В первых числах февраля 1941 года верховное командование Германии отдает приказ о масштабных приготовлениях для войны на Востоке. С известной долей условности это можно считать началом финишной прямой, которая 22 июня 1941 года закончилась нападением Германии на Советский Союз. Вместе с тем, понятно, что Европа шла к большой войне в течение нескольких лет.
 

 
Второй мировой и Великой Отечественной предшествовал ряд военно-политических кризисов, острое дипломатическое противостояние великих держав, неафишируемый и не слишком чистоплотный торг лидеров государств. Система заключенных в ту эпоху договоров давно стала предметом многочисленных исследований специалистов. Но, к сожалению, научная корректность нередко приносится в жертву идеологии и пропаганде. Вот и Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 года до сих пор остается объектом разнообразнейших спекуляций. Попытки возложить на СССР вину за развязывание Второй мировой войны, как правило, крутятся именно вокруг пакта Молотова-Риббентропа.
 

Утверждается, что именно нейтралитет Москвы позволил Гитлеру напасть на Польшу, а потом и на Францию. В результате Советский Союз все равно получил войну с Германией, да еще и в невыгодных по сравнению с 1939 годом условиях. Такая интерпретация фактов широко известна, но столь же известны и контраргументы.
 
Не пакт Молотова-Риббентропа, а западная политика попустительства агрессору открыли Германии путь к большой войне. Великие державы гаранты Версальского договора спокойно смотрели, как Гитлер нарушает пункты этого соглашения, запрещающие милитаризацию Германии. Не Сталин, а британский и французский премьеры Чемберлен и Даладье в 1938 году подписали с Гитлером и Муссолини договор об отторжении Судетских областей Чехословакии в пользу Германии. В том же 1938 году Британия и Франция подписали с Германией декларации о взаимном ненападении и развитии мирных отношений.
 
Вектор западной политики совершенно понятен: подталкивать Германию к походу на Восток, отводить удар от себя. Совершенно естественным был ответный ход Москвы, воплотившийся в пакте Молотова-Риббентропа. Благодаря этому договору удалось выиграть время, необходимое на подготовку к войне.
 
Вот к этим двум точкам зрения обычно и сводятся все споры. Между тем существовал и третий вариант, по которому могла пойти история, однако, этот вариант демонстративно замалчивается, что очень подозрительно.
 
Чтобы перейти к рассмотрению данного сценария, необходимо сделать ряд предварительных замечаний. Вторую мировую войну нередко сравнивают с Первой и находят немало схожего. Действительно, параллелей очень много, да и сами войны исторически тесно связаны. Опыт 1914-18 гг., разумеется, изучался и учитывался политиками и военными 1930-х годов. Вспомним, какие стратегические планы стремились реализовать великие державы в начале XX века.
 
Германия. Ее план был в том, чтобы разбить своих противников поодиночке. Для Германии война на два фронта – гарантированное поражение, вот из этого и исходило немецкое военное командование.
 
Франция. Суть ее игры тоже понятна. Раз уж войны с Германией не избежать, так пусть же немцы нанесут свой первый и основной удар по России.
 
Британия. Вести войну так, чтобы в итоге проиграли основные конкуренты англичан – Германия и Россия, а Франция оказалась бы еле живой.
 
Россия. Наша задача прямо противоположна французской. Надо сделать так, чтобы Германия основные усилия направила на борьбу с Францией, но при этом не смогла бы ее разгромить.
 
Именно такую стратегию принял на вооружение Николай II, и в этом он радикально разошелся со своим отцом. При Александре III генерал Обручев предложил в мирное время сконцентрировать значительные военные силы в приграничных районах. Это позволяло нанести по Германии максимально быстрый удар, не тратя время на подтягивание сил из сравнительно отдаленных регионов.
 
Однако и германские полководцы прекрасно понимали суть идеи Обручева, поэтому приняли решение в случае войны ограничиться обороной против Франции, а главный удар нанести по русским армиям в бассейне Вислы. При этом одновременное наступление Австро-Венгрии из Галиции, а Германии из Пруссии приводило к тому, что русские армии в Польше попадали в клещи окружения.
 
Участник Первой мировой генерал Свечин, впоследствии проанализировавший план Обручева, едко назвал его «громоприводом». Так вот, именно при Николае Россия категорически отказалась быть громоприводом для Германии и оттягивать на себя основные силы, спасая Францию. Согласно новому русскому плану, наша армия была отведена на некоторое расстояние от границы, что заметно снижало риск окружения, и тем самым подтолкнуло Германию изменить направление своего основного удара с России на Францию.
 
Иными словами, Николай сделал так, чтобы основным фронтом Первой мировой стал западный, а не наш, восточный. Этот его шаг был совершенно невыгоден Франции, но никто не смог заставить царя поменять свое решение. Изменение русского плана развертывания неопровержимо доказывает, что Россия не была зависима от Франции, коль скоро принимала решения невыгодные Парижу, а исходила из собственных интересов. Итак, Россия в 1914 году справилась с первой частью своего стратегического плана и заставила Германию перенацелить свой удар с Восточного фронта на Западный. Теперь – вторая задача, не позволить немцам победить французов.
 
Напомню, что план командования Германской империи базировался на идеях Шлиффена. Находясь во главе немецкого Генерального штаба, он разработал стратегию войны на два фронта. Предполагалось сконцентрировать максимальное количество войск против Франции и сначала разгромить ее быстрым ударом, а потом уже, развернувшись, всей мощью обрушиться на Россию. При этом считалось, что русская мобилизация пройдет медленно, и наша армия не успеет воспользоваться тем, что немцы оставляют на Востоке сравнительно незначительный заслон.
 
Но если сработает план Шлиффена, то миллионы немецких солдат двинутся на Россию. Этого ни в коем случае нельзя было допускать, и наше командование сделало все, чтобы сорвать немецкий блицкриг. Русским нужно было действовать максимально быстро, этим и объясняется на первый взгляд посредственная подготовка вторжения в Пруссию. Но если дожидаться своей полной мобилизации, подтянуть значительные резервы, укрепить тылы, то за это время немцы разгромят французов, и Россия останется один на один со всей колоссальной германской армией, переброшенной с Запада на Восток.
 
Предприняв наступление в Пруссии, Россия спасала не Францию, а себя, воевала за свои интересы, а не за чужие, и справилась со своими задачами просто блестяще. Блицкриг оказался сорван. Немцы не смогли додавить Францию, увязнув в позиционных боях, и тем самым не смогли перейти к той части плана Шлиффена, которая предусматривала удар всеми силами по России. В результате крышка гроба для Германии захлопнулась, и оставшиеся четыре года войны были затяжной агонией немцев без реальных шансов на победу. Последнее наступление Германии летом 1918 года стало жестом отчаяния, и хотя немцы подошли к Парижу, но понесли такие тяжелые потери, что не удержались на захваченных позициях и начали быстро отступать. Причем даже гипотетическое падение Парижа не означало выхода Франции из войны, французы готовились продолжать сопротивление даже в случае потери столицы, а ресурсы Германии уже были исчерпаны.
 
Теперь переносимся в 30-е годы. Многое ли изменилось со стратегической точки зрения? По сути, нет. Потому что все планы остались прежними. В Германии и раньше понимали бесперспективность войны на два фронта, а уж оглушительное поражение в Первой мировой лишь подтвердило данный тезис. Значит, Гитлер в точности как и его предшественники начала XX века мог принять только идею разгрома противников поодиночке. Франция, как и раньше, была заинтересована в том, чтобы отвести удар от себя.
 
А что же СССР? Что поменялось для него? Поначалу мы видим, что Москва действует строго в духе Николая II. Подписав договор с Гитлером, действительно, удалось сделать так, что Германия напала не на нас, а на Францию. Великолепное и тончайшее дипломатическое решение, к тому же позволившее Советскому Союзу существенно расширить свои территориальные владения!
 
Казалось бы, можно было ожидать от Сталина, что он перейдет и ко второй части стратегии Николая II. То есть дождавшись войны Германии с Францией, нанесет удар по Германии с Востока. Во Франции как раз и надеялись на такой исход. Увидев, что СССР войну не начинает, французы решили не затягивать сопротивление, коль скоро оно все равно безнадежно. В войне против Германии один на один у Франции не было шансов. А если бы Сталин все-таки повторил ход Николая II, то повторились бы и реалии Первой мировой, когда Германию давят с двух сторон.
 
Выгоды такого развития событий для СССР очевидны, почему же Сталин этого не сделал? Неужели побоялся нарушать подписанные с Германией бумаги? Вообще-то, у Москвы был договор с Токио о нейтралитете. Его срок действия истекал в апреле 1946 года, что не помешало СССР его разорвать еще в 1945 году. Что же заставило Сталина соблюдать договор с Германией?
 
Когда не делаются очевидные вещи, это верный признак того, что мы чего-то не знаем, какие-то факты нам неизвестны. Так что перед нами одна из загадок XX века, и очень странно, что вокруг этой темы царит гробовое молчание. Спорят о чем угодно, каждый эпизод Второй мировой разобран по косточкам, много говорят о пакте Молотова-Риббентропа, но как будто сознательно проходят мимо изложенного выше варианта. Пожалуй, это именно тот случай, когда молчание подобно крику.
 
Дмитрий Зыкин
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

17 комментариев: Тайна сталинской дипломатии

  • Дмитрий Попов говорит:

    >> А что же СССР? Что поменялось для него?
     
    Поменялось только то, что к маю 1940 года так и не был заключен договор о взаимной военной поддержке ни с Францией, ни с Англией. Как всё застопорилось в августе 1939 года, так на той же мёртвой точке и осталось. Первые договорённости начали заключаться лишь осенью 1941 года.
     
    >> Во Франции как раз и надеялись на такой исход.
     
    А можно ссылку на источник?

  • Зыкин говорит:

    >> так и не был заключен договор о взаимной военной поддержке ни с Францией, ни с Англией
     
    И что? Что мешало Сталину ударить с Востока, вне зависимости от каких бы то ни было договоров?
     
    >> А можно ссылку на источник?
     
    Об этом писал Сент-Экзюпери.

    • Дмитрий Попов говорит:

      1. «Соединенные Штаты вступили в войну. Римский папа покончил жизнь самоубийством. Русские самолеты подожгли Берлин. Три дня назад подписано перемирие. Гитлер высадился в Англии».
       
      2. «Достаточно было распространиться известию о контрударе русских или о вступлении в войну американцев, чтобы люди преобразились».
       
      Эти места имелись в виду? Ну, это несколько неопределённо. Более показательно место из мемуаров де Голля: «В то время как шаг за шагом и не без труда мы добивались дипломатического сближения между Вашингтоном и «Свободной Францией», с Москвой нам удалось завязать союзнические отношения сразу. Надо сказать, что это было в значительной степени облегчено вследствие гитлеровского нападения, поставившего Россию перед лицом смертельной опасности». Иными словами, ни правительство Поля Рейно, ни тем более петеновское, не видело в СССР военного союзника.

  • Юрий ВК говорит:

    Сталин прекрасно понимал, что СССР еще не готов к войне и старался максимально выиграть время. После войны с Финляндией шапкозакидательские настроения улетучились. Если бы Сталин ударил с востока, в глазах всего мира именно он считался бы агрессором, т.е. тем, кто развязал вторую мировую войну.

    • Зыкин говорит:

      >> СССР еще не готов к войне и старался максимально выиграть время.
       
      Сталин проиграл время. Потому что Германия усиливалась быстрее, чем СССР, получив ресурсы Франции.

  • Иван Д. говорит:

    Тайны для меня тут нет. Понимание того, что фашизм нам враг, существовало в Советском Союзе задолго до начала Великой Отечественной и даже до гражданской войны в Испании. Нацистов в Германии к власти вел крупный капитал и не только германский. Идеи нацистов находили сторонников во многих странах Европы и Америки. Советский Союз неоднократно пытался найти способ остановить коричневую чуму, западные страны как могли блокировали все попытки советского руководства. Дошло до того, что при нападении фашистов на Чехословакию Советский Союз был готов в одиночестве помочь войсками и техникой Чехословакии. Франция, Великобритания, Польша хоть и обещали чехам военную помощь и защиту в случае нападения фашистов предали, заключив соглашения с Гитлером. Польша же заявила, если Советский Союз попытается придти на помощь чехам, это будет рассмотрено как агрессия против Польши и Польше вступит в войну против СССР фактически как союзник Германии. Польша проводила политику умиротворения Гитлера, Франция и Великобритания старательно направляли немецкую машину на восток (Австрия, Судетская область, Чехословакия). Очередь за Польшей это понимали почти все. Польские политики заручаются поддержкой Франции и Великобритании, враждебно настроенные по отношению к СССР, фактически выступившие на стороне фашистов при оккупации Чехословакии (за что нацисты передали часть территории Чехословакии Польше) они пытаются противостоять натиску Германии. Есть и повод, это город Данциг (Гданьск).
     
    Рассмотрим вариант: СССР водит войска для защиты Чехословакии и вступает в войну с Германией, в тыл наших войск бьет армия Польши (на тот момент считалась одной из сильнейших армий Европы). Верные союзники Польши Англия и Франция, осуждая Гитлера, приходят на помощь Польше. Вся западная пресса молчит о Гитлере, пишет об агрессоре СССР и мужественной героической Польше. СССР в изоляции, вести войну нужно против всего мира, часть наиболее боеспособных войск отрезана от страны, воюет в Чехословакии.
     
    И так все западные страны заключили с Гитлером договора, нет только договора у СССР. Давай, Адольф, дранг нах Остен! Советская дипломатия находит возможность подписать мирный договор с Германией, отлично понимая, что это только временная отсрочка крупной войны. За это время проводиться перевооружение, увеличивается армия, промышленность готовиться к переходу на военные рельсы, увеличивается рабочая неделя. Госграница отодвигается от Ленинграда. В состав СССР входят прибалтийские республики (в каком-то смысле, их вхождение можно сравнить с недавним воссоединением с Крымом). И вот 1.09.1939 вермахт нападает на Польшу, конечно, всем объявлено, что это Польша напала на Германию (проведена провокация с переодеванием), а что Советский Союз? Он тоже напал на Польшу? Нет! И только когда немцы фактически сломили военный хребет Польше, когда польское правительство бежало из страны, а немцы вышли к линии Керзона, советские войска занимают области захваченные Польшей после неудачного похода на Варшаву войск Тухачевского в 1920 году. Сопротивления советским войскам практически не было, были незначительные стычки, но серьезных трудных боев не было. На сей раз Англии с Францией пришлось выполнить свои обязательства и объявить войну Германии. Во многом это было вызвано требованием общественности внутри этих стран, но так же и тем что у СССР и Германии был договор о ненападении и движение Гитлера дальше на Восток становилось уже не 100%. (Захочет ли Гитлер напасть на СССР, с которым только сотрудничал по Польше, налажены поставки важнейшего и редчайшего сырья, налажены в некоторой степени доверительные отношения имея в тылу крайне враждебную обозленную после оккупации Польши Францию? Не умнее ли пока пропаганда Франции и Великобритании клеймит СССР за его политику, ставит Сталина вровень с Гитлером, разбить Францию, тем самым заняв континентальную Европу обезопасить себя от войны на два фронта.) Но мог ли Сталин напасть на Гитлера во время войны во Франции, скажем, до оккупации Парижа? Открыть второй фронт, думаю, Сталин мог, но для начала нужно было Франции открыть первый (Франция объявила войну Германии 03.09.1939, но активных боевых действий не вела до 10 мая 1940 года, так называемая странная война) 10.05.1940 года фашистские войска перешли границу Франции 25.05.1940 обсуждался в правительстве Франции вопрос о капитуляции. 22.06.1940 Франция официально капитулировала.
     
    Двухнедельная война – это говорит как о мощи вермахта, так и бессилии Франции. На подписании капитуляции в 1945 году немцы очень удивились, увидев среди стран победителей помимо СССР, Великобритании и США еще и французов «они что тоже нас победили?» Сколько времени необходимо было союзником, чтобы открыть второй фронт в Европе, не год и не два. Я думаю, за этим стоит не только материально техническая подготовка войск, но также выбирается наиболее подходящий момент, а также ведется политический торг. Думаю, если бы сопротивление Франции длилось более долгий промежуток времени, было бы принято решение о вступлении СССР в войну против Германии. Но должны были бы пройти переговоры между США, Великобританией, Францией и СССР, чтобы нас снова не назначили в агрессоры.
     
    Итак, Сталин старался избежать международной изоляции, понимал неотвратимость войны с Гитлером, готовил страну к будущим испытаниям. Во многом действия Сталина помогли после нападения Гитлеровской Германии и ее союзников на СССР в короткий срок создать антигитлеровскую коалицию.

  • Сергей В. Ч. говорит:

    В книге А.Елисеева «Сталин против глобалистов» политика Иосифа Виссарионовича объясняется примерно так: Мало того, что Сталин не желал втравливать СССР в войну со всем капиталистическим Западом, выставив себя агрессором, но он также стремился всегда к союзу с Германией. В отличие от того же Молотова, который был истинным ленинцем, мечтавшим о Мировой Революции. Сталин был отлично научен опытом Первой Мировой и понимал, что иметь такого союзника, как Англия, себе дороже. Николаю II эти союзнички достаточно помогли, чтобы отвадить адекватного правителя от таких союзов.
     
    Согласно Елисееву, тайна Сталина в том, что он, в сущности, являлся вождём Мировой Контрреволюции. Так репрессии 1937 года – это разборки между державниками, сплотившимися вокруг Сталина, и «красными» глобалистами всех мастей. Социализм устраивал Сталина, пока не появлялось иное государство, претендующее на статус мирового центра очередного коминтерна. Поэтому он не помогал Мао, Северной Корее, а во Франции, например, рекомендовал коммунистам выступить в коалиции не только с социалистами, но и с центристами. Поэтому Сталин заваливал режим Тито в Югославии. Где только было возможно, Сталин поддерживал национально-освободительные движения, а не марксистов. Что же до Германии, то Сталин одной из публичных речей намекал Гитлеру: не переходи, мол, черту, за которой прогрессивно-освободительная война становится наступательной. Иначе Германию ждёт участь Наполеона.
     
    Ныне либералы стараются приравнять Сталина к Гитлеру, а коммунизм к фашизму. Мол, оба – тоталитарные упыри, притом если второй пил кровь чужих народов, то первый – кровь собственного. Как видно, представители русского имперского движения (к коим Елисеев и относится) тоже склонны сравнивать Сталина и Гитлера – только в том ключе, что и второй не так был поначалу плох, как в итоге оказался. В сущности, по части преступлений против человечности Гитлер не придумал ничего нового. Концлагеря, теория расового превосходства, геноцид местного населения и преследование евреев – всё это было и раньше. Но почему-то Англия, а позже США, преспокойно вырезали индейцев, но им это особо не припоминают.

  • Зыкин говорит:

    Такое впечатление, что вы вообще не прочитали статью и комментируете чьи угодно тезисы, но не те, которые я изложил. Например, вы пишете: «Рассмотрим вариант: СССР водит войска для защиты Чехословакии». Но я говорил о другом варианте, о том, что сразу после нападения Германии на Францию СССР бы напал на Германию. Вы написали огромный комментарий, в котором было много чего про Польшу, но все эти слова не имеют никакого отношения к моей статье, потому что я рассматривал вообще другой исторический период.

  • Владимир Агте говорит:

    >> Казалось бы, можно было ожидать от Сталина, что он перейдет и ко второй части стратегии Николая II. То есть дождавшись войны Германии с Францией, нанесет удар по Германии с Востока.
     
    А что, у СССР на тот момент был договор с Францией о совместных военных действиях, как это было у России с Францией в 1914 году (Антанта)? Не было. Да и ситуация была совершенно другой. Другая ситуация – другое реагирование на неё. Кстати, стратегия Николая II привела к крушению Российской империи, двум революциям и гражданской войне. Стратегия Сталина привела советские войска в Берлин и Вену, прочие европейские столицы, привела к переустройству миропорядка в пользу СССР, сделала СССР одной из сверхдержав, оставив далеко позади и Францию, и Англию.
     
    >> Во Франции как раз и надеялись на такой исход.
     
    Это с чего они надеялись? У них что ли был договор с СССР о взаимопомощи? Это у них был договор с Польшей, которую они элементарно сдали немцам. А СССР им ничего не обещал. Или приведите документы, подтверждающие сказанное Вами, обоснуйте надежды французов.
     
    >> Увидев, что СССР войну не начинает, французы решили не затягивать сопротивление, коль скоро оно все равно безнадежно.
     
    Правильно! Зачем сопротивляться агрессии, к которой готовились двадцать лет (одна линия Мажино чего стоила; танки, превосходившие немецкие по мощи). Они решили расслабиться и получить удовольствие. Франция очень уж неплохо жила под оккупацией, обслуживая гитлеровцев как туристов, помогая им в военном плане (в первую очередь, поставками продовольствия; 33-ю гренадерская дивизию СС «Шарлемань» и прочие французские части тоже не следует забывать. Кстати, в Первую мировую войну в германской армии на русском фронте были добровольческие части из французов?).
     
    >> В войне против Германии один на один у Франции не было шансов.
     
    Вы делаете очередное историческое открытие. Поясните, пожалуйста, как понимать, что Франция воевала один на один с Германией? А союзная Франции Британская империя, в которую входили Канада, Индия, Австралия (гигантские ресурсы). Союзную Польшу французы сами сдали раньше. Но воевавшие с немцами Дания, Норвегия, Нидерланды, Бельгия – половина Западной Европы! Другое дело, бездарность французских генералов, проигравших все сражения, позволивших немцам один в один повторить (только более успешно) наступательный план 1914 года. Да и коллаборационизм французской элиты сыграл не последнюю роль в поражении Франции (Петен, как никак, был маршалом Франции, вице-премьером). В общем, дело не в одиночестве Франции, а в нежелании её элиты и народа сопротивляться.
     
    >> А если бы Сталин все-таки повторил ход Николая II, то повторились бы и реалии Первой мировой, когда Германию давят с двух сторон.
     
    Это какие реалии бы повторились? Поподробнее, пожалуйста. Уж ни те ли, что привели к краху Российской империи, к февралю и октябрю 1917-го, интервенции союзников (той же Франции) в Россию? Сталин был гораздо умнее Николая II, знал историю и делал из неё выводы, поэтому война закончилась не распадом страны, а флагом над Рейхстагом и созданием мировой державы, а сам Сталин избежал участи преданного всеми Николая: победителей не предают – предают проигравших.

    • Зыкин говорит:

      >> предают проигравших.
       
      Например, Цезаря.

      • Владимир Агте говорит:

        В принципе, да. Цезарь проиграл тем силам, которые его убрали. Если бы он победил во всех смыслах, то его бы никто не убил, а его бы берегли как зеницу ока. Мы сейчас, конечно, уйдём в сторону, но вождя не предают тогда, когда он устраивает элиту. Если не устраивает, то его обязательно предадут и постараются уничтожить. Раз его уничтожат, значит, он проиграл, но проигрыш свершился до этого, когда вождь совершил ошибку, показал свою слабость. Сталин выражал интересы элиты СССР, а Николай II интересы элиты тогдашней России – нет; Екатерина II выражала интересы русского дворянства, а Пётр III и Павел I – нет; Александр III выражал чаяния дворянства и аристократии, а Александр II – нет. И так далее… Цезарь захватил власть в стране, но не уничтожил аристократическую оппозицию и проиграл ей. Предали не Цезаря-победителя, предали Цезаря, допустившего слабину. Сталин был победителем в 1945, но проиграл последний раунд политической борьбы своему окружению в 1952-1953 и был им предан. Обычное явление в истории. Интересная тема: вождь и предательство элиты, но далеко уводит нас от темы обсуждаемой.

  • Зыкин говорит:

    >> А что, у СССР на тот момент был договор с Францией о совместных военных действиях, как это было у России с Францией в 1914 году (Антанта)? Не было.
     
    А без договора напасть на Германию Сталин не мог? Когда надо было Сталину он плевал на все договоры.
     
    >> Это какие реалии бы повторились? Поподробнее, пожалуйста. Уж ни те ли, что привели к краху Российской империи, к февралю и октябрю 1917-го…
     
    Не сомневался ни секунды, что найдется какой-нибудь человек, который обязательно скажет про февральскую революцию, хотя речь в статье шла о реалиях, когда существуют два фронта. Я был уверен, что кто-нибудь точно не поймет даже самый простой тезис. Этим человеком оказались вы, с чем вас и поздравляю.

    • Владимир Агте говорит:

      >> А без договора напасть на Германию Сталин не мог? Когда надо было Сталину он плевал на все договоры.
       
      Конечно, мог. А смысл втягивать страну в войну, если существует хоть малая вероятность, если не избежать войны, то хотя бы отсрочить её? Судя по поведению той же Франции, а особенно Великобритании можно было ожидать сценария, что в случае нападения СССР на Германию Франция тут же заключит с ней перемирие, а англичане просто вступят с Германией в союз и начнут помогать ей в войне против СССР. Германия мгновенно станет жертвой, а СССР агрессором, и все силы запада будут отмобилизованы на поддержку Германии, а СССР останется в полной политической изоляции безо всяких ленд-лизов, и судьба его будет незавидна. Не нужно было даже какой-то особой прозорливости, чтобы представить такой вариант – советско-финская война только что продемонстрировала настроение запада.
       
      Повторюсь ещё раз: Сталин был умнее Николая II, поэтому не поддался на искушение напасть первым, и англичане под угрозой своего разгрома Германией вынуждены были стать союзниками СССР, подвергшегося нападению, и помогать ему хотя бы поставками оружия, боеприпасов, продовольствия и прочего. СССР в отличие от императорской России выиграл войну, а Сталин в отличие от Николая II окончил свои дни всё же не в расстрельном подвале и умер в преклонном возрасте (даже, если считать, что его отравили, то ему уже было за семьдесят – в таком возрасте и без отравлений полно народу умирает).
       
      >> Не сомневался ни секунды, что найдется какой-нибудь человек, который обязательно скажет про февральскую революцию, хотя речь в статье шла о реалиях, когда существуют два фронта. Я был уверен, что кто-нибудь точно не поймет даже самый простой тезис. Этим человеком оказались вы, с чем вас и поздравляю.
       
      Ваш «самый простой тезис» совершенно понятен, но он ошибочен. Представим себе ситуацию: вы ввязались в драку с группой сильных противников, и одному из них нанесли красивый и сильный удар. Правда, по итогам драки вас похоронили. Но вы вправе гордиться своим красивым ударом, только вам это уже не нужно, да и вряд ли на том свете получится. Важен не процесс, а результат. Вы, конечно, можете отрицать связь революций с войной – это ваше право иметь такое мнение, но, всё-таки, такая причинно-следственная связь была, и революции стали в первую очередь следствием войны, сколько бы конспирологических версий ни сочинялось об этом. Поэтому не важно, сколько было фронтов, а важен результат: Россия начала со вступления в войну (чужую для неё войну!), а закончила двумя революциями, распадом и гражданской войной. Вот и вся «гениальная» стратегия Николая II. Не способным оказалось правительство той России просчитать последствия своих действий и погубило страну.

  • Сергей В. Ч. говорит:

    Сталин выиграл свою войну. Николай II свою войну проиграл. Так почему нужно осуждать победителя?

  • Сергей В. Ч. говорит:

    Вдогонку вопрос: а почему ВС РФ не вошли на Украину, когда на Донбассе началась так называемая АТО?

  • Иван Д. говорит:

    Еще раз, нападать на фашистскую Германию в конце 1939 года было бы очень авантюрным шагом. Причины я перечислил, но, видимо, слишком прозрачным намеком.
     
    1. Страна только лишь присоединила значительные приграничные территории, там еще нужно наладить советское управление (в том числе и работу НКВД). При ударе на запад войска СССР могут получить неожиданный удар в спину от враждебно националистически настроенных граждан присоединенных территорий (Прибалтика, Западная Белоруссия и Украина). Даже спустя два года, ударив по отступавшей Красной Армии националисты Польши, Украины и Прибалтики смогли нанести весомый вред (рвали линии связи, убивали связных, отставших, раненных проводили различные теракты).
     
    2. Польское правительство в изгнании (находилось в Лондоне) рассматривает СССР как агрессора. Германские дипломаты убеждают мир, что война в Польше есть война ЗА Польшу ПРОТИВ большевизма. Вооружает польских военнопленных и находит понимание в Лондоне. Такое развитие вполне можно допустить, учитывая, что для войны с СССР Гитлера и приводили к власти. А как же война, объявленная Великобританией и Францией осенью 1939года? Так вот таки и война, пока у Гитлера основные боевые части на востоке Франция ведет «странную войну» (никаких активных действий). Почему? Запад надеялся, что вот сейчас Гитлер и Сталин сцепятся в непримиримой схватке, обескровят друг друга, и уж тогда Франция и Англия будут жать и на тех, и на других. Не будим забывать о событиях на Халхин Голе и озере Хасан, в 1938-1939 Япония представляла тогда вполне опасную силу.
     
    3. Только через полгода, перебросив значительные силы на запад, Гитлер повел активные боевые действия. Но не только против Франции и английского экспедиционного корпуса, но также против ряда нейтральных стран. Мог ли СССР придти на помощь странам, которые вели войну менее 24 часов или как Франция 2 недели?
     
    4. Что получил СССР, не вступив в войну в 1939-1940? После потерь Великобритании во Франции, после гибели жителей английских городов от бомбежек Великобритания не могла занять роль пассивного наблюдателя в случаи войны СССР и Германии, помогая то одним, то другим, главное, чтоб ослабляли друг друга. И после нападения фашисткой Германии на Советский Союз Черчилль так и заявил, дескать я самый непримиримый борец с большевизмом сейчас целиком на стороне СССР! Итак, дипломатическая победа, удается создать коалицию СССР, Великобритания, США. Об этом приходилось только мечтать в 1939, мечтать и работать, работать… СССР получил время на подготовку к войне. В то время когда Германия жила только реваншистскими идеями новых войн и фактически перевела мощь своей экономики на нужды армии, СССР вел мощное гражданское строительство и только после поражения Польши и Франции наша экономика перестраиваться готовиться к войне.

  • Андрей говорит:

    Присоединяюсь к предыдущим авторам. Насколько я знаю, Франция и Английское содружество собиралось воевать с СССР на стороне Финляндии уже в феврале 1940 г. А Финляндия была в союзе с Германией. Так что наша дипломатия оказалась разумнее, расчётливее наших оппонентов в Европе и Азии. Конечно, и СССР делал действия, приближающие войну – через борьбу с мировым капиталом. Но это несколько другая история.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья