26 июля 2013 года заместители министров финансов еврозоны одобрили очередной перевод денег Греции в размере 6,8 млрд. евро (ранее предполагалось выплатить 8,1 млрд.). За неделю до этого Греция приняла последний из серии законодательных актов, которого требовали международные кредиторы – Международный валютный фонд, Еврокомиссия и Европейский центробанк – в качестве условия перевода суммы. Чтобы провести законопроект, греческим законодателям пришлось созвать заседание во время летних парламентских каникул. Голосование стало первой пробой сил нового коалиционного правительства, сформированного лишь 25 июня сего года после выхода из коалиции с Новой демократией и социалистической партией PA.SO.K. партии Демократические левые (DIMAR).
 

 
В результате парламентского голосования был одобрен как новый налоговый кодекс, так и система «перевода госслужащих» – увольнения или перевода «в резерв» 12,5 тыс. государственных служащих. Последнее означает, что муниципальная полиция практически ликвидируется – 3,5 тысячи муниципальных полицейских переведут в резерв. Предстоит также аналогичный перевод 3,5 тысяч учителей, 2,5 тысяч охранников школ, 2,5 тысяч сотрудников органов местного самоуправления и министерств. Сотрудники в резерве будут получать 75 % заработной платы. Премьер-министр Антонис Самарас (Новая демократия) заявил, что за два года уйдут 15 тысяч из 700 тысяч госслужащих. «Всего 2%! …И абсолютно прозрачным путем, оставив достойных», — сказал премьер. Переводить «в резерв» людей, при отказе делать это добровольно, будут силой. Кто откажется переходить на новые места «в рамках передвижений», будет уволен. В связи с данным законопроектом в стране прошли массовые акции протеста, включая осаду парламента демонстрантами. При этом Германия сразу же проявила осторожность, предложив отложить одобрение выплаты, чтобы удостовериться – есть ли надежные гарантии, что все достигнутые договоренности Грецией будут «имплементированы». Только убедившись, что правительство справляется с волной народного недовольства, последовало германское разрешение на трансакцию.
 

Греция входит в состав Евросоюза (тогда еще ЕЭС) с 1981 года. Принимая Грецию в ЕС, ей поставили условие изменить отношения собственности и управления в ней, а также приватизировать стратегические предприятия, контролируемые греческим государством. В 1992 году в Греции приняли закон о приватизации, которой подлежало около 700 предприятий. К 2000 году было приватизировано еще 27 крупных предприятий, среди них и 5 главных банков страны. Доля государства в Нацбанке снизилась тогда до 50%, а к 2010 г. – до 33%. Вслед за банками продали телекоммуникационную компанию, заводы стройматериалов. Если раньше в Греции было несколько заводов по производству сахара и несколько крупных трикотажных фабрик, то теперь от них не осталось ничего. Даже производство знаменитого коньяка Metaxa перешло в руки британской корпорации Grand Metropolitan. Государство ушло из прибыльных морских перевозок и начало распродавать судоверфи, которые также практически исчезли, и морские порты. Кроме того, директивы ЕС привели к сокращению рыбной ловли, виноградарства и многих других форм сельского хозяйства. Так, вступив в единую Европу и не построив толком индустриальную экономику, греки, по рецептам ЕС разрушили существующий промышленный сектор и вступили в постиндустриальную эпоху с доминирующей сферой услуг.
 
К 2008 году, к началу кризиса, выявились фундаментальные недостатки возведенной государственной конструкции: отсутствие государственных инвестиций в производственный сектор привело к формированию паразитического среднего класса, ориентированного на безудержное потребление европейских товаров и «западной красивой жизни»; греческие компании практически не смогли выдерживать конкуренцию с европейскими, что привело к загниванию мелкого и среднего бизнеса; система образования выпускала превышающее потребности страны число высококвалифицированных специалистов; узкоклановая система трудоустройства создала нездоровый климат в обществе; высокая миграция из стран Северной Африки, Ближнего Востока и Балканского региона привела к высокому уровню безработицы среди молодежи – до 20% (иммигранты нанесли колоссальный удар по малому бизнесу, так как в отличие от греческих предпринимателей никаких налогов не платили, а сотни миллионов евро ежегодно вывозились из страны); рост цен на сельхозпродукцию оставил за чертой бедности пятую часть населения. Кроме того, «греческое чудо» в определяющей мере базировалось на американских послевоенных дотациях, а впоследствии – на поддержке ЕС. Что и привело к формированию политического класса, главным убеждением которого являлась слепая вера в помощь международных партнеров. Парадокс заключался в том, что выстраивая идеальное социальное государство на западных вливаниях, одновременно в стране оказалась подорвана система самостоятельного функционирования государственных институтов и политической системы.
 
«Международное сообщество» отнюдь не ставило своей целью содержание ни правящей номенклатуры, ни социальных прослоек греческого общества. В отличие от Сербии был избран курс не на военную агрессию, а на фактическое банкротство страны – где Православие является государственной религией и располагается один из важнейших духовных центров мирового православия – Святая гора Афон. Когда уровень внешнего долга, государственного и социального разорения достигает зашкаливающих показателей – начинается скупка глобальной корпоратократией территорий и активов страны.
 
В ходе многолетнего финансового кризиса, сотрясающего страну с 2008 года, стало ясно: речь идет об изменении глобальной модели экономического развития, а Греции надлежит стать образцом апробации модели доведения страны до полной катастрофы, не позволяя ей самостоятельно «слезть с иглы», выправить ситуацию и изменить геостратегический курс. Предоставление «финансовой помощи», а речь шла о колоссальных суммах (по данным греческого Цетробанка, в 2010 г. совокупный внешний долг Греции достиг 423,5 млрд. евро, только за один год он был увеличен на 44, 3 млрд. евро) – спад экономики это не только не остановило, но, напротив, увеличило. При этом достигнутые в октябре 2011 г. договоренности с Евросоюзом о якобы списании 50% греческих долгов касались списания не всего долга, а только 50% долга частным инвесторам – это, прежде всего, греческие банки, которые оказались на грани коллапса. Так, из принятых Грецией до 2010 года 207 млрд. евро «помощи» от Евросоюза и ММФ, 58 млрд. евро получили греческие банки и инвестиционные фонды, но и подавляющая часть остальных средств в завуалированной форме предназначалась финансовому сектору.
 
Осуществляемые греческим правительством под давлением «тройки» структурные преобразования приобрели откровенно подневольный характер, а меры по сокращению бюджета фактически уничтожили дальнейший экономический рост в этой стране. Уже в 2011 году в попытке спасти ситуацию основывается Фонд распродажи госимущества (HRADF), который под лозунгом «Через приватизацию – к прогрессу!» выставил для покупки богатыми иностранцами пляжи, леса, острова, места археологических раскопок.
 
Следствием стало нарастание в обществе настроений страха и отчаяния, массовый выход на улицы (стачки, забастовки и демонстрации стали повседневным явлением), монополизация власти на фоне непрерывно прогрессирующего усиления внешней зависимости.
 
Когда в начале 2012 года левые силы Греции отказались участвовать в новом коалиционном правительстве, в его состав вошли три парламентские группы – PA.SO.K., «Новая демократия» и Народный православный сбор (LAOS), достигшие согласия о взаимодействии в области государственной политики. Однако против сразу же выступила «тройка», выдвинув новые жесткие требования и буквально приперев к стенке все политическое руководство страны. Чем успешно спровоцировала внутриполитический кризис в стране в феврале 2012 года. Проявлением социальной напряженности и усталости от непрекращающегося популизма стали не только забастовки и демонстрации, но нападения на политиков (в частности, на президента К. Папульяса), и погромы на улицах столицы.
 
Для загнанного в угол греческого руководства министры финансов еврозоны, наконец, 20 февраля 2012 года согласились предоставить «второй пакет помощи» размером в 130 млрд. евро. Но страна могла получать финансирование только через специальный фонд, контролируемый главным европейским донором – Германией, которая в диалоге с Грецией перешла на язык неприкрытой диктатуры. Германские делегаты отправили ясный посыл, что «мы не намерены отравлять комиссаров для контроля каждого греческого министра… но у нас должна быть уверенность, что все фискальные обязательства будут выполнены. А для этого необходим постоянный контроль». Конечным решением стал «фундаментальный мониторинг» Еврокомиссии, представители которой контролируют каждый шаг греческих властей – чтобы «тройка» располагала всей полнотой информации о том, как «имплементируются» меры, осуществить которые обязалось греческое правительство. Феликс Салман, аналитический обозреватель агентства Reuters по этому поводу отметил, что «с этого момента Греция официально находится в собственности международного сообщества», которое буквально «берет Грецию в свои руки, включая и судьбу всего ее народа, которому в этой ситуации уготована самая горькая участь».
 
Обратим внимание на весьма примечательный момент. В то время, когда германские СМИ захлёбывались от ненависти к грекам, называя их бездельниками и лентяями, «свиньями, проевшими кредиты», «профессионалами отдыха», «карнавальной нацией», германский военно-промышленный комплекс получил более чем ощутимую выгоду от закупок Грецией германского вооружения. Так, в 2010 году всего на расходы армии Греция выделила около 7 млрд. евро (3% от ВВП – второе место среди стран НАТО после США). Кроме того, Греция является вторым после Португалии импортером германского оружия. В том же 2010 году Греция закупила у Германии 223 гаубицы и одну подводную лодку, совокупная стоимость закупок составила 403 млн. евро. При этом во время саммита ЕС Ангела Меркель и Николя Саркози предупредили бывшего греческого премьера Г. Папандреу не только о соблюдении всех ранее подписанных соглашений о поставках вооружения, но и о необходимости заключения новых. Официальная позиция германского правительства заключалась в формуле «германская федеральная власть выражает абсолютное ожидание, что все военные договоренности будут соблюдены». На фоне критического сокращения бюджета и социального сектора сокращение расходов на ВПК в Греции составила всего 0,2%, и то ненадолго. Если же в бюджете на 2012 г. предусматривалось сокращение расходов на социальные программы на 9% (2 млрд. евро), то взнос в пользу НАТО увеличился на 50% (на 60 млн. евро), а военный бюджет – на 18,2% (на 1,3 млрд. евро).
 
Вынужденная тратить огромные суммы на закупку у Германии ненужной техники и вооружения, одновременно Греция вышла на «почетное» первое место в Европе по сокращению бюджетных расходов на медицинское обслуживание, по которым в докризисный период она практически не уступала ведущим странам Евросоюза. В частности, расходы на лекарства в соответствии с планом «тройки» по спасению Греции, были сокращены с 5,6 млрд. евро (2010) до 3,8 млрд. евро (2011) и до 2,88 млрд. евро (2012), включая НДС и больничные закупки. Прямым результатом стал фактический отказ более 50 мировых фармацевтических конгломератов от поставок лекарственных препаратов в Грецию. Например, в феврале 2013 года швейцарское отделение «Красного Креста» объявило о сокращении вдвое поставок донорской крови, поскольку эта организация больше не хочет идти на слишком крупные финансовые риски. Привычной стала ситуация, когда родственники пациентов больниц вынуждены совершать изнурительные марафоны по аптекам в поисках необходимых лекарств. Отмечается особая нехватка необходимого и находящегося в рабочем состоянии медицинского оборудования (острым дефицитом стали даже кислородные баллоны) и препаратов для онкологических больных. По данным отраслевых профсоюзов, в государственных госпиталях не хватает около 6,5 тыс. врачей и 20 тыс. медсестер и санитаров, происходит массовый отток греческих медработников за границу – в 2012 г. уехало 1800 чел., а в первом квартале 2013 г. эта цифра уже выросла в 2,5 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
 
Даже тем, кто имеет работу, нелегко оплачивать взлетевший вверх прейскурант медицинских услуг, сконцентрировавшихся в частном секторе в связи с «уходом государства». Однако наравне с ростом безработицы идет процесс неуправляемой пауперизации населения, что приводит к невозможности получения качественной медицинской помощи, особенно, в сельских районах и на островах. Независимый эксперт ООН по вопросу о внешней задолженности Сефас Лумина в своем докладе от 1 мая 2013 г. отмечал, что более 10% всего населения страны живут в условиях крайней бедности; Греция остается единственной страной в еврозоне, где отсутствует схема комплексной социальной помощи, а программы жесткой экономии не подкреплены защитой населения от последствий безработицы, сокращения заработной платы и роста налогов; услуги в сфере здравоохранения почти недоступны для бедных граждан и маргинализированных групп населения; почти треть населения не имеет государственного медицинского страхования, главным образом, из-за длительной безработицы. При этом Лумина отметил высокую солидарность греческого общества – создание добровольцами в деревнях и поселках бесплатных клиник. Однако он выразил опасение, что активная приватизация, в том числе, коммунальных служб, повлечет дальнейший рост сборов за основные услуги. Опасения имеют под собой почву: в 2012 г. в связи с подорожанием услуг ЖКХ начался массовый переход на отопление дровами, что привело к хаотичной вырубке леса. Жители Афин вспоминают, что в холодные дни в печь бросалось буквально все, что может гореть, включая пластиковый мусор, и подчас из-за ядовитого смога в столице невозможно было дышать.
 
В июльском (2013) трехмесячном докладе МФВ констатируется, что процесс рекапитализации греческих банков окончен. Три из четырех основных банков сохранили собственный сектор управления, последний – в основном, сохранил. Два банка – TT New Hellenic Postbank и Nea Proton Bank — будут проданы Евробанку, что усилит роль последнего как главного банка системы. Частичная приватизация Евробанка произойдет в ближайшее время, что послужит «гарантией от риска длительной государственной собственности». Советниками при продаже банков Proton и Hellenic Postbank является команда Ротшильдов и Goldman Sachs.
 
В 2001 году Goldman Sachs посредством использования финансовых механизмов провел операцию по сокрытию истинных размеров долга Греции, что позволило ей вступить в еврозону. Одновременно Goldman Sachs по сути создал «долговой пузырь», который лопнул и втянул в кризис целый континент. Себя Goldman Sachs обезопасил, играя против греческого рынка облигаций, ожидая, что тот рано или поздно падет. Человеком, возглавлявшим Центральный банк Греции во время проворачивания секретной операции с Goldman Sachs, был Лукас Пападемос, являвшийся одновременно членом Управляющего совета Европейского центробанка, с 2002 г. – вице-президента ЕЦБ. 10 ноября 2011 года, во время очередного обострения кризиса, в Президентском дворце состоялось техническое совещание лидеров двух главных партий Греции – Всегреческого социалистического движения (PA.SO.K.) и правоцентристской Новой демократии – Георгиоса Папандреу и Антониса Самараса (примечательно, что Папандреу и Самарас во время своей учебы США жили в одной комнате общежития).
 
Итогом совещания стало решение о том, что на посту подавшего в отставку премьер-министра Папандреу заменит Лукас Пападемос, находившийся там до выборов в мае 2012 г. Заняв кресло премьера, Пападемос, несмотря на уже существовавшие гарантии Папандреу о выполнении всех обязательств страны перед международными кредиторами, выдвинул ряд еще более жестких условий: право ведения самостоятельных переговоров с ЕС и МВФ, включая комплекс мер в области сокращения дефицита бюджета, личный контроль над министерствами (финансов, экономики, энергетики, транспорта и др.), которые отвечают за выполнение обязательств по кредитному соглашению с ЕС, на руководящих постах которых должны находится его доверенные лица.
 
Таким образом, в фазе буквального принесения в жертву греческой экономики и суверенитета страны Goldman Sachs поставил на верховную позицию своего человека для управления финансовыми потоками, что обеспечило Goldman Sachs не только возврат своих кредитов, но и гораздо более того. Вслед за суверенитетом на жертвенный алтарь были брошены пенсии, зарплаты, социальные выплаты, армия и полиция, система образования и здравоохранения. Однако несмотря на все меры по ликвидации социального государства кризис лишь усиливается, а долги выплачивать все сложнее… Примечательно, что когда в марте 2012 г. частные «обманутые вкладчики» были вынуждены простить Греции более 50% долга по номиналу (около 107 млрд. евро), то привилегированный кредитор – Goldman Sach – отказался проводить реструктуризацию греческого долга (т.е. долг перед американским инвестбанком не подлежит списанию). Таким образом, 5-миллиардные заимствования Греции будут выплачены банку Goldman Sachs в полном объеме. Как заявил один из трейдеров Wall Street, А. Растани, в канун назначения Пападемоса премьер-министром Греции – «в действительности мы не заинтересованы в стабильной экономике, в стабилизации ситуации, наша работа – это извлечение прибыли… Лично я мечтал об этом моменте три года. Каждую ночь, отправляясь в кровать, я мечтал о новой рецессии… Когда рынок рухнул… если вы знаете, что делать, если у вас есть правильный план, вы сделаете на этом кучу денег».
 
Очевидно, что тот самый «правильный план» с целями, коренным образом отличающимися от публично декларируемых, и был «имплементирован». Например, с одной стороны, была декларирована задача уменьшения суммы греческого долга до 124% от ВВП к 2020 г., с другой стороны, в 2012 г. долг составил 156%, в 2013 г. он составит не менее 175%, к 2014 г. – не менее 190 % от ВВП страны. Растани акцентирует внимание, что «было бы неправильно думать, что правительства решают что-то, правительства не правят миром. Goldman Sachs правит миром». Так применительно к Греции Goldman Sachs выкачивает остатки активов государства как бесконечную контрибуцию, которую должна платить страна, проигравшая финансовую битву.
 
Наступление на государство в сфере управления и собственности продолжается. В качестве серьезных вызовов, с которыми вынуждены сталкиваться греческие банки (по сути, Греции не принадлежащие), МВФ указывает на юридическую слабость государства – мораторий на продажу с аукционов обеспеченных облигаций, верховенство прав государства над правами банков, недостаток человеческих и административных ресурсов. Риски, указывает МВФ, должны быть минимизированы посредством введения «профессионального управления» совместно с Европейским инвестиционным банком и Германским банком развития (Kreditanstalt für Wiederaufbau – KfW) при сокращении вмешательства правительства.
 
В 2010 году правительство Папандреу гарантировало международным кредиторам, что от приватизации госсобственности Греции удастся выручить не менее 50 млрд. евро, но, согласно расчетам экспертов, к 2016 г. удастся извлечь не более 9,5 млрд. Несмотря на то, что приватизируется буквально все – энергетический сектор, транспорт, побережье. Приватизируются даже налоговые службы, а университеты находятся в 49%-ой частной собственности, что противоречит конституции страны. Для обхождения закона, как сообщает в докладе 2013 г. Hellenic Republic Asset Development Fund (HRADF), осуществляющий приватизацию, было ликвидировано 69 законодательных актов, препятствующих приватизации и не позволяющих покупателям делать с тем, что куплено, все, что те захотят. HRADF управляется Советом директоров, состоящим из 6 членов, но при этом назначаются два контролера – по одному от Еврозоны и Европейской Комиссии. Совет директоров обладает «абсолютным верховенством в принятии решений по приватизации». Главным условием функционирования HRADF является то, что «возвращение любого приватизированного объекта государству не дозволяется». Поскольку за первые два года своей работы от приватизации HRADF удалось «выручить» 2 млрд. евро (1% от ВВП Греции), очевидно, что приватизация не является средством расплаты с международными кредиторами, а осуществляется сама по себе, в рамках сокрытого от глаз общественности плана по денационализации греческой экономики.
 
На самом деле Греция и ныне располагает богатыми природными ресурсами, развитым судоходством, огромным потенциалом для развития индустриального и сельскохозяйственного производства и туризма. Лидер Движения Независимых Граждан «Искра», греческий композитор Микис Теодоракис предлагает следующий план по спасению греческой экономики: «Мы предлагаем договориться о займе с Россией или с Китаем под более низкий процент. Более того, мы предлагаем уменьшить его количественно, за счет создания СП с российскими компаниями, вроде проекта нефтепровода Бургас-Александруполис с целью совместной эксплуатации богатств нашей страны. В наших недрах есть ценные полезные ископаемые, а на шельфе – доказанные месторождения нефти и газа. У нас множество портов, которые могут использоваться под разные нужды, включая и военно-ремонтные базы, как, например, на Сиросе, где и раньше останавливались для починки советские корабли. И самое главное – мы верим, что сближение русского и греческого народа даст нашей стране вздохнуть свободно, поскольку сегодня мы вынуждены склонять голову перед интересами и прихотями богатых стран Запада». «Газпром» проявил заинтересованность в покупке государственной части (65%) собственности газопровода и концерна DEPA*, однако, сделка не состоялась по причине, как указывалось «Газпромом», ненадежных гарантий со стороны государства и возможности наложения вето со стороны Брюсселя для «препятствования создания монопольного государственного концерна посреди Европы».
 
Таким образом, Греция попадает между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, еврочиновники угрожают снижением «помощи» в случае срыва плана приватизации, с другой – по сути, препятствуют приватизационным сделкам с «ненадлежащими» партнерами, прежде всего, с Россией, в корне подрывая возможность восстановления греческой экономики. Главным для евроталантических структур является, несмотря на все самые пагубные последствия для Греции и греческого народа, реализация собственного геостратегического плана. Его истинные цели приоткрывает бывший министр иностранных дел и вице-канцлер Германии Йошко Фишер, который в интервью итальянской газете «Corriere della Sera» выразил уверенность, что возможный выход Греции из зоны евро повлечет за собой провал интеграции балканских государств в Европейский Союз. По мнению Фишера, подобное развитие событий крайне нежелательно, так как открывает путь к господству на Балканах для России (которая воспользуется своими историческими и религиозными связями с греками, сербами, болгарами и румынами). Поэтому в июльском докладе МВФ подчеркивается особенное значение участия Греции в проекте Транс-Адриатического газопровода (ТАР) по экспорту натурального газа из Азербайджана в Европу через территорию Греции, Албании и Северной Италии. При правительстве Греции создана еще одна структура, «фонд развития» – Institution for Growth (IfG), который управляется «на коммерческой основе» и совместно с HRADF осуществляет проекты по приватизации. К середине 2014 года им вменяется в обязанность, при содействии с Европейским инвестиционным фондом и германским KfW, вновь запустить программу приватизации газового концерна DEPA. К осуществлению задуманного приступили безотлагательно: 3 августа 2013 г. греческая нефтегазовая компания Hellenic Petroleum одобрила приобретение госнефтекомпанией Азербайджана (ГНКАР) большей части акций оператора греческой газотранспортной системы – компании DESFA. На покупку DESFA претендовали российская группа «Синтез» и греко-чешская инвестиционная компания PPF-Terna, в июне 2013 года отказавшиеся от своих намерений. Управляющий совет Hellenic Petroleum сообщил, что окончательное решение со стороны этой компании будет принято на чрезвычайном собрании акционеров 2 сентября, после одобрения национальными и европейскими регулирующими инстанциями. Представители HRADF с большим удовлетворением приняли ГНКАР на греческом рынке «как очень серьезного и стратегического партнера, который внесет решающий вклад в развитие экономики страны».
 
В целом, за период кризиса 2008-2013 гг. объем экономики Греции сократился почти на 25%, что еще хуже показателей американской Великой Депрессии 1929 года. В этом году греческие власти ожидают спада ВВП страны на 4,5%.
 
Примечательно, что жесткие меры экономии не коснулись ни богатых слоев, ни застройщиков, ни банкиров, ни судовладельцев (Греция – третий в мире по величине судовладельческий оффшор). Основная тяжесть «реформ» легла на широкие слои населения – именно их вводят в крутое пике роста цен, налогов и безработицы. Так, например, безработица на апрель 2013 г. составила 27,2%, причем показатель заметно растет – в январе он составил 25,7%. Это значит, что 4,65 млн. человек – безработны или экономически неактивны. В 450 тыс. греческих семьях нет ни одного работающего человека. Из 2,6 млн. человек, работающих в госсекторе в 2009 г., были уволены 900 тыс. чел. Среди молодежи от 15 до 24 лет безработица составляет 60%, хотя по оценкам специалистов эта цифра не отражает реального состояния дел. Пособие по безработице сокращено в размере и предоставляется сугубо на адресной основе – сейчас его принимают всего 225 тыс. безработных. Греческий рабочий класс сведен на уровень фашистской оккупации во время Второй мировой войны. С 2009 года в Греции прошло 8 тыс. забастовок, включая всеобщие стачки. Однако правительство на уступки не шло, а парламент принимал все постановления «тройки», распродавая государство часть за частью. К 2015 году «тройка» требует увольнения из госсектора еще 150 тыс. служащих.
 
Но Запад требует от Греции не только экономических, но и политических уступок, в список входят пункты об отделении церкви от государства и обеспечение прав иммигрантов-иноверцев. Нынешнее положение в Греции таково, что она стоит на грани вооруженных столкновений (случаи применения оружия демонстрантами отмечаются все чаще), массового восстания и начала гражданской войны. Как оценивает бывший высокий греческий дипломат Леонидас Крисантопулос, «социальный взрыв неизбежен – вопрос только в том, когда он произойдет».
 
Так на фоне дальнейшей кредитной экспансии наднациональных финансовых структур страна не сможет расплатиться с долгами и выжить, даже распродав все свое имущество. Это значит, что греческая драма будет продолжена – при безответственном популизме, шантаже и угрозах против собственного населения со стороны местных политиков и ключевом влиянии на политическую и экономическую систему со стороны Goldman Sachs и других глобальных финансовых структур. Та же модель «кредитной накачки» и обрушения национальных экономик применяется и в других европейских странах, кризис идет с Юга на Север – это значит, что всей Европе в дальнейшем грозят фундаментальные потрясения.
 
Анна Филимонова,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

3 комментария: Греция: начало «цивилизованного» убийства страны

  • Владимир Агте говорит:

    В Греции реализована мечта наших либералов: гайдаровская экономика в действии. К сожалению, и в России этот этап не ушёл в прошлое окончательно: опять проталкиваются программы приватизации, которые сделают страну заложницей эгоизма частников. Особенно приватизация страшна на транспорте (РЖД, авиация, речной транспорт) и в отраслях, связанных с жизнеобеспечением крупных городов: ЖКХ, энергетика, снабжение продовольствием.
     
    Из-за разрушения транспортной инфраструктуры, роста цен на перевозки умирают и обезлюживают целые регионы и так не слишком густо заселённой России, что чревато распадом страны. Например, дальневосточные регионы уже сейчас экономически сильнее связаны с Китаем, Кореей, Японией, чем с европейской Россией; многие районы остались вообще без связи с «большой землёй» из-за ликвидации местных авиалиний, исчезновения речного транспорта (а дорог там не было и нет); даже небольшие населённые пункты, расположенные вдоль железных дорог, испытывают транспортные проблемы – из-за невыгодности сокращается сеть пригородных поездов (электричек). Про ЖКХ и говорить нечего: не заплатил – сиди без света, воды, тепла зимой (отключали же энергетики за долги воинскую часть РВСН (!), штаб Забайкальского военного округа). Да и вообще, если энергокомпании выгоднее гнать электроэнергию в Китай, например, то она может и вообще всех без электричества оставить: её цель – максимальная прибыль, а не обеспечение нужд людей. А в 1917 году из-за того, что частники ограничили поставки продовольствия из села в город и взвинтили цены на продукты, начались волнения во многих городах России, переросшие в Февральскую революцию. Похоже, сейчас мы с радостными воплями о вхождении в «цивилизованный рынок» прыгаем на те же грабли. Государство просто обязано обеспечивать выживание своих граждан в любой ситуации – это его функция. А всё, что сверх этого, может взять на себя частник: хочешь как в интермедии у Райкина «чёрный верх, белый низ» – пожалуйста; хочешь «белый верх, чёрный низ» – и это пожалуйста; хочешь как в «Брильянтовой руке» халатик непременно «перламутровыми пуговицами» – частник тебе и это сделает, поскольку не связан по рукам и ногам артикулами.
     
    Но государство обязано обеспечить основу для выживания населения – иначе оно не нужно.

  • Сергей К. говорит:

    Владимир, полностью с Вами согласен…

  • СергейС говорит:

    Фундаментальные потрясения и в прежние времена неоднократно потрясали Европу и не только. Конкуренция между людьми, группами людей, народами, странами была, есть и будет, извините за тривиальность. И побеждают те страны, в которых правительство компетентно. Уточнение более компетентно – не принимаю, или компетентно, или нет, другие варианты меня не устраивают, так как от этого зависит моё и моих детей, внуков, близких людей, сограждан – благополучие. И чтобы потом не восклицать – аяй нас грабят – давайте предъявлять самые высокие требования к руководству того государства, в котором мы живём. И как большая, сильная и порядочная страна будем помогать слабым. А наши потомки будут нами гордиться.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья