Петровское время было эпохой прорыва российской государственности, выдвинувшей на политическую арену многие незаурядные личности. Одним из «птенцов гнезда Петрова» был и Василий Никитич Татищев. Он был и учёным-историком, и государственным деятелем – человеком, который не только писал историю на бумаге, но и творил её своей жизнью. Почему я решил вспомнить про Татищева? Просто подумалось, что нельзя забывать таких людей.
 

 
Исторические условия и российские реалии требовали того, чтобы каждый человек был «многофункциональным». Как правило, в империи необходимо реализовывать себя как на гражданском, так и на военно-государственном поприще. Люди имели как минимум по две профессии. Вот, писатель Лев Толстой был ещё и артиллеристом, служил на Кавказе. Татищев же, помимо исторических исследований, сделал большую карьеру на государственной службе. Он был не только академическим учёным, но и талантливым управленцем, чьи заслуги снискали славу и уважение потомков.
 

Василий Никитич родился 19 апреля 1686 года в Псковском уезде. По происхождению он был родственником царицы Прасковьи, вдовы Ивана V, и потому рано вошёл в окружение Петра, находясь на Государевой службе до 1745 года. Он начал служить драгуном, участвовал во взятии Нарвы, был ранен в Полтавской битве, а закончил в высоком чине государственного советника. Выполняя военно-дипломатические поручения, В.Н. Татищев много бывал в Европе «для некоторых секретных дел», что позволило ему получить хорошее образование, выучить языки и наладить контакты с научными кругами. К концу Северной войны со Швецией он перешёл с военной службы на гражданскую и занялся картографией.
 
Долгое время Татищев управлял казёнными заводами на Урале и развивал горное дело. Масштаб его личности был таковым, что многие города, Ставрополь-на-Волге (нынешний Тольятти), Екатеринбург, Пермь и другие обязаны своим основанием именно Татищеву. Но на Урале ему пришлось противостоять деятельности немецкого регента Бирона, который «задумал наложить на горные заводы свою тяжёлую руку». Иностранцев всегда привлекали богатые российские недра, и Бирон действовал вполне в духе известных олигархов, обогащающихся за счёт продажи ресурсов заграницу. Всеми силами Татищев пытался спасти от разорения уральские горные рудники, и его борьба с Бироном, то явная, то скрытая, не прекращалась на протяжении всей его жизни.
 
В конце 30-х годов XVIII века Татищев руководил Оренбургской экспедицией и усмирял восстание башкир. С 1741 по 1745 гг. он был астраханским губернатором, завершив на этом посту свою административную карьеру, причиной чему послужили придворные интриги.
 
Служба отнимала у В.Н. Татищева много сил, и до выхода в отставку он был вынужден заниматься историей по ночам. Человек, любящий свою страну, не может не любить и её прошлого. Но Татищев, в отличие от своих предшественников, стал не просто пересказчиком событий, а обратился к научной исторической проблематике, актуальной, естественно, для его времени. Он справедливо считал, что «древняя российская история во многих знатных делах и обстоятельствах темна и неисправна».
 
Поэтому Татищев попытался найти закономерности исторического развития, выяснить причины возникновения государственной власти. При этом сам он на протяжении всей жизни оставался искренним сторонником самодержавия. «Всё, что имею, – писал В.Н. Татищев, – чины, честь, имение и главное надо всем – разум, единственно по милости Его Величества имею, ибо если бы он в чужие края меня не посылал, к делам знатным не употреблял, а милостию не ободрял, то бы я не мог ничего того получить». Татищев понимал свою жизнь, как непрерывную деятельность во имя государства.
 
Последние пять лет своей жизни он занимался историей, перебарывая тяжёлые недуги – сказывались военные ранения. Его главный исторический труд – «История Российская с самых древнейших времён» – по сей день является востребованным исследованием, которое используют и цитируют учёные. Кроме того, Татищев подготовил первую русскую публикацию исторических источников, впервые обнародовав тексты Русской Правды и Судебника 1550 года с подробными комментариями. Он повсюду покупал книги и рукописи, заказывал их заграницей, и в итоге собрал огромную библиотеку, которая, к сожалению, не дошла до нас.
 
Впервые Татищев предложил периодизацию истории России, основанную на критерии развития государственной власти. Он полагал, что с IX по XII вв. на Руси был период княжеского единовластия, но его сменил период раздробленности, повлекший за собой монголо-татарское завоевание, и только с середины XV века, вместе с принятием Иваном III царского титула, единовластие было восстановлено, а позднее и укреплено царём Иваном Грозным.
 
Работая над историческими трудами, В.Н. Татищев не прекращал разрабатывать проекты, призванные улучшить состояние дел в стране. Он предлагал осуществить их без упоминания своего имени. По легенде, за день до смерти 15 июля 1750 года курьер доставил Василию Никитичу известие о пожаловании ему ордена Александра Невского.
Но самой большой оценкой его трудов является, конечно, светлая память потомков. Если Геродота называют «отцом истории», то Татищева, нашего прославленного соотечественника, мы вправе именовать «отцом русской истории».
 
Всеволод Меркулов,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Один комментарий: Последний летописец и первый русский историк

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья