8 февраля 2013 года состоялся первый визит президента Сербии Томислава Николича в Азербайджан. В результате был подписан ряд соглашений. Главным является Декларация о стратегическом партнерстве, которая сторонами рассматривается как основа для интенсификации совместных действий Сербии и Азербайджана в ключевых областях – в экономической сфере выделяются энергетика и инвестиции. Николич отметил, что «Сербия нашла в лице Азербайджана истинного партнера в исламском мире», и пришло время перевести «существующие приятельские отношения в плоскость конкретного сотрудничества».
 

 
Напомним, что подписание Договора о стратегическом партнерстве Сербии с Россией должно было состояться еще летом 2011 г., однако этого не произошло и по сей день. Несмотря на то, что в ходе визитов глав российского государства Д.А. Медведева и В.В. Путина в 2009 и 2011 гг. соответственно, а также Д.О. Рогозина в 2012 г., был ясно выражен курс России на всеобъемлющее, всестороннее сотрудничество с Сербией. Кроме того, Россия является непреодолимым бастионом в международных организациях, мимо которого Запад не может «продавить» членство «Республики Косова».
 

Также были заключены еще два договора о сотрудничестве Сербии и Азербайджана в области информационных технологий и ветеринарии. До этого момента сербско-азербайджанское партнерство ограничивалось подписанием 19 двусторонних соглашений и весьма скромными объемами торгового обмена (не более порядка 10 млн долл. в год).
 
Ситуация изменилась в 2012 году: Азербайджан выделил Сербии кредит в 300 млн евро для строительства магистрали от Лига до Прельны (по трассе т.н. «Коридора 11»). Сербская сторона, многократно подчеркивая «приятельство» двух стран, предложила своему южно-кавказскому партнеру три конкретных проекта для инвестиций: туристический центр Врнячка Баня, важную геополитическую зону, т.н. «свободную зону» между Чачком и Кралево на юге Сербии, включая военно-стратегический объект – аэродром Ладжевци, сырьевой и энергетический объект – рудник и гидроэлектростанцию «Штаваль».
 
Сербские СМИ в подавляющем большинстве, как по команде, приветствовали внешнеполитическую акцию Николича в южнокавказском направлении. В качестве значимости партнерства Сербии с Азербайджаном они вбросили в общественное сознание такие тезисы, как: «Азербайджан являет собой одну из самых перспективных стран на постсоветском пространстве»; «еще в 1991 г. он получил статус независимого и международно признанного государства, являющегося одним из энергетических лидеров среднеазиатского региона, ВВП которого преодолел рубеж в 100 млрд долл., что превышает 10,5 тыс. долл. на душу населения». Однако для понимания сути вступления Сербии как игрока на кавказской арене в качестве стратегического партнера Азербайджана следует обратить внимание отнюдь не на абстрактные цифры дохода на душу населения, а на геополитические аспекты.
 
Кавказ – связующее звено между Европой, Азией и Африкой, через который проходят потоки энергоресурсов, важнейшие магистрали. На современном этапе резко усилился интерес к региону Южного Кавказа (Азербайджан, Армения, Грузия) со стороны США и их союзников. Мощно укрепляются отношения Азербайджана с США, и особенно – с Израилем, по линии политики, разведки и безопасности. В частности, обращает на себя внимание беспрецедентная военно-техническая сделка между Тель-Авивом и Баку на сумму в 1,6 млрд. долл.
 
В настоящий момент Североатлантический альянс ведет переговоры с Азербайджаном об использовании территории страны при выводе войск из Афганистана. У экспертов есть основания полагать, что Азербайджан США не откажет. Речь явно идет о подготовке плацдарма для удара по Ирану и, возможно, не только для этого. Дислоцируя войска в Азербайджане, Пентагон получает прямой выход к Каспию, а значит, и к российскому Северному Кавказу. Эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Андрей Арешев полагает, что «это очень специфичный вывод войск, похожий на ползучее распространение влияния НАТО, – с попутным созданием инфраструктуры в кавказско-среднеазиатском регионе. Всякого рода военные приготовления и передислокации лишь провоцируют гонку вооружений, что в поле не урегулированных конфликтов само по себе чревато. Политика стран Запада – назовем вещи своими именами – приводит к милитаризации региона и увеличению военной напряженности».
 
Директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Владимир Захаров отмечает, что еще со времен Гейдара Алиева Азербайджан нашел себе нового покровителя в лице США. Его сын Ильхам последовательно укреплял американское направление внешнеполитического курса страны, предоставив Америке право пользования ее геостратегическими и коммуникационными преимуществами. В Азербайджане уже давно находятся натовские военнослужащие, одетые в форму азербайджанской армии. После августовских событий 2008 г. численность соответствующих контингентов и в Грузии, и в Азербайджане возросла, а с началом планирования Америкой войны против Исламской Республики Иран их там стало на порядок больше.
 
Более того, на случай войны США или западных сил против этого государства с последующим его территориальным переделом Азербайджан сделал заявку на территории, входящие сейчас в состав Ирана. В марте 2012 г. депутаты Мили Меджлиса Азербайджана предложили переименовать свою республику в Северный Азербайджан, объясняя это необходимостью показать всему миру, что существует Южный Азербайджан, который находится в Иране и что объедение этих двух частей уже не за горами. Баку, по сути, готовит территориальные претензии Ирану. Но в случае войны против Ирана Азербайджану надо будет оказать Западу колоссальную поддержку и услуги.
 
И возникает логичный вопрос: не является ли такого рода услугой участие в коллективном «буксире» (с причудливой командой из Объединенных Арабских Эмиратов, Турции и теперь Азербайджана) сваливающейся в пропасть сербской экономики? С действительной задачей реализации стратегии Вашингтона по исламизации Балкан. Во-вторых, в южно-кавказском направлении активизировалась Турция, у которой появились возможности, позволяющие ей осуществлять экспансию сразу в нескольких направлениях. Турция стремится как к достижению политических целей, связанных с усилением собственного влияния в государствах региона, так и к получению доступа к энергоресурсам и запасам сырья. Характерно, что турецкие экономические структуры идут туда, где могут достаточно легко, без особого риска, получить прибыль. Далее они умело удерживают захваченные ниши, не допуская возвращения в них национальных производителей. Для Турции Азербайджан – это доступ к кавказскому коммуникационному коридору.
 
В геополитическом аспекте Турция, выступающая как проводник американских интересов (пусть и обладающий определенной самостоятельностью), чрезвычайно высоко ценит свои экономические и военно-политические связи с Вашингтоном и никогда не допустит, чтобы отношения с третьими государствами создали хоть малейшую угрозу для ее стратегического партнерства с США. В энергетической сфере, по словам министра энергетики Азербайджана Натига Алиева, в ближайшее время Баку и Анкара подпишут межправительственное соглашение по Трансанатолийскому газопроводу, продолжением которого станет укороченная «версия» газопровода Nabucco от турецко-болгарской границы до австрийского Баумгартена.
 
Правящая элита Азербайджана выполняет особую функцию с далеко идущими планами. С одной стороны, ее маневры ограничены выраженной асимметрией в экономическом развитии. Как подчеркивает эксперт Игорь Мурадян, за Азербайджаном признана только одна функция – добыча и транспортировка нефти. Азербайджан совместно с нефтяными компаниями и администрациями Клинтона и Буша активно участвовал в создании Кавказско-Каспийского энергетического комплекса США. С другой стороны, получая большие доходы от нефти, Азербайджан предлагает альтернативную версию своего «профиля» в региональной политике.
 
И в этот профиль неожиданно для всех включается Сербия. Очевидно, что не по своей воле, поскольку слишком удалены географически и полярны по сути сферы интересов этих стран. Появление Сербии в рядах внешнеполитических партнеров Азербайджана привело к закономерному стремлению сориентировать неофита в правилах поведения и указать направление внешнеполитических акций относительно важных для Азербайджана вопросов. Так по поводу Нагорно-Карабахской проблемы председатель азербайджанского парламента О. Асадов выразил надежду, что «Сербия поддержит нашу территориальную целостность». В целом Асадов выразил убеждение, что отношения двух стран выйдут на уровень стратегического партнерства.
 
Традиционным партнером и союзником России на Южном Кавказе в военно-политической и военно-технологической сфере, как подчеркивает А. Арешев, является Армения. Фактор союзнических отношений между Россией и Арменией (Армения входит в ОДКБ и связана с Россией военным договором) имеет принципиально важное значение для Еревана и Москвы, поскольку Россия стремится сохранить свое политическое, экономическое и военное присутствие, для нее Армения – одно из важнейших звеньев безопасности и ценный региональный союзник.
 
Визит Николича в Азербайджан состоялся точно в момент резкого обострения ситуации вокруг Нагорного Карабаха. В конце января сего года официальный Баку выступил с беспрецедентным заявлением о том, что силы ПВО Азербайджана получили приказ сбивать гражданские самолеты, незаконно входящие в его воздушное пространство. Этим пространством Баку считает небо над Нагорным Карабахом. По мнению российских экспертов, подобная позиция Баку может привести к войне.
 
28-29 января состоялся визит в Армению министра обороны РФ Сергея Шойгу, который на переговорах особое внимание уделил обсуждению проекта договора между Россией и Арменией о военно-техническом сотрудничестве. Договор должен быть подписан в ближайшее время. Соответствующее распоряжение о развитии военно-технического сотрудничества России с Арменией издал В.В. Путин. Военный эксперт Давид Арутюнов утверждает, что распоряжение российского президента может включать в себя геополитический подтекст по двум направлениям. Во-первых, таким образом Россия стремится укрепить свои наиболее эффективные рычаги влияния на сферу безопасности в Армении, а также в регионе в целом. С другой стороны, на фоне развития военно-технического сотрудничества Израиля и Азербайджана Москва демонстрирует готовность сбалансировать активное вооружение Баку в регионе. Нельзя забывать, отмечает иранский эксперт по проблемам Кавказа Хасан Бехештипур, что радикальные группировки в Дагестане, Чечне и Северном Кавказе ведут антироссийскую деятельность, и в ряде случаев они пользуются поддержкой Азербайджана.
 
Одной из последних мер Азербайджана стало закрытие в декабре 2012 г. расположенной на его территории российской Габалинской радиолокационной станции (РЛС), что вне сомнения, ухудшило отношения двух стран. Однако закрытие Габалинской РЛС следует рассматривать и в более широком, геополитическом контексте. В первую очередь, это ответ на инициативу В.В. Путина по созданию Евразийского Союза с единым таможенным правовым пространством. Именно тогда над Габалинской РЛС начали сгущаться тучи – Азербайджан резко поднял сумму арендной платы, стараясь выставить дело как сугубо экономическое разногласие. Однако, как полагает известный политолог Ариф Юнусов, речь идет о кардинальной смене внешнеполитического вектора Азербайджана. Что и вынудило Россию пойти на ответные меры – создание новой политической организации в лице видных деятелей азербайджанских диаспоры в России (т.н. «Клуб миллиардеров»), кампанию по активизации деятельности ряда организаций национальных меньшинств Азербайджана, активисты которых живут в России.
 
Кроме того, на российском направлении 31 января 2013 г. власти Азербайджана заявили о своей незаинтересованности в присоединении к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана, указав при этом, что «наша позиция в этом вопросе категорична. Мы далеки от вступления в Таможенный союз и не видим для себя подобных перспектив и в будущем». Более того, идею Евразийского и Таможенного Союза Азербайджан расценивает как угрозу своей национальной независимости. В противовес России Азербайджан поддержал Турцию в вопросе создания совета руководителей таможенных служб тюркоязычных стран.
 
Так Сербия, присоединившись к санкциям ЕС и к двум резолюциям ГА ООН в отношении Сирии, к санкциям ЕС против Ирана, осуждению России за «Пусси Райот» в момент резкой эскалации напряженности на Южном Кавказе, своим стратегическим союзником объявляет серьезного российского оппонента – Азербайджан.
 
В результате так называемое «прагматическое партнерство» на практике менее всего прагматично. Оно превращает Сербию в функциональный придаток чужой «Большой игры». Когда у страны нет своей позиции, когда она действует согласно директивам и интересам других государств, это лишает международного доверия к ней, а страну ведет к экономической пропасти, региональным и геополитическим провалам.
 
Анна Филимонова,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

2 комментария: Сербия играет против России в Закавказье?

  • Андрей Лучник говорит:

    Интересная информация к размышлению.

  • Antntn говорит:

    Странная логика. А в 2006 Россия и Азербайджан подписали договор о военно-техническом сотрудничестве. Также в 2007 году Путин выступил с предложением об использовании Габалинской РЛС в системе ПРО США. По логике вашего текста выходит, что даже Россия играет против России.
     
    Или что, по вашему мнению, должна делать Сербия? Закрыть все торговые и экономические контакты со странами НАТО, а также со странами, сотрудничающими с США, а после этого ждать, когда на них полетят бомбардировщики и молиться, чтобы пришло спасение от России?
     
    Задача любого правительства обеспечивать развитие экономики и безопасность страны. Наверняка правительство Сербии четко понимает, что при повторении событий 95 и 99 годов никто им не поможет, а Россия максимум выскажет свое недовольство.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья