Не думал, что придётся писать этот пост. Но к нему сам собой подтолкнул предыдущий очерк о так называемой Влесовой книге. Оказалось, что нужно дать продолжение. На тот очерк остро отреагировали читатели и почитатели ВК. Вот, например, что написал в комментарии геофизик Валерий Юрковец: «Между тем, даже Зализняк признаёт, что доказательство подлинности ВК, заключающееся в регулярности замен знаков… (их нет у меня в шрифте, но интересующиеся могут посмотреть у Асова на стр. 402 в издании 2009 года, либо в лекции Зализняка), наблюдаемое только в ВК и берестяных грамотах, открытых уже после опубликования ВК, является лингвистически безупречным».
 

Али Изенбек. Портрет Ю. Миролюбова, 1939 г. (Из частной коллекции Владимира Перегинца).

В первую очередь необходимо дать пояснение по поводу этого «доказательства подлинности» Влесовой книги. Потом будет ещё несколько увлекательных сюжетов про «Дощки Изенбека». Но не будем торопиться… Академик А.А. Зализняк представил лингвистический анализ ВК в известной лекции от 9 июля 2008 года, которая выложена на YouTube. Если по поводу берестяных грамот я уже написал, то теперь давайте разберемся – признаёт ли Зализняк это «доказательство», считает ли его «лингвистически безупречным», на чём настаивает В.П. Юрковец?
 
Чтобы было наглядно, я приведу фрагмент той самой лекции. Каждый сможет составить собственное мнение. Допускаю, комментатора смутило то, что в самом начале Зализняк сказал – «аргумент этот звучит довольно серьёзно». Но не стоит беспокоиться, это очевидная ирония лингвиста. Завершается анализ совсем по-другому: «Вот этот единственный аргумент, который произвёл на меня впечатление, конечно, не серьёзный».
 

Не существует никакой закономерности, будто бы «наблюдаемой только в ВК и берестяных грамотах». Если в берестяных грамотах встречается замена в парах оеръ и еерь, что происходит по определённым правилам, то в ВК получается, что е, к примеру, может заменять вообще любую гласную в тексте. Как отметил Зализняк, чаще е заменяет и (пример: полождете – положите), а также ен, о, а и у. Без какой-либо закономерности. Вывод А.А. Зализняка: «…Сказать, что там это чередование есть [показывает на доске], и вот, смотрите на него, как оно похоже на берестяные грамоты – это фактически близко к жульничеству. На самом деле там нет чередования, там простой бесперебой гласных, пишется любая, в частности «е», которая может заменять решительно всё, что угодно. Ну, одного этого тоже уже достаточно, чтобы больше не считать, что этот аргумент такой разительный».
 

 
Подобное «чередование гласных» могло попасть в ВК либо 1) произвольно, когда автор, стилизуя текст под архаичный язык, жонглировал гласными; либо 2) по аналогии с первыми берестяными грамотами, которые были уже открыты к моменту публикации ВК – но тогда автор явно переборщил с «чередованием», добавив к закономерностям берестяных грамот произвольные чередования. В общем, разъяснение этого момента у Зализняка представляется вполне убедительным. Возможно, ему стоило привести больше примеров произвольных чередований, чтобы развеять последние сомнения по поводу «монструозного с лингвистической точки зрения текста» ©. Но в формате лекции, видимо, это было сделать затруднительно.
 
Разобравшись с этим, перейдём к другим сюжетам. Говоря о мистификации Влесовой книги, важно понять, каких взглядов придерживался непосредственно перед её появлением Ю.П. Миролюбов. Это важно потому, что «исходник» ВК сохранился в машинописи Миролюбова, которую он отправил А.А. Куру (Куренкову) для публикации – текст приводит в своей работе О.В. Творогов (согласно его анализу данная машинопись лучше всего отражает «оригинал»). Миролюбов также считается наиболее вероятным автором мистификации. Итак, если в тексте ВК оказались узнаваемые норманистские тезисы XIX – первой половины XX вв., то попасть туда они могли только через автора, который должен был придерживаться аналогичных взглядов и стереотипов.
 
Иными словами, что творилось в голове у Ю.П. Миролюбова? Совершенно очевидно, что в начале 50-х годов прошлого века он тоже находился под влиянием норманнской теории. Покажем это на конкретных примерах. Вот несколько выдержек из работы Миролюбова «Ригведа и язычество», 1952 год (жирным здесь и далее выделено мной – ВМ).
 
«В ведизме же человеческие жертвоприношения не имели места и были случайными, будучи привнесенными из других религий. В частности, жертвоприношения, бывшие в Киеве, все были привнесены варангами, или варягами, и шли они из Скандинавии. То же можно сказать и о Рюгенских жертвоприношениях. Рюген, будучи под близким влиянием датчан и скандинавов вообще, готов, шведов или предков германских народов, несомненно, подвергся их влиянию. Но славяне в целом человеческих жертв, как и ведийцы, избегали. Варанги в поисках легендарной Гардарики (Нова-Града!) шли всё дальше на юг, пока не попали в Киев… (…) …Приносили их [человеческие жертвы] и те из славян, кто подвергся влиянию германской религии Водана в Прибалтике или в Киеве (через варенгов)».
 
Теперь сравним с «оригиналом» и «переводом» Влесовой книги:
 
«Иимемо исту вiру якова не потребуе чловененска жертва а тая се дЪе о ворязи кiи убо въжды жряли ю iменоваше перунапаркуна а тому жряша мы же сме хом польна жретва даяте а одо труды наше просо млека а туц…» (Дощечка 7а из публикации Творогова).
 
«Мы имеем истинную веру, которая не требует человеческих жертв. Это же делается у варягов, приносящих такие жертвы и именующих Перуна – Перкуном. И мы ему приносили жертвы, но мы смели давать лишь полевые жертвы, и от трудов наших просо, молоко, жир…» («Перевод» Асова).
 
В той же работе имеется уточнение Миролюбова, позволяющее лучше понять фрагмент о войне влесовокнижных славян с «готами» и «варягами»: «На острове Рюген Священные Кони были важнейшей частью культа, а он сам стал более строгим и утонченным, вероятно, под влиянием религии варангов-готов». То есть варяги-варанги и готы у Миролюбова – одно и то же. Аналогичный сюжет встречаем в ВК – «се инь враг герьманрех iде на ны ополуноце он iжде внук внущате отореху iсе вржець на ны вое свы о розех на челы? ворензе рещешутьнамо ити о не и несьмехомь вражете о бопале iех якожде суте врзе якве перве а неiма росдiеле промежде» (Дощечка 14 из публикации Творогова).
 
В кратком «исходном» тексте с «дощечки 14» одновременно указаны «ворягове» и «ворензе» – в обоих вариантах угадываются «варяги». Первая форма очевидна, вторая – подтверждается сравнением с текстом «дощечки 6е»: «бо перве ворензе прiдша до русе а асклд слiлоу пограмлi кнезе нашему а потлце того». «Дощечка 7а» – уже вариант «ворязи», наиболее близкий к летописному. Не будем делать выводов о том, насколько возможно соседство столь разных форм написания в рамках одного «источника» – это вопрос к лингвистам. Но почему пишется через букву «о»?
 
Цитирую из произведения Миролюбова «Дополнительные материалы к предистории русов», 1952 год, Брюссель: «Варяги… были разбойниками и грабителями, и на Руси им было легко грабить ввиду неорганизованности населения. Впоследствии они столкнулись с Хазарами, считавшими себя «хозяевами» Руси, разбили их, а Русь подчинили себе. В этом отношении они, сменив одних «хозяев» стали другими такими же «хозяевами». Лишь начиная со Святослава, Киевские Князья стали вполне Русскими Князьями, а до этого они, по свидетельству современников, даже не говорили по-русски, и по-шведски или по-датски. Варяги были не только разбойниками, давшими имя «вора» или «воряги» Русскому народу… (с. 14)».
 
Кажется, в этом фрагменте находим объяснение и странного написания имени варягов в ВК, и предпосылки к влесовокнижному сюжету о разделе «сфер влияния» между хазарами и варягами. То, что под последними Миролюбов понимал именно викингов, следует из дальнейшего отрывка его произведения:
 
«Будет всё же ошибкой считать, как это делает Летописец Нестор, началом Русской Земли «призвание Варягов». Как мы уже имели случай сказать, такого «призвания», наверное, никогда не было. Варяги просто захватили власть над Киевом и Новгородом и заставили этот захват признать. Сначала власть их была только в городах, а затем постепенно распространилась и на области вокруг них и позже – на целые земли.
 
Великий Новгород в это время уже существовал, а мифический Гостомысл вероятно обратился к Варягам лишь от себя, чтобы с их помощью захватить над городом и его землями власть. В этом одном и могло заключаться «призвание Варягов на Русь». Как бы то ни было, а в «Нове-Граде», который сами Варяги именовали «Гардарики» и куда отправлялись, если не ходили на грабеж мирного населения прибрежных краев, должно было быть нечто, что было для них равноценно грабежу и нападениям на берега. Они, например, в «Саге св. Олафа» так и решали: идти в Викинги или в Гардарики (с. 43)».
 
Показательный мотив, пропитанный незатейливым «бытовым» норманизмом, который по инерции прививался в учебных заведениях Российской империи по книжкам вроде учебника Ивана Кузьмича Кайданова. Вроде бы ничего особенного, но стереотип о том, что «варяги – это шведы» забивался накрепко. Видна и неудовлетворённость Миролюбова имеющимися летописными источниками. А это уже может стать серьёзным мотивом к мифотворчеству.
 
В целом же, авторские тексты Миролюбова довольно сумбурны и противоречивы – как и текст Влесовой книги, будь то «оригинал» по машинописи или многочисленные «переводы». Заносит его тоже довольно часто. То у него – «Есть основания думать, что арийцы были не только культурным народом в период доведический, но и сильным народом, колонизовавшим Европу, особенно Балтику, задолго до Великого Переселения Арийцев VIII века до Р.Х. Этот народ был в сношениях с цивилизаций Ма, существовавшей по крайней мере за двести тысяч лет до нашего периода (Ригведа и язычество)». То с удовольствием ссылается на другого фантазёра – «индийского ученого Тилака». То использует в «исследовании» невесть откуда взявшиеся «Сказы Захарихи». Иной раз тексты Миролюбова содержательно напоминают текст ВК вплоть до нюансов (типа названия «русколань»). Это к вопросу возможного авторского стиля, в порядке размышления.
 
Ради объективности стоит заметить, что со временем Ю.П. Миролюбов начал критиковать «норманизм», хоть и делал это столь же путано и невнятно. Он даже стал писать про «Ререка-Ободрита» из Мекленбурга, который всё равно представлялся «захватчиком Руси», знавшим какой-то «нурманский строй». Но было уже поздно. Проект «Дощки Изенбека» с кодовым названием «Влесова книга» был запущен…
 
Если мистификатором всё же был Миролюбов, то зачем ему это было нужно? В прошлом очерке я уже писал, что автор Влесовой книги был человеком, бесспорно, увлечённым. Это был романтик, славянофил, искатель, неудовлетворённый многими белыми пятнами ранней русской истории. Возможно, кто-то из эмигрантов, скучающих по родине. Иными словами – тот, кому не хватало «драйва» на фоне скудных и нередко противоречивых свидетельств источников, сложных научных постановок, требующих широкого кругозора. Совершенно точно, что это не был профессиональный историк. Можно добавить, что этот предполагаемый автор не избежал привычных стереотипов «норманнской теории», которые в итоге попали в текст ВК: и про раздел «сфер влияния» между норманнами и хазарами, и про Рюрика-Эрика из Швеции, и про «гото-варягов».
 
У Юрия Петровича Миролюбова была нелёгкая жизнь. Отца замучили в киевском ЧК, брат погиб на Гражданской войне, воевал на Дону у Деникина, затем вынужденная эмиграция, покинутая родня, оставшаяся в СССР, скитания по разным странам. Он рано потерял работоспособность из-за болезни, но никогда не переставал писать. Его перу принадлежат многие художественные произведения, стилизованные под языческую древность. Можно лишь представить, как тяжело переживал Ю.П. Миролюбов расставание с Родиной. Поэтому неслучаен его бурный интерес к русской истории, в которую он безумно влюбился, но в которой окончательно запутался. Если именно Миролюбов был автором Влесовой книги, хотя я не могу, разумеется, этого утверждать с полной уверенностью, то в мистификации отразилась его личная трагическая судьба. И это можно понять. Но для российского общества Влесова книга сослужила плохую службу.
 
Всеволод Меркулов,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

64 комментария: Проект под названием «Дощки Изенбека»

  • Евгений Нефёдов говорит:

    Всё очень точно и понятно.

  • Сваромир говорит:

    Активизация врагов славян по очернению и «разоблачению» славянских древностей лишь убеждает в их подлинности, норманисты лают, караван идёт. Языческое движение набирает ход и ширится, и этот процесс не остановить, славянское возрождение свершившийся факт, господа псевдоучёные )))))))))))!!!!!!

    • V. M. говорит:

      Стиль, как у комсомольца на партсобрании =)

      • Юрий Симонов говорит:

        Это точно. Любой фанатизм ни к чему доброму не ведёт. Даже русофильский!

  • Ирина Медведева говорит:

    Всеволод, огромное спасибо за более развёрнутое и аргументированное изложение Вашей позиции учёного по поводу «ВК». Остаюсь при своём мнение: для будущего важна именно правда. Отрицательный опыт есть опыт… Даже если история «ВК» есть история возникновения мифа.

  • Валерий Юрковец говорит:

    >> …Иными словами, что творилось в голове у Ю.П. Миролюбова?
     
    «Творилось» то, чем он напитался из Влесовой книги. И Вы далее по тексту это прекрасно описали.
     
    Что касается фрагмента лекции Зализняка, то Вы там вслед за ним умолчали о заменах «ц» и «ч» одинаковых для ВК и берестяных грамот (о чём отдельно пишет Жуковская), и о том, что Зализняк смешал в кучу замену «о» на «ер», которое он совершенно справедливо назвал очень серьёзным аргументом в пользу ВК, с заменами «еров» на «е» и «и» – тоже одинаковых для ВК и берестяных грамот, о чём также пишет Жуковская. И сделал это в том же публицистическом стиле, в каком и Вы закончили вашу предыдущую статью. Почему я Вам ранее и предложил не обращать на его ёрничанье внимания.
     
    Вообще, ёрничанье, за неимением реальных аргументов, характерно для всех ненавистников Влесовой книги.

    • V. M. говорит:

      Замечательно, выстраиваем логическую цепочку рассуждений.
       
      1. Ю.П. Миролюбов придерживался тех взглядов на историю, которыми «напитался из Влесовой книги» (предположение В.Юрковца). Допустим, в 1952 г., то есть до публикации ВК, Миролюбов лукавил, что «нет источников», ведь написал он тогда же, что докириллическая письменность у славян была и, возможно, будет «однажды найдена». А сам во всю работал с новым «источником», не раскрывая его до поры до времени. Допустим…
       
      2. Значит, тезисы «…привнесены варангами, или варягами, и шли они из Скандинавии» или «Варяги… так и решали: идти в Викинги или в Гардарики», т.е. обобщённо «варяги – выходцы из Скандинавии» – также восприняты Миролюбовым из Влесовой книги и не противоречат её содержанию. Последнее подтверждается анализом публикации «исходного» текста ВК О.В. Твороговым. Представить иное было бы странно, если исходить из того, что Миролюбов уже имел на руках «артефакты» и работал с ними.
       
      3. Одновременно тезис «варяги – выходцы из Скандинавии» является ключевым положением «норманнской теории», которую до сих пор считали течением в историографии (Байер, Миллер, Шлёцер и их последователи вплоть до нынешнего времени), в основе которого лежал шведский политический миф первой половины XVII века.
       
      4. Если ВК не была позднейшей мистификаций, а действительно является «подлинной древнейшей летописью», то это позволяет сделать два вывода.
       
      4а. Норманнская теория является наиболее объективной концепцией, которая подтверждается сведениями ВК. В этом смысле ВК становится ещё одним и, наверное, основным аргументом «норманизма» наравне с «именами из договоров» и «названиями днепровских порогов».
       
      4б. ВК, будучи «древнейшим источником», опровергает широкий круг известных документальных сведений и подвергает сомнению результаты современных исследований в разных научных дисциплинах (история, археология, языкознание, ДНК-генеалогия и т.д.), утверждающих, что варяги были выходцами с южного побережья Балтики, а не из Скандинавии.
       
      5. Или же принять следует иной вариант, по которому наличие в тексте ВК ключевых тезисов «норманнской теории», которая появляется не ранее XVII-XVIII вв. и под влиянием которых накануне публикации текста ВК находился Миролюбов, свидетельствует о мистификации, созданной, по большой вероятности, самим Миролюбовым. Собственно, об этом я писал и пишу. Tertium non datur.
       
      P.S. Теперь посмотрим, что же в действительности написано у Л.П. Жуковской. Она ничего не пишет о заменах «ц» и «ч», здесь комментатор не точен. Жуковская указывает (цитата из её статьи «Поддельная докириллическая рукопись: (К вопросу о методе определения подделок)», Вопросы Языкознания, 1960, № 2, по перепечатке в сборнике «Что думают ученые о Велесовой книге»), что в тексте ВК «также имеются следующие особенности: буква ч отсутствует, ее заменяет буква щ, вследствие этого буква щ в «дощечке» соответствует двум кириллическим буквам — щ и ч…». Как можно убедиться из статьи, там нет ничего «о заменах «ц» и «ч» одинаковых для ВК и берестяных грамот (о чём отдельно пишет Жуковская)» – затрудняюсь, как назвать этот пассаж комментатора. Ни про подобную замену Жуковская не пишет, ни вообще про берестяные грамоты, тем более, связывая их с ВК.
       
      Что же касается имеющейся замены «ч» на «щ» в тексте ВК, то в прошлом буква «щ» традиционно обозначала сложный звук [ш’ч’]. Это не есть какая-то особенная черта только текста ВК или текстов берестяных грамот. Жуковская всего лишь констатирует один из признаков текста ВК.
       
      О необходимости такой замены автор ВК должен был догадаться в первую очередь, придумывая стилизацию под древний источник. Скорее всего, он знал или хотя бы слышал текст всенародной присяги на верность императору: «Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием, в том, что хощу и должен…». У Пушкина: «Я понять тебя хочу, Смысла я в тебе ищу» – в рифме чувствуется такая же заменяемость звуков. У Карамзина есть варианты написания слова «счастье» – щастье, щастие.
       
      Подозреваю, что сейчас почитатели ВК начнут говорить о том, что Жуковскую заставили написать свою статью. Зализняка, вероятно, подкупили (не случайно же он академик – потому что подлинность ВК отрицает). И меня заодно, хотя я не академик.

      • Валерий Юрковец говорит:

        Процитирую Асова (Велесова книга. 1995, стр. 244-245), чтобы по сто раз не возвращаться:
         
        «В 1977 году в журнале «Вопросы истории» № 6 Б.А. Рыбаков в соавторстве с В.И. Бугановым и Л.П. Жуковской поместил статью под названием: «Мнимая “Древнейшая летопись”». Это единственная статья Б.А. Рыбакова на эту тему. Она занимает всего четыре страницы. Заметим, что в 1977 году историки располагали лишь статьей энтузиастов изучения «Велесовой книги» В. Скурлатова и Н. Николаева, которая была напечатана в газете «Неделя» №9 18 за 1976 год, и статьей В. Старостина № 33 того же года. Они имели текст только одной дощечки в 10 строк, фотографию которой в 1960 году прислал в Советский славянский комитет С. Лесной. Понятно, что основываясь на таком скудном материале было бы рано делать окончательные выводы. Однако, они были сделаны. Было признано, что Велесова книга — фальсификация. Заметим, что за семнадцать лет до этого Л.П. Жуковская опубликовала статью «Поддельная докириллическая рукопись», «Вопросы языкознания», № 2 за 1960. Ею же в соавторстве с членом-корреспондентом АН СССР Ф.П. Филиным была написана работа «“Влесова книга” почему же не Велесова?», «Родная речь», № 4 за 1980. Эти работы дополняют друг друга, в них повторяются многие доводы, потому мы их рассмотрим совместно.
         
        1. Первый аргумент «против». Анализируя рассказ Ю.П. Миролюбова о находке Велесовой книги в усадьбе Куракиных, или Задонских, Б.А. Рыбаков, Л.П. Жуковская и Б.И. Буганов написали: (кстати, повторив мысль С. Лесного) «Никакого рода Задонских (или Донских, Донцовых) в России не существовало». Куракина, к которой обращались за разъяснениями, «не подтвердила наличия имения в Курской или Орловской губерниях». Очевидно — это недоразумение, произошедшее из-за недостатка сведений. Во-первых, Куракины никакого отношения к имению, в котором была найдена Велесова книга, не имеют — их имя, видимо, по ошибке было названо Ю.П. Миролюбовым. Велесова книга была найдена не в Орловской или Курской губерниях, а в имении Великий Бурлюк в Харьковской губернии. Об этом писал Б.А. Ребиндер, изучавший архивы Ю.П. Миролюбова (кстати, до революции он был соседом Задонских). Поэт И. Кобзев в Исторической библиотеке нашел книгу Е.В. Задонской «Быль XIX столетия», изданную в Харькове в 1907 году. В этой книге говорится о том, что первыми владетелями Великого Бурлюка были защитники южных границ Донцы-Захаржевские. Д. Шмелев, побывавший в Великом Бурлюке, выяснил, что усадьба Задонских существует до сего времени.
         
        2. Следующие аргументы лингвистические. Б.А. Рыбаков, Л.П. Жуковская и В.И. Буганов утверждают: «Протокириллическим письмом и были, возможно, написаны те книги и документы дохристианской эпохи, о которых глухо упоминают древние авторы». Однако, «“Влесова книга” не может быть отнесена к числу памятников того времени». Почему? Далее, видимо, излагает свои мысли Л.П. Жуковская, единственный среди авторов статьи лингвист: «…в определенное время и на определенной территории язык характеризуется сочетанием только ему присущих особенностей… Историкам, знакомым с древнерусскими и средневековыми письменными источниками новгородского происхождения, хорошо известно, например, «цоканье» — неразличение в письме (вследствие неразличения в устной речи!) букв «ц» и «ч». Однако в рукописях XII-XIII вв. таких ошибок еще нет (курсив мой — А.А.), так как тогда эти звуки различались в произношении».
         
        Действительно, для Велесовой книги такие смешения обычны. И не только в дощечке, которую имели тогда ученые. Наиболее яркие примеры дает дощечка II 116: ЗВЕЗДИЦ, но ГРОМИЧ. Однако, я не могу не отметить, что ранее Л.П. Жуковская придерживалась прямо противоположного мнения. В ее книге «Новгородские берестяные грамоты», изданной в 1959 году (за год до того, как С. Лесной прислал в Славянский комитет фотостат с дощечки) она писала на странице 113 буквально следующее: «Новгородские берестяные грамоты показывают, что в новгородском диалекте уже с XII века было цоканье (курсив мой — А.А.), то есть на месте различных этимологических аффрикат [ц] и [ч] в нем произносилась одна аффриката. Качество этого звука новгородские берестяные грамоты, конечно, не показывают, смешение ч и ц указывает лишь на близость, может быть, даже на полное совпадение звуков, которые произносили в этих случаях жители новгородской земли». Итак, цоканье все-таки было. И этот вывод Л.П. Жуковской, основанный на глубоком изучении древнего новгородского диалекта, блестяще подтверждает подлинность Велесовой книги. Поскольку автор Велесовой книги, живи он в наш век и будь даже гениальным лингвистом, не мог знать эту особенность речи древних новгородцев до опубликования результатов палеографического анализа новгородских берестяных грамот. Причина же, заставившая палеографа пойти против своих же выводов, остается неизвестной.
         
        З. Следующее замечание, сделанное Б.А. Рыбаковым, Л.П. Жуковской и В.И. Бугановым: «В «Влесовой книге» отражено смешение «е» и «ять», которое появится только в смоленских грамотах в начале XIII века». Вновь мы можем ответить на это замечание цитатой из той же книги Л.П. Жуковской. Среди особенностей письма берестяных грамот она на странице 88 отмечает следующие: «отдельные буквы могли взаимно заменять друг друга (0-Ъ, Е-Ь-Ъ-И, Ц-Ч)». То есть и эта черта в языке Велесовой книги, отмеченная учеными, является подтверждением подлинности памятника, а не его подложности. Может быть, Л.П. Жуковская и другие авторы писали разгромную статью в расчете на знатоков новгородского диалекта и противоречивостью выводов хотели намекнуть на то, что их вынудили написать эту статью и на то, что Велесова книга — подлинник?»

        • V. M. говорит:

          Вот что пишет Л.П. Жуковская в книге «Новгородские берестяные грамоты» (М., 1959), которая имеется в моей библиотеке:
           


          Теперь полная цитата из статьи: Буганов В.И., Жуковская Л.П., Рыбаков Б.А. Мнимая «древнейшая летопись» // Вопросы истории, 1977, № 6, стр. 202-205:
           
          …По проблеме существования письменности у восточных славян дохристианского периода накопилась обширная литература, и само существование докирилловского письма – «протокириллицы», а также «протоглаголицы» – изучалось дореволюционными и советскими учеными. Формирование «протокириллицы» (на основе использования греческого буквенно-звукового письма) они относили к VII-VIII векам. Черноризец Храбр в сказании «О письменах» (конец IX – начало Х в.) сообщает о славянах-язычниках, что они не имели «книг» и букв, а использовали «черты» и «резы»; эта более древняя манера письма, так называемая пиктографическая, или фигурная, начала применяться, согласно новейшим исследованиям (например, о «календарных знаках» на вазах и кувшинах черняховской культуры), уже во II-V веках. Приведенные и многие другие свидетельства источников давно показали, что в дохристианский период восточные славяне использовали какое-то не сохранившееся до нашего времени письмо (или разные его виды) в силу растущих потребностей своего общественного развития, сначала в пору формирования из небольших и разрозненных родовых коллективов более крупных, сложных и прочных объединений – племен и союзов племен, затем в эпоху вызревания в среде последних элементов классовых отношений и государственности. Прокириллическим письмом и были, возможно, написаны те книги и документы дохристианской поры, о которых глухо упоминают древние авторы.
           
          «Влесова книга» не может быть отнесена к числу памятников того времени. Дело в том, что подделки под древний текст можно довольно легко выявить, зная закономерности развития языка, путем сравнительно-исторического изучения родственных языков и диалектов. Как известно, языки развиваются во времени, но это развитие не одинаково реализуется в пространстве. В результате в определенное время и на определенной территории язык характеризуется сочетанием только ему присущих особенностей. Благодаря этому можно установить предыдущие и последующие этапы развития языковых черт.
           
          Историкам, знакомым с древнерусскими и средневековыми письменными источниками новгородского происхождения, хорошо известно, например, «цоканье» – неразличение на письме (вследствие неразличения в устной речи!) букв Ц и Ч. Так же, если писец не слышал разницы между Ф и фитой, он путал обе буквы. Имея опору в своем произношении, тот же древнерусский писец не спутает М и Ж, Р и П, 3 и К, но может спутать Ч и Ц, Ф и фиту и т.д.; позднее начнется неправильное употребление букв Е – ять, О – А и т.п. На совпадении безударных гласных основаны многие ошибки нашего правописания. Однако в рукописях XII-XIII вв. (если исключить смоленские с их ранним смешением Е и ять) таких ошибок нет, так как в то время все названные звуки произносились различно в соответствии с происхождением (этимологией).

           
          Таким образом, в 1959 году в работе про берестяные грамоты Жуковская пишет про «особенности новгородского диалекта того времени, вследствие которых отдельные буквы могли взаимно заменять друг друга». В статье из ВИ 1977 года говорится про источники новгородского происхождения, в которых имеется «неразличение на письме (вследствие неразличения в устной речи!) букв Ц и Ч».
           
          И в чём противоречие? Его нет. Тезис 1959 года: «Цоканье», присущее новгородскому диалекту, проявляется в текстах новгородских грамот, в частности, в том, что буквы Ц и Ч могли взаимно заменять друг друга. Тезис 1977 года: «цоканье» – неразличение на письме (вследствие неразличения в устной речи!) букв Ц и Ч. Если Вы умеете читать и способны адекватно воспринимать прочитанное, то Вам станет понятно, что «неразличение на письме» – это и есть взаимозаменяемость. Влесова книга здесь не при чём, в ней «взаимозаменяться» может всё, что угодно.
           
          Ещё раз, с дословными фрагментами текста. «…Особенностями новгородского диалекта того времени, вследствие которых отдельные буквы могли взаимно заменять друг друга (… Ц – Ч)» (1959). «Историкам, знакомым с древнерусскими и средневековыми письменными источниками новгородского происхождения, хорошо известно, например, «цоканье» – неразличение на письме (вследствие неразличения в устной речи!) букв Ц и Ч» (1977). Оба высказывания равнозначны, в них речь об одном и том же разными словами.
           
          Хотя не ясно, почему Вы так озаботились новгородским диалектом в связи с утверждениями о «подлинности» ВК. В Вашем же комментарии чуть ранее утверждается, что ВК – «южнорусский» взгляд на историю Руси в противовес «северному» великорусскому, представленному летописными и былинными источниками. Впрочем, Вы пишите настолько безапелляционно, что это поражает.
           
          И не приводите, пожалуйста, такие объёмные цитаты из сомнительных произведений. Просьба. Они здесь точно не нужны.

  • СергейС говорит:

    Норманизм и антинорманизм причудливо переплелись с вопросом подлинности ВК, для меня, по крайней мере. После работ А. Клёсова и Л. Грот с норманизмом появилась уверенная определённость. Представленная работа вносит свой определённый вклад в разрешение проблемы подлинности ВК, надеюсь, для широкого круга любителей истории. С интересом жду дальнейших аргументов с обеих сторон. Хотелось бы избежать взаимных оскорблений. Юмор приветствуется.

    • Валерий Юрковец говорит:

      «Норманизм» Влесовой книги – это протест окраины на жёсткие объединительные шаги центра, а не свидетельство её якобы фальсификации. Это, если хотите, «южнорусский» взгляд на историю Руси в противовес «северному» великорусскому, представленному летописными и былинными источниками. Таким образом, во Влесовой книге мы находим и истоки наших проблем с Украиной (Червонороссией былин), всегда имевшей свой собственный взгляд на нашу общую историю. Которую она тоже всегда пыталась отполовинить в свою пользу.

  • Лабай А. говорит:

    >> Но для российского общества Влесова книга сослужила плохую службу.
     
    А если конкретней?

  • Ирина Медведева говорит:

    Абсолютно поддерживаю мнение СергеяС, особенно – в части «Хотелось бы избежать взаимных оскорблений». Добавлю от себя: «И без фанатизма в поисках врага». Сам Переформат.ру создан как проект «в поисках истины», если кто-то этого ещё не понял… Истины, которую мы ищем сообща: и учёные – профессионалы в своих областях, и любители, неравнодушные к истории своей родины, своего многонационального народа. «Норманизм» Влесовой книги – это протест окраины на жёсткие объединительные шаги центра», «активизация врагов славян по очернению и «разоблачению» славянских древностей», «псевдоучёные»… «Плохая армия, силовые структуры», «плохие учителя», «плохие врачи» – со всеми надо разобраться, разогнать, наказать… А из кого состоят структуры армейские, медицинские, педагогические и пр?! Они с других планет прилетели?..
     
    Исследования А. Клёсова говорят о том, что наш народ живёт одной большой семьёй на этой земле около пяти тысяч лет – ссорится, мирится – чего в семье не бывает. Но если бы каким-то чудом я узнала о том, что, к примеру, моей пра-пра-пра…прабабке несколько тысяч лет назад такая же пра-пра-прабабка А. Клёсова «повыдёргивала волосья» за разбитый глиняный горшок, претензий глубоко уважаемому учёному, одному из любимейших моих авторов Переформата, предъявлять бы не стала. А если бы стала, то понятно, – нужны бы мне были совсем другие специалисты…
     
    Мы с отцом давно увлечены историей собственной семьи: по всем её линиям – русской, украинской, белорусской, мои предки – православные крестьяне. Они все – мудрые и духовные люди, великие труженики, преданные, любящие и любимые, супруги и родители, воины-защитники родины в тяжкие годины. Я уважаю своих предков, горжусь ими, люблю и хочу быть достойной их памяти. И чтобы дети, внуки, правнуки в моей семье испытывали к своим предкам те же чувства. А для этого должен быть сломан тезис: «История учит тому, что ничему не учит».
     
    Пока она (история) пишется и переписывается в угоду каждой новой группе людей во власти, паразитирующей на народе-труженике с целью сохранить власть и себя во власти, история и не будет ничему учить.
     
    Я не считаю, что «ВК» как художественное произведение, написанное людьми со страдающими душами, со сломанными судьбами, пережившими гражданскую войну, когда «брат на брата», потерявшими Родину, идеализирующими, толкующими по-своему её историю, изо всех сил пытающимися выжить на чужбине, станет менее красивой и радующей. А вот правдивая история её создателей может заставить задуматься о том, что происходит с простыми людьми, когда власть не благородна (не приносит блага тем, за чей счёт живёт). Когда, борясь за неё, паразиты обманом, лживыми мифами, поиском врага среди своих, среди мирных обывателей другой веры, традиций, цвета кожи и пр., вовлекают в страдания, кровь, смерть самодостаточных тружеников, творцов, созидателей. Не надо искать врагов, надо искать друзей…

  • Виктор Семенов говорит:

    Еще Сократ намекал, что Истина находится в руках богов и путь человека к ней бесконечен, ибо только боги могут объять необъятное. Однако это не повод для пессимизма – будучи человеком веселым, Сократ учил, что приобщаясь к Истине, мы тем самым почитаем богов, и чем больше мы познаем, тем ближе к ним приближаемся. Естественно, что каждый в отдельности проходит свой путь познания, и все мы на разных ступенях познания. Одно дело ученик пятого класса, и совсем другое – десятого. Студенты и того выше, уже становятся специалистами. А дальше них продвинулись кандидаты наук, еще дальше доктора… За каждым свой труд, который все тяжелее, чем выше ступени… Поэтому спор человека, не имеющего специального образования, со специалистом не имеет большого смысла. Хорошо еще, если дилетант понимает смысл предлагаемых ему аргументов.
     
    Что же касается переписывания истории, то этот процесс бесконечен. Каждое новое поколение обладает своим опытом и соответственно вносит свое видение прошлого. Истинное в этом видении абсорбируется и обогащает науку, остальное канет в лету.
     
    В.О. Ключевский: История, говорят не учившиеся истории, а только философствующие о ней, никого ничему и не научила. Если это даже и правда, истории это нисколько не касается, как науки: не цветы виноваты в том, что слепой их не видит. Но и это не правда: история учит даже тех, кто у нее не учится; она их проучивает за невежество и пренебрежение. Кто действует помимо нее или вопреки ей, тот всегда в конце концов жалеет о своем отношении к ней. Она пока учит не тому, как жить по ней, а как учиться у нее: она пока только сечет своих непонятливых или ленивых учеников, как желудок наказывает жадных или неосторожных гастрономов, не сообщая им правил здорового питания, а только давая им чувствовать ошибки их в физиологии и увлечениях их аппетита.

    • Дмитрий Усов говорит:

      Хорошо ещё, если дилетант понимает смысл предлагаемых ему аргументов – не в бровь, а глаз. Специалисты зачастую с трудом понимают друг друга, а уж что касается специалистов и дилетантов…

      • Аркадий говорит:

        Простая логическая задача, Дмитрий. Два человека, два специалиста – астроном и астролог; один объект наблюдений – звезды. Вопрос: найдут они общий язык?

        • Дмитрий говорит:

          У них разные смыслы, Аркадий. Астроном ищет смысл в движении звезд как таковом, астролог ищет смысл в судьбах людей при помощи движений звезд. Они специалисты в совершенно разных областях. Но в то же время стоит помнить и то, что когда-то это был единый робкий ручеёк, который потом разделился на два различных потока.

          • Аркадий говорит:

            Все правильно, Дмитрий! Есть один объект исследований и два потока информации – от противников подлинности с лингвистическим анализом, с одной стороны, и от сторонников подлинности ВК без альтернативного лингвистического анализа, с другой стороны. Насколько я понимаю, вторая сторона никогда не предоставит свой вариант лингвистического анализа. В этом случае, по-моему, никаких других, кроме коммерческих целей, у «авторов» ВК не наблюдается. Из «Фауст» Гёте (в переводе Пастернака):
             
            Живей, за эпизодом эпизод.
            Подробностей побольше в их развитье,
            Чтоб завладеть вниманием зевак,
            И вы их победили, вы царите,
            Вы самый нужный человек, вы маг.
            Чтобы хороший сбор доставить пьесе,
            Ей требуется сборный и состав.
            И всякий, выбрав что-нибудь из смеси,
            Уйдет домой, спасибо вам сказав.
            Засуйте всякой всячины в кормежку:
            Немножко жизни, выдумки немножко,
            Вам удается этот вид рагу.
            Толпа и так все превратит в окрошку,
            Я дать совет вам лучший не могу.

  • СергейС говорит:

    Люди впечатлительные и склонные к сектантству и без ВК нахватаются впечатлений и примкнут к какой-нибудь секте, давайте не будем на них ориентироваться. Я бы на сегодняшний день отнёс ВК к разряду апокрифа. Есть такой компромисс в христианстве. В духовных семинариях, кстати, апокрифы изучают.

  • Валерий Юрковец говорит:

    >> …Таким образом, в 1959 году в работе про берестяные грамоты Жуковская пишет про «особенности новгородского диалекта того времени, вследствие которых отдельные буквы могли взаимно заменять друг друга». В статье из ВИ 1977 года говорится про источники новгородского происхождения, в которых имеется «неразличение на письме (вследствие неразличения в устной речи!) букв Ц и Ч». И в чём противоречие? Его нет…
     
    А разве с этим кто-то спорит? Видимо, Вы не дочитали цитату до конца или не поняли, что в ней написано далее. Речь идёт о другом. А именно о том, что эта особенность новгородского диалекта, зафиксированная в берестяных грамотах, отмечается в оных раньше XII-XIII вв.
     
    Вот как пишет Жуковская в одном случае (1959 – о берестяных грамотах), цитата: «Новгородские берестяные грамоты показывают, что в новгородском диалекте уже с XII века было цоканье, то есть на месте различных этимологических аффрикат [ц] и [ч] в нем произносилась одна аффриката». И как в другом случае (1977 – о Влесовой книге), цитата: «Историкам, знакомым с древнерусскими и средневековыми письменными источниками новгородского происхождения, хорошо известно, например, «цоканье» — неразличение в письме (вследствие неразличения в устной речи!) букв «ц» и «ч». Однако в рукописях XII-XIII вв. таких ошибок еще нет, так как тогда эти звуки различались в произношении».
     
    Этот якобы факт – что таких якобы ошибок якобы не было ещё в XII-XIII вв. – приводится в качестве подложности ВК. А на самом деле это явление – открытое в берестяных грамотах уже с XII века и наблюдаемое в ВК – свидетельствует в пользу ВК.

    • V. M. говорит:

      Ах, вот оно что! Ну, если бы Вы и Асов имели соответствующую специализацию и компетентность решать лингвистические вопросы, то вы бы отличали гласные от согласных. Так как Вы снова передёргиваете и неверно цитируете, дабы увидеть в тексте то, что хочется, приведём выдержку из статьи 1977 года ещё раз (одного – не достаточно, видимо) полностью.
       
      Историкам, знакомым с древнерусскими и средневековыми письменными источниками новгородского происхождения, хорошо известно, например, «цоканье» – неразличение на письме (вследствие неразличения в устной речи!) букв Ц и Ч. Так же, если писец не слышал разницы между Ф и фитой, он путал обе буквы. Имея опору в своем произношении, тот же древнерусский писец не спутает М и Ж, Р и П, 3 и К, но может спутать Ч и Ц, Ф и фиту и т.д.; позднее начнется неправильное употребление букв Е – ять, О – А и т.п. На совпадении безударных гласных основаны многие ошибки нашего правописания. Однако в рукописях XII-XIII вв. (если исключить смоленские с их ранним смешением Е и ять) таких ошибок нет, так как в то время все названные звуки произносились различно в соответствии с происхождением (этимологией).
       
      Разбираем. Сперва речь идёт о согласных, и приводится пример с Ц и Ч. Мысль заканчивается. Затем начинается о гласных – «на совпадении безударных гласных…» и так далее. Именно к этим гласным относится и хронологическая привязка «в рукописях XII-XIII вв.», а не к примеру с Ц и Ч – это согласные, см. школьную программу.
       
      На совпадении безударных гласных основаны многие ошибки нашего правописания. Однако в рукописях XII-XIII вв. (если исключить смоленские с их ранним смешением Е и ять) таких ошибок нет
       
      В этом фрагменте, очевидно, говорится об ошибках с гласными, которые не встречаются в рукописях XII-XIII вв. Вот на таком безграмотном чтении текста и передёргивании непонятых цитат учёных строятся какие-то «доказательства» в пользу «подлинности» ВК. Смешно.

  • Валерий Юрковец говорит:

    В этом фрагменте, очевидно, говорится об ошибках с гласными, которые не встречаются в рукописях XII-XIII вв.
     
    Ваш ответ, уважаемый Всеволод Игоревич, я выделил жирным шрифтом, потому что он стоит того – если Вы признаёте гласные, то соглашаетесь с подлинностью Влесовой книги. Потому что Жуковская в своей книге «Новгородские берестяные грамоты», изданной в 1959 году, на странице 88 отмечает следующее: «отдельные буквы могли взаимно заменять друг друга (0-Ъ, Е-Ь-Ъ-И, Ц-Ч)». Ровно то же самое мы наблюдаем и во Влесовой книге. Об этом и пишет Асов в представленной мною цитате. Т.е. неважно, какие звуки – гласные или согласные – имелись в виду в цитируемом Вами отрывке (на самом деле и те и другие). Признавая одно, Вы автоматически признаёте и другое, поскольку и то, и другое имеется и в берестяных грамотах, и во Влесовой книге. Всё. Точка.
     
    Не могу также не отметить, что Вы, несмотря на безапелляционность своего заявления, в конце всё-таки использовали наречие «очевидно». Очевидно, в значении «возможно». И хотя оно никак не влияет на окончательный вывод о подлинности ВК, однако создаёт некое ощущение встречного движения. Поэтому и я приношу Вам свои извинения за некорректный тон и предлагаю на этом остановиться, если Вы не против. Пусть читатели сами решают, чьё мнение более обосновано.

    • V. M. говорит:

      Всё, приехали, капут. Да, я признаю и гласные, и согласные, использую их в своей речи, но – выделяю жирным – я не признаю подлинность Влесовой книги! И имею для этого веские основания, изложенные здесь и в предыдущем посте, а также знаю аргументы других учёных и принимаю их. Что взамен? Восторг от «новодела» с сомнительной художественной ценностью? Нет, спасибо. И не люблю, когда меня держат за дурака – автор исторической мистификации всегда рассчитывает на увлечённых простаков. В сумбурном тексте ВК может взаимно заменяться всё и вся – об этом, собственно, говорит Зализняк… Поэтому пора остановиться.

  • Тинто говорит:

    Уважаемый автор статьи, почему бы Вам не написать хорошую, подробную статью на тему этого новодела в научном рецензируемом журнале? К сожалению, то, что есть – мало, «дискуссии» с участием неокрепших и не очень грамотных умов продолжаются, «аргументы» все смешнее и нелепее…

  • ВВ говорит:

    Всеволод, Вы – молодец. Большое Вам спасибо за статью. Не сомневаюсь, что она многим сослужит очень хорошую службу.

    • V. M. говорит:

      Спасибо, уважаемый Вячеслав Васильевич, за Ваше мнение – оно всегда важно для меня.

  • Сергей говорит:

    Книга Велеса, равно, как и подобные ей «Славяно-арийские веды» – плод униженного честолюбия панславянистов, пытающихся хоть как-то доказать, что славяне не хуже остальных прочих и имеют столь же глубокую историю, как и шумеры, греки, римляне, персы и пр., пр. Видимо, создателям К.В. было болезненно осознавать, что даже скандинавы имели и сохранили свои саги и пантеон языческих богов, а на Руси ничего подобного нет. В моих словах нет пренебрежения к славянам. Просто ложь во спасение – не самый лучший способ разбудить национальное самосознание. Тут, скорее, наоборот. Славянам и, тем более русским, и без К.В. есть чем гордится, включая своих предков, создавших не самое худшее государство на Земле. А К.В. пусть останется современной сказкой, почвой для авторов, пишущих в жанре фэнтези. Тут она куда больше принесет пользы. Как-то так.

    • Валерий Юрковец говорит:

      «Славяно-арийские веды», конечно, полный фэнтези бред. Но таки с ноль целых n стотысячных процента на прокорм себя авторы насобирали. А вот экспертизы «от Зализняка» не удостоились – не тот уровень. Ещё у нас многие представители академической науки очень не любят А.Н. Афанасьева. Потому что всё индоевропейское предание, включая «мифы древних греций», индийские Веды, германские (скандинавские) сказки братьев Гримм про свой «пантеон языческих богов» органически входят в то, что Афанасьев назвал «Поэтические воззрения славян на природу», и являются лишь отдельными географически обособленными ветвями Праславянского Предания. И это прекрасно подтвердила ДНК-генеалогия, распространив в прошлое нашу только европейскую историю на 9 тысяч лет назад. Что касается саг, то они появляются через несколько столетий после первых христианских летописей на Руси. ВК, напомню – дохристианское предание. Так что учите матчасть, Сергей, прежде чем так неудачно высовываться со своей примитивной славянофобией.

      • Сергей говорит:

        >> А вот экспертизы «от Зализняка» не удостоились – не тот уровень…
         
        Именно, не тот уровень, да и в случае со славянскими ведами нужна экспертиза не лингвистов и историков, а специалистов иного профиля. А вот Афанасьева вы зря в своем ответе приплели, он никогда не говорил о приоритете славянских воззрений на природу над мифологией греков, германцев и иже с ними, он лишь указывал на их общие индоевропейские корни и отслеживал параллели. Да и ДНК-генеалогия никоим образом не подтверждает написанное в К.В. кроме, разве для тех, кто в нее слепо верит. Саги действительно записаны в ХI-ХIII вв., и в них отражены большей частью скандинавские сказки и предания, но в русских летописях-то вообще ничего по славянской мифологии и язычеству нет кроме упоминания пантеона богов князя Владимира. Всю славяно-русскую мифологию, в основном, придумали литераторы-панславянисты в 17-19 веках. И уж совсем напрасно вы обвинили меня в славянофобстве. Не вам о том судить. Просто мне, в отличие от вас, интересна реальная история моего народа и моей страны, а не сказки во благо панславянизма.

  • Юрий говорит:

    Уважаемый V.M.! Попробую ответить на вопросы, которые вы поставили в комменте к вашему предыдущему посту. Во-первых, вы пишете – Предположу, что в Средние века после поражения, как правило, болтались на дереве, а не писали «памфлеты».
     
    Да, так оно и было чаще всего. «Того же лета уби Рюрик Вадима Храброго и иных многих изби новгородцев съветников его». То, что автор (или авторы) «Велесовой книги» могли участвовать в восстании Вадима, это лишь мое предположение. Но на Руси тогда было много мест, где можно было спрятаться. Например, уехать в Киев. К тому же, вы знаете, что в Ипатьевской летописи упоминаются «два волхва из Ярославля», которые возглавили в 1071 году восстание в Ростовской земле. Как видите, после восстания Вадима прошло 200 лет, почти 100 лет после крещения Руси, а жрецы-волхвы еще не все «болтались на дереве». И при этом были подстрекателями выступления, вполне возможно, также, как и в восстании 864 года (и еще такое же восстание было в 1023 году, и опять не без участия волхвов).
     
    Во-вторых, вы пишете – При этом, князь Ярослав Осмомысл упоминается в Слове живым (как известно, он умер в 1187 г.). Вывод: Слово о полку Игореве было создано в период 1185-1187 гг. Это пример научного анализа источника.
     
    Ну что ж, воспользуемся вашим же методом и увидим, что в ВК Рюрик тоже упоминается живым: «Отвадьте Рюрика от земель наших, гоните его с глаз долой туда, откуда пришел». Так же упоминаются в ВК и Аскольд с Диром: «Аскольд силой погромил князя нашего и растоптал его. Аскольд после Дира уселся на нас как непрошеный князь и начал княжить над нами». (Отсюда вытекает вероятность, что ВК написана в Киеве.) Рюрик умер в 879 году, значит, ВК не могла быть написана позже этого времени. А в 882 году были убиты и Аскольд и Дир Олегом Вещим. Кстати, ВК единственный источник, который сообщает о встрече Рюрика с Аскольдом: «Аскольд и Рюрик по Днепру ходили и людей наших звали на войну». Это тоже Миролюбов придумал? До этого, в 874 году Рюрик женился на Ефанде (Едвинде), «урманской княжне», как сообщала Ипатьевская летопись. Можно предположить, что не в 862, а именно в связи с женитьбой Рюрика и появляются в Новгороде скандинавы в составе дружины брата Ефанды, Хельги, будущего Вещего Олега. Но в «Велесовой книге» об Олеге и скандинавах нет никаких упоминаний, значит, она не могла быть написана и позже 874 года. Если уж Миролюбов начал сочинять ВК, почему бы ему было не написать ещё и про Олега? Ан нет, не написал. Далее, в Никоновской летописи под 864 г. сообщается о гибели сына Аскольда «от болгар», под 865 – о походе Аскольда и Дира на полочан, «которым они много зла сотворили», под 867 – о возвращении их из-под Царьграда с остатком дружины и об избиении ими множества печенегов. Там же говорится о крещении киевских русов вместе с их князьями. Факт крещения подтверждается и византийскими хрониками и состоялся он около 870 года. А последнее сообщение в ВК гласит: «Потому Огнебог отвратил лик свой от нас, что были оные князья от греков крещены. Аскольд – темный воин, а так сейчас от греков освящен, что никаких русов нет, а есть варвары». И еще: «И крещена Русь сегодня». Вот вам и дата написания «Велесовой книги» – 870-й плюс-минус 3 года.
     
    И, в-третьих, вы пишете: – И в Слове – ни малейшего намека на существование Влесовой Книги, которую автор Слова, по-вашему, «должен был хорошо знать». Увы, не знал и знать не мог, т.к. не был знаком с Ю.П. Миролюбовым.
     
    Возможно, но откуда тогда автор «Слова» через 200 лет после крещения Руси мог так хорошо знать языческий пантеон? «В поэме нет ни одной цитаты из священных книг, нет обращений к господу богу, нет оценок князей с позиций религиозной морали; и вообще традиционный христианский антураж совершенно отсутствует». «Боян у него – “Велесов внуче”, злое начало олицетворено Дивом и Девой-Обидой; ветры – внуки Стрибога, русские люди – внуки Даждьбога; Карна и Жля – славянские валькирии. Великим Хорсом названо солнце» (Б.А. Рыбаков). Должен же быть источник, откуда автор «Слова» черпал свои познания о языческом прошлом Руси, не из летописей же? Если это не «Велесова книга», предложите свой вариант, более вероятный. Ну и совсем непонятно, с какого перепугу автор должен был намекать в «Слове» на ВК. Такие «демонские» языческие артефакты, как ВК, в первую очередь уничтожались христианскими миссионерами, будь то книги индейцев майя или «дощки» кохау ронго-ронго. Да и само-то «Слово о полку Игореве», наполненное языческой символикой, дошло до нас буквально чудом. Я согласен с теми исследователями, которые считают автора «Слова» не меньше, чем князем – только людям такого ранга могли быть доступны тогда «тайные знания русов», к каким и относится ВК.

    • V. M. говорит:

      Вы начинаете с того, что «предполагаете», что «автор (или авторы) «Велесовой книги» могли участвовать в восстании Вадима». В науке для любого даже предположения должны быть основания. Вадима в ВК нет, и оснований – нет. То, что делаете Вы, называется иначе – фантазирование. Вам нужна красивая картинка: кровожадный узурпатор Рюрик, против него выступают волхвы, которые пишут воззвания на «дощках», и т.д. Сказка. Собственно на этом и держится интерес к ВК в массовом сознании. В основном посте я об этом написал: Влесова книга… это название хорошо знакомо всем, кто так или иначе обращается к древнерусской истории. У специалистов-историков оно вызывает однозначную реакцию: подделка. Да и написано об этом немало, каждый желающий может проверить. Однако среди читателей исторической литературы и любителей древности остаётся немало тех, кто склонен видеть во Влесовой книге уникальный источник, который будто бы намеренно не вводят в научный оборот учёные.
       
      «Например, уехать в Киев», как Вы пишите, было тоже невозможно. Автор ВК прямо указывает «понехще iдьшiа до iлмерезера i тамо утворяй грд iнь новь i тамо пребендiехом», что в «переводе» Асова звучит так: «после пошли к озеру Ильмень и там основали Новгород. И отныне мы здесь пребываем» («дощечка 15а», выделено мною). Здесь – то есть в Новгороде, как можно догадаться. В мистификации ВК этот город, в котором были обнаружены первые берестяные грамоты, играл особую роль.
       
      И напрасно Вы камуфлируете фантазии цитированием событий из реальных исторических источников. Представить ВК на реальном историческом фоне вряд ли получится. Сперва Вы указали дату написания ВК как 865-870 гг. н.э., теперь уточняете – «870-й плюс-минус 3 года», т.е. 867-873 гг., в общем, период с 865 по 873 гг. Такой точности можно позавидовать. Особенно в повествовании, преимущественно составленном в настоящем времени (что вообще очень странно). Но это не датировка написания. Это приблизительное время, на котором заканчивается повествование текста ВК – чувствуете разницу? Почему тот же Миролюбов не мог всего этого написать, намеренно закончив повествование на времени летописного Рюрика?! Или же любое произведение (в том числе художественное), которое заканчивается упоминанием Рюрика, живого и здравствующего, должно быть признано написанным во время Рюрика?! Датирующий признак – это не то, что «в ВК Рюрик тоже упоминается живым». Как и при датировке времени написания Слова о полку Игореве, главным образом, отталкивались не столько от упоминания живого князя Ярослава Осмомысла, сколько от упоминания солнечного затмения – и от всех признаков вместе.
       
      В действительности же только один, кажется, фрагмент текста ВК позволяет сделать «датировку». Процитирую по публикации Творогова:
       
      Дощечка 10
      апобогумiрубящаорiесосынысвааколибва
      iегунштевелiкапрютЪящаоутворенiавелказемесвеатакоидьщавонотуду
      дорусенынiбяiньщасаiмемосебратезаужьдяатенгнутедопредуанебоде
      жещеноякосьмооствяхомземЪнашеааяхомiнiано(по?)дажещутьякосьме…

       
      «Перевод» Асова (в тексте выделено мною): А после Богумира был Орей с сынами. А когда гунны затеяли великую войну за образование своей великой земли, мы ушли вон оттуда на Русь. Ныне пришли иные времена, и мы должны браться за гужи и тянуть вперед. И не будет о нас сказано, что мы оставили наши земли и взяли иные, но скажут о нас, что мы сильно бились за себя.
       
      Имеется очевидное противопоставление прошлого и настоящего в тексте, позволяющее сделать датировку. «Ныне» – это и есть время написания ВК. Это время, когда приходится «браться за гужи и тянуть вперед». Получается замечательная и довольно точная датировка. Взялся за гуж, не говори, что не дюж – только десятая «дощечка» «переписана»… ещё писать и писать…
       
      Что же касается параллелей между ВК и Словом о полку Игореве, то и тут нельзя с Вами согласиться. Слово – типичное произведение эпохи «двоеверия», когда о языческих верованиях и персонажах сохранялись весьма реальные представления. И такая современная мистификация как ВК, конечно, не могла быть «источником, откуда автор «Слова» черпал свои познания о языческом прошлом Руси». Хотя бы потому, что в Слове нет «ключевых» божеств – ни Перуна, ни Триглава, ни Сварога, ни Свентовида, ни Радогоща…
       
      К тому же, не совсем ясно, как в «источник о языческом прошлом Руси» попали совершенно христианские мотивы вроде «i тамо пребендеть о щас оне i достащеть тiелесо ново и тако жiвiете iмае о радощетесе прiснiе i до вiекы вiек про ноi молбе тврiаце» (и там он будет пребывать в это время, и достанет себе новое тело, и так станет жить, радуясь и творя молитвы за нас ныне, и присно, и от века до века – «дощечка 26») или «гредехом се на iмемо до бзе наша i тому рщемо хвлу донде благслвен вождоi поiнЪ а прсне овекоiа до векоi…» (и мы пошли к Богу нашему и стали Ему возносить хвалу: Будь благословен, вождь наш, и ныне, и присно, и от века до века! – «дощечка 16»).
       
      Хотя я мало сомневаюсь в том, что автор ВК был знаком со Словом и кое-что из него позаимствовал. По всей видимости, особенно ему нравилось словосочетание «дажьбожьи внуки». Слово о полку Игореве, как и новгородские берестяные грамоты, тоже сыграло в мистификации ВК важную роль – утраченный оригинал, сомнения в подлинности (сегодня уже полностью развеянные). Чем не подходящая аналогия? Причислив же в завершении комментария Влесову книгу к «тайным знаниям русов», Вы о многом дали понять. Тайны и мистификации обладают великой силой влиять на умы…

  • Валерий Юрковец говорит:

    >> К тому же, не совсем ясно, как в «источник о языческом прошлом Руси» попали совершенно христианские мотивы вроде «i тамо пребендеть о щас оне i достащеть тiелесо ново и тако жiвiете iмае о радощетесе прiснiе i до вiекы вiек про ноi молбе тврiаце» (и там он будет пребывать в это время, и достанет себе новое тело, и так станет жить, радуясь и творя молитвы за нас ныне, и присно, и от века до века – «дощечка 26») или «гредехом се на iмемо до бзе наша i тому рщемо хвлу донде благслвен вождоi поiнЪ а прсне овекоiа до векоi…» (и мы пошли к Богу нашему и стали Ему возносить хвалу: Будь благословен, вождь наш, и ныне, и присно, и от века до века! – «дощечка 16»).
     
    Как же, как же! Очень христианский текст. Особенно про «новое тело». На самом деле ничего здесь христианского нет и в помине. Эдак вы происхождение всех русских слов Священного писания отнесёте к христианству. На самом деле, если какие-то речевые обороты использованы в нём, значит, они уже были в русской речи.

    • V. M. говорит:

      Я понимаю, что можно закрыть глаза и не видеть очевидного. Но почему-то «языческие волхвы» употребляли вполне устойчивые христианские выражения. Подобные «языческие» нам неизвестны, так что возражение относительно «использовались – значит, были» – отклоняется. Не нужно подгонять факты под желаемое.
       
      Отче наш, иже еси на небесех!
      Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое,
      Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
      Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
      И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим,
      И не введи нас во искушение,
      Но избави нас от лукавого.
      Яко Твое есть и Царство, и сила, и слава,
      Отца и Сына, и Святаго Духа
      И ныне, и присно, и во веки веков.
      Аминь!

       
      «И ныне, и присно, и от века до века!» (из текста ВК) – это не просто «речевой оборот». Это формула прославления Бога в христианской литургии – nunc et semper, et in saecula saeculorum. «И ныне, и присно, и во веки веков» – выражение из церковнославянского языка, который никогда не был разговорным и не тождественен древнерусскому языку.
       
      То же самое и в развернутом варианте: «И достанет себе новое тело, и так станет жить, радуясь и творя молитвы за нас ныне, и присно, и от века до века». Знакомая формула и уточнение про «новое тело», явно заимствованное из евангельской традиции. Раннехристианский теолог Тертуллиан (II-III вв.) в трактате «О воскресении плоти» противопоставил христианскую идею об обретении «нового тела» языческой традиции:
       
      «Воскресение мертвых — упование христиан. Благодаря ему мы — верующие. Истина заставляет верить этому, истину открывает Бог. Но толпа насмехается, мня, что ничего не остается после смерти. И, однако, приносит жертвы умершим и к тому же с необыкновенной услужливостью, приспосабливаясь к вкусам погребенных, к времени приема пищи, так что в ком она отрицает какое-либо чувство, в тех же предполагает желание. А я буду осмеивать толпу, особенно когда она без всякой жалости сжигает тех самых умерших, которых потом весьма лакомо кормит, одним и тем же огнем и оказывая почести, и оскорбляя. О привязанность, забавляющаяся жестокостью! Священнодействует она или глумится, когда сжигает для сожженных?»
       
      Всё это указывает на то, что вместо чудных «волхвов» с «дощками», изъясняющихся между делом христианскими формулами, был человек, изучавший в гимназии Закон Божий. А заодно учившийся по учебникам истории своего времени, о чём я уже писал. Впрочем, разбор ВК с теологической точки зрения – это отдельная тема, которая также показывает позднейшее происхождение этой мистификации.

      • Валерий Юрковец говорит:

        Это уже не имеет значения, потому что сейчас выясняется, что только ВК описывает события связанные с первым крещением Руси, варягами Рюриком и Аскольдом так, как это и было на самом деле.

        • V. M. говорит:

          Я очень рад, что хотя бы одному человеку в этом обсуждении известно, «как было на самом деле» во времена Рюрика и Аскольда.

  • Юрий говорит:

    Уважаемый V.M.! Cпасибо за Ваш ответ, я благодарен, что вы находите время, чтобы ответить. Прошу понять, что я не считаю себя обладателем какой-либо истины в отношении подлинности ВК, я просто высказываю свои сомнения в верности версии, которой придерживается большинство ученых-историков, в том числе и Вы, т.е. фактически «официальной» версии. В чем-то она меня убеждает, а в чем-то пока нет.
     
    В том, что автор (авторы) ВК не мог принимать участие в восстании Вадима, Вы меня убедили, и я охотно принимаю Вашу точку зрения. Но здесь срабатывает другое предположение – в ВК могли быть объединены писания как минимум 2-х авторов – один из Новгорода, второй из Киева, так как описанные в ней события происходят как бы одновременно, один автор пишет про Рюрика, другой про Аскольда с Диром. Не факт, что писались они синхронно, отсюда трудности с датировкой. А потом чисто механически оба источника могли быть объединены в ВК, отсюда в ней непоследовательность и противоречия.
     
    Вы пишете: «И напрасно Вы камуфлируете фантазии цитированием событий из реальных исторических источников. Представить ВК на реальном историческом фоне вряд ли получится. Сперва Вы указали дату написания ВК как 865-870 гг. н.э., теперь уточняете – «870-й плюс-минус 3 года», т.е. 867-873 гг., в общем, период с 865 по 873 гг. Такой точности можно позавидовать».
     
    Извините, здесь я с Вами согласиться не могу. Я не «камуфлирую», а даю привязку событий, описанных в ВК, к подлинному историческому документу. Иронизировать по поводу моей «точности» вполне уместно, только могу напомнить, что по поводу даты написания «Слова о полку Игореве» ученые-историки спорят уже свыше 200 лет, а Вы хотите, чтобы я, неспециалист, с ходу датировал Вам ВК? Нет, так не пойдет. Я только пытаюсь нащупать истину, не отбрасывая априори версию о подлинности ВК. К тому же Вы противоречите своему же «научному анализу источника», который вы мне только что приводили в пример. То Вы писали: «При этом, князь Ярослав Осмомысл упоминается в Слове живым (как известно, он умер в 1187 г.). Вывод: Слово о полку Игореве было создано в период 1185-1187 гг.», а теперь пишете:
     
    «Или же любое произведение (в том числе художественное), которое заканчивается упоминанием Рюрика, живого и здравствующего, должно быть признано написанным во время Рюрика?! Датирующий признак – это не то, что «в ВК Рюрик тоже упоминается живым». Как и при датировке времени написания Слова о полку Игореве, главным образом, отталкивались не столько от упоминания живого князя Ярослава Осмомысла, сколько от упоминания солнечного затмения – и от всех признаков вместе».
     
    Второе Ваше высказывание более справедливо в отношении «Слова» – это действительно художественное произведение, а ВК – нет, это скорее политический трактат и призыв «Отвадьте Рюрика от земель наших, гоните его с глаз долой туда, откуда пришел» едва ли можно отнести к мертвецу. В «Слове» вполне уместно упоминать Ярослава Осмомысла живым, и строить на этом датировку поэмы довольно странно, а тем более на упоминании солнечного затмения, которое произошло не во время её написания, а в начале похода Игоря Святославича. Например, некоторые исследователи считают, что «Слово» не могло быть написано раньше 1198 года, потому что там есть намек на поход Всеволода Большое Гнездо на Дон в том году, когда он мог «Дон шеломы выльяти». Или потому, что в «Слове» Роман Волынский назван победителем половцев, а поход его на половцев состоялся только в 1198 году. Так что мой диапазон дат написания ВК все же меньше, чем диапазон дат написания «Слова».
     
    Далее, Вы пишете: «Слово – типичное произведение эпохи «двоеверия», когда о языческих верованиях и персонажах сохранялись весьма реальные представления. И такая современная мистификация как ВК, конечно, не могла быть «источником, откуда автор «Слова» черпал свои познания о языческом прошлом Руси». Хотя бы потому, что в Слове нет «ключевых» божеств – ни Перуна, ни Триглава, ни Сварога, ни Свентовида, ни Радогоща…»
     
    Позвольте спросить: а кто же был тогда носителем этих самых «языческих верований»? Почему-то в других писаниях этой «эпохи двоеверия» никакого двоеверия нет. Может, такие сведения передавались из уст в уста этими носителями? Тогда ВК могла быть записана и в более позднее время этими носителями, и тогда критика академика Зализняка не работает. Не думаю, что автор «Слова» был язычником или двоеверцем, он упоминает только тех персонажей языческого пантеона, кто ему был нужен для поэтического олицетворения сил природы. Не он их придумал, и ему вполне могло понравиться выражение «Даждьбожьи внуки», которое он тоже позаимствовал.
     
    И я тоже отвечу на Ваши слова: «К тому же, не совсем ясно, как в «источник о языческом прошлом Руси» попали совершенно христианские мотивы вроде… «(и там он будет пребывать в это время, и достанет себе новое тело, и так станет жить, радуясь и творя молитвы за нас ныне, и присно, и от века до века».
     
    Извините, я тоже в недоумении – разве переселение душ в «новое тело» – это христианский мотив? Что касается выражения «и ныне, и присно» – разве не написано в ВК, что «и крещена Русь сегодня»? Значит, авторы уже вполне могли слышать христианские богослужения, поскольку после крещения Византия сразу присылала священников для неофитов. Совсем необязательно было для этого изучать закон божий. А может, это вполне традиционная формула, идущая еще от язычества и потом уже использованная при переводе Библии и других христианских книг. Латинскую формулу «in principio, et nunc et semper» могли бы перевести: «как в начале, и сейчас, и вечно», а вместо этого позаимствовали готовое «и ныне, и присно, и во веки веков». И уж совсем невероятно, что Миролюбов, сочиняя языческий трактат, стал бы туда вставлять что-то из воззрений Тертуллиана. Ваши аргументы здесь не работают против подлинности ВК.
     
    И под конец приведу еще одну цитату из ВК, имеющую отношение к Вашему предыдущему посту: «Мы имеем истинную веру, которая не требует человеческих жертв. Это делается у варягов, приносящих такие жертвы и именующих Перуна Перкуном».
     
    Обратите внимание: варяги, пришедшие на Русь с Рюриком поклоняются не Одину, Тору или Локи, а Перкуну. Именно так называли Перуна племена, жившие на южно-балтском побережье, и жертвоприношения у них человеческие тоже практиковались. То есть «наши» варяги никак не могли быть скандинавами. А вы говорите, что ВК – «троянский конь норманизма». И если Ю.П. Миролюбов был норманистом, значит, он такое вряд ли бы написал.

  • СергейС говорит:

    Я не сторонник и не противник ВК. Хотя, должен признаться, в глубине души теплится надежда на признание ВК подлинником. И всё-таки я выражаю признательность Всеволоду Меркулову за его терпеливые и корректные пояснения участникам дискуссии. И ещё хочу сказать, что на сегодняшний день доводы уважаемого Всеволода Меркулова выглядят убедительными, для меня.

    • V. M. говорит:

      Уважаемый Сергей, спасибо за Ваш комментарий. Разумеется, каждый новый источник по истории Руси бесценен. Открытие каждого нового источника ожидается с нетерпением. Особенно, когда предполагается источник принципиально иного порядка, древнейший источник, «языческий взгляд». Но, увы, это не подтверждается. Лично я не вижу ни одного веского аргумента в пользу подлинности ВК, притом, что имеются десятки серьёзных оснований в этой «подлинности» усомниться.
       
      Историки должны быть реалистами. Меня, как и многих авторов и читателей Переформата, интересует, конечно, реальная история Руси, а не вымышленные сюжеты, составленные и поддержанные людьми (пусть трижды замечательными и достойными), болевшими за Россию и её тогдашнюю судьбу, лично перелистывавшими трагические страницы советской истории, не имевшими исторической подготовки, но искавшими «другой», «лучшей» истории… Понять – могу, принять – нет.
       
      В руках историков имеется немало материалов, чтобы по крупицам восстанавливать древнейшую русскую историю на научной основе. И она открывается действительно грандиозной, захватывающей, уходящей в тысячелетнюю глубину. В последнее время на помощь исторической науке приходит ДНК-генеалогия с её новыми методами и возможностями проверки существующих гипотез. К чему здесь мистификации?

  • Юрий говорит:

    Уважаемый V.M.! Вы пишете: «Нет, Слово – это эпос, его герои – реальные исторические лица. ВК – это «политический трактат»? Вы шутите? Если нет, то кто же его составил, какая «политическая сила»? Против кого? Предполагаю, что Вы сейчас снова приведёте цитату про «отвадьте Рюрика». Поэтому во избежание этого напомню, что «Рюрик-Ерек» – отнюдь не главный действующий персонаж в тексте ВК, он упоминается вскользь. ВК, вообще-то, о другом: Ю.П. Миролюбов больше интересовался язычеством, а не «варяжским вопросом».
     
    Я бы сказал, что эпос – это былины, а «Слово» – эпическая поэма. Если Вы считаете, что слово «трактат» к ВК не подходит, заменим его словом «памфлет». «Памфлет (от англ. pamphlet) — разновидность художественно-публицистического произведения, обычно направленного против политического строя в целом или его отдельных сторон, против той или иной общественной группы, партии, правительства и т.п., зачастую через разоблачение отдельных их представителей». Кто его составил, я уже говорил – представители жреческого сословия, волхвы, носители знаний о религии, обычаях и истории русов. Против кого, я тоже уже писал – против экспансии на Русь варягов во главе с Рюриком и Аскольдом, и греков (наступающее из Византии христианство). «Как погибли предки со славой, а не оставили землю свою врагам, а своим сыновьям, также и потомки не лишимся так же земли нашей, не отдадим ее ни варягам, ни грекам». И ВК именно об этом, а не о язычестве. В этом контексте авторы обращаются к прошлому, к истокам и происхождению русов, делают обзор исторического пути, вспоминают древние предания. И как раз пытаются разоблачить «отдельных представителей» – предводителей варягов.
     
    Далее, Вы пишете: «Он, [Миролюбов] конечно, не был «идейным» норманистом. Скорее, он был жертвой широкого распространения норманистских идей в историографии его времени. Те же идеи отразились в тексте ВК, поэтому и «троянский конь норманизма». Получается примерно так. «Варяги равно скандинавы» – это норманизм обычный; «варяги не равно русы, не равно славяне, но как будто как готы, и вообще враги, и совсем другие» – норманизм латентный, другая сторона той же медали».
     
    Извините, с этим я согласиться не могу, в этом Вы меня не убедили. Считаю, что у вас превратное представление якобы о «норманизме» ВК. Я уже на примерах цитат из ВК писал, что никакого норманизма в ней нет. Выступать против власти варягов, притом вовсе не считая их скандинавами – значит для Вас быть «норманистом»? Я это понимать отказываюсь.
     
    Вы спрашиваете: «Вас не смущает, что текст ВК в отсутствии оригинала дошёл до нас в записи Миролюбова?»
     
    Безусловно, меня смущает то, что пишут о ВК академик Зализняк, О.В. Творогов и другие. Но я попытался писать о том, что меня смущает и в официальной версии, в чем я вижу её нестыковки и с чем не согласен. Так сказать, для более «объемного» взгляда на проблему ВК. Никакой «страсти» к ВК я не чувствую, и, собственно, я отстаивал не подлинность ВК, а протестовал против тезиса о «троянском коне норманизма». Мне кажется, на этом можно закончить дискуссию. Спасибо.

  • Александр К. говорит:

    После всего написанного про Велесову книгу с научной точки зрения самое большее, о чём могут говорить сторонники подлинности, если в них сохраняется разумный подход, это то, что да, возможно, был некий древний источник, сейчас он утрачен, по известным обстоятельствам и из-за непрофессионализма переписчика Миролюбова не сохранилось ничего для полноценного введения в научный оборот. Если так, то это трагично, но до нас не дошло страшно представить сколько рукописей и источников, погибнувших в пожарах и при иных бедственных событиях. А говорить о подлинности текста Миролюбова и утверждать, что это и есть источник – это абсурд. И Меркулов правильно пишет про мистификацию. Именно мистификация и если Велесова книга – заведомо выдумка Миролюбова, и если она когда-то и существовала, но пропала и была заново написана-переписана Миролюбовым. Если она существовала, то нельзя рассчитывать на то, что текст Миролюбова её адекватно воспроизводит. Дальше нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, дискуссия теряет смысл. А итог в том, что Велесова книга не может использоваться в научных целях.

  • Дмитрий Логинов говорит:

    Появление любого документа, претендующего на то, чтобы считаться созданным на заре нашей истории, заслуживает пристальнейшего внимания, а сам документ – скрупулёзного изучения. Именно таким источником является так называемая «Влесова книга» (далее – ВК). «Если это подлинный источник, то он открывает перед нами неведомые доселе страницы славянской истории. Если же это подделка, то доверчивое отношение к его содержанию не может принести ничего кроме вреда», – писал В. Вилинбахов. Но, несмотря на его призыв к комплексному исследованию, проведённому «самым кропотливым образом, при полном отсутствии предвзятого отношения к этому любопытному во всех отношениях памятнику», приходится с грустью констатировать, что, фактически, эта работа до сих пор не была проведена.
     
    К лагерю противников подлинности ВК относится основная часть грандов отечественной истории и филологии, причём отрицательное отношение к этому документу является подчас чуть ли не единственным моментом, в котором их взгляды совпадают. О своём неприятии источника успели заявить Л.П. Жуковская, В.И. Буганов, Б.А. Рыбаков, Ф.П. Филин, О.В. Творогов, Д.С. Лихачёв, А.Г. Кузьмин, А.А. Зализняк и др. Но при рассмотрении их критики бросается в глаза, что они зачастую не старались глубоко вникнуть в проблему и все без исключения изначальной своей задачей ставили доказательство позднего происхождения ВК.
     
    Показательно уже название первой в СССР критической статьи об этом произведении, принадлежащей перу Л.П. Жуковской, – «Поддельная докириллическая рукопись: (К вопросу о методе определения подделок)». О.В. Творогов в обобщающей разгромной работе «Влесова книга» прямо заявляет: «…Исследуется и публикуется источник, являющийся, как мы попытаемся доказать, фальсификатом нового времени – середины нашего века». То есть, задачу свою учёный видит не во всестороннем изучении документа, а в доказательстве его заранее постулируемой поддельности.
     
    По большому счёту, интервалом времени между двумя вышеназванными работами и ограничивается интерес отечественной академической науки к проблеме. После статьи О.В. Творогова она была признана снятой. Иногда появляются работы историков о ВК (как правило, относительно небольшие статьи), но они обусловлены не их сомнениями в происхождении этого памятника (если раньше его поддельность всё же считалась требующей некоторых доказательств, то теперь она преподносится как непреложный факт), а необходимостью противостоять волне псевдонаучных построений на его основе, действительно захлестнувших страну. Такое отношение в целом просматривается у В.П. Козлова, И.Н. Данилевского, А.А. Алексеева, А.Г. Кузьмина, Н.А. Соболева, А. Петрова. Несколько расширился, пожалуй, только комплекс филологических доводов против подлинности ВК.
     
    В.П. Козлов считает «Книгу» «классическим подлогом», поскольку, по его мнению, «история с ВК может рассматриваться как концентрированное выражение всех основных методов и приёмов изготовления, легализации и защиты фальсифицированного исторического источника». Правда, вместе с тем, его «поражает размах фальсификации и попыток её реанимации». Мы, со своей стороны, можем назвать рассуждения В.П. Козлова классическим примером современной критики подлинности ВК. В основе её, по признанию самого автора, – пересказ выводов О.В. Творогова, к которым добавлены некоторые собственные рассуждения весьма общего характера. Полемическая часть (очень характерная для «критиков» в целом) сводится к перечислению действительно дилетантских доводов С. Лесного и А.И. Асова в пользу подлинности документа и к их опровержению. При этом более серьёзные аргументы оставлены без комментария. По нашему глубокому мнению такие полемические приёмы никак не могут считаться корректными. Определённый интерес в работе В.П. Козлова представляет попытка автора показать советскую историографию ВК в контексте условий развития отечественной исторической науки в соответствующий период. Он справедливо замечает, что полемическая дуэль вокруг ВК разворачивалась на фоне дискуссии по вопросу о подлинности «Слова о полку Игореве», инициированной А.А. Зиминым, считавшим, что это произведение было создано в XVIII в. Это придало спорам вокруг ВК «особую пикантность». Вопрос о подлинности «Слова о полку Игореве» приобрёл идеологическую окраску и решался с привлечением методов, далёких от научных, сыграв трагическую роль в жизни и карьере выдающегося учёного А.А. Зимина. По мнению В.П. Козлова, «после неуклюже организованной дискуссии о «Слове о полку Игореве», которой не удалось придать блеска академизма, было важно продемонстрировать хотя бы внешне объективность советской историко-филологической науки». В своей попытке увязать полемику по поводу подлинности ВК в советской историографии с более нашумевшей дискуссией о «Слове» учёный, видимо, прав. Однако после безапелляционного признания аутентичности средневековой поэмы «объективность» могла быть усмотрена некоторыми советскими учёными в столь же безусловном отрицании другого якобы древнего памятника, действительно сомнительного, да ещё и появившегося в чуждой белоэмигрантской среде. Заметим, между прочим, что идеологическая подоплёка позиции некоторых советских учёных по отношению к проблеме подлинности ВК относительно недавно была признана О.В. Твороговым: «…текст ВК в некоторых академических инстанциях (в советские времена) воспринимался как идеологически опасный и не подлежащий широкому распространению».
     
    Работа И.Н. Данилевского являет собой в части, касающейся ВК, пример неудачной попытки добавить некоторые новые суждения к критике источника. Так, стараясь подтвердить положение, что «текст «Книги» крайне неясен и невразумителен, а перевод его вряд ли возможен», он приводит оригинальный текст дощечки 7а-б, подстрочный перевод его Б.А. Ребиндером, расшифровку С. Лесным текста дощечки 24б и фрагмент стихотворного переложения И. Кобзевым текста 37а. При этом порядковый номер приводится И.Н. Данилевским только в первом случае, и из контекста человек, не знакомый непосредственно с содержанием документа, может заключить, что Б.А. Ребиндер, С. Лесной и И. Кобзев столь различно перевели одну и ту же дощечку (некоторые черты повествования в 7а-б, 24б и 37а схожи).
     
    Статьи А.А. Алексеева были посвящены различным изданиям ВК А.И. Асовым. Вообще говоря, средний научный уровень работ подавляющего большинства сторонников подлинности «Книги», мягко говоря, достаточно скромен. Зато не отличаются скромностью сами авторы этих работ, нередко допускающие некорректные приёмы в полемике. Сочетание этих двух обстоятельств превращает чтение соответствующих произведений в достаточно тягостное занятие для исследователя-профессионала. В этом, может быть, также заключается одна из причин крайне отрицательного отношения к ВК большинства учёных, не признающих, как правило, за памятником не только научной, но и литературной ценности: источник невольно отождествляется с теми, кто о нём пишет, и в случае с ВК такое бессознательное уподобление явно не идёт на пользу документу. А.А. Алексеев вполне справедливо критикует методы работы А.И. Асова с источником. Но критика собственно версии о древнем происхождении документа, по нашему мнению, в некоторых случаях противоречива. Так, достаточно странно с одной стороны говорить о недостоверности повествования, несоответствии его современным научным представлениям, а с другой – утверждать, что «исторические сюжеты книги находятся в согласии со средними школьными представлениями о прародине индоевропейцев, они основаны на свидетельствах византийских историков об их номадических соседях I тысячелетия н.э. Не отмечено ни одного события, которое обогатило бы наши сведения по истории тех народов, с которыми славяне вступали в контакты». В целом, рассуждая о наличии тенденциозности XX века в ВК, А.А. Алексеев следует точке зрения О.В. Творогова по данному вопросу. Заслуживает внимания и отдельного рассмотрения тезис учёного о том, что «жанрово-литературные особенности ВК находятся в противоречии с тем, что характерно для произведений столь древней эпохи». А.А. Алексеев привносит новые доводы филологического характера в пользу позднего происхождения источника. В статье «Опять о «Велесовой книге»» он, пожалуй, первым из исследователей обратил серьёзное внимание на морфологические особенности ВК, в частности на наличие в нём неизвестных науке и невозможных, по мнению исследователя, в реальном, неискусственном славянском языке глагольных форм; заслуживает внимания также попытка учёного выявить лексические анахронизмы в документе.
     
    Острие критики А.Г. Кузьмина также направлено преимущественно против тех авторов, которые пытаются на основе ВК (в поддельности которой историк, впрочем, не сомневается) переписывать российскую историю. В то же время учёный верно обращает внимание на противоречия внутри самого текста документа, на его составной характер. Он объясняет этот факт переплетением в «Книге» исторических воззрений Ю.П. Миролюбова и А. Куренкова. Последнего А.Г. Кузьмин считает соавтором мистификации. К этой точке зрения близка позиция А. Петрова, который, правда, видит Ю.П. Миролюбова единственным автором «Дощьек», но допускает, что в отдельных текстах на него повлияла концепция А. Куренкова . Рассмотрение ВК в качестве сложного документа, по нашему мнению, открывает большие перспективы для дальнейшего изучения памятника. Однако представление о соавторстве Ю.П. Миролюбова и А. Куренкова в его создании, мало соответствует фактам (готов представить обоснование данного тезиса отдельно, если у участников обсуждения возникнет интерес к этому вопросу).
     
    Н.А. Соболев в работе «Проблема изданий фальсификатов» практически не приводит новой аргументации в пользу позднего происхождения «Книги», всецело принимая точку зрения О.В. Творогова и других предшественников в изучении данной темы. Он также преимущественно занимается критикой псевдонаучных построений на основе источника.
     
    Отдельные исследователи берутся за опровержение подлинности «Книги», вовсе, если судить по их работам, не представляя проблемы, как, например, американский профессор У. Лакёр. Показательной сентенцией его рассуждений является следующая тирада: «В нём (в документе; имеется в виду ВК. – Д.Л.), утверждалось, что в России ещё до христианства существовала великая цивилизация, восходящая к 1000 году до нашей эры, а «Влесова книга» – это хроника языческих жрецов, описывающая деяния династий, правивших тогда Русью: Бравлина, Скотеня, Светояра, Олега и Игоря Старого (о двух последних ВК не говорит ни разу. – Д.Л.). Они якобы воевали с варягами, византийцами и прежде всего – с хазарами, принявшими иудаизм (из примерно 50 дощечек «Книги» хазары упоминаются в 5 – куда реже, чем те же греки и варяги, или готы и гунны, а об иудаизме речь вообще не идёт, но уж очень, видимо, хотелось У. Лакёру изобразить документ порождением русского фашизма. – Д.Л.)» . Можно было бы, кстати, заметить В.П. Козлову, что если свести всю полемику с противниками подлинности ВК к опровержению подобных пассажей, то это будет примерно тот же уровень критики, который демонстрирует он, опровергая фантазии С. Лесного и А.И. Асова, и столь же мало продвинет нас к разрешению проблемы. Значительно более конструктивна по сравнению с У. Лакёром позиция В. Прибыловского, который, также отмечая использование ВК ультранационалистичесими силами, пишет в то же время, что «вопрос о подлинности или неподлинности «Влесовой книги» все-таки нуждается в деполитизации и новом, непредвзятом исследовании его специалистами».
     
    Среди известных нам критических работ, посвящённых ВК, выделяется своей объективностью книга Д.М. Дудко «Велесова книга. Славянские веды» (М., 2002). Автор явно с большим интересом и уважением относится к избранной им теме, спокойно взвешивает доводы «за» и «против» подлинности источника. Наконец, склоняясь к точке зрения позднего происхождения памятника, создания его Ю.П. Миролюбовым, он подчёркивает бесспорную культурологическую ценность ВК, выступая в этой области новатором. Нужно, правда, иметь в виду, что работа Д.М. Дудко носит популярный характер, и задачу окончательно ответить на вопрос о подлинности документа автор перед собой не ставит.
     
    В целом же позицию оппонентов подлинности ВК можно кратко сформулировать следующим образом: «Не верю, потому что это невозможно».
     
    А что же защитники «Книги»? Из именитых отечественных учёных в этот разряд попали немногие. Традиционно среди сторонников аутентичности документа считается, что в пользу его подлинности когда-то высказывался А.В. Арциховский. Впрочем, о характере и содержании его слов мы можем только догадываться, так как ни одной работы археолог ВК не посвятил, и указания на положительную оценку им памятника несколько похожи на историографический миф. К этой точке зрения подводит в одной из своих работ и О.В. Творогов. Он замечает: «Ученик и сотрудник А.В. Арциховского В.Л. Янин, а также близко знавший его академик Б.А. Рыбаков никогда не слышали от покойного археолога высказываний в пользу ВК. А сообщение О. Скурлатовой о том, что А.В. Арциховский «считал вполне вероятным», что ВК «отражает подлинное языческое прошлое славян», появилось после смерти ученого и представляется крайне сомнительным». Заметим, что для многих защитников ВК характерно приписывать некоторым известным учёным мнения об источнике, которых те на самом деле отнюдь не разделяют. Этому весьма способствует то, что такие «защитники», как правило, не утруждают себя точными цитатами и сильно «облегчают» научный аппарат своих работ.
     
    Не считают «Книгу» фальсификатом Ю.К. Бегунов и некоторые другие профессиональные учёные-историки. Но нужно отметить, что все они либо лишь упомянули о своей позиции, либо ограничились краткими статьями, не могущими претендовать на глубину анализа и широту охвата проблемы.
     
    Видимо, несколько иначе обстоит дело в южнославянских странах (прежде всего в Югославии) и на Украине. В Югославии в поддержку памятника выступил, посвятив ему специальную монографию, академик Радивой Пешич, являвшийся генеральным секретарём Балканологического общества в Риме, ведущим сотрудником Института раннеславянских исследований в Лондоне, профессором Миланского и Белградского университетов. Древнейшим славянским письменным источником считают «Книгу» доктора филологических наук Югославии Р. Мароевич (декан филологического факультета Белградского университета), А.М. Петрович и т.д. На Украине ВК признают подлинным памятником и посвящают ей объёмные работы известные учёные Б. Яценко, О.И. Белодед, В.В. Цыбулькин, Ю.А. Шилов и др. Однако, к сожалению, позиция отдельных исследователей отражает не столько ситуацию в науке, сколько политические процессы в родных им странах, подобно очередному воскрешению многократно опровергнутых в прошлом националистически-автохтонистских воззрений историка М.С. Грушевского на Украине.
     
    В России ВК встретила основную поддержку скорее в околонаучных кругах. После утраты к ней интереса официальной науки «Книга» стала предметом обсуждения уже почти исключительно последних – тенденция тревожная, если сопоставить объёмы изданий серьёзных монографий с писаниями современных «алхимиков от истории». Правда, нужно признать, что научный уровень и ценность работ непрофессионалов сильно разнятся. Например, книга Н.В. Слатина «Влесова книга» (М. – Омск, 2003) интересна как пример работы филолога над переводом этого документа, заслуживают внимания многие его соображения по поводу языка «дощечек». Серьёзного внимания достоин его труд «Влескнига II: Влескнига. Исходные тексты. Буквальный перевод» (Омск, 2006). По сути это первая попытка сделать профессиональный дословный перевод источника, сопровождаемый обширным филологическим комментарием, притом на основе составленного самим Н.В. Слатиным словаря всех словоформ «Книги». Такая огромная работа в любом случае заслуживает по меньшей мере уважения. Но автор не является специалистом собственно в славянских языках (рассуждения о тождестве древнеславянского и санскрита вообще странно услышать из уст филолога), и недостаточное знакомство с древнейшей историей славянства и основами исторической науки в целом кажется наиболее слабой стороной его исследований. Судя по научному аппарату, основными источниками его сведений по Древней Руси были работы С. Лесного и Ю.П. Миролюбова, за которыми сложно признать высокий профессиональный уровень, не говоря уж о несомненной тенденциозности этих авторов в вопросе подлинности ВК. Всё-таки работа Н.В. Слатина должна быть признана определённым вкладом в изучение памятника, чего нельзя сказать о многих статьях и книгах, поражающих убогостью и дикостью научных представлений их авторов и делающих гораздо больше для дискредитации «Книги», чем многие противники её подлинности.
     
    Так, И.А. Воронов «открыл» связь ВК с теорией восточных боевых единоборств (!). В приведённом им оригинальном тексте буквы «е» и «ѣ» во многих случаях произвольно заменены не «э» (которой в документе вообще нет), а «i» – во всех случаях на «ы», что делает текст довольно забавным для чтения, но абсолютно непригодным для изучения. Некто Д. Логинов (дабы предупредить возможные недоразумения, автор этих строк должен сразу оговорить, что является с этим исследователем всего лишь однофамильцем) в статье «Велесова книга, спасённая от революции», помещённой в популярном издании «Самые знаменитые тайны России» (М., 2004) обнаруживает даже незнакомство с настоящей фамилией А.А. Кура (Куренков) – первого публикатора текста «Книги», – упорно предпочитая именовать его Куракиным. И подобных примеров множество.
     
    Самым, пожалуй, неутомимым защитником древнего происхождения ВК стал А.И. Асов. Он успел уже написать немалое количество статей и больших книг, посвящённых этой теме (здесь мы, однако, сталкиваемся с тем удивительным исключением из общемировых законов диалектики, когда количеству всё недосуг перейти в качество).
     
    Подобные А.И. Асову «защитники» безоговорочно приняли подлинность ВК как факт и большую часть своих исследований посвящают, как правило, «реконструкции» совершенно фантастических картин истории славян, построенных на некритическом и весьма вольном толковании источника (оговоримся справедливости ради, что в сборе информации об истории источника в XX в. и его «первооткрывателях» их заслуга действительно велика).
     
    Позиция сторонников подлинности источника, в целом, может быть сформулирована так: «Верю, потому что мне так хочется».
     
    Особое место в спорах вокруг ВК занимают «исследователи» явно нацистских взглядов (правда, чётко отграничить их от остальных, увы, не всегда легко). Заброшенная серьёзными учёными, ВК оказалась благодатной почвой для спекуляций и псевдонаучных построений, авторы которых явно не знакомы со значением слов «научный анализ». У человека, хоть немного знакомого с методологией исторической науки, домыслы «алхимиков от истории», умудряющихся, например, превратить в арийцев даже хазар и татар, не могут вызвать ничего кроме досады и недоумения. Набор их методов обычно не распространяется за пределы ложной этимологии и произвольного выдёргивания цитат из древних источников. По уровню своей научной подготовки они отстали от современности по меньшей мере лет на 300. Но на неискушённого читателя труды «алхимиков» способны произвести впечатление, и в этом их основная опасность.
     
    Нельзя не признать, что появление подобных сочинений – вполне закономерный процесс в современной российской историографии. Смена общественного строя в нашей стране имела для исторической науки огромные последствия, в частности потому, что, будучи гуманитарной дисциплиной, она особенно чутко реагирует на перемены государственной парадигмы. Учёные получили возможность свободно, без оглядки на линию партии и идеологические установки выражать свои мысли. Но исчезли и какие-либо препятствия для спекуляций на незнании народом собственной истории, как древней, так и новейшей (здесь примером могут служить сочинения В. Суворова). В современном российском обществе сложилась довольно странная ситуация, когда фактически параллельно существуют «две истории»: история научная, пишущаяся профессионалами и читаемая почти только профессионалами же, и история околонаучная или даже псевдонаучная, распространяемая большими тиражами и в значительной мере формирующая представления читающей публики о прошлом (применительно к ней в современной литературе довольно часто используется англоязычный термин folk history ). В последней сформировались уже собственная, так сказать, «историография», собственный круг источников и вопросов, собственная даже, если можно так выразиться, «методология», в основе которой – игнорирование традиционной научной методологии.
     
    На основе имеющихся на данный момент материалов нельзя привести здесь всю историографию проблемы. Большая сложность связана с тем, что далеко не в полном объёме в России опубликованы работы первых исследователей ВК – Ю.П. Миролюбова, А. Куренкова, С. Лесного, Б.А. Ребиндера и др., хотя в настоящее время такая работа ведётся. Кроме того, волна посвящённых «Книге» писаний крайне убогого научного уровня настолько захлестнула в настоящее время информационное пространство, в частности Интернет, что рассмотреть их в полном объёме уже едва ли реально, да и вряд ли необходимо. Представляется, что приведённые выше данные в достаточной мере отражают ситуацию в историографии изучения источника и позволяют сделать о ней довольно неутешительные выводы.
     
    Главный из них заключается в том, что полноценный, беспристрастный анализ документа до сих пор не может считаться выполненным. Средний научный уровень противников подлинности ВК, чего греха таить, значительно выше, чем у их оппонентов. Но обсуждение проблемы для них являлось скорее следствием досадной необходимости, чем действительной заинтересованности: документ apriori рассматривался ими как фальсификат, что не способствовало полноценному исследованию документа. Документ действительно спорный, но, по моему мнению, необходимо всё-таки рассмотреть его комплексно, отказавшись от заранее заданной позиции. Лишь полномасштабный анализ, а не отдельные расхождения или совпадения его содержания с нашими представлениями о прошлом позволят сделать обоснованное заключение о его происхождении.
     
    К.и.н. Д.С. Логинов.

    • Дмитрий Усов говорит:

      Уважаемый тёзка! А что, таки у хазар и татар нет никакой связи с ариями?

      • Дмитрий Логинов говорит:

        Спасибо за вопрос. Прежде всего, нужно определиться с терминами. В современной индоевропеистике «арии» – это обозначение двух близкородственных языковых общностей: собственно индо-арийцев и иранцев. То есть термин связан в первую очередь не с генетическим родством, а именно с языковым. Родство по крови и родство по языку и культуре прямо не коррелируют. Утверждение обратного – частая ошибка ДНК-генеологов. Представляется, что определяющим критерием этноса или этнического родства всё-таки, в силу социальной природы человека, является не кровное родство, а культурная самоидентификация, обычно (хотя надо признать и не всегда), отражающаяся и в общности языка. Вовсе не исключено участие индоевропейцев в складывании татарского и хазарского этносов («генетически-чистые» этносы до сих пор не выявлены). Однако в контексте вышесказанного этого в любом случае не достаточно, чтобы считать татар и хазар индоевропейцами, а уж тем более ариями (последний термин значительно уже, чем «индоевропейцы»).

  • Дмитрий Логинов говорит:

    В ходе своего изучения «Влесовой книги» я пришёл к следующим основным заключениям. Готов предоставить подробное обоснование каждого из них, если возникнут соответствующие вопросы.
     
    1. До сих пор практически не делалось серьёзных попыток написать объективный и всесторонний разбор источника. Почти все посвящённые ему работы, которые нам известны, имели изначальной целью доказать либо его подлинность, либо поддельность. Поэтому содержащиеся в них выводы нуждаются в перепроверке.
     
    2. Письменные документы, созданные Ю.П. Миролюбовым и А.А. Куренковым (в том числе, их переписка, не предназначенная для печати), совершенно не отражают процесс создания фальсификата. Напротив, о ВК всегда говорится как о реальном памятнике, над которым Миролюбов и Куренков проводили работу переписчиков и издателей. Есть данные, позволяющие предполагать, что «Книга» действительно существовала ещё до оккупации Бельгии нацистской Германией. Заметим к тому же, что почти все произведения Миролюбова, имеющие параллели с текстом ВК, появились уже после обнародования этого документа. Следовательно, они сами по себе не могут служить доказательством подделки.
     
    3. Работа с текстом сильно затруднена исчезновением оригинала и тем обстоятельством, что дошедшие до нас копии были сделаны непрофессионалами.
     
    4. Доскональный языковой анализ «Книги» остаётся до сих пор делом будущего. С точки зрения филологии текст изобилует ошибками, но их характер не согласуется с версией об авторстве Миролюбова. Отрицание же его авторства фактически подрывает версию о фальсификации документа.
     
    5. Изучение текста источника указывает на его неоднородность. Мной было выделено не менее 16 его самостоятельных слоёв. С научной точки зрения само название «Влесова книга» является, следовательно, не вполне корректным и может быть принято только как традиционно утвердившееся в историографии.
     
    6. Слои (как и внешние характеристики) дощечек не совпадают с нумерацией и, видимо, не были известны ни Ю.П. Миролюбову, ни А.А. Куренкову. Скорее всего, нумерация дощечек отражает работу публикаторов с реальным, не ими созданным, источником.
     
    7. Жанр ВК должен быть определён как языческие послания или проповеди. Её содержание можно удовлетворительно объяснить, только если исходить из исторических реалий IX в., а именно: а) формирование восточного славянства на основе разных этнических групп – славян-автохтонов, западных (и южных?) славян, ираноязычных, очевидно, индоарийских, иллиро-венедских, дако-фракийских и, возможно, других племён и этнических реликтов севера восточнославянского ареала (и его периферии), лесостепного юга и Северного Причерноморья. Притом, значительная (если не основная) часть «Книги» могла быть создана не собственно генетическими славянами, а именно ассимилированными ими представителями какого-то этнического реликта (возможно, даже нескольких). Это, впрочем, отнюдь не делает источник «неславянским». Его создатели, кем бы они ни были по происхождению, несомненно, уже думали по-славянски и ощущали себя славянами; б) складывание государства в Восточной Европе и объективная заинтересованность жречества в грабительских походах на юг, связанных, впрочем, судя по всему, и с некими действительными этнополитическими реалиями; в) опасение жречества за своё положение в связи с приходом варяжских князей; г) полемика волхвов с распространяющимся христианским учением; д) отсутствие многовековой развитой письменной традиции, и, как следствие, – необходимость рассказывать о событиях прошлого, пользуясь разноречивыми и не слишком надёжными устными преданиями; е) в то же время – попытки придать этим легендам форму большей достоверности и авторитетности.
     
    8. Данные источника о славяно-русском язычестве не идут вразрез с коренными представлениями о нём современной науки.
     
    Указанные положения – результат десятилетнего исследования, суммированного в книге: Логинов Д.С. «Влесова книга»: введение к научному анализу источника. – М.: ИНФРА-М, 2012.

    • V. M. говорит:

      1. Источниковедческий анализ и начинается с определения подлинности источника. В большом массиве трудов профессиональных ученых выводы относительно подлинности ВК однозначны. И Вы это хорошо отметили в комментарии выше.
       
      2. Это неверно. Произведение Ю.П. Миролюбова «Ригведа и язычество», написанное до обнародования ВК, основные тематические, стилистические и идейные постулаты последней вполне содержит. И в этом легко убедиться, прочитав это сумбурное и, конечно, ненаучное произведение (в сети имеется). Переписка М. и К. ровным счётом ни о чём не свидетельствует. Допустим, один был автором подделки, другой, не имея исторической подготовки, но имея страсть к историческому фантазированию – искренне верил в её подлинность. Вот и переписывались.
       
      3. С этим трудно не согласиться.
       
      4. Всё согласуется очень даже хорошо. Все его «прабкины рассказы» – очевидные предтечи ВК и по содержанию, и по стилистике. Виден и творческий рост, и, так сказать, формирование художественных образов.
       
      5. Название сего труда – дело последнее. Главное – суть. Без установления же подлинности «работа со слоями» лишена смысла и иначе как фантазированием признана быть не может. Не меньшее количество слоев можно найти в любых «прабкиных рассказах».
       
      6. Одно допущение проистекает из другого допущения, и всё становится одним сплошным допущением, зато Ваш вывод, кажется, является вполне определённым.
       
      7. Вот и вывод, который ничем, кроме как предположениями подтвердить невозможно. И «волхвы» эти говорят почему-то время от времени устойчивыми выражениями из христианской фразеологии, что здесь уже обсуждалось.
       
      8. Это не так, и я приводил конкретные примеры в обсуждении. Особенно относительно человеческих жертвоприношений у славян.

  • Admin говорит:

    Дальнейшие комментарии Дмитрия Логинова будут удаляться, т.к. данный комментатор решил воспользоваться случаем и публиковать здесь выдержки из своей книги, по объёму в разы превосходящие исходный пост. Это деструктивно для продолжения дискуссии и неуважительно по отношению к читателям. Также на Переформате никогда не будут публиковаться комментарии, в которых апеллируется к мнению псевдонаучных лиц вроде Асова и т.д. Ссылка на книгу Д. Логинова дана выше и каждый при желании может с ней ознакомиться. Админ

    • Admin говорит:

      P.S. Последующие события показали, что административное решение было выбрано верное. С IP-адреса Д. Логинова в премодерацию посыпались угрозы, подписанные уже почему-то женскими именами – «Ирина» и «Алиса Светлоярова», а также неопределённым псевдонимом «Cerrektyn». Наверное, чтобы никто не догадался. На этом вопрос понятен и исчерпан полностью.

  • V. M. говорит:

    К сожалению, заказать книгу Дм. Логинова («Влесова книга»: введение к научному анализу источника. – М., 2012) у меня не получилось. Несмотря на то, что сразу смутил подзаголовок про «научный анализ источника». И, главным образом, не в смысле «научного анализа», а в смысле отношения к ВК как к «источнику». Стараюсь в своей библиотеке таких книг не держать. Однако решил изменить этому правилу, т.к. сперва показалось, что автор претендует на некий новый взгляд на проблему. А проблема есть – ВК будоражит умы крепко.
     
    Учитывая сегодняшнее состояние проблемы, ВК можно считать разве что «источником» по исследованию околонаучной мысли в русских эмигрантских кругах середины XX века. Если, конечно, кто-то возьмётся за эту тему. В виду отсутствия «оригинала» ВК (тех самых дощечек), сторонникам подлинности необходимо предъявить очень серьёзные научные доказательства, чтобы снова привлечь внимание ученой общественности к ВК. На мой субъективный взгляд, этого сделать уже не удастся, т.к. о серьёзных доказательствах, способных перевернуть общенаучное мнение по поводу ВК (да и вообще о каких-либо адекватных доказательствах), говорить не приходится.
     
    Впрочем, в науке всё принято подвергать сомнению и проверке. Книга Дм. Логинова, кажется, претендует на то, чтобы вернуть ВК в научный оборот. Но насколько успешна эта попытка? При отсутствии книги я ознакомился со всеми объёмными комментариями автора, которые были в премодерации Переформата и, по всей видимости, являются выдержками (идеями) из его книги. Публиковать их здесь было бы излишне. И по зашкаливающему объёму, и по причине возврата к одним и тем же сюжетам – к чему переливать из пустого в порожнее?
     
    Безапелляционные утверждения о подлинности ВК сразу же ставят любого автора в один ряд с ненаучными пропагандистами этого произведения. Дм. Логинов этого и не делает, ему больше свойственны осторожные речевые обороты, более привычные в научной дискуссии. Но послевкусие остаётся всё же очень странное. Лично я не сомневаюсь в том, что автор является апологетом ВК, пытаясь придать своему тексту вид «научного анализа». Впрочем, и исходить он предлагает из довольно обманчивого посыла:
     
    Изучение историографии изучения ВК показывает, что здесь дело изначально обстояло иначе: обе стороны (при всём различии научного уровня спорщиков) шли от выводов к анализу, а не от анализа к выводам. Поэтому я и считаю возможным говорить, что «полноценный, беспристрастный анализ документа до сих пор не может считаться выполненным».
     
    Это не так. Имеющийся текст ВК подвергался в науке всестороннему анализу, после чего последовал вывод о подложности данного произведения. В подтверждение этих слов уже приводились анализы Творогова, Зализняка и др.
     
    Логинов продолжает: Как бы то ни было, есть некоторые основания полагать, что ВК (по крайней мере в каком-то виде) существовала уже до 1953 г. и её создание предшествует написанию книги Миролюбова «Ригведа и язычество» (1952). Какой текст первичен, а какой вторичен – величина искомая.
     
    Этих «некоторых оснований», конечно же, нет. Как уже отмечалось, в 1952 году Миролюбов ещё сетует на отсутствие источников (как раз в работе «Ригведа и язычество»), но высказывает убеждение, что однажды они «будут найдены». В следующем году появляется ВК.
     
    Относительно причастности Миролюбова к созданию текста ВК Логинов также возражает: Единый текст созданный одним автором редко является настолько внутренне противоречив, как ВК. Есть немало подтверждений того, что Миролюбов действительно плохо понимал содержание «Книги».
     
    Я утверждаю, что Ю.П. Миролюбов, будучи романтическим литератором и фантазёром, вообще плохо понимал историю. Стоит прочитать работу «Ригведа и язычество», чтобы убедиться в удивительной противоречивости его взглядов. Более сумбурного произведения мне встречать, пожалуй, не приходилось.
     
    Дм. Логинов подытоживает: «Я не утверждаю, что ВК – несомненный подлинник. Однако я считаю, что есть серьёзные основания сомневаться в поддельности документа. Даже если это фальсификат (полностью или частично), то отнюдь не убогий и бесталанный, каким его представляет подавляющее большинство «критиков». Предмет для дискуссии, по моему мнению, отнюдь не исчерпан».
     
    А почему «критики» указаны в кавычках? – явная стилистика апологетов ВК, не признающих никакой критики. А ведь это были и есть реальные ученые с разными специализациями. Утверждать же «несомненную подлинность» ВК – безумие и выражение полного презрения к науке и научному знанию. Сомневаться – это право Логинова. Сомнения – вообще вещь для исследования полезная. Но в том, что романтический «новодел» произвел на Дм. Логинова серьёзное впечатление – сомневаться, кажется, не приходится.

  • Ирина говорит:

    Нисколько не сомневаюсь, что комментарий опубликован не будет, потому что ответить Вам снова нечего (тема – явно не Ваш конёк). Но, может быть, пригодится Вам для общего развития. Вы, вроде бы, – тоже профессиональный историк, однако подтянуть свой уровень Вам явно не мешает, хотя бы потому, что, судя по происходящему на сайте, представления о правилах научной дискуссии у Вас достаточно расплывчатые: многократный отказ оппоненту в ответе (кстати, при соблюдении им всех заявленных требований сайта; с большим удивлением узнал вчера о запрете давать пространные выдержки из СОБСТВЕННОЙ книги), приписывание оппоненту чуждых ему положений (ну, мы же – серьёзные люди, оба понимаем, чем отличается «апеллирование к мнению псевдонаучных лиц» от ссылок на их работы), вырывание цитат из контекста (это Вы делаете в данном комментарии, на который возразить публично сами же лишили меня возможности), неправильное понимание термина «источник» (источником в зависимости от тематики конкретного исследования может являться любой документ, в том числе и подделка).
     
    Теперь по пунктам Ваших последних претензий.
     
    1. Речь в моей статье об историографии изучения ВК собственно и идёт об ИЗНАЧАЛЬНОЙ заданности позиции исследователей документа, не соответствующей требованиям к научному анализу документа. Уж извините за лирическое отступление, но я лично при первом знакомстве с ВК также был убеждён в позднем её происхождении (чему ещё много поспособствовал тот факт, что впервые «Книга» попалась мне в переводе Асова). Но потом я на досуге, исходя из тезиса (тогда безапелляционно мной разделяемого) об авторстве Миролюбова из чистого интереса попытался восстановить последовательность текстов «дощечек» в подделке. К моему немалому удивлению, сделать этого не получилось, так как по содержанию тексты друг с другом НИКАК НЕ СОГЛАСОВАНЫ (в работах Миролюбова, при всей их хаотичности, единство логики и замысла прослеживается). Из этого заключения последовали все остальные.
     
    2. Основания полагать, что ВК (по крайней мере в каком-то виде) существовала уже до 1953 г. и её создание предшествует написанию книги Миролюбова «Ригведа и язычество» (1952) указаны в неопубликованном ответе.
     
    3. См. 1.
     
    4. «Критики» в кавычках по той простой причине, что это необходимое во избежание тяжеловесности текста сокращение определения «критики версии о поддельности документа».
     
    Что касается текста моей монографии, то, повторяюсь (в одном из неопубликованных на сайте ответов я об этом уже писал), что готов выслать его Вам в электронном виде, хотя и сомневаюсь теперь, что Вас действительно интересует мнение, отличное от Вашего собственного.

    • V. M. говорит:

      Уважаемая Ирина (уважаемый Дмитрий Логинов)! Я совершенно не возражаю против того, чтобы Вы высказались. Пространные цитаты глав собственной книги Вам лучше, однако, давать на собственном сайте. А здесь, пожалуйста, по существу, в режиме интерактивной дискуссии. И повода для обид тут нет. На Переформате уже сложились определённые традиции.
       
      Собственно, никаких претензий к Вам я не имею. Ну, нравится Вам ВК – пожалуйста, увлекайтесь, занимайтесь, Ваше право. Разве что по поводу «неправильного понимания термина источник» – возражу, я написал: ВК можно считать «источником» по исследованию околонаучной мысли в русских эмигрантских кругах середины XX века.
       
      Не склонен я видеть и научный заговор против ВК в виде «изначальной заданности позиции исследователей документа». Аргумент о том, что ВК – ещё более непоследовательный текст, чем тексты, подписанные Миролюбовым (а значит, не Миролюбов написал и т.д. и т.п.) – оставлю Вам. Я с ним ничего поделать не могу.
       
      Интересовать меня могли бы на данный момент два аспекта:
       
      1. Какова тема Вашей кандидатской диссертации и код специальности? Кто научный руководитель?
       
      2. Доказательства того, что ВК (хоть в каком виде) существовала до 1953 г., на которые до сих пор не обратили внимания ученые. Но прошу, если изволите отвечать, то только по существу.
       
      P.S. В порядке общей информации. Не отвечают часто не потому, что «ответить нечего», а потому, что отвечать скучно, времени жалко. Бывает, знаете, и такое.

  • Дмитрий Логинов говорит:

    Уважаемый Всеволод! Научного заговора по проблеме ВК я также абсолютно не вижу и учёных в нём не обвиняю. Более того, критики версии о подлинности документа (буду писать полностью во избежание дальнейших претензий) для его изучения, по моему мнению, сделали больше, чем большинство сторонников версии о подлинности документа (так, единственная научная публикация оригинального текста до сих пор – статья О.В. Творогова в ТОДРЛ). Я отлично понимаю докторов наук – у каждого из них своя специализация и свой круг профессиональных интересов, – которым пришлось изучать документ сомнительного происхождения и сомнительного содержания: отрицание – это первая и естественная реакция. Как правило, она оказывается правильной, но возможны и варианты. Об идеологической заданности позиции речь у меня и не идёт. Если в советский период она и имела место (на что указывает и О.В. Творогов), то в любом случае не была основной, а в современных условиях говорить о ней и вовсе не имеет смысла. Далее по пунктам.
     
    1. Тема моей диссертации, раз уж Вас интересует, – «Русский читатель и его историческая библиотека XVIII века». Код специализации: 07.00.02. – Отечественная история (первоначально планировалось защищаться и по ноль-девятой, но на тот момент соответствующие советы не функционировали). Научный руководитель – д.и.н. А.А. Севастьянова (её прошу к нашему спору не примешивать; монография публиковалась после защиты, и о публикации я её, естественно, не извещал).
     
    2. Первое документально зафиксированное сообщение Миролюбова о пропавших дощечках относится к 1948 г. (письмо в Русский музей в Сан-Франциско). Определённые свидетельства того, что о дощечках было известно и раньше, вроде бы, существуют. Одно из них принадлежит бельгийскому историку Жану Бланкову – ученику профессора Брюссельского университета А. Экка (до 1917 г. преподавал историю в Петроградском университете), знакомого и с Миролюбовым, и с Изенбеком. Ж. Бланков подтвердил в переписке с А.И. Асовым, что до войны о дощечках в Брюссельском университете знали все сотрудники А. Экка.
     
    По данным Асова, документально сохранились обращение Миролюбова в департамент полиции о пропаже картин Изенбека и дощечек («tablet») за 1942 год, а также ответы на бланках 10 галерей Брюсселя, куда в июне-августе 1944 года литератор обращался по поводу пропавших картин и дощечек. Исследователь пишет, что оригиналы этих документов есть в Музее русской культуры (Сан-Франциско), а копии-микрофильмы с них – в ГАРФ (Москва).
     
    Далее я писал, что указанные сведения мне перепроверить не удалось (как, впрочем, и Вам). Отмечу только, что на Ж. Бланкова ссылается также д.и.н., г.н.с. отдела русской культуры Эрмитажа, почётный доктор Оксфордского университета Б.В. Сапунов: «Отмечу, что известный славист-древнерусист профессор брюссельского университета, потомок русских эмигрантов Жан Бланков в моем кабинете в Эрмитаже рассказывал о его поисках в Бельгии дощечек «Велесовой книги». По его словам, они не просто затерялись в годы II Мировой войны, а во время оккупации Бельгии немецкими войсками были конфискованы сотрудниками гестапо, и по решению Анемерте сожжены, т.к. были враждебны величию арийского духа. Сам профессор склонялся к их подлинности» (Рецензия Б.В. Сапунова на книгу А.И. Умнова-Денисова «Приникание»; не будем здесь рассматривать достоинства рецензируемой книги).
     
    Данный пункт спора, видимо, Вас заинтересовал именно потому, что здесь Вы усмотрели апелляцию «к мнению псевдонаучных лиц вроде Асова и т.д.». Так вот, это не апелляция к мнению, а именно ссылка на информацию, которую никто до него не собирал.
     
    Интересно также узнать, читали ли Вы что-либо из работ Миролюбова кроме «Ригведа и язычество». Согласен, труд для историка-профессионала весьма тяжкий (как и чтение писаний современных фоменко, чудиновых и иже с ними). Но необходимый, если браться за серьёзное исследование заданной темы. Если бы читали, то заметили бы, что и в поздних своих трудах Миролюбов достаточно редко ссылается на ВК (предпочитая «Сказы») – достаточно странно, если предполагать, что он автор подделки, которая, явно потребовала немалых затрат труда. Кроме того, его высказывания о тексте зачастую прямо противоречат содержанию. В послании М.И. Турянице от 26 декабря 1960 г. литератор обещает: «Пришлю вам комплект моего журнала, и из него Вы увидите, что старый документ, так называемые «Дощьки Изенбека», писанные на славянском наречии, близком к гуцульскому, вероятно, составлен в Карпатах (на самом деле в ВК везде говорится, что исход с Карпат состоялся задолго до времени её создания. – Д.Л.). Если присмотритесь, то увидите, что это так». В тексте действительно есть упоминания о Карпатах, но ни одна из дощечек не даёт ни малейших оснований утверждать, что «Книга» (или хотя бы её часть) могла создаваться именно там. О жизни в Карпатских горах везде упоминается как о далёком прошлом.

    • V. M. говорит:

      Уважаемый Дмитрий! Естественно, меня заинтересовали доказательства существования ВК до 1953 г., если таковые кто-то может предъявить на научном уровне и в соответствующей форме. Но тут, как видите, все ниточки ведут к Асову. Вы отметили, что «указанные сведения мне перепроверить не удалось (как, впрочем, и Вам)». А стоило бы проверить. Так как к произведениям Александра Асова я не испытываю ни малейшего исследовательского доверия (и для этого есть более чем серьёзные основания), то не доверяю ни исходящей от него «информации», ни его «данным». Есть ли у Вас также текст письма Миролюбова в Русский музей в Сан-Франциско от 1948 г.? Или это тоже «от Асова»? Если так, то всё несерьёзно…
       
      Конечно, я читал из миролюбовских работ не только «Ригведу и язычество». Мне знакомы и «Дополнительные материалы к предистории русов» (так у автора), и «Сказы Захарихи», и «О князе Кие…» (ещё, кажется, в старших классах школы читал), и материалы двухтомника «Сакральное Руси», и т.д. Скажу, что с Миролюбовым нужно быть на одной волне, и ему нужно верить. От науки он далеко. Как только начинаешь оценивать его труды более-менее с научных позиций, они начинают казаться чудовищным нагромождением идей, фантазий и противоречий.
       
      Вы совершенно правы, что «в поздних своих трудах Миролюбов достаточно редко ссылается на ВК (предпочитая «Сказы»)», и я тоже обратил на это внимание. Но не могу согласиться с тем, что это «достаточно странно». Ничего странного – особенности психологии мистификатора. В любой мистификации важно, чтобы «тему» подхватили и развивали другие (читатели, единомышленники, «фанаты», в конце концов – сейчас так работает вирусный маркетинг), чтобы она получила максимально широкий размах, оставив своего автора в тени. Именно с этим связано и содержание письма к М.И. Турянице, которое Вы приводите. Тоже ничего удивительного. Туряница – известный деятель карпато-русского («русинского») движения. И Миролюбов пишет ему про Карпаты, иначе мог бы не заинтересовать. Но для Миролюбова, видимо, было важно, чтобы «тему» подхватили другие. Через Туряницу можно было выйти на довольно широкую, увлеченную и благодарную аудиторию русинов, рассеянных по всему свету. Но нужны были Карпаты, и в письме они вышли на первый план.

      • Дмитрий Логинов говорит:

        Уважаемый Всеволод! Искренне рад возвращению спора в конструктивное русло.
         
        В ГАРФ хранится статья Миролюбова о ВК, датированная 1941 г.:
         
        «Фонд 10143, опись 47 (Архив Ю.П. Миролюбова), рулон 8
         
        ***6-0-63,64,65,66 – По поводу одной старинной рукописи (На каждой из трех страниц в правом верхнем углу приписка – К Документу N1, вернуть архив Ю.П. Миролюбову, чуть ниже – цифра 1(2,3)). В тексте приведены два отрывка из дощечек, с разбивкой на слова и с последующим переводом).
         
        ***6-0-63 (в правом верхнем углу приписка – К Документу N1, вернуть архив Ю.П. Миролюбову, чуть ниже – цифра 1)
         
        По поводу одной старинной рукописи.
         
        Автору сих строк потребовались материалы по русской старине. Долго пришлось разыскивать, пока случай не помог напасть на одного русского любителя старины. У него оказались дощечки березового дерева с выжженным на них текстом. Одни – разрозненные, другие, наоборот, следуют друг за другом.
         
        Долго пришлось разбирать, т.к. специальными познаниями автор не обладал, но с помощью русских и иностранных пособий удалось, все же кое что прочесть. Прежде всего, самый текст представляет несколько странностей. Во-первых, буквы весьма сходны с прописными греческими, причем буква Че везде заменена Ще. Так, слово НИЧЕСОЖЕ написано, как НИЩЕСОЖЕ, слово СОЛНЦЕ, как СЛОНЦЕ, СЕРДIЕ – СРЕДIЕ, ВЕЩЬ – ВЯЖШЩЬ, СТIЙ, СТIИ, как ШТIЙ, ШIИ, и так далее. Но в общем, судя по стилю, сначала начертательному, где буква Ще заменена греческим ипсилионом, а буква Же тем же ипсилионом, только перевернутым, причем, частью буквы повернуты наоборот, среди которых есть даже две норманнских, можно судить о безусловной древности рукописи.
         
        Сами дощечки достаточны попорчены, поизьедены временем и представляют несомненную ценность исторического содержания. Стиль же литературный тоже не лишен интереса, причем в середине текста попадается сложная буква ИОУ, соединенная общей чертой, все почти О заменены твердым знаком, а Е заменена мягким знаком, хотя иногда и через О и Е. Слова все без исключения слиты, так что иной раз по часу приходится сидеть над тем или другим местом (текста дощьки).
         
        Вот, пример текста: СЛАВАБГУ ПЕРУНУ ОГНЕКУДРУ ИЖЕ СТРъЛIЕ НА ВРЗИ ВЬРЗЕ А ВЪРНАИА ПРДВЕДЕ ВЪ СТЬЗъПЪНЕВъЖДъ ЕСТЬТЫИ ВОИНЪМЪ ЩЕСТЬ А СОУДЪ ИАКО ЗЛТРОУНЪ МЛСТВЪ И ВСПРВДЬНЪ ЬСТЬ
         
        Или другой: Иакоже бьити намъ русищи а таиа земя руська есть а руська земе есть а мнъзи комоньсти щелести в селiЪхъ тихъ занщити в травЪх иако ндба iтi на русь…тамо згибоша мнози идолищи а такъжде гиноути всiъмъ…срящети имъ а бояшетися о мздЪ слъвианщия…
         
        ***6-0-64 (в правом верхнем углу приписка – К Документу N1, вернуть архив Ю.П. Миролюбову, чуть ниже – цифра 2)
         
        Эти два отрывка можно перевести приблизительно так:
         
        Первый: Слава Богу Перуну огнекудрому, повергающему врагов стрелой (стрелами) и предводящему верными на пути, потому что (он) есть честь и суд воинам, будучи, златоруный, милостив и всеправеден.
         
        Второй: Потому быть нам русскими, что земля наша русская земля и русская земля есть… Множество конских челюстей в полях тех осталось, так как не гоже идти на Русь… Там погибли многие идолищи (?), а так погибнуть должно всем… Бежать им и бояться славянской мести… (мзда – награда, плата, наказание, месть)…
         
        По наведенным справкам оказалось, что подобные тексты неизвестны в русской истории. Вообще из древне-киевского периода ничего не известно. Рукописи того времени, бывшие особенно обильными во времена Ярослава Мудрого погибли во время Татарского нашествия. Может быть Брюссельская рукопись представляет из себя одну из них, попавшая через католических монахов в Бельгию? Автору не удалось почти ничего узнать о происхождении дощечек. Единственно, что можно с уверенностью сказать, это, что любитель старины их нашел среди разного хлама, продававшегося с молотка.
         
        Текст не ограничивается двумя отрывками. Эти отрывки как раз из разрозненной части. Наоборот, шестнадцать других дощечек говорят о каких-то выборных до-норманских князьях, причем цитируется ряд имен совершенно неизвестных, как например, Зеленослав и другие. Говорится о безпорядках вечевого управления, о сильных, орудующих вопреки воле князя. Упоминается о том, что СЕВЕРЯНЕ ИДША В ГОДЬ ОД ОВСЕНИ ДО ОВСЕНИ. Не есть ли это Готское государство, как известно бывшее в четвертом веке на Дону? Если так, то перед нами несомненно один из древнейших памятников. В другом месте говорится о коварстве Хозар, и снова РАБОТАТИ ГОДЬ ХОЗАРИНУ. Не оттуда ли и слово ГОД, в смысле 12 месяцев от осени до осени. И не оттуда ли и слово ХОЗЯИН? Эти филологические догатки нас занимают только постольку, поскольку мы сами в состоянии их формулировать. Остальное предоставляем специалистам.
         
        ***6-0-65 (в правом верхнем углу приписка – К Документу N1, вернуть архив Ю.П. Миролюбову, чуть ниже – цифра 3. Исправления по тексту рукой Ю. Миролюбова)
         
        Скажем лишь одно: если эти дощечки не являются подделкой, они безусловно должны пролить свет на некоторые детали начала русской государственности. Работы по возстановлению текста еще очень много (так как требуется сделать изследование ультрафиолетными лучами) и когда она будет закончена, автор предполагает выпустить книгу с описанием текстов и с фотографиями подлинников. Во всяком случае, если это даже апокриф, он сам по себе любопытен, т.к. разсказ ведется сухо, как бы без претензии на описательность, о вещах якобы всем известных. К описанию содержания остальных дощечек, счетом до тридцати восьми, мы еще вернемся в будущем.
         
        Ю. Миролюбов. 1941г.
         
        ***6-0-66 (обратная сторона 3 страницы. Приписка рукой Ю. Миролюбова – Увы. Оригинал дощек исчез из ателье покойного полковника Изенбека, брюссельскаго художника, в 1942-3 гг. будучи украден)».
         
        Оригинал письма Ю.П. Миролюбова, отправленного в 1948 году из Брюсселя в Сан-Франциско (США) хранится в «Русском музее». Копии – у Жанны Миролюбовой в Аахене (до её кончины) и в архиве ИМЛИ (г. Москва). Кроме того, на это письмо в сентябре 1953 г. (до начала переписки с Миролюбовым в «Жар-птице» ссылался А. Кур). К сожалению, первые два документа de visu изучить я пока возможности не имел.
         
        Хочу, однако, отметить, что довод о времени первого упоминания о «Дощечках» не кажется мне определяющим в споре. Доказательство того, что существовали упоминания о них до книги «Ригведа и язычество», само по себе не доказывает подлинности ВК (так же как отсутствие таковых – не являлось бы прямым доводом в пользу поддельности). На мой взгляд, важнее такие моменты как структура текста (единство замысла или неоднородный состав) и отсутствие или наличие анахронизмов позднего времени.

        • V. M. говорит:

          Уважаемый Дмитрий! Где-то здесь, кажется, и нужно искать истоки мистификации. Неоднократно отмечалась странность, что Ю.П. Миролюбов якобы годами переписывает текст «дощек», но в 1952 г. проговаривается (?) об отсутствии у него источников. Да и впоследствии текст ВК особенно не использует. У любой мистификации должна быть завязка.
           
          В продолжение приглашаю Вас и других читателей Переформата познакомиться с очерком Светланы Бондаренко «Обретение Влесовой книги – мыльная история» в пяти частях. Там говорится и об архивных документах (переписке) Миролюбова.
           
          Часть 1. Изенбек
          Часть 2. Наследие Изенбека
          Часть 3. Серый Шефтель
          Часть 4. Дощечки-невидимки
          Часть 5. Копия с копии
           
          Вы пишите: «Хочу, однако, отметить, что довод о времени первого упоминания о «Дощечках» не кажется мне определяющим в споре. Доказательство того, что существовали упоминания о них до книги «Ригведа и язычество», само по себе не доказывает подлинности ВК (так же как отсутствие таковых – не являлось бы прямым доводом в пользу поддельности). На мой взгляд, важнее такие моменты как структура текста (единство замысла или неоднородный состав) и отсутствие или наличие анахронизмов позднего времени».
           
          Нет уж, давайте сперва по форме, а по содержанию – если уж получится…

  • Дмитрий Логинов говорит:

    Уважаемый Всеволод! С очерком С. Бондаренко я ознакомился (со своей стороны хочу порекомендовать сайт kirsoft.com.ru, на котором можно найти большое количество документов, связанных с историей появления и обнародования документа). Очерк С. Бондаренко интересный и нужный. Автор убедительно показывает разночтения в рассказах Миролюбова об обретении «Дощечек». Что у Миролюбова «рыльце в пушку» достаточно очевидно.
     
    Однако каковы действительные причины его оговорок и противоречий самому себе? Журналист Филипьев, например, ссылаясь на беседы и переписку с самим Миролюбовым, а также Куренковым (с которыми лично был знаком, но отношения, судя по всему, с какого-то момента имел весьма натянутые), объяснял их тем, что Миролюбов, во-первых, всячески старался выпятить свою роль в сохранении текста документа (отодвигая Изенбека на вторые роли; по Филипьеву, именно Изенбек и сделал фотографии, и переписал большую часть текста), а во-вторых косвенно был виновен в гибели «дощечек» (якобы его жена – Ж. Миролюбова – сожгла их вместе с большинством фотографий во время оккупации Бельгии нацистами; кстати, если разобраться, этот вариант не лишён оснований: 1941 г., начало ВОВ, потенциальная «пятая колонна» в лице русских белоэмигрантских кругов и т.д.).
     
    Очень сильным доводом в пользу фальсификации источника были бы свидетельства о тесных контактах Миролюбова и Куренкова до сентября 1953 года: они сделали бы достаточно прозрачным механизм введения фальсификата в оборот. Я до сих пор подтверждений таких контактов не обнаружил.
     
    Сейчас по вопросу о бытовании ВК до 50-х годов стороны спора находятся в патовой ситуации: с одной стороны, свидетельства о ней, вроде, были, но, с другой – сами тексты до этого времени не известны, а «открыватель» путается в показаниях. Поэтому имеющиеся сведения трактуются в зависимости от позиции исследователя, и именно поэтому же я и говорю, что в споре, по крайней мере, на данный момент, РЕШАЮЩИМИ являются другие аргументы.
     
    Я не являюсь безусловным апологетом подлинности ВК. Считаю, однако, что тема не исчерпана, и данное обсуждение это лишь подтверждает.

    • V. M. говорит:

      Понимаете, ВК разбиралась в науке с разных сторон. Лингвистические анализы хорошо известны. С. Бондаренко совершенно убедительно, на мой взгляд, показала истоки мистификации. Я в постах на Переформате кратко попытался выявить параллели между противоречивыми взглядами Миролюбова на историю и противоречивыми текстами ВК. Ничто из этого по отдельности и даже вместе не способно убедить человека, верующего в ВК, но способно заставить задуматься человека разумного.
       
      Очерки С. Бондаренко мне лично очень нравятся. Во многом они показательны. Что же до контактов Миролюбова и Куренкова до сентября 1953 года – я не склонен отводить им принципиальную роль. Очевидно, что Миролюбов опирался на людей верующих в ВК, работал в разных направлениях, даже мог сделать такой тонкий ход, как направить запросы по галереям о поисках «дощек». По сей день это работает как «аргумент» – мол, видите, он искал, значит – были, дощечки, были…
       
      Вопрос о подлинности ВК с научной точки зрения для меня лично исчерпан. Но для массового сознания, в околоисторичской среде – конечно, нет. И здесь я с Вами согласен: данное обсуждение это лишь подтверждает. А ведь интереснейшая тема!

  • Дмитрий Логинов говорит:

    Ну что ж, мы опять возвращаемся к исходному моменту. Вы считаете, что собственно НАУЧНАЯ составляющая спора исчерпана, я считаю, что нет. Искренне сожалею, что на определённом моменте обсуждения между нами возникло недопонимание. Рад, что оно было преодолено.
     
    Лично для меня участие в обсуждении оказалось полезным, заставив пристальнее присмотреться к фактам, связанным с историей обнаружения «дощечек». Кстати, осознавая, что выполняю в дискуссии роль advocati diaboli, ради объективности готов даже предоставить ещё один аргумент в пользу Вашей точки зрения. Если уж отыскивать источник, вдохновивший гипотетического фальсификатора ВК, то бросаются в глаза аналогии между ней и «Хроникой Ура-Линда» (Oera Linda Boek). Они отмечались исследователями и ранее, но, насколько мне известно, никогда отдельно не анализировались.
     
    Среди сходных черт двух источников можно выделить следующие основные.
     
    Во-первых, в обоих случаях наличествуют довольно запутанные истории обнаружения, имеющие явственный авантюрно-романтический оттенок.
     
    Во-вторых, особенности языков ВК и «Хроники»: исследователи как первого документа, так и второго отмечают смешение в них разновременных языковых особенностей (чисто внешне аналогия между двумя памятниками в данном случае очевидна).
     
    В-третьих, неоднородный, сводный или составной характер «Хроники» и ВК (безотносительно того, писался ли действительно каждый из источников в разное время разными людьми, или в этом пытаются убедить читателя фальсификаторы).
     
    В-четвёртых, оба источника содержат в тексте лакуны.
     
    В-пятых, во многом совпадают освещаемые в «Хронике» и ВК временные отрезки и тематика двух произведений.
     
    К вышесказанному можно добавить, что эпопея с «Хроникой Ура-Линда» началась в Голландии, а история обнаружения ВК связана с соседней Бельгией. Количество совпадений между источниками заставляет отнестись к ним очень внимательно.
     
    Проблема в том, что есть, например, и другие источники, с которыми ВК имеет явные пересечения, в том числе и по содержанию (чего нет в случае с «Oera Linda Boek», когда совпадают только история обнаружения и некоторые общие характеристики). Например, «Хроника Тарона», о которой Миролюбов, судя по его произведениям, не слышал по крайней мере до начала 60-х годов, а текста, похоже, и вовсе не знал. Наличие таких нестыковок с версией об авторстве Миролюбова собственно и сподвигло меня на специальное изучение темы. Необходимо всё-таки и им найти объяснение и не раньше этого говорить об исчерпанности темы.

    • V. M. говорит:

      Спасибо, уважаемый Дмитрий. Текущее обсуждение подвело меня к мысли о том, что ВК рождалась, «материализовывалась» постепенно, как закономерный результат брожения в сознании русских эмигрантских кругов. На это повлияли, видимо, и ностальгические фантазирования, и гипертрофированный патриотизм, и желание как-то помочь оставленной Родине хотя бы в возвеличивании её истории, перечеркнутой ненавистной для них советской властью, и, наверняка, было много других причин. Мне кажется, что перспективно перевести проблематику в эту плоскость. Возможно, сперва в русских кружках за бокалом вина просто печально судачили о настоящем, мечтали о прошлом и будущем. Кто-то, наверняка, привирал, что знает нечто большее, чем другие, обладает некой информацией из недоступных другим источников. Возможно, это могло так и остаться пустыми разговорами. Возможно, открытие новгородских берестяных грамот подтолкнуло к «материализации» ВК – текста, который подсознательно ждали многие. Мы не знаем, как было на самом деле, но как-то так рождалась мистификация.

  • Дмитрий Логинов говорит:

    Уважаемый Всеволод! Не встречался ли Вам где-нибудь полный текст миролюбовского «Сказа о Святославе хоробре князе киевском»? Представляется, что сравнительный анализ двух документов был бы очень показателен для обоснования происхождения документа: «Сказ» заведомо написан много раньше начала публикаций текста «дощечек», причём на языке, который Миролюбов стилизировал под «древнерусский».

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья