Все знают о катастрофическом поражении Непобедимой армады 1588 года. Испанцы поставили амбициозную цель: высадить свою армию на территорию Англии и захватить Лондон. Но, как известно, морской поход обернулся оглушительным позором. Это правда, но правда и то, что окрыленные успехом англичане вскоре собрали свою Великую Армаду и поплыли с ответным визитом в Испанию. В составе флота было 6 галеонов, 60 вооруженных торговых транспортов, 60 голландских легких кораблей, 20 пинас, всего 146 кораблей, на которых находилось порядка 23 тысяч человек. Для сравнения – Испанская армада насчитывала 130 кораблей и 30 тысяч человек.
 

 
В 1589 году англичан ждал форменный разгром. По разным оценкам, они потеряли до 20 тысяч человек, примерно такие же потери были у испанцев годом раньше во время поражения их Непобедимой армады. Как говорится, стороны обменялись любезностями. Но до сих пор широко распространено заблуждение, будто бы Англия после победы над испанской Армадой стала первой морской державой мира. Ничего подобного. Даже мирные переговоры, и те начались по инициативе Англии, и договор, завершивший войну в 1604 году, в целом был в пользу испанцев…
 

Представляем вашему вниманию «Исторический Формат» — новый международный научный журнал, в котором публикуются результаты исследований российских и зарубежных учёных. Журнал является электронным периодическим изданием. В первом номере — статьи Л.П.Грот, А.А.Клёсова, А.Пауля и других авторов. Бесплатно скачать номер можно на официальном сайте.

 

Испания извлекла уроки из поражения своей армады и очень быстро восстановила мощь флота. А что же Англия? Война разорила ее дотла, и хваленый английский флот вскоре превратился в совершенно жалкое зрелище. Упадок дошел до того, что африканские пираты взялись хозяйничать у берегов Британии, захватывали корабли, а моряков превращали в рабов. Пираты даже имели наглость требовать предоставить им пушки в качестве выкупа за пленных. Английскому правительству ничего не оставалось, как подчиняться требованиям корсаров, потому что королевский флот не мог с ними справиться.
 
Путь Британии к статусу владычицы морей и положению ведущей индустриальной державы мира был очень долог и мучителен. Англичан били еще много раз. Истинными хозяевами океанов еще долго продолжали оставаться испанцы и голландцы, серьезной силой были и французы. Да это легко заметить, просто посмотрев на политическую карту тех времен. Англичанам еще предстояло создать обширную колониальную империю, и, как известно, они добились успеха.
 
Важную роль в этом невероятном подъеме сыграл, как вы уже, наверняка, догадались, протекционизм, и очень символично, что английские протекционистские законы вошли в историю под названием «Навигационные акты».
 
Мысленно вернемся в начало XVII века, в период, последовавший за окончанием англо-испанской войны. Не только флот, но и экономика Англии в целом пришла в упадок. Английский экспорт почти полностью свелся к вывозу сырья, который к тому же осуществлялся в основном иностранными кораблями. Промышленные товары импортировались. Ничего не напоминает? Перед нами экономическая модель, очень похожая на латиноамериканскую.
 
Шли годы, Франция успешно поставляла на английский рынок свою продукцию, голландцы в 1602 году основали свою Ост-индскую компанию, которая развернула сверхприбыльную торговлю чаем и пряностями. Испанцы продолжали контролировать свои обширные владения в Америках, а вот Англия всерьез рисковала превратиться в колонию более развитых стран. К счастью для Британии, местная элита вовремя спохватилась и приняла радикальные меры.
 
Впрочем, первые попытки Карла I исправить ситуацию оказались неудачными. Это наглядно проявилось во время позорного похода на Кадис 1625 года, когда английский флот из 9 военных и 73 коммерческих судов потерпел поражение, причем два корабля и вовсе дезертировали, став пиратскими. Дисциплина на флоте практически отсутствовала, матросов кормили из рук вон плохо, служба на море стала восприниматься как наказание. Весной и осенью 1628 года англичане отправляли свои корабли на помощь Ла-Рошели, осажденной армиями Ришелье, и вновь безрезультатно.
 
Королевский флот оставался в кризисном состоянии, пока в 1634 году строительством кораблей не занялось государство. Вот тут дело сдвинулось с мертвой точки, и в скором времени Англия заметно усилилась как морская держава. Тут как раз подоспел Навигационный акт Кромвеля 1651 года, предусматривавший следующий комплекс мер:
 
1. Товары из Африки, Азии и Америки разрешалось ввозить в Англию, только на судах, принадлежащих британцам, и экипаж которых на три четверти укомплектован британцами. Из Европы можно было привозить товар, но только на кораблях стран, которые этот товар произвели. Эта мера была направлена против голландских перекупщиков, привозивших в Англию не свою продукцию.
 
2. Ввоз соленой рыбы разрешался, только если ее выловили британские суда.
 
3. Торговля вдоль английских берегов запрещалась для всех, кроме британцев.
 
Обратите внимание, как жестко англичане защитили и простимулировали развитие своего собственного кораблестроения – отрасли, которая стала основой британского могущества на многие годы. Одновременно они лишили голландцев заметной части их доходов. Отношения между странами резко обострились. Осенью 1651 года вышел Навигационный акт, а уже летом 1652 года началась первая англо-голландская война. Англичане бросили все силы на дальнейшую модернизацию своего флота, и в конечном итоге смогли отбиться. То есть голландцам не удалось заставить Британию отказаться от протекционизма.
 
В 1660 году Акт Кромвеля дополнили целом рядом новых ограничений. Отныне вся продукция из колоний должна была сначала свозиться в английские гавани, а для торговли с колониями разрешалось использовать только британские суда. Иностранным судам запрещалось привозить из Европы в Англию такие товары как, дрова, соль, оливковое масло, хлеб, сахар и ряд других. Отметим, что протекционистские ограничения распространялись и на торговлю с Россией.
 
Тем временем по ту сторону Ла-Манша, во Франции фактическое руководство экономики перешло в руки Жана-Батиста Кольбера. Комплекс мер, реализованный этим выдающимся приближенным Людовика XIV, вошел в историю под названием «кольбертизм». В 1664 году во Франции ввели жесткий протекционистский заслон на пути иностранных товаров, но упрощали и удешевляли ввоз необработанного сырья. Мало того, Кольбер под угрозой уголовного наказания буквально запрещал мастерам-мануфактурщикам уезжать из Франции, одновременно приглашая ценных специалистов со всей Европы, скупая иностранные технологические секреты и машины.
 
Значительное внимание Кольбер уделял развитию флота, покровительствовал грузоперевозкам, которые осуществлялись на французских судах, а в 1667 году Франция приняла новый тариф, поднявший и без того очень высокие пошлины на импорт. Это вызвало крайне болезненную реакцию других стран-конкурентов, и Франции после тяжелых войн пришлось несколько снизить таможенные сборы. Тем не менее, уровень протекционистской защиты экономики при Кольбере оставался очень высоким, и результаты не заставили себя ждать. Резкий рывок промышленности, технологический взлет, увеличение доходов страны, усиление армии и флота – все это достижения «кольбертизма».
 
Я думаю, читатель уже заметил, что укрепление экономики той или иной страны сталкивается с резким противодействием других государств. Так было и с Францией, так было и в случае с Парагваем, когда Британия стимулировала создание антипарагвайской коалиции. Но и Англия, как уже говорилось, столкнулась с военной угрозой Голландии, которой оказались не по нутру английские протекционистские законы.
 
Помимо войны 1652 года, Англия и Голландия вскоре повоевали еще дважды. Британии пришлось очень непросто. В 1666 году голландцы взяли верх в Четырехдневном сражении, в 1667 году голландский флот вошел в Темзу и сжег английские верфи, в 1672 году адмирал Рюйтер побеждает англичан при Солебее, а в 1673 году англичане неудачно действуют в битве при Текселе. Но голландцы тоже терпели поражения, и британский флот закалялся в боях.
 
Судя по всему, затяжное противостояние привело элиты двух стран к мысли о необходимости найти какой-то компромисс, и он был найден, причем в очень неожиданной форме. В 1688 году английский монарх был свергнут с престола, а на его место пригласили правителя Нидерландов Виллема ван Оранье-Нассау, ставшего в Британии Вильгельмом III. Началась эпоха экономической англо-голландской кооперации.
 
Между тем жесточайшие протекционистские меры не отменялись. Ввоз целого ряд товаров, включая шерстяные и хлопчатобумажные ткани, облагался 50-процентной пошлиной. Поначалу эти изделия были дороги в Англии, что, конечно же, вызывало известное недовольство потребителя, но именно дороговизна импорта и подталкивала местного бизнесмена браться за производство таких товаров. Появившаяся промышленность давала работу, повышала доходы населения, что в свою очередь делало промышленные изделия доступными. Кроме того, предприниматели конкурировали друг с другом, и эта борьба за покупателя тоже способствовала снижению цен на продукцию внутренних предприятий. В итоге выигрывали все.
 
А что касается сотрудничества Британии и Голландии, то англичане многому научились у своих старых соперников. «Развитые финансовые институты позволили Голландии не только финансировать свою внешнюю торговлю, но и защищать ее силами первоклассного военно-морского флота. Теперь эти институты должны были заработать в Англии – в гораздо большем масштабе» (Фергюсон Н. Империя. Чем современный мир обязан Британии. М.: Астрель, 2013. C. 64).
 
И действительно, в 1694 году был учрежден Английский банк, по образу и подобию старого, почтенного Амстердамского банка. Также голландский опыт помог Лондону в развитии фондового рынка, в ведении кредитных операций и так далее. Как видим, финансовые инструменты, которые обычно связывают с идеями свободного предпринимательства, действовали в рамках, задаваемых протекционистскими правилами игры. То есть протекционизм не враг частной инициативы и бизнеса, а помощник. Хотя, конечно, он может стать и врагом в руках неумелых или злонамеренных политиков, а также коммерческих лоббистов.
 
Так было в Англии, точно так же обстояли дела и в Российской империи. Дмитрий Менделеев, отстаивая идею протекционизма, приводил следующий пример — в США керосин стоил дешевле, чем у нас: 2,5 рубля за пуд против 3,5 рублей. По этой причине наша страна закупала довольно много керосина в Америке. И вот в 1868 году было принято решение обложить ввоз пошлиной (55 копеек с пуда). Импорт керосина начал постепенно падать, свое производство, напротив, развиваться, и дошло до того, что Россия сама превратилась в крупного экспортера керосина. В 1890 году его вывоз достиг 39 млн пудов, причем цена керосина на внутреннем рынке упала до 15 копеек за пуд.
 
Таким образом, в нашей стране появилась новая, высокотехнологичная по тем временам отрасль промышленности. Масса людей получили высокооплачиваемую работу, вокруг этого возросла и торговля. Один только акцизный сбор с керосина стал в год давать государству более 10 млн рублей. Менделеев прямо говорил, что не будь таможенного обложения керосина — не было бы русского нефтяного дела. Это — результат разумного протекционизма, но тот же Менделеев предостерегал и от ошибок. Если для производства того или иного товара нет своего сырья, то не следует ограничивать импорт этого сырья.
 
Между тем, в современной России многие годы тянется эпопея, связанная с пошлиной на какао-бобы. Всем понятно, что они у нас не растут, соответственно, их ввоз никак не вредит сельскому хозяйству, однако, пошлина повышает стоимость производства отечественного шоколада. И без того рынок завален импортным шоколадом, так еще и пошлину взимают на какао-бобы, тем самым осложняя жизнь нашей кондитерской промышленности. Вы будете смеяться, но у нас действует пошлина на апельсины, грейпфруты, бананы и т.п. Конечно, государство получает от этого кое-какой таможенный доход, но не лучше ли поддержать производство сока?
 
Дмитрий Зыкин
 
Перейти к авторской колонке
 

Представляем вашему вниманию «Исторический Формат» — новый международный научный журнал, в котором публикуются результаты исследований российских и зарубежных учёных. Журнал является электронным периодическим изданием. В первом номере — статьи Л.П.Грот, А.А.Клёсова, А.Пауля и других авторов. Бесплатно скачать номер можно на официальном сайте.

 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

15 комментариев: Как дождливый остров стал хозяином мира

  • Александр говорит:

    Интересно. В таком изложении и циклы Кондратьева легче воспринимаются. Однако кто следующий лидер? Вот где интрига.

  • Андрей Климовский говорит:

    ВВП КНР ныне больше чем ВВП США. Пиндосы сами оплатили индустриализацию Китая.

  • Андрей Климовский говорит:

    По моему мнению, Великобритания не является хозяином мира. Хозяином мира являются деньги. Кто ими владеете, тот и хозяин. А хозяин денег очень легко может менять юрисдикцию. Позапозавчера он в Испании, потом перебрался в Нидерланды, оттуда в Англию, из неё после войн 20 века – в Америку. США – это только временное пристанище. Однако деньги требуют крови, а большие деньги – большой крови, когда в США деньгам, вернее их владельцам, станет совсем неуютно, то ничто им не помешает перебраться, например, в Австралию или в Бразилию или, например, в Россию.
     
    Но интрига в том, что раньше деньги были монетарными, они либо были кусками драгметаллов, либо их можно было свободно на эти куски обменять. Сейчас деньги – это запись в электронной базе данных, которая ничего не стоит. Деньги сейчас это закабаляющий общественный договор, это ложная, фиктивная ценность. Они ничего не стоят, западная система дошла до того, что учётная ставка стала отрицательной, т.е. центробанки приплачивают заёмщику, если он возьмёт в долг. Это тяжёлая болезнь всей прежней финансовой системы, обслуживающей загнанную и больную экономику. Можно сказать – агония. Товар – всё, деньги – ничто.

    • Сергей В. Ч. говорит:

      Если говорить про «денежных мешков», то таковые в Средние Века базировались в Венеции. В Новое Время из-за географических открытий развились трансокеанические перевозки, а Великий Шёлковый Путь стал чахнуть. И тогда толстосумы переехали и Британию и учредили Ост-Индскую Торговую Компанию. С тех пор таковые товарищи, как я слышал, делают дела из Лондон Сити. По словам Александра Елисеева ныне есть четыре группировки транснациональных дельцов: «лондонская», «ватиканская», Ротшильды и Рокфеллеры. Все они заинтересованы в глобализации экономики и создании Мирового Правительства, но пока что у них случаются серьёзные тёрки за место Главного Главнюка, как бы выразился Задорнов. Но далее у Елисеева начинается махровая конспиролохия. Ядром транснациональной олигархии являются масонские организации: «Египет Мицраим» и ещё одна, чьё название я не помню. Первая управляет миром через сеяние хаоса, вторая – через тотальный порядок всего и вся. И дело тут уже становится далеко не в самих деньгах. Первая часть суждений Елисеева не вызывает сомнений, вторая – крайне сомнительна в силу жанра.

  • Владимир Н. Горбановский говорит:

    Благодарю. Понравилась Ваша статья. Лаконично, доступно. Интересный пласт вскрываете. Удачи в новых подобных работах. Важен современный анализ развития экономики нашими сородичами.

  • CeMaPzJI говорит:

    Поучительная история. Как говорится: «Эти слова, да богу в уши». В смысле, хорошо бы знание и понимание экономической ситуации страны Д.И. Менделеевым каким-нибудь образом снизошло и до наших экономических руководителей.

  • Скловинод говорит:

    В 2014 году Китай по ВВП действительно обошел США, но по ВВП по ППС (по паритету покупающей способности). По данным МВФ, в 2014 году ВВП по ППС Китая составил 17,6 триллиона долларов США, а ВВП по ППС США – около 17,4 триллиона долларов США. По прогнозу МВФ, к 2019 году китайский ВВП по ППС будет опережать американский на почти 5 триллионов долларов США. Но если взять номинальный ВВП (в долларах по текущему обменному курсу), то тут Китай пока отстаёт. По оценке МВФ, в 2014 году номинальный ВВП Китая составил 10,4 триллиона долларов США, а номинальный ВВП США – 16,8 триллиона долларов США, но это пока. Китай сможет обогнать по номинальному ВВП Америку по оптимистичным оценкам в 2019 году, по пессимистичным – в 2024 году.
     
    Хозяином мира являются деньги. Очень вредное заблуждение. Опять я слышу мысли из 90-х. Двадцать лет прошло и ничего не изменилось в головах, хотя Украина перед глазами. И это после того, как Путин в нулевые разгромил с помощью власти и Ходорковского, и Гусинского, и Березовского и прочих с их миллиардами долларов. Где же сейчас богатейший человек Украины Ринат Ахметов (на 2013 год около 15 миллиардов долларов США) без поддержки власти и людей. Сдулся? И где Игорь Коломойский (на 2013 год примерно 2 миллиарда долларов США) со своими боевиками. Деньги – это награда за власть, у кого власть – у того и деньги, к сожалению или к счастью. Деньги у того – у кого власть, а власть у того, кого поддерживают люди. Люби людей, только не всех, а тех, кто это заслуживает, и будут у тебя деньги, ибо у тебя будет власть. У осетина спросили как-то о том, как они выживали в 90-е, а он ответил, что одни на рынках торговали, другие их охраняли, а третьи вели денежные расчеты. Так и выжили. Отсюда вывод, что главное в жизни – это люди, люди, и еще раз люди, а не деньги. А завистливым статистам позволяют разве что подержаться за чемоданчик с чужими деньгами. И более ничего. Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Люди – всё, товар и деньги – ничто.

    • Андрей Климовский говорит:

      Вы не о тех деньгах пишете и не те деньги считаете. Некто надысь сказал: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто и какие законы в ней издает». Это Ротшильд сказал. Покуда мир считает, что деньги, выпускаемые Федеральной Резервной системой, этой частной по сути лавочкой, а не госучреждением, чего-то стоят и принимает их в оплату за всё и за вся, до тех пор перед владеющими ФРС мир будет лежать на тарелочке с голубой каёмочкой.
       
      Название статьи, на мой взгляд, не отражает её содержания. Она описывает историю флота и нескольких таможенных актов. Государства уже очень давно миром не владеют, государства в значении правительства стали рычагами, т.е. инструментами для достижения нетленных целей – обогащения путём цивилизованного грабежа, сохранения и преумножения владельцев государств. Правительства давно приватизированы.

  • Скловинод говорит:

    Ротшильд может говорить все, что захочет, вопрос в том, кто его слушает. Миром управляют не деньги, а люди, ибо именно люди управляют деньгами. Деньги управляют слабыми людьми, живущими по принципу «дают – бери, бьют – беги». Людей, которые имеют волю, терпение, твердость нельзя приватизировать. Украина – наглядный пример, когда люди выходят на площадь с глупой идеей – заграница нам поможет, то кроме краха подобные идеи ничего не принесут, что мы и видим наяву. Заграница им не поможет, она их ограбит. Вот такими людьми и владеет ФРС, теми, кто надеется не на себя, не на своих родичей, не на своих друзей, а на то, что кто-то ему поможет со стороны. Но есть и другие случаи, например, Колумбия, где ФАРК (Революционные Вооруженные Силы Колумбии) с 1964 года ведет партизанскую борьбу с проамериканским правительством Колумбии, ведет уже более 50 лет. История знает и менее кровавые способы борьбы, но именно борьбы, а не имитации борьбы, как на Украине. Например, Индия с Махатмой Ганди. ФРС владеет теми странами, в которых живет бесхребетное, пассивное, эгоистичное население. Свобода стоит дорого, свободу не дают, свободу берут.

    • Игорь говорит:

      50 лет партизанской борьбы ради иллюзорной свободы, а в случае маловероятной удачи 90 процентная вероятность уподобиться нищенствующей Кубе. Можно подумать, что эта самая ФРС в русле всего вами вышеизложенного нами не владеет, где ярко выделяется наличие сырьевого придатка этого самого развитого мира. А уж про остальные прелести и говорить не стоит, так как все наши чиновники предпочитают ездить на западных иномарках, пользоваться западными гаджетами, иметь апартаменты исключительно с евроремонтом, где наличествуют евроокна и евродвери и прочее обязательное евробарахло, отдыхать и приобретать недвижимость также предпочитают почти исключительно в Европах и Америках. И возьмите для примера страны бывшего соцлагеря, например Словению, Чехию, Польшу, Словакию. Как же их ограбили, что та же Словения все больше начинает походить на Швейцарию и Австрию, а ее ВВП на душу населения давно обогнал российский, а Польша занимает лидирующие позиции в Европе в сфере сельского хозяйства и растениеводства. Как не вглядывайся, а на острие прогресса на нашей планете находится этот самый проклятый Запад, и как не артачься, а нам все равно придется постоянно тащиться за ним, покуда Россия не эволюционирует до того, чтобы не ходить в очередной раз по тем же самым граблям.

      • Андрей Климовский говорит:

        Посмотрите на данные о долгах этих стран, они прожирают будущее своих детей.

    • Андрей Климовский говорит:

      Дело в том, что он не только говорит, он владеет на паях этой самой фэрээс, и члены этого интимного кружка выбирают президентов и канцлеров. Они решают какие, когда и кто законы примет.

  • CeMaPzJI говорит:

    >> обогащения путём цивилизованного грабежа
     
    Видимо, под обогащением подразумевается не набивание мешков продукцией своей ФРС, а введение в зависимость от своей денежной системы как можно большего количества стран. Хотя, если судить по событиям в Ливии, контроль ведётся и за странами, желающими создать параллельную денежную систему, их просто серией манипуляций ввергают в хаос.

    • Андрей Климовский говорит:

      Как мы знаем из Маркса, в основе любого крупного состояния всегда лежит преступление. Так вот основой всех крупных европейских состояний стал цивилизованный грабёж колоний. Напомню, что до захвата Индии Британией первая была процветающей страной, именно поэтому, собственно, её и захватили. Не хуже дела у местного населения шли в Африке. Напомню, что рабство в Америке было отменено только во второй половине 19 века, а рабов в Америку поставляли просвещенные европейцы. Помните фильм «Максимка»? Действие фильма происходит в 1864 году. Индустриализацию Запада оплатили сотни миллионов индийских и африканских ремесленников, обнищавшие за 1 десятилетие и чёрные рабы в Америке, производившие крайне дешёвый хлопок. Бурный рост текстильной промышленности, обусловивший рост станкостроения это результат грабежа, вполне конституционного. Нынешние игры с валютами – это рюшечки на пропитанной слезами кровью и потом скатерти европейского и американского благополучия.

    • Slava говорит:

      Люди, элиты, деньги, ВНП, ФРС, власть, военная мощь в отдельности ничто. Главное – это идеология. Она заставляет все это работать вместе.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья