Это уже стало походить на заигранную пластинку. Появляется очередная «нетленка» попгенетиков с десятками соавторов и объемом в полтораста страниц, весь мир – судя по реакции прессы – заходится в восторге, я с ожиданием беру статью в руки… да, именно так, распечатываю, чтобы с удовольствием прочитать, делая пометки на полях, и обогатиться новым знанием, которого от попгенетиков давно заждался, да, видимо, уже и не дождусь по причинам, указанным ниже, и… что? И ничего!
 

 
Картина и на этот раз стандартная. Статья под названием «Массивные миграции из степи как источник индоевропейских языков в Европе», 39 соавторов, 172 (!) страницы – правда, основного текста 8 страниц, остальное – приложения. Как видим, в название статьи вынесено, что степи – это источник индоевропейских языков в Европе. Это авторы (точнее, основной автор или два их) считают самым главным достижением статьи, новый вклад, так сказать, в мировую науку. Но беглый просмотр статьи показывает, что что-то здесь не так. Главное в статье – ископаемые гаплотипы, их – 94 европейских (в основном) ископаемых гаплотипов, что, безусловно, материал интересный. Но ископаемые гаплотипы о языке ничего сказать не могут. Верно, они и не сказали. Данные по 69 ископаемым гаплотипам (и еще 25 – литературные данные) сведены в приложениях к статье в длинные таблицы, но никакого языка, индоевропейского или другого, в этих таблицах нет и близко. Да и быть не может.
 

Поддержите проекты ДНК-генеалогии: ваше пожертвование – это дальнейшее изучение настоящей истории наших предков, выпуск тематических книг, организация научных мероприятий, исследование палео-днк и ещё многое другое. Первоочередные проекты: издание учебника профессора А.А. Клёсова «ДНК-генеалогия. Практический курс» и других книг, запуск сайта Академии ДНК-генеалогии, продвижение лаборатории ДНК-генеалогии. Сделать пожертвование от 100 до 5000 руб. можно буквально в один клик внизу по этой ссылке.

 

Смотрим дальше. Про язык – только в последнем абзаце статьи. Читаем: «наши результаты предоставляют новые данные (уже – интересный оборот – ААК), которые имеют отношение к дебатам про происхождение и распространение индоевропейских языков в Европе». И далее – «Хотя древние ДНК хранят молчание в вопросах о языках, на которых говорили бесписьменные популяции, они несут сведения о процессах миграции, которые рассматривают теории о распространении индоевропейских языков. Такие теории делают предсказания о передвижениях людей, что объясняет распространение языков и материальной культуры».
 
Сделаю перебивку и со вздохом поделюсь тем, что читать статьи от Лазаридиса и Рейха (оба из Гарвардской медицинской школы, отдела генетики) – это форменная пытка. Язык чудовищно невнятный, вязкий, неинформативный. Примеры потом еще будут, и немало. Как известно, стиль изложения напрямую коррелирует с уровнем понимания вопроса самими авторами.
 
Продолжаю цитировать. «Технология древних ДНК делает возможным отвергнуть или подтвердить предлагаемые миграционные передвижения, как и идентифицировать новые передвижения, которые были пока неизвестны. Самый сильный аргумент в пользу «анатолийской гипотезы», согласно которой ИЕ языки прибыли в Европу из Анатолии примерно 8500 лет назад – это что крупные замещения языков, как полагали, требуют крупных миграций, и что после раннего каменного века, когда в Европе устанавливалось фермерство, исходная популяция была столь большой, что она была невосприимчива для последующих языковых замещений. Однако наши исследования показали, что такое замещение произошло, и что мигранты из степи заместили примерно три четверти предков современных европейцев. Альтернативная теория – это «степная гипотеза», которая предполагает, что ранние индоевропейцы были скотоводами в травных степях к северу от Черного и Каспийского моря, и их язык распространился в Европу после изобретения колесных повозок (ссылка, разумеется, на книгу археолога: David Anthony, The Horse, the Wheel, and Language: How Bronze-Age Riders from the Eurasian Steppes Shaped the Modern World. Princeton University Press, 2007, тем более что он – соавтор данной статьи).
 
Сделаю еще одну перебивку – действительно, Антони занимался индоевропейскими языками в южнорусских и южноукраинских степях, только у него не было ни слова доказательств, что индоевропейские языки были принесены из степей в Европу, с востока на запад. Он так говорил, но доказательств не было. На самом деле они, ИЕ языки, были принесены, напротив, из Европы в степи, то есть с запада на восток, ариями, носителями гаплогруппы R1a, и они пронесли их далее на восток и на юг – до Индии (индоарии), Ирана (авестийские арии), Сирии (митаннийские арии). Все это хорошо документировано. Из степей на запад, в Европу, шли эрбины, носители гаплогруппы R1b, и они несли с собой не-ИЕ языки. При этом они шли из степей на запад в минимальной степени. Эрбины вошли в Европу с разных сторон – на запад из понтийских степей (примерно 4500 лет назад, малым количеством), на запад же со стороны Ближнего Востока и Малой Азии (тогда же), и на север со стороны Северной Африки, через Пиренеи (примерно 4800 лет назад), как носители культуры колоколовидных кубков (ККК), оставив за собой на Пиренеях и в южной Франции басков с той же гаплогруппой R1b, и во всех случаях они, ККК, несли не-ИЕ языки, которые наводнили Европу, начиная примерно с 4800 лет назад. Это не считая тех не-ИЕ языков, которые были в Европе в верхнем палеолите и мезолите. Так что, повторяю, не было прихода ИЕ из степей в Европу, было только наоборот, из Европы в степи, вместе с ариями. Потому-то в Индии и оказались в итоге индоевропейские языки, начиная примерно с 3500 лет назад, и через тысячу с небольшим лет великий Панини отшлифовал их в санкскрит, близкий к совершенному языку.
 
Так что Антони с языками перепутал, следуя за своей учительницей М. Гимбутас. Но поскольку он в соавторах статьи, которую мы сейчас рассматриваем, то ясно, что он решил склонить на свою сторону и генетиков, что было нетрудно. Это было обоюдно полезно. Для генетиков – что их теории освящает свои авторитетом археолог Антони, а для Антони – что его теории якобы подтверждает генетика. Вот такая двойная подгонка и привела к полному конфузу. Добро пожаловать – опять – в популяционную генетику.
 
Надо повторить, что и в абзаце выше (выделен курсивом) авторы всё перепутали. Мало того, что за «самый сильный аргумент в пользу анатолийской гипотезы» они выдали что-то совершенно несуразное. Не в том аргумент, что кто-то кого-то не заместил или заместил неполностью (это вообще оставалось неизвестным до самого недавнего времени), тем более что аргументы в пользу анатолийской концепции были сугубо лингвистического характера. Дело здесь даже и не в этом, а в том, что «мигранты из степи заместили примерно три четверти предков современных европейцев» -это совершенно неверно. Заместили не мигранты из степей, а носители колоколовидных кубков, которые вышли с Пиренейского полуострова примерно 4800 лет назад, и заселили Европу, уничтожив (или, деликатно и политически корректно говоря, «заместив») почти все древнее население Европы, включая гаплогруппы I1, I2a, G2a, E1b, R1a (Klyosov & Tomezolli, Advances in Anthropology, 2013, ссылка).
 
Пиренеи – это вовсе не причерноморские степи. Если миграция на запад из степей и была, то небольшая. Почти все современные субклады гаплогруппы R1b в Европе – потомки Пиренейской L151 и последующих P312 и U106 с последующими субкладами. Субклада L23 с Русской равнины в Европе почти нет.
 
Продолжаем, после колесных повозок, которые якобы принесли ИЕ языки в Европу. На самом деле ИЕ языки, как знает любой лингвист, начали расходиться на ветви примерно 6000 лет назад (примерно 5500 лет назад по данным ДНК-генеалогии, потому что это время расхождения гаплогруппы R1a на ветви – Z93, Z280, Z284, L664, по соответствующим направлениям юго-восток, восток, север, северо-запад). Но древние гаплотипы, как сообщили сами авторы, не могут сами рассказать о языке, так что здесь вожжи исключительно натягивают те, кто опираются не на данные, а на «мнение авторитетов». Так и получилось.
 
Следующая цитата, после колесных повозок: «Наши результаты представляют убедительный случай, что степь явилась источником по меньшей мере части индоевропейских языков в Европу, тем, что документировала массивную миграцию примерно 4500 лет назад, связанную с ямной культурой и культурой шнуровой керамики».
 
Представляете, что эти 39 авторов пишут? «Документировали массовую миграцию» 4500 лет назад в Европу (на самом деле, вовсе не документировали, как показано ниже), и этого, считают, достаточно, чтобы объявить, что это была миграция носителей ИЕ языков? Откуда это следует? А ниоткуда, сами до этого написали, что ископаемые ДНК о языках не говорят. Тогда почему миграция в Европу именно ИЕ языков? А так. Потому что Антони так считает, об этом и книгу написал, правда, там генетики не было. Тогда, если он так считает, зачем вообще нужно было ископаемые ДНК изучать? Они же ничего здесь не дают.
 
В общем, случай показательный, попгенетика на марше. Свели воедино данные по 94 ископаемым ДНК, сообщили, что о языках они ничего не говорят, но решили, что это должны быть носители ИЕ языков, потому что один из авторов так считает, и это вынесли в название статьи!
 
Продолжаем цитату: «Они (массовые миграции 4500 лет назад – ААК) были идентифицированы сторонниками степной гипотезы как векторы распространения индоевропейских языков в Европу. Эти результаты бросают вызов анатолийской гипотезе тем, что показывают , что не все индоевропейские языки в Европе можно вывести от первых фермеров, мигрировавших тысячелетиями ранее».
 
Мой комментарий – опять не ископаемые ДНК что-то сообщили, а «сторонники степной гипотезы» идентифицировали «массовые миграции как векторы распространения ИЕ языков в Европу». Но опять, при чем здесь ископаемые ДНК? Статья-то про них, а не про «сторонников степной гипотезы». И тут же, «эти результаты» – какие? Нет ведь в статье никаких результатов про языки, что они якобы «бросают вызов анатолийской гипотезе». Но бросают этот вызов как-то уж очень уклончиво – что не все ИЕ языки в Европе можно вывести от «древних фермеров», которые и есть в анатолийской гипотезе. Если перевести этот вязкий сумбур на нормальный язык, то авторы статьи говорят фактически следующее:
 
>> Мы не можем использовать ископаемые ДНК для получения какой-либо информации о языках, индоевропейских или нет, мы просто можем сказать, что причерноморские племена мигрировали в некоторой части в Европу 4500 лет назад. Но мы верим, что они несли с собой ИЕ языки, и если так, то важность анатолийской гипотезы, что ИЕ языки пришли в Европу из Анатолии, уменьшается, но частично остается в силе.
 
Но тогда тот же вопрос – зачем вообще здесь ископаемые ДНК? Ведь это все можно было сказать и без них, поскольку это то, что Антони говорил последние как минимум 10 лет. Правда, говорил неверно.
 
Итог статьи подводит предпоследняя фраза: «Мы предостерегаем, что место прото-индоевропейской прародины, из которой также вышли индоевропейские языки в Азии, как и индоевропейские языки юго-восточной Европы, не может быть определено из данных, сообщенных здесь». Это – опять вязкое и завуалированное положение, потому что никаких «данных, сообщенных здесь», в отношении ИЕ языка нет в принципе. Поэтому никаких выводов о «прародине» вообще здесь нет и быть не может. Тогда о чем статья в отношении ИЕ языка? Зачем тогда название про «источник ИЕ языков в Европе», когда об этом в статье нет никаких данных? Ответ простой – просто откровенно ненаучный блеф.
 
Наконец, последняя фраза статьи: «Изучение смешивания (? – ААК) в самой ямной культуре и понимание генетических взаимоотношений среди широкого набора древних и современных носителей индоевропейских языков может привести к новому знанию относительно их совместной прародины».
 
Теперь понятно, что такое вязкий стиль статьи? Это неспособность четко выражать мысли, и ментальное проклятье писать какую-то бессмысленность ни о чем. Я не знаю, кто у них там пишет статьи – Иосиф Лазаридис или Дэвид Рейх, но статья за статьей этих основных авторов повторяет вот такой невразумительный, нечитаемый стиль.
 
Итак, с «источником индоевропейских языков в Европе» мы разобрались. Нет этого в статье, есть бессвязные декларации, ничем не подтвержданные. Но – поразительно – они вынесены в название статьи. Видимо, больше ничего в название статьи вынести не могли. А действительно, о чем она вообще, если не о ИЕ языке? Забудем на время о крайне неудачном названии, и посмотрим, о чем еще статья.
 
Надо сказать, что первичные данные в статье важные и интересные. Это – список 94 ископаемых гаплогрупп (69 из которых изучали сами авторы, или, точнее, некоторые из них). Остальные разговоры – неуклюжие попытки «навести науку». Это – диаграммы «принципиальных компонент», которые ведут, как правило, к принципиальным заблуждениям, и поразительные по беспомощности «интерпретации», основанные на тех самых ископаемых ДНК, их гаплогруппах, и более широких геномных данных соответствующих ДНК. Значительная часть статьи занята подробными техническими описаниями – как ископаемые ДНК анализировали, какие условия и ограничения вводили, как проводили расчеты, какими компьютерными программами пользовались. Это в данном случае неинтересно, нам важно то, что именно получили, какие зафиксировали древние миграции, их датировки и направления, их значимость для понимания исторических процессов. Вот давайте и посмотрим, что дали эти 94 ископаемых ДНК в отношении поставленных вопросов. Но перед этим я сформулирую то, что уже было известно и получено методами ДНК-генеалогии. Тогда станет яснее, что нового внес геномный анализ в обсуждаемой статье.
 
Свидетельства ДНК-генеалогии. Итак, в отношении гаплогруппы R1a было описано (Klyosov, Advances in Anthropology, 2012), что ее носители пришли в Европу 8-9 тысяч лет назад, после протяженной миграции из Центральной Азии (Южная Сибирь) через Индостан, Иранское плато, Анатолию, с выходом на Балканы (других путей, видимо, и не было), затем, примерно 4600-4900 лет назад носители гаплогруппы R1a, арии, вышли на Русскую равнину, и примерно 4500 лет назад разошлись по трем принципиальным направлениям – на юг, через Кавказ в Месопотамию и далее в Сирию (митаннийские арии) и Аравийский полуостров; на юго-восток, в горы Средней Азии и далее на Иранское плато (авестийские арии); на восток, на Южный Урал и далее на юг, в Индостан (индоарии). Начиная примерно с середины II тыс. до н.э., то есть со времени прихода ариев во все указанные места прибытия, начались миграции носителей гаплогруппы R1a, оставшихся после ухода ариев, на запад, в Европу. Эти миграции растянулись на полтора тысячелетия, и проходили в составе многочисленных ветвей, или субкладов гаплогруппы R1a – балтийских, карпатских, евразийских, центрально-европейских, западнославянских и других (Rozhanskii & Klyosov, 2012). В итоге в Европе по карпатским горам прошла фактическая граница, к западу от которой было численное преимущество гаплогруппы R1b, к востоку – гаплогруппы R1a.
 
Гаплогруппа R1b прошла миграционный путь из Центральной Азии (Южная Сибирь) по Северному Казахстану (Ботайская культура, возможно, Маханджарская культура), далее хвалынская культура, самарская (8-7 тыс. лет назад), средневолжская, древнеямная (7-5 тыс. лет назад) [Klyosov, Advances in Anthropology, 2012]. В древнеямной/ямной культуре таким образом были два слоя ее носителей – эрбины (гаплогруппа R1b) 7-4.5тыс. лет назад, и арии (гаплогруппа R1a) 5-4 тыс. лет назад. Часть эрбинов осталась в причерноморских степях, и примерно 4500 лет назад они малым составом прошли на запад, в Европу, неся с собой свои не-ИЕ языки. Остальные эрбины еще 6 тыс. лет назад повернули на юг, создали майкопскую и катакомбную культуры, прошли миграцией через Кавказ в Месопотамию (6 тыс. лет назад), и оттуда несколькими путями продвинулись в Европу – через Малую Азию и по Средиземноморью примерно 4500 лет назад, пройдя по северной Африке (5500-5000 лет назад) через Египет до Гибралтара и Пиренейского полуострова (4800 лет назад) и как культура колоколовидных кубков со своим не-ИЕ языком заселили Европу между 4800 и 3000 лет назад, оставив за собой басков с текущим не-ИЕ языком эрбинов. ИЕ языки вернулись в Европу только начиная примерно с 3500 лет назад и в ходе I тыс. до н.э., в результате миграций носителей гаплогруппы R1a c востока на запад.
 
Из этого описания ясно, что в Причерноморских степях в период 7000-4500 лет назад, то есть до прибытия ариев, были эрбины (гаплогруппа R1b), и не было ИЕ-языков. То же было и в древнеямной культуре, в самарской и хвалынской культурах 8000-5500 лет назад. Ариев, носителей гаплогруппы R1a и ИЕ-языков, там тогда еще не было.
 
Свидетельства геномного анализа 94 ископаемых гаплотипов. Объектом исследования в обсуждаемой статье были геномы 94 ископаемых ДНК европейцев, которые жили от 8000 до 3000 лет назад (за исключением некоторых литературных данных для более древних ископаемых ДНК, в том числе неиндоевропейцев, до 24 тыс. лет назад). В этом отношении исходный материал статьи замечательный. Однако популяционные генетики имеют особенность испортить любой замечательный материал «кривой» интерпретацией данных, анализом данных по типу «шиворот-навыворот». Настоящая статья тому подтверждение.
 
Посмотрим сначала на Абстракт статьи, в надежде, что туда включены самые значимые выводы. Вот они (оставляем в стороне технические подробности по геномному анализу):
 
1. Популяции западной и крайне восточной части Европы «показывают противоположные траектории» между 8000 и 5000 лет назад.
 
2. 8000-7000 лет назад в Германию, Венгрию и Испанию прибыли родственные группы фермеров, которые отличались от местных охотников-собирателей.
 
3. В России в то время проживали охотники-собиратели, имевшие «высокую аффинность» к «сибиряку» с датировкой 24 тысяч лет назад (примечание – под «сибиряком» имеется в виду ископаемый носитель гаплогруппы R, найденный при раскопках вблизи Байкала – ААК).
 
4. 6000-5000 лет назад по всей Европе после некоторого перерыва активно появлялись потомки (древних) охотников-собирателей.
 
5. В те же времена в России скотоводы ямной степной культуры вели происхождение не только от восточно-европейских охотников-собирателей, но и от популяций Ближнего Востока.
 
6. Западно- и восточноевропейцы вошли в контакт 4500 лет назад, и люди культуры шнуровой керамики из Германии на ¾ происходили от людей ямной культуры; это показывало массивную миграцию с восточной периферии Европы в ее центр.
 
7. Это степное происхождение преобладало во всех образцах ископаемой ДНК центральной Европы до времен примерно 3000 лет назад, и продолжает повсеместно превалировать и среди современных европейцев.
 
8. Эти результаты поддерживают теорию степного происхождения по меньшей мере части индо-европейских языков в Европе.
 
Здесь всё на свете перепутано. Или изложено в таком невнятном и уклончивом виде, что в итоге всё равно ведет к путанице. Ни один из показанных восьми выводов не является четким и по-настоящему информативным. Давайте разбираться…
 
Основная причина путаницы в том, что древнеямники были носителями гаплогруппы R1b, и те, кто в основном заселил Европу со стороны Пиренеев, как носители культуры колоколовидных кубков (ККК), тоже были носителями гаплогруппы R1b. Геномный анализ видит тех и других как близких родственников, или даже как одних и тех же людей, хотя между ними (ямники и ККК) дистанция в две тысячи лет, или больше. Поэтому генетики делают вывод о «массивной миграции», которой не было, или она была в очень небольшом масштабе (напрямую от ямников в центральную Европу). А на самом деле основная миграция была через Кавказ, Ближний Восток, Северную Африку, Пиренеи в Европу.
 
Поэтому п. 1 является в таком виде бессмысленным, поскольку непонятно, что за «траектории», о чем речь. Если это то, что в Европе между 8000 и 5000 лет назад были в основном гаплогруппы I2 и G2a, а на Русской равнине R1b, то так и надо писать. Но ситуация еще больше осложняется тем, что в статье слово «траектории» больше не встречается ни на какой из 172 страниц. Его вставили в «Абстракт» просто так, для «красивости», и получилась действительно бессмысленность.
 
П. 2 является тоже бессмысленным, поскольку на жаргоне попгенетиков «охотники-собиратели» – это те, кто жили более 7500 лет назад, а «фермеры» – менее 7500 лет назад. Никакой функциональности этот жаргон не несет. Поэтому п.2 по сути означает, что в Германии, Венгрии и Испании нашли ископаемые гаплотипы ранее и позднее 7500 лет назад.
 
П. 3 повествует о том, что на Байкале нашли гаплогруппу R с датировкой 24 тыс. лет назад, а на Русской равнине среди ямников нашли гаплогруппу R1b. Ясно, что гаплогруппы «родственные», вот и «аффинность». С гаплогруппой R1a нашли бы ту же «аффинность». А с европейскими I2a и G2a, понятно, никакой «аффинности» не было и быть не могло.
 
П. 4 опять совершенно вязкий. Его можно истолковать, видимо, как то, что по всей Европе до прихода эрбинов (носителей гаплогруппы R1b) около 5000 лет назад жили носители гаплогрупп I2a и G2a, потомки таких же гаплогрупп, выявленных 7000 лет назад и ранее, то есть «охотников-собирателей». Граничная дата 5000 лет поставлена потому, что после прибытия эрбинов, I2a и G2a, то есть гаплогруппы «старой Европы» из Европы исчезли.
 
П. 5 банально ошибочен. Просто авторы нашли гаплогруппы R1b у ямников и на Ближнем Востоке (куда эрбины мигрировали с Русской равнины), и решили, что вторые являлись предками первых. На самом деле, наоборот. Не были популяции Ближнего Востока предками популяций Русской равнины. И сейчас среди этнических русских, носителей гаплогрупп J1, J2a и E1b крайне мало.
 
П. 6 – опять грубая ошибка. Люди культуры шнуровой керамики – в основном носители R1a, ямной культуры – в основном R1b. Люди ККК – носители R1b, как и ямники, только первые не произошли от вторых, у них совершенно разные субклады гаплогруппы. Если у ямников – древние субклады гаплогруппы R1b, такие как M269, L23, M73, то у европейцев – на несколько ступеней субкладов ниже, такие, как P312, L21, U106, U152. У ямников таких не было. Между ними – тысячелетия. Поэтому никакой «массивной миграции с восточной периферии Европы в ее центр» не было. Была «круговая миграция», долгим кружным путем, и вряд ли она была массивной. Это уже в Европе носители субкладов P312, L21, U106 и U152 бурно размножились, независимо от ямников тысячелетия назад и в другом месте.
 
П. 7 – гаплогруппу R1b авторы статьи назвали «степным происхождением», что в общем верно, но только тысячелетия назад. Но геном в целом сохранился, и тогда ясно, что это «степное происхождение» «преобладало во всех образцах ископаемой ДНК центральной Европы до времен примерно 3000 лет назад, и продолжает повсеместно превалировать и среди современных европейцев». Потому что сейчас гаплогруппа R1b, со своим «степным происхождением» имеется примерно у 60% мужского населения Европы.
 
П. 8 – «Эти результаты поддерживают теорию степного происхождения по меньшей мере части индо-европейских языков в Европе» – грубая ошибка, ничего они не поддерживают в отношении языков, и тем более индоевропейских.
 
Таким образом, повторяем, что практически все выводы статьи являются ошибочными. Причина проста – авторы не знакомы с выводами ДНК-генеалогии или не понимают ДНК-генеалогию. Они не знают и не понимают древние миграции гаплогруппы R1b. Они смотрят на кашу, которую получают при геномном анализе, и пытаются как-то связать там концы с концами, но без знания и понимания гаплогрупп и их истории попытки авторов обречены на беспомощное гадание. Это – безнадежный стиль практически всех работ по геномному анализу с попытами интерпретировать их в историческом плане.
 
Как попенетики беспомощно плавали (и продолжают плавать) в расчетах датировок и динамики развития популяций и получали бессмысленные исторические «интерпретации», так сейчас это же повторяется с геномным анализом. Археологические датировки у них уже есть, но нет понятия о направлениях миграций и динамики субкладов. К сожалению, и в этом случае гора родила мышь, и даже что-то более мелкое и кривое.
 
Как так могло получиться? Попытаемся разобраться, как так могло получиться, что при наличии грандиозного исходного материала – 69 ископаемых ДНК периода 8000-3000 лет назад плюс 25 геномов ископаемых ДНК, взятых из литературы, самой передовой технологии геномного анализа (чему авторы посвящают значительную часть статьи), такого количества авторов (39) статьи, среди которых самые опытные исследователи – генетики, археологи, самые представительные учреждения – Гарвардский университет, два Института Макса Планка – по науке и по эволюционной антропологии, Центр по исследованию древней ДНК, Институты антропологии (Германия), целый ряд институтов археологии (Германия, Швеция, Испания, Россия, Швейцария, Венгрия), и другие менее известные организации, общим числом 25 – как могло получиться, что авторы статьи всё на свете перепутали? Судя по тому, что эта путаница продолжается раз за разом все в новых и новых статьях под главным авторством Давида Рейха и Иосифа Лазаридиса (оба из Гарварда), там – системная проблема.
 
Проще всего эту проблему объяснять тем, что реально статьи пишут только эти два автора, поскольку стиль статей одинаково вязкий, уклончивый, сумбурный, запутанный, а остальные соавторы – «пушечное мясо» и свадебные генералы. Под пушечным мясом я имею в виду поставщиков исходного материала, образцов для извлечения ДНК для последующего анализа, и которые к самой статье не подпускаются. Подтверждается мое раннее предположение, что соавторы статью и не видят, они типа «подай-принеси». На этом их роль и ограничивается.
 
И действительно, например, пять авторов в статье – из Поволжской государственной социально-гуманитарной академии и из Петербургской Кунсткамеры (Институт антропологии и этнографии). Они поставляли образцы ископаемых костей, и явно не занимались геномным анализом. Зачем, казалось бы, Давиду Рейху посылать им на предварительное рассмотрение статью объемом в 172 страницы и на английском языке? Зачем посылать археологу Дэвиду Антони? Он все равно в геномном анализе ничего не поймет. Так и получается, что реально статью готовила пара человек, остальные занимались техническими вопросами и присылкой образцов. В итоге каждый из них имеет полноценную статью в «индексированном журнале», что хорошо для отчетов и для резюме. Так в настоящее время размывается наука и вместе с этим уходит индивидуальная ответственность за полученные результаты и выводы.
 
Но даже в этом случае как так получилось, что выводы и заключения статьи оказались настолько искажены и перепутаны? Даже упомянутые два автора – известные генетики, как же они анализировали исходные и промежуточные данные? С помощью каких подходов и приемов? Ведь это, ясно, будет повторяться опять и опять. Давайте продолжать разбираться…
 
Исходный материал. Итак, 94 геномов ископаемых ДНК распределились по странам и регионам следующим образом: Германия – 41, Венгрия – 15, Россия – 14, Швеция – 12, Испания – 10, Италия – 1, Люксембург – 1. Из них 19 «охотников-собирателей» (ранее 7500 лет назад), 28 «фермеров раннего каменного века» (8000-6000 лет назад), 11 «фермеров среднего каменного века» (6000-5000 лет назад, включая «ледового человека» Отци), 9 ямников позднего медного/раннего бронзового века (5300-4700 лет назад), 15 человек позднего каменного века (4500-4200 лет назад), 9 человек раннего бронзового века (4200-3500 лет назад), два человека позднего бронзового века (3200-3100 лет назад), и одного человека железного века (2900 лет назад). В среднем на каждую их ДНК приходилось по 212375 снипов, и одном, минимальном случае, 22869 снипов. Из 69 новых ископаемых ДНК, впервые описанных в обсуждаемой статье, 34 были мужские.
 
Ранее 4500 лет назад (поздний каменный век) все R1b, за исключением одного, были найдены в России, с датировками между 5339 и 4635 лет назад (крайние величины) и 5185-4759 (средние величины), все – ямники самарской области. Один – в Испании.
 
В период 4500-3100 лет назад (поздний каменный и бронзовый век) в России были найдены 4 ископаемых R1b и R1a, и за пределами России – 6 ископаемых R1b и R1a. Самый древний R1a («охотник-собиратель») был найден в России, в Карелии (Южный Олений остров, датировка 7500-7000 лет назад), и самый древний R1b («охотник-собиратель») – тоже в России, в самарском регионе (на реке Сок, датировка 7650-7555 лет назад). R1a не относился к субкладу M417, а R1b не относился к субкладу M269, одним из самых древних. В то же время все семь ямников из восьми (Самарская область) относились к субкладу R1b-M269, у одного субклад не был определен.
 
На основании полученных данных, и того, что сейчас R1b – доминирующая гаплогруппа в центральной и западной Европе, а R1a – доминирующая гаплогруппа в восточной Европе, авторы предположили, что R1a и R1b перешли в Европу с востока после 5000 лет назад.
 
Здесь пора сделать комментарий. Естественно, полученные данные никак не говорят, что R1a и R1b «перешли в Европу с востока после 5000 лет назад». То, что авторы нашли R1b среди ямников Самарской области 5200-4800 лет назад, и что R1b сейчас преобладают в Европе, вовсе не значит, что эти два места надо соединить прямой линией, и назвать это «переходом». Миграционные пути обычно сложнее, чем прямые линии, хотя попгенетики действительно именно так, прямолинейно, и связывают. Видимо, сами авторы не обратили внимания, что у ямников – не европейские субклады гаплогруппы R1b, а субклад L23 с нижеследующим на один шаг. Таких субкладов Европе почти нет, так что напрямую они в Европу от ямников попасть не могли. Эти субклады, L23 и нижеследующий, Z2105, пропали на длинном миграционном пути от Самары через Кавказ и Месопотамию, далее через Египет и до Атлантики, затем через Гибралтар на Пиренеи, и далее в Европу. В Европе почти все субклады – нижестоящие от L151, которого у ямников нет.
 

 
Поэтому «степных миграций» в Европу почти не было, во всяком случае, около 5000 лет назад. Они были тысячелетиями позже, когда в Европу приходили скифы и родственные им кочевники – аланы и прочие. Но у них вряд ли были гаплогруппы R1b.
 
То же и с R1a – они никак не «перешли в Европу с востока после 5000 лет назад». Они, напротив, перешли из Европы на Русскую равнину около 5000 лет назад. И вообще, что там у авторов в отношении R1a? Один карельский образец, у которого нет субклада M417, то есть он настолько древний, что потомков его сейчас пока не найдено, и два германских R1a с датировками 4473-4348 и 3113-3021 лет назад. Как вообще с такими данными говорить о «переходе с востока в Европу», когда это совершенно независимые образцы R1a? Для справки – на Русской равнине почти все субклады сейчас – M417 и ниже (не показаны на диаграмме ниже, их несколько десятков). У найденного же древнего R1a в Карелии, если данные верны (тоже вопрос), M417 нет, то есть его потомков сейчас на Русской равнине пока не найдено, или их единицы.
 

 
На самом деле, мы знаем, что никаких переходов R1a в Европу с Русской равнины около 5000 лет назад не было, было наоборот – миграция R1a из Европы на Русскую равнину. И только начиная с примерно 3500 лет назад, и позже, на протяжении всего I тыс. до н.э., были возвратные миграции R1a в Европу. Так что и здесь у авторов путаница, но геномные данные здесь не при чем. Это просто неумение анализировать данные, незнакомство с литературой по ДНК-генеалогии.
 
Возвращаемся к анализу геномных данных. В статье большое значение придается так называемому «Принципиальному компонентному анализу» (РСА). Не будем вдаваться в подробности этого примитивного и совершенно ненадежного метода, который кто только не критиковал в научной литературе. Но попгенетики по-другому не умеют. Они берут (в данном случае) один набор снипов и откладывают против другого набора снипов. Им не важно, какие там гаплогруппы, мужчины там или женщины. Основная идея – что если эти наборы снипов имеют хоть какую-то похожесть, то соответствующие точки лягут недалеко друг от друга, и чем больше похожесть – тем ближе лягут точки друг к другу. Неважно, в чем там похожесть, главное, чтобы что-то было похоже.
 
Компьютер причинами похожести не озадачивается, он берет эту кашу, сортирует как считает нужным, и выплевывает то, что получилось. А попгенетики эту новую выплюнутую кашу рассматривают, и пытаются найти в ней какой-то смысл. В точности, как ищут смысл в кофейной гуще на дне кофейной же чашечки.
 
Вот что в данном случае у них получилось. Здесь серыми точками (на фоне картинки) легли «принципиальные компоненты» для 777 современных жителей из показанных на следующем рисунке стран и регионов, а цветными символами – «принципиальные компоненты» для ископаемых гаплотипов, происхождение которых показано в верхнем правом углу. Поскольку во многих случаях никакого попадания нет, это открывает безграничный простор для «интерпретаций», то есть безудержных фантазий, практически ни на чем не основанных. Простой пример – слева показаны два относительно близко сидящих ромбика, это древнейшая R1a из Карелии (7500-7000 лет назад) и древнейшая R1b из самарского региона (примерно 7600 лет назад). Несмотря на то, что это R1a и R1b, и, видимо, потому что это все-таки как R, так и R1, они оказались рядом. Авторы статьи назвали их «кластер». Что это дает для понимания хотя бы чего? А ничего, извините за каламбур. По диагонали вверх гроздь зеленых квадратиков ямников (гаплогруппа R1b), они не захотели быть рядом с древнейшей R1b, но льнут к ДНК с гаплогруппой R с датировкой 24 тысячи лет назад (символ решетки). Авторы статьи записывают – ямники «имеют высокую аффинность» к «образцу ДНК с Байкала». Что это дает? Да ничего. Аффинность, видимо, потому, что и там и там гаплогруппа R.
 

 
Смотрим дальше, внизу слева – гроздь желтых ромбиков ДНК гаплогруппы I2 из древней Швеции, 7000 лет назад. Ни с кем они не дружат. Что это означает? Да, в общем, ничего. Может, у них матери были какие-то чужестранные, и в итоге рекомбинация странная получилась, здесь же комбинация мужских и женских хромосом и снипов.
 
Зеленый ромбик слева внизу – это ДНК гаплогруппы I из Люксембурга, с датировкой 7000 лет назад. Тоже далек от всех, в том числе, от шведских ДНК с той же мужской гаплогруппой, и тоже непонятно, почему далек. Так «фишка легла». Опять либо мама не та, либо что-то еще, либо геномный анализ неверный, либо 777 образцов ДНК – слишком мало. А вот «белл бикеры» – носители культуры колоколовидных кубков – легли почти в совокупность серых точек, то есть ДНК каких-то современных людей. Беда в том, что их девять, на картинке выше показаны только четверо, а мужская гаплогруппа определена только у одного. При этом мтДНК у всех разные. То есть мтДНК, получается, на положение точек на диаграмме не влияет. Хотя я об этом немало писал ранее на Переформате. Допустим, все остальные современники – тоже носители R1b, и что это даст? Наложатся на современных носителей R1b – будет банально, наложатся на другие гаплогруппы – тоже можно что-то придумать. Вот так попгенетики и придумывают. Теперь понятно, почему они все исказили и напутали в своих выводах? На самом деле это не ирония, это драма, или даже трагедия – применить самую совершенную технику анализа ДНК, а потом гадать на кофейной гуще и высасывать выводы из пальца, причем высосать буквально все неверные.
 
Ниже уже обратная картинка – серыми точками на фоне сидят уже ископаемые ДНК, а цветные точки – современные 777 человек, для кого проведен геномный анализ. Казалось бы, можно сравнить с верхней картинкой, но не тут-то было. Это было бы слишком легко, мало ли что там читатель сможет сам углядеть. Поэтому авторы сделали картинку несостыкуемой с верхней, в чем нетрудно убедиться – расположение серых точек уже не соответствует расположению цветных точек выше. Так что и здесь проверить выводы авторов невозможно, что, видимо, и входило в их задачу. И вообще известно, что в методе PCA точки гуляют, как хотят, и их положение зависит от метода построения. Хотите – лягут рядом, хотите – лягут далеко. Наука такая. Популяционная генетика.
 

 
Вот, например, у авторов получилось, что «скотоводы ямной степной культуры вели происхождение не только от восточно-европейских охотников-собирателей, но и от популяций Ближнего Востока» (п. 5 выше). Никаких данных к этому у авторов нет, просто высосано из пальца. Да и в самом деле – какие «популяции Ближнего Востока» у самарских ямников пять тысяч лет назад? Все наоборот – это они прошли с Русской равнины в Месопотамию, как я уже рассказывал, и принесли туда свои гаплогруппы R1b, как и другие снипы других хромосом. То есть и здесь попгенетики все полностью напутали и исказили.
 
Каков итог? Ни слова правды в этой статье у попгенетиков нет. Есть только первичные данные по ископаемым гаплотипам – места раcкопок, датировки, снипы, иногда определены гаплогруппы – Y-хромосомные и мтДНК. А всё остальное, все интерпретации и выводы – опять мусор. И языки не те, как они описали, и направления миграций не те, и «аффинность» одного с другим ничего нового не даёт, и происхождение не то, не в том направлении «определили», и с миграциями с востока в Европу все перепутали. И так на всех 172 страницах статьи.
 
Так что теперь понятнее стало и тем, кто сомневался, действительно ли так плохи дела у попгенетиков. Если напрямую – то хуже не бывает.
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор
 
Перейти к авторской колонке
 

Поддержите проекты ДНК-генеалогии: ваше пожертвование – это дальнейшее изучение настоящей истории наших предков, выпуск тематических книг, организация научных мероприятий, исследование палео-днк и ещё многое другое. Первоочередные проекты: издание учебника профессора А.А. Клёсова «ДНК-генеалогия. Практический курс» и других книг, запуск сайта Академии ДНК-генеалогии, продвижение лаборатории ДНК-генеалогии. Сделать пожертвование от 100 до 5000 руб. можно буквально в один клик внизу по этой ссылке.

 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

5 комментариев: Степь и язык – очередное недоразумение популяционных генетиков

  • И. Рожанский говорит:

    >> У найденного же древнего R1a в Карелии, если данные верны (тоже вопрос), M417 нет, то есть его потомков сейчас на Русской равнине пока не найдено, или их единицы.
     
    Верно второе. Представители парагруппы SRY10831.2* («карел» под № I0061 относится к ней, а не к находящейся ниже по иерархии М198*) рассеяны по Русской Равнине и Европе, они отмечены красными фишками на карте. Почти все (те, что без точки) они сходятся к недавнему предку, жившему около 2500 лет назад, как и большинство основных ветвей субкладов M458 и Z280, но общий предок этой реликтовой ветви и М417 уходит на многие тысячелетия вглубь. Достаточно сравнить следующие базовые 22-маркерные гаплотипы
     
    12 12 11 – 11 11 – 11 – 11 8 17-17 8 12 10 8 12 10 12 12 12 11 11 12 R1a-M417
    12 13 13 – 11 11 – 11 – 11 8 15-17 8 11 10 8 12 10 12 12 12 11 11 12 R1a-SRY10831.2*
    12 12 13 – 11 11 – 12 – 11 9 15-16 8 10 10 8 12 10 12 12 12 11 11 12 R1b-L23
     
    Реликтовая ветвь R1a занимает промежуточную позицию между базовыми гаплотипами двух самых распространенных в Европе субкладов. Один из носителей реликтовой ветви, белорус по происхождению, сделал анализ YFull, согласно которому его от развилки с остальными R1a1 отделяет 151 уникальный снип. По оценке специалистов компании YFull, это соответствует общему предку, жившему 13700±1800 лет назад, что согласуется в пределах погрешности с расчетом по базовым гаплотипам. Разумеется, мы не знаем, где жил этот предок, но современное географическое распространение реликтовой ветви в сочетании с находкой в Карелии позволяет предположить, что уже в Европе.
     
    Ошибка типирования этого образца минимальна, на мой взгляд, поскольку отнесение было продублировано снипами M459 и Page65.2, а также предковыми к ним L145, L62, L63 и L146. В этом плане работа безупречна, особенно на фоне многих ранних исследований, где до 2-3% гаплотипов из выборок оказывались «недотипированными» или неверно отнесенными. Значит, заслуживают доверия и другие результаты анализа R1a, а они очень любопытны.
     
    Представитель культуры шнуровой керамики из Эсперштедта (№ I0104), живший 4500 – 4350 лет назад, оказался из парагруппы M417*, так как дал негативные тесты на CTS7083 (он же L664), S441/Z647 и S224/Z645. В коммерческих базах данных подтвержденных представителей этой парагруппы меньше даже, чем реликтов R1a1*, но нетрудно догадаться, откуда родом такие уникумы – из Западной Европы.
     
    Второй представитель R1a (№ I0099) из Хальберштадта в Центральной Германии, жил позже, 3125-3025 лет назад, и принадлежал, очевидно, к культуре полей погребельных урн, хотя был найден в непосредственной близости от захоронения времен культуры линейной керамики и был переотнесен только после получения данных радиоуглетодного и ДНК анализов. У него определили снип S204/Z91, эквивалентный более привычному Z280, а также предковые к нему Z282 и Z282, но более глубокое типирование не проводили. В этой находке примечательно то, что носитель снипа Z280 жил в Центральной Европе непосредственно перед началом т.н. кельтской экспансии в непосредственной близости от места зарождения Галльштаттской культуры. Предшествовавшая ей культура полей погребальных урн была, несомненно, полиэтнической хотя бы в силу своего географического масштаба. Можно предположить, что «кельтизация» разноязычного населения Центральной Европы началась уже в ту эпоху, причем роль lingua franca с самого начала стали играть ИЕ языки, бывшие здесь в ходу с времен культуры шнуровой керамики. Первыми их носителями и были R1a.
     
    Косвенное подтверждение о языке «кордидов» можно найти в гидронимике Скандинавии, где древнейший слой (в том числе названия самых крупных озер Швеции) относят к протоиндоевропейскому уровню, то есть языкам, не входившим ни в германскую, ни в кельтскую, ни в балто-славянскую группы. По данным археологии, основу населения Скандинавского полуосторова от энеолита до рубежа нашей эры составляли потомки переселенцев с континента – носителей культуры боевых топоров, почти полностью стерших прежнее население. Этой волне миграции в ДНК-генеалогии соответствует скандинавский субклад R1a-Z284, что является самой старой генеалогической линией современных шведов, норвежцев и датчан. Прямые потомки аборигенов из гаплогруппы I2 составляют всего несколько процентов. Появление преобладающих ныне гаплогрупп I1 и R1b – это результат более поздней миграции германских племен, начавшейся 2200-2000 лет назад и отмеченной археологами как начало римского железного века в Скандинавии. То есть, в течение почти трех тысячелетий на Скандинавском полуострове безусловно доминировала гаплогруппа R1a (ветвь Z284, а также родительская к ней Z282), а языки ее носителей должны были оставить свой след в гидронимике. Как правило, чем больше река или озеро, тем больше вероятность, что их названия сохранятся с самых ранних времен, что мы и наблюдаем.
     
    В отличие от южнорусских степей, где народы порой менялись с калейдоскопической быстротой, население Скандинавии было весьма стабильно, а потому корреляция индоевропейских языков, гаплогруппы R1a и начала их расхождения из Европы выглядит вполне обоснованной.

  • German Dziebel говорит:

    Анатолий, я пропущу Вашу красноречивую полемику с косноязычной генетикой и постараюсь прояснить главное. Вы полагаете, что там, где все стали видеть одну крупную миграцию индоевропейцев из степной полосы, на самом деле было две более мелкие (с демографической точки зрения) миграции: 1. носители R1b (в т.ч. ямщики), которые говорили на неиндоевропейских языках («дене кавказских»?); 2. уже собственно индоевропейцы, представленные более поздними, чем Ямная, археологическими культурами степной полосы и гаплогруппой R1a? Т.е. современная западная Европа по мужской линии большей частью есть потомки доиндоевропейского населения? На предмет того, что переднеазиатской примеси у ямщиков не было, а, наоборот, была миграция носителей геномного компонента ANE, найденного у мальтийца, костенковца и ямщиков с севера в Переднюю Азию, эту мысль я тоже высказал у Dienekes’a, a Davidski у себя на Eurogenes и в комментах у Razib’a.

  • Еникеев А.З. говорит:

    Помимо прочего авторы статьи не провели сравнительный аутосомный анализ данных ямников и местных (Волго-уральских) популяций. Что в принципе вообще никак не объяснимо с позиции корректного научного поиска. Хотя что у финно-угорских народов, что у башкир имеется R1b-Z2105 (а у бурзянских башкир Z2106* вообще доминирует). Обнаруженные у ямников mtDNA также находятся у местных популяций. Очевидно, если бы вдруг указанные анализы по аутосомам, будь они проведены, показали бы значимую корреляцию, то несколько неудобно было бы авторам вести речь о якобы индоевропейском языке древних ямников.

  • И. Рожанский говорит:

    >> гроздь желтых ромбиков ДНК гаплогруппы I2 из древней Швеции, 7000 лет назад. Ни с кем они не дружат. Что это означает? Да, в общем, ничего. Может, у них матери были какие-то чужестранные, и в итоге рекомбинация странная получилась.
     
    Боюсь, что матери и рекомбинации тут ни при чем, и в данном случае разложение аутосомных снипов по принципиальным компонентам подтверждает печальную судьбу тех древних скандинавов из Муталы, о которой можно догадаться по их Y-ДНК. Они исчезли, не оставив потомков и почти не смешавшись с появившимися там «кордидами».
     
    В имеющейся у меня выборке из 4072 гаплотипов Северной Европы нет ни одного из субклада I2c-L596 (образец № I0012) и всего 11 представителей I2a1-P37.2 (№№ I0013, I0015, I0016 и I0017). Причем из этих 11-ти 6 (2 карела, 2 шведа, норвежец и финн) входят в молодую восточноевропейскую ветвь L621, явно доставшуюся этим северянам от славян (привет норманистам!). Итого, 5 гипотетических потомков мезолитических охотников на 4 с лишним тысячи шведов, норвежцев, датчан и финнов – это почти ноль. На том же уровне, например, у скандинавов присутствует такая экзотическая для Европы гаплогруппа, как А1а, в лице норвежца и двоих финских шведов. Для сравнения, на Британских островах аборигенам из I2a1-P37.2 повезло больше – их прямых потомков там порядка 2-3%.
     
    Археологи давно уже отметили, что распространение культуры боевых топоров (родственной или эквивалентной шнуровикам) в Скандинавии сопровождалось обилием разбитых черепов в захоронениях, но связного объяснения этому так и не нашли. Похоже, что мы видим следы войны на уничтожение, что разразилась когда-то в этих северных краях, и об исходе которой мы теперь знаем по ископаемым геномам и современной Y-ДНК скандинавов. Победившей стороной оказались пришедшие с континента «индоевропейцы» из гаплогруппы R1a. Эрбины тут были ни при чем. Они в то время только начинали осваивать Западную Европу, а до Скандинавского полуострова их культура колоколовидных кубков вообще не дошла. Их потомки в лице германцев появились там намного позже, и результатом их встречи с местным населением стало не уничтожение последнего, а более-менее мирная интеграция в новое общество.

  • Отвечу на первые комментарии выше. Как видно, никто не оспаривает того, что статья попгенетиков отличается «дихотомией», как любят писать попгенетики – а именно, информативные и полезные исходные данные, в данном случае ископаемые ДНК и их типирование на субклады (в случае мужских ДНК, гаплотипы в статье вообще не приведены), с одной стороны, и совершенно бестолковая интерпретация исходных данных, фальшивая, искаженная, перепутанная, с другой. Как следствие (или причина) – вязкий, невнятный, уклончивый, сумбурный язык статьи и ее «Абстракта». Это – важное обстоятельство, и я его подчеркиваю, поскольку какой язык, таково и понимание, таковы и «интерпретации» и «выводы». Похоже, это уже квалификационные качества Рейха, так как он – главный автор статьи, и писал статью либо он, либо Лазаридис.
     
    И.Л. Рожанский в своих двух комментариях блестяще вытащил важную информацию из первичных данных статьи, и не стоит и говорить, что ничего подобного в статье не было. Авторы поцарапали исходные данные по поверхности, мало что поняли, соединили исходные данные прямыми линиями, и выдали это за «результаты» и «выводы». Вот что авторам было нужно – взять в ведущие авторы статьи И.Л. Рожанского, и статья бы заиграла совершенно по-другому. Там не было бы никаких «анализов принципиальных компонент», которые, как правило, представляют собой откровенный мусор, а был бы нормальный анализ исходных материалов. Геномный анализ занял бы второстепенную или третьестепенную роль, так как из статьи и «выводов» вообще непонятно, что он дал. Показал «аффинность» ДНК носителя древней гаплогруппы R («байкальский мальчик») и ямных R1b? Так эта «аффинность» и так ясна, она и должна быть. Показал родство ямных R1b и современных R1b в Европе? Так это и так ясно, так и должно быть, гаплогруппа одна. Показал миграции из Ближнего Востока к ямникам? Так там было все наоборот.
     
    Иначе говоря, геномный анализ пока просто дублирует выводы ДНК-генеалогии (или принципиально ошибается), и идет вслед за гаплогруппами. Что интересно – геномный анализ базируется на ДНК мужчин и женщин, а ДНК-генеалогия Y-хромосомы – только на субкладах и гаплотипах мужчин, и они ведут к тем же самым выводам. Это фактически означает, что хвост вертит собакой, то есть маленькая Y-хромосома рулит геномным анализом, а ДНК женщин мало что добавляют к выводам. Об этом я не раз писал на Переформате, сравнивая выводы геномного анализа и ДНК-генеалогии.
     
    Но что хуже – геномный анализ не имеет критериев в отношении того, в какую сторону проводить направление миграции. Авторам надо было честно написать, что нашли два «пятна» гаплогруппы R1b (или эквивалентных этому геномных показателей) – у ямников и на Ближнем Востоке. Всё, на этом им надо было остановиться. Или, если еще честнее, написать, что А.А. Клёсов еще в 2010 году (в Вестнике Академии ДНК-генеалогии) показал, что у древнеямников должна была быть R1b (потому что тогда R1a там еще не было), и это относится и к самарской, хвалынской, средневолжской культуре, и оттуда они ушли в Месопотамию, на Ближний Восток, и повторил это в мае 2012 года в журнале Advances in Anthropology, в статье «Древняя история эрбинов, носителей гаплогруппы R1b, из Центральной Азии в Европу, между 16000 и 1500 лет назад» (том 2, № 2, стр. 87-105). Цитата – «The legend to Figure 10 describes those Central Asian/Siberian populations. There are many Neolithic, Chalcolithic and Eneolithic archaeological cultures in the area, such as Tersek, Ural, Surtandi, Mahandzhar, Iman-Burluk, Botai, Atbasar, Kelteminar, and other archaeological Central Asian cultures in present-day Russia…, which might be assigned to the Arbins… Such a task is quite new for archaeologists. It is tempting to point at Seroglazovo, Khvalyn, Samaran, Middle-Volga and adjacent archaeological cultures of 12,000 – 5000 ybp of the European Russian east as the most likely R1b cultures… The same may be said for Yamnaya, Catacomb and neighboring archaeological cultures of Central and South Russia, which apparently were shared by both R1b and R1a bearers, albeit in different time periods. R1b before 5000 ybp, R1a after 4500 ybp… As it was described above in this study, the Arbins went South through the Caucasus to Mesopotamia and the Middle East around 6000 – 5000 ybp…»
     
    В заключении моей статьи 2012 года это положение повторяется: «At some point in time, the Arbins began migration to the west, across Central Asia, North Kazakhstan, South Urals, to the Russian Plain where they have established a number of archaeological cultures between 12,000 and 4500 ybp (including apparently Seroglazovo, Khvalyn, Samaran, Middle Volga, Drevneyamnay, Catacomb, and also “Kurgan” cultures which are largely considered as controversial and not accepted by many historians…). They migrated southward, in part (leaving their R1b haplo- group and the respective haplotypes behind), over the Caucasus to Anatolia around 6000 ybp; to the rest of Asia Minor, and to the Middle East… One route is the northern route, from the Russian Plain to the west, ~4600 – 4400 ybp; another, concurrently along Asia Minor and the Middle East westward with the same two subclades; and yet another which will populate Europe the most, migrating along North Africa-Mediterranean Sea via ancient Egypt to the Pyrenees, to arrive ~4800 ybp.»
     
    Можно, конечно, предположить, что никто из 39 авторов статьи не читает научную литературу по своей тематике, или читает только «от сих до сих», но это плохое оправдание. Результат мы видим. Авторы нашли, повторяю, два «пятна» гаплогруппы R1b (или эквивалентных этому геномных показателей) – у ямников и на Ближнем Востоке, и решили – непонятно, почему – что это была миграция с Ближнего Востока к ямникам. Почему, на каком основании? А просто так. Чтобы ямники мигрировали на Ближний Восток им, видимо, показалось невероятным. Показалось, понимаете? Но в науке «показалось» нет, это не научная категория. Поэтому то, что попгенетики там пишут, это не наука.
     
    Другие два «пятна», которые нашли авторы – это ямники и «Европа», в обычном понимании, то есть не включая Восточную Европу. И понятно, почему – у ямников R1b, и в современной Европе на 60% R1b, и в Европе 4000 лет назад в основном R1b. Попгенетики опять соединяют эти два пятна прямой линией – и пишут «массивная миграция в Европу». То, что у ямников основной субклад L23, которого в Европе почти нет, они не заметили. То есть прямолинейной миграции не было, или была в минимальной степени. Опять не почитали упомянутые выше статьи.
     
    Иначе говоря, ранние выводы ДНК-генеалогии в отношении эрбинов практически полностью подтверждаются геномным анализом, но выводы попгенетики из этого анализа сделали неверные.
     
    >> German Dziebel: я пропущу Вашу красноречивую полемику с косноязычной генетикой и постараюсь прояснить главное.
     
    Дело хозяйское, но «прояснить главное» в косноязычной статье непросто.
     
    >> Вы полагаете, что там, где все стали видеть одну крупную миграцию индоевропейцев из степной полосы, на самом деле было две более мелкие… миграции: 1. носители R1b (в т.ч. ямники), которые говорили на неиндоевропейских языках («дене кавказских»?); 2. уже собственно индоевропейцы, представленные более поздними, чем Ямная, археологическими культурами степной полосы и гаплогруппой R1a?
     
    Давайте по порядку. Во-первых, я не просто «полагаю», а базируюсь на совокупности данных ДНК-генеалогии. Просто «полагаю» – это не научная категория. Во-вторых, не «все стали видеть», а сначала так решила М. Гимбутас несколько десятков лет назад, что воинственные «индоевропейцы» в виде конных орд ворвались в «старую Европу» и принесли туда индоевропейский язык. Никаких доказательств не было представлено, это было действительно «я полагаю». Гимбутас перепутала миграции, датировки и языки. То, что она приняла за индоевропейцев и отправила их на запад, в Европу, были неиндоевропейские эрбины. А язык она взяла у индоевропейских R1a, которые шли на восток. Именно потому у ямников были два основных слоя – древнеямный (R1b, неиндоевропейский, ранее 4800 лет назад), и ямный (R1a, индоевропейский, позднее 4800 лет назад). Вот М. Гимбутас их и перепутала. Дэвид Антони – последователь М. Гимбутас. Советские, а затем российские археологи денонсировали выводы Гимбутас, но только в общем виде, что она смешала разные культуры под общим искусственным зонтиком «курганной культуры», но про ИЕ историю они молчат, просто нечего сказать. Они же не знают ДНК-генеалогию. А лингвисты не принимают археологию (не говоря о ДНК-генеалогии), поэтому ошибаются и в языкознании. На одних морфемах и лексемах в истории далеко не уехать. Более того, при всей их глупости подписывают запретительное (!) письмо про ДНК-генеалогию, как показали совсем недавние времена.
     
    Поэтому те, кто продолжают разделять взгляды Гимбутас, и Антони в том числе, действительно «видят одну крупную миграцию индоевропейцев из степной полосы», на запад, как носителей ИЕ языков, что принципиально неверно. Там были две (на самом деле больше) принципиально противоположные миграции – арии, R1a с запада на восток, индоевропейцы, поздние, «поверх R1b»; и эрбины, R1b, c востока, неиндоевропейцы, немного с востока на запад (R1b-L23, которых в Европе почти нет), и больше на юг, в Месопотамию и далее на запад. Геномный анализ их, видимо, не разделяет. На каком языке эрбины говорили – видимо, на разных неИЕ языках, если учесть, что между теми, кто пришли со стороны Пиреней, и оставили за собой язык басков, и теми, кто шли в Европу с востока (из Причерноморья, из Анатолии и через Средиземноморье) была как минимум тысячелетняя разница, и языки могли уже поплыть, а сейчас их следы еще более изменились и стали практически неузнаваемыми. Скажем, эускера сейчас (язык басков) и их язык 4800 лет назад разделяется лингвистической пропастью. Поэтому сейчас это – цепь изолятов, которые лингвисты не могут свести воедино, тем более что они не знают, что они сводят и зачем. Для них это разные изоляты, между собой не связанные. Потому я называю все эти языки древних носителей гаплогруппы R1b – языком «эрбин», в его динамике на протяжении как минимум 15 тысяч лет. Можно назвать «дене-кавказскими языками», хотя не знаю, чем это лучше, тем более что большинство лингвистов их не принимают. Думаю, что не в названии дело, а в принятии концепции в целом. А отвергнуть ее нельзя, просто нет оснований для отвержения.
     
    >> Т.е. современная западная Европа по мужской линии большей частью есть потомки доиндоевропейского населения?
     
    Да, именно так. Потому лингвисты и видят мощный не-ИЕ пласт в европейских языках, но объяснить не могут. Наверное, глубже других в этом вопросе прошел Н. Кузьменко в своей недавней книге о германских языках. Правда, он там запутался в бестолковых изложениях попгенетиков, о чем потом сожалел, что связался (рассказал в его ко мне письмах).
     
    >> На предмет того, что переднеазиатской примеси у ямников не было, а, наоборот, была миграция носителей геномного компонента ANE, найденного у мальтийца, костенковца и ямников с севера в Переднюю Азию, эту мысль я тоже высказал у Dienekes’a, a Davidski у себя на Eurogenes и в комментах у Razib’a.
     
    Очень хорошо. Вы, наверное, высказали из общих соображений, я же основывался на данных ДНК-генеалогии. Но странно, что 39 авторов такое не высказали. Там действительно системная проблема.
     
    >> Еникеев А.З.: Помимо прочего авторы статьи не провели сравнительный аутосомный анализ данных ямников и местных (Волго-уральских) популяций. Что в принципе вообще никак не объяснимо с позиции корректного научного поиска.
     
    А что бы это дало, как Вы думаете? Ну, нашли бы у них угорскую компоненту, например, от местных женщин, и какую загадку бы это решило? Или просто так, чтобы записать и свести в таблицы?
     
    >> Очевидно, если бы вдруг указанные анализы по аутосомам, будь они проведены, показали бы значимую корреляцию, то несколько неудобно было бы авторам вести речь о якобы индоевропейском языке древних ямников.
     
    О, им было бы удобно. У них была руководящая идея – показать движение ИЕ языков с востока на запад, потому что это принятая на Западе концепция. Вы когда-нибудь видели, чтобы попгенетики возражали против принятой в истории или лингвистике концепции? А это многое значит. Подгонка – их руководящий принцип. Поэтому их все время раздражает и озадачивает, зачем это я все новые концепции выдвигаю? Для них это неестественно и несовместимо с их ментальностью.
     
    >> И. Рожанский: Археологи давно уже отметили, что распространение культуры боевых топоров (родственной или эквивалентной шнуровикам) в Скандинавии сопровождалось обилием разбитых черепов в захоронениях, но связного объяснения этому так и не нашли. Похоже, что мы видим следы войны на уничтожение… Победившей стороной оказались пришедшие с континента «индоевропейцы» из гаплогруппы R1a.
     
    На самом деле скандинавские археологи это «обилие разбитых черепов в захоронениях» не принимают. Я тоже об этом писал с давних пор, и даже в Википедии когда-то была статья «период разбитых черепов», которую давно сняли. Литература по этому вопросу была вся на шведском языке, и только одного автора. По моей просьбе уважаемая Л.П. Грот связалась с рядом шведских археологов, и все это дружно отвергли. Несколько написали, что этого не было вообще, никаких разбитых черепов, один написал, что это было, но немного и, видимо, в ритуальных целях. А автора осудили, что это «не наш человек», примерно так. То есть не из их круга.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья