В качестве финального аккорда (начало здесь и здесь). Многие годы назад в круг документов по истории славян попытались ввести так называемые «дощьки Изенбека», затем волюнтаристски переименованные во «Влесову книгу». Специалисты эти атаки отбили, но только на своем поле. Благодаря переменам в общественной жизни и появившейся свободе публикаций (как печатных, так и сетевых), вера в подлинность «Велесовой книги» внедряется в широкие массы.
 

 
Я не историк и не филолог, потому не стану говорить здесь о редукции согласных, графике текстов или хронологических нестыковках. В поисках ответа о происхождении этих текстов предлагаю вам пойти иным путем, а именно – обратиться к здравому смыслу.
 

Часть 1. Изенбек

Определенной важностью в истории обретения дощечек с древними текстами обладает господин Изенбек, о котором наиболее активный влесовец А. Асов пишет следующее: «Полковник артиллерии Али Изенбек, принадлежавший к древнему туркестанскому ханскому роду по линии деда (в крещении имя Изенбека было Федор Артурович). Он уже во втором поколении был петербуржцем, отец его – морской офицер, мать и бабушка, очевидно, происходили из русских дворянских родов» (Асов А. Тайны «Книги Велеса» М., Аиф-Принт, 2001).
 
Спрашивается, из чего очевидно, что мать и непонятно какая из двух бабушек происходили из русских дворянских родов (почему-то во множественном числе)? И куда у нас задевался еще один дедушка? Впрочем, есть занозы и посерьезнее в этом пассаже, и я к ним вернусь, но чуть ниже.
 
В этой же книге А. Асов упоминает версию писательницы и полониста Г.С. Беляковой, которая ссылалась «на некие загадочные документы, будто бы датированные 1921 и 1923 годами, из архивов туркестанской ЧК. Но в своей работе она не указала точных ссылок ни на архив, ни на номер сих документов, что почти всегда указывает на фальсификацию. Она утверждала, что после февраля 1917 года Али Изенбек со своим кокандским дедушкой Гани Изенбекханом перебрался в Бухару и находился при дворе эмира до сентября 1920 года, после чего исчез».
 
С Беляковой Асов спорит, но только по части перемещений Изенбека, потому что влесовцам надо, чтобы он участвовал в событиях гражданской войны совсем в другом регионе и там подобрал дощечки. Кокандский дедушка его совсем не беспокоит.
 
Россказни о туркестанских знатных предках Изенбека теперь в той или иной форме кочуют по интернету, просачиваясь даже на генеалогические сайты. Доказательств, ссылок на архивные документы – нет. Самые малограмотные спокойно пишут, что «Теодор [!!!] Артурович Изенбек», родившийся в Петербурге в 1890 г., был из беков, «его дед – бек, или князек, тюркского происхождения» (в частности т.наз. «академик» Ю.К. Бегунов в статье «Обретение Велесовой книги», 1993). А председатель «Фонда памяти Юрия Миролюбова», доктор экономических наук В. Перегинец, организовавший в 2006 году выставку работ Изенбека в Киеве, поведал журналистам, что родился Изенбек 3 сентября в 1890 г. в Самарканде.
 
Что смущает мой здравый смысл? Мелочи. «В крещении имя Изенбека было Федор Артурович». По логике, Изенбек родиться должен бы мусульманином, а потом быть крещен. Но, во-первых, при крещении не дают отчеств «Артурович», это совершенно исключено, а во-вторых, в Брюсселе Изенбек якобы просил звать себя именем арабским, Али. Выходит, что он родился мусульманином, был крещен, потом вернулся к вере предков. Скажете – бывает? Бывает. Но для таких метаний должны быть серьезные причины.
 
Кроме того, в отличие от людей, искренне (надеюсь) полагающих, что окончание фамилии «-бек» неминуемо должно означать среднеазиатского помещика, я знаю, что, к примеру, в слове «хавбек» нет ничего туркестанского. А еще я знаю, что в тюркских языках невозможно звукосочетание «изен». В цитированной книге А. Асов патетически восклицал: «Мало ли людей с такой фамилией и даже именем можно найти в Средней Азии?» Слушайте, ну ведь Гугля, как говорится, всем нам в помощь!!! Нету в Средней Азии людей с фамилией Изенбек. Но ведь где-то они должны быть? Конечно. Есть и Изенбеки, и даже Изеншмидты. Догадались? Да, в Германии. Не знаю, существует ли сейчас, а в 1980 г. в матче с нашим тольяттинским Торпедо сошлась даже футбольная команда из ФРГ под названием «Изенбек».
 
И как тут не вспомнить, что по словам вдовы Ю. Миролюбова, Изенбек был… голубоглаз! (Асов А. Тайны «Книги Велеса» М., Аиф-Принт, 2001). И, разумеется, есть Изенбеки немецкого происхождения в столичном российском Петербурге. Учились в открытой в 1856 году по инициативе нескольких немецких семейств школе Карла Мая, где первые 25 лет и обучение-то велось на немецком. Вильгельм, Фридрих, Джон, Макс Изенбеки… о, как интересно… Артур Изенбек (1859-60) и Сергей Артурович Изенбек (1895-97).
 
Об Артуре мне ничего не попалось, и подтвердить или опровергнуть его службу морским офицером я не могу (да мне, собственно, и не нужно). Вот здесь, в серьезном сообществе, есть, к сожалению, бездоказательное утверждение, что он был бухгалтером на Балтийском заводе и умер, когда младшему сыну было всего 7 лет. Так что прошение о зачислении в Морской кадетский корпус писал брат Сергей.
 
Сергей Артурович Изенбек (1883-1962), моряк и артиллерист, после революции оставшийся в России – личность достаточно заметная. Кому интересно, почитайте его биографию тут. И не забудьте обратить внимание на два момента – он был православным и знал хорошо не только русский, но и немецкий, английский и французский языки.
 
О Федоре Артуровиче Изенбеке известно несравнимо меньше. Был прапорщиком, с началом Первой Мировой был призван из запаса в 1-й Туркестанский стрелковый парковый артиллерийский дивизион. В сентябре 1915 был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. Название дивизиона «Туркестанский» означает не этническую принадлежность служивших в нем людей, а дислокацию подразделений. Дело в том, что мусульманское население Туркестана в имперской армии не служило, платя вместо этого денежный налог. Хотя из инородцев на добровольной основе и формировались специальные полки, но это была кавалерия (Корниш Н. Русская армия 1914-1918 гг., 2005).
 
Спрашивается, какое отношение к подлинности «Влесовой книги» имеет родословная Изенбека? Непосредственное. Если кому-то очень нужно преподносить русского офицера-художника как азиата, то мне хочется понять – почему. Мало что в нашем мире происходит случайно. И уж точно не что-то, длящееся более полувека.
 
Ответ, вообще говоря, прост. С одной стороны, сразу по завершении Второй Мировой войны невозможно было признать, что сокровище славянское, хранящее откровение о силе русского народа и глубине его истории, спас от уничтожения человек с очень близко залегающими немецкими корнями. (Тем более на фоне попыток приписать немцам похищение или уничтожение дощечек.) С другой стороны, упоминание владык-ханов-правителей или хотя бы просто беков придает рассказу об обретении «Влесовой книги» респектабельности, необходимой как для дворянской в своей основе эмиграции, так и для нынешних плебейских масс в России. Ведь приписать ему родство с настоящими русскими дворянскими фамилиями в середине прошлого века в зарубежной диаспоре было нельзя, этот обман разоблачили бы сразу же. Знатный род, кажется, предполагает уважение к деяниям предков… а чтобы русские предки были Изенбеку не чужими, ему добавляют мать и бабушку из «очевидно дворянских родов».
 
Кто со мной еще не знаком, имейте в виду – я редкостная занудь. И как таковая не могла не задаться вопросом: а нет ли третьей стороны у нелепого привязывания Изенбека к Средней Азии?
 
Посмотрим, как все происходило. С разворачиванием Гражданской войны Изенбек встает в ряды Белой Армии, где сослуживцы не знают никакого Али, но знают Федора Артуровича – сначала штабс-капитана в Кубанском походе генерала Корнилова, потом полковника Марковской артиллерийской бригады. (Письмо взводного командира И.Э. Лысенко П. Филипьеву, 9 мая 1964 г.; Письмо полковника В.В. Шавинского П. Филипьеву, 18 июля 1966 г.; Письмо Н.В. Казакова П. Филипьеву, 20 декабря 1968 г. – все легко находится в сети, с архивной нумерацией).
 
Затем Изенбек эмигрирует, недолго выбирает место, где приживиться, и завершает свои странствия в Брюсселе. Ничем особо приметен не был, воспоминаний о нем бы вообще не осталось, не будь дощечек и Миролюбова… да, и еще картин. Хотя и о картинах, насколько я могу судить, известно лишь благодаря Миролюбову.
 

Фёдор Артурович Изенбек (автопортрет)

Миролюбов в книге «Славяно-русский фольклор», написанной в 1960-е годы, сказал: «Судьба свела нас уже за границей с покойным художником Али Изенбеком, как его знали бельгийцы в Брюсселе». У меня нет доступа в архивы, а влесовцы не приводят никаких документов, по которым можно было бы решить, как на самом деле звал себя Изенбек в Брюсселе. Нет в публикациях ни завещания, ни списков русских эмигрантов из немецких архивов, ничего. Что настораживает, так это ссылка на то, что под этим именем Изенбека знали бельгийцы. А как же основной, вне работы, круг его знакомств – многочисленная и активная русская община эмигрантов первой волны, сложившаяся в городе?
 
В наиболее раннем документе, попавшемся мне, заметке 1941 г., Миролюбов обходится не только без имени, но и без фамилии. Человек, у которого он обнаружил дощечки, назван просто «одним русским любителем старины» (Фонд 10143, опись 47 Архив Ю.П. Миролюбова, рулон 8, «По поводу одной старинной рукописи»).
 
В августе 1948 г. Миролюбов организовал выставку доставшихся ему в наследство картин. Превознося Изенбека до небес, называя его «крупнейшим Русским художником», приписывая ему создание первого отряда, из которого потом выросла вся Добровольческая армия, и расхваливая его заслуги в археологической экспедиции Фетисова, Миролюбов в достаточно многословной статье не называет имени, обходясь лишь фамилией (Фонд 10143, опись 47, Из архива Ю.П. Миролюбова. ГАРФ. Рулон 8, статья «Русская гордость», 20.08.1948). Однако в том же году Миролюбов отправил письмо в Сан-Франциско, в Русский Музей. И там уже стоит «А.Изенбек».
 
На пять лет переписка не то заглохла, не то за эти годы она не сохранилась. В 1953 Миролюбов пишет дважды А. Куренкову в Сан-Франциско. Упоминается «А.Изенбек» и просто «Изенбек». Тон весьма возвышенный. «Изенбек заслужил, чтоб о нем посмертно писали, как о человеке искусства и патриоте, понявшем ценность Дощек. Он был гениальнейший человек, художник первой величины и большой герой Гражданской Войны и такой же большой патриот» (Второе письмо Ю.Миролюбова А.Куру, 13.11.1953).
 
С 1954 г. начинается частичная публикация дощечек в эмигрантском журнале. И возникают вопросы, не всегда приятные. Результатом этого становится письмо Миролюбова от 16 июня 1956 г., адресованное С. Лесному, серьезно взявшемуся за изучение древних текстов «Влесовой книги». «Обрабатывать дощьки сам Изенбек не мог, ибо со славянским языком, а тем более с диалектами славянского языка, не был знаком совсем. Он говорил по-татарски, туркменски и, кажется, еще на одном из среднеазиатских языков. По-русски он говорил плохо, как это ни странно. Недостаток его речи, вероятно, происходил от вечно полупьяного состояния».
 
У меня такие финты всегда оставляют нехороший осадок. Русская гордость, патриот, любитель старины, понявший ценность дощечек, продержался в этом статусе аккурат до первых сомнений в подлинности артефакта, и внезапно превратился в полуобразованного и вечно полупьяного типа?.. Как можно определить, что собеседник владеет туркменским и татарским (право, странный набор), когда он по-русски лыка не вяжет? Да и каким образом человек, плохо говорящий по-русски из-за невменяемости своего состояния, мог вызвать у Миролюбова желание побеседовать о своих творческих планах и пожаловаться на отсутствие материала для исторической поэмы, результатом чего и стало явление дощечек? (Письмо Ю.П. Миролюбова С. Лесному 11.11.1957 и другие его высказывания.)
 
И заметьте, речь идет о человеке, который умер в 1941 г. – т.е. своим поведением не мог уже изменить мнение о себе… однако оно поменялось.
 
Письмо Миролюбова к С. Лесному от 26.01.1957 выдает подводные течения с исключительной ясностью. «О том, фальшивка это или не фальшивка, я уже, кажется, Вам писал, что Изенбек плохо говорил по-русски, являясь по отцу туркменом, на что указывает самое его имя. Я хоть и учился славянскому языку в свое время, но так давно (полвека тому назад!), что уже ничего не помню». Отметим, что в письме полугодовой давности Миролюбов настаивал на том, что обрабатывал дощечки он сам, а не Изенбек, причиной указывая незнакомство Изенбека со славянским языком, теперь же он говорит о том, что и сам славянского уже не помнит. Однако он ведь помнил его, когда переписывал дощечки? И никак не мог забыть, продолжая эту работу не то 12, не то 16 лет.
 
В письмах к восторженно принявшему «Влесову книгу» Куренкову Миролюбов говорит, что он лишь может подтвердить, что дощечки существовали, остальное должны определять специалисты, не ему этим заниматься, хотя язык текстов явно древний. В письме поначалу скептически настроенному Лесному он настаивает на подлинности дощечек, опираясь на свою неспособность вспомнить церковно-славянский язык (хоть он и начинал обучение в духовном училище), но, главным образом, упирает на то, что Изенбек был слабограмотным туркменом.
 
Однако ссылка на «самое его имя» не означает ничего, ибо по документам тот был Федором с катастрофически немусульманским и неправославным отчеством и немецкой фамилией. Если он и стал называть себя в эмиграции Али (что не доказано, ибо известно лишь со слов Миролюбова) и даже принял мусульманство, то на его национальность/происхождение это никак повлиять не могло. Мало того, будь даже Изен действительно внуком бека и будь он Али, знать русский язык плохо он не мог, поскольку рос в Петербурге, обучался в Морском кадетском корпусе и служил в императорской артиллерии, куда людей необразованных даже младшими офицерами не допускали.
 
Что касается вероисповедания Изенбека в бельгийский период его жизни, то тут у нас, кроме всего прочего, есть под ногами очередная мелочь – картины, написанные им в Брюсселе. Мусульманин не мог писать такое количество обнаженной женской натуры, мусульманин не мог писать православный храм, мусульманин не мог писать картину «Явление Богородицы в парижском пригороде», о которой вспоминала организатор выставки русских художников-эмигрантов в Сан-Франциско Н.Ф. Бурова (журн. Первопоходник 23, 1975, с. 60-61).
 
Обращает на себя внимание не только идущее против фактов навязывание Изенбеку азиатских родственников, но и виляние в оценке его образованности и вредных привычек. Если с его пристрастием к выпивке и кокаину все понятно (его сослуживцы подтверждали наличие этих пристрастий еще в период Гражданской войны, см. упомянутые их письма к Филипьеву) – об этом естественно умалчивать как обнародуя сохраненные им дощечки, так и выставляя его картины, то с уровнем развития дело обстоит сложнее. Ведь для того, чтобы объяснить, почему в боевой обстановке человек собирает какие-то дощечки с нечитаемым текстом и хранит их все время поражений и отступлений, таскает с собой по Европе и не выбрасывает, осев в Бельгии, ему надо придать блеск и лоск интеллектуала. А для того, чтобы объяснить, почему он дощечки не берег и не переписывал ни сам, ни за компанию с Миролюбовым, да еще чтобы доказать, что он их не насочинял, приходится объявлять его полудиким полутуркменом.
 
Вот и получается, что поначалу Миролюбов заливается соловьем, расписывая связи Изенбека с Петербургской Академией наук и его заслугах перед археологической наукой (ГАРФ. Фонд 10143, опись 47, Рулон 8. Заметка Ю. Миролюбова «Русская гордость – художник Изенбек». 20.08.1948). А потом категорически меняет показания.
 
Между прочим, любопытно, что ни в одной публикации нет документальных подтверждений хотя бы участия Изенбека в экспедиции Фетисова, а тем более получения им звания корреспондента Академии наук. Хотя это очень важный пункт для истории открытия «Велесовой книги», им обычно утверждают способность Изенбека понять, какая ценность валяется на полу в разграбленной усадьбе.
 
Доказательство работы Изенбека нашлось… не удивляйтесь, опять же из уст Миролюбова. «Одно могу утверждать, что Изенбек был в прошлом участником археологической экспедиции профессора Фетисова, описанной в журнале «Нива» перед войной четырнадцатого года, где имелся и его портрет, по словам участника его батареи в гражданской войне, г-на Лысенко, рядового Национальной Гвардии в Сан-Франциско». (Письмо Миролюбова, цит. по: Асов А. Тайны «Книги Велеса» М., Аиф-Принт, 2001 – где приведено без атрибуции).
 
Мое занудство встает в позу и начинает внимательно присматриваться к свидетельству. Во-первых, пообщаться с Лысенко Миролюбов мог только после переезда в Штаты, т.е. после 1954 г. Через сорок лет после публикации фотографии в журнале. Во-вторых, в письме И.Э. Лысенко П. Филипьеву от 9 мая 1964 (Из архива Филипьева. ГАРФ. Фонд 10143, опись 80, рулон 16) четко сказано, что познакомились они с Изенбеком только во время Кубанского похода генерала Корнилова. Т.е. узнать его на фото в 1914 г. Иван Эрастович никак не мог. Остается лишь предположить, что дореволюционный номер журнала каким-то образом попался на глаза Лысенко в эмиграции и он узнал своего командира. Маловероятно, но не абсолютно исключено… Что только делать с тем фактом, что в этом же письме Филипьеву Лысенко называет и другой журнал и другой год? «…Принимает участие в большой экспедиции Академии Наук (кажется в 1912 г.) в Бухаре. Я видел фотографию экспедиции и на ней он в 1-ом ряду (Журн. Огонек)». Все сомнения по поводу того, когда и как он мог видеть это фото остаются. Возникают и новые – если в журнале был снимок, он мог быть только со статьей, а в ней указан был бы год точно. И если Лысенко опознавал Изенбека по фото, он мог банально ошибиться, спустя столько лет узнать не самого близкого знакомого на старом групповом фото непросто. Подписи же с фамилией, похоже, не было. Как, похоже, не был совсем в статье упомянут такой ценный и важный сотрудник экспедиции.
 
В этом же письме Лысенко говорит, что Изенбек времен Гражданской войны был «удивительно талантливый человек. Большой культуры, интереснейший собеседник, он был и на редкость блестящим командиром батареи». Трудно решить, насколько можно этому верить. Если в части, касающейся соединения артбатарей, отступления к Ростову и прочего причин сомневаться нет, то сведения о довоенной биографии Изенбека выглядят ненатурально. «Будучи призван для отбывания воинской повинности устр. вольноопредел. в 1-ый Туркест. стрел. артил. д-н. Отслужив срок и выдержал экзамен на прапорщика запаса. Туркестан и особенно Самарканд пленили его настолько, что он остается в Туркестане и становится членом корреспондентом академии наук. Участвовал в археологич. экспедициях».
 
В течение лишь года Лысенко был комвзвода в артиллерийском дивизионе, где служил Изенбек. Что за разговоры они должны были вести, чтобы полвека спустя Лысенко мог помнить никому не нужные подробности? В любом случае он неточен. Не хочу разбираться в том, как призывник мог быть вольноопределяющимся. Скажу лишь, что служить Изенбек мог не ранее 1912 г. (по достижении возраста). А в 1914/15 он был призван на службу в военное время. Так что на все «экспедиции» у него оставалось около полутора-двух лет. Прикиньте сами, много ли можно успеть сделать совершенно неподготовленному человеку, ранее археологией не занимавшемуся? Еще деталька – в дореволюционной России не было звания «член-корреспондент».
 
Между прочим, что-то не встречаются ссылки у влесовцев на Официальный справочник персонального состава Академии наук, где перечислены все корреспонденты АН за все годы. Если все же корреспондентство Изенбека будет подтверждено, равно как и его участие хоть в одной экспедиции, это будет означать лишь то, что он был отличным рисовальщиком (в переводе на современные термины – фотоаппаратом) и Академия отметила его как поставщика полезных для ученых материалов.
 
Я ни в коем случае не имею в виду, что Изенбек был плохо образован. Есть его картины, написанные, несомненно, человеком развитым. Есть письмо Н.В. Казакова П.Т. Филипьеву от 25.10.1968 (ГАРФ. Фонд 10143, опись 80, 2 рулон), в котором он сообщает о сведениях, полученных от подполковника С.А. Касьянова, дружившего с Изенбеком и бывавшего у него дома – о том, что Изенбек Касьянову читал в рукописи свой трактат-исследование «о влиянии монгольской культуры на русскую, изложенный хорошим русским языком». Тем не менее, я не вижу оснований говорить о том, что Изенбек был хорошо подготовлен как археолог и смог в потемневших, покоробленных, исписанных незнакомыми знаками поломанных дощечках, случайно увиденных им между боями, распознать такую ценность, которую надо сохранить во что бы то ни стало.
 
В целом, при рассмотрении базовой для истории обретения «Влесовой книги» фигуры Федора Артуровича Изенбека, приходится признать, что о нем рассказано слишком много баек, либо не соответствующих действительности, либо противоречащих фактам, либо (в лучшем случае) не подтвержденных документально. А единственное, в чем нельзя не согласиться с господином Асовым, так это в том, что когда люди в своей работе не дают «точных ссылок ни на архив, ни на номер сих документов, это почти всегда указывает на фальсификацию».
 
Изенбек был, сражался, эмигрировал, рисовал, работал в Брюсселе и умер там же. Это проверяемо и доказуемо. Остальное… увы. В результате провисает мотивация как собирания дощечек в неведомой усадьбе, так и их дальнейшего обязательного хранения без каких бы то ни было попыток использования.
 
Часть 2. Наследие Изенбека

Что ж, получив подтверждения того, что Изенбек жил, сражался в Белой армии и эмигрировал в Брюссель, где вполне мог быть знаком с Миролюбовым, я готова без доказательств поверить в то, что он умер в августе 1941 г. и что по завещанию все его имущество отходило Миролюбову.
 
Однако вот насчет наследства возникают вопросы, имеющие непосредственное отношение к «Велесовой книге». По рассказам влесовцев, кто-то украл из квартиры Изенбека абсолютно все дощечки и часть картин в тот период, когда хозяина уже не было в живых, а Миролюбов еще не вступил в права.
 
Я ведь предупреждала, что зануда, верно? Во-первых, завещание Изенбека не публикуется, и нет никакой возможности узнать, указывалось ли в нем количество картин. Кстати, интересно было бы посмотреть, как в официальной бумаге назван завещатель. В издании 1997 года «Книга Велеса» Асов пишет: «свидетельство о завещании Ф.А. Изенбека». И что это за свидетельство о завещании, чье и в какой форме? Во-вторых, даже если все было, как рассказано, наводит на размышления тот странный факт, что не только дощечки, но и картины так и не «всплыли» за минувшие десятки лет. Неужели нашлись такие поклонники таланта художника, что оставили себе якобы даже не десятки – сотни картин? А если их не продавали, то на кой они были нужны? Посмотрим, как разворачивались события во времени.
 
1941 год. Статья Миролюбова «По поводу одной старинной рукописи» (Фонд 10143, опись 47, Архив Миролюбова, рулон 8). Точной даты нет, но, судя по фразе «Автору не удалось почти ничего узнать о происхождении дощечек», написано после августа. Меня тут же начинают терзать «смутные сомненья». Немцы в Брюсселе, немцы продвигаются по горячо любимой Юрием Петровичем России. Не вступивший еще в права наследования Миролюбов решает заговорить вслух о дощечках только что умершего приятеля?..
 
Через сколько-то месяцев печати с дверей Изенбека были сняты. Обнаружилась пропажа. А. Асов («Книга Велеса», 1997) писал, что сохранилось обращение в департамент полиции о пропаже картин и дощечек за 1942 год. Приходится верить ему на слово. Хотя А. Кур в письме С. Ляшевскому от 11.03.1971 (ГАРФ Фонд 10243, опись 5, Архив С. Ляшевского, рулон 2) сказал, что «дело с присуждением наследства тянулось долго – года два или больше» и, соответственно, в 1942 Миролюбов не должен был еще иметь право жаловаться на кражу – спустя столько лет, да еще и говоря о чужой тяжбе, Кур мог ошибиться, а оставшееся в его памяти «долго» могло уложиться в 12-14 месяцев.
 
Из доступных мне документов есть лишь известие о том, что уже в 1944 г. Миролюбов разослал Брюссельским галереям запрос – не имеются ли у них картины и таблет (дощечки). Имеется с десяток ответов, на обороте одного из них написано рукой Миролюбова: «Из этих записей видно, что я искал пропавшие картины Изенбека, а главное Дощьки. 30 ноября 1953» (ГАРФ. Фонд 10143, опись 80, Архив П.Т. Филипьева, 16 рулон). Асов писал, что запросы эти датированы июнем-августом 1944. Т.е. временем после Нормандской высадки десанта… что, разумеется, не чернит наследника. Может, раньше не сообразил, а тут кто-то подсказал. Бывает.
 
Опять же, ответы на запросы не публикуются. А очень хотелось бы посмотреть, что точно искал Миролюбов и в каком количестве. Вообще-то, странная идея – искать похищенное в галереях… кто-то продал бы прям в этом же городе? Ну, допустим, дураки везде и всегда найтись могут, так что картины еще м.б., хотя и нелепо, но дощечки-то? С каких пор картинные галереи (которые ни разу не музеи) покупают ветхие досочки с неизвестным текстом на них?
 
Заметим, что из самого факта запросов следует вывод: в тот период Миролюбов подозревал в краже кого угодно, но не гестапо. Иначе с чего бы он высунулся с этой темой до ухода немцев из Брюсселя?
 
В 1948 г. появляется текст Миролюбова «Русские архивы в Европе»: «Многие архивы и библиотеки погибли за смертью их владельцев, другие подверглись расхищению. Как, например, небольшая, но ценнейшая библиотека покойного А. Изенбека. <...> Все эти дощьки были выкрадены, потерю этих дощьек надо считать тягчайшей».
 
В том же 1948 (ГАРФ. Фонд 10143, Архив Миролюбова, опись 47, Рулон 8) появляется заметка Миролюбова по поводу устроенной им выставки картин Изенбека. В ней он озвучивает версию о пропаже картин из мастерской. «За 19 лет пребывания в Бельгии Изенбек выставлял около 30 раз». Проверке это утверждение не поддается. Сомнения вызывает. Прежде, чем состоялась первая выставка, художник должен был написать хоть сколько-то единиц, т.обр. получаем в среднем по 2 выставки в год. Странно, что при этом латиноязычный интернет об этом великом художнике и слыхом не слыхивал, предлагая лишь классное пиво «Isenbeck». А русскоязычный поминает его только в связи с дощечками. Что можно сказать с уверенностью, ибо сохранился каталог – в 1936 г. Изенбек всего с тремя картинами участвовал в брюссельской выставке «Художники Восточной Европы» (1936).
 
Далее в заметке следует перечисление достижений более-менее конкретное: «Одна из его картин была приобретена Е.В. Королевой Елизаветой, другая Е.В. Принцессой Мари-Жозэ, третье полотно было приобретено для Городского Музея в Юккле. Целый ряд картин был приобретен местным крупным промышленником Mr Sanders, фабрикантом фармацевтических продуктов (полотен 15), несколько картин было куплено г-ном Детрэн Директором фабрики. Несколько полотен (около 12) было куплено фабрикантом Борнштейном, около 30 картин находятся в частных руках, около 50 было украдено из запечатанного аффициальными печатями (полицией), после смерти художника. Несколько десятков полотен были удержаны лицами, не имевшими на это права, наконец много картин он просто раздал еще при жизни. Одна находится у г. Шинкаренко, две у вдовы генерала Маркова, около 75-ти перешли по наследству Юрию Миролюбову».
 
Ставим галочки.
 
1 – Изенбек продавал свои картины, а это означает, что хотя бы время от времени у него было вполне достаточно денег для фотографирования ценнейших артефактов.
 
2 – За 6 лет владения потрясающими картинами Миролюбов не удосужился даже точно их пересчитать – их «около» 75.
 
3 – Кстати, вот не выпустить бы из памяти эту цифру – 75.
 
4 – Изенбек, работая художником на фабрике ковров, за 19 лет нарисовал… 15 + несколько + 12 + 30 + несколько десятков + много + 75 + 50 пропавших. Итого никак не менее 230-240 картин. По 13 в год? Всем бы нам такую производительность. Даже если мы, в отличие от Изенбека, не будем успевать еще и бухать и кокаинить…
 
5 – Самую большую и жирную галочку ставим около количества похищенных картин. Пятьдесят!
 
В заметке того же периода «Русская гордость – художник Изенбек» (ГАРФ. Фонд 10143, опись 47, Архив Миролюбова, рулон 8) Миролюбов сказал следующее: «Написанные им полотна, числом около 400, почти все несут в себе, если не восточный орнамент, так краски, поэзию». Какие там «почти все» несут отблески востока, сказать не могу, но в обнаруженных в интернете восточного колорита очень немного. Да и в выставлявшихся в Киеве в 2006 г. – тоже. Но это так, примечание мелким шрифтом. Куда важнее, что творческая энергия «вечно полупьяного» (письмо Миролюбова С. Лесному от 16.06.1956) художника била, как выясняется, даже более мощным ключом, чем рассчитанный по числам в соседней статье. Не 13 картин в год, а 20-21. Нда… В свободное от работы время… Бывает, наверное, как думаете?
 
В первом известном широкой публике письме А. Куру (26.09.1953) Миролюбов утверждал, что «после смерти Изенбека, благодаря небрежности хранения имущества последнего куратором дощьки исчезли». В чем могла выражаться эта небрежность, если, по словам Миролюбова, имущество было опечатано? Не мог же адвокат обеспечить круглосуточную охрану.
 
Во втором письме (от 13.11.1953) он уточнил: «Думаю, что вор в конце концов, не поняв, что у него в руках, а взял вообще, на всякий случай, с картинами. Картин и рисунков было украдено очень много». Представляете: забрался вор в опечатанную мастерскую, нагреб картин (не проверяла, сколько одна весит, но пять десятков явно потянули руки злоумышленнику), но ему все мало – спер и дощечки, просто так, для кучи.
 

Одна из картин Фёдора Артуровича Изенбека

Притормозим, а? Нынешние влесовцы обходят подводный риф, заявляя, что стибрили дощечки люди знающие. Но я сейчас о господине образованном, о Миролюбове, который с этими дощечками вожжался лет 15. Не мог он не представлять полную невозможность утаскивания их без заведомой цели и нужды именно в них. Чтобы их вынести все, не оставив ни одного осколка, вор должен был найти их в единой упаковке – ящике, например. Не собирал же он с полки обломочки. А дощечки даже без ящика весили килограмм десять. Это не брошка, которую сунут в карман и лишь потом поймут, что дешевка. Однако Миролюбов говорил, что их могли вынести случайно. Покоробленные, в пятнах, с отшелушивающимся лаком, поеденные древоточцем, как описывал их сам Юрий Петрович… Да, соблазнительная добыча, спору нет.
 
В письме Миролюбова С. Лесному (26 февраля 1956) упоминается просто кража, без версий о причинах: «Подлинники были украдены после смерти Изенбека, художника, из его ателье».
 
В сентябрьском номере журнала «Жар-Птица» за 1957 г. (ГАРФ. Фонд 10143, опись 47, Архив Миролюбова, рулон 10) Миролюбов, ставший редактором этого издания, пишет от лица редакции: «Впоследствии дощечки исчезли, но переписанный Ю.М. текст сохранился».
 
Гораздо пространнее Миролюбов высказался в письме, которое я датировать не могу, точно после 1953 и, вероятно, до 1959 г. «После его смерти ателье художника подверглось варварскому разграблению, и даже 3/4 его картин исчезли! Не говоря уже о «дощьках». Последние бесследно исчезли. То ли их истребил г. Валлейс, которого я подозреваю в краже картин, то ли взял адвокат Кооманс де Брашен, бывший куратором имущества под секвестром государства, не знаю» (цит. по: Асов А. Тайны «Книги Велеса» М., Аиф-Принт, 2001 – где приведено без атрибуции).
 
Примечательно, что А. Асов, принимаемый влесовцами как «историк», позволяет себе такие публикации – без указания адресата и даты. Это безграмотно как минимум. Однако, пусть его, примем цитированный отрывок за подлинное письмо. Не цепляюсь к тому, что в этой версии дощечки невесть почему уничтожены вором картин или в еще большей степени невесть зачем взяты адвокатом. Важно, что исчезло уже 3/4 картин – т.е. примерно 220-230, если Миролюбову досталось 75. Однако всего пятьдесят украденных картин называл сам Миролюбов в 1948 году. После этого они, похоже, перешли в разряд кроликов и стали интенсивно размножаться.
 
Лет через десять, в книге «Славяно-русский фольклор», написанной в 60-х годах, Миролюбов неожиданно сообщил: «Дощьки Изенбека пропали во время смерти художника или, может, изъяты гестапо вместе с 600 его картин». Мало того, что откуда-то внезапно выплыло гестапо, так и украденных картин уже не 50 и не 220, а аж шесть сотен!!! Хотя в заметке «Русская гордость» 1948 года этот же Миролюбов утверждал, что Изенбек написал их всего 400.
 
Слышите? Слышите голос Антона Семеновича Шпака? «Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая… три куртки».
 
Люди, вы после этого хотите, чтобы я верила Миролюбову хоть в чем-то? Да, возраст. Да, прошли годы. Но почему ж он всегда ошибается в одну сторону? И почему так беспардонно? 600 картин в мастерской бедного эмигранта? Прикиньте, сколько места они занимают. И сколько, кстати, стоит исходный материал для их изготовления. Чтобы представить себе такое, надо из ума выжить. И чтобы нагрузить работающего и пьющего внука турецкоподданного созданием 40 картин ежегодно – тоже с мозгами надо попрощаться. Ладно, Миролюбов… Но ведь современные влесовцы спокойно это все принимают и повторяют.
 
К «Книге Велеса» следующая пара абзацев отношения не имеет, но все же некоторые вещи настолько симптоматичны, что не могу удержаться, чтобы их не упомянуть. В ноябре 2006 г. в Киеве прошла выставка работ Федора Изенбека. Организовал ее председатель «Фонда памяти Юрия Миролюбова» Владимир Перегинец. Как водится в этой среде – академик (Малой академии искусств), а по совместительству экономист. Цитата с пресс-конференции: «На сегодня насчитывается около 150 работ художника, которые сейчас возвращаются из реставрации, сказал В. Перегинец». Поскольку везде он говорил лишь о встрече с Жанной Миролюбовой и передаче ею запасов покойного мужа, и нигде не упоминались иные владельцы картин, у которых фонд бы выкупал шедевры Изенбека, приходится признать, что размножались не только украденные картины, но и те, которые Миролюбов унаследовал. Правда, почему-то с меньшей скоростью…
 
Занятно бы разобраться с истинным положением Жанны Францевны, выступающей у наших влесовцев исключительно в качестве законной наследницы Миролюбова, которая передает Асову часть архивных данных, общается с Гнатюком и дарит картины Перегинцу. В письме А. Кура П. Филипьеву, июня 1967 (ГАРФ Фонд 10143, опись 80, Архив П.Т. Филипьева, рулон 5) однозначно говорится о «бывшей жене Миролюбова». В его же письме С. Ляшевскому, марта 1971 (ГАРФ Фонд 10243, опись 5, Архив С. Ляшевского, рулон 2) упоминается «первая жена Миролюбова». В обоих письмах разговор шел о том, что эта дама в Брюсселе в годы войны не могла/могла уничтожить дощечки.
 
А. Асов (2001) утверждал, что женился Миролюбов «в 1936 году, после двух лет знакомства с Жанной, немкой из старинного, но обедневшего дворянского рода, осевшего в Бельгии». На чем основано это заявление, не указывается. Данных о том, была ли именно Жанна «первой» и на 1967 год «бывшей» женой – в интернете не нашлось. Из формулировки «первая жена» следует вывод, что была и вторая. Если верить Асову, то второй была не Жанна. Вопрос: как она оказалась его «вдовой» и законной наследницей?
 
Возвращаясь к нашим баранам, должна познакомить вас с прелюбопытным расхождением версий у господина А. Асова. Вот что он пишет в письме Ю. Бегунову в апреле 2004: «Украли. И более всего вероятно: гестапо. Хозяин дома г. Валлейс всё валил на немцев, на гестапо, а Миролюбов подозревал самого г. Валлейса (он, де, продал или сжёг). К нему обращались и наши эмигранты с этими вопросами после войны, но Валлейс даже не открывал им дверь и не отвечал на звонки. Где-то в 60-х он и помер».
 
В каких разговорах и с кем Валлейс валил пропажу на немцев, совершенно непонятно. С послевоенными он не общался. Выходит, опять все лишь со слов Миролюбова? Закон непреложный: информация, полученная из одного источника, в обязательном порядке должна быть верифицирована. Заниматься этим влесовцы не будут никогда. Ленивы? Неграмотны? Знают, что все их построения посыпятся, как карточный домик? Вы пока выбирайте вариант ответа, а я вперед пойду.
 
Письмо вышеприведенное, хоть и лежит в сети в открытом доступе, все же не считается публикацией. А в публикации (Асов А. Тайны «Книги Велеса» М., Аиф-Принт, 2001) написано следующее: «Затем в дело вмешивается и гестапо, кое возглавляет господин Валлейс, ведь дело о наследстве касается русских, а Германия вступила с Россией в войну! <...> Гестапо, то есть господин Валлейс, по свидетельству Ю.П. Миролюбова, забрало более 600 картин».
 
Во-первых, никаких «вероятно» или «возможно» – однозначно ворует гестапо. Во-вторых, насколько я знаю, и при переиздании книги в 2008 г. Асов не внес поправку в этот пассаж, даже если подумать, что к 2004 он получил новую информацию, поколебавшую его уверенность в вине гестаповцев. Кроме того, для многочисленных читателей книги Валлейс возглавляет гестапо, а не является хозяином дома, в котором была расположена мастерская Изенбека. О Валлейсе (или Валансе, как он значится в архиве Филипьева) в интернете ничего не нашлось. Но с каких пор отделение такой серьезной организации, как гестапо, возглавляют местные домовладельцы? Как-то иначе это обычно устраивалось у немцев.
 
И если предположение в письме Миролюбова о том, что хозяин дома просто уничтожил древесный хлам имеет еще некую логическую стройность (хотя и проскакивает мимо опечатанных дверей), то притягивание к делу гестапо выводит ситуацию на новый уровень. А то! Хотя влесовцы умудряются перекинуться с гестапо на СС и взятое ими под крыло «Аненербе», но это такие мелочи… По версии с причастностью к исчезновению дощечек «Аненербе» я обязательно проедусь, но попозже. Пока же разберемся с самим наследством, а не его гипотетической судьбой.
 
Обратите внимание, будучи почетным «влесоведом», Асов, просто-таки обязанный знать базовую документацию, повторяет последнюю из названных Миролюбовым версий о количестве украденных картин – 600. Можно только догадываться по каким, несомненно строго научным причинам, он не останавливается на первоначальных 50. Зато у него откуда-то другое число унаследованных, не попавшееся мне ранее: «Оставшиеся 60 потом все же унаследовал Ю.П. Миролюбов, и они были оценены в 50 тысяч долларов. Легко подсчитать, что украли тогда имущества на сумму большую в десять, если не более раз!» Собственно, даже если свистнули «всего» 50 творений, сумма получается тоже немаленькая. Разве что неизвестно, кто же так высоко оценил работы Изенбека. И почему Миролюбову или Жанне никто никаких тысяч за них так и не дал. И почему украденные не объявились. Поверить в то, что они осели сплошь в частных коллекциях и скрываются всеми владельцами, я, извините, не могу – не того уровня художник. И попытки свалить на то, что была война и все погибло, я всерьез не восприму – ситуация в Бельгии не изменялась с 1941 по 1944.
 
Миролюбов вступает в права наследника, обнаруживает пропажу. «Он, немало рискуя, подает жалобу на адвоката и даже на господина Валлейса гауляйтеру Ю. Войцеховскому. Но безрезультатно. И хорошо, что его самого потом не забрали в гестапо!» Как бы я ни относилась к Миролюбову, я тоже радуюсь, что его не забрало гестапо. Только мое занудство спрашивает – а зачем его забирать? Ситуация-то элементарная! Допустим, что воры были из гестапо (хотя этому, имейте в виду, нет даже косвенных доказательств). Я – гестапо, я украла, наследник жалуется на то, что кто-то украл, не то адвокат, не то хозяин дома (бельгийцы). И что?! Мне начать преследовать этого неудачника, которого я обставила? Зачем? Кто меня поймает? Ответят, что расследование не дало результатов, вот и вся недолга. Зато как героически выглядит в интерпретации Асова отчаянный русский эмигрант, обратившийся к «гауляйтеру».
 
Разбираться в том, кто этот человек, Асов не стал, только мимолетно удивился тому, что у него польская фамилия. Между тем, Юрий Львович Войцеховский, родившийся в 1905 г. в Российской империи, с 1921 проживал в Польше, был активным общественно-политическим деятелем и в 1926 на Российском Зарубежном съезде в Париже уже представлял интересы русских эмигрантов в Польше. После некоторых событий переехал в Бельгию (Мнухин Л., Авриль М., Лосская В. Российское зарубежье во Франции 1919-2000. М., Наука. 2008). После того, как немцы вошли в страну, по воле оккупационных властей в 1941 г. в Брюсселе был образован «Русский Комитет Самопомощи» во главе с Войцеховским. Таким образом, действия Миролюбова, подавшего жалобу на кражу, были естественны и повседневны. Он обратился к «своим».
 
А теперь я хочу познакомить вас с нелюбимой влесовцами теорией П.Т. Филипьева – эмигранта, искреннего влесовца, сделавшего очень много для установления деталей истории появления дощечек. Он переписывался со многими, знавшими Изенбека и Миролюбова, общался с самим Миролюбовым. И пришел к выводу, что в 1944 г. Миролюбов намеренно инсценировал розыски дощечек, точно зная, что их уже не существует. «Ложь имеет короткие ноги. Из других документов его архива и из его же слов и зафиксированных признаний видно, что после смерти Изенбека, еще в 1941 г. дощечки были у него (Миролюбова) и у него и были умышленно и преступно уничтожены. Прямой вины его в этом нет, и никто не бросил в него камень, если бы он не выкручивался, а прямо и честно изложил как это все произошло». Виновной в гибели дощечек, намеренно сожженных в домашней печке, Филипьев считал жену Миролюбова, немку Жанну (ГАРФ. Фонд 10143, опись 80, Архив П.Т.Филипьева, 16 рулон).
 
Как относиться к этому мнению? В собирании документальных свидетельств Филипьев был неутомим и объективен, однако к Миролюбову испытывал нескрываемую личную неприязнь. Независимо от того, была она обоснована или нет, его выводы принимать на веру нельзя. Для чего же я привела длинный отрывок из высказывания Филипьева? Чтобы вы познакомились с вариациями влесовских течений. И чтобы поставили себе галочку на том, что у человека сложилось четкое представление: Миролюбов знает – дощечки никогда нигде не появятся. Просто как истинный влесовец он подумал, что дощечки были, но Миролюбову известно об их уничтожении. Допустить, что их никогда не было, он был не в силах… хотя, согласитесь, это тоже неплохое основание для Миролюбова быть уверенным в том, что они не найдутся.
 
А еще я потихоньку ввожу в повествование А. Кура, который он же А.А. Куренков. Письмо А. Кура П. Филипьеву, полученное 28.06.1967 (ГАРФ Фонд 10143, опись 80, Архив П.Т. Филипьева, рулон 2), содержит мысли человека, переписывавшегося с Миролюбовым и видевшимся с ним лично, к тому же, это было сказано при жизни Юрия Петровича и могло быть в любой момент перепроверено дотошным Филипьевым. Итак: «Теперь я могу дать Вам более подробные данные о этих сожженных фотографий дощечек, но уже со слов Ю.П. Миролюбова. Ю.П. Миролюбов сам признался, что после смерти полковника Изенбека, ряд фотографий дощечек он получил в порядке наследства, но его жена немка, а это было во время оккупирования немецкими войсками г. Брюсселя во время 2-й Вел. Войны сожгла их, заявив, что она: не желает иметь в своей квартире русского мусора… <...> Вопрос куда делись самые дощечки Изенбека, для меня остается весьма не ясным. <...> Может быть их присвоил заведующий (куратор) имущества покойного Изенбека, толи сами немцы – их ГЕПИУ забрало, толи их сжег кто либо, подогревая кофе. Все может быть. Но тайна осталась тайной…».
 

Александр Александрович Куренков

В письме Миролюбова (цитируется чуть ниже) сказано не так, там речь об обычной уборке, в результате которой на помойку отправились некоторые его бумаги и «может быть» один-другой фотоснимок. Возможно, Кур «преувеличил», возможно, при личном разговоре Миролюбов добавил подробностей. В любом случае, вряд ли переменилось количество снимков и тут неверно Кур пишет о нескольких (хотя я уж и не знаю, чего ожидать от Миролюбова). Любопытно, что Кур называет фотографии перешедшими по наследству. Из этого как бы должно вытекать, что фото делал Изенбек…
 
Его же, Кура, письмо С. Ляшевскому четырьмя годами позже (отправлено в марте 1971) касается только дощечек (ГАРФ Фонд 10243, опись 5, Архив С. Ляшевского, рулон 2). «По боковым каналам связи, я получил сведения (предположения) что первая жена Миролюбова (тоже немка) использовала дощечки для печки, разогревая кофе. Когда я спросил об этом Ю.П. он ответил мне, что этого не было, т.к. дощечки находились на опечатанной немцами и полицией квартире Изенбека, куда его жена не могла… <...> Что жена будто бы сожгла их, не пишите в своей книге. Я уверен что это неправда-сплетня российских эмигрантов, кто недолюбливал Изенбека, а может и Ю.П. Миролюбова… Я лично решил секрет исчезновения дощечек так: Их украл хозяин квартиры или взяли себе кто либо из немцев, кто понимал толк в них и… как древности».
 
Не понятно, почему о сожжении дощечек женой Миролюбова стали бы говорить недруги Изенбека, но это ерунда, конечно. Умилительно выглядит повторение оборота «сожгли, разогревая кофе». И вывод окончательный – никто кофе не грел! Зато меняется (не иначе, по зрелом размышлении, хотя обдумать эту тему Кур должен был намного раньше)… меняется, говорю я, список вероятностей: куратор заменяется на хозяина квартиры, а немецкое ГПУ – на немцев, которые поняли ценность дощечек.
 
От этих переливов дум о судьбах дощечек остается уже совсем немного до современной теории. Оставалось-то всего лишь сплавить немецкое ГПУ со знатоками древностей – и враз получилось найти виноватого. «Аненербе»!!! А что доказательств нет, так влесовцев этим не смутишь.
 
Часть 3. Серый Шефтель

Если считать, что дощечки были, то они должны были пропасть, поскольку их нет. Если верить, что Миролюбов подавал жалобу на кражу дощечек (не только картин), то их украли из-под опечатанных дверей и греть на них кофе не могла не только жена-иностранка, но и хозяин дома. Ни случайным ворам картин, ни адвокату дощечки не нужны, они были бы не в состоянии распознать в них ценность. Крадущие просто обязаны быть людьми грамотными, имеющими представление о том, что уносят. Все эти рассуждения вполне логичны. И я покладисто принимаю их как основу. Интересное начинается дальше.
 
Жил в Бельгии Александр Экк, покинувший Россию после участия в событиях 1905 г. Был он историком-медиевистом и работал в Брюссельском университете.
 
И вот тут вступают скрипки… А. Асов в работе «Тайны «Книги Велеса»» (2001) тщательно воспроизводит обстоятельства, предшествующие краже дощечек специалистами из очень особенной организации под названием «Аненербе». То есть, как это у влесовцев в обычае, как бы тщательно воспроизводит. «Здесь, рядом, есть профессор Александр Экк, к примеру. Он известный историк, работает в Брюссельском университете. Ему это должно быть интересно. Специалист! В самом деле… Вот он, Александр Экк! Он входит в тот же «Русский клуб». С ним знакомы и Миролюбов, и Изенбек».
 
Скорее всего, действительно все трое упомянутых были членами этого эмигрантского общества. Однако степень их знакомства нам неизвестна… впрочем, и неважна – это к врачам в гостях люди вечно лезут с вопросами о том, что у них за боли в колене, а по поводу редчайшего древнерусского письменного памятника можно спокойно обращаться к любому специалисту безо всяких знакомств.
 
Асов: «Правда, Александру Экку было уже за шестьдесят, родился он в 1876 году. Значит, он был уже тяжек на подъем и мысли его закоснели. Такой вряд ли мог признать возможность существования «дощьек». Да и жил он слишком близко, чтобы не слышать о «причудах» Миролюбова и Изенбека».
 
Адреса не названы и нам не дано узнать – несколько близко жил Экк от наших фигурантов. А так… Брюссель немаленький город. «Чудить» они должны были мощно, чтоб о них все подряд слышали. И как только при этом один частил картинами, а другой разбирал сложнейший текст?
 
Асов: «К 1939 году репутация Миролюбова была восстановлена. Благодаря жене он три года не пьет. И тогда Миролюбов вновь сделал попытку «навести мосты» с наукой. Александр Экк, видимо, сам уже мало на что был способен. Известно, что сам он так и не сходил ни к Изенбеку, ни к Миролюбову».
 
Хамство автора касательно возрастной косности-тяжести-неспособности пропускаем мимо ушей. И задаемся вопросом: а с какой стати профессор кафедры русской истории, специально созданной для него в брюссельском университете в 1934 г., должен ходить по вызову на дом? Если Изенбек был против, он бы не дал ничего рассматривать у себя. Если Изенбек был не против, то дощечки, пережившие валяние в мешке на протяжении минимум 7-8 лет, как-нибудь стерпели бы аккуратную доставку их в здание университета. Между прочим, в этом абзаце есть очередная типично влесоведческая тонкость – оборот «Миролюбов вновь сделал попытку». Хотя автор не упоминает ни о какой предыдущей попытке… по причине ее элементарного отсутствия.
 
Асов: «Но у Экка был ассистент, также выходец из России, молодой, тихий, но очень «хваткий» Марк Шефтель, российский немец. Ему, полагаю, А. Экк и поручил разобраться, о каких это «дощьках» говорил как-то Ю.П.Миролюбов».
 
Таких, как влесовцы, даже детектор лжи не возьмет, потому что они врут, как дышат, естественно и без физиологических реакций. Вот смотрите внимательно на эти убедительно сконструированные две фразы. Хорошо сколочены, верно? На самом же деле, нет никаких доказательств, даже косвенных, что Миролюбов говорил кому-то о дощечках, в частности – профессору Экку. Нет никаких доказательств, что Экк вообще от кого бы то ни было знал о дощечках. Нет никаких доказательств того, что Шефтель действовал по чьему бы то ни было поручению.
 
Шефтеля, которому тогда было 36-37 лет, можно назвать молодым… по сравнению с Экком. Но кто из общих знакомых охарактеризовал его Асову как тихого, но хваткого? Зачем эти драматические описания, вполне понятно – автор подводит нас к выводу о том, что этот человек был злодеем столетия, работавшим на СС и уничтожившим наше русское сокровище. Портрет набрасывается соответствующий задаче, а не реальности.
 
Асов: «Шефтель познакомился с Ю.П. Миролюбовым, переговорил с ним о дощечках, оставил свою визитную карточку… Потом уже в Штатах Ю.П. Миролюбов никак не мог вспомнить его фамилию. В голове крутилось что-то вроде Пфайфер (был такой знаменитый химик в Петербурге), а может, Шеффел… И только случайно, найдя его визитку среди бумаг, Юрий Петрович прочел точное имя».
 
Если вы уловили принципиальную основу влесоведческого метода, то вы уже и без меня догадываетесь, что никакого подтверждения разговору Шефтеля с Миролюбовым нет. Зато якобы знакомый с Экком по «Русскому клубу» Юрий Петрович почему-то не знаком по этому же клубу с другим эмигрантом, Шефтелем. Мало того, здесь Асов противоречит и самому ключевому рассказчику, Миролюбову, в истории которого нет ни оставленных визиток, ни точной фамилии ассистента Экка.
 
Асов: «Сей плохо запоминающийся, серый человек, Марк Шефтель, вернувшись к А. Экку, тогда всю эту историю с «дощьками» преподнес как скучный и малопримечательный казус: речь, конечно же, идет о подделке. О чем же еще! Чудаки вы, право… И ему поверили. Да и как могло быть иначе?»
 
Итак, автор предлагает доверчивым читателям цепочку из собственных бездоказательных фантазий: Миролюбов сказал о дощечках Экку – Экк поручил Шефтелю разобраться – Шефтель намеренно представил раритет подделкой. А вся вышеприведенная сцена, точно так же как приметы Шефтеля «серый» и «незапоминающийся» – всего лишь бесстыдный оговор и литературный вымысел господина Асова.
 
Нелепый, замечу, вымысел. Хотя бы и принять условия этой игры, концы с концами все равно не сходятся. Даже такая мелочь, как визитка, становится поперек течения. Зачем бы стал Шефтель оставлять ее Миролюбову, если дальнейшие контакты не планировались? Шефтель – строго следую версии Асова – дощечек не видел, с переписанными текстами не знакомился, выслушал какие-то слова от известного своим пьянством малозначащего эмигранта и доложил Экку о провале операции. Каким образом он при этом сумел оценить дощечки как весьма значимые?
 
Вариантов ответа всего два. Либо специализировавшийся по древнерусской литературе Шефтель все-таки изучил материалы Миролюбова и пришел к выводу, что это подделка. Либо он с Миролюбовым не общался и ничего о дощечках не знал. Асову кажется, что есть еще один, правильный вариант: Шефтель работал на «Аненербе» и поэтому солгал Экку. Опять нелепица. Либо доказательства великой древности славян немцам надо было скрыть и уничтожить – и тогда необъяснимо их бездействие до самой смерти Изенбека, который мог показать дощечки кому-то еще. Либо немцы намерены были изучить дощечки в поисках информации о своих великих предках – и тогда необъяснимо их нежелание позволить работать с ними опытному медиевисту Экку или пусть самому Шефтелю.
 
Оставив в покое писанину Асова как более поздние наслоения, давайте глянем, что и как происходило по словам Миролюбова. И сразу же мы натыкаемся на великую странность – оказывается, нежелание позволить работать с дощечками русским зарубежным историкам проявляло вовсе не «Аненербе», а сами Изенбек и Миролюбов!
 
В письме Ю. Миролюбова А. Куру от 26.09.1953 (ГАРФ. Фонд 10143, Архив П.Т.Филипьева, опись 80, рулон 16,14) сказано: «Эти дощьки мы старались сами разобрать, несмотря на любезное предложение Брюссельского университета (византийский отдел факультета русской истории и словесности, проф. Экк, русск. ассистента, кажется, Пфефера), изучить их, по вполне понятным причинам».
 
К сожалению, по поводу причин Юрий Петрович не распространялся и для меня остается загадкой «понятность» мотивов, по которым два дилетанта не подпускали профессионалов к тому, что по своей заявленной значимости никак не может быть частным делом. Добро б еще не отдавали дощечки в Советскую Россию, белоэмигранты имели основания плохо относиться к тем, кто остался на родине, хотя это все были ученые дореволюционной школы. Но они предпочитали дать дощечкам сгнить и сгинуть, ведь Изенбек якобы вообще не участвовал в их прочтении, а Миролюбов возился уже многие годы, основное время уделяя работе и жене. Чем негожи им были эмигранты Экк и Шефтель?
 

Рисунок Фёдора Артуровича Изенбека

Филипьев со слов А. Кура (письмо к Шефтелю, 31.12.1968 – ГАРФ Фонд 10143, архив П.Т. Филипьева, опись 80, рулон 2) уточняет, что в почтовой карточке Византийский отдел выказывал заинтересованность в получении текстов, но хотел «иметь не списки с них, а сами дощечки».
 
Абсолютно естественное и законное желание ученых работать с оригиналом… если ситуация развивается нормально. Если же Шефтель действует в пользу «Аненербе», то все запутывается. Допустим, он захотел получить в свое распоряжение досочки, понадеялся на авторитет не то университета, не то Экка. Не вышло. Ну так дальше-то что? Сел в углу, насупившись, и ждал смерти Изенбека, благо кокаинисты очень уж долго не живут?
 
В следующем письме Куру, от 13.11.1953 (ГАРФ Фонд 10143, архив П.Т. Филипьева, опись 80, рулон 16, 14) Миролюбов добавляет подробностей: «Относительно ассистента проф. Экка, не то Шеффель, не то Пфефер, и кажется, именно г. Шеффел, я как-то нашел его открытку, но затем затерял ее среди бумаг. Он меня вызывал к себе. Дело было перед войной, значит, в тридцать восьмом или девятом году. Как только найду, передам Вам».
 
Не могу взять в толк – с чего бы Куру интересоваться ученым, которому отказали в возможности исследовать памятник? И с чего бы Миролюбову, у которого и без того был, по его словам в этом же письме, двухтонный бумажный архив, хранить абсолютно ненужную открытку? Ну да ладно, соль не в этом.
 
В целом, по письмам Миролюбова, картина рисуется следующая: либо Экк, либо Шефтель откуда-то узнали о дощечках, Шефтель написал открытку, приглашая («вызывая»?..) к себе. Миролюбов отклонил любезное предложение спасти памятник культуры. Состоялась ли личная встреча – неизвестно. Вероятно, была лишь ответная открытка. И Шефтель/Экк настаивать не стал.
 
Отдельной строчкой отмечу переходы Миролюбова от множественного числа к единственному. Так что невозможно уяснить, кому была открытка адресована, ему или владельцу дощечек, Изенбеку, и было ли во всей этой истории какое-то участие художника. Если вообще что-то было… Ведь опять все известно лишь со слов Юрия Петровича, доказательств никаких, и открытка, что уже не удивляет, так никогда и не нашлась.
 
Да, чуть не забыла, рекомендую почитать отличную статью об «Аненербе». Для нашей темы достаточно усвоить, что организация была серьезная и беспринципная. А для общего развития обратите внимание на холодящую связь искренней веры в величие своих предков и пренебрежение к личностям и жизням тех, кто не от этих предков произошел.
 
Степень причастности Шефтеля к пропаже дощечек от лица влесовцев разъясняет снова Асов (Тайны «Книги Велеса» М., Аиф-Принт, 2001): «В 80-х годах известный сербский (также английский, итальянский) ученый, влесовед Радивой Пешич побывал в Брюсселе. И выяснил такую важную деталь. Оказывается, сей Марк Шефтель еще до войны возглавлял в Брюссельском университете отдел Берлинского института «Аненербе». И участвовал в изъятии ценностей, исторических реликвий во время немецкой оккупации. Сведения эти, к сожалению, не подтверждены документально».
 
То есть, на языке порядочных людей, сведениями не являются. А могут быть названы или слухами или клеветой. Второе явно ближе к истине, поскольку слухи возникают спонтанно, а порочащие Шефтеля измышления распространялись «влесоведами» Пешичем и Асовым намеренно. И ведь даже если бы членство Шефтеля в «Аненербе» было удостоверено, это все равно не было бы доказательством того, что он причастен к хищению/уничтожению дощечек.
 
Неугомонный Филипьев в декабре 1968 обратился к Марку Шефтелю за сведениями о дощечках (ГАРФ. Фонд 10143, архив П.Т. Филипьева, опись 80, рулон 2), ссылаясь на ту самую открытку. К огромному моему сожалению, в сети письма Шефтеля нет, только в том же архиве дано примечание: «Ответ… о дощ. Изенбека я слышу от вас впервые».
 
Некоторую информацию об ответе Шефтеля содержит выложенное самим Асовым его письмо Ю. Бегунову, апреля 2004: «В архиве Филипьева нашлось письмо этого самого М. Шефтеля за 1969 год из Оксфорда. В нём он утверждает, что Миролюбова не знал, о дощьках до этого письма не слышал, и что покинул Бельгию в мае 1940 года, то есть в месяц вступления в страну фашистских войск. Тут же отправился в Англию, в Оксфорд, где он и пребывал безвыездно до этого времени, то есть до 1969 года. Верить ли Шефтелю? Трудно сказать, но это как раз проверить можно, нужно только запросить архив Оксфорда. <...> Темнит он».
 
Как говорят хонтийцы, чувствую себя одной ногой в канаве. То, что Шефтель в сороковые годы переехал в США и прожил там не менее 11 лет, не подлежит ни малейшему сомнению. Врать насчет видел/не видел доски еще можно, тут слово против слова, но врать в ситуации, когда его можно в два счета проверить? С 1948 по 1958 в Корнеллском университете читал лекции один особенный человек – писатель Владимир Набоков. Шефтель, преподававший там же, завел с ним тесное знакомство и, тем самым, стал заметен более иных эмигрантов.
 
В августе 1948 в Штатах Шефтель встречался с М. Алдановым, говорили, в частности о Набокове (письмо Алданова Набокову, в сети лежит). Осенью 1958 в доме Шефтеля в Корнелле прошло заседание клуба «BookandBowl», посвященное набоковскому роману «Лолита» (Мельников Н. Владимир Набоков в переписке и дневниках современников. «Иностранная литература», № 4, 2009). Это границы его американского периода, которые устанавливаются влегкую. Искать иные подробности я не стала, к делу все равно они не относятся.
 
Когда он оказался в США? Вики, ссылаясь на книгу «Пниниада», указывает датой переезда в США лето 1940 года (Galya Diment «Pniniad: Vladimir Nabokov and Marc Szeftel», 1997). В статье Н. Мельникова сказано, что Шефтель переселился в 1942. О его возвращении в Европу не упоминается.
 
У Шефтеля нет причин скрывать свое пребывание в Америке, зафиксированное в документах и в памяти многих людей. Возможно, Асов по привычке обобщил и округлил, добавив «Англию» к упомянутому в письме Оксфорду… если он не учел, что Корнелл – это не Корнуэлл, а Оксфорд и его университет есть и в штате Миссисипи.
 
Ну а теперь займемся содержательной частью ответа. Шефтель отрицает, что хотя бы слышал о дощечках. Варианты: а) врет, б) путает, в) говорит правду. Путать может любой человек, когда речь идет о чем-то ему безразличном. Историку такой источник как дощечки безразличен быть не может. Врать ему имеет смысл, только если он уворовал дощечки. Однако как ни старается Асов, доказать преступление не удалось. Остается «говорит правду». И я принимаю этот вариант. Не только потому, что другие два откровенно слабы. Не только потому, что выбирая, кому поверить, Миролюбова я уже предпочесть не могу. Но и потому, что о дощечках до смерти Изенбека не слышал никто. С какой стати Шефтель должен быть исключением?
 
Кстати, о людях врущих. Помните, как написано у Асова? «Марк Шефтель, российский немец». Чуете неладное? Я не понимаю, как может быть немцем человек с именем, хоть и христианским, но наиболее популярным в южнославянской зоне и у евреев? Как может быть немцем человек с отчеством «Юрьевич»? И как может быть немцем человек с типично еврейской фамилией? И мой нюх оказался прав. В уже цитированной статье Мельникова (2009) сказано, что Марк Юрьевич Шефтель (1902-1985) родился в еврейской семье, в Российской империи, в г. Староконстантинове (ныне Украина). После революции семья перебралась в Польшу.
 
Нет, какие молодцы эти влесовцы… немецкого происхождения Изенбек становится азиатом, а еврей Шефтель – немцем, да еще эсесовцем! Генная инженерия нервно отдыхает, переворачиваясь в гробу…
 
Асов из двух предложенных Миролюбовым дат «случайно» выбирает более позднюю, сокращая интервал между якобы состоявшимся знакомством Шефтеля с дощечками и их исчезновением. Но и это не спасает от противоестественности реконструируемых событий. Шефтель знает о раритете с 1938 или 1939 года, немцы оккупируют Бельгию в мае 1940, Изенбек умирает в августе 1941 и когда-то после этого дощечки рассасываются. Прочтите об СС, об «Аненербе»… не обязательно предложенный мной обзор их деятельности, что угодно, по собственному выбору. И вернитесь сюда, и скажите мне – такая организация стала бы выжидать годы, чтобы сделать то, что хочется?! И оставила бы в покое Миролюбова с переписанными им текстами?
 
Асов (Тайны «Книги Велеса» М., Аиф-Принт, 2001) преспокойно пишет: «Есть все основания считать, что именно организация СС «Аненербе» была причастна к исчезновению «Влесовой книги» в 1941 году».
 
Ни одного из приведенных Асовым «оснований» я не обошла молчанием и не затемнила своим изложением. Если развернуть все понтовые фантики, у нас на руках останется лишь факт существования «Аненербе», да факт несуществования дощечек после 1942 года. Больше ничего.
 
Зачем все эти нагромождения нелепиц и подлых «он отрицает, но…»? Разве так важно, куда делись дощечки? Исследуйте себе на здоровье дошедшие переписанные тексты, успокоившись на том, что после смерти владельца оригиналы пропали. Нет же, неймется, ворошат и ворошат… И, как всегда, не без причины. Представьте себе, у этого пункта двойной вес. С одной стороны, тем, что артефактом заинтересовалась столь могущественная и подкованная «Аненербе» подчеркивается значимость Велесовой книги, практически опровергается мнение о ее поддельности. С другой стороны, внедряя в сознание читателей домыслы о похищении дощечек, влесовцы устраняют сам вопрос о том, было ли что красть.
 
Однако с чисто логической, то есть моей, точки зрения, пока не доказано существование дощечек – разговоры об их печальной судьбе всего лишь нагревают Вселенную.
 
Часть 4. Дощечки-невидимки

Читаю Асовскую «Тайны «Книги Велеса»» (2001). Подташнивает. «Действует в Брюсселе и отдел «Аненербе», где работает уже известный нам Марк Шефтель, единственный посвященный в тайну «дощечек»». «А. Экк оставил после себя очень неплохую научную школу в Брюсселе. Его ученик, Жан Бланков, ныне известный ученый, жив и сейчас, я переписывался с ним, и он подтвердил то, что до войны о дощечках в Брюссельском университете знали все сотрудники А. Экка».
 
Неприлично иметь столь шулерские замашки. Будь ты Барашковым, будь ты Бусом Кресенем – срамно. Когда Асову надо объяснить, куда дощечки делись, о них знает один лишь Шефтель, а когда надо доказать реальность досок, так все знали…
 
Я отлично понимаю, что на таких въедливых читателей, как я, автор не рассчитывал. Я не только сопоставляю написанное на разных страницах одного издания, и не только не собираюсь верить ему на слово, что Жан сказал именно это и что Жан спустя 60 лет (!) точно помнил, когда его ушей коснулись не заинтересовавшие его разговоры. Я ж еще открываю поисковку и без труда нахожу сведения о том, что Jean Blankoff – профессор Брюссельского университета, потомок белоэмигрантов, горячо заинтересованный в родине своих предков и не один десяток раз бывавший в России. В частности, в 2002 году он из Бельгии приезжал в дальневосточный Благовещенск, где его корни, и весьма активно там себя вел. В 2010 входил еще в состав редколлегии одного научного журнала. Стесняюсь спросить – сколько же лет ему было в 1939?
 
Знаете, присмотрелась я внимательно к ситуации с пропавшими оригиналами того, что называют «Велесова книга». И, думаю, вы согласитесь со мной в оценке ее как до крайности несуразной и странной. Никто никогда дощечек не видел… ни у таинственных князей, в чьем имении они были подобраны, ни у Изенбека. Никто никогда ни от кого о них не слышал даже. А Миролюбов заговорил на эту тему лишь после их исчезновения. Влесовцы, разумеется, твердят, что это не так, что кто-то кое-где у нас порой все же что-то слышал и читал хотя бы миролюбовскую перепись. Однако, например, названный ими Шефтель, как выяснилось, с дощечками знаком не был и ничего о них не слышал. Попробуем на зуб остальные утверждения?
 
А. Асов «Тайны «Книги Велеса»» (2001): «Есть свидетельства о существовании библиотеки Изенбека в 1919 году от его сослуживцев».
 
Истинную правду глаголит (да, я и сама удивилась) – была, была у белогвардейского офицера библиотека… только дощьки-то при чем?
 
Письмо полковника В.В. Шавинского П. Филипьеву, 18.07.1966: «Я служил в одной батарее с Ф.А. Изенбеком и прибыл в батарею в конце сентября 1919 г., когда она только что заняла с. Куракино, при станции того же наименования вблизи г. Орла. <...> В дальнейшем, при наступлении на Орел, занятии его и потом тяжелом отходе на г. Ростов, я в большинстве случаев был отдельно с полк. Изенбеком. …Что он, точнее два лица его окружавшие, могли иметь или взять в библиотеке – я не помню совершенно, да это меня не интересовало».
 
Но это, может, от сослуживца-постороннего Изенбек находку скрыл? Но вот и два его сослуживца-приятеля тоже ничего не знают.
 
Письмо Н.В. Казакова П. Филипьеву, 20.12.1968 (ГАРФ. Фонд 10143, архив П.Т. Филипьева, опись 80, 2-1-5,6): «Юрий Григорьевич Калянский любезно мне ответил: <...> Я очень сожалею, что не имею возможности быть Вам полезен, так как я не имею никакого представления в том, о чем вы мне писали. Это верно, что я был с Изенбеком неразлучен и всегда мы были вместе. Думаю, что если бы нашли дощечки, в моей памяти это бы сохранилось. В особенности, при их исторической ценности. …По получению вашего письма я немедленно телефонировал Дмитрию Голбану, который был также в нашей батарее и который тоже был близок с Федором Артуровичем. Голбан также ничего не может вспомнить о дощечках Изенбека».
 
Письмо И.Э. Лысенко (взводный в батарее Изенбека) П. Филипьеву, 16.05.1966 (Из архива П.Т. Филипьева. ГАРФ. Фонд 10143, опись 80, 2-7-7): «Не могу Вам помочь информацией о находке дощечек. Лично я при отходе Орел-Курск-Харьков был со своим взводом в отделе, т.е. в отдельности от остальной батареи. Знаю только о существовании хранимого Ф.А. Изенбеком «ящика». В те времена я считал, что там только книги». Далее он упоминает самиздатовский «Журавель», в котором опубликовали песенку про командира: «Захотелось Изенбеку основать библиотеку. К нам в вагон он раз пришел и такую речь повел: Ящик я велел запрятать и закрыть и запечатать. На мои же приказанья нету должного вниманья. Если только захочу весь вагон расколочу».
 
Мы должны поблагодарить Павла Тимофеевича Филипьева, который, ни разу не усомнившись в подлинности Влескниги, с редкой настойчивостью собирал разнообразную информацию, связанную не только с досками, но и с Изенбеком. Делал он это для того, чтобы вокруг дощечек не возникло споров, как о «Слове о полку Игореве». Он загодя искал все возможные доказательства подлинности артефакта. Не находил, но продолжал верить. «Я не сомневаюсь, что библиотека в ящике – это и были дощечки». Хотя совершенно очевидно, что речь идет вовсе не о нечитаемых досках, в ящике были именно книги. То, что Изенбек велел его закрыть – результат каких-то, как нынче принято выражаться, «внутренних разборок» среди артиллеристов. Этого мнения придерживался и бывший взводный, закончивший историю с библиотекой словами: «Как видите, никаких указаний на дощечки нету».
 
Асов: «Есть свидетельства о существовании дощечек в 1921 году в Белграде».
 
Благодушие мое не знает границ и я готова счесть, что 1921 – опечатка, поскольку речь должна вестись о заметке 1923 года. Дело только в том, что воспоминания Филипьева о русскоязычной белградской газете информации не могут быть названы даже свидетельством в единственном числе, и уж тем более – во множественном. Ведь в этой же работе Асов признает, что выдвигавшаяся им ранее версия об изучении дощечек в 1922 г. преподававшим в Белградском университете историком А.В. Соловьевым абсолютно несостоятельна.
 
Асов: «А есть свидетельства (правда, не подтверждённые юридически) они относятся к 1928 году».
 
«Влесовед» заботливо не уточняет – какие именно. Насчет опять же множественного числа ничего пояснить не могу, а вот про 1928 год с удовольствием вам расскажу. И если я вдруг ошиблась, и это не единственное свидетельство с той датой, то влесовцы всегда могут меня поправить… с фактами в руках.
 
А пока мы имеем лишь слова из опубликованного в журнале «Жар-Птица» письма в редакцию от А. Кура (09.1953) по поводу «дощьек» Изенбека: «Я получил от моего знакомого из Брюсселя один текст, который у меня имеется и сейчас. Есть у меня предположение, не является ли этот текст содержанием одной из таких досочек. Он начинается так: «В исконные веки, память о коих в стародавности утопла, сидело наше славянское племя в полуденной Земле, несказуемой красы и обилия всяческого. Стих 2… Есть ли Земля та ище на миру, али сгинула невозратно в морской пучине, то незнаемо, только ведомо, што праотцы наши после долгия и мирныя жизни, премного горестей, бед всяческих и напастей перетерпели от чернова злова племени, имя же ему Дасуй, из за гор прибывшего». Вот частичка древняго сказа, полученного мною в 1928 году. Согласно данных полученных мной, или обьяснений, весь текст был записан без раздела на слова, фразы, без знаков препинания. Кто делал перевод древнего языка, я не знаю. Не знаю также, какими знаками все это было записано».
 
Как видите, текст не имеет отношения к Влескниге. Написание без разделения слов не является специфическим признаком, оно давно было известно по многочисленным древним рукописям. При большом желании можно отыскать сходство в названиях «злое племя Дасуй» и «злое племя дасуво» с дощечки 4г. Странно, что сам Кур ничего подобного не отметил, публикуя в январе 1954 в том же журнале статью, где была и цитата с «дасуво». Кстати, это последняя странность. А вот первая заключается в том, что столь загоревшийся переводом и комментированием Влесовой книги Кур вовсе не обратил внимания на другой древний памятник письменности. С 1928 года не удосужился поискать, разузнать, подтолкнуть к публикации. А ведь не случайно ему в руки попал «сказ», его знакомый прислал!
 
Тут еще и вторая странность есть, и состоит она в том, что человек четверть века держит у себя ненужную бумажку, но зато сразу ее находит, как ею надо подкрепить новоявленные дощечки. Есть и третья – чрезмерное сходство «перевода» с безграмотной стилизацией. Есть и четвертая – отсутствие указанного текста среди доступных историкам. Что ж Кур, радеющий за русское прошлое, так недоглядел? Может, всё объясняет пятая странность? Заключающаяся в расплывчатости информации. Кто перевел – неизвестно, где оригинал – неизвестно, как он выглядел – неизвестно, каков был объем – неизвестно, какова судьба хоть перевода, хоть оригинала – неизвестно. Даже имя знакомого неизвестным остается (чтоб никто его не переспросил?). Зато он не откуда-нибудь, а из Брюсселя, эту наиважнейшую деталь Кур сообщил-таки читателям… Впрочем, это я уж отвлеклась, пока не о Куре речь, а о доказательствах существования дощечек.
 
Асов: «Ю.П. Миролюбов много писал о находке дощечек с 1928 года и публиковал тексты уже начиная с 1947 года».
 
Кому, где он писал, да еще «много»?! И аж с 1928 года, хотя по мнению самого же Асова («Ещё раз о тайнах Книги Велеса», Наука и религия, № 5, 2000), Миролюбов с дощечками познакомился-то только в том же году. И сразу начал писать что-то о текстах, которые едва мог прочесть? Отслеживая по переписке Миролюбова и Кура то, как Юрий Петрович мелкими порциями готовил тексты для публикации в журнале, невозможно и предположить, что он уже их издавал ранее. И, конечно, влесовцы не приводят (и не приведут, за отсутствием) никаких указаний на публикации текстов Влесовой книги «начиная с 1947 г.», потому что впервые строки из дощечек были напечатаны в 1954 году, в «Жар-Птице».
 
А что я спорю? Вон Асов сам с собой отлично спорит и без моего участия. В той же работе, где утверждает, что Миролюбов писал о находке с 1928 года, он спокойно на другой странице сообщает, что: «Первое документальное свидетельство Ю.П. Миролюбова о дощечках относится к 1942 году (согласно датированным и подтверждённым юридически документам из архива Музея Сан-Франциско, теперь они переправлены в Госархив РФ в Москву, фонд 10143)».
 
Как обычно, непонятно, откуда множественное число документов, сам же Асов писал об одном обращении по поводу пропажи, ну да уж… Жаль, автор не объясняет, что надо подразумевать под «юридическим подтверждением» документов. Звучит-то веско, а суть? Раз документы пришли из архива Музея русской культуры, в который передал свои бумаги Миролюбов, они не могут быть подлинниками из архивов Брюсселя. Юрист может подтвердить соответствие копии и оригинала. Судебная экспертиза может подтвердить возраст бумаги и чернил, а также подлинность печатей или штампов. Экспертиза не проводилась. И какая могла быть ситуация, чтобы нотариус сделал и заверил копию с рядового обращения с жалобой на нехватку в унаследованном имуществе? Нет, я не придираюсь, я просто пытаюсь понять, о чем речь. Даже если есть эта жалоба Войцеховскому по поводу кражи, там точно не описывается ни тип алфавита, ни содержание текстов. Как именно там дощечки названы и что о них сказано? Асов, конечно же, не цитирует. Скорее всего, в архиве лежит либо ответ на жалобу, либо миролюбовский черновик. В любом случае, само по себе наличие этих бумажек есть именно то, чем автор их и назвал: «свидетельство Миролюбова». И оно не доказывает, что дощечки были.
 
Асов: «Я уж не говорю о свидетельствах 19-го века!»
 
И правда, лучше бы не говорил! Догадываетесь? Нету никаких свидетельств. Есть лишь буковые дощечки с текстами на них, вычитанные в описи Сулакадзева. О которых там сказано, что они увезены в Моравию. Осталась сущая ерунда, право… доказать, что упомянутые Сулакадзевым дощечки – это те самые. Да, вот такая я мелочная. Хотя, имейте в виду, если укрупнять, то сначала придется разбираться еще и в том, а были ли хоть какие-то дощечки у Сулакадзева. То есть, подводя промежуточный итог, приходится признать, что самой нижней границей синхронного упоминания о дощечках является 1941 год. Год смерти Изенбека. И писал о них до 1953 года только Миролюбов.
 
А. Асов «Книга Велеса», М., Наука и религия (1997): «Вернёмся в послевоенные годы. После исчезновения «Книги Велеса» Ю.П. Миролюбов, имеющий копию «дощечек», не раз обращался к разным учёным и университетам».
 
И, разумеется, никаких названий, имен и дат. А жаль, такая красивая картинка разваливается на глазах: сидит Миролюбов и «обращается к университетам».
 
А. Асов «Тайны «Книги Велеса»» (2001): «Или вот приезжал профессор Дмитрий Вергун, с которым Миролюбов был знаком еще в Пражском университете, он посмотрел на копию дощечек, восхитился… но у него уже был билет на пароход в Штаты. И вот он пишет из-за океана, требует, просит, умоляет Миролюбова, чтобы тот прислал ему копию… Но как ему понять проблемы самого Миролюбова. Чем требовать, прислал бы хоть доллар…».
 
Плачу и рыдаю, вот из-за какого-то доллара хиреет русская история!.. Вам кажется, что я ехидничаю? Нет, это я так думаю. Думаю – неужели Миролюбов не знал о практике наложенного платежа, применявшейся и в дореволюционной России и уж тем более в Европе середины 20 века? Размышляю, где же эти профессорские письма с умоляниями? Что-то не видать… А еще у меня мысли бродят насчет странностей очередных. На сей раз географических. Как можно ехать из Югославии к пароходу, отходящему в Штаты, через Брюссель? Да еще так, чтобы не иметь в запасе дня на внимательное ознакомление с уникальным документом? Ну, если предположить, что Миролюбов ему написал о дощечках. А предположить придется, поскольку иначе появление Вергуна и вовсе необъяснимо.
 
И опять влесовская натура проявляется. Автор называет Вергуна профессором, не упомянув, что если тот и видел, если и восхитился, то это было мнением отнюдь не историка или лингвиста, а писателя и филолога, специализировавшегося на литературе 16-17 веков.
 
Из сказанного на этот счет самим Миролюбовым мне попалась лишь пара строк. В них минимум конкретных сведений. И о восторгах и просьбах прислать копию ни слова. Письмо Ю. Миролюбова А. Куру, 13.11.1953 (ГАРФ Фонд 10143, архив П.Т. Филипьева, опись 80, рулон 14): «О Дощьках знал проф. Дм. Вергун, недавно умерший в Штатах. Кажется, в письмах он о тексте высказывался; опять-таки его письмо нужно разыскать».
 
Если Асов прав, и Вергун читал переписанный текст перед отъездом в Америку, то дощечек он уже видеть не мог, ибо это было после окончания войны (Александров Е.А. «Русские в Северной Америке», 2005). Какой год имеет в виду Миролюбов? Не понять. Он вообще выбрал очень осторожный оборот: «знал». Для того, чтобы просто знать, можно было и с текстами не знакомиться (хоть в Брюсселе, хоть по почте), не то что не держать доски в руках. А письмо от Вергуна, кто б сомневался, так и не нашлось.
 
В том же письме, отвечая на вопрос Куренкова, Миролюбов писал: «К.Н. Платунов об этих Дощьках вряд ли знает. Так как Изенбек был чрезвычайно ревнив к своей находке и никому ея не показывал, справедливо полагая: украдут! Поди, ищи тогда!»
 
Дивные нравы в среде эмиграции… Воровали друг у друга потрепанные дощечки. Ой, нет, эти святые воины великой Руси, проигравшие битву с инфернальным коммунистическим злом, крали друг у друга памятники русского величия! Зато впечатлитесь – как внезапно вырастает фигура самого Миролюбова, единственного, кого Изенбек уважил своим доверием.
 
А кто такой Платунов, с чего Кур о нем спрашивает? А он эмигрант, который, живя в Брюсселе, переиздавал старинные русские рукописные памятники (Миролюбов «Риг-Веда и Язычество» с.104). Да, такому человеку показывать дощечки было низзя!
 
Письмо Ю.П. Миролюбова С. Лесному (16.06.1956): «Изенбек был до крайности ревнив к ним, и никому их не показывал. <...> Не думаю, что он показывал многим дощьки, а если показывал, то бельгийцам, ибо русским не особенно доверял, да они и не интересовались такими вещами».
 

Сергей Яковлевич Парамонов (псевдоним — Сергей Лесной)

Вы ж понимаете, кто найдет неименованных бельгийцев, а своих в эмигрантских кругах могут и отловить с вопросами. А прокол заметили? Нет?! Миролюбов в течение 15 лет переписывал буковки с дощечек, не выпускаемый Изенбеком за пределы мастерской, корпел день за днем. И теперь не до конца уверен в том, показывал ли Изенбек доски, часто ли и кому? Вместо твердого «никогда и никому» из письма Куру 1953 года, и здесь тоже наметившегося было в первой фразе, ко второй вдруг появилось «не думаю, что многим». А уж сообщение, что русские «не интересовались» вообще ни в какие ворота не лезет. Только тех, кого мы знаем в лицо, уже трое – Экк, Шефтель и Платунов. На самом деле, среди эмигрантов было куда больше образованных людей, которые могли понять ценность памятника древнейшей русской письменности и помочь его сохранить.
 
А. Асов «Тайны «Книги Велеса»» (2001): «Юрий Петрович уже стар, ему 61 год, и он болен, у него артрит, он отравлен из-за работы на химических предприятиях. Потому часто ошибается: не может вспомнить имен, теряет отзывы ученых, исследовавших «дощечки» до войны: Александра Экка, Марка Шефтеля, Дмитрия Вергуна, также еще одного ученого, видевшего «дощечки» в 1935 году в Брюсселе и переехавшего в США».
 
Ну, в общем-то, правильно… борзеть, так по полной. И ничего, что Экк, по утверждению самого Асова, дощечек не только не изучал, но и не видел, следовательно, отзываться не мог. Шефтель, как отлично Асову известно, отрицал знакомство и с дощечками и с Миролюбовым. Причем даже по «обоснованной» фантазиями автора и его соумышленников версии о причастности Шефтеля к пропаже дощечек, ученый никакого отзыва не писал. Вергун, как Асов сам пишет, бежал на пароход и глянул мельком на миролюбовскую копию – какие отзывы он мог оставить? И что за безымянный «еще один»? Или Асов неудачно построил предложение и «еще один» относится к Вергуну? Но он в Штаты перебрался после войны и к чему тогда 1935? Если же не по Асову, а по фактам, то ни один из ученых нигде, никогда, ни в какой форме не признавал хотя бы случайно дошедших до него слухов о дощечках, тем более личного с ними знакомства.
 
Как удобно, правда? Надавить на жалость, больной, отравленный. Но артрит на память не влияет, а 61 год отнюдь не глубокая старость, и, несмотря на химические предприятия, Миролюбова очень даже хватило на то, чтобы переехать из Бельгии в Америку, стать собственником и редактором «Жар-Птицы», а вдобавок написать не одну книгу, большими кусками цитируя селян и селянок, с которыми разговаривал еще до революции.
 
Миролюбов путается, ошибается, забывает, не находит… Бывает? Бывает. Знаете, что настораживает? Наличие системы в провалах памяти и рассеянности. Переписанные им тексты дощечек все на месте, все нашлись. А вот письмо от Вергуна, открытка от Шефтеля, могущие хотя бы косвенно подтвердить наличие дощечек – нет. Имена Вергуна и Экка помнит, они умерли и не смогут ничего опровергнуть, а вот живого и способного ответить на вопросы Шефтеля – забыл.
 
Среди нагромождения небылиц и откровенных подтасовок есть только одно указание на существование дощечек, которое производит благоприятное впечатление. Асинхронное, но хоть что-то. Та самая заметка 1923 года. О ней впервые было упомянуто в письме П.Т. Филипьева в газету «Новое Русское Слово» (18.03.1967): «…Заметка в Новом Времени (в Белграде) в период между январем и концом июня 1923 г. В заметке этой сообщалось вкратце о том, как, кем и где дощечки Изенбека были найдены, как они исторически ценны и какого периода русской истории они касаются. О самом Изенбеке в заметке сообщалось, что он собирается их издать, а пока что выезжает во Францию».
 
Можно ли спустя 44 года точно вспомнить газету? Можно, если читал тогда только ее. Можно ли вспомнить дату публикации не особо значимой на тот момент заметки? Это уже вызывает сомнения, но, если она оказалась сассоциирована с какими-то лично важными событиями, при хорошей памяти все-таки возможно. Можно ли спустя столько лет помнить не суть заметки, а все ее содержание, включая незнакомую фамилию и подробности насчет следующего пункта назначения Изенбека? Маловероятно.
 
Легкие сомнения утяжеляются от ответного письма в ту же газету Ю.П. Миролюбова (21.04.1967): «Г. Филипьев сообщает, что в 1923 г. в Новом Времени в Белграде было об этом напечатано. Никакой такой заметки, даже краткой, в Новом Времени напечатано не было. Его ввели в заблуждение».
 
Собственно, а откуда Миролюбову, который познакомился с Изенбеком уже в Брюсселе, это известно? То он не уверен даже в том, показывал ли Изенбек дощечки кому-то в Бельгии, то он наверняка знает, что в Югославии не было даже нескольких строчек? Чисто теоретически, можно предположить, что Федор Артурович, показывая свое сокровище, сказал, что ранее о дощечках никому не сообщал. Но тогда Миролюбов должен был написать «со слов Изенбека», ведь точнее он не знает и знать не может.
 
Никого не удивляет, что Миролюбов счел нужным спорить с доказательством существования дощечек? Что он вообще счел нужным отозваться на эту реплику Филипьева? Меня вот – ни капли. К этому времени отношения между Филипьевым и Миролюбовым уже были напряжены до предела. Павел Тимофеевич считал Юрия Петровича лгуном и не стеснялся это высказывать. И все из-за Влескниги.
 
Филипьев, несмотря на миролюбовскую отповедь, мнения своего не изменил. В письме к Н.В. Казакову от 8.10.1968 (ГАРФ. Фонд 10143, архив П.Т. Филипьева, опись 80, 2 рулон) он снова возвращается к этой теме: «…в статье в марте, апреле, или до середины мая. Было еще холодно и мой приятель, принесший эту газету, был в зимнем пальто. Статья была на второй странице, во второй строке справа».
 
Теперь уже Филипьев уточняет, что заметку видел лично он, то есть, никаких «заблуждений» нет. Однако в приводимых им деталях очевидна неувязка. В 1967 году он определял время публикации «с января по конец июня», затем сменил на «середину мая». Не знаю, где именно в Югославии он жил в те годы, но это не настолько северная страна, чтобы в мае-июне ходить в зимнем пальто…
 
В письме Филипьева Ю.Г. Калянскому от 27.12.1968 (ГАРФ. Фонд 10143, Архив П.Т.Филипьева, опись 80, рулон 16) появляется еще одна мелочь: «…По-видимому, сам Суворин (без подписи) поместил статью с краткими сведениями об обнаружении Ф.А. Изенбеком дощечек». И вот тут мне становится совсем трудно доверять его рассказу. Даже с абсолютной фотографической памятью невозможно спустя 45 лет помнить о том, была ли под заметкой подпись.
 
В статье «Многострадальные Дощечки» октября 1968 г. Филипьев поясняет, что со школьных лет увлекался археологией и в юности дважды ездил на раскопки скифского кургана. «Поэтому так остро запечатлелась эта статья в памяти». Оно, конечно, понятно, причина веская. Но… почему-то Павел Тимофеевич, уже почти десяток лет занимающийся переводом дощечек, никогда раньше, до разгоревшегося конфликта с Миролюбовым, не вспоминал о той заметке. Еще 20.05.1966 он писал В.В. Шавинскому: «В 1958 г. читая журнал Жар-Птица, в котором они <дощечки> публиковались, заинтересовался ими…». Как видите, в 1958 году Филипьев не радовался тому, что привлекшие его внимание исторические реликвии нашлись, не узнавал однажды им вычитанную фамилию Изенбека. По его собственным словам, он и заинтересовался-то дощечками, прочитав журнальные статьи.
 
Но я не думаю, что Филипьев сознательно лгал. В начале 70-х он пишет в Народную библиотеку Белграда в честных попытках найти ту самую заметку (ГАРФ. Фонд 10143, Архив П.Т. Филипьева, опись 80, 2 рулон). Правда, на этот раз он говорит уже о дате между январем и м.б. концом сентября. И вместо второй страницы появляется третья. Но суть осталась прежней: «…во время гражданской войны в России капитан или полковник Ф.А. Изенбек нашел в разгромленном имении древние дощечки с древнерусскими историческими и культовыми текстами на них, приблизительно V-VI век. В конце статьи сообщается, что Изенбек едет в Париж, где и предполагает эти тексты опубликовать». Он отправляет деньги человеку в Югославии, чтобы тот провел поиск. Но в мае 1973 Кольгицкий ему сообщил, что Народной библиотеки не существует и номер газеты найти не удалось. Искал, кажется, много позже еще и Асов, но доступная ему подшивка была не полна.
 
То есть, документа нет, дневниковых записей или писем 1923 года по этому поводу тоже нет. Только позднее свидетельство… Которому была бы вера, если бы Филипьев вспомнил о заметке не через 10 лет после знакомства с дощечками, а сразу. Если бы он говорил о намерении художника устроиться в Париже не после активнейшей переписки со всеми знакомцами Изенбека и изучения его маршрутов. А главное – если бы не было очевидного мотива. Личное общение с Миролюбовым вызвало в Филипьеве искреннюю неприязнь к переписчику Влескниги, подкрепленную очевидным несовпадением фактов и россказней Юрия Петровича. Однако придти к выводу о подложности текстов дощечек Филипьев не мог, поэтому в качестве настоящего героя он стал видеть Изенбека, чем испортил отношения в том числе и с Лесным, отстаивавшим героизм Миролюбова. В апреле 1967 они уже обменивались любезностями на страницах эмигрантского «Нового Русского Слова».
 
В качестве рабочей гипотезы могу предположить, что какая-то заметка о ценной рукописи, вывезенной кем-то из эмигрантов (или чем-то подобном), действительно была в газете. По прошествии лет Павел Тимофеевич помнил ее довольно смутно. И, в конце концов, сам себя убедил, что в ней было именно об Изенбеке и дощечках.
 
В статье «Многострадальные Дощечки» октября 1968 (ГАРФ. Фонд 10143, Архив П.Т.Филипьева, опись 80, 16 рулон) П.Т. Филипьев недвусмысленно сообщает причину, по которой для него так важна старая публикация: «В древнерусском языке Изенбек разбирался тоже не плохо, это видно по тем сведениям, которые он дал, еще до изготовления списков, о содержании дощечек и о их исторической ценности, для статьи в одном из весенних номеров 1923-го года суворинского белградского Нового Времени».
 
И правда, чтобы сказать, о чем в дощечках написано, да еще и приблизительно датировать их, надо быть человеком разбирающимся, и хорошо разбирающимся. А у Филипьева была высокая цель – доказать, что Миролюбов лишь паразитирует на том, что сделал покойный художник. Он постоянно развивает тезис о том, что Изенбек понимал тексты, что он их разбирал, поручая Миролюбову иногда заняться мелочами с осколков, что он делал фото. И что Миролюбов специально уничтожил первичные тексты, подготовленные Изенбеком. В этом русле шло и выдвижение заметки – не для доказательства существования дощечек, в этом Филипьев никогда не усомнился, а для подчеркивания способности Изенбека оценить написанное и его ответственного отношения к сокровищу, оказавшемуся у него на руках. Миролюбов отлично это понимал, потому и выступил с возражением.
 
И все-таки, пусть белградская заметка не обнаружится и иных доказательств реальности дощечек нет. Можно ли считать, что Изенбек их от всех прятал, по соображениям секретности или от гадостности характера – не показывал, не рассказывал, и не давал их выносить из мастерской? Можно ли полагать, что они были, хоть их никто не видел? По-моему, нет. И не только потому, что существование досок не подтверждено, но и потому, что они «не видны» в два момента, когда просто-таки должны были стать заметны.
 
Письмо В.С. Крылатова П.Т. Филипьеву, посланное из Брюсселя 26 сентября 1968 (ГАРФ Фонд 10143, Архив П.Т.Филипьева, опись 80, рулон 2): «К счастью, нотариус разрешил на месте познакомиться с протоколом и описью имущества, оставленного Изенбеком. Свидетельствую: дощечки в протоколе не упомянуты». Без комментариев. Такая ценность и…
 
Письмо Н.В. Казакова П.Т. Филипьеву, апрель 1969 (ГАРФ Фонд 10143, Архив П.Т.Филипьева, опись 80, рулон 16): «На мой вопрос происхождения дощечек Калянский категорически ответил… что у Изенбека никакого багажа не было. Изенбек был ранен в Сев.Таврии и был вывезен из России Голбаном без вещей каких либо».
 
Насчет багажа, разумеется, больше никакой источник нам поведать не сможет, но что у двух сослуживцев была причина помнить, в каком виде их приятель Изенбек покидал Родину – удостоверено. В уникальном ротапринтном издании «50 лет верности России, 1917-1967» (Париж, Изд. марковцев-артиллеристов, 1967), собранном из воспоминаний бывших чинов марковского полка, сказано, что за 10 дней до эвакуации врангелевцев из Крыма командир 4-й батареи полковник Изенбек был ранен при переправе через пролив, соединяющий Сиваш с Азовским морем.
 
На выезде из России дощечек нет. И при окончании всех земных путей дощечек тоже нет. Решайте, были ли они вообще когда-нибудь? Кстати, не забудьте отметить, что невидимками были не только дощечки, якобы ревниво хранимые драконом-Изенбеком. До смерти Изенбека никто не видел и миролюбовских переписок, которые тот спокойно уносил домой. Тоже ведь нету свидетельств, вот незадача! Одни лишь слова Юрия Петровича. Дело не только в том, что он слишком много привирал, чтобы ему можно было верить. Любая вообще информация должна быть подтверждена независимым источником. Иначе это не данные, а максимум повод для размышлений.
 
Часть 5. Копия с копии

Надеюсь, вы заметили, что если из истории «обретения» дощечек вычесть известное исключительно со слов Ю.П. Миролюбова, то в сухом остатке будет лишь написанный его рукой современной графики текст Влесовой книги и… о да, пара-другая плохого качества фотокопий неизвестно с чего. Итак, эти фотокопии становятся аргументом в споре о том, был ли мальчик, тьфу, были ли дощечки. Ну что ж, разберемся?
 
Для начала о терминах. Негатив – изображение объемного или плоского объекта на прозрачном носителе. Фотоснимок и фотография – одно и то же, привычное нам по портрету в паспорте изображение объемного или плоского объекта. Фотостат и светокопия – одно и то же, родственное ксерокопии изображение плоского объекта. Фотокопия – в строго техническом употреблении означает то же, что фотостат, однако очевидно, что Миролюбов использовал это слово для обозначения любого типа копии, будь то фотография или фотостат.
 
В письме Ю. Миролюбова А. Куру от 26.09.1953 (опубликовано в «Жар-Птице» за 01.1954) сказано: «Фотостатов мы не могли с них сделать, хотя где-то среди моих бумаг находится один или несколько снимков. Если найду, то я их с удовольствием пришлю».
 
Запоминайте – статов нет и не было! Но пока жива уверенность, что снимки есть. Через пару месяцев она куда-то испарится. Или госпожа Миролюбова как раз в этот период и провела уборку?
 
В письме Ю. Миролюбова А. Куру от 13.11.1953 (ГАРФ Фонд 10143, архив П.Т. Филипьева, опись 80, рулон 16, 14) речь идет сумбурная: «Насчет фотографии не могу утверждать, что она есть, ибо у меня тоже жена-иностранка и, думая навести порядок, кое-что просто выбросила из бумаг! Драма была очень большая, но исправить ничего нельзя. Попала ли туда, кажется, одна или две фотографии, не знаю. Надо еще искать».
 
Миролюбов как бы не помнит, сколько всего снимков? Один? Два? По тексту нельзя понять – всего ли их было парочка или пропасть могла 1-2, а других он просто в упакованном к переезду в США грузе найти не в состоянии. Но главный затык не в этом. Человек, потративший 15 лет на переписывание дощечек, прикипевший к ним, понимавший их важность, переживает их потерю в 1941-42 гг., причитает в своих заметках и письмах по поводу хищения. И при этом не озаботился сохранить последнее, что осталось от подлинника? Не бережет как зеницу ока или хотя бы как вестовой берег мешок с дощечками в Гражданскую? Не помнит где и что из очень небольшого количества фотокопий у него лежит? Собрал бумаги для переезда, но не проверил – целы ли фото (даже если не сумел проверить сразу после жениной уборки).
 
Все мы люди, все мы ошибаемся, жизнь у него была тяжелая, и чего вы от него хотите… Это само собой. Только вот либо Миролюбов осознавал, что это за величайшая была находка – и тогда понятен каторжный труд по переписыванию дощечек, либо он не уяснил, как важно для русских-украинцев сберечь национальное достояние – и тогда понятно небрежное отношение к единственному следу, который оставили в этом мире дощечки. То и другое одновременно невозможно.
 
Между тем, в журнале «Жар-Птица» за ноябрь 1953 появляется Экстра-страница. В ней от лица редакции (вероятно, сам редактор Н. Чирков) читателям сообщают: «Мы получили из Бельгии фотографические снимки с некоторых из «дощьчек»». По-человечески понять их можно – задохлое ротапринтное издание. Сенсации привлекают читателей. Всю жизнь ради денег все всем лгут. Но, согласитесь, эта ложь слишком далека от правды, ведь Миролюбов даже не обещал в туманном будущем предоставить фотокопии. Как они собирались выкручиваться? Или… так и выкрутились?
 
В январе 1954 г. из Брюсселя в Сан-Франциско летит очередное письмо Миролюбова Куру (Фонд 10143, опись 47, Архив Ю.П.Миролюбова, рулон 10), в котором – о радость! – копии. «Честь имею приложить фотоснимки плохого качества четырех страниц Дощек, которые я нашел в моих бумагах. <...> Если мне удастся добыть лучший оттиск с негативов, я его пришлю незамедлительно».
 
Не посылать негативы с почтой, рискуя их потерять – очень правильно. Строго следуя тексту, мы должны бы придти к выводу, что посланы 4 фотографии. В ответном письме Кур подтверждает получение снимков. Вопрос: и куда только они потом делись?
 
Письмо А. Кура Ю. Миролюбову 9.02.1954 (ГАРФ Фонд 10143, Архив П.Т. Филипьева, опись 80, рулон 16, 14): «Вчера получил долгожданные снимки с дощек. Сердечное Вам спасибо. …Я могу теперь документально подтвердить всякому Фоме неверному, что текст дощек является действительным документом».
 
А что, у кого-то уже тогда возникли сомнения? Или это он превентивно? Впрочем, «ученый» Куренков очень сильно заблуждался, если считал, что сама по себе фотография может служить документальным подтверждением существования дощечек или, тем более, древности текста. Для первого нужна квалифицированная экспертиза, какая проводится в суде, а для второго – особая совместная работа профессиональных лингвистов и историков. Примечательно, что обладатели снимков позаботились о том, чтобы ни то, ни другое не было проведено.
 
Письмо Ю. Миролюбова А. Куру (ГАРФ Фонд 10143, Архив П.Т. Филипьева, опись 80, рулон 16, 14), дата которого не отмечена, по событиям в тексте м.б. март 1954: «Не могу порыться в моем архиве, отчасти уже упакованном. <...> Думается мне, что там есть и несколько фотостатов. Впрочем, я в этом не вполне уверен».
 
Вот как в сентябре 1953 человек уверенно заявляет, что фотостатов делать не могли, а через полгодика меняет показания? И опять он не знает, есть они у него или нет. Но могут быть, хотя раньше не могли… Мы, конечно, живем в изменчивом мире, но не настолько же!
 
Летом 1954 г. Миролюбов наконец переезжает в США. В сентябрьском номере «Жар-Птицы» того же года появляется статья А. Кура о дощечках Изенбека (Фонд 10143, опись 47, Архив Ю.П. Миролюбова, рулон 10). «Нами получены фотографические снимки с некоторых уцелевших дощьчек. <...> К великому сожалению, отпечатать фотоснимки с дощьчек невозможно из-за слабой ясности букв на снимках».
 
Не знаю, что там со «слабой ясностью», но через год после получения снимков Кур наконец впервые публикует одну из дощечек (т.наз. 16а). Вот она, страница из февральского номера «Жар-Птицы» за 1955 год, наверху над текстом.
 
Сами видите – несмотря на подпись «фото-снимок с одной из древних Дощек Изенбека», журнал предложил вниманию читателей просто рисунок. Больше ни одна из посланных еще из Брюсселя копий ни в каком виде опубликована Миролюбовым и Куром не была до самого закрытия журнала. (И тут я готова поверить влесовцам, когда они признают, что и после – тоже.)
 
Прелюбопытно, что на картинке из «Жар-птицы» у дощечки большие поля и слева вверху имеется знак, изображающий некое животное, а во всех последующих публикациях (у Лесного, Жуковской, Творогова, Асова) – полей нет и глифа тоже. Эээ… т.е. в журнале было опубликовано вообще не пойми что фэнтезийное? Через год, 26 февраля 1956, Ю. Миролюбов отвечает заинтересовавшемуся дощечками С. Лесному: «Кроме 3 фотокопий у меня есть лишь текст, переписанный мной». Почему из 4 осталось 3? Ладно, допустим, что он имел в виду только не изданные.
 
Но в другом письме примерно этого же времени Миролюбов опять сбивается со счету (цит. по: Асов А. Тайны «Книги Велеса» М., Аиф-Принт, 2001 – где приведено без атрибуции): «Чтобы «дощьки» сфотографировать, мы не могли и мечтать. <...> Однако, за эти годы я сумел сделать пять фотокопий, одна из которых фотографическая, а четыре остальные светокопировочные». А как же 4 фотоснимка, посланных Куру? А как же первоначальная версия с отсутствием фотостатов?!
 
Чтобы пытающимся разобраться жизнь раем не казалась, в «Жар-Птице» ноября 1958 выходит очередная статья А. Кура, где о дощечке «Влес книгу сю…» (т.наз. 16а) говорится: «Это единственная дощечка, фотография и фотостат которой имеются на руках. Фотография этой дощечки очень хорошая. Буквы-знаки текста очень ясны и отчетливы. <...> Фотостат вышел плохим и расплывчатым».
 
Оказывается, фотография-то хорошая, буквы четкие. Однако сначала под предлогом плохости фото не репродуцировалось, а потом дали лишь что-то вроде перерисовки, и вот уж журнал не на ротапринте печатают, а в типографии – почему бы это внятное фото не воспроизвести? Нет, не дождетесь!
 
Письмо П. Филипьева В. Шавинскому, 20 мая 1966 (ГАРФ Фонд 10143, архив П.Т. Филипьева, опись 80, рулон 16): «Наконец, после некоторых усилий и неудач, достал <...> несколько неудачных фотостатов и одну хорошую фотографию». В личной записке «Заметки для памяти», того же дня (ГАРФ Фонд 10143, опись 80, Архив П.Т. Филипьева, рулон 2) Филипьев выразился точнее: «Три сохранившихся, хоть и плохих, фотостата и одна хорошая фотография (негатив)».
 
Письмо А. Кура П. Филипьеву, полученное 28.06.1967 (ГАРФ Фонд 10143, опись 80, Архив П.Т. Филипьева, рулон 2) опять затрагивает эту тему: «[Жена Миролюбова] сожгла их <...> и только случайно сохранившийся фотографический снимок с дощечки с текстом о Влесовой книге… сохранился у него. Вы его видели и пересняли. Вместе с этим снимком, Миролюбов прислал мне и ряд световых снимков – копий некоторых дощечек, но весьма плохо снятых. Вы тоже их видели».
 
Письмо П. Филипьева Б.Г. Унбенгауну от 02.08.1968 (ГАРФ Фонд 10143, опись 80, Архив П.Т.Филипьева, рулон 2): «В моих руках была только одна фотография дощечек, негатив, 3 неудачных фотостата дощечек». Заметьте – у Филипьева, который всего на 4 года моложе Миролюбова, никакой неразберихи в числах и определениях нет.
 
Для тех, кто пользуется цифровыми фотоаппаратами и плохо знаком со старым методом фотосъемки, поясняю – Филипьеву дали возможность сфотографировать снимок дощечки 16а и так получился тот негатив, который Филипьев упоминает. Он не является оригиналом даже второго уровня.
 
С. Ляшевский в работе «Русь доисторическая» (1973) подводит итог: «Дощечка крупными буквами осталась неопубликованной. <...> Фото пропало, а сохранилась лишь светокопия с фото». Он говорил о т.наз. дощечке 16б, которую он все же привел в своей книге, хотя качество было невысокое. С чего Ляшевский взял, что фото было – не понятно. Вероятно, вывод сделан на основании того, что имелся фотостат. Однако, если и можно с фотографии сделать фотостат (в чем я совсем не уверена), то качество будет заведомо поганым. Зачем же было выбирать такой способ? Даже если негатив был утерян/отсутствовал, надо было просто переснять фото.
 
Мы с моим занудством задались вопросом: а куда же девались негативы, о которых писал Миролюбов Куру в январе 1954 г.? И пришли к незатейливому выводу… Можете проделать логические шаги сами, исходя из ясных фактов.
 
1 – Куренков со слов Миролюбова сообщил, что тот получил фотографии дощечек в наследство. О негативах не упоминается.
 
2 – Вероятную пропажу фотографий во время уборки Миролюбов назвал драмой, а ведь будь на руках негативы, отпечатки с них всегда можно сделать.
 
3 – Миролюбов о негативах не говорил, отвечая обычно, что у него есть сделанная им одна фотографическая копия (в переводе на удобопонятный русский это должно означать фотоснимок).
 
4 – Нигде Миролюбов не печалится по поводу пропажи негативов. Хоть вместе с дощечками, хоть в процессе жениной уборки, хоть в свалке переезда – нигде они у него не пропадали.
 
Ну, как у вас? У меня получается, что негативов не было. Ладно, сформулирую аккуратно-аккуратно: у Миролюбова негативов не было.
 
А как же его письмо? Перечитаем внимательно: «Если мне удастся добыть лучший оттиск с негативов, я его пришлю незамедлительно». Вообще, разбирать письма Юрия Петровича немногим легче, чем Влескнигу. Этот «писатель» крайне неопрятен в подборе слов и их расстановке. Почему-то «оттиск» в единственном числе, а «негатив» во множественном, хотя должно быть наоборот. К тому же, с того, что принято в фотоделе называть негативами, делают не оттиски, а отпечатки. И особенно глаз цепляется за слово «добыть»… Будто и не о банальнейшем походе в фотолабораторию речь? Короче, я совершенно не понимаю, что он говорил и что он хотел сказать, но что бы это ни было, два обстоятельства остаются неизменными: ни в какой момент Миролюбов никому не обещает хотя бы показать негативы и нигде ни в каких архивах их не обнаружилось.
 
А поскольку и фотографий нет, которых можно было бы сделать по несколько штук, имея-то деньги на переезд по ту сторону Атлантики и покупку журнала – то я остаюсь при своем обоснованном мнении: не было негативов.
 
Влесовцы пытались посчитать сделанные Миролюбовым копии. Как они не набирают, больше 7 не получается – а это слишком мало по сравнению с 12-15 годами усердного переписывания. И вот только не надо говорить о бедных эмигрантах, которые не могли себе позволить такую неслыханную роскошь, как пара фотографий в год на двоих! К тому же, даже в этих скромных подсчетах влесовцы лажают. Судите сами. Открываем А. Асова (Тайны «Книги Велеса» М., Аиф-Принт, 2001) и И. Додонова (Истоки славянской письменности, Вече, 2008).
 
Асов: «В следующее же письмо Миролюбова была вложена неизвестная нам светокопия дощечки II 11а «Прославление Триглава», цитаты из коей в «Жар-птице» (№ 1 за 1954) и были опубликованы А. Куренковым».
 
Додонов, цитирует письмо ноября 1953 и вслед за Асовым (ссылаясь на него) повторяет: «С этим же письмом А.А. Куренкову была послана копия дощечки 11А. Выдержки из текста этой дощечки А.А. Куренков опубликовал в «Жар-птице» в январе 1954 года; причём выдержки эти были воспроизведены древними буквами, т.е. взяты с копии, а не с транслитерации».
 
Очень смелые выводы. Что останется от них при внимательном рассмотрении? Пшик. Письмо Миролюбова Куру от 13.11.1953 доступно. В нем более чем четко сказано, что, если жена не выкинула, то где-то есть одна-две фотографии. А то, с чего (некачественно) сдирал буквы Кур-Куренков шло далее: «Прилагаю, при этом еще текст Дощьки с молитвами. <...> Начертание слов было такое… <...крупно написаны слова ...> Вот значит, приблизительное начертание текста». Написаны буквы просто от руки, чтобы дать общее представление, и только!
 
Полюбуйтесь, здесь я совместила для удобства сравнения публикацию А. Кура и выдержки из письма:
 

Вот вам и вся «неизвестная светокопия» и «не транслитерация». Да и приведенное выше письмо Кура от 9.02.54 доказывает, что только тогда он получил первое (!!!) изображение дощечки, будь то светокопия или фотография. Поразительно, что «влесоведы» пропускают мимо ушей его слова.
 
Асов считает далее воспроизведенную в 02.1955 в «Жар-Птице» дощечку 16а (с застенчивостью истинного Альхена называя рисунок «фотокопией»). И еще изданную С. Ляшевским в 1977 г. «фотокопию» дощечки 16б (на самом деле фотостат по словам самого публикатора). Но хоть в счете тут расхождений нет.
 
Додонов: «Никакого специального сопроводительного письма к фотокопиям дощечки 16 нам не известно».
 
Ну, что тут скажешь? Посоветовать учить матчасть, что ли? Вот же оно, письмо Миролюбова Куру от 10.01.1954: «Честь имею приложить фотоснимки плохого качества четырех страниц «дощьек». <...> На левом поле I «дощьки» изображена собака, на II-й какое-то животное, похожее на кошку». После чего в «Жар-Птице» и появилась картинка, симулирующая фотоснимок с 16а, с симпатичным глифом в левом верхнем углу.
 
Асов: «Оставшиеся четыре негатива «светокопий» и ныне не отпечатаны. И я долгое время думал, что они вообще утрачены». Его пессимизм был повержен, когда в 2000 г. Асову удалось связаться с секретарем Музея-архива русской культуры в Сан-Франциско. И он получил «посылку с уникальнейшими материалами. <...> в одной описи указание на те негативы! К лету мне обещали прислать фотографии с тех негативов, к тому времени их сделают для Гуверовского университета».
 
Асов привычно расплывчат – неясно, сколько негативов в описи, неясно, с чего он взял, что они все не публиковались. Как именно стало понятно – они «те», с Велесовой книги? В чьем архиве они хранятся? Отдельно впечатляет формулировка, выбранная тонким знатоком множества древних языков, переводчиком древнейшего русского текста. «В описи УКАЗАНИЕ на те негативы». Если говорить на современном русском, это означает, что в описи собственно негативы не числятся.
 
Кстати, для технически неграмотных гуманитариев сообщаю – такого зверя как «негатив светокопии» не существует, как нет негатива ксерокопии. Если была сфотографирована светокопия, в разговорном варианте это называется «негатив со светокопии».
 
Додонов: «Делать какие-то выводы, на наш взгляд, можно только тогда, когда будут отпечатаны хранящиеся в Музее русского искусства в Сан-Франциско негативы четырёх фотокопий. Это, по-видимому, негативы именно тех снимков, которые Ю.П. Миролюбов отправил в Америку 10 января 1954 года».
 
А на мой взгляд, выводы можно делать сразу. Даже в пятидесятые годы не существовало пригодных для публикации изображений дощечек. Кроме 16а. Потому только оно и было предъявлено публике. Поскольку дощечки «пропали» в 1941 г., прибавления в семействе копий с них ждать неоткуда.
 
В конечном итоге Асов считает опубликованными только 2 копии, отметая им же названную 11а, и суммирует их с 4 неопубликованными. Получая, как вы догадываетесь, шесть. Додонов считает опубликованными 3, и сумма у него вырастает на единицу. С чего господа влесовцы решили, что картинка в «Жар-Птице» февраля 1955 и картинка в книге Ляшевского должны плюсоваться к 4, а не вычитаться – неизвестно. То есть, понятно, что хочется увеличить цифру хоть на сколько-нибудь, но как можно переть против своего же Миролюбова? Он-то сам, лишенный возможности наращивать числа, как это было с картинами Изенбека – тут могли и перепроверить – называл максимум 5. Работавший с материалами Кур в статье 11.1958 отметил, что изображения на двух из них были идентичны. Так что больше четырех никак не получается. Всего может быть только 4 фотокопии. Какие именно – другой вопрос.
 
Фотография была одна, «Влес книгу сю» (16а), и она-то и кочует по публикациям. То, что из Европы переслал Миролюбов Куру в январе 1954 должно быть они оба называли неверно, используя слово «снимок». В одном из писем (от 28.06.1967) Кур употребляет оборот «световые снимки», что позволяет предположить, что и в 1954 «снимками» по неграмотности ими были названы фотостаты. Только если мы примем это положение, у нас наконец сойдутся все цифры: 1 фотография и 4 фотостата, один из которых, дублировавший фотографию, из-за его плохого качества был признан ненужным и исключен из рассмотрения (м.б. уничтожен, это неважно), поэтому у Филипьева фотостатов лишь 3.
 
Вы думаете, что на этом всё? Ошибаетесь.
 
И. Додонов в работе «Истоки славянской письменности» (2008) пишет: «А.И. Асов считает, что копия дощечки под номером II 11А была не просто рисуночной, а световой (опять повторимся, что понятия не имеем, что такое «светокопия», но, очевидно, что-то родственное фотографии)».
 
Во-первых, как легко выяснилось, копии дощечки 11а на самом деле вообще не было. А во-вторых, как говорил один классный полемист столетней давности, «господин публично протанцевал канкан», признавшись, что не имеет понятия о том, что отлично известно многим. Уж если браться за рассуждения о предмете, необходимо наводить справки.
 
В письме Ю. Миролюбова А. Куру от 26.09.1953 читаем: «Фотостатов мы не могли с них сделать». Знаете что? Он ведь правду сказал! Сделать фотостаты с непросвечиваемых дощечек невозможно. В отличие от современной множительной техники, старые способы, основанные на простом принципе засветки, требовали светопроницаемости копируемого объекта. Брали копируемый чертеж, брали чистый лист, намазанный специальным составом, складывали их вместе и подвергали облучению ярким светом. Черные линии на бумаге или специальной чертежной пленке исходника оставляли белые полоски на копии. В некоторых случаях для копии вместо бумаги использовали полотно, но оно со временем слегка усаживалось. В начале 1940-х стали инвертировать и распространились ныне привычные всем инженерам-архитекторам-проектировщикам копии с темными линиями на более светлом лиловатом фоне, которые по привычке продолжали называть «синьками».
 
Так что же у нас остается от великого сокровища? Неизвестно с чего и как сделанные картинки, именуемые «фотостатами», которые не могли быть получены с дощечек. И одна сомнительная фотография, которую никто не видел, которая публикуется в перепечатке и от которой нет исходного негатива. Маловато будет…
 
© Светлана Бондаренко
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

74 комментария: Обретение Влесовой книги – мыльная история

  • Олег говорит:

    Светлана, а какова, по Вашему, этимология фамилии Кадлубек?

  • Александр говорит:

    Очень интересно. Спасибо за такой титанический труд по выводу на чистую воду шарлатанов.

  • V. M. говорит:

    Отличные очерки! И вдвойне они хороши после, с позволения сказать, «обмена мнения» с верующими в ВК и сомневающимися.

  • Николай говорит:

    >> Таких, как влесовцы, даже детектор лжи не возьмет, потому что они врут, как дышат, естественно и без физиологических реакций.
     
    Вот здесь Вы, сударыня, не правы! Хорошее враньё и читать приятно. Примеры? Их есть у меня. От Гомера до… А вот когда концы с концами не сходятся, когда врущий не помнит начала и не представляет конца, вот тогда и возникает всякая «влесовщина».

  • Тинто говорит:

    Замечательный разбор. Смущает, что приверженцем этой лабуды является один из авторов Вашего сайта – А. Клёсов… Или уже не является))

    • V. M. говорит:

      Насколько мне известно, А.А. Клёсов не является сторонником подлинности ВК. Но к любым данным он критичен. В редактируемом им Вестнике, кажется, была дискуссия о ВК. А.А. Клёсов дал возможность желающим представить свои аргументы, сохраняя подчеркнутый нейтралитет – тема не его.

      • Тинто говорит:

        Ну что Вы! Еще как является… «у меня формируется убеждение, что аргументация сторонников подлинности ВК более сильная, чем аргументация противников. И Ваши примеры выше усиливают моё формирующееся убеждение. Тут даже общая позиция сторонников сильнее – они создают новое знание, изучая вопросы истории и лингвистики (что значительно шире самой ВК), а противники суетятся по мелочам, никакого нового знания не создавая. Так что пока «правда» на стороне «сторонников», причем со значительным перевесом. У меня вообще симпатии всегда на стороне тех, кто работают, создавая новое знание, или хотя бы на это ориентируются, а не на стороне тех, кто пытаются разрушить, ничего нового не создавая».

  • рсм говорит:

    У меня вообще симпатии всегда на стороне тех, кто работают, создавая новое знание, или хотя бы на это ориентируются, а не на стороне тех, кто пытаются разрушить, ничего нового не создавая…
     
    Мне эта фраза кажется разъяснением А. Клёсовым своей позиции.

    • Анатолий А. Клёсов говорит:

      Попытаюсь разъяснить свою позицию в отношении «Велесовой книги». В целом, она остается нейтральной. Я пока не пришел к обоснованному (для себя) выводу, а для обоснования нужно время и немалая работа c доступными текстами ВК, как бы их происхождение ни критиковалось. Самым печальным в отношении критики ВК является, на мой взгляд, то, что критикуют вовсе не саму «Велесову книгу», а что угодно, выдавая это за критику.
       
      Пример – приведенная выше статья С. Бондаренко. Ее можно было бы сократить до нескольких строк без ущерба для основной мысли. А мысль в том, что ситуация вокруг ВК запутанная, обросла легендами и домыслами, всяческими фантазиями. Это верно. Ну, и что это дает в отношении самой ВК? Да ничего. С. Бондаренко содержания ВК вообще не касается. Это – типичный пример «критики».
       
      Меня вообще принципиально огорчает обилие «критиков», которые ВК вообще не читали, в лучшем случае взглянув на ее вольные переводы. Кто из них разбирал саму «влесовицу»? Кто пытался провести разделение сплошного текста ВК на разные варианты прочтения? Кто пытался интерпретировать эти разные варианты в историческом ключе, что отнюдь не однозначно? А уж криков-то, криков, в основном, негативных. Это – вопиющее нарушение элементарной этики вдумчивого, интеллигентного человека. А если критикует не интеллигентный и не вдумчивый – то смысл?
       
      Мое небольшое (пока) исследование ВК показывает, что можно по пальцам пересчитать тех, кто критикует ее текст, содержание текста. И там, к большому сожалению, оказывается, что критикуют опять вольные переводы. Как в науке такое возможно? Ну, кто в науке будет критиковать Шекспира на основе переводов Маршака? А вот в «критике» ВК такое сплошь да рядом. Все время повторяется, по сути, известный анекдот, как одному категорично не понравилось исполнение Карузо. На вопрос, где он Карузо слышал, последовал ответ, что Рабинович напел.
       
      Широко известна лекция академика Зализняка, в которой он перед молодой аудиторией потешался над ВК. И никто не обратил внимания, что потешался он над авторским переводом Асова, а не над самим исходным текстом ВК, в том виде, в каком он (текст) известен. Я не знаю, какие ученые-филологи вырастут из той аудитории, которая потешалась вслед за Зализняком, но я бы гроша ломаного за них не дал. У них, как и у лектора, отсутствует научная этика. Им не пришел в голову базовый вопрос – а что за источник разбираемого материала? Над чем смеемся?
       
      В статье С. Бондаренко ерничает над всем, что попало под руку, но только не касается самой ВК. Она описывает, как кто-то кому-то дал визитную карточку, и выражает этому обстоятельству недоверие, поскольку, по ее мнению, дальнейших сотрудничеств не предполагалось. Это что, критика? Да я, например, свои визитные карточки раздавал сотнями и тысячами, даже и не думая о будущих контактах. Это просто ритуал такой. Часть социальных контактов. А С. Бондаренко все тащит до кучи, осознанно и направленно создавая негативный контекст, и в этом видя смысл своего произведения. Она пишет о том, что Изенбек был ранен, и что по свидетельствам сослуживцев дощечек при нем не было. Можно подумать, что она не знает версию других сослуживцев, что дощечки в то время были у денщика, который принес мешок с дощечками к отплытию парохода, и передал их Изенбеку. Или С. Бондаренко этого в самом деле не знает? Или знает, но умышленно умалчивает, то есть осмысленно фильтрует информацию. Не знаю, что хуже. На каком основании она сама решает, что достоверно, а что нет?
       
      Мы многого не знаем, как оно там было на самом деле. Да и вообще, какое это имеет значение? Мало ли что мы не знаем. Как можно на этих третьестепенных деталях строить «критику»? Только содержание ВК может дать ответ на вопрос о том, подделка это или нет. Все остальное – это мусор. Или так: все остальное – это чтиво, которое может быть занятным, но к основному вопросу отношения не имеет. Одному кажется, что ВК – пронорманистская, другому – что антинорманистская. Кажется, это личное дело. Как можно на этом основании заявлять, истинна ли ВК или подделка?
       
      Возвращаюсь к исходному положению. Если я на самом деле позволю себе высказаться о подлинности или подделке ВК, будьте уверены, что я досконально разберу исходный, доступный текст, не искаженный авторскими переводами. Мое образование, воспитание, научная этика не позволят бросаться безответственными заявлениями о подлинности или подделке ВК. В связи с этим у меня есть только соболезнования в отношении тех, кто здесь пишет про очерк С. Бондаренко выше, что это «прекрасный разбор», кто «клеймит шарлатанов», не имея ни малейшего понятия о самой ВК. Это не «прекрасный разбор», это фельетон, ничего не дающий в отношении ВК.
       
      Сказав это, повторяю, что я нейтрален в отношении ВК, о чем знают все мои коллеги. Если я найду, что в ВК нет ничего с научной точки зрения, в том числе и после приложения результатов и выводов ДНК-генеалогии, я, не моргнув глазом, объявлю, что никаких фактов в пользу ВК как исторического документа я не нашел. Но если я найду такие свидетельства, то об этом заявлю во всеуслышание, и вызову на ристалище любого «критика». И будьте покойны, мало критику не покажется. Вызову на дискуссию на телевидение.
       
      Мы сейчас с коллегами проводим экспертизу ВК, состоящую из четырех этапов. Этап первый – перечисление и приведение копий всех исходных текстов ВК, фотографий, светокопий. Всего, что есть в наличии. Этап второй – воспроизведение фраз и прочих фрагментов ВК по исходным текстам, которые могут иметь значимость для исторической интерпретации, в первую очередь, с точки зрения результатов и выводов ДНК-генеалогии. При этом будут выписываться все варианты переводов, и сопоставляться между собой, с выбором наиболее обоснованного варианта. Этап третий – выписка всех аргументов критиков ВК, и проверка всех их на добросовестность. Манипуляции, передергивания, ложь будут выставляться на всеобщее рассмотрение. Этап четвертый – интерпретация всех отобранных фраз и фрагментов ВК в рамках исторических наук и особенно ДНК-генеалогии.
       
      После этого будет сделано заключение. Сочинение C. Бондаренко в эту экспертизу не попадает, в нем нет ни слова, значимого для экспертизы. Это сочинение не о том. Хотелось бы, чтобы «критики» трезво подумали, а что они, собственно, критикуют и на какой основе. Это что, просто банальное злобствование? Или столь же банальное попугайство при отсутствии своих мыслей? Или стадное чувство (что, впрочем, то же, что предшествующее положение)?
       
      Я понимаю, далеко не все имеют научную подготовку и научный образ мышления. Аналитической ум тоже не у всех присутствует. Это – нормально. Но видеть бездумные клише негативного характера – это должно быть стыдно. Хотите высказаться – имейте смелость и терпение разобраться. Не забывайте понятие достоинства. Оно у многих пустых критиков ВК начисто отсутствует. У сторонников ВК есть, во всяком случае, одно достойное качество, если даже они заблуждаются – гордость за своих русских, славянских предков.
       
      Я – не сторонник ВК, во всяком случае, до завершения экспертизы. Но я имею симпатию к сторонникам, несравненно бОльшую, чем к попугайным противникам. Но если противники ВК честно и убедительно обоснуют свою позицию – я к ним примкну. Именно по причине своей нейтральности. Пока таких я не встречал, вот в чем проблема.

      • V. M. говорит:

        Анализ текста – безусловно, важен. Но это не первоочередная задача (то есть не первая по очереди) источниковедческого исследования. Если, конечно, следовать актуальной методологии, принятой в науке на современном этапе. Сперва осуществляется внешняя критика источника (место и время создания текста, авторство, степень сохранности текста), а затем – внутренняя критика (структура и жанр текста, его особенности, мировоззрение автора и т.д.). Иначе легко заблудиться.
         
        Пример. Моя семья приобрела небольшую дачу, проданную после смерти прежнего владельца – почтенного одинокого дедушки. Разбирая старый хлам, оставшийся от бывшего владельца, я обнаружил интереснейшую находку. По слухам, дед занимался историей и будто бы собирал древности, ну и заодно копил вырезки из газет. Поспрашивал соседей. Бабка Захариха рассказала, что, да, дедушка был историком, знал много увлекательных историй и ещё любил рисовать. Всё сходится. Моя находка – это как будто небольшой обрывок пергамента из древнейшей рукописи. Наверное, сохранившийся от старообрядцев. Дедушка же, кажется, был старообрядцем, с бородой. Сам он уже помер, но сомневаться в правдивости его принадлежности к старообрядчеству, в его интересе к древностям и в наличии у него таковых – к делу не относится. Взглянул я на этот манускрипт, а там – текст про Рюрика. Переписал. Намеревался опубликовать, хотел сделать копию, но пока наводил справки, жена (которая ни разу не историк, а совершенно земной человек) взяла, да и спалила всё дедушкино «наследство». Ценный обрывок тоже пропал, хотя она точно не помнит, сжигала ли именно его, или всё вместе, или случайно куда запропастился… Хорошо, что переписать успел, а то бы концы в воду. Всё, что осталось от древнейшего источника о Рюрике привожу здесь:
         
        «…И С л о в ѣ н и [обрывок фразы] В л ѣ [далее неразборчиво] и з ъ г н а ш а О у р м а н е з а м о р е и н е д а ш а и м ъ д а н и и р е ш а п о и щ е м ъ с о б ѣ к н ѧ з ѧ и д а ш а з а м о р е к ѣ В а р ѧ г о м ъ к Р у с i и и з ъ б р а ш а с ѧ Р о р и к ъ с р о д ы с в о и м и и п р и д о ш а [далее неразборчиво] х а к а н Р о р и к ъ с ѣ д е в Н о в ѣ г о р о д ѣ [далее неразборчиво] А з ъ Р о р и к ъ к н ѧ з ь Р у с к и и и В а р ѧ з и О р и и в ѣ р у е м в Т р и г л а в а и в П е р у н а и в ъ С к о т е н ѧ и п о с т а в и Р о р и к ъ к у м и р ы н а х о л м у и ж р ѧ х у и м ъ… [текст обрывается]».
         
        Перевод: «И словени… В год… изгнали урманов (скандинавов – прим.) за море и не дали им дани, и решили, поищем себе князя и пошли за море, к варягам, к руси. И собрался Рюрик со своими родами и пришёл… Каган Рюрик сел в Новгороде… Я Рюрик, русский князь, и варяги-арии веруем в Триглава, и в Перуна, и в Скотеня. И поставил Рюрик идолов на холме и приносил им жертвы…».
         
        Я утверждаю, что этот, только что вымышленный мною текст намного историчнее ВК. Исходя лишь из «анализа» этого текста (без учета всех обстоятельств, и главного из них – отсутствия оригинала) должен последовать вывод – перед нами, скорее, подлинник. Причем это «источник», который явно предшествует древнейшей Лаврентьевской летописи, хотя и близок к ней по языку. В нём ещё нет «поздней вставки» про братьев Рюрика (ну, явный фольклорный эпизод про трёх братьев!), да и форма имени Рюрик очень интересная и древняя – Рорик. В «источнике» даётся важное уточнение о том, что изгнали скандинавов (урман), а призвали варягов-русов, тогда как автор «позднейшей» Лаврентьевской летописи в этом путается, мол, сперва изгнали варягов, потом – снова призвали. Более того, данный «источник» подтверждается свидетельством Бертинских анналов (по части «хакана народа Рос») и, по всей видимости, соотносится с ними хронологически, то есть это середина IX века.
         
        Это время предполагаемой жизни и правления Рюрика, так что можно предположить, что «источник» составлен в его время – судя по всему, автором-язычником (волхвом), хорошо разбирающемся в культе. Например, наравне с Перуном указан Скотень, вместо которого в «позднейшей» Лаврентьевской летописи указан «Волос, скотий бог» («позднейший» летописец-христианин не разбирался в тонкостях). Скотень известен также по «Влесовой книге». И текст «веруем в Триглава» и т.д. дан от имени Рюрика и его варягов в качестве «языческого манифеста». С новейшими данными ДНК-генеалогии, кажется, согласуется то, что варягам тождественны некие «ории» (арии), тогда как одна из линий предполагаемых потомков Рюрика – т.н. Рюриковичи – относятся к гаплогруппе R1a. В целом, «источник» согласуется не только с другими историческими источниками, подлинность которых не вызывает сомнений, но и во многом подтверждается современными исследованиями, хотя и вводит в научный оборот некоторые «новые данные». Ну, и дальше в том же духе… голова уже взрывается =)
         
        Мистификация готова за 15 минут. А вводную историю можно и другую придумать, чтобы больше походила на историю «обретения» ВК. Например, отправить запрос в садово-дачное товарищество, не обнаружил ли кто случайно у себя на участке потерянный обрывок древнейшей рукописи. Получив отрицательный ответ – опубликовать… искал… не нашёл… В целом же, это так – занудство и общенаучный скепсис, которые ещё никому и никогда не вредили в учёном деле.

        • Анатолий А. Клёсов говорит:

          Источниковедческий анализ, безусловно, важен. Но есть ситуации, которые осложняют такой анализ и делают его весьма неоднозначным. Это, например, противоречивость привходящих данных. Это исходные установки, которые сформированы и политизированы. Это заблуждения, которые поддерживаются в академической науке. За примерами далеко ходить не надо, те же норманистские концепции, которые уже веками поддерживаются в исторической академической науке. И слава тем историкам и представителям других наук, которые находят в себе силы не поддаваться на массированное промывание мозгов, и следуют научной этике – беспристрастному научному анализу, что бы там не говорили ангажированные «источниковеды».
           
          Наука должна исследовать свои объекты всесторонне, и вряд ли кто с этим публично не согласится. Но на деле порой это исследование встречается освистыванием. Почему? Да потому что человек несовершенен. Он обычно руководствуется принципом «по понятиям», а не принципами беспристрастной науки.
           
          Так вот, о Велесовой книге. В ситуации противоречивости, запутанности, массы суждений «по понятиям», когда упор противников ВК делается на совершенно третьестепенные факторы, типа кто сказал кому что, кто дал кому визитную карточку и зачем, c кем жил тот или иной персонаж, имеющий отношение к истории появления ВК, кто и как перевел тот или иной фрагмент ВК, во всей этой свистопляске, не имеющей ни малейшего отношения к самой ВК, в этой ситуации есть только один выход – изучать сам текст. И выясняется, что вот этого почти никто не делал, а если делал, то по вольным авторским переводам, не читая и не разбираясь в самом доступном тексте. Лингвистический анализ делался всего по нескольким строкам (дощечка 16), а другие немногие анализы делались с заранее обозначенным намерением показать, что это фальшивка. Это все далеко от науки.
           
          Поэтому та экспертиза, которую я кратко описал выше, не обращает внимание на те посторонние «анализы». Мы ориентируемся на текст и только на текст, пытаясь найти в нем «жемчужины», которые позволят показать, что в фальшивку они просто попасть не могли. Это должны быть исторические факты, которые были открыты независимыми методами, в частности ДНК-генеалогией только недавно. И кто, интересно, будет возражать против такого подхода? Я отвечу – только заранее ангажированные люди. Другие исследователи просто обязаны отнестись с интересом к такому новому подходу.
           
          Более того, скажу, что некоторые интересные «моменты» уже начинают появляться. Возможно, они окажутся ошибочными, и для этого необходимо проследить их по исходным текстам, в разных вариантах перевода и разбивки тестов. Это – настоящее научное исследование, не общий гул людей, никогда ВК не видевших.
           
          Если будет показано, что никаких «жемчужин» там нет, я буду первый, кто выступит с таким заявлением. Но если они там найдутся и будут проведены и перепроверены, тогда будет обнародована неприглядная картина, настойчиво создаваемая и поддержанная «критиками». Так что следите за прессой.

          • V. M. говорит:

            Честно говоря, мне вообще не совсем понятен ажиотаж вокруг ВК (если, конечно, не принимать в расчёт проблемы социального свойства). Не понятно, почему столько ревнителей вцепилось в сомнительный по происхождению и содержанию «источник». Лучше бы той же «Голубиной книгой» занимались по примеру Л.П. Грот – она может, действительно, вернуть реальные тысячелетия истории, найти подтверждения в ДНК-генеалогии, а не предложить мнимую древность, приятную энтузиастам.
             
            Одной из основ источниковедения является то, что если источник представлен в единственной версии (собственно, это текст, приведённый в статье О.В. Творогова), то это ещё не источник, а только намек на возможность такого источника. Поэтому результаты «экспертизы» для меня лично мало что изменят до тех пор, пока где-нибудь не откопают ещё одну версию сходного с «дощечками» источника. Но не думаю, что это произойдет.
             
            Простой же «анализ текста ВК» без внешней критики (на которой всё и спотыкается) не даст объективного результата. Собственно, об этом я и написал в комментарии выше, приведя пример. Моё предложение – к «Влесовой книге» больше не возвращаться. На нее потратили уйму сил и времени, а результат? Кто верил в нее, так и продолжает верить. А вопросы веры – они за пределами науки.

            • Анатолий А. Клёсов говорит:

              >> Честно говоря, мне вообще не совсем понятен ажиотаж вокруг ВК (если, конечно, не принимать в расчёт проблемы социального свойства). Не понятно, почему столько ревнителей вцепилось в сомнительный по происхождению и содержанию «источник».
               
              Это-то как раз понятно, если взглянуть на тональность дискуссий. Для этого и психологом не надо быть, а нужно немного знать историю вопроса. ВК откровенно не вписывалась в советские реалии и не могла быть позитивно встречена. Во-первых, она исходила от белогвардейцев, что вообще снимает вопрос о ее принятии. Во-вторых, она описывает язычников, что опять снимает вопрос. Так что в том режиме и той идеологии ВК была обречена. Таким образом, негативная основа восприятия ВК была сформирована и вошла в сознание и подсознание тех людей, которые о ней вообще слышали. Потом власть сменилась, а подоплека осталась.
               
              Те немногие, которые продолжали поднимать вопрос о возможной достоверности ВК, вызывали раздражение у обывателя. Типа – ведь начальники уже все решили, зачем высовываться, вам что, больше всех надо? Отсюда так много злобных высказываний о ВК в сети от людей, которые ВК в глаза не видели. Это – хрестоматийные обыватели, «серые» в классификации Стругацких. Они не заслуживают никакого внимания, это отстой любого общества. Их мнение не должно никого интересовать.
               
              Другая категория – те, кто попытался разобраться в ВК и высказались негативно. Причины здесь разные – одни решили не идти против течения, и сыграли конъюнктурно, другие разобрались поверхностно и не вчитались, третьи ошиблись, четвёртые искренне поверили, что это подделка. Дело в том, что подделка в такой ситуации вообще не доказывается. То, что истинно – доказывается, особенно если найти старинный оригинал. Или по выявлению бесспорных положений, которые не мог знать мошенник. А то, что это подделка – доказано быть не может, если только не признался сам мошенник, приведя документы. Такого нет. Но эти люди, которые утверждали, что это подделка, типа Зализняка, уже ни за что своего мнения не изменят. Так что имеем патовую ситуацию. Официально ситуацию может разрулить только высшая сила, типа руководства отделения Академии или Президиум Академии наук, причем те люди, которые в хуле ВК замешаны не были. Такие есть.
               
              Когда такое решение будет принято под давлением обстоятельств (или будет принято решение противоположное, например, по негативным результатам нашей экспертизы), все равно нынешние противники или сторонники не переродятся. Просто их будут меньше слушать, только и всего.
               
              >> Моё предложение – к «Влесовой книге» больше не возвращаться. На нее потратили уйму сил и времени, а результат? Кто верил в нее, так и продолжает верить. А вопросы веры – они за пределами науки.
               
              Предложение нереальное и принято, конечно, в научной среде не будет. Результат изучения ВК значительный. Изучая ВК, люди неизбежно изучают русскую и славянскую историю, сопоставляют исторические находки и наблюдения. Это уже хорошо. И это является основным результатом изучения ВК, вовсе не вера.
               
              Я, например, вовсе не руководствуясь верой в ВК, я нейтрален. Но для меня приложение ДНК-генеалогии к ВК – это крайне интересный проект. Более того, ставки велики. Если получится доказать историческую значимость ВК, то доказавшие это войдут в историю русской науки и культуры. А противники… пассивных скоро забудут, а об активных будут вспоминать с негодованием. Вполне заслуженным.
               
              А если не получится доказать, что нисколько не исключено, то труды не продадут даром. Уже сейчас мы с интересом сверяем данные по русской и славянской истории. Плохо ли? Именно это я имел в виду, что сторонники ВК ее изучают на фоне изучения русской истории, а противники не изучают ничего. Есть разница?

              • V. M. говорит:

                Уважаемый Анатолий Алексеевич! Ну, нормальная тональность – шрифт повышают обычно как раз сторонники подлинности ВК, вроде этого. Советские времена давно прошли, а ВК и ныне там – в разряде исторических фальшивок и мистификаций. И защищают её не историки, а отдельные любители, зачастую агрессивные и невежественные, нередко склонные к мистицизму и каким-то религиозным культам. И дело не в том, что «начальники всё решили». Совсем не в том. А в аргументации и общей компетентности сторонников ВК решать источниковедческие задачи. Да и в общей мутности всей ситуации вокруг ВК. В этом состоит моё твёрдое и искреннее убеждение.
                 
                «Если найти старинный оригинал», то и вопрос встанет по-другому. Только нет его, оригинала. Остались только оригинальные «переводы». Что же касается «выявления бесспорных положений, которые не мог знать мошенник», то этому отчасти посвящены два моих поста о ВК на Переформате.
                 
                >> А то, что это подделка – доказано быть не может, если только не признался сам мошенник, приведя документы.
                 
                Извините, этого я принять не могу. Ни один мошенник никогда не признается по доброй воле в своих деяниях. Что ж, теперь любой «гимн Бояна» или «удотрепетник» считать подлинниками? Для определения подделок существует немало внешних методов – и исторических, и криминалистических… Вне зависимости от признания мошенника. С ВК похожая ситуация. Пробуксовка начинается на самом первом этапе внешней критики. И здесь как раз очень важно то, чему Вы пока не придаёте значения – «кто сказал кому что, кто дал кому визитную карточку и зачем, c кем жил тот или иной персонаж, имеющий отношение к истории появления ВК, кто и как перевел тот или иной фрагмент ВК», а также другие детали. Ключевой аспект в Ваших же словах – «имеющий отношение к истории появления ВК».
                 
                >> Изучая ВК, люди неизбежно изучают русскую и славянскую историю, сопоставляют исторические находки и наблюдения. Это уже хорошо.
                 
                Конечно, хорошо. И полезно, наверное. Но будет ещё лучше, если это изучение станет вестись хотя бы на минимальной научной основе, а не в стиле «прочитал ВК – понравилось – поверил». Пока же очевидно, что ВК вызывает неприятие именно в научной, профессиональной среде, в среде историков и лингвистов, причём неприятие аргументированное. Не могу с Вами согласиться, что «противники не изучают ничего». Изучали и продолжают изучать, каждый в своей сфере – и Творогов, и Рыбаков, и Кузьмин, и Зализняк, и Фомин, и Грот, и многие другие, и Ваш покорный слуга. В этом разница есть, и большая…
                 
                Я очень ценю Ваши труды и заслуги в области ДНК-генеалогии. Если Вы хотите попробовать приложить новые данные к ВК и сделать собственные выводы об этом произведении, то это можно только приветствовать. Надеюсь на то, что ДНК-генеалогия, имеющая в своей основе естественнонаучный метод, обладает иммунитетом в отношении околоисторических мистификаций.

                • Анатолий А. Клёсов говорит:

                  Уважаемый Всеволод Игоревич, для дискуссии в таком ключе нет никаких оснований или возможностей. Точнее, никакой дискуссии в таком ключе быть не может. Я же пояснил, что я не являюсь ни сторонником, ни противником ВК, и в этом моя совершенно выигрышная позиция. Я в такой дискуссии просто не могу проиграть. И меня совершенно бесполезно в чем-то убеждать, именно потому, что я нейтрален. Как говорил хрестоматийный персонаж – я за Интернационал.
                   
                  Меня, признаться, удивляет и забавляет страсть противников ВК подавить интерес «народных масс» к ВК. Откуда эта страсть? Жалко, что ли? Я еще понимаю эту страсть советских политработников, потому что всем было предписано верить в коммунизм через двадцать лет, и всякие идеологические отклонения этому мешали. Ну а сейчас-то что? Кому это мешает?
                   
                  Вспомним подобную нетерпимость к Библии (Ветхий Завет) и Евангелиям. Это шло в разделе «опиум для народа», потому что тоже мешало, отвлекало. Вспомним книги «Забавная библия» и «Забавное евангелие». Там автор из кожи лез, чтобы дискредитировать эти книги. Ну, и где сейчас этот автор, и где Библия с Евангелиями? Сотни миллионов человек продолжают их чтить, читать, изучать. И кому это мешает? В чем?
                   
                  То же и с Велесовой книгой. Книга начинается со слов «Книгу сию посвящаем богу нашему, который есть прибежище и сила». Для меня, человека не слишком сентиментального, эти слова имеют большое эмоциональное воздействие. Как и для огромного количества людей, которые ощущают со стороны ВК сильное эмоциональное и духовное воздействие. Зачем это подавлять? Кто от этого подавления выигрывает? Подумайте сами. Если это сочинил Миролюбов, то он многого заслуживает. Но что-то я сомневаюсь, что эти слова сочинил Миролюбов.
                   
                  Итак, это о духовном воздействии ВК. Книга расходится большими тиражами, значит, в ней есть потребность. Опять, кому это мешает? Какому-такому политруку? Задайте себе этот вопрос.
                   
                  Переходим к науке. У нее – другие задачи, в которые духовность не входит. Но наука не терпит суетливости, не терпит «держать и не пущать». И я, как представитель научно-естественной школы, не принимаю слов «давайте это больше не изучать», когда многие вопросы остались нерешенными. Позвольте уж поизучать. Когда изучу, приду к собственным выводам. А не к тем, которые мне пытаются навязывать. Так что экспертиза будет продолжена. И никакого вреда, кроме пользы, от нее не будет. На этом пока давайте подведем.
                   
                  >> Изучали и продолжают изучать, каждый в своей сфере – и Творогов, и Рыбаков, и Кузьмин, и Зализняк, и Фомин, и Грот, и многие другие, и Ваш покорный слуга. В этом разница есть, и большая…
                   
                  На мой взгляд, нельзя вот так, под запятую – типа вот они изучали. В этом и состоит наша экспертиза – чтобы выяснить, что именно изучали – исходные тексты или вольные переводы, какие фрагменты, к чему пришли. Какие выводы сделали, на основании чего. Например, Творогов пишет – «важный вывод основан лишь на ничем не доказанном отождествлении древних славян с древними индийцами». Действительно, во времена не только Миролюбова, но и Творогова этого не знали. Но сейчас мы знаем, что ДНК (Y-хромосомы) древних (и современных) славян практически тождественны ДНК древних (и современных) индийцев («индоевропейцев»). Что делать будем? Дадим возможность противникам ВК выкручиваться?
                   
                  Думаю, что результаты такой экспертизы будут интересными. Вы, уважаемый Всеволод Игоревич, можете здесь помочь, если конкретно укажете, что именно в ВК изучали и к каким выводам пришли уважаемые Л.П. Грот и В.В. Фомин. Вполне возможно, что к выводам совершенно правильным. Я буду искренне рад.

                  • V. M. говорит:

                    >> Меня, признаться, удивляет и забавляет страсть противников ВК подавить интерес «народных масс» к ВК. Откуда эта страсть? Жалко, что ли?
                     
                    Не жалко, естественно, ведь каждый волен интересоваться чем угодно. Но необходимо хорошо понимать, что ВК не является древнейшим источником по истории славян и Руси, так что ввести её в «научный оборот» невозможно. Это принципиальный момент.
                     
                    И Вы совершенно правы, Анатолий Алексеевич, сравнивая ВК с духовной литературой и упоминая про «эмоциональное и духовное воздействие», которая она оказывает на верующих. А кто «противники»? В первую очередь, ученые, люди образованные и адекватные.
                     
                    >> На мой взгляд, нельзя вот так, под запятую – типа вот они изучали. В этом и состоит наша экспертиза – чтобы выяснить, что именно изучали – исходные тексты или вольные переводы, какие фрагменты, к чему пришли.
                     
                    Я написал: изучали и продолжают изучать, каждый в своей сфере, подразумевая не ВК, естественно, а тематики исследований данных учёных и их вклад в науку. Вообще же, «изучать ВК» – это скучнейшее и бесполезнейшее занятие для профессионального историка. Там нечего изучать. Несколько увлекательнее история происхождения этой мистификации, да и то… как сказать…
                     
                    >> Действительно, во времена не только Миролюбова, но и Творогова этого не знали. Но сейчас мы знаем, что ДНК (Y-хромосомы) древних (и современных) славян практически тождественны ДНК древних (и современных) индийцев («индоевропейцев»). Что делать будем? Дадим возможность противникам ВК выкручиваться?
                     
                    Ничего подобного. Не только знали. Это был довольно популярный мотив – собственно он и повлиял, видимо, на Миролюбова в его труде «Ригведа и язычество», отразился в ВК. На волне интереса к санскриту и к Индии ещё в XIX веке появилось немалое количество трудов. Тональность задали языковедческие исследования, результаты которых быстро перешли в общеисторический контекст. Вот Вам показательный пример – Александр Дмитриевич Нечволодов (1864-1938). Автор популярного четырёхтомника «Сказания о Русской земле» (1909 год). Белоэмигрант, то есть из тех же кругов, что и Миролюбов со товарищи. Цитирую:
                     
                    «Некоторые из арийских племен с верховьев Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи проложили себе пути к долинам Инда и других рек, орошающих Индию, и образовали племена, и ныне населяющие эту обширнейшую страну. Другие спускались к юго-востоку и заселяли пределы знаменитого впоследствии царства Персидского. Наконец, значительная часть ариев постоянно двигалась к западу и, в конце концов, заселила своими племенами все страны Европы…
                     
                    При своем движении с берегов Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи в Европу славянские племена шли, вероятно, двумя главными путями; одна часть их спускалась по берегам Аму-Дарьи к южным берегам Каспийского моря, а затем, обогнув это море с южной же стороны, двигалась по Малой Азии к переправе в Европу через так называемый Фракийский Босфор – узкий пролив у Константинополя, ведущий из Греческого моря в Черное; после же переправы направлялась к северу и к западу.
                     
                    Другая часть славянских племен могла идти из мест своей первоначальной родины вниз по течению Сыр-Дарьи, а затем, обогнув Каспийское море с севера, распространяться по славным нашим южно-русским степям и по низовьям наших рек – Дона, Днепра, Буга и Днестра, вплоть до низовьев Дуная, на которых оседали славянские племена, шедшие в Европу по первому пути – через Малую Азию. Кроме движения по только что указанным двум главным путям, часть славянских племен могла идти в Европу еще и третьим путем: а именно – доходить по течению реки Аму-Дарьи до южного берега Каспийского моря, а затем, повернув к северу и следуя или по западному побережью Каспия, или по восточному берегу Черного моря, переваливать через высокие Кавказские горы и выходить на обширные и плодородные равнины, примыкающие к Кавказским горам с севера, то есть в нынешнюю Кубанскую область…
                    »
                     
                    Перед нами вполне себе распространённый взгляд своего времени. Так что знали – вернее, догадывались на основе имевшихся наработок в области языкознания (по сути именно их сейчас подтверждает или уточняет ДНК-генеалогия, а не некие «уникальные» сведения, содержащиеся будто бы только в ВК). И добавляю. Нечволодов о существовании ВК даже не подозревал, она ещё не появилась.

                  • Ulmerug говорит:

                    >> Меня, признаться, удивляет и забавляет страсть противников ВК подавить интерес «народных масс» к ВК. Откуда эта страсть? Жалко, что ли? Я еще понимаю эту страсть советских политработников, потому что всем было предписано верить в коммунизм через двадцать лет, и всякие идеологические отклонения этому мешали. Ну а сейчас-то что? Кому это мешает?
                     
                    Уважаемый Анатолий Алексеевич! Издания ВК без проблем можно найти на полках большинства книжных магазинов (что, к сожалению, нельзя сказать о работах выдающихся русских историков Б.А. Рыбакова, А.Г. Кузьмина, В.В. Фомина и др.). Так что никакой целенаправленной кампании против этого произведения, конечно, нет.
                     
                    Что касается взаимоотношений «народных масс» и ВК: не считаете ли Вы, что в случае неисторичности ВК она может играть крайне опасную роль Гамельнского крысолова? Вместо изучения реальной истории люди занимают свое сознание и время пустышкой. Именно в этом видят основную опасность ВК сторонники ее неисторичности, к коим отношусь и я. Одно дело воспринимать ВК как художественное произведение «по мотивам» и хранить его на одной полке с романами М. Семеновой, другое – относиться к ВК как к историческому источнику.
                     
                    Конечно, прекрасно, если ВК провоцирует в ком-то интерес к реальной русской истории. Однако, каков процент таких людей среди «верующих» в ВК? Увы, по моим наблюдениям, он крайне мал… Как правило, всё не выходит за рамки сочинений асовых, деминых, гнатюков и подобных.

                    • Анатолий А. Клёсов говорит:

                      >> Издания ВК без проблем можно найти на полках большинства книжных магазинов… Так что никакой целенаправленной кампании против этого произведения, конечно, нет.
                       
                      Комментарий не ко мне. Я про «целенаправленную кампанию», которая изымала бы книги из магазинов, ничего не говорил. Вот что я говорил: Меня, признаться, удивляет и забавляет страсть противников ВК подавить интерес «народных масс» к ВК. Откуда эта страсть? Жалко, что ли?
                       
                      «Страсть» здесь не в изыманиях и запрещениях, эти времена, надеюсь, давно прошли. Более того, издания ВК публикуют независимые издательства, поди запрети. Моё изучение вопроса с ВК, пока недостаточно глубокое, говорит о том, что до окончательного его решения ещё далеко. Всё, что можно сказать – это что история появления и исчезновения «дощечек» весьма запутана, что доступный текст ВК, обезображенный переписчиками и дешифровщиками, весьма неоднороден, и в нем можно найти как банальности, так и крайне интересные положения. С моей точки зрения, там есть что изучать. А «страсть противников ВК подавить интерес» выражается в том, что они настойчиво повторяют, что изучать не надо. Вот и вся страсть.
                       
                      >> Что касается взаимоотношений «народных масс» и ВК: не считаете ли Вы, что в случае неисторичности ВК она может играть крайне опасную роль Гамельнского крысолова? Вместо изучения реальной истории люди занимают свое сознание и время пустышкой. Именно в этом видят основную опасность ВК сторонники ее неисторичности, к коим отношусь и я.
                       
                      Ах, дорогой коллега, вы это серьезно? Вы действительно беспокоитесь о том, что люди «занимают свое сознание и время» не тем, что предписывают политру… политбю… пардон, «сторонники историчности»? Вы вообще представляете, чем занимали свое сознание и время десятки миллионов советских людей большую часть 20-го века? Вы знаете, чем занимают свое сознание и время десятки и сотни миллионов, да и миллиарды людей сейчас, в Европе, Азии, Африке, Австралии и Океании, Америке? Вы серьезно полагаете, что читать ВК – это самое опасное («основную опасность», как вы пишете) из того, чем люди занимают свое сознание и время? И чем, интересно, вы предлагаете этим людям занимать свое сознание и время – только реалистично, пожалуйста? И как вы это осуществите – опять реалистично, пожалуйста? Концлагеря прошу не предлагать.
                       
                      >> Конечно, прекрасно, если ВК провоцирует в ком-то интерес к реальной русской истории. Однако, каков процент таких людей среди «верующих» в ВК? Увы, по моим наблюдениям, он крайне мал…
                       
                      А по моим наблюдениям – довольно велик. Что делать будем? Причем не обязательно среди «верующих», а и среди просто интересующихся. Да пусть хоть два человека заинтересовались через ВК историей своего народа, что в этом плохого?
                       
                      Не надо опять возрождать полицию интересов, полицию мыслей. Это уже было. Давайте оставим людям свободу интересоваться тем, что они сочтут нужным. И читать то, что их интересует. Даже если это не нравится «сторонникам историчности», потому что если копнуть, что там за «историчность», то мало не покажется.

        • Тинто говорит:

          Браво, V.M.! Пример замечательный!

      • Vatslav говорит:

        Пишу, как человек изучавший текст ВК по одной из копий машинописи (ксерокопия которой у меня есть в личном архиве) с 2000 г. Не касаясь особенностей языка ВК (который совершенно не похож на язык берестяных грамот, например), отмечу пару моментов исторического содержания текстов:
         
        1. Изложение свидетельств об Аскольде в ВК соответствует таковому в ПВЛ (Повести Временных лет), включая пресловутый поход на греков. Между тем по доступным данным само «хождение Аскольда и Дира на Царьград» является домыслом одного из авторов ПВЛ (нач. 12 в.) и отсутствовало в изначальном тексте кон. 11 века, который отображён в НПЛ (Новгородской Первой летописи). Само описание похода взято русскими авторами из переводной Хроники Продолжателя Амартола, где никаких имён русских вождей не упомянуто (и в более древнем тексте, читаемом в НПЛ имена вождей также не упомянуты, а Аскольд и Дир «появляются» в Киеве неизвестно откуда много после похода и незадолго до прихода в Киев Игоря и Олега). Получается, что автор ВК писал «об Аскольде» строго по ПВЛ, которая написана в начале 12 века и была включена во многие русские летописи в качестве начальной части. Но не во все, в НПЛ сохранилась несколько более ранняя версия – и об этом в 1-й половине 20 века знали немногие специалисты.
         
        2. В тексте ВК упомянут князь Бравлин, известный по русской редакции Жития Стефана Сурожского, написанной в 15 веке. Известно, что Житие было переведено с греческого, но само имя не могло так звучать по-гречески (византийское произношение исключало звук «б»). В 1930 году в поле зрения исследователей попал и был опубликован текст армянской редакции Жития, где имя князя записано Пролис (что восходит к более старому армянскому произношению «Правлис»), а его национальность не упомянута – просто вождь какого-то «злого и неверного народа». Таким образом, в оригинале имя князя могло звучать или Правлис или Враулин, при этом армянская форма, как Вы наверное замечаете, выглядит вполне прозрачно по-славянски – ср. право, правый, правильный и т.д. А вот слова «бравый» в древнерусском не было. Но автору ВК была известна только форма «Бравлин» (впрочем, он её пытается «ославянить» и пишет то Брьвлень, то Боровлень, то строго энциклопедическое и современное литературное – Бравлинъ), скорее всего, про армянскую редакции он не слышал, потому что и многие специалисты о ней тоже не слышали, и многие историки даже после 1930 года даже не упоминают эту редакцию.

        • Анатолий А. Клёсов говорит:

          Я не очень понимаю, в чем проблема. В ВК, написанной, по некоторым соображениям, в конце 1-го тысячелетия н.э., указано имя князя Бравлин, Бравлень, Боровлень, а в армянском варианте «Жития» «могло звучать» Враулин. Нормальное дело. Ни о какой подделке ВК это не свидетельствует. При этом я даже не рассматриваю вариант о подделке армянского «Жития». Видимо, потому что подделки могли быть только в русских источниках. Все остальные – безусловно, оригиналы, чистые как слеза. При этом я согласен, что автор ВК, если он жил в конце 1-го тысячелетия, скорее всего, про армянскую редакцию «Жития» не слышал.
           
          Ну и в чем «сухой остаток»?
           
          Смею дать совет со стороны естественнонаучных дисциплин: всегда рассматривайте несколько альтернативных объяснений одной гипотезы или феномена. Ни за что не сгибайте объяснение только в одну сторону, которая Вам по какой-то причине (особенно по причине политической или стадной) более близка.

        • V. M. говорит:

          Спасибо за интересный комментарий…
           
          >> Ни о какой подделке ВК это не свидетельствует.
           
          Это важные текстологические (!) аргументы в пользу того, что ВК не является «древнейшим источником» по истории славян и Руси. О том, что мистификация была создана в прошлом столетии они, конечно, прямо не свидетельствуют (в пользу этого говорят другие нестыковки, в том числе из обзора Светланы Бондаренко об «обретении» ВК). Однако данные текстологические аргументы, свидетельствующие о том, что ВК не могла быть создана «в конце 1-го тысячелетия н.э.», только усиливают общий взгляд на ВК как на мистификацию.

  • Анатолий А. Клёсов говорит:

    В завершение комментариев с моей стороны хотелось бы выразить признательность В.И. Меркулову за инициацию и поддержание дискуссии по столь насыщенному, важному и сложному вопросу как достоверность Велесовой книги как исторического документа. Вопрос, в самом деле, очень сложный и неоднозначный. Не очень толково поступают те, кто выдают желаемое за действительное и объявляют, что вопрос давно решен. Вопрос, конечно, не решен. Никакого консенсуса нет, есть крен, и не более того. Есть профессиональные историки и лингвисты, которые считают, что ВК скорее древний исторический документ, чем нет. Более того, они выставляют толковую аргументацию. В этой дискуссии очень содержательными и информативными были комментарии кандидата исторических наук Д.С. Логинова, которые убедительно показывали, что от аргументов сторонников историчности ВК просто невозможно отмахнуться, как бы этого ни хотели противники.
     
    Смотрите, что происходит. После 50 с лишним лет полного официального неприятия ВК есть много сторонников того, что это вовсе не подделка. Если убрать просто ля-ля с той и другой стороны, со стороны людей, которые ВК («исходные тексты») и не открывали (а значит, их «комментарии» не считаются), то остаются значительные противостоящие силы. Просто так это быть не может. Значит, есть веские причины принятия и непринятия ВК с той и другой стороны. И это – объективная реальность.
     
    Именно потому собралась группа людей, которые отнюдь не являются единомышленниками в отношении ВК, и которые решили провести новый вариант экспертизы, по гамбургскому счету. Они предложили мне быть модератором, или ведущим этой экспертизы, потому что за многие годы я ни разу не высказался за или против той или иной стороны. Я продолжаю соблюдать нейтральность, потому что пока не вижу критической массы аргументов с той или иной стороны. И понятно, почему – ВК представляет собой наслоения противоречий. Там есть пища для аргументов той и другой стороне. И это делает научную задачу особенно увлекательной.
     
    Приведу аналогию из ДНК-генеалогии. Древние ископаемые кости человека содержат ДНК, зараженную посторонними микробами (со своей ДНК) порой на 95% -99%. Задача огромной научной сложности – «отфильтровать» микробную ДНК и выделить только ДНК древнего человека, и ее изучать. И эта задача решаема, есть уже десятки положительных примеров ее решения. Так и ВК – неумелые и непрофессиональные «копирования» и «интерпретации» исходных текстов Миролюбовым и Куренковым привели к тому, что «расшифрованная» ВК содержит напластования той самой «микробной ДНК», и это дает обильную «пищу» противникам ВК. Но дошедший до нас текст, возможно, содержит и «жемчужины», которые испортить не удалось. Вот они и описывались в комментариях Д. Логинова, В.Юрковца, А. Лабаева и других. Отмахиваться здесь тоже не получается.
     
    Что касается меня, я продолжаю держать тормозную колодку прижатой, и не поддаваться на аргументы тех или других. Я хочу сам убедиться в достоверности тех или иных выводов, но под другим углом, а именно под углом недавних разработок ДНК-генеалогии. Уж о них ни Миролюбов, ни Куренков не знали. Они не знали о том, что индийцы и славяне имеют ту же самую Y-хромосому и фактически являются историческими братьями, они не знали, что славяне, точнее, их предки уходили за восток до Байкала и Алтая и далее, они не знали, какое отношении имели скифы, илллирийцы или венеды к славянам, они не знали о том, когда и почему венеды ушли от славян (сербов) на север, в германские земли, они не знали о том, что британцы (англичане, ирландцы, шотландцы) в своей части имеют праславянские корни, они не знали, что предки славян уходили в Месопотамию, Сирию, Аравию – в общем, они не знали многое из того, что выявила и продолжает выявлять ДНК-генеалогия. Но кое-что из этого, так или иначе, нашло отражение в Велесовой книге. Разве не важно и не интересно это проанализировать? Понять, это случайность или закономерность? Причем сделать это не по вольным, авторским переводам ВК, а по доступным исходным текстам?
     
    Вот ведь о чем речь. И как можно говорить о том, что результаты этого анализа не будут иметь значения, потому что «не путайте меня фактами, я уже настроился»?
     
    Так что я со своей стороны прекращаю эту дискуссию, и вернусь к ней с результатами экспертизы. К ее проведению приглашаются все желающие, структура и план экспертизы описаны выше в предыдущих комментариях. Для желающих дело за малым – освоить исходные тексты ВК, включая те, что на влесовице, внимательно прочитать варианты переводов ВК, выявить в них несоответствия, и сформулировать наиболее адекватный перевод каждого рассматриваемого фрагмента, внимательно прочитать критиков ВК и понять, что там обосновано, а что – ошибки, передергивания, искажения. И присылать это мне по пунктам. В итоге будет сделан максимально обоснованный вывод – либо правы противники ВК, и ничего нового в ВК нет, либо противники ВК неправы, это по всем основным признакам древний исторический документ, несмотря на напластования недоразумений и ошибок переписчиков и «дешифровальщиков».
     
    Думаю, важность такой экспертизы просто невозможно отрицать.

    • V. M. говорит:

      Спасибо, Анатолий Алексеевич.
       
      >> Уж о них ни Миролюбов, ни Куренков не знали…
       
      Естественно, они ничего не знали о ДНК-генеалогии. Но выше я уже написал про довольно популярный мотив – собственно он и повлиял, видимо, на Миролюбова в его труде «Ригведа и язычество», отразился в ВК. На волне интереса к санскриту и к Индии ещё в XIX веке появилось немалое количество трудов. Тональность задали языковедческие исследования, результаты которых быстро перешли в общеисторический контекст. И это важно. Чтобы разбирать такие вещи, на мой взгляд, необходимо привлекать не ДНК-генеалогию, а историографию.
       
      Остаётся также ключевой вопрос: что такое «исходные тексты ВК»? О.В. Творогов использовал и анализировал «исходный текст»? Сторонники ВК на этот вопрос не отвечают, но я догадываюсь, почему =)
       
      >> Думаю, важность такой экспертизы просто невозможно отрицать.
       
      Всё зависит от того, что именно является предметом «экспертизы» (какой текст или тексты) и кто выступает в роли «экспертов» (какова их квалификация, компетентность, объективность). Пример я уже приводил.

      • Анатолий А. Клёсов говорит:

        Уважаемый Всеволод Игоревич, я вижу огромную долю бессмысленности в обсуждении содержания ВК в этом формате. Вот даже у нас с Вами при наличии полного взаимопонимания буквально по всем вопросам, которые мы когда-либо обсуждали, при обсуждении ВК выясняется, что мы играем в некий пинг-понг, причем играем на разных столах. Я говорю об одном, Вы отвечаете и говорите совсем о другом. Со стороны может показаться, что идет дискуссия, но ее нет и близко.
         
        Вот, смотрите. Я пишу о том, что в ВК есть интересные положения, которые можно и нужно изучать. Более того, я перечисляю некоторые из этих положений. Я пишу, что сейчас принимаю участие в независимой экспертизе ВК, которая должна придти к заключению, действительно ли там есть эти интересные положения, после сверки разных вариантов разбивок, разных вариантов переводов. Более того, пишу, что эти исследования, даже если они покажут несостоятельность ВК, они обогатят подходы ДНК-генеалогии, покажут ее возможности в расшифровке спорных положений. Казалось бы, что в этом плохого?
         
        А теперь смотрите, что в ответ на это пишете Вы: «необходимо хорошо понимать, что ВК не является древнейшим источником по истории славян и Руси». То есть я ставлю конкретную задачу и конкретный вопрос, которые призваны приблизить науку к ответу на проблему, волнующую огромное количество людей, а Вы считаете, что этого ничего не нужно, потому что ВК не является «древнейшим источником». Как это понимать? «Не путайте меня фактами, я уже настроился»? На мой взгляд, это не наука. Наука всегда оставляет нерешенные вопросы, наука всегда в развитии. Возможно, столь фундаментальные расхождения между нами по этому вопросу отражают расхождения такого же порядка между предствителями естественнонаучных и гуманитарных дисциплин. Ну и какая дискуссия в подобной ситуации может быть? Ответ – никакой. Вот такой – никакой – она и продолжается уже не менее 60 лет. Стороны говорят мимо друг друга.
         
        Смотрим дальше. Я пишу, что независимо от того, древний ли это источник, или окажется подделкой при приложении критериев и сведений ДНК-генеалогии, уже полезно то, что сторонники ВК изучают ее на фоне изучения русской истории, а противники не изучают (в ВК) ничего. И спрашиваю – есть разница? Вы отвечаете, что «изучали и продолжают изучать, каждый в своей сфере – и Творогов, и Рыбаков, и Кузьмин, и Зализняк, и Фомин, и Грот, и многие другие…»
         
        Я это комментирую, что «изучали и продолжают изучать» – это не ответ. Надо понять, что именно они изучали – «исходные тексты или вольные переводы, какие фрагменты, к чему пришли. Какие выводы сделали, на основании чего». И вдруг при Вашем ответе на это оказывается, что Вы имели в виду вовсе не ВК: «изучали и продолжают изучать, каждый в своей сфере, подразумевая не ВК, естественно, а тематики исследований данных учёных и их вклад в науку».
         
        Это что, дискуссия? Опять пинг-понг на разных столах. При чем здесь «не ВК, а тематики исследований данных ученых»? Я-то о ВК, а Вы – нет. И вот такие «дискуссии» идут уже 60 лет. Каждая сторона о своем.
         
        Дальше – больше. Я пишу: «Например, Творогов пишет – «важный вывод основан лишь на ничем не доказанном отождествлении древних славян с древними индийцами». Действительно, во времена не только Миролюбова, но и Творогова этого не знали. Но сейчас мы знаем, что ДНК (Y-хромосомы) древних (и современных) славян практически тождественны ДНК древних (и современных) индийцев («индоевропейцев»). Что делать будем? Дадим возможность противникам ВК выкручиваться?»
         
        Обратим внимание, что речь идет о славянах и индийцах, о ДНК-генеалогической связке между ними, и о том, что раньше этого не знали. Это – мое положение в ожидаемой дискуссии. Что Вы отвечаете? «Ничего подобного. Не только знали. Это был довольно популярный мотив…».
         
        И далее на страницу даете цитату, которая, по Вашему мнению, призвана показать, что все это было известно, и повлияло, видимо, на Миролюбова. Тем более что об этом знал и некий белоэмигрант, «из тех же кругов, что и Миролюбов со товарищи». И что же в той цитате? Давайте посмотрим: 1) что «некоторые из арийских племен» пришли в Индию, в Персию, и в Европу, 2) что славянские племена «с берегов Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи» уходили в Европу «двумя главными путями», одни в сторону Константинополя, другие в южно-русские степи, 3) что был еще один путь – через Кавказ «в нынешнюю Кубанскую область». И завершаете – «Перед нами вполне себе распространённый взгляд своего времени», и что Миролюбов (видимо) и другие «знали – вернее, догадывались». То есть Вы подводите базу, что все это было на слуху, потому Миролюбов это все вставил в ВК.
         
        Помилуйте, но здесь же ни слова о связке древних славян с древней Индией. То есть опять – я об одном, Вы – совершенно о другом, что арии уходили в Индию, а славяне – в Европу. Понимаете, в чем системная проблема в подобных «дискуссиях»? Потому что идет постоянная подмена понятий, и тут же провозглашается, что все это было известно, потому и вошло в ВК.
         
        Это – не дискуссия. Поэтому и нужна та самая независимая экспертиза, о которой я оповещал, потому что игра будет переведена на один стол, и станет ясно, кто передергивает, кто подменяет понятия, кто высмеивает не саму ВК, а ее вольные переводы. Возможно, что и после этого выяснится, что в ВК ничего исторически интересного, важного и нового нет, и этот вывод будет на сегодняшний день почти окончательным, но это будет не заслуга «критиков ВК», а результат независимой и продвинутой экспертизы. А действия многих «критиков» получат свою оценку.

        • V. M. говорит:

          Хорошо, чтобы не превращать разговор в игру слов, поставлю вопрос максимально конкретно. Это странно, но я до сих пор не могу получить на него ответ. В отношении чего проводится независимая экспертиза, а именно, что является «самой ВК», а не её «вольными переводами», является ли предметом экспертизы текст ВК, представленный в публикации О.В. Творогова, или это какой-либо иной текст(ы), если да, то какой(е)? Ну и, конечно, хотелось бы знать, кто являются «независимыми экспертами».

          • Анатолий А. Клёсов говорит:

            Максимально конкретно было выше описано, и не один раз. Повторю по сути и местами текстуально.
             
            1. Необходимость экспертизы по ВК обусловлена тем, что рассмотрение исходных текстов проводилось «критиками» из рук вон плохо. Как правило, рассмотрение уже заранее исходило из того, что ВК – подделка. Зачастую (почти всегда) рассмотрению подвергались вольные переводы, пример – известная лекция Зализняка, в которой рассматривался авторский перевод Асова, а не исходный текст ВК, имеющийся в наличии. Как мы уже видели при дискуссии на Переформате, под видом «критики» обсуждаются совершенно другие положения. В других случаях «критик» не осведомлен о современных достижениях науки, и базирует свою «критику» на устаревших представлениях. Все это свидетельствует о некачественной (в значительной степени, если не целиком) «критике», тенденциозной и не объективной. Это далеко от нормального, бесстрастного рассмотрения, и подменяется фельетонами.
             
            2. Независимая экспертиза проводится в отношении имеющихся в наличии текстов, в том виде, в котором они были скопированы и/или перенесены на бумажные носители. Экспертиза призвана показать, содержатся ли в имеющихся в наличии текстах сведения исторического характера, которые не могли быть известны до 1960-го года, но которые стали известны в последнее время.
             
            3. «Самой ВК» являются имеющиеся в наличии «первичные» тексты, просто по определению. Вольные или авторские переводы – это уже соответственно переработанные исходные тексты. Текст ВК, представленный в публикации Творогова, и есть исходный, имеющийся в наличии текст, если не будет показано, что есть более ранние тексты.
             
            4. Независимые эксперты – это открытая группа людей, являющихся сторонниками и противниками подлинности ВК (в той степени, в которой продукт переписчиков является «подлинником»), а также нейтральные эксперты. Эксперты – это те, которые способны читать исходные тексты ВК, включая «влесовицу», которые способны сопоставлять разные варианты переводов с исходными текстами ВК, которые способны провести анализ «критики» ВК, опубликованной «критиками». Желающие войти в состав экспертов должны подтвердить изложенные требования. В состав экспертов входят, в частности, профессиональные историки и лингвисты (на уровне доктора филологических наук). Модератором группы экспертов являюсь я, при всей своей нейтральности к ВК. Коллеги знают, что я не подыгрываю ни сторонникам, ни противникам ВК. В заключении экспертизы, состоящей из четырех этапов (см. ниже), эсперты имеют право выразить свое мнение, если оно не совпадает с мнением большинства.
             
            Приложение – последовательность этапов экспертизы:
             
            Этап первый – перечисление и приведение копий всех исходных текстов ВК, фотографий, светокопий, всего, что есть в наличии (включая тексты по работе Творогова). Этап второй – воспроизведение фраз и прочих фрагментов ВК по исходным текстам, которые могут иметь значимость для исторической интерпретации, в первую очередь, с точки зрения результатов и выводов ДНК-генеалогии. При этом будут выписываться все варианты переводов, и сопоставляться между собой, с выбором наиболее обоснованного варианта. Этап третий – выписка всех аргументов критиков ВК, и проверка всех их на добросовестность. Манипуляции, передергивания, ложь будут выставляться на всеобщее рассмотрение. Здесь же проводится встречный лингвистический анализ Жуковской, Зализняка и прочих критиков. Этап четвертый – интерпретация всех отобранных фраз и фрагментов ВК в рамках исторических наук и особенно ДНК-генеалогии.
             
            Если материалы и выводы экспертизы представят значимость, они будут опубликованы отдельной книгой.
             
            Примечание: данное описание не является окончательным, и может модифицироваться в процессе экспертизы.

            • V. M. говорит:

              >> Текст ВК, представленный в публикации Творогова, и есть исходный, имеющийся в наличии текст, если не будет показано, что есть более ранние тексты.
               
              Замечательно. Собственно, никакого другого варианта я и не ожидал. Это означает, что, тем самым, признаётся и научная добросовестность Творогова, который сделал весьма сильный анализ ВК. Я же на основе этого «исходного» текста показываю, что ВК является мистификацией, в которой нашли отражение определённые стереотипы исторического мышления, свойственные не только вполне определённому времени, но и произведениям самого Миролюбова. Таково моё заключение.
               
              Кстати, Нечволодов – это не «некий белоэмигрант», а автор популярного изложения российской истории, которое было широко известно. Миролюбов его, это издание, конечно, знал. У Нечволодова и арии, и славяне – суть одно и то же, в чём легко убедиться, заглянув в его книгу. Очевидно, что данная идея появилась под влиянием языковедческих исследований XIX века и представлений того же времени об истории «индоевропейцев». У Миролюбова встречаем то же самое – «видна связь наших предков с Индией» (Миролюбов Ю.П. Славяно-русский фольклор // Сакральное Руси. Т. 2, М., 1996. С. 581). Те же воззрения, естественно, отразились и в ВК, если признавать автором этой мистификации Миролюбова (к чему, в общем-то, всё и сходится, на мой взгляд). Спрашивается, какую роль здесь сыграет ДНК-генеалогия? Да, утвердительно подчеркнёт эти связи, между русскими и индусами. И что? Это как-то подтвердит историчность ВК? Нет. Это, скорее, на новом уровне подтвердит и скорректирует некоторые исторические представления об истории ариев, появившиеся на гипотетическом уровне в XIX-XX вв. И хорошо. Причём здесь ВК? Почему бы не апробировать методику ДНК-генеалогии при изучении источников, подлинность которых не вызывает сомнений?
               
              Исследовать, конечно, можно всё, что угодно, в том числе и ВК. Вопрос лишь в продуктивности исследования, в его научных перспективах, в возможности обогатить науку.

              • Анатолий А. Клёсов говорит:

                >> Замечательно. Собственно, никакого другого варианта я и не ожидал. Это означает, что, тем самым, признаётся и научная добросовестность Творогова, который сделал весьма сильный анализ ВК.
                 
                Уважаемый Всеволод Игоревич, Вы раз за разом подтверждаете необходимость независимой экспертизы ВК. Я уже не раз отмечал, что стороны, обсуждающие ВК, обычно говорят мимо друг друга, и это действительно подтверждается с завидным постоянством. О какой дискуссии тогда вообще может идти речь?
                 
                Вот, смотрите. Я фактически написал, что Творогов представил в своей публикации то, что старательно скопировал у Миролюбова и Куренкова, и что это хорошо. Это может быть использовано как исходный, имеющийся в наличии текст, и добавил, что если не будет показано, что есть более ранние тексты.
                 
                Вы же пишете, что я этим признаю научную добросовестность Творогова, который сделал весьма сильный анализ ВК. Заметьте, что я про научную добросовестность Творогова, и тем более о «сильном анализе» ВК, ничего не писал. Более того, при разборе его труда у меня появились к нему претензии, в частности, в его положениях про индийцев и славян, в которых он ошибался, но которые выставлял в пику ВК, что неверно. Ошибся он и в своих представлениях о древних миграциях славян, опять выставив в пику ВК, что опять неверно. Я вовсе не считаю, что он недобросовестен, просто он «честно ошибался», многого не знал из того, что уже знаем мы. Потому и нужна Экспертиза, которой в таком направлении и объеме не было.
                 
                Поэтому выставлять сейчас оценки, до завершения Экспертизы, в отношении того, кто там был добросовестен и чей анализ ВК «сильный» я не считаю для себя правильным. Экспертиза может многое из этого изменить. Вы же, естественно, имеете полное право выставлять любые оценки, как и любой другой.
                 
                Вы относитесь к немалому числу людей, специалистов и неспециалистов, которые безоговорочно считают ВК фальсификацией. Для меня здесь проблем нет, страна свободная, есть долгожданная свобода слова. Считайте так. Есть немалое число людей, которые безоговорочно считают ВК подлинным историческим документом, хотя и обезображенным переписчиками и дешифровщиками. Для меня тоже здесь проблем нет по той же причине. Но я бы хотел заметить, что имею право не присоединяться ни к тем, ни другим «безоговорочным», опять по той же причине. Моя научная этика не позволяет мне присоединяться к тем или другим без детальной проверки текста ВК самому. Вот это и есть главный принцип отбора независимых экспертов для данной работы – чтобы они разбирались сами, и не слушали «безоговорочных» с той или другой стороны. Я понимаю, что «безоговорочных» с любой стороны ничем не прошибить, и Экспертиза делается не для них. Экспертиза делается для науки.
                 
                >> Исследовать, конечно, можно всё, что угодно, в том числе и ВК. Вопрос лишь в продуктивности исследования, в его научных перспективах, в возможности обогатить науку.
                 
                Безусловно. Об этом и речь. Именно на это и направлена независимая экспертиза.

                • V. M. говорит:

                  >> Вы относитесь к немалому числу людей, специалистов и неспециалистов, которые безоговорочно считают ВК фальсификацией.
                   
                  Да, я считаю, что ВК – романтическая мистификация, главным мотивом которой послужила мечта обрести «древнейший источник» по истории славян и Руси. Наиболее вероятный создатель этой мистификации – Ю.П. Миролюбов, хотя допускаю, что «автором идеи» мог стать некий «коллективный разум» в русской эмигрантской среде. Я давно и сознательно пришёл к этому выводу.

      • Тинто говорит:

        «Кто выступает в роли «экспертов» (какова их квалификация, компетентность, объективность)» – понятно кто, люди верующие))

        • Георгий Максименко говорит:

          Не тактичный приём. А кто писал русские летописи, СОПИ, историю Руси? Это были люди не верующие?

        • Анатолий А. Клёсов говорит:

          Перед нами – образчик «мышления» человека, который на самом деле дискредитирует критику ВК. Это – из той толпы, которая ВК не видела, не изучала, в общем, не имеет понятия. Это из тех, которые «не читал, но осуждаю». Он не знает, кто в составе экспертов, но уже «знает», что они «верующие». Вот эти, кто не имеют понятия, но «знают», засоряют любую дискуссию.
           
          Оставьте разбираться с ВК тем, кто понимает предмет. Среди экспертов есть люди, которые категорично не приемлют ВК, но они честно работают – читают исходный текст, разбирают разные переводы, изучают историю славян, и понимают, где в ВК противоречие, а где нужно подумать. Они верят, что докажут, что ВК – подделка, именно потому я их пригласил в состав экспертов, и они согласились. У нас в комиссии экспертов нет игры в одни ворота. Кстати, среди экспертов есть и профессиональные юристы, у которых есть опыт разбора сложных дел. У меня тоже есть немалый опыт юридической работы, и я вовсе не «верующий». На месте модератора я бы вас отсюда выставил, чтобы не мешали работать со своими глупыми и безответственными замечаниями. Шли бы туда, где мозги не нужны. В сети таких мест много.
           
          Обратите внимание на работу Всеволода Игоревича Меркулова. Он – работает, обосновывает свои положения, цитирует труды – свои и других исследователей. Он может ошибаться, как любой из нас, но он делает то, что в его силах. Посмотрите на свои ернические фразы – это что, работа? Вы, видимо, не отдаете отчета, что попали на сайт под названием «Переформат», чья цель – дать новое знание, посмотреть на концепции, наблюдения, факты под необычным углом. Переформатировать знание, и тем самым продвинуть его. А вы что? Переформатируете? Продвигаете? Здесь, понятно, речь не только о вас, речь о явлении «шариковых», которое продолжается «с тех пор».
           
          Вернемся к верующим. Не надоело с ними бороться? Ведь это все уже было – в том числе и ссылки, расстрелы, разрушения храмов. «Опиум для народа». Библию и Евангелия передавали друг другу под страхом ареста, ссылки, смерти. И где все это? Помогло? Нынче Президент страны и премьер-министр стоят со свечами в храме, осеняют себя крестом, кланяются иконам. Потому что политики, понимают тенденции. Следуют им. Кто может гарантировать, что когда-то, может, весьма вскоре, Президент не будет стоять в Храме Велеса, кланяться Велесовой книге, цитировать оттуда фразы. И это не будет иметь никакого отношения к научной оценке ВК. Как сейчас считается дурным тоном критиковать Библию с научных позиций. Потому что это ничего не дает, и принимается по умолчанию, что Библия – не научный источник.
           
          Почему критики ВК не могут это понять? Ну, окажется ВК не научный источник, и что с того? А люди будут продолжать верить, что ВК – их сокровенная древняя история, как верят в Библию. Потому что вера – это, в первую очередь, нравственность, а не научное содержание. Вот нравственности в науке не хватает, потому и Библия, и храмы, и Велесова Книга, как источник древних заветов – во всяком случае, так многими воспринимается.
           
          И наша научная экспертиза на это никак не повлияет. Это – научный проект, призванный упорядочить наши знания об истории древних славян. И ВК – это триггер такого исследования.

        • Андрей говорит:

          Недавно предложили канонизировать Велесову книгу.
           
          Георгий Максименко, волхв Славер: «Родовой союз славян принял решение канонизировать Велесову книгу. Значит, что предшествовало этому решению? Этому решению предшествовал 12-летний период изучения этого первоисточника на предмет его подлинности. Он был исследован со всех сторон. За эти 12 лет он был исследован и с научной точки зрения, была подключена лингвистика как наука к этому вопросу, история, археология, ДНК-генеалогия очень сильно нам помогла в этом вопросе. Дальше тянуть смысла нету, все веды от 1-ой до 26-ой изучены, научные труды по этому поводу в научных изданиях опубликованы, и сегодня мы можем сказать, что это подлинный первоисточник. И все наши противники, которые пытались доказать фальсификацию этого источника, они этого сделать не смогли…
           
          Мы пришли к выводу, что этот источник подлинный, и его необходимо канонизировать. Пора славянам уже признать то, что у нас имеется первые письменные первоисточники, которые отражают нашу историю, культуру и быт славянских народов на протяжении 7 тысяч лет. Это вот то, что описано в Велесовой книге. Есть даже там моменты, когда они заглядывают в более древние времена, чем эти 7 тысяч лет, то есть есть датировки в 11 тысяч лет, и самая глубокая датировка – это в 20 тысяч лет, она совпадает с данными ДНК-генеалогии о зарождении предков русского рода, т.е. арийского рода. Вот такое решение принято. Канонизирован сплошной текст в варианте Куренкова, сделана разбивка этого текста, изучен этот язык, разбивка с велесовицы переведена на кириллицу. И на этом мы решили, так сказать, канонизацию закончить
          » (полностью видео на Youtube).
           
          Экспертиза давно сделана и Велесова книга канонизирована!
           

           

          • V. M. говорит:

            Да… «Канонизация ВК» и риторика вроде «с научной точки зрения», «научные труды», «ДНК-генеалогия» – это какой-то параллельный мир. Боюсь, что стольких «интересующихся историей посредством ВК» не вместят имеющиеся в наличие жёлтые дома.

            • Тинто говорит:

              Знаете, что самое забавное? :) «Канонизаторы» ВК объявляют себя язычниками, при этом «канонизируют» эту мистификацию вполне по-православному. Вы правы, «имеющиеся в наличие жёлтые дома» их вряд ли вместят :))

              • V. M. говорит:

                Да пусть себе тешатся, свобода же! Только из научной плоскости вопрос уходит безвозвратно. И это есть непреложный факт.

              • рсм говорит:

                Ещё забавнее обвинения учёными оппонентов в безбожии (коммунизм) и язычестве (мистицизм). Вроде как уж много столетий не живут при монастырях. Сколько лет минуло, а ритуальные заклинания и монастырский устав из подсознания всё ни как не выветрится.

                • V. M. говорит:

                  Дело не в том, что кого-то «обвиняют» в верованиях или отсутствии таковых – это личное дело каждого и к науке не относится. Вопрос ставится иначе: если некто «верует» в подлинность ВК вопреки всем разумным аргументам, то он является человеком верующим, но никак не учёным. И Бог, как говорится, с ним…

          • Анатолий А. Клёсов говорит:

            >> Экспертиза давно сделана и Велесова книга канонизирована!
             
            Перед нами очередной образчик того, что человек не понимает, о чем пишет. Библия и Евангелия давно канонизированы, но какое отношение это имеет к научному содержанию? Вы вообще знаете, что такое канонизация? Причисление к лику святых – это канонизация. Ну, и где там наука? Канонизация печатного (или рукописного) произведения – это выбор наиболее подходящего (по разным причинам) текста группой уполномоченных лиц. Наука к этому вообще не имеет отношения, если текст не научного направления, или поставленная задача не имеет научного характера.
             
            Не знаю, как кому, а мне интересно, почему наиболее малограмотные люди являются наиболее безапелляционными «противниками» или «сторонниками» ВК. Впрочем, это общее явление.

          • Георгий Максименко говорит:

            Насчёт того, что экспертиза проведена, там нет ни слова. У Вас весьма отдалённое представление о том, что такое канонизация. Сплошной текст, его разбивка и переложение на кириллицу приведены к единому знаменателю, чтобы религиозные организации могли пользоваться единым текстом и закончили многолетние споры и разногласия по данному вопросу. На изучение это вопроса ушло 12 лет. Настало время сосредоточить внимание на деталях дословного перевода и внутреннего содержания. Что же в этом плохого? Научная экспертиза идёт своим параллельным курсом и к канонизации никакого отношения не имеет. И вообще не понятно, какое Вам лично дело до того, что в своём кругу канонизируют славянские религиозные общины к которым Вы лично не относитесь и представления о том, чем они занимаются, не имеете. Свербит? Тогда подключайтесь к экспертизе и покажите своё знание в вопросе изучения материалов ВК.

            • V. M. говорит:

              Скажите, а Вы входите в число экспертов?

              • Тинто говорит:

                Входит, входит)))

              • Анатолий А. Клёсов говорит:

                Я уже не раз пояснял, что в состав группы экспертов входят как «сторонники», так и «противники» ВК. Именно в этом достигается эффект «сдержек и противовесов». Они внимательно рассматривают анализ и выводы друг друга, обсуждают на сайте и в Вестнике, и, если угодно, «ловят» друг друга на том, что, по их мнению, не является корректным. Я, как модератор, вношу соответствующие коррективы в результаты экспертизы и ее положения.
                 
                Это – наиболее эффективный путь достижения сбалансированного результата. Подобного рассмотрения ВК с внутренней и жесткой рецензией противоборствующих сторон и нейтральных рецензентов в мире (и в первую очередь в СССР и затем в России) пока не было. Обычно игра шла в одни ворота той или другой стороной, и создавалась видимость якобы дискуссии, которой на самом деле не было. Стороны друг друга не слушали и не слышали. Потому что рядом не было критика, который бы сказал – «минуточку, но ваши исходные положения неверны или некорректны, а вы их выдаете за данность. Поэтому все ваши последующие рассуждения некорректны или безотносительно, по таким-то конкретным причинам».
                 
                Если бы обсуждение ВК в ходе последних 50 лет было организовано так, как требует наука, и как это происходит в нашем коллективе экспертов, то А. Зализняку с самого начала указали бы, что он критикует не исходный текст ВК (находящийся в наличии и опубликованный в работе Творогова, хотя и там во многих местах спорная разбивка уже проведена), а вольный, авторский перевод Асова. Поэтому критика Зализняком после такого подхода «сдержек и противовесов» резко сократилась бы в лучшем случае до нескольких строк. Да и те потребуют контр-линвистической профессиональной экспертизы, и мы не знаем, чем она закончится.
                 
                И таких примеров масса. Тот же О.В. Творогов, после старательного копирования доступного текста ВК, в следующем разделе критики пишет – «Странно, как может выцвести текст, процарапанный на доске острым предметом!». Но рядом не было критика самого Творогова, который бы сказал, что на самом деле ничего странного нет, потому что… впрочем, предоставим слово доктору филологических наук, профессору А.Т. Липатову: он …« просто не был знаком с основными секретами славянской техники письма по дереву. А она поистине удивительна. Оказывается, и в самом деле, наиболее пригодным для письма материалом был именно бук. Опытным путем пензенский столяр-краснодеревщик Анвяр Бикмуллин доказал, что хотя нацарапанные на буке острым писалом знаки и получаются бледными и неудобочитаемыми, но стоит их подвергнуть горячему вощению, как они разительно преображаются: белесые царапины приобретают красновато-коричневый цвет, то есть тот самый бурый, о котором говорит Миролюбов; при этом воск не только «проявляет» буквы, но и консервирует древесину, обеспечивая ей долголетие» (Вестник Академии ДНК-генеалогии, том 6, № 12, стр. 2197). Если найдется тот, кто в свою очередь может обоснованно поправить А.Т. Липатова, то его обоснованный комментарий тоже ляжет в материалы экспертизы. Видите, как надо вести дискуссию? А не вбрасывать нечто, делая вид, что это есть истина.
                 
                Мы видели на материалах этой дискуссии на Переформате, что автор вбрасывает описание чего-то там из «Жития», кстати, не цитируя, а пересказывая (что в нашей экспертизе уже не пройдет), и объявляя, что автор ВК списал это из «Жития», причем уже в 20-м веке. О том, что в «Житие» это могло, наоборот, попасть из ВК, или как в «Житие», так и в ВК из более древнего источника, «критику» в голову не приходит. Это что, критика? И так – сплошь по «критике ВК». Поэтому утверждать, что «наука показала», мягко говоря, преждевременно.
                 
                При этом я вовсе не утверждаю, что «сторонники» ВК безгрешны и сплошь корректны. И там натяжек, а то и подтасовок хватает. Потому и нужна сбалансированная экспертиза. Я сам не раз указывал в дискуссии «сторонникам» ВК, что они для «обоснования» своей позиции выхватывают один вариант трактовки ВК, более удобный для них, и не рассматривают альтернативный вариант, ломающий их обоснование. Теперь скажите мне, кто в современной научной среде, высказывавшийся по ВК, является нейтральным? Кто мог бы возглавить или провести такую нейтральную экспертизу? Пожалуй, нет таких. А почему? Да потому что по отношению к ВК в научных «кругах» была с самого начала создана атмосфера нетерпимости, непризнания, отвержения, изначально было заложено, что это фальшивка. Это что, наука? Это трагедия науки.
                 
                Все это в отечественной науке уже было – и гонения, и освистывания, и непризнание. Потом оказывалось, что дали маху, и российская наука в результате этих освистываний оказалось отброшенной далеко назад. Сколько можно наступать на одни и те же грабли? Что, сторонники ВК поглощают государственный бюджет? Ведут свои исследования на деньги налогоплательщиков? Нет? Тогда откуда такая непримиримая воинственность? Откуда это, что даже безграмотные «критики», никогда в глаза текст ВК не видевшие, устраивают агрессивную свистопляску в сети? Где вы такое за рубежом видели, чтобы появившийся древний (или утверждающийся, что древний) текст вызывал бы такое неприятие «масс»? Да нет такого, и быть не может.
                 
                Так, может в консерватории что-то надо подправить?
                 
                Потому и «Переформат».

                • V. M. говорит:

                  Мне кажется, что состав группы экспертов должен определяться научной компетентностью, прежде всего. Если же за одним столом оказываются «верующие» и «неверующие», учёные и члены религиозных организаций, то, я убеждён, ничего путного из этого не получится. Люди будут разговаривать на разных языках. И ВК будет открываться в разных операционных системах. Что и происходит.
                   
                  >> то А. Зализняку с самого начала указали бы, что он критикует не исходный текст ВК…
                   
                  Да, Зализняк взял вариант Асова, и я догадываюсь почему – этот вариант один из самых показательных. Что принципиально изменилось бы в его аргументации, возьми он не текст Асова, а, допустим, «исходный» текст из публикации Творогова? Чего он не смог бы подвергнуть критике из того, что подверг? Ответ – ничего бы не изменилось! Или давайте по пунктам. Зализняк раскритиковал что-то из текста в версии Асова, но если бы взял тот же фрагмент из «исходной» версии, то его критика была бы неубедительной. Иначе к чему все эти разговоры? Не тот вариант взял, не то рассмотрел, не то высмеял…
                   
                  Приведённая выдержка из Липатова – это, извините, тихий ужас, а не возражение Творогову. Я понимаю, что есть люди, знающиеся все «секреты славянской техники письма по дереву» и даже, наверное, те, кто «узнал» их непосредственно от богов. Но в данном случае имеется прямая подмена. Оригинальных «дощек» всё равно нет, поэтому всякий эксперимент любого самого толкового краснодеревщика – это для самоутешения. Да, на таком уровне вести дискуссию не только не нужно, но и недопустимо.
                   
                  >> Мы видели на материалах этой дискуссии на Переформате, что автор вбрасывает описание чего-то там…
                   
                  Да, это критика. И критика убедительная, потому что автор не «вбрасывает описание чего-то там», а приводит конкретный текстологический аргумент. Тот же автор «вбросил» и про Аскольда аргумент, ещё более сильный. Совсем не в пользу ВК.
                   
                  >> При этом я вовсе не утверждаю, что «сторонники» ВК безгрешны и сплошь корректны.
                   
                  Анатолий Алексеевич, Вы шутите? Там 99% «сторонников» – люди, не имеющие отношения к науке вообще. Даже формально. А в лучшем случае, физики, увлёкшиеся лирикой… Или просто люди, мягко говоря, странные.
                   
                  >> Да потому что по отношению к ВК в научных «кругах» была с самого начала создана атмосфера нетерпимости, непризнания, отвержения, изначально было заложено, что это фальшивка. Это что, наука? Это трагедия науки.
                   
                  Теория заговора? По-моему, ответ кроется именно в многочисленных странностях как вокруг ВК, так и в среде её сторонников. У историков – людей, знакомых с разными историческими источниками, понимающих их, имеющих соответствующую подготовку, – серьёзно говорить о ВК не совсем прилично.
                   
                  Увы, трагедия (скорее, не в науке, а в обществе) – это серьёзное отношение к мистификациям вроде ВК. Трагедия, когда на решение научной, источниковедческой проблемы претендует кто угодно, вне зависимости от квалификации, знаний, методологии и даже общей вменяемости. Да, это трагедия. И меня, как профессионального историка, это очень огорчает.
                   
                  Поэтому я понимаю, что если среди «экспертов» случайные люди, если экспертное исследование имеет приоритет только в «анализе текста», то оно на неверном пути. Пример я дал выше.
                   
                  Впрочем, ВК можно рассматривать с научной точки зрения и в научной постановке вопроса. Я написал об этом в предыдущем посте: Текущее обсуждение подвело меня к мысли о том, что ВК рождалась, «материализовывалась» постепенно, как закономерный результат брожения в сознании русских эмигрантских кругов. На это повлияли, видимо, и ностальгические фантазирования, и гипертрофированный патриотизм, и желание как-то помочь оставленной Родине хотя бы в возвеличивании её истории, перечеркнутой ненавистной для них советской властью, и, наверняка, было много других причин. Мне кажется, что перспективно перевести проблематику в эту плоскость. Причины появления мистификаций вроде ВК и причины их общественной «живучести» – это вполне научная проблема.
                   
                  >> Потому и «Переформат».
                   
                  ВК – это битый кластер =)

                  • Тинто говорит:

                    И еще раз – браво! :)

                  • Георгий Максименко говорит:

                    >> Да, Зализняк взял вариант Асова, и я догадываюсь почему – этот вариант один из самых показательных. Что принципиально изменилось бы в его аргументации, возьми он не текст Асова, а, допустим, «исходный» текст из публикации Творогова?
                     
                    Поясню, что изменилось бы. Он не стал бы рассматривать и критиковать слово, которого в ВК на самом деле нет. Мелочь? Конечно, нет. Это как рассматривать и критиковать, например, слово «нанас» и доказывать, что такого слова в древнем славянском языке быть не может, когда на самом деле там стоит слово «на нас…». Разницу улавливаете?

                    • V. M. говорит:

                      Пожалуйста, конкретно и по пунктам. О каком-таком «нанасе» из версии Асова говорит Зализняк, который в «исходной» версии ВК (по публикации Творогова) оказывается вовсе не «нанасом», а «на нас». Желательно, в контексте.

                  • Анатолий А. Клёсов говорит:

                    Уважаемый Всеволод Игоревич, я уже отмечал, что вести «дискуссию» в таком ключе довольно бессмысленно. Мы продолжаем игру в пинг-понг на разных столах. Я объясняю, как химик (словами профессора А.Т. Липатова) почему буквы на дощечках могут выцветать, даже когда их основа процарапана, Вы – про «всякий эксперимент любого самого толкового краснодеревщика». Иначе говоря, я про химию выцветания органических красителей, Вы – про «тихий ужас» комментария со ссылкой на прямой эксперимент по прокрашиванию доски органическими красителями. Я – про то, что доктор филологических наук поддерживает оригинальность структуры текста ВК, Вы, как будто не слышите, утверждаете, что все ученые поголовно против ВК, кроме «физиков, увлекшихся лирикой». Кандидат исторических наук проводит детальный анализ текстов ВК и склоняется к тому, что есть немалая вероятность, что они имеют историческую ценность, и что критика ВК в немалой степени (или в основном) необъективная, Вы опять его не слышите и опять про «физиков, увлекшихся лирикой». Я говорю, что А. Зализняк анализировал авторский перевод, что в науке вещь неслыханная и недопустимая, Вы же говорите – «Что принципиально изменилось бы в его аргументации, возьми он не текст Асова, а, допустим, «исходный» текст из публикации Творогова… тот же фрагмент». Да в том-то и штука, что в публикации Творогова фрагмент уже текстуально другой. Зализняк не то критиковал. И вот так все последние 50 лет.
                     
                    А в материалах Экспертизы мы детально рассматриваем, какие фрагменты (из авторского перевода Асова) брал Зализняк, как он их критиковал, и какие это фрагменты на самом деле в тексте Творогова. Вот для чего нужна экспертиза. Иначе это всё ля-ля. «Он сказал, она сказала».
                     
                    В заключение, я опять хочу выразить Вам, Всеволод Игоревич, признательность за фактическую организацию дискуссии по ВК. Уверен, что многие читатели этой колонки и обсуждения поняли, что ситуация с ВК вовсе не такая простая и однозначная, как это пытаются подать «противники». Многие, надеюсь, начали задумываться. И это – самое большое достижение сайта под названием «Переформат».
                     
                    Dixi.

                    • V. M. говорит:

                      Уважаемый Анатолий Алексеевич! Я с удовольствием подожду результатов Вашей экспертизы и выскажусь по этому поводу. Наверное, это будет практичнее.

            • Андрей говорит:

              Что и требовалось доказать, Велесова книга переходит в категорию книг, востребованных «религиозными организациями», точнее, «славянскими религиозными общинами» и разными сектами. Ей там самое место. Поэтому в вашей «экспертизе» участвовать бессмысленно, результат заранее известен. В вашем комментарии говорится: «Настало время сосредоточить внимание на деталях дословного перевода и внутреннего содержания», т.е. вопрос решён – остались «детали». И какая же это, к черту, «экспертиза ВК»?

              • Тинто говорит:

                Вот именно)) Сперва «канонизировали», потом «экспертизу» проводят. Вообще, всё это – проявления комплекса неполноценности у отдельно взятых людей…
                 
                «Многие, надеюсь, начали задумываться» – о, да, и благодаря авторам нескольких разгромных (в отношении ВК и ее поклонниках) статей на Переформате убедились окончательно насчет «битого кластера».

  • Дмитрий Логинов говорит:

    >> Vatslav говорит…
     
    1. Представляется, что всё не столь однозначно. Прежде всего, отмечу, что приоритет данных НПЛ об Аскольде и Дире (и о некоторых других событиях древнерусской истории IX-X вв.) по отношению к тексту ПВЛ – вопрос далеко не закрытый в исторической науке. Проблемы авторства, этапов и времени сложения древнейших известных нам летописных сводов, их источников и степени достоверности – по сей день дискуссионны.
     
    Но, кроме того, утверждать, что «автор ВК писал «об Аскольде» строго по ПВЛ» достаточно странно. Напомню, что согласно «Повести», Аскольд и Дир – варяги из войска Рюрика, испросившие у него разрешение самостоятельно продолжить поход вниз по Днепру и осевшие, в конце концов, в «бесхозном» Киеве. Там они совместно правили до 882 г., когда были обманом убиты Олегом.
     
    Замечу, что этот вариант их биографии – не единственный, встречающийся в источниках. Один из них (из НПЛ) приведён в цитируемом комментарии. Следует, кроме того, отметить польских историков (соответственно XV и XVI вв.) Яна Длугоша и Матфея Стрыйковского, которые, по мнению ряда исследователей, пользовались какими-то не дошедшими до нас древнерусскими источниками. Согласно их построениям, Аскольд и Дир являлись братьями – потомками князя Кия (в итоге убиты Олегом). Кстати, именно версии Длугоша и Стрыйковского, в целом, придерживается Ю.П. Миролюбов в работе «Образование Киевской Руси и её государственности. (Времена до князя Кия и после него)».
     
    Что же мы видим в ВК? В ВК утверждается, что Дир княжил не одновременно с Аскольдом, а до него, и был им убит. Таким образом, подтверждается ошибочность рассказа «Повести временных лет» об одновременном правлении князей в Киеве. Ошибка летописца была убедительно доказана В.В. Мавродиным на основе противоречий в летописных рассказах и их сравнения с иностранными источниками (в первую очередь – арабскими) [1]. Ранее эта же идея высказывалась и Б.А. Рыбаковым, не занимавшимся, впрочем, её подробной разработкой [2]. А позднее её развил украинский исследователь Г.С. Лебедев, показавший, в противоположность В.В. Мавродину, что именно Дир был предшественником Аскольда, а не наоборот [3].
     
    «Книга» повествует (здесь и ниже при отсутствии специальных оговорок перевод даётся по Н.В. Слатину из издания «Влескнига II…», оригинал – по О.В. Творогову; в некоторых спорных случаях используется для сравнения перевод Д.М. Дудко из книги «Велесова книга. Славянские Веды». М., 2002): «Ведь Асколд идёт с варягами своими на нас. И се, Асколд – враг наш. Вот, говорит нам, что пришёл по желанию нашему, и лжёт, потому как [он] есть враг поистине, как Грек. И вот, Асколд есть варяг, вооружённый для того, чтобы гостей еланских охранять, там где [они] ходят до Непры реки. И вот, Асколд пришёл к нам с Кнудом через двести лет после Алдореха и хочет править нами. А вот Дирос Эланец говорил «смирный» о себе, а вот нас давил вот прежде тех (у Д.М. Дудко – «уговорил смириться всех и на престоле сел прежде его». – Д.Л.). И вот, Асколд одолел того Дироса и есть он [теперь] один на место то. И так ведь [он] – враг наш, и не хотим его как врага» («се бо асклд iде со врязе све де ны i се асклд iе врг нашо се рце намо iако iде озахць нашiе i лже iакожде iесе врг досете яко грьек i се асклд iесе вряг оруждень про гостiе iеланстiе хрянете iдежде iдящi суте до непрярiеце i се асклд прiдще до ноi со кнудiем о два сет лiяты по алдорiеху и хощешеть првете ноi i се дiрос еланесть орце смiере осьва i се настлезе преждiе ове i се асклд овраждете дiроса i iесе онь iедень на мiсто то i такожде е врг нашь i не хощаехомь iе якожде врга») (29).
     
    Как мы видим, в переводе фразы «i се дiрос еланесть орце смiере осьва i се настлезе преждiе ове» у Н.В. Слатина и Д.М. Дудко снова возникают принципиальные расхождения. Первый понимает орце смiере осьва как «говорил «смирный» о себе». То есть, очевидно, имеется в виду, что в своё время Дир сумел взять власть в Киеве, указывая на свой якобы кроткий нрав. Такое предположение выглядит уже само по себе странно, поскольку смирение едва ли могло служить для вождя положительным качеством в глазах народа в условиях описываемой в «Книге» постоянной борьбы с внешними врагами. Перевести i се настлезе преждiе ове словами «а вот нас давил вот прежде тех» можно лишь путём определённых допущений. Слатин разбивает i се настлезе как i се нас тле се (заменив, как видим, предпоследнюю з на с). Слово «тле» он соотносит с польск. tłuc – бить, колотить, толочь; разбивать, дробить; tłumić – усмирять, подавлять, заглушать; русск. толкать; толочь; чешск. tlumiti – подавлять, сдерживать.
     
    Перевод Д.М. Дудко, прочитанный Н.В. Слатиным невнимательно (пропало слово «смириться»), удостоился от него следующего комментария: «Совершенно непонятно, что в этом предложении можно понять как «престол», и, кроме того, разве тле похоже на «уговорил»?..» [4]. Следует признать, что перевод орце смiере осьва как «уговорил смириться всех» тоже далеко не безупречен (м.б., следует: «сказал смириться о нас», т.е. «сказал нам смириться»?). Однако признание слова тле формой пр. вр. 3 л. ед. ч. от глагола, подобного польским tłuc, tłumić, русским толкать, толочь или чешскому tlumiti довольно проблематично, поскольку выпадение конечного согласного в таком случае едва ли возможно. Кроме того, как уже говорилось, в буквосочетании настлезе Н.В. Слатин заменяет предпоследнюю з на с. Даже если он прав, и имела место ошибка в оригинале или при переписывании, фраза оказывается неоправданно «перенасыщена» частицами. Поэтому можно согласиться с Д.М. Дудко и перевести настлезе как «на престоле» (вернее «на столе»; хотя форма не совпадает со старославянской на столѣ) В таком случае се оказывается сокращённой формой от седе. В целом, несмотря на некоторые слабости, вариант Д.М. Дудко кажется более логичным: Дир приглашает в Киев варягов во главе с Аскольдом и делит с последним власть, сохраняя формальное старшинство, но затем гибнет вследствие произведённого Аскольдом переворота.
     
    ВК оставляет без ответов вопросы о том, от какой беды Аскольд обязался защищать киевлян (даже если принять перевод Н.В. Слатина, из текста видно, что сам Аскольд утверждал, что пришёл по просьбе киевлян), и почему Дир столь безропотно встретил его приход. Ситуация проясняется, если мы снова обратимся к «Иоакимовской летописи» (проблема достоверности сведений которой, впрочем, – тема для отдельного исследования). В ней приводится следующий рассказ: «Славяне, живущие по Днепру, называемые поляне и горяне, утесняемы будучи от казар, которые град их Киев и прочие захватив, собирали дани тяжкие и работами изнуряющие, прислали к Рюрику старших мужей просить, чтобы послал к ним сына или иного князя княжить. Он же дал им Оскольда и воинов с ним отпустил. Оскольд же, придя, стал править Киевом и, собрав войско, победил сначала казар…» [5]. В «Иоакимовской летописи», как видим, говорится о «приглашении» одного Аскольда (Дир в ней вовсе не упомянут). Источники прекрасно поясняют и дополняют друг друга: Дир нанимает Аскольда для защиты Киева от хазар; тот выполняет задачу, совершает в городе переворот и убивает нанимателя. Таким образом, следует говорить скорее о связи содержания ВК с «Иоакимовской летописью», а не с ПВЛ. Происхождение первой – вопрос также далеко не закрытый в современной исторической науке. Разброс мнений исследователей весьма широк: от полного неприятия (например, у А.П. Толочко) до допущения достоверности ряда принципиальных сведений (например, у В.Л. Янина, А.Г. Кузьмина и др.).
     
    2. Далеко не решён однозначно и вопрос о происхождении известия о Бравлине из жития Стефана Сурожского. Согласно Житию святого Стефана Сурожского, на рубеже VIII-IX вв. русы во главе с новгородским князем Бравлином «повоевали» греческие владения в Крыму от Херсонеса до Керчи, а затем взяли Сурож. Достоверность этого эпизода в современной историографии часто оспаривается, и, например, в коллективном труде «Древняя Русь в свете зарубежных источников» (М., 1999) он даже не упоминается. Дело в том, что в Византии житие не пользовалось популярностью, и потому в греческих рукописях сохранилась только краткая его редакция, где поход русов на Сурож отсутствует. Он есть только в русском переводе (XV в.). Однако В.Г. Васильевский установил, что упоминание о русах было и в греческом тексте, а составление источника датируется первой половиной IX в. [6] Этой точки зрения придерживаются многие современные авторы (О.Н. Трубачёв, А.Г. Кузьмин, Е.С. Галкина и др. [7]). А.Г. Кузьмин, в частности, замечает, что само имя «Брав(а)лин» трудно было выдумать русскому автору, поскольку оно ничего не значит в славянских языках (как и в германских). По его мнению, оно имеет объяснение на дальнем северо-западе Европы, и может означать либо выходца из Браваллы (видимо, область на южном побережье Швеции), либо участника Бравалльской битвы, произошедшей около 770 или 786 г. Таким образом, Бравлин оказывается выходцем с северо-запада [8]. В указанном сражении встретились войска датского короля Харальда Хильдетанда с одной стороны и его племянника Сигурда Ринга, правившего в Швеции, – с другой. На стороне первого согласно источникам («Деяниям данов» Саксона Грамматика и т.н. «Фрагменту саги») выступали даны, фризы, славяне-венды (видимо, балтийские славяне), саксы с южного берега Эльбы, британские кельты, юты, а также эсты, курши, ливы и некоторые другие народы Восточной Прибалтики. В армии Сигурда Ринга, помимо шведов, были норвежцы, саксы-нордальбинги (то есть живущие к северу от Эльбы), курши, эсты, а также некие русы во главе с вождём по имени Регнальд. Победу одержал Сигурд [9].
     
    1. См.: Мавродин В.В. Образование Древнерусского государства и формирование древнерусской народности. М., 1971.
    2. Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. М., 1963. С. 165.
    3. См.: Славяне и Русь: Проблемы и идеи: Концепции, рождённые трёхвековой полемикой в хрестоматийном изложении / Сост. А.Г. Кузьмин. М., 1998. С. 408-409.
    4. Влескнига II: Влескнига. Исходные тексты. Буквальный перевод / Перевод с древнерусского, подготовка древнего текста, примечания: Н.В. Слатин. Омск, 2006. С. 401.
    5. Татищев В.Н. История Российская. М., 2003. Т. 1. С. 55.
    6. См.: Галкина Е.С. Тайны Русского каганата. М., 2002. С. 54.
    7. Там же; Славяне и Русь. С. 345; Кузьмин А.Г. Начало Руси. М., 2003. С.259.
    8. Кузьмин А.Г. Начало Руси. С. 259. Того же мнения придерживается и С.В. Алексеев (см.: Алексеев С.В. Славянская Европа V-VIII веков. М., 2009. С. 409). Трубачёв О.Н. Indoarica в Северном Причерноморье. М., 1999. С. 89-90, 148. По мнению филолога, славянская форма «Бравлин» отражает греческую запись βραβλινος, восходящую к индо-арийск. *pravlin(a) («раздавленный, поверженный, свалившийся»). Е.С. Галкина считает, что «Новгород» Жития – буквальный перевод греческого Neapoliz, стоявшего в оригинале, то есть, в этом источнике, скорее всего, имелся в виду Неаполь Скифский, находившийся около современного Симферополя, а русы – жители Северного Причерноморья (Галкина Е.С. Тайны Русского каганата. М., 2002. С. 56).
    9. См.: Цветков С.Э. Русская история: Книга первая. М., 2003. С. 326-329; Алексеев С.В. Славянская Европа V-VIII веков. С. 386-390.

    • V. M. говорит:

      >> Представляется, что всё не столь однозначно. Прежде всего, отмечу, что приоритет данных НПЛ об Аскольде и Дире (и о некоторых других событиях древнерусской истории IX-X вв.) по отношению к тексту ПВЛ – вопрос далеко не закрытый в исторической науке. Проблемы авторства, этапов и времени сложения древнейших известных нам летописных сводов, их источников и степени достоверности – по сей день дискуссионны.
       
      Полагаю, что это ключевое положение, от решения которого зависят последующие выводы. Упомянутые общие источниковедческие проблемы, в целом, дискуссионны (хотя и не во всём – наука за последние полторы сотни лет всё же пришла к немалым успехам). Однако относительно данных об Аскольде и Дире ситуация более-менее однозначная и принимаемая исследователями. Приоритет данных НПЛ младшего извода вполне убедительно обосновал А.А. Шахматов, возводя её к более древнему источнику. Отсутствие упоминания Аскольда и Дира в связи с походом на Византию – отсюда же. Как следствие, позднейшая вставка в летопись – наиболее возможный и логичный вариант.

      • Дмитрий Логинов говорит:

        Следует согласиться, что схема развития древнерусского летописания, предложенная А.А. Шахматовым, несмотря на критику (и зачастую обоснованную) ряда её моментов, в том числе, довольно принципиальных, равнозначной по разработанности альтернативы до сих пор не имеет. Однако есть основания предполагать, что к моменту сложения НПЛ и ПВЛ существовало несколько вариантов рассказа об Аскольде и Дире. Один из них нашёл отражение в НПЛ, другой, возможно, в недошедших до нас летописях, использованных Длугошем и Стрыйковским, третий – в одном из гипотетических протографов «Иоакимовской летописи». Именно к последнему, по моему мнению, ближе всего упоминания об Аскольде и Дире «Влесовой книги» (что, впрочем, само по себе доводом в пользу подлинности документа ещё не является). В ПВЛ же действительно много примет позднейшей вставки: и год похода на Византию (866) – явное следствие желания как-то увязать Аскольда и Дира с Рюриком, и использование единственного числа глаголов вместо двойственного при описании их совместных дел, и факт захоронения в разных местах.

        • V. M. говорит:

          Тут есть и ещё один щекотливый момент. Вы процитировали фрагмент «дощечки 29». Напомню, что её текст заканчивается словами:
           
          «Се бящ в щась онь дiрось i се бящь гьреколанець i ты посщезне i приде нане асклд i ерек i то молихь бзе позбавите русе о злы таiа» («Исходный» текст ВК, по Творогову).
           
          «И вот был во времена те Дирос. И был он Греколанец, и пропал. И пришел на нас Асколд и Эрек. И молил-то [я] Богов избавить Русь от зла этого» («Перевод» Слатина).
           
          Так что история Аскольда и Дира по версии ВК неотделима от «Греколани» (или «Грецколани») – очевидно, искусственного словообразования, неизвестного за пределами ВК. Одно за другое цепляется… И такова вся ВК…

          • Георгий Максименко говорит:

            ВК 29. «Сами-то пребываем в Боние в его годы, да идет слово наше в правде и таково обретаем правду, это пересказываем со старых слов, которые истекают от отца нашего, которые либо были сильны и то имели отношение к броздам их и так утратили их, это ибо Аскольд идет с варягами своим днем, это Аскольд и есть враг наш, об этом сказано нам, как идет защищать наших, лжет когда, и есть враг до Сети, так как грек, это Аскольд и есть варяг оружие при гостях, еланов охраняющее надежно, идут ведь до Днепра-реки, это Аскольд пришел до нас с Кнудием в двадцатые годы по Алдареху и хочет править нами, это Дирос еланский в речи смиренный, это на престоле прежде всех, это Аскольд обворожил Дироса и его это он единственный на место то, также есть враг наш и не хотим его, когда враг.
             
            Старые речи не поведают нам когда пришел на Русь иной Аскольд, так как было три Аскольда врага, то его варяги себе жречествуют и не ведают нашей нужды, чужие князья которые не ведают княжеской нужды, воины простые, силою похитили владенствие оба воина, это Ерек идет и вспомним когда ромейские орлы порожены были от дедов наших на устье Дуная, это Троян налез на дулебов, это дедов вновь наших идущих на легионы их и раскололи их, то было еще за триста лет до нашего периода, сие имеем держать в памяти, это не доходит до Ерека, как это мы не даемся и прежде иным, имеем князей своих.
             
            Ругу имеем дахами и Дацихом, ни Ром, ни еланы не владели нами, также прибываем, это дулебы рассказывают про нас, когда это мы братались вновь, то и есть истинная правда, когда текут в нас от единого корня, кода и сами, это вспомним, когда Троянь был от дедов наших отделен, леги его дань брали, были в полях наших, там трудились при нас десятки лет и упущение есть от нас, это ромеи ворчат какие мы варвары, это греки кричат во все стороны какие мы варвары, то имеют в двойне хищность и обоими движет жадность на земли наши.
             
            …это Орей смотрит на своих людей, не можем вернуть тылы свои врагам, это был во время другое Дирос, это был греколанец, тогда по исчезновению и пришел на него Аскольд и Ерек, то Молих, Боги поизбавьте русов от злой тайны
            ».
             
            Когда выхватывается короткая цитата сложно понять, о чём идёт в ней речь. Из сказанного прекрасно видно, что Русь существовала до Рюрика и варяжская история Руси не что иное как всё же перехват власти. И нормановская теория образования Руси тут ни причём.

            • V. M. говорит:

              Я Вас попросил на прямой вопрос ответить, а Вы мне – отрывок из «канонизированного» текста. Класс! Учите-ка лучше матчасть, как говорится. И с «нормановской» теорией будет яснее. Понимаю теперь, почему мой простой вопрос остался без ответа.
               
              Отрывок, впрочем, замечательный. «Аскольд пришел до нас с Кнудием в двадцатые годы по Алдареху…», «Ерек идет…». Тут всё, о чём я уже писал в контексте норманизма ВК, который проявился в тексте через стереотипы её автора, воспитанного на историографических идеях XIX века. Подробнее здесь и здесь. И никакая «канонизация» не поможет =)

              • Георгий Максименко говорит:

                Я привёл дословный перевод. «Канонизация» это у Вас в строении головного мозга. На Ваш прямой вопрос ответить было не сложно. Пожалел Зализняка.
                 
                Вот один из примеров на лекциях Зализняка перед студентами, раскладывает слово «ромi до ны врзетешаще», что с его слов должно обозначать «римляне на нас бросались» (стоит хохот в зале), а слова такого как «врзетешаще» опубликовано в «Жар-птице» не было. Он его взял у О. Творогова. Ко всему была неправильная попытка разбивки переводчиками. На самом деле в словах «ромiдоноiсеврзетеше» разбивка должна выглядеть следующим образом «ромi до ноi се врзе теше» и переводится дословно как «ромеи для нас это враги те же». Всё остальное это бездарный подход самого Зализняка к вопросу исследования данной строки. И всего этого в его лекциях и разбивках слов ВК воз и маленькая тележка. Доказывать то чего в ВК нет, конечно можно, если только очень захотеть этого, либо от безграмотности.
                 
                Даже если взять контекст вырванный с текстов О. Творогова, «ромiдоныврзетешаще» то даже здесь профессиональный лингвист обязан был обратить внимание на ошибку в разбивке и увидеть что «врзетешаще» состоит из двух слов «врзе» («воразе» с огласовкой) и «тешаще». То над чем он так усердно глумился, является просто неверной разбивкой слов. Какой же он после этого профессионал. Простой глумитёр перед аудиторией студентов, принимающих все его слова за чистую монету. Глупо выглядят все его насмешки над ВК, по циркачески, а не по научному. И это ещё цветочки по сравнению с тем что он выдаёт окунаясь в новгородские берестяные грамоты. Он и там смеётся сам над собой, демонстрируя собственную профнепригодность. Считайте, что ответил на Ваш прямой вопрос. А то ведь намекаете, что сказать нечего.
                 
                Что касается приписывания авторам ВК норманизма, там его нет. Чтобы это понять, надо знать содержание того, что в ней написано.

                • V. M. говорит:

                  >> «Канонизация» это у Вас в строении головного мозга.
                   
                  Увы, она не у меня, а у Вас на видео, и в строении…, видимо, тоже (выше инфу дали). Не перекладывайте с больной головы на здоровую =)
                   
                  >> Вот один из примеров на лекциях Зализняка перед студентами… Он его взял у О. Творогова.
                   
                  Вот видите, как Вы на ходу всё меняете. Оказывается, акад. Зализняк взял для показательной порки не только фрагменты из Асова (в чём Вы его, собственно, и обвиняли – мол, взял «вольный перевод» и раскритиковал не то), но и из «исходного» текста по публикации Творогова. Спрашивается, причём здесь «Жар-птица»? Ну да ладно, у сторонников ВК свои причуды…
                   
                  Зализняк, конечно, ничего «с его слов» (то есть со своих слов) в контексте «перевода» ВК не делал. Его собственного «перевода» ВК не существует, и было бы странно, если специалист серьёзно относился бы к «переводу» мистификации, стилизованной под древний источник. Зализняк использовал то, что имеется.
                   
                  Словосочетание «ромiдоноiсеврзетеше» на неизвестном языке, которое Вы «переводите» на русский как «ромеи для нас это враги те же», не имея, впрочем, к тому никакой квалификации и необходимых знаний по древнерусскому языку, можно «разбить» и по-другому. Ну, ничем принципиально отличаться не будет. Например, так: «ромi доноiсе врзетеше», т.е. «рому (до)несите врезать» или попросту «давайте-ка жахнем рому» =) Шутка, но всё равно – на здоровье! Извините, стараюсь на Вашем языке…
                   
                  >> Что касается приписывания авторам ВК норманизма, там его нет.
                   
                  Вот это и есть догматичный стиль влесолюбов – нет, и всё тут. Спорить здесь бессмысленно. Но замечу, что для того, чтобы говорить о чём-либо столь однозначно и безапелляционно – «нет» – требуется аргументация. По-другому в науке не принято. Но у влесолюбов с наукой сложные отношения, в силу отсутствия профессиональной квалификации, и в истории, и в источниковедении, и в лингвистике. Поэтому и довольствуются они сказками и мистификациями, кои с удовольствием «канонизируют». И я на это не намекаю, как Вы пишите, а говорю совершенно прямо. Ура, товарищи! =)
                   
                  В заключении просьба – перестаньте, пожалуйста, использовать слово «наука». Вы ею не занимаетесь. Зачем обманываться и вводить в заблуждение других? На этом я с Вами общение заканчиваю в виду его бесперспективности.

                  • Георгий Максименко говорит:

                    Вы ведь тоже не лингвист, однако это не мешает Вам рассуждать и делать выводы. Всего Вам доброго.

                    • V. M. говорит:

                      Не лингвист и, соответственно, лингвистическим анализом текста ВК не занимаюсь и лингвистических выводов не делаю. Про ром – это же шутка была =) Мне достаточно исторических обстоятельств… Всего доброго)

  • Виталий говорит:

    Спасибо А. Клёсову! Спасибо ему за его принципиальность и последовательность. В споре, как известно, рождается истина, но уже и в научном споре это забывают, да и не умеют уже, наверное, спорить. Затронута очень интересная тема, изучение которой, само по себе является научным достижением! С большим интересом будем следить за развитием дальнейших событий.

    • V. M. говорит:

      В споре рождается не истина, в споре рождается проблема. © А.Г. Кузьмин

  • Сергей Аксёненко говорит:

    А. Клёсов не до конца смотрел передачу Зализняка. Он только вначале опирается на текст Асова, когда критикует с позиции историка, чтоб было понятно слушателям. Это длится всего несколько минут, а потом целый час Зализняк разбирает, так называемый, «оригинал», то есть текст на старославянском. А. Клёсов говорит, что он нейтрален по отношению ВК, но судя из смысла его высказываний является её явным сторонником. И не может быть независимым экспертом. И неправда, что никто не разбирал смысл ВК, я это сделал в статье, опубликованной ещё в 2008 году в киевском журнале «Время Z».
     
    Велесова книга (Хронос)
    Велесова Книга (история одной фальсификации)

    • >> (Зализняк) только вначале опирается на текст Асова, когда критикует с позиции историка, чтоб было понятно слушателям. Это длится всего несколько минут, а потом целый час Зализняк разбирает, так называемый, «оригинал», то есть текст на старославянском.
       
      Или Вы не уловили, или я непонятно выразился. Сам разбор текста Асова является в таком варианте нонсенсом, потому что у Асова – наиболее вольный текст из всех переводчиков (а там 11 наиболее известных переводов). Професссионал вообще не должен был трогать один какой-то произвольно выхваченный перевод, и высмеивать его «косноязычность» и обороты уже в переводе. Никто не пытался изучать тексты Шекспира в переводах С. Маршака? Кстати, прекрасных переводах.
       
      Вы действительно считаете, что текст ВК «на старославянском»? А вот Зализняк не считает. Накладочка.
       
      >> А. Клёсов говорит, что он нейтрален по отношению ВК, но судя из смысла его высказываний является её явным сторонником.
       
      Этот тип мышления напомнил мне ситуацию с В. Петриком несколько лет назад. Журналист Лебедев, который поставил своей личной задачей уличить Петрика во всех смертных грехах (против чего у меня никаких возражений не было, если смертные грехи там были, о чем я не имел понятия, поскольку у меня другие интересы, к Петрику не имеющие отношения), объявил, что у Петрика нет патентов США, о чем Петрик якобы говорил, а значит, лжец. Всё, дело доказано и закрыто. На что я в течение пары минут нашел патент США авторства Петрика, и оповестил об этом Лебедева и тех, кто за этим наблюдал. Лебедев пришел в бешенство, и заявил, что я – явный сторонник Петрика.
       
      На это я пояснил, что я о работах Петрика и понятия не имею, и патент найденный не читал, мне просто неинтересно. Но я немало работаю в судах как научный эксперт, и понимаю, как должны строиться доказательства. Произвольные и лживые инсинуации Лебедева в отношении Петрика ни один суд не примет, вот в чем проблема. И дело там не в Петрике, дело в Лебедеве. Мне для того, чтобы это видеть, вовсе не нужно быть сторонником Петрика, и я отнюдь не его сторонник. Просто потому, что не изучал его работы, да и вообще мало осведомлен о ситуации с ним.
       
      То же и с Велесовой книгой. Мне не нужно быть сторонником ВК, чтобы видеть, что «аргументы» ярых противников ВК в основном фальшивы, надуманны, тенденциозны. И уже это одно указывает, что дело с этими противниками плохо. Дайте мне хорошие, убедительные аргументы, и я, как научный эксперт в судах, их с удовольствием приму, и сам объявлю, что ВК – фальшивка. Мне это будет сделать легко, так как я никогда не заявлял, что я – сторонник ВК. Я в самом деле был нейтрален до последнего времени, но когда стал внимательно знакомиться с «аргументами» противников, то понял, что ассоциироваться с большинством их мне не любо. Их «аргументы» ни один суд не примет, а с лузерами мне ассоциироваться не хочется.
       
      Есть, конечно, те, кто честно находит в исходных текстах ВК то, что им кажется неприемлемым, и с такими можно обсуждать то, что они нашли, и почему это им кажется неприемлемым. Но здесь слово «честно» – ключевое. Это среди противников ВК крайне редко. Обычно – ангажированность, подгонка, политические мотивы. Многие исходный текст вообще не анализировали.
       
      >> И не может быть независимым экспертом.
       
      Полагаю, что более независимого, чем я, да еще при знании исходного текста, да еще знакомого в деталях с его критикой и с критикой критики, еще поискать надо. Думаю, что и не найдете. Или есть предложения? С удовольствием выслушаю.
       
      >> И неправда, что никто не разбирал смысл ВК, я это сделал в статье, опубликованной ещё в 2008 году в киевском журнале «Время Z».
       
      Ах, как же это я пропустил? Такой всемирно известный журнал… Сейчас посмотрел. Ну, вы знаете, это только М.М. Жванецкому давать читать. Цитирую: «(В ВК) чётко зафиксирована столь популярная в ХХ веке идея о пользе спорта… Есть в ВК и пропаганда трезвого образа жизни». Ладно, закрыли.
       
      Ну, и под занавес. Вот – пример критики, автор известный – О.В. Творогов. Он в 1990 году пишет о «ничем не доказанном отождествлении древних славян с древними индийцами», и подразумевает, что именно это «находит отражение в ВК». Но спустя двадцать лет это практическое отождествление уже было доказано. Приведем простой, но наглядный пример, полученный в рамках подходов ДНК-генеалогии. Один из основных показателей, присущих каждому мужчине – это определенная последовательность фрагментов в его Y-хромосоме, то есть мужской половой хромосоме ДНК. Эта последовательность, называемая «гаплотип», имеет вид набора чисел, описывающих последовательность нуклеотидов, и является «ДНК-паспортом» мужчины, наследуемым по мужской линии. Например, гаплотип автора этих строк имеет вид
       
      13 24 16 11 11 15 12 12 10 13 11 17 16 9 10 11 11 24 14 20 34 15 15 16 16 11 11 19 23 15
      16 17 21 36 41 12 11 11 9 17 17 8 11 10 8 10 10 12 22 22 15 10 12 12 13 8 15 23 21 12 13
      11 13 11 11 12 13 31 15 9 15 12 25 27 19 12 12 12 12 10 9 12 11 10 11 12 30 12 14 25 13
      9 10 18 15 20 12 24 15 12 15 24 12 23 19 11 15 17 9 11 11
       
      У каждого из показанных 111 чисел есть четко определенный смысл, на котором сейчас не будем останавливаться, это изложено в научных статьях, и в недавних книгах «Происхождение славян» и «Арийские народы на просторах Евразии». Набор гаплотипов у выборок этнических русских позволил выявить предковый гаплотип «патриарха», мужчины, который жил около 5 тысяч лет назад, и к которому сходятся гаплотипы современных этнических русских (рода R1a, преобладающего у современных этнических русских, восточных славян). Этот предковый гаплотип возрастом 4900 лет (Klyosov, A.A., Rozhanskii, I.L. (2012) Haplogroup R1a as the Proto Indo-Europeans and the legendary Aryans as witnessed by the DNA of their current descendants. Advances in Anthropology, 2, No. 1, 1-13; Клёсов, А.А., Пензев, К.А. «Арийские народы на просторах Евразии», 2015, стр. 246)
      имеет вид:
       


      За время, прошедшее со времени жизни общего предка нашего рода (который в ДНК-генеалогии называют также гаплогруппой), который индексируется в генетике как R1a, то есть за 4900 лет, в моем гаплотипе накопились 32 мутации (отмечено), что соответствует 32/0.198 = 162 → 193 условных поколения (по 25 лет каждое), то есть примерно 4825 лет (0.198 – константа скорости мутаций в 111-маркерном гаплотипе, стрелка – табличная поправка на возвратные мутации). Совпадение с теорией практически абсолютное, разница всего в 1%. Иначе говоря, общий предок современных восточных славян рода R1a действительно жил примерно 4900 лет назад.
       
      Оказалось, что в высших кастах Индии, в которых преобладают потомки легендарных ариев, и в которых доля рода R1a достигает 72%, предковый гаплотип имеет почти тот же возраст (примерно 4750 лет назад), что и у этнических русских, в основном восточных славян, и имеет вид почти такой же, что и у этнических русских:
       

      Разница в мутациях между предковым индийским (арийским, индоевропейским) гаплотипом и предковым гаплотипом этнических русских составляет всего 8 мутаций, что соответствует разнице всего в 8/0.198 = 40 → 42 условных поколений, то есть примерно 1050 лет, и их общий предок (современных индийцев и современных русских) жил (1050+4900+4750)/2 = 5350 лет назад. Это – всего за 450 лет до общего предка этнических русских, что на самом деле попадает в пределы погрешностей расчетов.
       
      Таким образом, «ничем не доказанное отождествление древних славян с древними индийцами», что действительно было неизвестно науке в 1990-м, сейчас известно, и в определенной степени подтверждает тексты ВК. Эту фразу про «отождествление» можно препарировать, вводя более точные определения «древних славян» и «древних индийцев», как и термина «отождествление», но суть от этого не изменится. В любом случае, сейчас можно считать твердо доказанными древние миграции предков нынешних восточных славян в Индию несколько тысячелетий назад.
       
      Вот так-то. Вот это уже любой суд примет.

      • V. M. говорит:

        >> «ничем не доказанное отождествление древних славян с древними индийцами»…
         
        Уважаемый Анатолий Алексеевич, это частное положение советской науки, которое, как теперь понятно, отводится результатами исследований ДНК-генеалогии. Однако в пользу ВК это также, на мой взгляд, не может свидетельствовать. По причине того, что обратное (условно – «отождествление древних славян с древними индийцами») было довольно модным и довольно широко известным положением в дореволюционной науке и исторической публицистике. Это хорошо согласуется с моей точкой зрения на ВК, представленной на Переформате отдельными очерками и комментариями, что предполагаемый автор ВК (Миролюбов?) основывался на «историческом знании» своего времени.
         
        Например, читаем в «Истории кубанского казачьего войска» Ф.А. Щербины, Екатеринодар, 1913, том 1 (сразу прошу заметить, что тема этой обстоятельной книги совсем не «профильная» – и это показательно как раз для выявления того самого дореволюционного «исторического знания», логично перенесшегося в русские эмигрантские круги).
         
        Стр. 138, мнение Ф.А. Щербины:
         

         
        Стр. 201, 203, приводит историографию вопроса:
         

         

         
        Стр. 207, вывод:
         

        • Уважаемый Всеволод Игоревич, я полностью согласен с тем, что в пользу ВК эта находка не свидетельствует, но не свидетельствует по другой причине. Дело в том, что в ВК Индии вообще нет, это фантазии некоторых переводчиков. Поэтому то, что положение о родстве древних славян с древними индийцами было модно в дореволюционных воззрениях, тоже совершенно безотносительно к ВК. О.В. Творогов это зачем-то притянул, и выставил как якобы свидетельство против ВК, что якобы Миролюбов это самопально вставил в ВК. Но этого, повторяю, там нет.
           
          Мой комментарий имеет другую значимость, как мне представляется. Во-первых, то, что положения ВК оцениваются с точки зрения «современной науки», как обычно педалируется, не понимая, что «современная наука» полна ошибок и недоразумений, особенно, в отношении древних миграций и родства народов в той или иной части. Это не может в принципе быть аргументом. Одно дело, если что-то противоречит, не согласуется с уже доказанным, другое – что мы просто не знаем. Во-вторых, это показывает тенденциозность критики О.В. Твороговым. И это отнюдь не единственный пример. Я – за корректность критики. В любых случаях, включая ВК.
           
          А то получается, как с «критикой» С. Аксёненко. Он пишет, что ВК – это подделка XX века, потому что она призывает к занятиям спортом и воздержанию от алкоголя, а это – признаки XX века. То, что оба положения знал каждый древний грек, ему в голову не пришло. Опять приходится повторить, что его «критику» ни один суд бы не принял. Потому что несерьезная. И не только не принял бы, но юрист противоположной стороны из такого «критика» сделал бы котлету прямо в зале заседаний, под видеокамерами.

          • Сергей Аксёненко говорит:

            Уважаемый, Анатолий Алексеевич. Я вижу, что Вы совершенно не читаете текстов, которые Вам не нравятся. Вернее, выхватываете куски и ругаете их, не посмотрев, что дальше. Напали на Зализняка, хоть перевод Асова он использовал, с согласия слушателей, критикуя не ВК, а перевод. Кстати, язык ВК подражает старославянскому, точнее праславянскому – и это не для кого не секрет. А то, что дальше Зализняк разбирает текст «оригинала» Вы глянуть не удосужились. Точно так же и в моей статье. Прочли кусок о пользе спорта, а не поглядели текст ниже. А там написано вот что:
             
            Хочу особо подчеркнуть, что в разных древних текстах по отдельности, встречаются мысли приведённые выше. Где-то можно найти о пользе спорта, где-то о вреде пьянства, где-то будет осуждение человеческих жертвоприношений или принесения животных в жертву богам, где-то будет о любви к Родине и о вреде раздоров, где-то будет упомянут природный катаклизм в виде похолодания. Это всё можно найти, перелопатив тысячи и тысячи страниц различных первоисточников. В ВК же небольшой текст, буквально нашпигован этими понятными для современного человека фактами и милыми его сердцу идеями.
             
            И напрасно Вы с таким презрением отозвались о моём журнале. В своё время моя статья широко обсуждалась (даже Асов, и тот критиковал). На тот момент она была чуть ли не единственной, где исследовалось именно содержание ВК (а не язык или история обретения, как в большинстве других критических работ). Много откликов было и в критике. Прочтите хоть, что пишет Резников Кирилл Юрьевич – нейробиолог, антрополог, доктор наук, в своей книге «Русская история: мифы и факты. От рождения славян до покорения Сибири» (ссылка). Да и кроме этой – много примеров, в том числе среди поклонников ВК, часть моих аргументов они используют в спорах между собой.
             
            Напрасно Вы пишите с таким высокомерием. Не замечаете, насколько наивными являются Ваши аргументы в пользу ВК. Взглянул я и на Вашу книгу, где Вы отметаете великолепную работу «Обретение Влесовой книги – мыльная история», которую мы сейчас комментируем. А после её выхода вопросов, что ВК – фальшивка, быть не может. Стоит внимательно прочесть.

            • >> Напали на Зализняка, хоть перевод Асова он использовал, с согласия слушателей, критикуя не ВК, а перевод.
               
              Кому нужна критика перевода хоть Асова, хоть кого угодно? Это что, научная проблема? И в итоге Зализняк опростоволосился. Повторяю, что А.А. Зализняк подменяет критику ВК критикой довольно вольного перевода ВК, более того, выхваченного из текста. Вырванный абзац начинается со слов «А в другое тысячелетие», и Зализняк возмущается такой неправдоподобной (для древности) мерой времени. Однако слова «тысячелетие» в ВК нет, там идет сначала «задесентевек/оузабiша», то есть «за десять веков» (забыли), а цитируемый А. Зализняком фрагмент продолжает: «…задругутоiнсенщелетоi…», так что и там нет никакого «тысячелетия» в столь прямом виде.
               
              Далее, готы, хазары и варяги описаны в контексте последующих веков, а не в одно время, что вовсе не противоречит комментарию А. Зализняка «Готы, хазары и варяги, разделённые в реальной истории многими веками, появляются в тексте в одном абзаце». А. Зализняк в пылу критики не обратил, видимо, внимания, что вся дощечка 4б представляет собой один абзац. То, что у Асова «Каган пришел на Русь с купцами», и что возмущает А. Зализняка как «очевидная нелепость», в самом тексте идет как «попервЪ/icтoyгостЪманарусi». Никакого кагана там нет. Вариант перевода – «сначала купцы приезжали на Русь». Перевод В. и Ю. Гнатюк – «Прежде они приезжали купцами на Русь», и тоже «кагана с купцами» нет. Так что А. Зализняку стоило бы не критиковать вольный перевод Асова, а ознакомиться с исходным материалом, хотя бы в изложении О.В. Творогова. Это же относится к фразе у Асова «Купцы потом стали злы и стали русичей притеснять», чем А. Зализняк тоже возмущен как нелепостью. В исходном материале там следующее – «апотудЪсташазлiеарушитиутлущитi/ста…», вариант перевода – «а потом стали злы и начали русичей притеснять» (В. и Ю. Гнатюк). Это по тексту относится к хазарам, не к купцам.
               
              Наконец, очередной выплеск негатива А. Зализняком, когда он опять приводит вольный перевод Асова – «…двадцать тысяч лет не могли мы сотворить Русь», называя это «верхом бессмыслицы». В исходном тексте, однако, так: «атаконадвадесентЪтысeнцЪлЪтЪxнeмoгoшa /coyтвopяшитeceдopycЪ». Вариант перевода – «Итак, на второй тысяче лет мы не могли сотворить Русь», или «Итак, на втором тысячелетии мы не могли собраться и сотворить Русь» (В. и Ю. Гнатюк).
               
              >> В своё время моя статья широко обсуждалась (даже Асов, и тот критиковал).
               
              Да, вот оно счастье провинциала. Даже великий и ужасный Асов критиковал. Вершина карьеры, не так ли? Напоминает – «а мог бы и бритовкой полоснуть».
               
              >> часть моих аргументов они используют в спорах между собой.
               
              Ерунда у Вас, а не «аргументы». Неужели сами не понимаете?
               
              >> Вы отметаете великолепную работу «Обретение Влесовой книги – мыльная история», которую мы сейчас комментируем. А после её выхода вопросов, что ВК – фальшивка, быть не может. Стоит внимательно прочесть.
               
              Вот-вот. Приведите оттуда хотя бы один стоящий аргумент. Статья о том, что в деле о ВК многое запутано. Спасибо, а то мы не знали. Вы за аргументы принимаете ля-ля, это же и в Вашей статье. Это что, аргумент, что Изенбек был ранен, и дощечек при нем не было? А то, что вестовой мог их носить, ей в голову не пришло. И так все «аргументы». Еще аргумент, что кто-то там дал кому-то визитную карточку, а контактов далее не было. Вывод – обманщик. Типичный «дамский аргумент». Да я эти карточки тысячами раздавал, ритуал такой. И так – вся «мыльная статья». Аргументы должны быть убедительными, серьезными, убойными, а не до кучи. Я вот такие сейчас ищу, а найти не могу. Аргументы не могут отражать мировоззрение критика, потому что у другого мировоззрение другое. Хороший аргумент – это как нокаут в боксе. От мировоззрения того, кто валится на пол, не зависит. Как и от мировоззрения того, кто нокаутирует.

  • Дмитрий Логинов говорит:

    Уважаемый Сергей, в Вашей статье конструктивен сам подход: попытки отыскать анахронизмы не только в языке, но и в содержании. Совершенно верно: если даже в языке множество анахронизмов, но в содержании не обнаруживается поздней тенденциозности, доказательство подделки не может считаться исчерпывающим. Между тем, попытки приписать ВК какую-то современную тенденциозность до сих пор были неубедительны. Скорее, они указывали на тенденциозность делающих их исследователей: советские учёные объявляли «Книгу» порождением белогвардейско-эмигрантской идеологии, нынешний украинский автор Л. Шульман углядел в ней фальсификацию, созданную по приказу ЧК и самого Л.П. Берии, а У. Лакёр – творение русских нацистов.
     
    Пожалуй, Вы действительно уделили наибольшее внимание отысканию в тексте документа позднейшей тенденциозности. Вы считаете, что «в ней (в «Книге». – Д.Л.) представлены идеи, популярные в среде русской белогвардейской эмиграции. То есть предполагаемое время написания ВК ограничивается уже не веками, а десятилетиями. От 1920-х, когда эмигранты начали обживаться за границей, до 1950-х, времени публикации “Велесовой книги”». Некоторые приводимые Вами аргументы, часто встречающиеся и у других исследователей (возможные следы влияния арктической теории XX в., «арийский след», элементы своеобразного языческого монотеизма, несвоевременность для IX в. призывов к единению племён и др.) – я здесь не рассматриваю, но если хотите, можем и по их поводу подискутировать. Однако Вы иногда явно слишком увлекаетесь в поисках доказательств позднего происхождения источника, и некоторые Ваши аргументы кажутся откровенно неудачными.
     
    Так, Вы пишете: «Понятия яви и нави (одни из центральных в религиозных воззрениях славян, согласно ВК. – Д.Л.), перекликаются с понятиями янь и инь, входящей тогда в моду восточной культуры». При желании, конечно, можно отыскать параллели между «явью» и «навью» ВК, с одной стороны, и даосскими инь и ян – с другой. Однако подобные дуалистические начала с лёгкостью можно найти и в других религиях. Если даже «Книга» – подделка, то, судя по всему, её автор отнюдь не черпал вдохновение из китайской культуры. В поисках параллелей гораздо естественнее соотнести «явь» и «навь» с такими исконно славянскими понятиями как «доля» и «недоля», «правда» и «кривда» и т.п.
     
    Вы продолжаете: «Возьмём такой пассаж “три раза Русь погибшая вставала”. И когда же это она вставала?.. Если “Велесову книгу” датировать ХХ веком, всё встаёт на свои места. Первый раз Русь погибла под копытами монголо-татарских полчищ в ХІІI веке. Второй раз в период Великой смуты – в XVII веке. Третий раз во время революций и Гражданской войны ХХ века. И русская эмиграция ожидала её третьего возрождения». В действительности, из текста ВК сложно однозначно вывести, какие события имеются в виду. Более того, можно предположить, что «трижды погибшая и восставшая Русь» – своего рода поэтический оборот, не имевший чёткого, конкретного содержания. В любом случае, утверждение о том, что имеются в виду монголо-татарское нашествие, «смута», революция и гражданская война, – всего лишь Ваши домыслы, имеющие не больше оснований, чем, например, предположение, что автор соответствующей дощечки имеет в виду поражения от «дасов», готов Германариха и Винитария и хазар и последующее восстановление самостоятельности Руси. Разница только в том, какую предпосылку брать за основу: представление о ВК как о подделке белых эмигрантов или как о подлинном памятнике IX в.
     
    Отчего-то Вас очень забавляет система власти русов, описанная в ВК. По Вашему мнению, «государственное устройство, описанное в ВК, может идеально функционировать только на бумаге. На практике любое народное собрание вскоре превращается либо в проводника воли олигархов, либо в неорганизованную толпу». Сколько бы ни было недостатков у народного веча, оно функционировало в течение столетий после IX в. В пору же «военной демократии» власть его, видимо, была значительнее, чем в государственный период. С.В. Алексеев, говоря о славянских племенах в V – начале VI в. н. э., отмечает: «вече было высшим органом власти и на уровне племени… Вече решало все военные и политические вопросы. Оно же было высшей судебной властью… Племенное вече было также верховным распорядителем земли». Заметим, что в этом вопросе точка зрения исследователя вполне соответствует утвердившимся в историографии представлениям. Говорит С.В. Алексеев и об изначальной выборности князя (это, впрочем, не исключает ограниченности круга «избираемых» каким-то сакральным кругом), ограниченности времени его правления. Да, в «Книге» вечевое устройство, несомненно, идеализировано. Но такой идеализации вполне уместно ждать и от языческого волхва, ратующего за возвращение прежних порядков. К тому же, призыв к вечевому устройству сочетается в ВК с представлением о желательности коллективной собственности, и обнаружить такие взгляды у белой эмиграции довольно неожиданно.
     
    По Вашему мнению, в рассматриваемом источнике «чётко зафиксирована столь популярная в ХХ веке идея о пользе спорта». Вы имеете в виду фрагмент текста дощечки 7а: «И также устраивали в тот день игрища перед очами старших, и силу молодую показывали юноши, ходя быстро, поя и пляша» («а такожде имяй тон ден иг-риштiя пренд очесы старще а силу юну указенше? (так в Мир. – Д.Л.) юнаще ходяй борзе спѣваяй i плясавай»). Совершенно очевидно, что в данном случае описываются некие языческие торжества, во время которых состязания в силе и ловкости были обычны для многих народов древности, в том числе и для славян. Собственно, и Олимпийские игры выросли из подобных ритуалов. Видеть в указанном отрывке тенденциозность XX в. нет никаких оснований.
     
    То же самое относится и ещё к одному Вашему возражению: «есть в ВК и пропаганда трезвого образа жизни. Рассказывается, как хитрые эллины споили русичей и разбили их. Поэтому рекомендуется пить сурью – безалкогольный напиток». Вы имеете в виду эпизод из текста дощечки 25: «А Эланцы жаловались на бедствия их и просили ему (князю русичей. – Д.Л.) дань уплатить. И та дань с них состояла из резаных баранов и вина. И вот Эланцы, зная, что Русичи пьют много, и рассчитывали на них наброситься и победить их. И вот, идёт волхв Ухорез и брат его Соловень. И они говорили Русичам не зариться на дары те. И вот, Русичи не посл-шали. И упились. И вот, в те дни Эланьцы набросились на них и побили их» («а еланьсте плакещесе о тугу iех и просяце iе дане платете i та дане сне оудiеаня о овне хорязе i вiно i то елансте вiедяе яко руште пiяшуте многа i олiще нане се врзетесе i вытежете iех i се бо грядеть волсев ухорензе i брате iе ословень i тое рекста руштiем не тварзещетесе на даре тоа i се руштiе не слехоща i се оупiяе i отема днема еланьште сен вргоще наонь i розтрще iех»). Заметим, что на дощечке далее нет никаких нравоучений по поводу вреда алкоголизма. Описывается лишь некий случай из истории «русско-эллинских» отношений. Не упоминается здесь и «сурья» (впрочем, если верить другим текстам «Книги», этот священный напиток представлял собой подобие хорошо известной и отнюдь не безалкогольной «медовухи»). Наконец, и это важнее всего, мотив о напаивании и последующем убийстве беспомощных врагов отлично известен в древней исторической литературе, по меньшей мере, со времён Геродота. В первой книге «отца истории» описан следующий эпизод: «Тогда Киаксар (царь Мидии. – Д.Л.) и мидяне пригласили однажды множество скифов в гости, напоили их допьяна и перебили». Таким образом, о появлении ВК в XX в. рассматриваемый довод говорит не более убедительно, чем о создании белыми эмигрантами «Истории» Геродота.
     
    В целом, Вы в своём стремлении доказать позднее происхождении «Книги» иногда допускаете ту же ошибку, что и многие сторонники её древнего происхождения – в запале полемики Вы применяете доводы, свидетельствующие скорее против Вашей точки зрения.

    • Сергей Аксёненко говорит:

      Уважаемый Дмитрий. Дело в том, что я писал научно-популярную статью, так, чтобы было интересно читателям конкретного журнала. Поэтому брал, среди прочего, и аргументы, которые можно трактовать двояко. Такой как о том, что Русь вставала трижды. В интернете я находил много разборов моей статьи, от смешных до довольно основательных. И все они отметают тот или иной аргумент. Ну прямо, как А.Клёсов, цитирую:
       
      >> Ах, как же это я пропустил? Такой всемирно известный журнал… Сейчас посмотрел. Ну, вы знаете, это только М.М. Жванецкому давать читать. Цитирую: «(В ВК) чётко зафиксирована столь популярная в ХХ веке идея о пользе спорта… Есть в ВК и пропаганда трезвого образа жизни». Ладно, закрыли.
       
      Я не говорю тут об оскорблении, с первых строк, причём оскорблении автора, которого даже прочесть не удосужился… ну как вроде я не знаю, что спорт популяризировали древние греки. Вот так только по вытяжкам мою статью и критикуют. Хотя взяв тот же аргумент о хронологии, можно сразу же понять, что с такой «хронологией», как у ВК, историю написать невозможно. Не говоря уже об использовании в ВК литературных имён исторических персонажей, которые появились гораздо позже даты, к которой приурочена ВК. И многое другое.
       
      Спасибо, что Вы прочли. Это не шутка. Многие сторонники ВК настолько не приемлют критики, что не читают или не слышат не устраивающих их аргументов. А я вот, прежде чем писать о ВК, проработал четыре перевода и читал оригинал в меру своих сил. И очень много статей сторонников. Я ведь до того, как столкнулся с текстом, сам был сторонником ВК. Как славянский патриот. Мне нравилась идея, что есть такой древний текст. То, что это фальшивка, понял, когда прочёл его. Но мне не хотелось расставаться с идеей существования столь древнего славянского текста. Вот и вчитывался я в него много раз в надежде убедить себя, что он подлинный, чем больше читал, тем больше разочаровывался. Кстати, первую критику ВК, в том числе научную, я прочёл уже после того, как было готово большинство моих аргументов. И то, что кое-то совпало с другой критикой, убедило меня, что я на правильном пути.

  • Дмитрий Логинов говорит:

    Уважаемый Сергей, у меня вот получилось наоборот. Я изначально не сомневался в поддельности ВК (наверное, сыграло свою роль и то, что впервые познакомился с документом в переводе Асова). Потом, интереса ради, попытался восстановить последовательность создания текстов Миролюбовым. Вот тут-то впервые и засомневался: уж больно неровный и неоднородный текст (и по содержанию, и по тенденциозности, и по стилистике, и по языку). Либо текст не один автор сочинял (а это уже разрушает классическую версию подделки), либо Миролюбов – шизофреник с раздвоением (даже размножением)) личности (это, конечно полностью не исключено, но вроде бы в чём-чём, а в сумасшествии он замечен не был). Вы тоже попытайтесь восстановить хронологию и логику написания документа одним автором. Может быть, у Вас и лучше получится.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья