История, если говорить о ней как о науке, подобно другим наукам, должна, прежде всего, выявлять и изучать объективные законы, лежащие в основе тех или иных событий, которые являются следствием действия этих законов (соблюдения или нарушения их). Бессмысленно спорить, что все живое и неживое развивается циклически через определенные этапы, фазы и периоды. Не является в этом плане исключением и история. Человеческая история – это история цивилизации. Как наш разум, будучи результатом эволюции энергии (творца всего сущего) путём реакций от физической и химической ее форм, через биологические и зоологические процессы, является духовной ипостасью человека разумного («Гомо сапиенса»), выделяющей его из животного мира, так и идеология, будучи результатом эволюции разума в знания, выделяет уже варвара из среды дикарей. А политика, появившаяся в результате эволюции знаний в мудрость, является духовным критерием отличия цивилизованного человека от варвара. Не случайно существует понятие мудрая политика.
 

 
Термин «идеология» первоначально был введён во Франции в конце 18 века Антуаном Дестютом де Траси, который вместе с Этьеном де Кондильяком пытался создать науку об общих принципах формирования идей и основы человеческого знания. Эти мыслители пытались оказать влияние на политику, проводимую оказавшимся у власти Наполеоном, который счёл, что они пытаются заменить политическую реальность абстрактными утверждениями, и негативно отнёсся к выдвинутым предложениям. С его лёгкой руки слово «идеология» приобрело уничижительный смысл, который закрепился за ним вплоть до настоящего времени. Но как раз отсутствие чёткой идеологии, отвечающей реалиям нового времени и погубило Наполеона, несмотря на его полководческую гениальность, наиболее передовую мобилизационную армию, политическую систему и мощную европейскую экономику. Несмотря на более позднее появление самого термина «идеология», она предшествовала политике, так как изначально формировалась конкретными народами.
 

Идеология на практике – это комплекс моральных норм, характеризующих отношения между представителями различных классов и социальных слоёв общества, а политика то же самое, плюс отношения между властью и обществом в целом (внутренняя политика), а также между различными обществами, представленными властями других государств (внешняя политика). Появившись в результате экстремальных условий выживания человека, разум сформировал из животных инстинктов (грехов) противоположные им моральные принципы добродетели или праведности (заповеди), которые стали в цивилизованном обществе моральными нормами поведения, несколько отличными от принципов. Так в гордости (и во всём комплексе глорических чувств), в которую преобразуется гордыня, смирение занимает лишь свою половину. Агрессивная жестокость и ответная реакция на нее воспитывает доблесть и отвагу (и весь комплекс акизитивных чувств), что отнюдь не предполагает кротости и милосердия. Элементы тщеславия (алчности), наряду со скромностью (не стяжанием), присутствуют в амбициозной славе, а зависти (эгоизма) – в беспристрастности (синоним справедливости), которая не является синонимом альтруизма. Трудовая деятельность и отношение к труду формирует чувство достоинства (и весь комплекс практических чувств), где трудолюбие является лишь одной из составляющих частей, как и отказ от недостойной работы. Удовлетворение потребности в пище привело к появлению чувства совести, которое отнюдь не требует воздержания, а представляет возможности рационального отношения не только к питанию, являясь регулятором всего комплекса гедонистических (для удовольствия) чувств. Решение дилеммы распущенности (из звериного полового инстинкта) и целомудрия привели к появлению чувства чести (порядочности), руководствуясь которой человек решает вопросы нравственности и коммуникабельности на пути самоудовлетворения, и не только либидо (сексуальности), подавления которого это чувство не требует.
 
Эти моральные нормы формируются для конкретного человека именно в такой определённой последовательности по мере накопления опыта и знаний, что изначально связано с возрастными периодами, отражающими природно-биологическую сущность человека. На возрастной фактор обратил внимание испанский мыслитель Ортега-и-Гассет при разработке так называемого метода поколений, каждое из которых, по его мнению, является единицей глобальных исторических перемен. Конкретизируя этот метод, Петр Дейниченко, пишет: «Каждый человек рождается и воспитывается в определенных исторических условиях, усваивает вместе со своими сверстниками одни и те же идеи и верования. Естественная смена поколений ведет к «обновлению чувства жизни», к возникновению новых верований. Старшее поколение передает молодежи определенный «стиль жизни», однако новое поколение, столкнувшись с изменившимися обстоятельствами, видит мир иначе и стремится утвердиться в своем мироощущении, отделяя себя от старшего поколения посредством моды или политических убеждений (которые тоже могут быть предметом моды)».
 
И здесь уже речь идёт о разных формах политики и идеологии, которые берут своё начало в тех же моральных нормах. Гордость лежит в основе древнейшей формы идеологии – патриотизма, основанном на любви и преданности к авторитетной личности и сегодня проявляется у конкретного человека в детском возрасте по отношению к родителю (первоначально к матери как отголосок матриархата). Отроческие доблесть и отвага – в основе этатизма (от франц. etat – государство), в которое с появлением государства переросло чувство преданности семье, как первичной ячейке общества. Амбициозность присуща имперской идеологии, далеко выходящей за рамки государства с его появлением, и не возможна без чувства юношеской любви, положившей начало формированию общины. Чувство справедливости свойственно либерализму и молодости (либерализм проявился в разложении родовой общины и формировании соседской). Характеризующее средний возраст достоинство – основа демократии, нашедшей отражение в племенном устройстве общества, совесть людей старшего возраста – социальной защиты (социализма), появившейся с выходом на историческую арену первых государств (в рамках которых это и стало возможным). Окончательно формирующееся в старости понятие чести лежит в основе идеологии построения коммуникабельного общечеловеческого общества (глобализм, коммунизм), обеспечивающей в первую очередь достойную старость, но пока существующей только гипотетически, так как предполагает приоритет надгосударственных международных структур над государственными.
 
Так как мораль – это изначально порождение биологической эволюции, то и берущие от неё свои начала идеология и политика также можно представить как биологический феномен. Ведь каждая форма идеологии отражает один из этапов биологического (жизненного) пути, а именно: рождение, становление (укрепления), расцвет (рост), активность (обустройство), преобразований (надлома), стагнации (инертность) и упадок (коллапс). Это подтверждает и насаждение (доминирование) каждого конкретного вида идеологии или политики путём подавления и переподчинения себе всех остальных видов идеологии и политических организаций (систем), что свойственно животным инстинктам. А применение при этом двойных стандартов – это уже изобретение чисто человеческое, но вытекающее из той, же его животной сущности.
 
Продолжительность каждого из возрастных периодов человека определяется в 10-14 лет (у одних детство заканчивается в 9 лет, а у других только после 12), что обусловлено средней продолжительностью человеческой жизни в среднем 78-80 лет. Поэтому, есть основания уточнить 12 годами смену поколений и, соответственно, «облика жизни», которые сам Ортега-и-Гассет считал в «каждые пятнадцать лет». Возрастной фактор проявляется в изменении через каждые 10-12 лет поведения не только людей, но и созданных ими государств, что и наблюдается в изменениях государственной политики и смене политических элит за эти периоды, которые можно назвать первичными политическими этапами.
 
Хотя политический аспект отодвигает на второй и третий план биологические и этнические составляющие человека и общества, не говоря уже о природно-космическом плане, которые могут служить только косвенным внешними толчками. Но начало политических этапов можно заподозрить в 11,2-х летних циклах солнечной активности Швабе, совокупность которых даёт 78-80 летние политические периоды (назовём их так для отличия от этапов), соответствующие вековому циклу высокой солнечной активности. А вот 22,4-х летние циклы изменения магнитной полярности солнечных пятен согласно «закону Хейла» (спаренные 11,2-х летние циклы Андерсона) могут являться такими толчками для первичных этнических циклов. Не случайно, именно в каждом из этих циклов имеет место заметная регулярная корректировка учебников истории, отражающая политические и идеологические изменения. Смена политических периодов (назовём их так для отличия от этапов) связана не только с уходом из жизни прежнего поколения, но и с полуторавековыми стадиями этногенеза Л.Н. Гумилёва, образованными первичными 22,4-х летними этническими циклами, природные аналоги которых можно усмотреть в аналогичных по времени циклах особо высокой солнечной активности, исследуемых агентством NASA, в частности, Дэниелем Бейкером.
 
Процесс этногенеза, как любой энергетический процесс, подчиняется второму закону термодинамики или энтропии (постепенному угасанию в ходе преодоления сопротивления среды). Это и наблюдается в различных стадиях этногенеза, вполне сравнимых со сменой разных форм идеологии в масштабе всего народа, общая продолжительность которого, если не брать в расчёт уже не влияющую на него мемориальную стадию, составляет около 1100 лет (по Л.Н. Гумилеву). Это время совпадает с продолжительностью конкретной общечеловеческой эпохи, или общественно-экономической формации, при условии разделения рабовладельческой формации на три, что находит отражение в деление истории на Древнейшую (рабовладельческая семейная), Древнюю (рабовладельческие государства Востока), Античную (рабовладельческую греко-римскую в имперском мировом масштабе), Средних веков (феодализм) и Новую (капиталистическую).
 
Это те же общества теории миросистемного анализа И. Валлерстайна (мини-системы – мир-империи – мир-экономики – мир-системы), волны Элвина Тоффлера, модели «культур» в 1-1,5 тысячи лет О. Шпенглера, культурно-исторических типы Н.Я. Данилевского. При этом, Н.Я. Данилевский высказал мысль, что все его культурно-исторические типы, как и составляющие их народы, подобно любым биологическим системам, «нарождаются, достигают различных степеней развития, стареют, дряхлеют и умирают». Отсюда логично напрашивается отождествление смены конкретного эпохи мировой истории (формации, волны, модели культур и т.д.) с последовательным уходом с исторической сцены в ходе своего этногенеза выполнивших свою историческую миссию народов, которых условно можно называть хамитами, семитами, арийцами и европейцами.
 
В таком случае смену формаций можно представить, как смену созданных разными народами идеологических эпох, на что впервые обратил внимание К. Маркс в «Капитале», правда, признавая базисной её экономическую часть. И действительно, утрировано можно сказать, что патриотизм, без которого немыслимо появление любой социальной организации, нашёл полное воплощение с III тысячелетия до н.э. (если не раньше) в хамитском Древнейшем Египте по отношению к фараонам. Древняя история Ближнего и Среднего Востока II тысячелетия до н.э. – это время авторитарных семитских царей, воплотивших в жизнь в мировом масштабе идеи этатизма, когда интересы государства ставятся на первое место. Арии (персы и греки, а затем римляне) к рубежу новой эры распространили цивилизацию в имперской её форме на основную часть Евразийского континента. Это империя А. Македонского, Персидская и Римская империи. История средних веков – это история утверждения феодальных либеральных отношений сменившими ариев европейцами. Триумфальное шествие капитализма и демократии уже по всей планете началось с революции в конце ХVІІ века в Англии, а получило продолжение в революционной войне в Америке (больше известной как война за независимость США 1775-1783 гг.) и в Великой буржуазной революции во Франции в конце ХVІІІ века. Не случайно, термин демократия в его современном смысле стал употребляться в то же самое время, что и термин революция.
 
В ходе французской революции появился и термин «нация» как некая новая общность людей для замены утраченного «подданства французской короны» (понятия народ). Статья 3 «Декларации прав человека и гражданина» (1789 г.) гла¬сила: «Источник суверенитета зиждется по существу в нации. Никакая корпорация, ни один индивид не могут располагать властью, которая не исходит явно из этого источника». Николай Баранов пишет: «Согласно представлениям французских революционеров, нация строится на свободном самоопределении индивида и общества и единстве гражданской политической культуры, а не на культурно-исторических или тем более кровных узах».
 
Именно нации, в которые трансформируется народ или его часть, вершат историю. Как справедливо заметил Пётр Столыпин, «народ, не имеющий национального самосознания – навоз, на котором произрастают другие народы». Это доказывается всем ходом истории, где на место исчезающих народов и наций приходят новые, зачастую путём революций и войн, если ранее существующее государство не в состоянии приспособиться к изменившимся реалиям. Но ни одна революция, ни одна война пока не уничтожила государство как институт. Не случайно современная Европа, Россия, да и мир в целом (за редким исключением), ищет пути своего дальнейшего прогресса именно через объединение государств, синонимом которых сегодня в международном праве являются нации. Только через них, под давлением различных обстоятельств конкретные государства и человечество в целом сегодня способно менять свою идеологию. В этом убеждает и безуспешная попытка построения бесклассового общества будущего (коммунизма), опять-таки в отдельно взятой стране после неудачи так называемой «мировой революции», пусть даже перманентной.
 
Практика показала, что невозможно искусственно перепрыгнуть из прошлого в будущее, минуя настоящее, а кроме того, выяснилось, что между ними, вероятно, лежит ещё одна целая формация, названная классиками марксизма-ленинизма социалистической. Показателем игнорирования демократических идеологических принципов (если не считать советский принцип демократического централизма) и объективных процессов этногенеза является не долгая история искусственно (субъективно) созданного советского народа, призванного подменить, прежде всего, рождающуюся русскую (российскую) нацию. Поэтому и под идеологией будущего сегодня понимают необходимость интеграции достигших современного уровня цивилизации государств, а на место коммунизма и анархизма приходит глобализм, который зачастую отождествляют с американизмом.
 
Сегодня лидерство в глобальном масштабе действительно принадлежит США, являющихся олицетворением классического капитализма. Но правильнее говорить о США как об одном из лидеров, ставшим таковым только после окончания 2-й мировой войны, сменив Англию. И нельзя утверждать, что таковым они останутся в отдалённой перспективе. И связано это с действием полуторавековых военно-политических гегемонистских циклов Джошуа Голдстайна, в результате чего происходит регулярная смена мировых лидеров за это время. И представлены эти циклы парой гегемонов (основным и потенциальным или конкурирующим), один из которых (основной) и создаёт конкретную стадию эпохи, являющуюся первичным эпохальным циклом. Несмотря на то, что она совпадают по продолжительности со стадиями этногенеза, в её основе лежат экономические законы. Это волны Кондратьева длительностью в 40-60 (в среднем около 50) лет. Александр Фисун обратил внимание, что «первая кондратьевская волна (К-1) отражает постепенный подъем державы-гегемона в условиях острого экономического и военно-политического соперничества множества игроков, вторая волна (К-2) связана с собственно установлением и зрелостью гегемонии после победы…, третья волна (К-3) является периодом постгегемонии (заката или “осени”), когда рядом появляются новые мощные соперники и конкуренты, а сам гегемон превращается в одну из нескольких “великих держав”». Только благодаря экономическим причинам народ превращается в нацию.
 
Ф. Бродель в ходе своих исследованиях отодвигает начало отсчёта волн Кондратьева на пару столетий назад к концу 16 в., когда начался очередной цикл особо высокой солнечной активности, предшествующий двум последним. Американские учёные Дж. Модельски и У. Томпсон связали появление долгосрочных экономических циклов с формированием рыночной экономики в Х веке. Вообще-то воспроизводящая экономика, которую также можно с натяжкой считать рыночной, появилась уже в 6-м тысячелетии до н.э., что логично связать с началом на планете процессов этногенеза (к этому времени учёные относят появление известных рас и языковых семей). Но полноценная рыночная экономика в современном её понимании появилась вместе с цивилизацией к началу3 тысячелетия до н.э., а поэтому можно утверждать о 93-х волнах Кондратьева, которые прекрасно вписываются в 31 гегемонистский полуторавековой цикл Дж. Голдстайна, пройденный цивилизацией до 1947 года. Это позволяет говорить о нациях, создающих определённые первичные циклы (стадии) эпох (формаций) цивилизации как в прошлом, так и в будущем. Причём, каждый из этих гегемонистских циклов является характеристикой определённого этапа жизнедеятельности конкретной формации.
 
Смена каждой формации происходит при достижении человеческим обществом определенной величины массы цивилизации, отражающей «количественный рост экономического потенциала общества, который в определенный момент автоматически… переходит в новое качество, в новую формацию». И как убедительно показывают цифры В.Д. Молостова, масса цивилизации в большей степени зависит в первую очередь от величины капитала (массы сферы потребления и производства), в основе которого лежит интенсивность эксплуатации труда, а уже во вторую очередь – от массы народонаселения и массы потребления сырья. Таким образом, говорить о цивилизации можно только для распорядителей, основной массы капитала. Только аккумулированный ими капитал способен создать новую формацию. А распоряжаются капиталом конкретные люди, которые берут в свои руки власть и становятся олигархами. Это создаёт иллюзию существования некого мирового капитала и правительства, посредством которого якобы вершится и пишется мировая история. На самом деле, капитал может быть только национальным. Становясь таковым, он создаёт государство, которое при соответствии объективному ходу истории и соблюдении определённых условий распространяет на весь мир свою идеологию, которая становится новой формацией, а точнее, одной из её стадий. Если таких условий нет у данного народа, то капитал легко меняет свою национальную опору и даже этническое лицо, принимая активное участие в формировании новой нации (государства), которая приносит ему больше прибыли, чем и обусловлен её выход на мировую арену. В этом проявляется субъективизм (искусственность) наций, на что обратил внимание ведущий специалист в этой области Андерсон Бенедикт, назвавший её «воображаемым сообществом».
 
Общественно-экономическую сущность конкретной нации, отодвигающей на задний план её этническую принадлежность, определяют в разных периодах развития государства разные виды (формы) олигархии. Олигархов в любом обществе и во все времена можно пересчитать по пальцам, подобно тому, как процент первых «Гомо сапиенсов» в общей массе человекообразных был ничтожным. На то они и олигархи, то есть избранное (не всегда на выборах, а тем более, честных), не многие. Их знают по фамилиям именам и отчествам, так как они всегда в центре внимания, независимо от их желания. Представительство цивилизованных в узком смысле этого слова людей (а под ними понимаются только те, кто придерживается общечеловеческой идеологии, господствующей в данный момент) в начале любой идеологической эпохи (формации) составляет подавляющее меньшинство. А вот возвыситься над обществом и вершить историю нации, а при совпадении их интересов с очередным циклом конкретной формации, и общечеловеческую, позволяют олигархам определённые моральные нормы и соответствующие им формы идеологии, востребованные для решения конкретных задач в данном конкретном периоде развития государства и на данном конкретном историческом цикле (стадии) формации.
 
Человечество в целом проходит тот же исторический путь, что до него уже прошли и проходят государства, что и проявляется в смене общественно-экономических формаций. И показателем этой смены являются разные формы государственного правления (власти), свойственные как разным периодам развития конкретного государства, так и разным эпохам цивилизации в целом. И создают их разные господствующие виды олигархии. На этапе образования государства (нации) – ведущая роль принадлежит появившейся ещё на племенном уровне аристократам (родовой олигархии) с её идеологией патриотизма, распространённой на государство («государство – это я», как сказал Людовик ХVI). Потому за этот период мы имеем историю не столько самих государств и составляющих его обществ, сколько правящих династий, первые представители которых стали со временем легендарными героями и богами. Легенды и сказания о них предавались устно из поколения в поколение. Кровная принадлежность к правящему клану и является в эту патриотическую эпоху критерием принадлежности к олигархии, представленной аристократами. С их врагами и идёт беспощадная борьба как внутри страны, так и за её пределами. А строй, представленный в этой формации резонно назвать семейно-родовым (клановым) аристократическим рабовладением или рабовладельческой формацией-1. Ей присуща деспотичная форма власти, характеризующаяся своевластный вождизм (произвол), которая стала отмирать вместе с формацией к началу II тысячелетия до н.э. А оставшиеся после неё «Царские списки» фараонов Египта (ХХV в. до н.э.) и «Шумерский царский список» (XXI в. до н. э.) оказались не востребованными с уходом этих династий в небытие.
 
А вот в появившихся после этого надписях на стелах, сооруженных в честь побед или достижений тех или иных правителей, находят отражение важные события в жизни государств Древнего Востока, где семейно-родовая монархия уступает место сословно-государственному тоталитаризму, с чётко выраженной вертикалью власти (централизацией). Эта форма власти характерна в цикле укрепления государства (этатизма) для должностной олигархии – тимократии, (под которой ещё Платон подразумевал власть гордых и честолюбивых воинов, а на современном языке – силовых структур, по-испански – хунта), служившей до этого у аристократов. Это перевоплощение позже (в цикле этатизма уже следующей античной формации) у древних греков получило название тирании. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия трактует тиранию как форму государственной власти в древнегреческих полисах, установленную насильственным путем и основанную на единоличном правлении. Здесь она «возникла в 7-6 вв. до н. э. в процессе борьбы между родовой знатью и демосом. Реформы тиранов были направлены на улучшение положения демоса, развитие ремесла и торговли». Тирания характеризует государственно-сословную этатическую рабовладельческую формацию-2. По традиции тиранией сегодня называют некоторые единичные режимы, но общественно-экономической базы для них уже нет. Это уже история государств, независимо от правящей династии, принадлежность к которой теперь не является обязательным условием, чтобы стать олигархом. Основным условием является лишь встраиваемость в существующую государственную вертикаль. Что ждёт тех, кто не выстроится, включая и аристократов, умолчим. Классическими рецидивами этой формы власти являются диктатура Франко в Испании, «чёрных полковников» в Греции, Пиночета в Чили.
 
Земные порядки тирании были спроецированы на небо, где появился верховный бог, возвышающийся над остальными. У семитов – это Ваал (а египтяне Нового царства попытались в ХІV в. до н.э. даже ввести монотеизм в лице Атона). Ведёт себя Ваал соответственно земной власти, за что уже в античной истории, начавшейся в первой половине 1-го тысячелетия до н.э., был переведен в разряд демонов ариями, перенявшими у семитов пальму первенства. Они ввели известные всему миру языческие пантеоны, включая в него и богов покорённых народов, что полностью соответствовало имперской идеологии, которую арии реализовали в невиданных до тех пор масштабах. Этому способствовало появление в государствах этой формации передаваемой по наследству, что сняло проблему борьбы за власть, абсолютной (авторитарной) монархии, ставшей теперь частью государственной структуры. А масштаб завоеваний этими государствами был обеспечен нажившимися ещё при этатизме имущественными финансово-денежными воротилами – плутократами («денежными мешками»), которые и составили новую олигархию в цикле наивысшего могущества (роста, расцвета). Они претворяют в жизнь идеи империализма, а точнее имперской рабовладельческой формации -3, широко распространённая до середины I тысячелетия уже новой эры. Отголосками этой формы власти сегодня встречается как реликты прошлого не только в Катаре и Брунее, но и в теократическом варианте – в Саудовской Аравии и Ватикане.
 
С возвышением Византийской империи и образованием средневековых варварских государств Европы в мир приходит либерализм и методы открытой политической борьбы, которая ограничивает действие монархии законодательным собранием (парламентом). Первоначально это была дуалистическая монархия, где роль парламента ничтожна, а позже – конституционная. И сделали это партийные функционеры – партократы, появившиеся благодаря капиталам плутократов и выражавшие до этого их интересы. Основной движущей силой партократической олигархии стало рыцарство с его кодексом чести и гонимое ранее христианство с его общечеловеческими моральными ценностями. Войны римских пап с императорами «Священной Римской империи» закончилась первым разделением власти на духовную и светскую. Это дало толчок началу атеизма, первоначально в виде алхимии и различных сект. Ответной реакцией церкви стала охота на ведьм. Атеизм, в свою очередь, стимулировал дальнейшее разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную.
 
Торжество демократии в мировом масштабе началось с буржуазных революций. Хотя смена власти в отдельных странах до сих пор выливается в революции, но в последнее время, всё больше в опереточные «цветные». Только в том случае, если обанкротившаяся (пришедшая к своему логическому концу) элита пытается силой удержать ускользающую из её рук власть, проливается кровь. Революции, как известно, задумывают гении, осуществляют герои, а плодами их пользуются негодяи. Этими «негодяями», а заодно и господствующей формой мировой олигархии, являются вышедшие их недр партократии на этапе преобразований (надлома) бюрократия (власть чиновников). Лучшей формой для власти бюрократов служит республика с сильной президентской властью, обеспечивающей современные формы представительной демократии. В идеале – это демархия, форма народного волеизъявления, когда случайно выбранные граждане принимают политические решения от имени всего населения, что позволяет проводить аналогию с присяжными. Но на практике демократия выливается в демократуру – политический режим, в котором совмещаются черты демократии и диктатуры, что даёт возможность ненаказуемого игнорирования или нарушения интересов большинства или значительной части граждан.
 
Новая эпоха сохранила родимые пятна прошлых эпох, а именно стремление к власти (от аристократов), строгую иерархичность (от тимократов), финансовые интересы (от плутократов), борьбу с конкурентами при гарантиях определённых свобод и прав личности (от либералов). А вот существенным отличием буржуазной демократии от остальных эпох является признание роли конкурентной борьбы за власть в условиях выборов. Только в этом смысле надо понимать демократию как «власть народа» (в современных переводах также как «многовластие» или «власть многих»). При этом кардинально меняется тактика борьбы за власть. На место открытого кровавого противостояния приходят интриги, которые поэтому очень часто и приписывают масонам, появившимся в недрах Английской революции, в которой они приняли непосредственное участие, о чём писал Л. Замойский. В условиях отсутствия ещё только нарождающейся партийной системы в современном её понимании, масоны были организованы по примеру рыцарских орденов, что нашло отражение не только в будущих партиях. Но победу им обеспечило подчинение и влияние на оказавшихся над партиями бюрократов, служащих действующему закону, провозглашённому новым богом, куда эффективнее партийных функционеров на стадии демократии.
 
Но роль масонов в современной мировой истории сильно демонизирована и преувеличена, в чём немалая «заслуга» их ярых противников. Не масоны развязали Семилетнюю войну 1756-1763 гг., которую У. Черчилль назвал первой мировой, подходящей под это определение, как по масштабам военных действий, так и по значимости для мировой истории. Она знаменовала конец эпохи либерализма. Более того, эта война расколола масонов по национальному признаку. Именно после неё Франция вынуждена была уступить Англии свои американские колонии, которые вошли в состав США, образовавшиеся в результате войны за независимость 1775-1783 гг., в которой американские масоны, независимые благодаря Б. Франклину от Англии, сыграли важную роль, положив конец господству Лондона на американском континенте. Декларация независимости Соединённых штатов, объявленная на конгрессе колоний в Филадельфии в 1776 году, была составлена при участии масонов Томаса Джефферсона (впоследствии президент в США) и Бенджамина Франклина. Именно в США впервые в мире появляется в 1789 г. новая форма правления – институт президентства (первым президентом в мире стал Дж. Вашингтон, член одной из масонских лож с 4 мая 1752 года). Эта более мобильная форма власти, привнесённая из Франции, где так называлась должность руководителя парламента (одним из таких президентов парламента г. Бордо был упоминаемый выше Шарль Монтескье), сменила монархию, ставшую анахронизмом. Именно США создают самую мощную бюрократию, равной которой нет больше нигде в мире.
 
С этого времени бюрократическую (демократическую) систему и президентскую форму правления переняла сначала Западная Европа, а за ней и весь мир, включая и современную Россию. Именно поэтому большинство государств мира являются президентскими республиками. С принципами демократии вынуждены теперь считаться все государства, хотят они того или нет. И хотя «Декларация прав человека и гражданина», как и Конституция Франции 1791 г., была составлена под влиянием масонских идей, но в дальнейшей истории Франции, как и других государств, их роль уходит на второй план, пока совсем не сходит на нет. И в расшатывании монархий в других регионах Европы, главную роль уже играли разные карбонарии, республиканцы и революционеры, включая русских декабристов, которым стали тесны масонские ложи.
 
Ликвидацию монархического строя в мировом масштабе уже с начала ХХ в. (в ходе первой мировой войны) осуществила мощная армия их наследников, объединённых в различные партии, называвшие себя демократами (либерал-демократы, конституционные демократы, национал-демократы, христианские и прочие) и социалистами (социал-демократы, социалисты-революционеры, национал-социалисты и др.). Они уже не знали, кто такие масоны, а те, кто знали, смотрели на них мягко говоря свысока. Только с позиций утверждения принципов демократии (капитализма) можно объяснить итоги обеих мировых войн, не случайно проигранных теми странами, чьи режимы стали анахронизмами прошлого. Разваливаются не отвечающие требованиям эпохи колониальные и, возможно, опережающие своё время, социалистические системы (включая и сам Советский Союз), а ближневосточные страны переживают «арабскую весну».
 
Под давлением этих требований Европа (зона евро) жертвует частично даже национальными суверенитетами, создавая Евросоюз. При этом формой власти она выбирает Европарламент при одновременном сохранении президентских форм. Эта прообраз смешанной (президентско-парламентской) формы республики, характерной на этапе социальной защиты или стагнации (упадка), к которой страны этого союза продвинулись дальше других, для номенклатуры, которая также является разновидностью олигархии. Это власть снобов, избранных независимо от их социального происхождения и финансового достатка, которые на этом этапе начинают играть первую скрипку. В идеале – это миротократия (когда руководящие посты занимают наиболее способные люди, независимо от их происхождения), но на практике она может превращаться в клептократию (буквально «власть воров», политический режим, контролируемый мошенниками, использующими преимущества власти для увеличения личного богатства и политического влияния, с помощью расхищения государственных средств).
 
И только парламентская республика позволяет в полной мере соблюдать принцип народного представительства во власти, то есть комфортное существование самых низших слоев общества (охлоса) на этапе глобальных перемен или коллапса. Охлос (низы общества, толпа, чернь) является такой же неотъемлемой частью олигархии при определённых условиях, как и другие её формы. Понятно пренебрежительное отношение древнегреческой аристократической интеллигенции к охлосу – эксплуатируемым, хотя и свободным слоям общества (не путать с «демосом» – свободными гражданами, пользующимися услугами рабов). Но откуда такое отношение у современных философов и историков, которые сами зачастую принадлежат к этой категории граждан? Пренебрежительно относиться к охлосу не следует по нескольким причинам. Во-первых, это опасно, что не раз было доказано выразителями их интересов, в том числе и большевиками. Во-вторых, все слои и классы, как и представляющие их олигархи, не с неба упали, а вышли изначально из того же охлоса. Именно он выдвигает кадры, соответствующие по своим моральным качествам решению тех или иных задач, стоящих перед государством в конкретной фазе и конкретного цикла формации. А формируются эти качества путём востребованности в определённых фазах и циклах развития общества определённых моральных норм (чувств) и подавления других (совершенно разных на разных этапах его развития). Так и появляется олигархия, которая поэтому разная в разных фазах развития государства. История олигархии в целом, это в некоторой степени та же история охлоса, являющегося «альма-матер» всех олигархов. И, в-третьих, как показывает практика, никто из олигархов не застрахован от возвращения обратно в категорию охлоса (в русском языке эта аксиома нашла отражение в поговорке: «от сумы и от тюрьмы не зарекайся»). Именно охлос обеспечивает целостность исторического процесса любого из государств, а через них и человечества в целом.
 
Каждый вид олигархии, вставший у руля власти, пишет национальную и мировую историю со своих позиций. Ведь история используется в качестве идеологического оружия в борьбе конкретного вида олигархии как внутри страны (за власть), так и на международной арене для реализации своих политических амбиций. Сменой различных видов олигархии и вызвано постоянное переписывание истории конкретного государства каждые 78-80 лет. Ещё более глобальные изменения, а фактически рождение нового государства, мы имеем каждые 550 лет, что связано с процессами этногенеза. Это касается всех государств, в том числе и России. Современная Российская Федерация является преемницей Русского централизованного государства (России), образование которого имело место в середине ХV в. (эта дата, в общем-то, никем и не оспаривается, а только уточняется). Тогда-то и происходит формирование (начало этногенеза) как самостоятельных народов русских (великорусов или великороссов), украинцев (малороссов) и белорусов (русин-литвинов Великого княжества Литовского). Об этом свидетельствует появление русского, украинского и белорусского языков именно в ХV веке. А вот одним из политических предшественников Русского централизованного государства была созданная в конце IХ в. Киевская Русь. В экономическом плане Русь представляла собой торгово-военную организацию, аналогичную родонитам, но являющуюся их конкурентом в мировой торговле. А в этническом плане русы (русины) представляли собой в значительной степени славянизировавшихся (Википедия называет их восточными славянами) изначально галльских рутенов, упоминаемых Саксоном Грамматиком, и германских ругов (рогов), с которыми их и отождествляют средневековые летописцы.
 
Но с каких бы идеологических позиций не писалась история, следует помнить, что, однажды появившись, любая форма идеологии уже не может быть уничтожена. Она уступает место другой форме, но остаётся в исторической памяти цивилизации и используется в политике. На этом фоне общечеловеческая история теряет свою национальную сущность, что не умаляет роль конкретных народов и наций. Многообразие государств, находящихся на разных ступенях развития, а потому имеющих разную олигархию и форму власти, а соответственно, и разную идеологию, исключает создание общей (единственно истинной) для всего человечества идеологии. Вот почему любому обществу ради собственного благополучия и безопасности необходимо считаться с одинаково достойными уважения гордостью патриота, отвагой государственника, доблестью империалиста, беспристрастностью либерала, достоинством демократа, совестью социалиста и честью коммуниста (глобалиста).
 
Вадим Ануфриев, публицист
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

25 комментариев: Механика истории: идеологические и политические аспекты

  • Olga говорит:

    Занятно. Вопрос к автору: знакомы ли вы с трудами Франкфуртской школы социологии – Г.Маркузе, М.Хоркхаймера, Т.Адорно? Сейчас вы озвучили ровно их взгляд на историю…

    • Вадим Ануфриев говорит:

      Социология, как и другие науки, здесь отодвинуты на второй план. Главное нащупать механизм действия объективных законов относительно истории

  • Olga говорит:

    То есть вы утверждаете, что, описывая механизмы смены периодов во всемирной истории, не пользовались фактически ничем “из предшественников”, исключая Ортегу-и-Гассета, опираясь лишь на собственные наблюдения и интуицию? Но почему-то все это выражено в духе психоанализа, оправдания “гениев революции”, что явно отсылает к работам теоретиков Франкфуртской школы социологии, строивших свои теории на основе неофрейдизма и неомарксизма… Среди них было и немало известных философов (Г.Маркузе), теоретиков музыки (Т.Адорно). Главное, что все свои теории эти социологи воплощали в конкретную жизнь, в чем им помогали мощное финансирование их наработок и совместная работа с другими глобалистскими “мозговыми центрами” – Тавистокским Ин-том Минобороны Великобритании, Стэнфордом, РЭНД-корпорэйшнен, Беркмановским “центром твиттерных революций” (последний называли организатором “арабской весны”). Теории “тоталитарного общества”, “толпо-элитарной модели общества”, отголоски которых явно слышны в вашей работе,возникли в недрах Франкфуртской школы социологии. Более того, работая на деньги крупнейших банков мира, эта школа пошагово разработала дорогу к “толпо-элитарной модели общества”, в которой все гражданские, человеческие права передаются в руки банкиров, т.е. “элиты”, а людям “толпы” не остается фактически ничего, кроме права работать на финансовую олигархию. Сейчас эта модель построения общества постепенно внедряется в разных странах мира. Все это было написано и реализуется ради несменяемости власти финансовой буржуазии.

    • Вадим Ануфриев говорит:

      Не оправдание или обвинение кого-либо, а попытка объяснения человеческой эволюции через этнические, идеологические и политические процессы, являющиеся продолжением химической, физической и биологической эволюции мира (а значит и действующие по аналогичным объективным законам) – вот цель данной статьи. Это как раз и предполагает регулярную сменяемость “элит”, что исключает создание единой общемировой идеологии, и соответственно единого центра (правительства)

  • Liddy Groth говорит:

    >> …патриотизма, основанном на любви и преданности к авторитетной личности и сегодня проявляется у конкретного человека в детском возрасте по отношению к родителю (первоначально к матери как отголосок матриархата).
     
    Уважаемый Вадим Ануфриев! Термин матриархат как термин унилинейного эволюционизма (Морган, Энгельс) устарел, соответственно, устарело и рассмотрение проблем развития общества через «призму исторической преемственности материнско-правововой и отцовско-правовой организации, через стадиальное (историческое) соотношение матриархата и патриархата…» (Гиренко Н.М.). Поэтому Ваше утверждение, что любовь к матери порождена матриархатом, повисает в воздухе. Может быть, любовь к матери (также как и любовь к отцу) являются прирожденным человеку свойством с того времени, когда человек выделился из мира животных и стал человеком?
     
    >> …А вот одним из политических предшественников Русского централизованного государства была созданная в конце IХ в. Киевская Русь. В экономическом плане Русь представляла собой торгово-военную организацию, аналогичную родонитам, но являющуюся их конкурентом в мировой торговле.
     
    А в политическом отношении что собой, на Ваш взгляд, представляла Русь или Русская земля, а также летописные княжения, упоминаемые летописями? И что собой представляла, согласно Вашим взглядам, династия Рюриковичей?
     
    >> …А в этническом плане русы (русины) представляли собой в значительной степени славянизировавшихся (Википедия называет их восточными славянами) изначально галльских рутенов, упоминаемых Саксоном Грамматиком, и германских ругов (рогов), с которыми их и отождествляют средневековые летописцы.
     
    Таким образом, русский народ, согласно Вашему видению, произошел от смеси галльских рутенов и германских ругов, причем данная смесь в силу каких-то причин славянизировалась? А источники у Вас для таких выводов есть? И кого с кем отождествляют у Вас безымянные «средневековые летописцы»? Как я поняла, согласно Вашему представлению о динамике развития, все в Восточную Европу шло с запада. Но тогда возникает еще один вопрос: а в Восточной Европе кто-нибудь был до прихода туда славянизированной смеси галлов с германцами? Знакомы ли Вы с современными исследованиями, например, в области ДНК-генеалогии, согласно которым предки современных русских как носители гаплогруппы R1a осваивали Восточную Европу уже на рубеже III-II тыс. до н.э. и являются, таким образом, ее насельниками?
     
    В Вашей статье Вы, в сущности, строите свои выводы на схематично обрисованной западноевропейской истории, бросив косвенный взгляд и на историю Древнего Востока. А история Восточной Европы, на просторах которой с древнейших времен развивалась русская история, предстает у Вас белым пятном. Это – наследие западноевропейской историософии, возникшей еще в рамках готицизма и окончательно оформленной в эпоху Просвещения. Эта историософия полна утопий и уже давно устарела.

  • Игорь говорит:

    >> А в этническом плане русы (русины) представляли собой в значительной степени славянизировавшихся (Википедия называет их восточными славянами) изначально галльских рутенов, упоминаемых Саксоном Грамматиком, и германских ругов (рогов), с которыми их и отождествляют средневековые летописцы.
     
    Саксон Грамматик никаких именно галльских рутенов не упоминает, а упоминает почти с самого начала своей легендарной истории просто рутенов, которые у него являются одними из основных соперников данов на Балтике. Саксон писал по латыни, а по латыни Россия и будет называться Рутения. Что касается ругов, то, например, Иордан в своем перечислении племен обитающих в Скандинавии относит их к тем племенам, которые противопоставляются германцам. В именах правителей рутенов, которые упоминаются у того же Саксона, типа Траннона, Боя, Флакка ничего германского в общем-то нет, да и имена Дунайских королей ругов Флаккитея и Фелетея тоже мало похожи на германские.
     
    Что касается механики истории, то венцом политического развития общества, я так понимаю, является парламентская республика, что впрочем и подтверждается, допустим, на примере Швейцарии, в которой и наличествует эта самая парламентская республика, в которой и президент каждый год меняется.

    • Вадим Ануфриев говорит:

      Что касается парламентской республики, то можно вспомнить и Молдову. Насчёт венца можно поспорить. Но для общества не претендующего на многое – это самая удобная форма правления, которая служит только ступенью к глобальным переменам, в частности потере национального суверенитета

      • Игорь говорит:

        Национальному суверенитету той же Швейцарии в данном случае можно только позавидовать, так как даже гитлеровская Германия не посягнула на этот суверенитет. И вообще он остается незыблем с момента основания Швейцарской конфедерации в 1291 году, несмотря на всякие Гельветические республики. Что касается Молдовы, то да, форма правления заявлена как парламентская республика, но в списке стран, где отмечена реальная форма парламентского правления, она почему-то не отмечена. Тут наверное как с Российскими либеральными демократами, которые по названию одно, а в реале совершенно другое.

        • Вадим Ануфриев говорит:

          Парламентаризм и суверенитет Швейцарии гарантированы текущей эпохой (формацией). В другие, более суровые времена, он бы вряд ли выжил. Хотя тот же Гитлер, если бы Швейцария входила в сферу его интересов или выступала бы на стороне союзников, лишил бы её суверенитета за считанные часы. Но именно потому, что Германия Гитлера не соответствовала требованиям эпохи, она и проиграла войну.

          • Игорь говорит:

            Швейцарский союз и был создан в более суровые времена для отпора многочисленным захватчикам. При этом швейцарцы вполне успешно били Габсбургов, бургундцев Карла Смелого, а также имперцев Священной Римской империи в швабской войне. До сих пор именно швейцарские гвардейцы символически охраняют Ватикан.

    • Вадим Ануфриев говорит:

      Рутены — латинизм в русском и других европейских языках для обозначения разных европейских народов. Рутены (лат. ruteni) — кельтское племя в античной Галлии, жившее в современной южной Франции в окрестностях современного города Родез. Жителей города в современном французском языке называют Ruthénois. Рутены (лат. rutheni, rhuteni) — средневековый экзоэтноним, обозначавший восточных славян, населявших территорию Древней Руси, Галицко-Волынской Руси, Великого княжества Литовского, королевства Польского и впоследствии Речи Посполитой. После разделов Речи Посполитой данный этноним закрепился за православным и греко-католическим населением Австро-Венгерской империи. Название восходит к галльским рутенам, не имеющим, однако, кроме фонетической близости названия, никакого отношения к древнерусской этнической общности. Но если вспомнить “кельтский ренессанс” первых веков на Дунае, о котором говорил С. Шелухин и др., то это утверждение не бесспорно. И как знать, может быть латыняне называют русов рутенами по той же причине, по которой финны и эстонцы называют Россию Венедией.

      • Игорь говорит:

        Античные рутены – все таки племя, которое находилось в Аквитании на границе с Нарбонской Галлией, а аквитанов, как и белгов еще Цезарь отличал от собственно галлов. И этот латинизм по отношению к России и русским совершенно не восходит к галльским рутенам, так как кроме полного совпадения латинского названия этнонима никакой больше доказательной базы нет. С другой стороны, это совпадение довольно маловероятно, что является случайным, и ваше сравнение латинского названия России, в смысле причины, с ее же финским названием это может только подтверждать. Ну а эстонцы называют Россию все таки Венемаа, а финны Венайа, но это в данном случае не столь важно, так как в основе все равно лежит этноним венеты.

        • Вадим Ануфриев говорит:

          Кроме совпадения этнонима, есть ещё и гончарные изделия из Рутении, получившие распространение по всему течению Дуная со времён упадка Римской империи, включая Закарпатье (Мукачево). Интересны при этом имена рутенских мастеров, оставленные на этих кубках, подозрительно похожие на некоторые из тех, которые фигурируют в договоре Олега с Византией 911 г. Конечно, это ещё не свидетельствует о рутенах, как об одном из предков русин. Но как объяснить исчезновение (точнее славянизацию) кельтско-германской составляющей эту территорию? И вспомните, что племенным именем, становившемся нарицательным, часто называли целые конгломераты народов (варвары, гунны, татары).

          • Игорь говорит:

            Что это за гончарные изделия из Рутении на Дунае времен упадка Римской империи? Во времена упадка Римской империи на Дунае известны руги, которые создали там свое королевство, и активно участвовали во всех исторических событиях в этом регионе начиная с Радагайса – Радагаста, а также во времена Атиллы. Ругом некоторые источники называют и Одоакра, свергнувшего последнего Римского императора. Кроме этого, Одоакр еще расправился и с королем ругов Фелетеем, а часть ругов с сыном Фелетея Фридериком бежала к Теодориху Великому, а в дальнейшем поселилась в современной итальянской области Венето. Часть ругов, безусловно, осталась на Дунае, и о них в дальнейшем упоминают и баварские и моравские источники, и притом как русов. Кстати, насчет русинов в Закарпатье, так венгерские источники описывая переселение венгров в район современной Венгрии говорят о том, что венгры перешли Карпаты через Верецкий перевал и выйдя к замку Унг, то есть Ужгороду, столкнулись там только со славянами. Никаких русинов они там не упоминают. Что касается исчезновения кельто-германской составляющей на этой территории, то посмотрите, какой процент занимает доля R1b у чехов. Вообще интересно, что немцы упорно все средневековье называли чехов богемцами в честь кельтских бойев, которые и прожили тут где-то всего 100 лет, даже если отсчитывать это время с их поражения от римских легионов под Мутиной (Моденой), и до времени их вытеснения в Паннонию германцами и битве с даками Биребисты. Что интересно, слово Мутина в виде собственного имени встречается у представителей чешской знати в X и XI веках. Также интересны параллели бойи – карпатские бойки, и лемовии – карпатские лемки.

            • Вадим Ануфриев говорит:

              Керамика Ла-Грофсенка (La Graufesenque). Одоакр почему-то в мемориальной надписи г. Зальцбурга назван князем рутенов, а галло-франк Само даже возглавил государство славян на Среднем Дунае. Всё это, наряду с упоминаем рутенов Саксоном Грамматиком, может свидетельствовать о проникновении кельтского (рутенского) элемента по крайней мере в элиту русов-русин.

  • И. Рожанский говорит:

    >> «государство – это я», как сказал Людовик ХVI…
     
    Вообще-то фраза “l’etat c’est moi” приписывается его прапрадеду Людовику ХIV, причем нет ни одного свидетельства, что он ее в действительности произносил на заседании парламента 13 апреля 1665 года, как гласит исторический анекдот. Принимая во внимание высокое мастерство этого монарха в политическом лавировании, маловероятно, что он говорил что-либо подобное, даже если про себя так и думал. Скорее всего, анекдот возник в стане его политических противников, как очень часто оказывается при ближайшем рассмотрении. Фраза “после нас хоть потоп”, приписываемая маркизе де Помпадур и никогда не существовавшие “потемкинские деревни” – наглядное том подтверждение.
     
    Выдержки из сатирически заостренных фраз вряд ли можно считать надежными аргументами, особенно с учетом того, что в реальности абсолютная монархия времен Бурбонов представляла из себя очень сложную структуру с большим числом социальных лифтов, сдержек и противовесов, бесконечно далекую от азиатских деспотий Древнего Мира. Потому-то во Франции после падения монархии не понадобилось проводить радикальную смену государственных институтов (хотя попытки были, как мы знаем), ограничившись в итоге лишь поверхностной переделкой.

    • Вадим Ануфриев говорит:

      Да, скорее всего исторический анекдот, но очень точно отражающий суть аристократической семейной монархии: что хорошо для короля, хорошо для государства, которое является его вотчиной. Ни один государственник (этатист), империалист, не говоря уже о либералах, демократах, социалистах и коммунистах, так даже не подумает

  • Вадим Ануфриев говорит:

    Уважаемая Лидия Павловна! Для меня было большой неожиданностью и честью увидеть Ваш комментарий. Но вынужден Вами возразить. В статье я пока ставил целью только поиски механизмов действия объективных законов истории и этногенеза в целом. Что касается истории Восточной Европы и Руси в этническом плане – это грандиозная и интересная тема, которую я пока не готов представить для общественности. И одна из причин – это как раз необходимость поближе познакомиться с ДНК-генеалогией, о которой я узнал на страницах этого журнала. Только тогда я смогу говорить о начальной истории Руси и династии Рюрика. Но в любом случае – это результат миграций и смешения более древних народов. И одним из предков Руси мне представляются русины, ареал расселения которых нуждается в уточнении и чью этническую связь с русскими, белорусами и украинцами, как мне кажется, и может подтвердить ДНК-генеалогия.А вот одними из их предков были пресловутые рутены и руги. Что они, как готы и другие восточно-германские племена, представляли из себя в этническом плане, тоже должна ответить ДНК-генеалогия. Причём, как с привязкой ко времени на момент появления сведений о них, так и к середине 1-го тысячелетия, когда они уже сходят с исторической арены, а их именем называют русов-русин. Но независимо от этого, в статье я утверждаю о политической преемственности Русского централизованного государства от Киевской Руси, впрочем, как и Великого княжества Литовского, которое я оставляю за скобками. Хотя, справедливости ради, в этом плане следует упомянуть и политическую преемственность от Золотой Орды, а также духовную – от Византии. Но это выходит за рамки статьи, акцентированной на идеологическом аспекте. И вот здесь появление такого вида идеологии как патриотизм, мне представляется древнейшим, независимо от изменение взглядов на эволюционизм. И может быть, вы совершенно правы, что “любовь к матери (также как и любовь к отцу) являются прирожденным человеку свойством с того времени, когда человек выделился из мира животных и стал человеком”. В таком случае и об идеологии (во всяком случае такого её вида, как патриотизм) мы можем говорить уже с этого времени. Истина, как известно, рождается в спорах. Поэтому я Вам признателен за этот комментарий.

    • Liddy Groth говорит:

      >> В статье я пока ставил целью только поиски механизмов действия .. этногенеза в целом.
       
      В статье Вы дали вполне конкретное определение этногенеза русов: «А в этническом плане русы (русины) представляли собой в значительной степени славянизировавшихся …изначально галльских рутенов… и германских ругов (рогов), с которыми их и отождествляют средневековые летописцы». Вопрос был задан именно к данному высказыванию, ибо оно является совершеннейшей фантазией. Поэтому и была высказана просьба назвать «средневековых летописцев», чтобы разобраться: Ваша ли это фантазия или она навеяна «летописцами». А историю Восточной Европы представлять не надо (хотя и по Восточной Европе был задан вполне конкретный вопрос: жил там кто-либо до переселения галльских рутенов и германских ругов?). Ответьте, пожалуйста, на конкретный вопрос.
       
      Мне показалось, что в основу своей концепции Вы взяли целый ряд устаревших положений, к тому же порожденных утопической историософией. Отсюда и такие зыбкие высказывания не то о Руси в этническом плане, не то начальной истории Руси как о результате «миграций и смешения более древних народов». Был народ русь или русы, истоки этногенеза которого никакого «смешения» не обнаруживают.
       
      В качестве дружеской помощи могу рассказать Вам, что согласно ДНК-генеалогии древние славяне Восточной Европы (предки современных русских, украинцев, белорусов) переселились в Восточную Европу 4600-4900 лет тому назад и никакой этнической смеси собой не представляли. По терминологии ДНК-генеалогии, они были носителями одной гаплогруппы (в гаплогруппу выделяется группа людей, мужская линия в которой восходит к одному предку или родоначальнику) R1a. Можно называть их древними славянами или древними ариями – понятийный аппарат еще не отработан. После ухода ариев на восток примерно 4500 лет назад в Восточной Европе осталась ветвь R1a-Z280, т.е. центрально-евразийская ветвь R1a, к которой относится большинство современных этнических русских, а также – та часть ариев, которая осталась на Русской равнине и влилась в состав русов. Поэтому древние русы (субклад R1a-Z280) – близкие родственники ариям (точнее, их потомкам из высших каст Индии). Их же можно назвать восточными славянами Русской равнины. Поэтому галльские рутены с юга Франции или германские руги в этногенезе древних русов не участвовали, поскольку область/ти переселения носителей R1a на Русскую равнину известны: это и область Балкан, и возможно, южнобалтийское побережье.
       
      >> И одним из предков Руси мне представляются русины, ..чью этническую связь с русскими, белорусами и украинцами, как мне кажется, и может подтвердить ДНК-генеалогия.
       
      А она уже это подтвердила. Как пишет А.А. Клёсов, после переселения части носителей R1a на Русскую равнину продолжался процесс образования новых славянских ветвей гаплогруппы R1a. В частности, 4200 лет назад образовалась славянская ветвь R1a-М458, так называемая европейская, образовавшая западно-славянскую и центрально-европейскую ветви. Ее носители распространились как в Восточной Европе, так и в Западной Европе. Среди них есть много русских, украинцев и белорусов. Этот субклад доминирует у западных славян, его носителями являются большинство поляков, как принципиальная минорная ветвь есть он и у немцев. Т.е. русины вполне подпадают под ветвь R1a-М458, но это означает, что русинов и русов связывает общая прапредковая гаплогруппа R1a, но русы никак не могут быть потомками русинов. Во-первых, ветвь русинов намного более молодая, а во-вторых, они представляют две ветви на славянском древе, имеющие разных родоначальников
       
      >> А вот одними из их предков были пресловутые рутены и руги. Что они, как готы и другие восточно-германские племена, представляли из себя в этническом плане, тоже должна ответить ДНК-генеалогия.
       
      Как я показала выше, ДНК-генеалогия позволяет определить русинов как носителей субклада R1a-М458, т.е. как славян, никакого отношения к германцам не имеющего. Что же касается до Ваших рассуждений о «готах и других восточно-германских племенах», то я слишком давно занимаюсь таким течением западноевропейской мысли как готицизм и знаю, что имена готов и германцев были соединены друг с другом умозрительно и очень поздно. Почитайте внимательно Прокопия Кесарийского. А не уточнив, кто скрывался за именем готов в Восточной Европе, заниматься этногенетическим анализом невозможно.
       
      >> …справедливости ради, в этом плане следует упомянуть и политическую преемственность от Золотой Орды…
       
      Никакой политической преемственности от Золотой Орды не было. Это миф. Политические системы русских княжеств и Золотой Орды существовали бок о бок, не смешиваясь как вода с маслом.

      • Вадим Ануфриев говорит:

        Прошу прощения, но по ходу своих ответов, хочу воспользоваться случаем, чтобы прояснить для себя ряд вопросов.
         
        Если не политической преемственностью, то чем можно объяснить расширение территории Российской империи на Восток до Монголии включительно (этнической преемственностью мне кажется невозможно, слишком много разных народов)?
         
        По ДНК-генеалогии, в которой я пока полный профан. Сразу признаю опечатку в комментарии: Русины – предки Русского (Московского) централизованного государства, а не Руси (которую я как раз и отождествляю с русинами). Русины – славяне (причём, восточные), вопросов нет. Но появились они не ранее середины 5 в. новой эры и уже к 16 веку стали сходить с исторической арены. Их сменили великороссы, малороссы (украинцы) и белорусы, что, как я понимаю, и подтверждает идентичность ДНК. С готами, благодаря Вам, я более-менее разобрался, но мне кажется убедительной версия о принадлежности их к антам. А вот вопрос с ругами остаётся открытый. Я не ставлю под сомнение их принадлежность к славянам к середине 1-го тысячелетия новой эры, иначе бы их именем не называли бы русов-русин. Но кто был их родителем, если не германцы и/или венеды, в принадлежность которых то ли к германцам, то ли к сарматам сомневались греки. Оставаясь сторонником рождения новых сильных народов в результате смешения более древних (только от брака не родственных родителей может родиться полноценное дитя, тогда как родственные браки противопоказаны), предполагаю, что венеды появились в результате смешения германцев с сарматами, отсюда и сомнения греков. Может быть, этим можно объяснить распространение гаплогруппы R1a-М458ДНК “как в Восточной Европе, так и в Западной Европе”, о чём Вы сообщаете. Но в таком случае я бы предположил, что эта гаплогруппа говорит о наших общих предках (праславянах, а скорее всего о ещё более древних арийцах). Ведь славяне появились только в середине 1-го тысячелетия (мы ещё очень молодой и сильный народ, точнее не молодой, а в полном расцвете сил). Но, чтобы хоть как-то компетентно говорить на эту тему, я должен изучить ДНК-генеалогию. И на её основе писать историю этногенезов народов, начиная с шумеров, древних египтян и “народов моря”.
         
        И очень Вам большое спасибо за то, что помогли мне решить вопрос с рутенами. Но ведь русов всё же называли рутенами. Может, другие галло-кельтские народы или племена имеют с нами общую гаплогруппу?

  • Olga говорит:

    К. Маркс дал довольно ясное понимание механизмов развития истории человечества, исходя из смены формы собственности на орудия труда, это называлось “Исторический материализм”. Эта теория действительно проверяется практикой и практикой многократно подтвержденной в разных странах мира. Привязывать историю мира к возрастным периодам человечества, связывать формы правления, виды идеологии с определенными человеческими чувствами – это явное сближение истории с психоанализом, фантазирование в духе психоанализа. И вряд ли это проверяемо практикой… Например? и патриотизм, и государственничество, и империализм, и либерализм, и стремление к социальной справедливости в людях живут одновременно в совершенно разные исторические эпохи и т.д. Точно так же выглядят абсолютно надуманными связки “гордость-патриотизм”, “беспристрастность-либерализм”, “отвага-империализм”. Все эти чувства могут жить в душе одного и того же человека, являющегося при этом монархистом или коммунистом… Удивляет и отождествление вовсе не равнозначных алчности и тщеславия, скромности и нестяжания, справедливости и беспристрастности и т.д. Алчность ближе к жадности, тщеславие к честолюбию. Скромность проявляется не только в отсутствии тяги к обогащению, но и во многом другом в поведении. Беспристрастность это скорее хладнокровие, отсутствие личной пристрастности в суждениях, справедливость – понятие куда более широкое… Идет подмена понятий, но на таких подмененных понятиях строится целая теория…
     
    Такие принципы “эволюционной диалектики”истории, восходящей к эволюции флоры и фауны, когда развитие мира людей и их сообществ, самоорганизации начинают с “неживой природы”, “через природу живую”, а человека считают “диким камнем, подлежащим обработке с вырезанием из него всего лишнего”, действительно характерны для европейской средневековой антихристианской теософии, встречавшейся в сообществах алхимиков, герметиков, масонов в противовес христианским представлениям о сотворении мира и человека Богом и о человеке, как подобии Божием. Теперь все по сути это же повторяет антихристианская “философия” Запада, в частности “мыслители” Франкфуртской школы социологии, о креатуре которой, “толпо-элитарной модели общества” я уже кратко писала.
     
    Вы вольно или невольно популяризируете представление об этой модели, деля людей на т.н. вами “олигархию” и “охлос- толпу, чернь, низы”. У вас “олигархи” отличаются от простых людей, как хомо сапиенс от обезьян, они – единственные светочи цивилизации среди отсталых единоплеменников и человечества в целом. Они – творцы государственности. Они прокладывают путь человечества к единению… Т.е вы – апологет олигархии… При этом термин “олигархия” используется неверно. Нет аристократической, демократической олигархии и т.д., уже античные философы (Платон, Аристотель) противопоставляли эти формы правления. Олигархия – власть немногих сверхбогатых людей. Она всегда губительна для общества и государства, ведет их к краху, что понимали уже в Древней Греции… Странно, что не понимают этого в современной России… Сейчас и в России, и в США царствует именно олигархическая форма правления в аристотелевском толковании, что неминуемо подталкивает обе страны к катастрофе. То, что в США – олигархия, доказывают и исследования Принстонского университета. Демократия в идеале – народовластие. И оно уже было на ранних этапах самоорганизации человечества – альтинги скандинавов, вечевые собрания славян, позднее – всевозможные сходы, соборы русских, “громадски схиды” у украинцев. Но народовластие-демократия невозможны при всесилии денежной олигархии, при функционировании ФРС и ее филиалов – Центробанков разных стран. “Это – власть денег, власть за деньги, власть ради денег”, – как правильно заключил М.Задорнов. Ибо “все куплю, сказало злато”, в том числе партии, президентов, СМИ для агитации. А как принципы всевластья банковской олигархии на деле реализовались в 20-м веке ради уничтожения человека и его культуры, посмотрите в книге Даниэля Эстулина “Тавистокский институт”, ее можно прочитать на многих сайтах.

  • Вадим Ануфриев говорит:

    >> Нет аристократической, демократической олигархии и т.д.
     
    Олигархия – это сращивание капитала и власти. Как раз аристократы – классические представители олигархии. Не все, а только те, которые сумели взять власть в свои руки (первоначально это семейно-клановая). Остальных, если они не смирятся с этим, ждёт судьба оппозиции (по традиции плаха или изгнание). Демократической олигархии как таковой нет, но есть бюрократы, которые в случае прихода к власти, и получая, таким образом, доступ к финансовым потокам, становятся одной из форм олигархии. Аналогично, такой олигархией при социализме становится номенклатура (советские люди помнят выражение “номенклатура Политбюро”). И с другими аналогично. Что касается связи с неживой и живой материей, то для всех видов энергии (обожествлённой человеком ещё на заре своего существования) действуют одни и те энергетические законы, с позиций которых и предлагается взглянуть на Истмат К. Маркса, а также общества теории миросистемного анализа И. Валлерстайна, волны Элвина Тоффлера, модели «культур» в 1-1,5 тысячи лет О. Шпенглера, культурно-исторических типы Н.Я. Данилевского. И “толпо-элитарной модели общества”, как и любые другие, не могут являться исключением (я постараюсь поработать над этим, спасибо Вам за подсказку). Относительно уничтожения человека и его культуры, так этим человечество и занимается на протяжении всей свой истории. И это касается не только толпы, но и “элит” тоже. Ничто не вечно под луной. Если пройдёт материал, покажу это на примере понятной и знакомой каждому Отечественной истории.

  • Olga говорит:

    Все-таки проработайте более тщательно тему “олигархия”, ув.Вадим Ануфриев, изучите хотя бы статьи в интернете на эту тему. Олигархия – власть немногих сверхбогатых людей… Античные философы отличали ее от аристократии – власти наследственной знати. Аристократы могли быть чуть богаче своих же крестьян, либо городского демоса, но это во все века был слой, которому народ делегировал функцию защиты своей страны, прежде всего, в военное время. Поэтому каждый аристократ был готов по первому зову военной трубы тут же надеть доспехи и взлететь в стремя боевого коня. “Аристократия” = власть, покровительство истинных ариев”, подсказывает лингвистика. Если на древнеиндийском “арьяс” означало “светлый, благородный” (так в древней Индии называли пришельцев с Севера), то в Древней Греции “арий” означало “годный, годный к военной службе”. Конечно, кроме обязанности защищать Родину в ратных подвигах, аристократия служила своему народу на государственном поприще, в культуре, в литературе, иногда и в науке. Да, само понятие “арий” связано было на очень большом историческом отрезке с гаплогруппой R1a, как блестяще показала ДНК-генеалогия, развеяв многие исторические мифы. Защищают ли Родину денежные мешки, купившие власть? Да никогда! “Жена, да квартира, да счет текущий – вот это Отечество, райские кущи…” “У капитала нет родины”, – К.Маркс. Он же: “Нет такого преступления, на которое не пойдет капитал ради 300% прибыли. “Олигархия жизнью ради Родины и народа, которые она зачастую искренне презирает, ибо к ним и не принадлежит вовсе,рисковать не будет: у нее на случай катастрофы на Родине всегда есть запасные аэродромы в Лондоне, в Ницце, в Майами. Пример: богатые торговцы Венецианской республики, собрание “венецианских купцов”. Перебрались сначала в Голландию, затем в Англию. Составляют “черную аристократию” (т.е. анти-аристократию) Европы, тесно связаны с подобными “пиратами-аристократами США. Они и составляют антихристианское, античеловеческое ядро глобалистов. Посмотрите видеолекции А.Фурсова, всю жизнь посвятившего изучению этой “элиты”. Ни бюрократия, ни тем более советская номенклатура не могут считаться олигархией просто потому, что не имеют и не имели в своих руках тех колоссальных богатств, что получили наши сначала 12 “назначенных” олигархами семей. Они отняли у народа колоссальные богатства России, которые предки русского народа создавали столетиями потом и кровью. Сейчас в России 1% населения владеют 90% ее ресурсов, и это олигархический строй, при котором подлинное народовластие в принципе невозможно… Попробуйте, например, повлиять на разрушительную работу Министерства образования, просто уничтожающего Россию, попробуйте вернуть русскому народу недра страны, ввести в Конституцию статью о государствообразующем народе, провести хоть один референдум… Все решают лоббистские возможности кучки сверхбогатых, чуждых России людей, уцепившихся за власть… У Вас есть тенденция произвольно то “зауживать”,то “расширять” терминологию. В данном случае Вы используете термин “олигархия” расширенно, как власть немногих людей при любой форме правления. Но “олигархия” – это конкретно власть сверхбогатых, купивших ее за деньги, использующих ее для дальнейшего обогащения. Тут речь идет ни о чести, ни о совести, ни о патриотизме, ни о культуре, что были у аристократии и советских руководителей, ни о цивилизованности. А вот об алчности и тщеславии даже очень, о гордыне непомерной, о желании властвовать вечно, о стремлении ухудшить человеческую породу ради сохранения власти и влияния. И вера тут одна – культ Золотого Тельца, фальшивого американского доллара. И очень советую, почитайте книгу “Тависток” Даниэля Эстулина, многое поймете сами.

  • Вадим Ануфриев говорит:

    Глобализм и коммунизм мне представляются как две стороны одной и той же медали. Те и другие видят одно и то же будущее, но понимают его по-разному. Построить свой мир будущего в том виде им, в каком они (и те, и другие) его себе представляют, не удастся. Причиной тому – не зависящие от воли и сознания людей объективные законы развития. Так не лучше ли заняться изучением этих законов, чем утопических идей? Что касается терминологии, то если вы считаете, что аристократия, тимократия, плутократия, партократия, бюрократия и правящая номенклатура, не являются разными формами олигархии, назовите их разными формами “элиты” (но я этот термин использую при характеристике разных представителей власти на разных политических этапах существования гос-ва). Ведь смогли же вы найти замену термину “алчность”, хотя в канонических списках смертных грехов “жадность” отсутствует. Нет там и честолюбия. Нет его и в добродетелях. Зато как моральная норма честолюбие, пожалуй, более точное понятие чем “амбициозность”, хотя и не противоречащая ему. А вы обратили внимание, что со сменой формации меняется и мораль? Так, может быть, формации меняются потому, что меняется мораль, а не наоборот? И то, что вас возмущает, возмущает не только вас. Но без знания объективных законов борьба с этим может вылиться в пустое сотрясание воздуха или, что ещё хуже, в преступление.

  • Liddy Groth говорит:

    >> Если не политической преемственностью, то чем можно объяснить расширение территории Российской империи на Восток до Монголии включительно (этнической преемственностью мне кажется невозможно, слишком много разных народов)?
     
    Русскую историю надо начинать со времени расселения носителей ИЕ в Восточной Европе, а это начало II тыс. до н.э. или 4600-4900 лет тому назад. Среди носителей ИЕ я выделяю древних русов и ариев. Одна часть носителей ИЕ (ариев или носителей определенной гаплогруппы) постепенно мигрировала из Восточной Европы, а другая часть осталась и освоила Восточную Европу «от моря до моря», а также – территории вдоль миграционных путей ариев на восток. Так и возникло великое евразийское пространство, связанное едиными духовными и хозяйственными традициями. К середине II тыс. до н.э. относится возникновение древнейшего торгового пути – Великого Нефритового пути, связавшего Прибайкалье с Волго-Камьем на западе и шан-иньским Китаем на востоке. Великий Нефритовый путь был предшественником караванной дороги Великий Шелковый путь, связавший со II в. до н.э. Восточную Азию и с Восточной Европой, и со Средиземноморьем. Международная торговля впечатляющих масштабов из Волго-Камья и Приуралья, прослеживающаяся с эпохи бронзы, особенно полно документирована для периода, начиная с VIII-IV вв. до н.э. и по VII-VIII вв. Торговые пути шли на Северный Кавказ, в греческие полисы, на Ближний Восток, в Казахстан и в Среднюю Азию и т.д. Функционирование международной торговли на громадных евразийских пространствах от Прибайкалья до Волго-Камья и далее – до Балтики (куда ведут находки ракушек каури – одного из наиболее древних средств обмена) на протяжении длительного периода, считая с эпохи бронзы и до средневековья, требовало того, чтобы названное пространство было организовано как социально-политическая система. Я пишу об этом здесь. Так что это скорее Чингизиды выступали преемниками древних политий, созданных носителями ИЕ – древними русами и ариями.
     
    >> Русины – предки Русского (Московского) централизованного государства…
     
    Час от часу не легче! Каким образом карпатские русины, не выступая нигде государствообразующим народом, сделались у Вас предком Московского государства? Я уж не говорю о том, что вряд ли корректно писать об этносе как предке государства.
     
    >> а не Руси (которую я как раз и отождествляю с русинами).
     
    А по какому праву Вы их отождествляете? По физиономии наружности, как говорил один герой Куприна? Я Вас просила назвать источники. Или Вы без источников обходитесь?
     
    >> Русины появились они не ранее середины 5 в. новой эры …Их сменили великороссы, малороссы (украинцы) и белорусы…
     
    Великороссы не могли сменить русинов, поскольку русины – это народ, а великороссы -.это «порождение умонастроений XIX-XX вв. развития этнографии, повального увлечения фольклором. Едва ли не главную роль тут сыграло появление украинского сепаратизма. (Ульянов Н.П. Русское и великорусское). Не имел отношения к народу и термин «Великая Россия» (Imperia Hjsi Magno). Под Великой Русью патриаршая константинопольская канцелярия разумела те земли, которые оставались подвластными митрополиту Киевскому. Но в советской историографии было принято писать о великорусской, украинской и белорусской народностях, якобы сформировавшихся в течение XIV-XV вв.
     
    >> С готами, благодаря Вам, я более-менее разобрался, но мне кажется убедительной версия о принадлежности их к антам.
     
    С готами лучше всего разбираться с помощью Хервига Вольфрама и его монографии «Готы». Византийский историк Феофилакт Симокатта писал о гетах и склавинах как одном и том же народе. Но тогда Вам надо разобраться с гетами и готами.
     
    >> А вот вопрос с ругами остаётся открытый…
     
    Открытых вопросов много. Но область моих исследований – древнерусская история, развивавшаяся в Восточной Европе со II тыс. до н.э.
     
    >> Может быть, этим можно объяснить распространение гаплогруппы R1a-М458ДНК “как в Восточной Европе, так и в Западной Европе”, о чём Вы сообщаете. Но в таком случае я бы предположил, что эта гаплогруппа говорит о наших общих предках (праславянах, а скорее всего о ещё более древних арийцах).
     
    Я думаю, предположения можно будет начать строить только после того, как Вы ознакомитесь хотя бы с основами ДНК-генеалогии.
     
    >> Ведь славяне появились только в середине 1-го тысячелетия…
     
    Это, согласно шведскому политическому мифу, т.е. согласно ненаучному источнику. См. мою последнюю публикацию.
     
    >> Может, другие галло-кельтские народы или племена имеют с нами общую гаплогруппу?
     
    С подобными вопросами лучше обращаться к А.А. Клёсову или И.Л. Рожанскому.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья