вашим трудам у нашего народа обязательно возродится это самое национальное самосознание. Спасибо за профессионализм и лаконичность высказывания мыслей.

  • Евгений Королев говорит:

    Уважаемая Лидия Павловна! Я сам много лет живу в Швеции и был приятно, если не сказать больше, удивлен тому, что в Швеции живут такие соотечественники как Вы! Давно интересуюсь историей, в частности историей моей нации, русских и славян в целом. Еще будучи в школе в советские времена, несказанно недоумевал, как могло так случиться, что более 1000 лет назад на огромной территории Евразии, на плодороднейших землях жили «дикие и неспособные» варвары в берлогах, а «могущественные и сильные» цивилизации, обладающие «древнейшей историей», «мощными умными воеводами» ютились и воевали между собой на «пятачке», ныне называемом Европой. Ни один историк мне вразумительно тогда ответить не мог. Оно и понятно. Поэтому очень рад, что существуют и трудятся такие историки как Вы!
     
    Во-первых, примите мои искренние слова благодарности за Вашу работу и наблюдательность, а также отстаивание чести нашей Родины и чести нашей нации.
     
    Я прочитал статью, где вы рассказываете о себе. Помимо всего прочего мне запомнилась фраза: «И, по-моему, предки шведов проделали очень хорошую работу: современная Швеция – прекрасный результат их стараний и трудов. За это им великая благодарность и уважение от потомков
     
    А как вы относитесь к той информации, что шведы наряду с другими финансировали жестокую по своим масштабам операцию под названием «русская революция», в результате чего было уничтожено только в первые 5 лет порядка 50 млн. наших предков? Вот, например, одна из ссылок: http://sv.wikipedia.org/wiki/Nya_Banken
     
    Более того, шведы вроде бы особо и не отрицают этого участия. По некоторым данным золото и многое другое переправлялось через шведские банки в результате известных истории грабежей в России совершаемых наемниками троцкими-свердловыми-ленинами. Или информация об афере с паровозами, в результате которой Швеция получила четверть запасов золота Царской России. Сумма невероятная даже для России, не говоря уже о Швеции, население которой меньше чем население Москвы! Выглядит достаточно правдоподобно, более того объясняет шведское экономическое «чудо» в середине прошлого века.
     
    Как вы думаете, это может быть правдой, или такого в принципе быть не могло? Если это было, то «труды и старания» отдельных шведских личностей действительно имели место быть… Как Вы относитесь к подобной информации?

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Евгений Королев! Очень рада, что Вы стали одним из моих читателей. Я надеюсь на то, что Вы останетесь с нами на сайте и продолжите читать наши публикации.
       
      Если у Вас есть кого попросить в России заказать мою книгу «Призвание варягов», то мне было бы приятно знать, что Вы ознакомились и с другими моими материалами. Вам, живущему в Швеции, будет особенно понятно, что я пишу и про Рослаген, и про возможности «шведских викингов» создать кому-то государство.
       
      По поводу Ваших вопросов. Уважаемый Евгений! Благочестивых историй стран и народов не бывает. И у России есть исторический счет, который она могла бы предъявить и Швеции, и другим странам, особенно относительно «русской революции». Но этот счет можно предъявлять только на основе хорошо подготовленного исторического материала. А его-то пока и нет. Посмотрите, пожалуйста, одну из заметок в моей авторской колонке: http://pereformat.ru/2012/03/bolsheviki-i-lenin/
       
      Это – не моя тема, но меня кое-что задело в других статьях сайта, поэтому я не выдержала и написала эту заметку. По реакциям читателей поняла, что многие к таким статьям пока не готовы. Как минимум, надо чтобы и в российском обществе, и в государстве оформилось полноценное национальное сознание с пониманием своих сугубо национальных интересов. А пока в среде российской интеллигенции бытует, по-прежнему, то, что я называю постсоветским «пролетарским интернационализмом», когда критика России вместе с ее прошлым, традициями и пр. оказывается предпочтительнее, нежели критика тех, кто выступал против России.
       
      Поэтому я продолжаю писать по своей теме – начальной истории Руси. А вот Вы, если Вы человек пишущий, могли бы сделать, например, материал по «шведским паровозам» и прислать его на переформат в виде развернутого комментария или в виде поста. Если редакция его одобрит, то он будет напечатан. Этот сюжет, кстати, был когда-то снят в советском фильме с В. Тихоновым в главной роли.
       
      Могу еще добавить, что мне удалось написать и опубликовать статью (на шведском и русском) с критикой изображения России в современной Швеции. Она была опубликована в сборнике материалов шведско-российского проекта под названием Vår bild av Sverige. Vår bild av Ryssland (Наше представление о Швеции. Наше представление о России) под названием «Кому сегодня интересен спор об исихастах? Истоки наиболее расхожих стереотипов для создания образа России в Швеции». В сокращённом виде эта статья опубликована на переформате: http://pereformat.ru/2011/08/shvedskie-stereotipy-o-rossii/ В Швеции сборник можно заказать и через университет в Люлео, на базе которого он был опубликован.

  • Виктор говорит:

    Здравствуйте, с большим удовольствием прочёл Вашу статью и все комментарии к ней.

  • Cергей Васильев говорит:

    Уважаемая Лидия Павловна! Я не учёный-лингвист, но давно занимаюсь топонимикой северо-запада России, поэтому, волей-неволей, периодически также обращаюсь к теме происхождения нашей страны и народа. Прочитав Вашу статью, я сделал выводы, что в поисках каких-то, кажущихся Вам важных деталей, Вы теряете основные, более существенные моменты. К примеру, так ли существенно для подтверждения норманнской теории найти изначальное географическое месторасположение предполагаемого скандинавского племени – основателя русского государства?
     
    Взять тех же цыган – мы знаем, что они когда-то вышли из Индии. Но из какой конкретно земли, не знаем. Но ведь данное незнание не подвергает сомнению их индийское происхождение! Также и с «руотси» (в современном языке финны называют шведов – руотса). Данный многовековой факт признания одним народом существования другого народа руотса, имеющего шведские корни, не может быть оспорим отсутствием сведений об исторической привязке этого народа к какой-то конкретно местности. А если предположить, что вся эта руотса снялась с насиженных мест и подалась за Рюриком в славянские земли, то сегодня тем более трудно отыскать следы их расселения в современной Швеции или близлежащих территориях.
     
    В Вашей статье есть неоднократные ссылки на «Слово о полку Игоревом». Так давайте будем объективными – там довольно много фактов, подтверждающих «норманнскую» теорию. Взять хотя бы имена членов посольских делегаций из Руси – все сплошь скандинавского происхождения и т.д.
     
    Также существенный момент: как Вы можете объяснить трансформацию из Руси в Россию? Или, как часто пытаются выдумать нам название – то «русь», то «рось»? Мне кажется, что на сегодняшний день это может быть объяснено только с помощью дифтонга «уо», имеющегося в слове руотса. Так как в русском языке дифтонги практически отсутствуют, то и произношение племени руотса древними славянами могло быть как через «о», так и через «у», что и нашло парадоксальное отражение в современном языке – называемся русскими, а живём почему-то в России, а не в Руссии.
     
    И ещё тема для рассуждения: почему в русском языке все народы – имя существительное (немец, швед, индус и т.д.), а сами мы – прилагательные, русские? Наверное, объяснение тоже лежит в норманнской теории. Признав руководящую и объединяющую роль пришедших руотсов (руссов, россов), разрозненные славянские племена в знак такого признания и с целью идентификации по государственной принадлежности стали называть себя русскими. А существительными мы были, когда звались кривичи, вятичи, древляне, северяне и т.д., до прихода Рюрика.
     
    Описанная в последних комментариях «речная» гипотеза тоже вполне логична применительно к происхождению племени руотса. Если учесть, что в любом европейском языке имеются общие корни, подтверждающие теорию единого языкового происхождения всех народов (об этом много писалось), то и руотса, рус, рос когда-то и в разных языках могло иметь общее понятие – река. Вы сами это подтверждаете, называя руотсу гребцами, т.е. путешествующими по рекам. А современные языки также подтверждают данную теорию, т.к. во многих слово река начинается с «р» (река, ручей, рива и т.д.).

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Сергей Васильев! Приятно, что в занятиях топонимикой Вы обращаетесь и к древнерусской истории. Это хорошо видно из Вашего письма. Отвечаю на Ваши рассуждения по порядку.
       
      Я не учёный-лингвист, но давно занимаюсь топонимикой северо-запада России, поэтому, волей-неволей, периодически также обращаюсь к теме происхождения нашей страны и народа. Прочитав Вашу статью, я сделал выводы, что в поисках каких-то, кажущихся Вам важных деталей, Вы теряете основные, более существенные моменты. К примеру, так ли существенно для подтверждения норманнской теории найти изначальное географическое месторасположение предполагаемого скандинавского племени – основателя русского государства?
       
      Могу Вам открыться, что для того, чтобы в поисках деталей не потерять ориентиры, я стараюсь придерживаться категорий, которыми пользуются для познания объективной реальности. К таковым относятся, в частности, время и пространство, что в преломлении к истории означает: для воссоздания синкретического портрета каждого исследуемого исторического субъекта необходимо поместить субъект в хронологические рамки и найти ему исходное место в земной юдоли. Только забив эти два столба, мы можем протянуть между ними нить исторического исследования и начать двигаться по ней. В случае со шведскими основоположниками всего и вся в древнерусской истории так и было. Все начиналось очень хорошо и весело.
       
      Хронология известна по летописям: IX век. И историческое пространство благодаря великим шведским мифотворцам, начиная с Олофа Рудбека и заканчивая Хенриком Бреннером, было определено с точностью до квадратного километра – восточное побережье Швеции под названием Рослаген, что закрепилось Шлецером, Карамзиным и продолжалось далее вплоть до современных Мельниковой и Петрухина. Поначалу даже думали, что в Рослагене и народ особый жил, который называл себя русы по названию шведского местности. Потом выяснили, что никакого народа русов не было, и несколько скорректировали дирекцию: народа не нашли, но это и неважно! Вместо народа там были профессионально-отраслевые группы гребцов-родсов, каковое имя также коррелировало с местностью Рослаген. Теперь выясняется, что и Рослагена не было! И опять та же песня: ну, и шут с ним с Рослагеном, не было и не надо, хватит одного финского названия Руотси!
       
      Нет, голубчики, так дело не пойдет! Около трехсот лет морочили науке и людям голову тем, что Рослаген является прародиной Руси, а когда выяснилось, что Рослагена не было и в помине, норовят – молчком в кусты. Для начала элементарная порядочность требует признать, что все вековые рассуждения о Рослагене научного содержания под собой не имели, т.е. были элементарно ненаукой. И только после этого оставшиеся бойцы за скандинавские истоки Руси могут трубить новый поход за истоками, неся на истрепавшихся стягах и хоругвях уже только одно слово Руотси. Но и в этом случае никто не избавит этих страдальцев от уточнения «пространства» или места исхода: из какого исторического региона современной Швеции вышли «основоположники». Неважным это момент может быть только для тех, чьи знания по истории Швеции не покинули девственного состояния.
       
      Взять тех же цыган – мы знаем, что они когда-то вышли из Индии. Но из какой конкретно земли, не знаем. Но ведь данное незнание не подвергает сомнению их индийское происхождение!
       
      Сравнение с цыганами обнаруживает широту взглядов, но к сожалению, к случаю с родсами-гребцами не имеет прямого отношения. Прежде всего потому, что цыгане до сих имеются в наличности как народ: поют и пляшут по всему миру, а родсы-гребцы бесследно исчезли, растворились, пропали. Соответственно, поскольку цыгане на протяжении многих столетий сохранили свой язык, свою духовную культуру (музыку, песни, предания, сведения о родословии: каждый цыган знает, к кому его род относится и пр.) и свою материальную культуру (костюм, в частности, цыгане в Финляндии и Швеции), то анализ этих данных и позволяет определить их индийскую прародину. Т.е. цыгане как народ существуют на протяжении многих столетий, а родсы-гребцы как народ никогда замечены не были.
       
      Также и с «руотси» (в современном языке финны называют шведов – руотса). Данный многовековой факт признания одним народом существования другого народа руотса, имеющего шведские корни, не может быть оспорим отсутствием сведений об исторической привязке этого народа к какой-то конкретно местности.
       
      Современные финны называют современную Швецию Ruotsi, и никто этого не оспаривает. Привязка Швеции к местности также проблем не вызывает. Только к чему была сделана эта декларация в контексте нашего разговора, для меня осталось неясным.
       
      А если предположить, что вся эта руотса снялась с насиженных мест и подалась за Рюриком в славянские земли, то сегодня тем более трудно отыскать следы их расселения в современной Швеции или близлежащих территориях.
       
      Если Ваш интерес к древнерусской истории не остынет, то я Вам посоветовала бы посмотреть мою статью «Шведские ”викинги” не могли создать древнерусское государство»: http://pereformat.ru/2012/04/roslagen/. Там приведены данные по исторической демографии средневековой Швеции, рассчитанные современными шведскими археологами. В IX в. население Средней Швеции (ее любят упоминать норманисты, и этот регион был, действительно, наиболее населенным в средневековье) насчитывало, примерно, 30 000 чел. Для свершения той великой миссии, которую родсам-гребцам приписывают норманисты, вся эта, используя Ваше сильное выражение, «руотса» должна была сняться с насиженных мест и податься невесть куда. Получается, что все до последней курицы подались за Рюриком, сирых и убогих на руках несли. Без слез такую картину невозможно представить. Но невольно напрашивается праздный вопрос: а зачем этим сирым и убогим надо было сниматься с места? Плохо им было на насиженных местах? Или скучали по ним в славянских землях?
       
      В Вашей статье есть неоднократные ссылки на «Слово о полку Игоревом». Так давайте будем объективными – там довольно много фактов, подтверждающих «норманнскую» теорию. Взять хотя бы имена членов посольских делегаций из Руси – все сплошь скандинавского происхождения и т.д.
       
      К стыду своему, не могу припомнить, где ссылалась на «Слово о полку Игореве». Жизнь, знаете, засасывает: пишешь-пишешь, и уж не помнишь: что, где, когда. Хорошо вот, читатели помогают. Но обещаю выяснить все упоминания, а также перечитать «Слово о полку Игореве» заново и все факты, подтверждающие норманнскую теорию, взять на заметку. А вот с именами скандинавского происхождения, причем не только из исследованного Вами слова, но и с именами Олегова и Игорева посольств из ПВЛ (их чаще упоминают в затронутом Вами контексте, больше, знаете, в употребление вошло) такая вышла история: они совсем не скандинавского происхождения! Вот ей-богу! Такая вот оказия! Прямо как с Рослагеном! Думали, что-то есть, а потом оказалось – раз, и нет ничего!
       
      Также существенный момент: как Вы можете объяснить трансформацию из Руси в Россию?
       
      А зачем мне объяснять эту трансформацию? Ей уже объяснение давали. Правда, тут под подозрение попал народ, имеющий греческие корни. Вы разве ничего об этом не читали?
       
      Или, как часто пытаются выдумать нам название – то «русь», то «рось»? Мне кажется, что на сегодняшний день это может быть объяснено только с помощью дифтонга «уо», имеющегося в слове руотса. Так как в русском языке дифтонги практически отсутствуют, то и произношение племени руотса древними славянами могло быть как через «о», так и через «у», что и нашло парадоксальное отражение в современном языке – называемся русскими, а живём почему-то в России, а не в Руссии.
       
      Уважаемый Сергей Васильев! Вы, вероятно, забыли, что представились «не ученым – лингвистом», в силу чего Ваши рассуждения о дифтонгах признать действительными не могу. Но хочу сознаться, что я отношусь к числу тех, кто рассуждает о названиях рось/русь. Посмотрите, например, мои самые последние публикации в колонке. Кроме того, советую Вам пополнить свою информацию по этому вопросу и ознакомиться с работами ученых, профессионально занимающихся лингвистикой (О.Н. Трубачев, А.В. Назаренко), доказавших лингвистическую невозможность производства шведских гребцов-родсов через посредство Руотси в Русь.
       
      И ещё тема для рассуждения: почему в русском языке все народы – имя существительное (немец, швед, индус и т.д.), а сами мы – прилагательные, русские? Наверное, объяснение тоже лежит в норманнской теории. Признав руководящую и объединяющую роль пришедших руотсов (руссов, россов), разрозненные славянские племена в знак такого признания и с целью идентификации по государственной принадлежности стали называть себя русскими. А существительными мы были, когда звались кривичи, вятичи, древляне, северяне и т.д., до прихода Рюрика.
       
      По этому поводу на сайте была опубликована статья О.Н. Трубачева: http://pereformat.ru/2012/01/russian/. Также еще раз отсылаю Вас к моей статье про шведских «викингов», которые не могли создать на Руси государственности – там показано, что в своих шведских землях предполагаемые кандидаты в основоположники Руси обладали очень слабой объединяющей потенцией.
       
      Описанная в последних комментариях «речная» гипотеза тоже вполне логична применительно к происхождению племени руотса. Если учесть, что в любом европейском языке имеются общие корни, подтверждающие теорию единого языкового происхождения всех народов (об этом много писалось), то и руотса, рус, рос когда-то и в разных языках могло иметь общее понятие – река. Вы сами это подтверждаете, называя руотсу гребцами, т.е. путешествующими по рекам. А современные языки также подтверждают данную теорию, т.к. во многих слово река начинается с «р» (река, ручей, рива и т.д.).
       
      Во-первых, изобретенная Вами «руотса» не обозначала какого-либо племени на Скандинавском полуострове. В умозрительных фантазиях далеко заходить не следует: можно до полного восторга дойти. Во-вторых, грести можно и в морской прибрежной акватории, что делали, в том числе, и жители Скандинавского полуострова: гребли как миленькие по морским водам. По своим рекам-то им грести было не очень: реки горного характера, быстрые, там форель хорошо ловить. А что до русов, то они ходили под парусами.
       
      Наконец, «руотсу» не я гребцами называю (я бы такого никогда не придумала), это название – продукт творчества норманистов: предполагаемая трансформация якобы существовавшей в IX-X вв. в древнешведском языке праформы родс-, которая трансформировалась в западнофинское Руотси. И ещё. Когда Вы найдете подтверждение своей догадке о том, что финское руотси означает реку, то не забудьте уведомить об этом науку: произведете сенсацию. Поскольку до сих пор не известно, что такое Руотси, когда образовалось, на кого было изначально направлено и т.д.

  • Бардаков Вадим говорит:

    Здравствуйте! Я не владею шведским языком. Скажите, пожалуйста, почему «Sjöland/Sæland» написано как «Зиеланд» (Зиеланд от sjö – море и land – земля, страна) – это Мореландия. По-шведски море – Hav(et), озеро – En insjö eller bara (или только) sjö. Должно звучать приблизительно как «шёланд». Так почему же всё таки Зиеланд? С «Мореландия» я согласен.

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Вадим! Ваш вопрос вполне оправдан, поскольку в данном тексте переход от Sjöland к «зиеланд» дан без пояснения. Текст на переформате отражает устное выступление на конференции. В статьях, опубликованных на базе этого доклада, данные фразы написаны в уточненном варианте: «Sjöland/Sæland – это не Руден и таковым быть не могло. Sjöland (sjö – море и land – земля, страна) или немецкое Seeland – это мореландия, т.е. это уже не море, но еще и не земля». Если фраза в таком виде вызывает вопросы, то мы, возможно, попросим модераторов вставить в фразу уточняющее «или немецкое Seeland».Но вообще-то, мне казалось, что смысл и так был понятен: я использовала русифицированную форму «зиеланд» от немецкого Seeland – названия датского Sjælland или по-русски Зеландия. В разных языках названия топонимов адаптируются по-разному, в русском «Зеландия» звучит как в немецком, поэтому для удобства восприятия слушателями я и обратилась к немецкому «посредничеству».
       
      По-шведски есть море как have (et) и море как sjö (n). Так, Балтийское море по-шведски Östersjön, а Тихий океан – Stilla havet. Почему я в своем тексте прибегла к «немецкой» помощи, я пояснила выше. Кроме того, я совсем не уверена, что во времена Снорри Стурлусона слово Sæland (Sjöland av Snorre Sturlason kallad Sæland – «Шёланд», которое у Снорри Стурлусона зовется Sæland) звучало как в современных языках, т.е. «шёланд».

  • Бардаков Вадим говорит:

    Премного благодарен за исчерпывающий ответ! С уважением, Вадим.

  • Анна говорит:

    Всемирная история – это общепринятая ложь, удобная большинству. Идти против большинства тяжело, но можно. Спасибо за ваши труды. И желаю, чтобы каждый хоть раз в жизни наткнулся на подобные статьи и задумался.

  • Ярослав Зацаринный говорит:

    С опозданием, но всё же скажу огромное спасибо автору. Лидия, спасибо Вам – то, что делаете Вы и Ваши коллеги – это очень важно для Руси и для русских, я в этом убеждён. И дело тут не в том, насколько «круты» были наши предки и насколько «благородно» происхождение нашей страны. Дело в том, что свою историю надобно знать, какая она ни есть. Как Пушкин говорил: «ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, какой нам Бог ее дал».
     
    Вот мы и получаем, благодаря Вам, ту историю, какой нам Бог ее дал, а не какой выдумали люди со своими какими-то целями, зачастую совершенно ничтожными. Ещё раз – спасибо.

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Ярослав! Я тоже люблю эту мысль А.С. Пушкина об истории наших предков, какой нам Бог ее дал. Вы, конечно, помните, что этой фразой Пушкин давал отповедь Чаадаеву, который в так называемом первом «Философическом письме» смешал с грязью всю историю России. В Чаадаевском письме отразился результат почти столетнего воздействия на российскую общественную мысль западноевропейской историографии, в которой в то время доминировали утопии, рожденные образами выдуманной истории «германских» завоеваний, якобы породивших все европейское величие. Пушкин справедливо упрекнул Чаадаева в полном незнании русской истории. А Чаадаев не знал не только русской истории, но и русского языка – его «Философические письма» были написаны по-французски и переводились на русский язык. Известно, что Чаадаев был объявлен сумасшедшим, причем не только властями, – в той или иной форме такова была и реакция общества. Не знаю, был ли Чаадаев сумасшедшим в медицинском смысле (судя по приступам меланхолии, он, возможно, и страдал каким-нибудь психическим расстройством), но в моральном смысле его уничижительное отношение к роли России в истории, безусловно, нездорово, поскольку не может быть ментально здоровым человек, который гадит на голову родной матери. Вот что обычно я думаю, когда перечитываю слова Пушкина о его отношении к истории наших предков.
       
      Концепцию начального периода древнерусской истории я продолжаю развивать в моих последних публикациях на Переформате. Если у Вас будет время и охота, то взгляните на них.

  • Валерий Юрковец говорит:

    Уважаемая Лидия! Посмотрите более общие данные по воздыманию Фенноскандии в постледниковое время.
     
    В статье идёт речь, в частности, о том, что «…Ботния в районе шведской прибрежной акватории, начиная с послеледникового периода, обнаруживает любопытный феномен постепенного подъёма морского дна и прирастания за счёт этого подъёма новой суши, новой береговой полосы. По исследованиям шведских учёных, уровень моря в районе, где сейчас расположен Руслаген, был минимум на 6-7 м выше нынешнего.» Имеется в виду время, когда в шведских источниках впервые появляются упоминания о территории Рослагена, от которого, согласно норманской теории, пошло название Руси. Как установила Лидия Грот, Рослагена, как территории до 13 века, когда он впервые появляется в шведских хрониках, просто не существовало – территория эта находилась под водой. И только к концу 13 века она поднялась настолько, что стала пригодной для заселения.
     
    На самом деле поднятие испытывает не только территория Ботнии в районе шведской прибрежной акватории, а вся территория Фенноскандии. Связано это с изостатическим воздыманием Фенноскандии после таяния огромного Скандинавского ледникового щита, имевшего мощность (толщину) в центральной части около 2,5 километров. Изостатическое воздымание (или, по-другому, восстановление) – явление, заключающееся в том, что гравитационная масса земной коры, плавающей в верхнем слое мантии (астеносфере) уравновешивается выталкивающей силой астеносферы. Поэтому в тех местах, где в результате каких-либо процессов на поверхности Земли возникают горы – например, гигантские ледяные шапки, там неизбежно наблюдается погружение этого участка земной коры в мантию – до уровня равновесия (изостазия = равновесие) сил выталкивания и массы образовавшегося ледника. Естественно, после таяния ледника земная кора в этом месте приподнимается – так же, как судно после выгрузки содержимого трюмов.
     
    Граница распространения и величины вертикальных дислокаций современного изостатического поднятия Фенноскандии можно видеть на иллюстрации (Оллиер, 1984):
     

     
    В районе Стокгольма, как видно на этой иллюстрации, за время прошедшее после таяния ледника (10 тысяч лет) территория поднялась на 100 метров – в среднем по 10 метров за тысячелетие.
     
    Со временем скорость воздымания замедляется, т.к. процесс приближается к точке равновесия. В настоящее время скорость воздымания в районе Стокгольма составляет около 4 мм в год:
     

     
    Эти данные из других источников хорошо согласуются с теми цифрами, которые приводит в своей статье Лидия Грот.
     
    Источник

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Валерий! Большое спасибо за присланный Вами комментарий и дополнительный материал. К этой теме мне придется еще возвращаться, поскольку некоторые читатели присылают самые странные комментарии. До сих пор я пыталась взывать к резону и объяснять: я – не геофизик, я – историк. Поэтому если я обращаюсь к данным геофизики, то я не произвожу собственных расчетов. Я беру готовые результаты исследований, проведенных профессиональными учеными. Но есть народ, который никаким резонам не внимает и полагает, что это я утопила несчастный Рослаген своею злобною рукой. Поэтому спасибо: лишние знания – никогда не лишние.
       
      Кстати, еще раз о Рослагене. Открыла на днях книгу «Швеция» из серии «Наши деловые партнеры», издания 1992 г., подготовленного сотрудниками Всероссийского института внешнеэкономических связей. В ней, в том числе, приводятся краткие данные о том, что «существенную роль в формировании рельефа» Швеции сыграло «последующее постепенное поднятие суши». Т.е. приведенные мною данные – никакая не тайна и для России. Почему эти данные оказались полностью скрытыми от широкой российской публики в рамках исторических исследований, можете догадаться сами.

    • Игорь говорит:

      Значение четвертичных ледников в геологических процессах крайне гипертрофировано. (И.Г. Пидопличко)
       
      Идеи ледниковой теории возникли на заре зарождения геологии в Европе и, к сожалению, продолжают жить, хотя давным-давно вошли в противоречие с геологическими фактами и законами физики. (Академик Н.А. Шило)

      • Валерий Юрковец говорит:

        А теперь для равновесия Гросвальда процитируйте. Который реконструирует сплошное оледенение в северном полушарии при мощности ледниковых щитов более 2500 метров, разворотом стока великих северных рек – через систему спилвеев (ложбин стока) – Оби, Енисея и даже Лены в Каспий, Чёрное и далее в Средиземное моря.

  • Валерий говорит:

    Благодарю Вас, Лидия. Палеогеография где-то может не учитываться из-за разнобоя в радиоуглеродных датировках – когда есть возможность оспорить. Но только не в случае с воздыманием Фенноскандии – это уже давно устоявшееся знание. Можно сказать, фундаментальная основа. Изостатическое восстановление этой территории обязательно нужно учитывать при реконструкции исторических событий. Мало того, без учёта изостатических компенсаций никакая реконструкция не может считаться корректной.
     
    Заходите на dna-genealogy.ru, регистрируйтесь, у меня есть для Вас информация по солнцепоклонству славян, а почты Вашей я не нашёл.

  • Евгений говорит:

    Здравствуйте! Такой вопрос меня терзает уже много лет: Почему единственная нация «русский» имеет прилагательное значение, а все остальные существительные, например: узбек, чеченец, итальянец и прочие? Из-за того, что русский прилагается к Руси, России? Можете хотя бы подсказать, в чём смысл? Огромное спасибо.

  • Евгений Спицын, Москва говорит:

    Уважаемая Лидия Павловна! Я сам историк, учился у А.Г. Кузьмина – великого русского историка и мыслителя. Очень рад, что Вы и его ученики, в частности профессор В. Фомин продолжили дело этого замечательного человека и с фактами в руках бьете норманистов во главе с их «голубым конунгом»! Успехов Вам на поле настоящей науки, а хамство тех, кто опускается до матерной брани в научной полемике, говорит само за себя.

  • Лилия говорит:

    Уважаемая Лидия Павловна! Вы в своих статьях, посвященных вопросам норманнской теории о происхождении древнерусского государства, разбираете взгляды ряда шведских историков на эту тему, но я не встречала у Вас упоминания труда шведского средневекового ученого Олауса Петри «Шведская хроника» (начало XVI в.). Он пишет, в частности, что 1) Русланд первых веков нашей эры находилась южнее Венгрии; 2) на смену готскому королю Филимеру и его сыну Нордиану, пришел король Руси Хернит, а затем его сын (тоже Хернит). Можно найти в хронике и ещё подобные примеры. Но нет у Петри никаких упоминаний о варягах, хотя о викингах и их завоеваниях он пишет. Я привела очень немного фактов, но меня интересует, как Вы относитесь к этой книге и к приведенным в ней фактам, тем более что они близки Вашим представлениям о том, что русы фактически были автохтонами на Среднерусской равнине.

    • V. M. говорит:

      Вы, вероятно, статью Л.П. про готов не читали. Рекомендую.

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемая Лилия! «Шведская хроника» Олафа Петри у меня в статьях есть, например, в одном из последних постов о готах, но действительно, не в контексте древнерусской истории. Пожалуй, было бы интересно написать статью «Древнерусская история глазами Адама Бременского, Саксона Грамматика, Олафа Петри, Себастьяна Мюнстера…», т.е. дать картину древнерусской истории глазами западноевропейских хронистов до создания политического мифа на основе выдуманных историй. Подумаю.
       
      >> …хотя о викингах и их завоеваниях он пишет…
       
      Олаф Петри не знает слова «викинг», хотя современные комментаторы творчества Олафа Петри не дрогнувшей рукой подставляют это слово, говоря о его деятельности. У Олафа Петри есть слово nordmen, а для выходцев со Скандинавского полуострова он изобрел выражение klubbo hären, где слово klubbo – толстая палка с утолщенным концом, дубинка, а hären – войско, но также и толпа, стадо, поэтому для перевода этого выражения я использую слово «ватага», поскольку написать «войско с дрекольем» стилистически невозможно.

  • Николай Чубрик говорит:

    Ну, предположим, для имени Руси приглянулось финское «руотси». Но вот рядом с русами жили ещё пруссы, за ними херуски, руги, где-то неподалёку роксоланы и герулы/эрулы. Ещё упоминаются некие Е-рос и росомоны. А в Италии этруски. Ужель все они к финнам за именем бегали?

  • CeMaPzJI говорит:

    >> Даже в XI-XII вв., как пишет исследовательница из Упсалы Карин Калиссендорф, уровень моря был на 5 м выше, чем сейчас. Нынешнее озеро Мэларен было открытым заливом моря, а значительная часть береговой полосы была островками, более или менее выступавшими из воды. (Karin Calissendorf, arkivarie vid Ortnamnarkivet i Uppsala, Ortnamn i Uppland. Stockholm, 1986. S.11; см. также результаты картографических съёмок Кадастровой службы или сведения об изменений уровня моря в районе Стокгольма – южная часть старого Рудена и в районе к северу от Руслагена – Höga Kusten: уровень моря был выше в направлении с юга на север.)
     
    Можно ли где-то ознакомится с исследованиями Калиссендорф и с результатами картографических съёмок Кадастровой службы?

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья