Продолжаю статью, которая была начата как расширенный ответ на вопросы читателей в связи с публикацией постов о норманизме как шведском политическом мифе на сайте Переформат.ру. В этих публикациях о норманизме было показано, что трактовка древнерусских летописных имен как «скандинавских» – часть этого мифа. Казалось бы, примеры из «Истории» Иоанна Магнуса, где тот уверял, что имя Телефа из троянских мифов – это шведское имя Елефф, поэтому историю Телефа следовало автоматически причислить к шведской истории, или пример из шведской «гипербореады», творцы которой стали уверять, что имя гиперборейского мудреца Абариса – это испорченное шведское имя Эверт, из чего, по их логике, следовало, что Гиперборея создана предками шведов, – достаточно красноречивы сами по себе.
 

Сваты Владимира у Рогволода (слева), Рогволод беседует с Рогнедой (справа)
Миниатюра Радзивилловской летописи, XV в.

Я показала, что традиция перевирать на якобы шведский лад имена из истории того народа, у которого прихватывали в свою пользу значительную часть исторического материала для укрепления кулис вымышленного древнего величия, есть неотъемлемая часть методики готицизма, с самого начала не имевшей научного характера и породившей историческое мифотворчество самых необъятных масштабов.
 
Именно в ряду готицистского мифотворчества – от Магнусова Телефа-Елеффа и до Абариса-Эверта у творцов шведской гипербореады – стоят и «доказательства» П. Петрея, из верноподданических чувств подбросившего мысль о варягах из Швеции и тут же, в «подтверждение» ее, сочинившего, что дескать летописный Рюрик – это одно из испорченных шведских имен: Эрик, Фредрик или Родрик. Самое забавное, что все три имени есть заимствованные имена в шведском именослове. В этом же мифотворческом ряду стоят и заявления Г.З. Байера о том, что «есче от Рюрика все имяна варягов, в русских летописях оставшиеся, никакого иного языка, как шведского, норвежского и датского суть». Байер был горячим поклонником всех абсурдных фантазий Рудбека. Каким же образом вдруг слова Байера о древнерусских именах как скандинавских должны наделяться научным статусом? Они также ненаучны, как и источник, из которого Байер почерпнул эту мысль! Иными словами, за заявлениями о «скандинавстве» древнерусских летописных имен стоят готицизм и рудбекианизм, рожденные политическим мифом, – и никакой науки.
 
Мне казалось, что это совершенно очевидно и достаточно убедительно показано в названных статьях. Но вот в ходе обсуждения этих статей о норманизме, как продукте шведского политического мифа, я получила вопрос: да, вот теперь все понятно, что норманизм – это миф, но непонятно только, как быть со «скандинавскими» именами Рогволод и Рогнеда. Все, как в присловии: все понятно про трактор, непонятно только, куда кобылу припрягать.
 

скачать (PDF, 473KB)


 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

12 комментариев: Рогволод и Рогнеда в круговороте политического мифа

  • Николай говорит:

    Хотелось бы обратить Ваше внимание на имевшуюся до примерно 4500 лет назад общую историю (и культуру, конечно) народов от Атлантики до Зауралья. Можно ли называть эту общность «протогосударством»? После вторжения «эрбинов» (термин Клёсова) и последовавшей за этим «этнической чистки», проживавшие вместе народы оказались частью уничтожены ,частью бежали («бутылочное горло» – Клёсов). Отсюда и сходство скандинавов и кавказцев, подмеченное Т. Хейердалом и «невернопонятое» сходство культур скандинавов и руси. Так что противопоставлять, пусть даже «онемеченных», шведов русским не имеет смысла. Культурная общность пролезает сквозь пласт тысячелетий. Жаль, что над этим ручейком распустилась развесистая клюква «норманизма»!

    • рсм говорит:

      Слишком упрощённо. Разная среда обитания, например, и от общности культур не остаётся и следа.

    • Liddy Groth говорит:

      >> О протогосударстве 4500 лет назад…
       
      Чтобы пользоваться такими категориями как протогосударство на глубине 4500 лет назад, надо иметь больше материала, чем у нас пока есть относительно «общей истории народов от Атлантики до Зауралья». Изучать надо.
       
      >> Так что противопоставлять шведов русским не имеет смысла…
       
      А как, по-Вашему, надо изучать шведов и русских?

  • Алексей говорит:

    Грандиозно! Никогда не думал, что существуют особые именословы у правителей. Теперь займусь этой увлекательной темой. Большое спасибо Вам за столь сложный, но доходчиво и лаконично поданный материал! Жду Ваших новых работ. С уважением.

  • Николай говорит:

    Да Вы-то делаете всё правильно. Я про тех же норманистов! Тыкая пальцем в сходство (любое) они изрекают: «Здеся как и тама! Уря! Всё что здеся – всё оттудава!» А на деле-то всё гораздо проще: «здеся и тама» были когда-то одним целым. Кстати, Вы не напомните мне, как переводится имя «Один»?

  • Kondrat говорит:

    Люди, производящие имя «Горислава» от «славна горем», прямо таки умиляют! Связалась, так сказать, с русскими, а это же ведь такое горе – всем известно. Особенно лет так через …сот. Дали знать потомкам.
     
    Возможно, происхождение имени можно объяснять так. Мой дед, Крюков, посылал своих внуков трамбовать сено «на горище». Это не совсем имело значение «чердак» (на чердаке особо сена не положишь). Скорее имело значение «наверху». Сено складывали наверху подсобного здания, сарая с крышей с полуоткрытым фронтом, для удобства складирования.

    • Виктория В.С. говорит:

      Меня тоже трактовка имени Горислава поразила – прямо стыдно за таких «учёных». Соединить в имени «горе» и «славу» – это вульгарно и не годится для имени даже простолюдинки, не то, что матери принцев. Хотя вообще не годится для имени. Есть простое русское слово «гореть». Гори-гори ясно, чтобы не погасла… Слава.

      • Kondrat говорит:

        А по моему всё-таки проще: «горище» – верх, большая, высокая гора. «Горислава» – высокая женщина, «славна» ростом.

  • Николай говорит:

    Теперь о Гориславе. До сих пор существует название адониса весеннего – горицвет, данное за ярко-жёлтые цветы. Так что Горислава = Ярослава.

  • Игорь говорит:

    По поводу имени Рогнеды в форме Рогнедь вспомнился договор князя Игоря, где упоминаются нети Игоревы. Кто такие эти нети Игоревы?

  • Николай говорит:

  • Liddy Groth говорит:

    Глубокоуважаемые читатели! Ну, что же Вы опять на этимологию свернули: это ведь движение по кругу! В примере с переименованием в Гориславу не этимология этого имени имеет первенствующее значение. И так понятно, что имя должно было иметь высокое значение: это могло быть и «горение славы», и «высокая слава», и «гордая слава» и т.д. А может, еще какое-нибудь очень древнее и забытое нами значение. Понятно также, что это древнерусское имя, не имеющее никакого отношения к германским-скандинавским или каким-то другим именословам. Но повторяю, не в этом дело. Пример с переименованием в Гориславу указывает на очень важный момент: на наличие в древнерусской традиции династийного именослова, к которому обращались, когда в династии появлялся пришелец/пришелица. Горислава говорит нам о том, что на Руси были свои традиции имянаречения, свои княжеские именословы, которыми пользовались так же, как во всех правящих домах Европы. Вы думаете, кто-то хорошо представляет, что значило норвежское имя Хокон (так переименовали датского Карла)? Масса всяких гадательных вариантов, но точной версии нет! Мешает это кому-нибудь? Нет! Поскольку важнее знать, что был великий предок у норвежцев, имя которого передали новому монарху, была своя традиция королевской власти. Или имя Анунд, которым переименовали шведского Якоба? Какие-то значения предлагаются, но не это главное. Главное, был такой предок Брёт-Анунд, и это говорит о старинных корнях шведского института королевской власти.
     
    Навязывая нам «этимологические» дискуссии, норманизм камуфлирует более важный вопрос, а именно то, что норманизм оборвал у русской истории древние корни института наследственной княжеской власти. На чем стоит норманизм? На том, что княжескую власть с княжескими именословами и прочими атрибутами принесли германцы (скандинавы). До этого никаких славянских династийных именословов не было. И чтобы защитить эту нелепую норманистскую идею, и городится огород с Гориславой (извините за плохой каламбур), придумываются нелепые этимологии и пр. Почему? Да потому, что это имя свидетельствует о том, что был древнерусский институт княжеской власти с древнерусским княжеским именословом, не связанным со Скандинавией, поскольку туда входило и имя Горислава. Где примеры? Память князя Владимира – первейший и важнейший пример! Может, и вы натолкнетесь на другие примеры, забытые историей. Желаю Вам открытий на этом пути!

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья