По поводу призвания Рюрика есть одно странное обстоятельство, что заставляет задуматься о том, кем в действительности был этот исторический персонаж. Один из посетителей Переформата упомянул про книгу под названием «От Хлодвига к Рюрику». Не вдаваясь в ее содержание, хотелось бы обратить внимание на разительные отличия в употреблении этих двух имен. Так, имя фактического основателя Франции (в переводе с франкского «Прославленный в боях», то есть аналог славянского Борислав/Борис) носили, в романизированном варианте Людовик (Луи), 18 французских королей. На втором месте идут Карлы (Шарли), которых было 10. Не надо объяснять, что это дань уважения Карлу Великому, чье имя («свободный» по-франкски) даже стало у славян нарицательным для любого европейского католического монарха. С ролью Карла Великого в истории Франции и Германии, можно, наверное, сопоставить роль Владимира Святого в истории России.
 

 
Смотрим теперь княжеские именословы. Владимиров там не счесть, а традиция так именовать одного из сыновей правящего монарха продолжалась всю историю России, вплоть до последних Романовых. Часто встречаются и другие имена первых Рюриковичей: Игорь, Олег, Святослав, Ярослав. А вот Рюриков можно пересчитать на пальцах одной руки. Сравните с 18-ю Людовиками и 10-ю Карлами во Франции. Отчего вдруг такое странное забвение имени летописного основателя Киевской Руси? Ссылки на то, что имя «Рюрик» было настолько сакральным, что подверглось табуированию, или на то, что его не было в православных святцах, вряд ли можно назвать убедительными. Большинство традиционных княжеских имен также отсутствовало в святцах, и их носителям при крещении давали другие имена. Тот же Владимир Красное Солнышко без ложной скромности крестился под именем Василий («царь» по-гречески). Для версии с табуированием было бы желательно привести хоть какие-нибудь аналогичные примеры из той же эпохи.
 

Есть нестыковки и по летописным датам рождения, из которых следует, что Рюрик и Игорь Рюрикович стали отцами своих первенцев в весьма солидном возрасте, за 50 лет. В принципе, такое возможно, но столь редкое для тех времен событие (тем более, два подряд) наверняка бы привлекло внимание хронистов или составителей сказаний. В мифах и сказках многих народов ребенок, родившийся у пожилой четы после многих лет ожидания, это герой, волшебник или родоначальник целого народа. Однако про первых русских князей ничего подобного не слагалось, насколько мне известно. Похоже на то, что ко времени составления ПВЛ летописцы имели очень туманные представления о родственных связях князей до Святослава Игоревича. Или, как вариант, у них были какие-то мотивы скрыть неугодные факты и персоналии, даже ценой натяжек.
 
Из всего сказанного можно сделать вывод, что (а) персона Рюрика, при всех его реальных делах, окружена тайной, и (б) о его существовании почти не вспоминали вплоть до XV века, когда начали составляться родовые книги и, собственно, впервые возникло понятие «рюриковичей» как представителей родов, занимавших верхние места в иерархии для получения государственных должностей. То есть их собрала воедино система местничества, что просуществовала в Московском царстве до 1682 года. В разрядных книгах каждый из этих родов был расписан по поколениям от Рюрика, но достоверность сведений о родственных связях предков, живших ранее XIV века, во многом остается на совести составителей. Рюрик здесь выступает как своего рода точка отсчета для построения многочисленных боярских родов по ранжиру, а его реальная историческая роль и реальность его как предка того или иного рода отходит на второй план. Этих мотивов недостаточно, чтобы наконец-то вернуть Рюрику «незаслуженно забытое» место в именослове. Только с появлением «Истории Государства Российского» Н.М. Карамзина имя «Рюрик» вошло в русский именослов, но так и осталось маргинальным.
 
Перейдем теперь к ДНК рюриковичей. Ее разбирали много раз, потому остановлюсь только на одной детали. Это возможное место происхождения рода, из которого вышли князья из ДНК-проекта. Подчеркиваю, что рода, а не конкретного человека по имени Рюрик, который в силу обстоятельств мог родиться где угодно. Как мы знаем, речь идет не об одном роде, а, как минимум, о двух, каждый из которых восходит к предку, жившему в VIII-X веках.
 
Первый из них, т.н. «черниговская ветвь», относится к западнославянской ветви R1a-L260, что охватывает около 8% современных украинцев, а по своей географии у восточных славян проходит широкой полосой от Галиции до Среднего Поволжья:
 

 
Вероятнее всего предположить, что «черниговские рюриковичи» происходят из племенной знати какого-то из славянских племен, живших между Карпатами и Доном. Судя по особой роли полян в создании Киевской Руси, это племя – основной кандидат, но нельзя исключить также северян, древлян, волынян и белых хорватов.
 
А что можно сказать про «северную» ветвь, в которой оказались представители родов с корнями в Полоцкой, Смоленской, Белозерской и Ростово-Суздальской землях? Они из ветви субклада N1c-L550, у которой, насколько знаю, пока еще не нашли собственного снипа, и что пока записывается как N1c-L550 (xL1025). На гаплогруппном проекте она носит название «Scandinavian II», поскольку большинство ее представителей в проектах FTDNA – этнические шведы. На примере дочерней к ней ветви «пара-рюриковичей» я уже показывал, что перевес скандинавов там вызван исключительно разной плотностью охвата разных стран коммерческим ДНК-тестированием. В реальности восточных славян в ней больше, хотя и меньше в абсолютных цифрах, чем в родственной ветви L1025, что доминирует у балтов.
 
На Скандинавском полуострове представители ветви N1c-L550 (xL1025) концентрируются в основном в западной части исторической области Гёталанд, и далее рассеяны по побережью Финского и Ботнического заливов (см. желтые метки на карте). Общие предки основных линий восходят к рубежу нашей эры, когда шло активное заселение территории Скандинавии и Финляндии выходцами из континентальной Европы. На южном побережье Балтики, в Дании и Сконе пока не найдено представителей этой ветви. Единственный датчанин указал свои корни в Копенгагене, а столичные города не слишком информативны для генеалогии (как ДНК, так и классической), поскольку там очень высока доля недавних приезжих. Значит, скорее всего, миграция носителей N1c-L550 шла не со стороны Северной Германии, откуда расселялись I1 и R1b, а по более северному маршруту.
 
Вероятной отправной точкой, судя по географии гаплогруппы N1c на Русской равнине, могло быть побережье Финского или Рижского заливов, а также прилегающие к ним районы северо-запада России. Отсюда, в свою очередь, следует, что родительская ветвь N1c-L550 (xL1025) и дочерние к ней ветви «пара-рюриковичей» и гипотетическая «прото-рюриковичей» входили в набор основных генеалогических линий Новгородской и Псковской земель времен образования Киевской Руси. С большой долей вероятности, «северная» ветвь рюриковичей, как и «черниговская», восходит не к каким-то пришельцам извне, а к верхушке какого-то из местных племен. В данном случае, оно обитало в районе между Балтикой, Ладогой и Ильменем, но о его этнической принадлежности судить не берусь.
 
Версия с призванием славян-варягов с юго-запада Балтики привлекательна и во многом обоснована, но к родам нынешних рюриковичей, похоже, имеет лишь косвенное отношение. Это были местные династии, что подтверждают и гаплотипы рюриковичей, не вошедших в эти 2 ветви. Среди них нет ни одного, для кого можно было бы предположить иноземное происхождение.
 
А что же Рюрик? Был ли он? Почему история российской государственности начинается с него? Увы, мы знаем слишком мало. Вряд ли его выдумали, поскольку непонятно, с какой целью, и кому это понадобилось. Значит, предводитель дружины с таким именем действительно существовал и сделал многое из того, что приписывают ему летописцы. В этом смысле его можно считать основателем Киевской Руси. Но вот оставил ли он потомков, наследовавших ему? Натяжки с датами в ПВЛ могут косвенно говорить, что нет. Да и славянские традиции выбирать князей на вече, сохранявшиеся в Новгороде и Пскове вплоть до их присоединения к Московскому княжеству, вряд ли к этому располагали. Куда большие шансы быть избранным были не у сыновей пришельца, пусть и выдающегося, пусть и славянина, а у представителя своего рода. Если же у реального Рюрика на момент его смерти не осталось сыновей, братьев или племянников, то дилеммы вообще не возникало.
 
При таком ходе событий загадка с забытым именем решается сама собой. Раз князья, начиная со Святослава, не считали Рюрика своим предком, то и его именем никого не называли. Однако про его заслуги помнили, и когда возникла потребность урегулировать старшинство боярских родов, Рюрик стал компромиссной фигурой в решении споров о происхождении и знатности. Он устраивал все противоборствующие стороны старой русской аристократии, и позволил ей сплотиться в конкуренции с другими влиятельными партиями. Например, выходцами из Великого Княжества Литовского, в итоге одержавшими верх в лице Романовых.
 
Игорь Рожанский,
кандидат химических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

9 комментариев: Странное обстоятельство по поводу призвания Рюрика

  • Сергей В. Ч. говорит:

    В свете данной статьи мне вспоминается мнение Александра Елисеева, поданное в его книге «Скифия против Запада». Само мнение состояло в том, что Вещий Олег был более важной персоной, чем принято считать: не просто каким-то воеводой в дружине Рюрика, а великорусским князем из рода Киевичей. После самого Олега якобы правил некий Олег Второй, но он проиграл войну с Византией, если не ошибаюсь, и вынужден был бежать. Тем временем власть перешла к Игорю, который породнился с Вещим Олегом, женившись ещё раньше на Ольге. В итоге, по мнению автора, при Рюриковичах имел место политический заказ с целью принизить Киев и возвысить Новгород, а также присвоить объединительную роль Рюрику. Мне тогда утверждения Елисеева показались несколько накрученными. А теперь и на Переформате с Рюриком что-то странное творится. Не знаю, что и думать…

  • V. M. говорит:

    Можно вспомнить мнение о том, что древнерусскую династию уместно именовать Игоревичи от Игоря «Старого». Есть определенные основания полагать, что Рюрик был персонажем локальной истории северо-западной Руси. Он активный участник борьбы за власть, когда пресекается «наряд», то его «призывают» на правление. Его вероятная принадлежность к вендо-ободритской династии (в качестве одной из боковых линий, что следует из мекленбургских генеалогий), естественно, добавляла веса такому выбору. Не будем забывать, что во времена Рюрика Ладога – это глухая провинция. Тогдашняя история делалась на юге Балтики. Впоследствии, при объединении Киева и Новгорода князем Олегом, активном выходе Руси на международную арену и вокняжении Игоря, могли потребоваться «обоснования». Смущает, конечно, хронология начальной летописи, которая довольно условна. Сами же древние генеалогии – это такой источник, который почти никогда не бывает совершенно достоверным, но, вместе с тем, не бывает и полностью вымышленным, дыма без огня не бывает. Если в генеалогиях и врали (что случалось регулярно), то надо обращать внимание на то, почему врали именно так, а не иначе. Это зачастую многое объясняет. В нашем случае ниточка к Рюрику могла протянуться через Ольгу, которая была родом с северо-запада, да и её роль в управлении государством мало сочетается с положением женщин, даже «высокопоставленных» жён, в средневековом обществе, опять же наличие титула королевы, которым обладали и вендо-ободритские правители. Я лично определенно склоняюсь примерно к такому варианту, т.к. для меня также пока остаётся непреодолимым обстоятельство, что имя Рюрик – исключение в древнерусском княжеском именослове.

  • Виктория В.С. говорит:

    Мне когда-то попадалось полное «древо рюриковичей». Там целых два Рюрика. И, что обращает на себя внимание, они оба появились ровно во время написания ПВЛ, в т.ч. у того князя Ростислава, который имел отношение к написанию ПВЛ.

  • Вадим говорит:
  • Сергей говорит:

    А.Никитин (Основания русской истории) в свое время, высказывал достаточно обоснованное предположение о том, что Рюрик, равно как и Гостомысл, это герои западнославянской истории, предания о которых занесены славянскими переселенцами с берегов Балтики в Поволховье и Приильменье. Е. Мельникова (Рюрик и возникновение восточнославянской государственности в представлениях древнерусских летописцев XI-начала XII вв.) считает Рюрика героем скандинавских саг «об удачливом военном вожде, ставшем «конунгом» в богатом «городе»». (Правда, скандинавским сагам Рюрик, равно как и Олег в качестве правителей Ладоги и Гардарики не известны). Но в любом случае и Никитин, и Мельникова отрицают родственную связь между Рюриком и Игорем, по разному объясняя причины появления Рюрика в русской истории. Хотя очевидно, причина этого одна – кому это было выгодно. По версии Мельниковой, признание Рюрика родоначальником династии русских князей позволяло захватившему власть в Киеве Игорю доказать легитимность своей власти опираясь на то, что он потомок призванного славянами на правление князя. Хотя совершенно не понятно, какое отношение «призвавшие» варягов словене имели к киевским полянам. Но сама постановка вопроса более чем оправдана. Только ко временам Рюрика и Игоря она отношения не имеет. Все гораздо прозаичнее, Рюрик нужен был Ярославу Мудрому и его потомкам, не имевшим права на Киевский престол, и чтобы доказать легитимность его захвата им было необходимо доказать преемственность власти от Новгорода к Киеву. Тут то и всплыло предание о призванном на правление в Новгород Рюрике. Другой составляющей этой истории, также, возможно, оказавшей влияние на формирование династической легенды, является то, что по линии мономашичей русские князья очень активно роднились со скандинавами. К тому же, у жены Ярослава Ингегерды в предках было как минимум два Эрика, что в некоторой степени созвучно Рюрику. И последнее, существует легенда, что отец Владимира Мономаха Всеволод не был сыном Ярослава Мудрого, а был зачат Ингегердой от Олафа Святого приезжавшего на Русь в 1029 году. Возможно, тут и следует искать расхождение в гаплотипах мономашичей и ольговичей.

  • Евгений говорит:

    Я склоняюсь к тому, что многое просто игнорируется в подобных рассуждениях в силу разных причин, в том числе и ограниченности «научной» методологии и ограниченности самих «ученых» (ученые утверждают, что они ученые). Например, картина с Рюриком была бы другой, если бы пригласили специалистов по экономике и торговле того времени. Чисто менеджерский подход, – какие задачи решали сообщества того времени с точки зрения торговых путей и торговли? Какие объемы, сколько судов и людей, наименований товаров, валюта? Или пригласили и вплели сюда данные по образу мышления древних, включая волхвов, религию, традиции, как составлялся портрет-психотип у древних, как и чем добывался авторитет. Например, я полагаю, что постоянно решались два вопроса, что выгоднее, торговать или воевать, были временные союзы, кровная месть и уже «большая наука» нам должна ответить была бы давно на все эти вопросы путем построения «многофакторных моделей», подкрепленных допустим перепиской. Народ видел в те времена, что и кто за человек, и кто и чего он стоит. Отношения между каланами и торговые задачи и пути их решения были примерно такие же, какие они сейчас в Афганистане. К тому же, во всех рассуждениях (кроме генетических) многочисленные ссылки на предыдущие источники и чужое мнение, высказанное в разное время сильно путает карты. Это как правильная постановка диагноза – одни пытаются путем экстраполяции и опорой на предыдущие случаи поставить правильный диагноз (DioGnosis), другие же еще включают мозги и интуитивный путь познания в жизни и в науке. Если хорошо подумать, то истинно правильным путем всех истинных открытий является интуитивный. Но вся академическая наука находиться в стадии, что она сама не может сказать, насколько её рецепты для решения тех или иных задач приближены к истине (на 0% от истины, на 0,0001%, 1,0%, 10%, 30%?, – скажут от противного 90% вряд ли, и 99% вряд ли). Я сам склоняюсь, что много меньше 1% истины. Клёсов – пример интуитивного пути в науке, все остальные – начетники. Например, никто не хочет думать о том, что это был торговый путь по Днепру из варяг в греки. Ему противостоял альтернативный – Волго-Донской и Прикавказский шелковый путь через «Армению» и прочее. Везде по местам годами сидели «менеджеры» на протяжении всех этих «путей», на каких языках они говорили и прочее и прочее…

  • Константин Анисимов говорит:

    Несколько соображений позволю себе:
     
    1. История Российской государственности не может начинаться с Рюрика, т.к. Русский каганат существовал до Рюрика. По факту (об этом, надо полагать, изначально и рассказывало «Варяжское предание») Рюрик был лишь предком (отцом? дедом?) основателя новой династии на русском престоле.
     
    2. Олег Вещий, по всей видимости, был последним представителем прежней династии. Исследования Шахматова показали, что имена Олега и Игоря были искусственно соединены в летописи.
     
    3. Летописная версия о том, что Святослав родился незадолго до смерти Игоря, роль которой было объяснить правление Ольги после Игоря (непонятное летописцу 12 века, который и имени супруг своих современников-князей не знал), опровергается рядом наблюдений: а) дата рождения Святослава привязана в Ипатьевской летописи к дате смерти Симеона Болгарского (927 г.); б) Святослав представлен в договоре с греками собственным послом, что было бы едва ли возможным, если Святослав родился за пару лет до этого события; в) в труде Константина Багрянородного Святослав представлен правящим князем одной из областей Русского государства; г) сама дата смерти Игоря вызывает сомнения, учитывая всю условность датировок летописи до времени правления Святослава – есть основания сдвинуть ее на 953 год; д) вышесказанное уже не позволяет связывать правление Ольги с малолетством ее сына, который уже был правителем одной из областей и принимал участие в заключении международных договоров; е) положение Ольги – уникальное в русской истории – следует объяснить ее связью с прежней династией, родством с Олегом. Это, в свою очередь, позволяет объяснить, каким образом варяжский князь Игорь стал правителем Руси. Полагаю, что Олег обеспечил Игоря престолом, женив его на своей родственнице – последней представительнице рода.
     
    4. Я далек от генетики, но вспоминается, что Швеция была в свое время просто колонизирована немцами, в том числе и онемеченными славянами Мекленбурга. Учитывая, что под именем варягов скрываются ободриты, нельзя этим объяснить распространение в Швеции той же ветви N1c-L550 (xL1025)?

  • Игорь говорит:

    Кстати, Рюриков после самого первого Рюрика в Киевской Руси было целых два, и при том один из них целиком жил в XI веке, а второй Рюрик Ростиславич был даже Великим князем Киевским. Между тем, в той же Польше имя основателя династии Пяста ни разу потом не повторялось среди польских князей и королей. Точно такая же картина была и в Чехии с именем основателя династии Пржемыслом.

  • Liddy Groth говорит:

    Уважаемый Игорь Львович! Никаких странных обстоятельств по поводу имени Рюрик и русских княжеских именословов не обнаруживается, как только эту тему начинаешь внимательно изучать. Я такое исследование провела. По разным поводам уже уведомляла читателей Переформата о том, что мое исследование о летописных княжеских именах, включающее и имя Рюрик, находится в издательстве. Я обещала до выхода книги эти материалы не обнародовать, поэтому слово держу. Могу только напомнить, что вопрос о табуировании имен применительно к древнерусскому именослову не изучался, поскольку вопрос о древнерусских именах был подменен постулатом об их скандинавском происхождении – с этой стороны его, как известно, и забалтывали.
     
    Вообще табуирование имен предводителей не было чем-то малоизвестным. Вот Вам пример из Рашид-ад-дина: «Другой эмир был Чагатай-младший; так как в то время не стало Чагатая [сына Чингиз-хана], то его имя стало запретным, и после этого [Чагатая младшего] стали называть Сунитай, так как он [происходил] из племени сунит» (Рашид-ад-дин, 1952а, с. 100). Есть и другие примеры, но у меня сейчас нет их под руками. Но в общем и целом: на имена Чингис-хана и его сыновей как первых правителей Золотого Рода после смерти их носителей был наложен запрет. И я не помню, когда они стали воспроизводиться и воспроизводились ли вообще (надо будет отдельно проверить). Но табуирование – это не только полный запрет на использование имени, это еще и частичное изменение этого имени. Пример из Р.Якобсона: топонимы, хранящие имена Сварога и Сварожича, известны как в исходной, так и в измененной форме: Swarożyno Siodlo, но Twarożna góra. Применительно к антропонимам мы наблюдаем, как меняются, например, исходные христианские личные имена, переходя в именословы разных народов, а также под влиянием времени. Но то же самое происходило и с дохристианскими именословами. Просто они не изучались как система.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья