Осенью, как ожидается, в России будет объявлен тендер на создание единого учебника истории для школьников. Сейчас завершается работа над так называемой единой концепцией преподавания истории. По оптимистическим оценкам, это кульминация борьбы между Кремлем и независимыми историками. По пессимистическим – победа Кремля: существуют все предпосылки к тому, что и концепция, и учебник, предложенные им, будут приняты. Какой хочет видеть отечественную историю вообще и период президентства Владимира Путина в частности нынешняя власть?
 

Фото: portal-kultura.ru
 
Ответ корреспондент «Совершенно секретно» искал вместе с лидером протеста против нового учебника Никитой Соколовым – соавтором книги «Выбирая свою историю. «Развилки» на пути России: от Рюриковичей до олигархов» и шеф-редактором журнала «Отечественные записки».
 
В России богатая традиция манипуляций прошлым. Никита Соколов полагает, что сторонники такого манипулирования впервые и надолго одержали победу над историками, опиравшимися на факты, во второй половине ХVIII века. Затем в первой половине XIX века она была закреплена документально – в «Записке о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях» Николая Карамзина, на основе которой были созданы учебники для гимназий. Суть исторического процесса в России, по Карамзину, сводилась к нескольким пунктам.
 

Авторитарность власти – единственный путь России, если она, конечно, хочет быть могучей. У России уникальный путь, который не должен копировать европейский опыт. Россию всегда окружали недоброжелатели, которых она всегда, благодаря авторитарной власти, могла победить. Страна была и остается «осажденной крепостью», и государство любыми способами ее защищает, не обращая внимания на такие европейские глупости, как права человека.
 
В советские годы преподавание истории в школах отменили, заменив его обществоведением. Вернуть историю были вынуждены накануне Второй мировой войны – «для патриотического воспитания будущего солдата», рассказывает Соколов. В разрабатываемом учебнике, который лично редактировал Сталин, одной из ключевых была мысль о важности централизации. Сталин, например, оправдывал опричнину Ивана Грозного: якобы она была «прогрессивной мерой, укрепляющей государство» и направленной против раздробленности. Татарское иго, продолжает Соколов, было изображено смертельным бедствием, свалившимся на русский народ, а не результатом сознательной политики владимирских князей. В годы правления Брежнева в учебнике истории главным достижением авторитарной советской системы была названа победа во Второй мировой.
 
Таким образом, историю России традиционно использовали в двух целях. Во-первых, с ее помощью оправдывали репрессивную политику властей предержащих. Во-вторых, боролись с гражданской активностью. В учебниках, в основу которых ложилась карамзинская схема – то есть в большинстве учебников, – содержалась бесхитростная мысль: человек не властен над историей, повлиять на происходящее не может, поэтому имеет смысл только наблюдать и мириться. Следовательно, гражданская активность бесперспективна.
 
Перестройка конца 1980-х изменила ситуацию в исторической науке.
 
– Появились многочисленные публикации о новейшей истории в российской прессе, но так и не было создано пособия по истории, которое было бы полностью лишено элементов карамзинской схемы – такой, при которой Россия – осажденная крепость с особым путем, – утверждает Соколов. – Историки не довели дело до конца, недооценив важность популяризации истории. Историческое сообщество чрезвычайно обрадовалось тому, что ему дали возможность работать без цензуры, и стало работать, совершенно забыв, что история функционирует не только как наука. Что нужно, грубо говоря, донести все до людей, которые не читают научные работы.
 
Никита Соколов не считает это ошибкой – «просто не успели». Но в последнее десятилетие за эту неторопливость последовала расплата. Михаил Касьянов, будучи премьер-министром, выразил недовольство учебниками по новейшей истории, которые прививали школьникам недостаточно гордости за своих предков. Спустя два года президент Владимир Путин тоже велел историкам «не напирать на негатив» и прививать детям как можно больше гордости за свою страну. В середине 2000-х в России появилось пособие для учителей, а затем и учебник Александра Филиппова, в котором Иосиф Сталин был назван «успешным менеджером», США – главным врагом России, террор – составляющей частью «русского пути».
 
Итог такой образовательной политики, как объясняет Соколов, – не только неверие граждан в то, что они на историю могут влиять, но и брезгливость по отношению к либеральным ценностям, которые, по мнению лояльных Кремлю историков, лишь разрушали сильную Россию.
 
Но и это был не конец. В начале 2013 года президент Владимир Путин на заседании Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям поручил Минобрнауки, Российской академии наук, Российскому историческому обществу при участии Российского военно-исторического общества внести предложения о подготовке единых учебников по истории для средней школы. В марте, на конференции Общероссийского народного фронта, Путин поручил правительству разработать концепцию курса истории России. Так появилась рабочая группа во главе с председателем Государственной думы – и одновременно председателем Российского исторического общества – Сергеем Нарышкиным. Он, многие члены рабочей группы и им сочувствующие и есть главные оппоненты Никиты Соколова. Например, историк Эдвард Радзинский, министр культуры Владимир Мединский, министр образования и науки Дмитрий Ливанов, бывший идеолог движения «Наши», а ныне доцент кафедры истории России Российского университета дружбы народов Борис Якеменко. А также – заместитель председателя Исторического общества, ректор МГИМО Анатолий Торкунов («должен быть единый стандарт, где будут реперные точки, на которые сможет опираться наше национальное самосознание») и директор Института российской истории РАН Юрий Петров (школьникам необходимо «иметь барьер для иных трактовок истории»).
 
Телеведущий и историк Николай Сванидзе присутствовал на одном из заседаний Российского исторического общества и рассказал, что ускорить процесс принятия единого учебника очень просили депутаты Госдумы Владимир Жириновский и Станислав Говорухин, на что Нарышкин им якобы ответил: «Медлить нельзя, но и торопиться не надо».
 
В рабочей группе есть и деканы исторических факультетов крупнейших университетов страны, и не все они выступают за единую трактовку российской истории. Но их не так много, чтобы они смогли успешно противостоять Нарышкину, Мединскому, Ливанову и Якеменко.
 
Рабочая группа во главе с Нарышкиным успела уже немало. Она разработала три документа: историко-культурный стандарт, перечень так называемых трудных вопросов истории и пояснительную записку к ним – все для дальнейшей доработки и превращения в единую концепцию преподавания истории. Никиту Соколова смущают все три документа.
 
Так, в пояснительной записке предлагается «исключить возможность возникновения внутренних противоречий и взаимоисключающих трактовок исторических событий». В ней объясняется, что окончательная цель работы группы – появление не только учебной программы и учебника, но и методических пособий, книг для учителя, комплекта карт и электронных приложений.
 
В историко-культурном стандарте говорится, что единый учебник истории должен воспитывать в школьниках патриотизм, гражданственность, межнациональную толерантность и гражданскую активность. При этом перегружать их «второстепенными именами и незначительными событиями» не стоит.
 
Стоит «проводить четкую грань между «нормальными проявлениями» гражданской активности и «всякого рода экстремизмом, терроризмом», говорится в документе. Необходимо подчеркивать, по мнению авторов стандарта, что «пребывание в составе Российской империи имело положительное значение для ее народов», в том числе способствовало «прекращению внутренних смут и междоусобиц».
 
«В школьном курсе должен превалировать пафос созидания, позитивный настрой в восприятии отечественной истории, – говорится в стандарте. – Трагедии, разумеется, нельзя замалчивать, но необходимо подчеркивать, что русский и другие народы нашей страны находили силы» вместе их преодолевать. Более подробное представление об историко-культурном стандарте можно получить из некоторых его тезисов, например: «Исторический опыт России ХVII века показал, что преодоление кризисных явлений возможно с помощью укрепления центральной власти и путем консолидации общества». Да что XVII век? Есть примеры поближе. Скажем, про сталинские репрессии в стандарте говорится так: «Начался период жесточайших массовых репрессий, ставивших целью ликвидацию потенциальной «пятой колонны» в условиях нараставшей военной опасности…»
 
Послевоенные годы описаны любопытно: это «время связано с разоблачением культа личности Сталина, ликвидацией ГУЛАГа, прекращением массовых политических репрессий, с известной демократизацией в жизни страны и в партии. В то же время относительность этих перемен не удовлетворяла запросам части населения, вызвав численно небольшое, но активное диссидентское движение, поддержанное Западом».
 
В конце 1990-х, по мнению авторов стандарта, происходила катастрофа: «К концу 1990-х годов страна начала терять управляемость. Кризис центральной власти усугублялся неудачами в экономике, правительственной чехардой, коррупционными скандалами, войной в Чечне. На этом фоне росло общественное недовольство и сепаратистские настроения в регионах. На карту была поставлена целостность государства. В этих условиях президент Б.Н. Ельцин подал в отставку и, в соответствии с Конституцией, руководителем государства стал премьер-министр В.В. Путин».
 
Наконец, третий документ – перечень «трудных вопросов истории», которые нельзя трактовать однозначно – по крайней мере пока Российское историческое общество во главе с Нарышкиным не придумает единую интерпретацию. Формулировки этих спорных вопросов сами по себе спорны. Например, «цена победы СССР в Великой Отечественной войне» или «советская национальная политика», «причины, последствия и оценка установления однопартийной диктатуры и единовластия Сталина» (это единственный спорный вопрос про Сталина – ни о ГУЛАГе, ни о том, как вопреки Сталину выигрывали войну, нет ни слова). Михаил Горбачев и вовсе не упоминается в перечне – предлагается только разъяснить «причины, последствия и оценку «перестройки» и распада СССР».
 
Самый спорный, по мнению сторонников Никиты Соколова, «трудный вопрос» звучит так: «Причины, последствия и оценка стабилизации экономики и политической системы России в 2000-е годы». То есть стабилизация экономики и политики в годы правления Путина – это бесспорно. Обсуждаемы только причины и последствия.
 
Одновременно с разработкой концепции преподавания истории депутаты Государственной думы во главе с Ириной Яровой лоббируют закон, запрещающий любую критику действий войск антигитлеровской коалиции. Если закон будет принят, его непременно учтут авторы концепции и учебника.
 
– Школьный курс истории с конца XVIII века играл роль идеологической скрепы нации. Эта скрепа главным образом сводилась к тому, что мы в кольце врагов и нужно быть монолитными. Это попытка ввести единомыслие. Такая политика абсолютно сознательна. Но она устарела, перестав быть адекватной задачам общества. Основана она отчасти на испуге, отчасти на незнании альтернатив: можно по-другому скреплять общество, – говорит Соколов. Историк опасается, что скоро в России введут обязательный ЕГЭ по истории: тогда школьник будет просто обязан учить «правильные трактовки» исторических событий.
 
Никита Соколов – автор книги, посвященной тому, как опасен единый учебник, предлагающий единственную трактовку исторических фактов, она называется «Выбирая свою историю». Он также выступил одним из соавторов принципов преподавания истории – единственной сегодня альтернативы тому историко-культурному стандарту, который разрабатывают в Российском историческом обществе.
 
Первый принцип, по его словам, еще никогда не ложился в основу преподавания истории – а зря. Речь идет о статье 2 Конституции России: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».
 
Второй принцип – гуманитарность: история не закономерна и не линейна, в истории есть только человек, который определяет ее ход. То, что десятилетиями этот принцип не соблюдался, прямо ведет к низкому уровню гражданской активности.
 
Третий принцип – моральность: не стоит умалчивать о том, чем нельзя гордиться.
 
Четвертый принцип – научность: человека стоит учить работать с источниками. Это хорошая профилактика, в том числе от государственной пропаганды.
 
Пятый принцип – антропологизм: история до сих пор была сфокусирована на политике, «простой человек», творящий важнейшие формы и институты повседневной жизни, оказывался вторичен.
 
Последний, шестой принцип – объективность: не может быть единомыслия, объективный взгляд возникает у того, кто знает разные толкования.
 
– К власти пришли люди, не имеющие опыта исторического знания. Они не понимают, что простые решения, которые кажутся эффективными на короткой дистанции, на длинной дистанции приводят к обратным результатам, – говорит Соколов. – Вся история России – это перечень «трудных вопросов». Учебник, по его словам, должен учить воспринимать разнообразные точки зрения на исторический факт.
 
Соколов надеется, что его коллеги создадут «общественную организацию профессиональных историков с хорошей репутацией, которые смогут говорить обществу, где ложь, а где не ложь». Пока его поддерживает только Комитет гражданских инициатив во главе с Алексеем Кудриным – организация, которая, по самым мягким оценкам, еще не успела себя толком проявить.
 
О других сторонниках известно мало. Соколов недаром раскаивается в том, что его коллеги и он в перестройку не проявили должного внимания к ненаучной аудитории. Но именно эти люди, несмотря на отсутствие учебного пособия, написанного не по карамзинской схеме, несмотря на то, что учебники и телевизор десятилетиями навязывали им образ осажденной крепости и мысль о том, что человеку история неподвластна, – именно они выходили в последние полтора года на улицы. Безо всякого понимания своей исторической роли. Пришло время им такое понимание дать. Кто успеет раньше – Никита Соколов и его сторонники или стихийные последователи карамзинской школы?
 
© Елена Власенко
Cовершенно секретно, Nr. 8/291, август 2013
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

20 комментариев: Путин в отсутствие Карамзина

  • Юрий говорит:

    В который раз уже сталкиваюсь с формулировкой «выиграли войну вопреки Сталину», которую усиленно вдалбливают в головы русских людей «историки» типа Сванидзе или Млечина. Так и хочется спросить: «вопреки» – это как? Я думаю, понимать это надо следующим образом: Сталин приказал проиграть войну, а народ взял, да и выиграл ее. Сталин приказал сдать Москву и Ленинград, а ему показали большой шиш и не сдали. Сталин приказал не окружать немцев под Сталинградом, а вопреки ему – окружили и разгромили. Сталин приказал ни в коем случае не приближаться к границам Германии и не брать Берлин, а его послали подальше и взяли. И вообще, Сталин всю войну только и делал, что вредил армии и народу, как только мог, причем исподтишка, так как просидел всю войну в бункере, дрожа от страха. Это называется «нельзя умалчивать о том, чем нельзя гордиться». На мой взгляд, последние 20 лет у нас исповедовался несколько другой принцип: «нужно говорить только о том, чем нельзя гордиться». Даже не говорить, а твердить, бубнить, талдычить, внушать и вдалбливать. Только не надо мне говорить об ошибках Сталина. Потому что «ошибки» – это одно, а «вопреки» – это совсем другое. Если говорить без экивоков, на мой взгляд, это геббельсовщина в чистом виде.

  • Артем говорит:

    В статье четко прослеживаются определенные ценностные предпочтения автора. «…Как вопреки Сталину выигрывали войну, нет ни слова». Здесь вероятно идет отсылка к неоспоримому факту того, что г. Джугашвили был демоном в человеческом обличии и что в его руководстве, в том числе во время Второй мировой, не было решительно ничего хорошего. Мол, наука это доказала и точка.
     
    Второе, что не могло не смутить, это явная, с вашего позволения, либеральность принципов. Почему преподавать историю надо основываясь на ценностях либерализма, сторонниками которых в нашей стране является абсолютное меньшинство? Почему надо воспринимать СССР сугубо как империю зла? Дело здесь вовсе не в фактах, а в личном отношении: одним нравится, другим не нравится. Объективность и наука здесь вообще не причем.

  • Владимир Агте говорит:

    «Совершенно секретно» – газета либерального толка, поэтому чего-то другого от неё ждать не приходится. А поклонники либеральной доктрины всегда изображают Россию «империей зла». Любую Россию: царскую, советскую, постсоветскую. Причина этого проста: они ориентируются на те силы в мире, которым просто не нужно никакого (!) государства на территории России, чтобы легче было присвоить ресурсы этой территории. Наши же либералы либо по глупости подыгрывают этим силам, либо сознательно служат им, часто не бескорыстно (что, вообще-то, в любой стране называется изменой родине и соответственно карается).
     
    Почему удар этих сил направлен на русскую историю, на прошлое нашей страны? Если человеку сказать, что он неполноценный, то он обидится и станет твоим врагом, а вот если внушить ему, что его предки были неполноценными недочеловеками: дикими, глупыми, агрессивными, то не каждый поймёт, что из этого следует вывод: и ты такой же в силу плохой наследственности, поэтому тебя необходимо принудительно «цивилизовывать» и «демократизировать» как индейцев Северной Америки, жителей Ливии, Ирака. Так что вслед за очернением русской истории, если мы поддадимся на сладкие речи о необходимости «объективного» преподавания истории (видать, только соросовские учебники считаются этой публикой объективными), последуют «Томагавки», бомбардировщики, а затем и зондеркоманды по зачистке российского пространства от дикарей и недочеловеков – нас с вами.
     
    Поэтому, считаю, что пусть единый учебник даже и будет грешить против исторической истины («что есть истина?» – вопрос, на который ответ меняется непрерывно по мере развития науки, причём не только исторической), но он должен объединять людей, а не сеять вражду между ними, и должен воспитывать у подрастающего поколения гордость за свою страну и её историю, но ни в коем случае не унижать многонациональный (!) народ России – великий народ с великой историей, чего бы ни говорили всякие злопыхатели. Вот это, на мой взгляд, ключевые моменты нового учебника истории. А со сложными вопросами истории пусть разбираются профессионалы. От тех же, кого поддерживает Кудрин, надо бежать без оглядки и как зеницу ока беречь от них детей.

    • Vladimir говорит:

      Владимир, а может не стоит делать учебники, которые грешат против истины в угоду какой то идее? Пусть и возвышенной, но идее? А то получится, как с норманизмом… Для идеи всех объединить – и власть в лице немецких аристократов, и простой народ, создали норманизм, а сейчас уже никто разобраться не может, где ложь, а где правда. Даже профессиональные историки спорят. Что уж говорить о простых людях. Не проще ли сказать, как все было на самом деле и как на это смотрят с разных точек зрения разные люди?
       
      И да, когда меня учили, я, будучи ребенком, искренне верил в то, чему меня учили. А когда смог прочитать реальные документы, верить перестал. Совсем! Идея – это и есть троянский конь, убивающая веру, как только узнаешь правду… Тут уж никогда не восстановишь доверие :(

  • Горелов Егор говорит:

    Я прочитал предшествующие комментарии и с чем-то согласен, а с чем-то и нет. Но хочу, чтобы Вы обратили внимание на провокационный стиль: автор, что обычно для журналистов, не удосужился просмотреть ни перечень вопросов, ни предлагаемое официальное толкование, а лишь сослался на некоторого «несогласного». Как по мне, так эта статья ни что иное, как простой PR даже не столько некого Никиты Соколова, сколько «протестного движения». Дескать, эти функционеры загоняют нас в ментальные рамки, а один лишь Соколов/Кудрин выступает против них.
     
    Теперь по сути вопроса. Да, исторические факты имеют разное толкование. И толкование зависит от причастности толкователя к славянофилам или западникам. Спор об этом идет, и в философских кругах, не одну сотню лет. То же самое и про роль личности в истории. Но стандарт – это минимум. Если человеку интересно узнать больше и другие точки зрения – он их узнает. Если нет – будет довольствоваться минимумом. А вот минимум, с государственной точки зрения, как раз и должен носить воспитательный характер. Это, судя по статье, признавал и такой «либерал» как Касьянов. Даже несмотря на либеральные ценности американцев, в школе их учат уважать свою страну и гордиться своей историей. И в этом нет ничего плохого. А нам со своей героической историей тем более нужно это делать. В этом вопрос к автору статьи: почему нам нельзя?
     
    Правда, боюсь, автор не будет отвечать на комментарии, так как цель – вброс, а не дискуссия.

  • Vladimir говорит:

    Как-то читал в интернете спор между украинцами и русскими кто больший наследник Руси, чья культура и традиции лучше и прочее. Хотя трудно это назвать спором. Это был поток исторических фактов, вперемешку с личными оскорблениями и оскорблениями народов… Русские ставили под сомнение уникальность и самобытность украинской нации и культуры, доказывая, что украинцы ополяченные русские… Украинцы писали о азиатчине русских, о бесправии русских в отношении империи, в которой они живут, но при своем бесправии русские мечтают империю расширить, т.е. сделать бесправными еще своих соседей. И дальше в том же духе. Ну и все это сопровождалось оскорблениями с двух сторон.
     
    В общем, прошел бы мимо этого спора, ибо таких можно найти сотни в интернете. Но один украинский комментарий зацепил, после этого комментария забыть спор уже не мог. И дело не в том, что это какой то идеологический удар :))), просто я был на одной волне с этим украинцем. Комментарий сводился к следующей мысли:
     
    Основное отличие русских и украинцев том, что украинец, а особенно казак, будет гордиться детьми, богатым домом, крепким хозяйством, наличием денег, возможностью влиять на решение, которые принимаются в обществе, где он живет. Будет гордиться своей свободой. А у русских гордость в том, что он часть какой-то империи, какой-то особой цивилизации, что «его» танки самые большие, что «его» каналы самые длинные и прочее в том же духе, хотя, лучше б он занялся своим хозяйством, своими детьми, своим правом хоть на что-то влиять, своей свободой. И уж точно не лез к соседям.
     
    Так вот, если историки будут писать книги в том же духе, что главное – некая империя и ее лидер, а не обычный человек, его права и возможности, мы отвернем от себя не только соседей, но и сами разделимся… Таково мое мнение :)

  • Guide говорит:

    Дела обстоят так, что если любишь Родину и русских людей, то должен ненавидеть Россию. Русские столько крови пролили за это государство, и чем оно каждый раз отплачивало? Нищетой и массовыми убийствами.

    • Vladimir говорит:

      Просто государство воспринимало жертвы как должное. А вовсе не как повод задобрить или улучшить положение народа. Кстати, характерно то, что другие народы задабривали, несмотря на то, что народы воевали против России! :(
       
      Выше описал спор русских и украинцев. Так вот, украинцы уверены, что благодаря УПА и их борьбе, СССР пошел на уступки, реабилитировал бойцов УПА, создал на Украине условия лучше, чем в России. Создавал систему, при которой западным областям Украины доставалось много больше, чем центральной России. Их задабривали! Не буду говорить, что мнение верное или нет. Но оно именно такое было у украинцев том споре. И его не изменить.
       
      PS. А восстания в центральной России, как правило, давили жестоко, а вовсе не договаривались и не задабривали. Тем более, не реабилитировали. Проще было тамбовский лес газом травить, чем выслушать требование восставших под руководством Антонова, проще было казаков с Терека выселить, чем выслушать их требования… Увы! Интересно, эти вещи в учебниках будут описаны?

      • Guide говорит:

        Проблема, как мне кажется, не в том, кого и почему задабривал СССР, а в том, что Россия представляла собой изначально. Нынешнее государство – это без сомнения прямой наследник инфернальной российской государственности, которая вообще никакого отношения не имеет к интересам того или иного народа.

      • Аркадий говорит:

        >> Увы! Интересно, эти вещи в учебниках будут описаны?
         
        Если и будут описаны, то только как события, свершившиеся «по просьбе трудящихся».

  • СергейС говорит:

    Читал статью и вобщем была понятна озабоченность автора. Стал читать комментарии и почувствовал агрессию. Стало грустно. Почувствовалась безнадега. Vladimir, спасибо Вам за взвешенный комментарий.

  • рсм говорит:

    Так безнадёга никуда и не денется. Вы привыкли к определённой информации, вам с ней комфортно, кто и для чего её распространяет – вам безразлично, жить по другому нет желания. Вот и безнадёга.

    • СергейС говорит:

      Уважаемый рсм! Я сожалею, что неудачно выразил свою эмоцию. Попробую пояснить. То, что Вы написали, уверяю Вас, ко мне не относится. В противном случае я бы вряд ли задержался на сайте Переформат. Расстроило меня то, что в некоторых комментариях, по крайней мере, как это мне показалось, прозвучало раздражение и нетерпимость. А это не способствует объединению. Кого и с кем? – а хотя бы нас с Вами, для решения проблем, а их у нас не мало.

  • Ирина Медведева говорит:

    Огромное спасибо всем авторам, рассматривающим вопрос создания новой исторической концепции, освещающим самые разные, порой противоречивые мнения профессионалов, госчиновников, консерваторов, новаторов, либералов, патриотов и пр. по данному вопросу. Благодаря этому, у нас – читателей, постепенно вырабатывается понимание масштабности, сверхважности происходящего.

  • Николай говорит:

    >> В конце 1990-х, по мнению авторов стандарта, происходила катастрофа: «К концу 1990-х годов страна начала терять управляемость. Кризис центральной власти усугублялся неудачами в экономике, правительственной чехардой, коррупционными скандалами, войной в Чечне. На этом фоне росло общественное недовольство и сепаратистские настроения в регионах. На карту была поставлена целостность государства. В этих условиях президент Б.Н. Ельцин подал в отставку и, в соответствии с Конституцией, руководителем государства стал премьер-министр В.В. Путин».
     
    Вот для оправдания этого и создаётся «новая история». А история России, со всеми её проблемами, для «авторов» – только фон, на котором «гордо реет буревестник»!

  • Александр З. говорит:

    Начал читать «Славянские хроники». Первая мысль, которая пришла в голову: если появились миссионеры, несущие «свет» чужой веры – значит скоро будет война. Завоевательная. Удивляюсь, как эта мысль не стала до сих пор народной приметой.

    • Vladimir говорит:

      Честно говоря, не понятно, о чем вы :) Вам статья не понравилась или наоборот?

  • Игорь говорит:

    По моему мнению, если и составлять книги для изучения истории, то там должны быть только исторические описания с обязательным указанием авторства или истории нахождения рукописей или книг, а выводы и комментарии предоставьте делать самим читающим и изучающим; если же источник историей найден лживым, то или такой не публиковать или с убедительным оного. Люди должны изучать факты без чьих либо комментариев… Если же исторические факты будут изложены криво, то это сокрыться не сможет…

    • V. M. говорит:

      По многим историческим эпизодам фактов недостаточно или факты противоречивы, не укладываются в общую картину, которая была бы понятна спустя, допустим, тысячу лет. Поэтому исходить нужно из проблематики. Например, научная (и общественная) проблема – начало Руси, происхождение государственности. На современном этапе решается так-то и так-то… Для школьного учебника – один уровень подачи материала, для вузовского – другой.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья