Подумалось, что читателям Переформата будет интересно узнать, как торжественно отмечали 70-летие со дня победы в Великой Отечественной войне в шведском городе Лулео. Мероприятия проводились в течение двух дней – 8-го и 9-ого мая. 8 мая состоялось торжественное открытие памятника в Карлсвике (район Лулео), воздвигнутого, чтобы почтить страдания советских военнопленных и угнанных на работы советских людей, которые в июне 1945 года возвращались из Норвегии в СССР через Северную Швецию (всего через Карлсвик прошло около 25 000 бывших военнопленных и других узников нацистских лагерей в Норвегии).
 

 
9 мая по инициативе русско-шведского общества «Спутник» в центре Лулео была проведена демонстрация в честь Дня Победы в Великой Отечественной войне и митинг с участием русских и шведских общественных деятелей губернии Норботтен, а вечером был дан концерт в городском доме культуры, после которого состоялся торжественный ужин.
 
Итак, 70 лет тому назад, в начале июня 1945 года Лулео стал пересылочным пунктом на пути из Норвегии в СССР для советских военнопленных и для советских людей, угнанных на работу как в Германию, так и в страны-сателлиты, одной из которых являлась Норвегия. На севере Норвегии в Тронденесе (Trondenes), Энглелёге (Englelög), Сторфьёрде (Storfjord), Бьёрнефьелле (Björnefjell), Маллнитце (Mallnitz) и др. находились лагеря, в которых томились многие тысячи военнопленных и гражданских лиц, пригнанных в Северную Норвегию на работу.
 

По имеющимся сведениям, общее их число в Норвегии насчитывало 100 000 человек. О судьбах этих людей есть работы скандинавских публицистов. Одна из таких работ – «Судьбы, опаленные войной» шведского публициста Стена Лосенберга, была представлена 8 мая в Карлсвике.
 


В 40-ые годы С.Лосенберг служил на шведско-норвежской границе и со своего поста мог наблюдать ежедневную жизнь в лагере для военнопленных. Эти картины врезались глубоко в память. После войны Лосенберг занялся специальными исследованиями истории военнопленных в Норвегии. И его общий вывод однозначен: лагеря в Норвегии были такими же лагерями смерти, как и нацистские концентрационные лагеря на континенте (без печей, могу от себя добавить, но умерщвление может осуществляться и бесчеловечным содержанием и садистским обращением лагерной администрации, расстрелами просто для устрашения, доведением людей до полного истощения голодом, болезнями м каторжным трудом).
 
Кроме военнопленных в Германии и странах-сателлитах оказывались и гражданские лица – молодежь, угнанная на работы. В значительном количестве это были девушки и юноши от 16-ти до 18-ти лет. Данную «рабочую силу», предназначенную для Норвегии, транспортировали через Польшу до Дании, а оттуда морем – на север Норвегии. Девчонки, физически непригодные для работ по строительству норвежских дорог или аэродромов, использовались на норвежских рыбных промыслах. Интересно, какую прибыль получали норвежские владельцы этих промыслов при использовании рабской рабочей силы? Вопрос пока риторический, поскольку история новорабовладельческого уклада на территориях, подвластных Третьему рейху, пока во всей ее полноте не создана. Поэтому возвращаюсь к описанию тех мероприятий, которые проводились в Лулео в честь 9 мая.
 
Начать надо с того, что торжественному открытию памятника в Карлсвике предшествовала упорная работа членов общества «Спутник» (председатель Екатерина Экстрём) на протяжении нескольких лет. Те, кто сталкивался с аналогичными проектами (установление памятника, мемориального знака и пр.), знают, что это не такое простое дело. Требуется полное взаимодействие с властями соответствующих уровней, куда входит разработка и утверждение идеи проекта с организациями, ответственными за городское благоустройство, различные технические согласования, наконец финансирование проекта и пр.
 

 
Успех данного проекта зависел, в первую очередь, от горячей целеустремленности председателя общества «Спутник» Екатерины Экстрём (на снимке справа) и руководителя проекта Андерша Экстрёма (на снимке слева), а также той инициативной рабочей группы из членов общества «Спутник», которая работала по реализации различных практических вопросов. Залогом успеха явилось умение «Спутника» наладить сотрудничество с городскими властями Лулео. Необходимо отметить и вклад шведского журналиста и публициста Ларса Юлленхааля, специализирующегося на исследованиях истории Норботтена во время Второй мировой войны. Собственно, он первым выступил когда-то с идеей поставить памятный знак в Карлсвике, которым увековечивались бы события июня 1945 года. Но тогда его предложение не дало результата. Зато сейчас Ларс активно подключился к работе по реализации проекта «Памятник в Карлсвике» и много сделал для его успешного завершения.
 

 
Большую поддержку оказывал с самого начала бывший мэр города Лулео Карл Петерссен, а когда он в прошлом году ушел на пенсию, то эстафету приняла нынешний мэр Ивонн Стольнаке. Муниципалитет Лулео взял на себя часть финансирования проекта, остальные средства были собраны членами «Спутника». Оба мэра – бывший и нынешний – принимали участие в открытии памятника, Ивонн выступила и с приветственной речью, где подчеркнула, в частности, факт того, что СССР в годы войны понес огромные жертвы.
 

 
Один из шведских участников, стоявших рядом со мной, заметил при этом вполголоса, что сейчас наблюдаются попытки приуменьшить роль советской армии в победе над нацизмом. Активными участниками церемонии открытия были представительницы добровольной женской военизированной организации «Лотта». Они помогли с решением практических вопросов: в кафе-палатке разливали горячий гороховый суп (типичное блюдо шведской военной кухни), раздавали русские пирожки, кофе, чай – все было заранее приготовлено шведскими и русскими участниками.
 
Предполагалось, что в церемонии примут участие и представители регионального подразделения шведских вооруженных сил (в Норботтене размещен военный гарнизон), по крайней мере, ответственный за контакты с прессой и общественностью лейтенант выразил в этом горячую заинтересованность, но сказал, что им нужно получить соответствующий приказ свыше. Представителей шведских вооруженных сил на церемонии не было, по всей видимости, приказ не поступил. Здесь можно пофилософствовать о том, что женщины, даже военизированные, принимают решение сами, а мужчинам нужен приказ свыше, но излишние философствования ни к чему не ведут.
 
Посольство России в Швеции оценило открытие памятника в Карлсвике как событие большого значения. В церемонии открытия памятника принял участие заместитель посла России в Швеции, советник-посланник В.П. Салов В.П.
 

 
На церемонию открытия памятника прибыл и представитель Мурманской области, депутат Мурманской Областной думы Д.В.Гаврилов.
 

 
В прошлом году в Мурманске отмечали 70-ю годовщину освобождения Северной Норвегии (Восточного Финмаркена) от нацистской оккупации. 25 октября 1944 года советские войска перешли в наступление и вошли в Киркенес. Были освобождены первые территории соседнего государства, где также находились лагеря с советскими военнопленными. Поэтому установка памятника советским гражданам в Карлсвике (Лулео) – дело, близко затрагивающее и мурманчан.
 
Перед открытием памятник был освящен священником православного прихода во имя первоверховных апостолов Петра и Павла (Московский патриархат) в Умео отцом Иоанном.
 

 
Затем мэр Люлео Ивонн Стольнаке и председатель русско-шведского общества «Спутник» Екатерина Экстрём открыли памятник.
 

 
Прозвучали гимны России и Швеции, затем были возложены венки и цветы.
 

 

 
Особое смысл церемонии придали выступления детей бывших узников лагерей в Норвегии И.Сальникова (Санкт-Петербург) и В.Стёпиной (Брянск). Как было отмечено выше, кроме военнопленных в лагерях содержалась и «рабочая сила» – молодые парни и девушки в весеннюю пору своей жизни. Некоторые находили свою любовь, возникали семьи: и русско-норвежские, и русские. Рождались дети «всем смертям назло». Часть этих детишек выжила и вышла в жизнь. Двоих из них руководители проекта «Памятник в Карлсвике» отыскали и пригласили на празднование дня Победы в Лулео.
 
В выступлениях И.Сальникова и В.Стёпиной меня поразила одна общая черта. Оба были слишком малы ко времени окончания войны, чтобы иметь собственные четкие воспоминания, поэтому они передавали воспоминания своих мам. И главной мыслью или скорее основным чувством в этих воспоминаниях была благодарность тем, кто помог им и другим детишкам выжить. Норвежские семьи старались подкармливать малышей, делиться едой с мамами, норвежки вязали детишкам теплую одежду. Вот эти образы добра, согревшего детство в трагическую годину, и передали мамы своим детям. Никакой озлобленности, никакого перемалывания картин бесчеловечности, хотя именно это составляло основной фон жизни или выживания в лагерях Норвегии. Не все норвежцы являлись противниками нацистов, достаточно много было и коллаборационизма.
 
Но идея добра воспитывает здоровую душу, а злобная мстительность разлагает, взращивает моральных уродов. Интуитивно или сознательно, но именно идею добра выбрали родители – узники из лагерей Норвегии для воспитания своих детишек войны. Не по вине родителей они были лишены многого в своем детстве, но выбор того, какие ценности вложить в душу ребенка, всегда остается за родителями. Светлое, доброе чувство возникало во время кратких выступлений И.Сальникова и В.Стёпиной.
 
– Откуда эта неистребимая приверженность в отстаивании идеи добра, – размышляла я, – где ее источник? В православии или глубже – в русском цивилизационном коде, о котором сейчас так много говорят, но никто не может дать ему четкое определение. Это и неудивительно: до тех пор, пока начало у русской истории оборвано, не может быть и четких определений ее основополагающих ценностей. Данный вопрос возник правомерно, поскольку вокруг нас фонтанирует и пузырится русофобия, которая выступает в самых абсурдных формах: например, требует отомстить русским за «неправильное» включение Сибири в Русское государство (XVI в.) или даже – за славянскую «колонизацию» Восточной Европы в VIII-X вв., не говоря уже о «свидомых» претензиях к проклятым москалям, которые всегда пили кровь «незалежных укров» и за это подлежат уничтожению (см., например, здесь).
 
Русофобия пронизывает сейчас и «высокую» политику Запада. Те мероприятия, которые были проведены в Лулео в честь дня Победы советской армии, не совсем ординарны для Швеции наших дней. Проиллюстрирую маленьким примером. С месяц тому назад шведское телевидение проводило традиционное предварительное обсуждение выступлений, подготовленных для конкурса «Евровидение 2015». Известные шведские певцы собираются традиционно в студии и дают свои оценки видеоклипам с заявленными для конкурса музыкальными номерами. Выступление Полины Гагариной вызвало самую позитивную реакцию шведского «жюри», но для того, чтобы внести положенную долю политкорректности, один из членов этого «жюри» подчеркнул, что свою высокую оценку российской артистке он дает с болью в сердце. Да, еще и добавил: как это Россия может петь о мире?! Есть, дескать, установка, что Россия – агрессор, а уж там доказано это или нет – вопрос двадцать седьмого значения.
 
Но были в Швеции два дня в мае, когда и шведские, и русские участники торжеств в Лулео украсили себя георгиевскими ленточками в честь Дня Победы и сделали это от всего сердца. Подумалось, что об этом стоило рассказать читателям Переформата.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

14 комментариев: Как отметили 9 мая 2015 года на севере Швеции

  • Людмила говорит:

    Благодаря Вашим исследованиям и статьям я поняла значение исторической науки для моей страны, моего народа. Национальная идея – как это верно, без этого не может существовать государство. Спасибо, Лидия, огромное спасибо!

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемая Людмила, Вы совершенно правы! Без полной картины своего исторического прошлого, концентрированным выражением которой и является национальная идея, не может сложиться твердых основ для существования и стабильного развития и государства, и общества.

  • Юрий Симонов говорит:

    Благодарю Вас, Лидия, за прекрасный репортаж! Нам, живущим в Мурманской области, он особенно близок. Интересно, что природа точно такая же, как у нас, но это не мешает сеять зло, хотя в северной природе ему трудно укорениться надолго! Божьих Вам благословений и удач!

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый Юрий Симонов! Мне это понятно. Я много бывала в Мурманске. В прошлом году в Областном краеведческом музее работала выставка о военнопленных в нацистских лагерях Норвегии. Возможно, эта экспозиция и сейчас еще открыта.

  • СергейС говорит:

    >> Интуитивно или сознательно, но именно идею добра выбрали родители – узники из лагерей Норвегии для воспитания своих детишек войны.
     
    Я думаю, что эти люди не были политиками, это были, что называется, простые люди, они просто передавали свои человеческие чувства, без задней мысли. Я это знаю по воспоминаниям о войне своих родных. Одну такую историю хочу вкратце рассказать. Она о человеческом участии. В первые месяцы войны семья моей мамы оказалась на оккупированной территории, на Украине. По дорогам шли наши пленные солдаты, их было много, сплошной поток, конвоя не было, они шли от села к селу, где назначенные немцами старосты устраивали их на постой, ставили на довольствие и назначали на работы. В селе продолжала действовать колхозная система, удобная и для немцев. Пленные шли по нескольку суток, пока не доходили до сёл, где находилось для них место. И всё это время их кормили простые люди. Как выразилась моя тётя: «Если бы не хохлы, то они бы не выжили». Мои тётя и дядя нашли там свою любовь. Пленных солдат стали отправлять в Германию. Староста знал про их отношения, как мог оттягивал отправку дяди, но солдат становилось в селе меньше, к тому же подходила очередь для отправки не местных гражданских лиц. Староста объяснил моим дяде и тёте это и предложил отправить их вместе. Так они попали в Германию, в рабочий лагерь. В этом лагере оказались ещё две пары, назвавшиеся семейными. Для каждой пары в общем бараке отгородили отдельные «углы». Как и положено наступила беременность. Таких относили в категорию больных и, соответственно, отправили тётю в другой город, в лагерь для больных и нетрудоспособных. Там местные хозяева приходили в лагерь и отбирали работников в своё хозяйство. И одна семейная пара немцев взяла к себе мою тётю. Понятно почему, из человеческого участия. Какой из молодой беременной женщины работник? Она выполняла несложную работу. Когда рано утром выводила корову в общее стадо, то местные немки потихоньку выходили и совали ей в руки свёртки с едой и детскими вещами. Старший сын родился у них в Германии, сейчас ему за 70. Но узнали мы эту историю только после падения советской власти.
     
    Не знаю чем завершить свой краткий рассказ, не люблю пафос, может быть, подойдёт это: нет плохих народов, есть плохие люди.

    • Liddy Groth говорит:

      Уважаемый СергейС! Кроме того, есть плохая политика. Очень плохая политика, которая выдвигает вперед плохих людей, а хороших ставит в жесткие рамки выбора: либо творить зло, либо погибнуть. Такая политика работает и с селекцией памяти, стараясь моделировать «воспоминания» в нужном ключе. Я имею, в частности, в виду «воспоминания» об освободительной роли советской армии в деле разгрома нацизма. Вот Вам ссылка. В статье рассказывается, что добрые «воспоминания» о советской армии в большинстве европейских стран как водой смыло. Только Австрия и Норвегия пока не отказываются от исторической памяти. Не знаю, что «помнят» сейчас «простые люди» в европейских странах, где так споро и деловито переписывается история.

      • СергейС говорит:

        Уважаемая Лидия Павловна! Я прочитал статью по ссылке. Согласен, что это очень плохая политика. Но хорошая политика – это скорее исключение. Политики занимаются своими личными интересами, к которым привязывают государственные. И история их интересует, только если она помогает им решать свои задачи. Видимо «…добрые «воспоминания» о советской армии» не мешают политикам Австрии и Норвегии, а может как раз помогают наладить выгодные взаимоотношения с Россией. Не хочу быть циничным, но слишком много к таким умозаключениям поводов. И, разумеется, это сильно влияет на память «простых людей» в европейских странах, где так споро и деловито переписывается история. Что мне с этим делать? Я не знаю. И именно поэтому я в своём комментарии сразу отмежевался от политиков.

    • Валерий говорит:

      Жизнь вообще гораздо сложней и запутанней, чем рисуют её многие политики, исходя из своих чисто меркантильных соображений. Элиты продают и проматывают всё и вся ради личного удовольствия и обогащения, абсолютно позабыв про народ, ровно до тех пор пока не возникает опасность непосредственно для них самих, вот тогда они вспоминают про народ, о том что они неотъемлемая часть его и что вместе должны сплотиться для отпора агрессору. В первую очередь и больше всего всегда страдал простой люд, мало что смыслящий в хитросплетениях большой политики, вследствие чего и злоупотребляли этим всякого рода дегенераты всех мастей, как древние так современные. Г.Климов очень детально это описал в своих книгах, Царство ему небесное…

  • Валерий говорит:

    Муж сестры моей бабушки был одним из тех 25-ти тысяч, кто вернулся из Норвегии, говорили, что до этого его никогда таким розовощёким и упитанным в деревне не видели, очень хорошо отзывался о норвежцах, очень плохо о Сталине и до чего тот довёл деревню, но это я уже слыхал лично от него в 70-х.

    • Liddy Groth говорит:

      >> Муж сестры моей бабушки был одним из тех 25-ти тысяч, кто вернулся из Норвегии, говорили, что до этого его никогда таким розовощёким и упитанным в деревне не видели…
       
      Уважаемый Валерий! Везенье может сопутствовать некоторым даже в самых трагических обстоятельствах. Но общая картина содержания в лагерях была иной. Вот небольшие выдержки из книги Лосенборга, которую я упомянула в моем рассказе: «Обращение с заключенными со стороны немцев и лагерной охраны (там были и норвежцы – Л.Г.) было бесчеловечным. Казни были буднями. Точных списков умерших, как правило, не велось. Заключенных, которых расстреливали, просто сваливали в общие ямы. В иных случаях заключенные принуждались сами рыть себе могилы. …Много заключенных погибло от голода. Бывали и случаи каннибализма… В лагерях Тронденес и Енгелёг, считая с конца 1942 и по начало 1943 года каждый день умирало по шесть человек или 30 процентов за шесть месяцев. В лагере в Стурфьорде за последние месяцы войны умерло 800 заключенных, т.е. 150 человек – в течение 6 недель. В лагерь Малльниц отправлялись заключенные, которые были обречены на медленную смерть. Это были заключенные, которые были больны или истощены и почти не могли работать… В этом лагере были зарегистрированы три случая каннибализма: были сфотографированы разрытые могилы… В лагере Люнген Консерватори было зарегистрировано около 5000 заключенных. Многие из них погибли в течение осени 1944 и зимы 1945 годов».
       
      Среди многих анонимных смертей заключенных Лосенбергу удалось выявить имя и фамилию одного заключенного. Ему посвящен рассказ под названием «Судьба заключенного Алексея Похавалова»: 2 мая 1945 года русский заключенный Алексей Похавалов работал в лесу за лагерем Малльнитц. Ему было приказано поднять ствол дерева. Он был не в силах выполнить приказ, и конвойный набросился на него с бранью и побоями. Но Алексей все равно не смог сдвинуть ствол. Тогда конвойный пожаловался на ленивого заключенного унтерофицеру, и унтерофицер крикнул: «Да застрели ты его!». Похавалова застрелили в упор, поля прошла пониже глаза. Его оставили валяться до следующего утра, когда он был сброшен в общую могилу».
       
      Все записи Лосенберга основаны на личных наблюдениях и беседах с другими очевидцами, на работе с архивными документами и пр. Видел он и тех пленных, которых переправили в Карлсвик. Видели их и другие шведы: воспоминания об этом звучали и 9 мая в Карлсвике, поэтому придумывать здесь ничего не придумаешь.
       
      >> очень плохо о Сталине и до чего тот довёл деревню…
       
      Напомню, что в 1946-47 гг. в СССР разразился страшный голод. Вот несколько слов из воспоминаний Сергея Антоновича Шатохина, которому пришлось пережить голод 1947 года на Донбассе, тогда из шестерых его братьев и сестер умерли двое. Вот только одно из его воспоминаний: «Помню один эпизод 47-го года… Мы с матерью собирали на территории шахты, среди породы, по кусочку остатки угольков в надежде обменять их на кукурузу, жмых или овес. В пятнадцати километрах от нашего поселка была достаточно богатая деревня. Мы везем из последних сил тележку с углем. Перед деревней мы увидели какой-то навес, под ним лежит милиционер. Он понял, куда мы идем, устало встал и спрашивает: «Вы читать умеете?». Мать моя была безграмотной, а я по слогам прочитал: «Вход в деревню запрещен. Деревня вымерла»… И таких надписей по степи Донецкой было множество!».

      • Валерий говорит:

        Уважаемая Лидия, с немецкими пленными у нас обращались ничуть не лучше, там понятно, зверствовали фашисты, после войны их судили как преступников, но те, кто зверствовал у нас, чем они лучше фашистов, или победителей не судят?
         
        Что касается голода 1946-47 гг., то неплохо было бы разобраться в его причинах, почему, например, за это время было экспортировано 5,7 млн. тонн зерна.

        • Liddy Groth говорит:

          >> с немецкими пленными у нас обращались ничуть не лучше, там понятно, зверствовали фашисты, после войны их судили как преступников, но те, кто зверствовал у нас, чем они лучше фашистов…
           
          Недовольным обращением с немецкими пленными: пусть не притаскиваются в Россию с войной! А то являются с войной, все изгадят, везде насвинячат, как последние сукины сыны, за что получат по морде, после чего сидят и ноют, почему их победили неподобающим образом. Пусть сидят дома и не лезут в Россию с войной! Кстати, за пределами внимания (в том числе и Вашего) остается вопрос об обращении с пленными у западных союзников. Буквально через несколько лет началась война в Корее. Она характеризовалась такими зверствами со стороны американской армии, что документы об этой войне было невозможно читать. Тоже вроде бы никакого суда на этот счет не было.
           
          >> или победителей не судят?
           
          Что Вы, что Вы, слона-то Вы и не заметили! Именно Красную армию сейчас и пытаются судить! А вот злодеяния нацистов и их пособников по массовому истреблению как заключенных в концлагерях, так и гражданского населения начинают вымарывать из истории. Вы упустили главный тренд, так сказать, новый генеральный курс, взятый на вооружение «правозащитниками» всех мастей и народов.
           
          >> Что касается голода 1946-47 гг., то неплохо было бы разобраться в его причинах…
           
          Разбирайтесь. Но данная тема явно выходит за пределы моего рассказа.
           
          >> почему, например, за это время было экспортировано 5,7 млн. тонн зерна.
           
          Когда приводите цифры, уместно называть и источник, из которого Вы эти цифры взяли.

  • Elena Lundmark говорит:

    Лидия, большое вам спасибо за ваши такие интересные и нужные статьи. Как надоело читать о России и о русских всякие страшилки в шведской прессе.

  • Владимир Н. Горбановский говорит:

    Лидия, благодарю Вас за очередную важную работу.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья