Широко разрекламированные «подушки безопасности» в виде Стабилизационного и прочих фондов, созданные в «тучные» годы российским правительством, оказались на поверку какими-то хилыми: стоило навалиться кризису, и из них только пух и перья полетели. Учитывая отношение значительной части населения, ещё не забывшей «лихие» 90-е годы, к приватизации, силы, заинтересованные в ней, начинают массированную психологическую обработку людей с целью доказать, что только передача государственных предприятий в руки эффективных, то есть частных собственников, способна спасти эти предприятия да и всю экономику России от краха. Эффективный собственник, эффективность – красивые слова, и, вроде бы, правильные. Но давайте приглядимся к этой самой «эффективности» повнимательнее: вдруг у этого с виду красивого и правильного понятия проглянут не очень красивые и добрые черты?
 

 
На первый взгляд это понятие простое, особенно применительно к экономике: экономическая эффективность – это отношение результатов производства к затратам на него. То есть если на одном заводе на производство легкового автомобиля затрачено, к примеру, двести тысяч рублей, а на другом заводе на производство автомобиля аналогичного класса затрачивается триста тысяч, то понятно, где производство эффективнее. Вроде бы, всё ясно!
 
Вот только давайте подумаем, из чего состоят затраты? Наверное, не секрет, что одна из основных составляющих этих затрат на любом предприятии – оплата труда работников. Следовательно, чем меньше работников участвует в производстве одного и того же объёма одинаковой продукции, и чем ниже их заработная плата, тем производство эффективнее. Так чего ж тогда переживать, что вам понизили зарплату или уволили с работы: эффективность производства того требует. Жертв она требует!
 

Хитрая эффективность. Не так давно по каналу ТВЦ шла передача «Народ хочет знать», посвящённая намечающейся новой волне приватизации. Экономисты и политики либерального толка прямо надрывались, доказывая её необходимость. Особенно усердствовал один столичный экономист, утверждая, что во имя эффективности просто необходимо освободить предприятия от излишков людей, сократив их, а заботу о сокращённых, в том числе их трудоустройство, переложить на государство. Правда, этот учёный муж параллельно так же рьяно разъяснял, почему государство – крайне неэффективный собственник и управленец, но не объяснил, как же оно при этом может грамотно решить проблему безработицы. Впрочем, отсутствие логики у наших либералов – распространённая болезнь, к сожалению неизлечимая по причине врождённой глухоты к несовпадающему с их собственным чужому мнению. Но сейчас не о них, а о том, как же государству решать те проблемы, которые на него возлагают такие с позволения сказать «экономисты».
 
Государство получает доходы в свой бюджет от собираемых с предприятий и граждан налогов, различных обязательных платежей, пошлин и т.п., от принадлежащей государству собственности: земли, недвижимости, предприятий, а также от внутренних и внешних заимствований. Теперь посмотрим, куда приведёт «мудрая» либеральная идея переложить на государство заботу о лишних на частном производстве людях.
 
Во-первых, уволенный работник не имеет легального дохода, и следовательно, не платит подоходный налог. Человек, получивший официальный статус безработного ещё и получает пособие, хоть и небольшое, из казны государства, то есть приносит этому самому государству двойные убытки.
 
Во-вторых, ратующие за «эффективность» либералы считают, что государство – «неэффективный собственник» – должно сократить до минимума свою собственность, продав (или передав за символическую плату, как это уже было в 90-е) её собственникам эффективным, то есть частным лицам. Следовательно, государство при таком подходе, получив однажды энную (не факт, что справедливую) сумму, перестанет в дальнейшем получать доходы от того, чем оно ещё недавно владело.
 
Правда, можно услышать, что в руках эффективных собственников предприятие заработает так, что налоги рекой потекут в государственную казну, только вот что-то верится в это меньше, чем в самые волшебные чудеса из сказок «Тысяча и одной ночи». Ибо только и читаешь: то «эффективный» собственник-временьщик сознательно разорил прибыльное предприятие по заказу зарубежных конкурентов; то довёл его до развала безграмотным управлением (Саяно-Шушенская ГЭС); то свернул производство и разместил в помещениях цехов торгово-развлекательное заведение (прибыльнее и хлопот меньше); то этот самый собственник вообще зарегистрирован не в России, поэтому деньги хоть и действительно текут рекой, но не в российскую казну, а на счета в банках на далёких тёплых и очень оффшорных островах. Он же собственник, и по определению имеет право поступать так, как выгодно лично ему, а не какому-то там государству. Так что у государства, останется два пути для добывания денег.
 
Первый – увеличение размера налогов, пошлин и обязательных платежей в бюджет, что добьёт многие пока ещё работающие предприятия, вызвав новую волну банкротств, закрытий, сокращений персонала, и тяжёлым камнем ляжет на шею простых граждан в виде нового роста цен и увеличенных налогов на приватизированное жильё, земельные участки, транспортные средства. Впрочем, либералы добиваются и снижения налогов на бизнес в целях повышения его эффективности, так что отдуваться придётся, наверное, только простым гражданам. Помните известный лозунг: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Так вот это про всех нас.
 
Второй – внешние и внутренние заимствования. Правда, долги надо отдавать, а Россия ещё не отдала предыдущие. Ну, а знаменитую «пирамиду» ГКО, приведшую страну к дефолту 1998 года, наверное, ещё не все забыли. Да и вопрос: кто даст деньги в условиях мирового кризиса – разве что Китай, где нет шумихи о либерализме, но почему-то есть рост производства и огромная куча денег.
 
В итоге получается, что частник избавится от излишков рабочей силы и социальных обязательств, оставив себе эффективное производство, а государство получит массу социальных проблем и нахватает долгов, отдавать которые по большому счёту придётся всем нам, в том числе и тем, кого вышвырнули на улицу во имя эффективности. В общем, как в русской народной сказке: кому вершки, а кому – корешки, или наоборот, но хитрый мужик всегда в выигрыше, а глупый медведь всегда в дураках. Ох, и хитрая же эта эффективность!
 
Опасная эффективность. Посмотрим теперь, всегда ли максимальная эффективность производства – благо с позиции качества самого производства. Что нужно для получения его максимальной эффективности? Убрать с производства всё лишнее! Ну, про лишний персонал мы уже говорили, а от всяких там заводских детских садиков и поликлиник собственники уже давно избавились. Затем следует избавиться от всяческих ограничений производства, вызванных требованиями охраны труда работников, экологической безопасности предприятий и тому подобное: чего зря деньги-то тратить. Далее можно пренебречь профилактикой технологического оборудования и контролем над его эксплуатацией: работает и ладно, авось не поломается, на наш век хватит. Можно сэкономить и на его ремонте: лишь бы оно вновь могло давать продукцию, а кто и как его отремонтирует в случае поломки – неважно, ведь главное, чтобы ремонт обошёлся подешевле.
 
Ремонт, особенно капитальный, – это вообще песня. Изготовитель оборудования или солидная фирма с именем выполнит его с надлежащим качеством, в соответствии со всеми необходимыми требованиями, но стоить это будет относительно дорого. Ну и зачем тратить деньги, на которые можно прикупить виллу на Рублёвке или на Багамских островах? Проще нанять фирму-однодневку, а лучше создать таковую свою, карманную. Дёшево и сердито, а главное эффективно с позиции собственника-временщика, рассуждающего так:
 
«Ответственность за последствия? А где вы её видели? Пустяки, что поставили гайку не из того сорта стали: на вид они одинаковы, а никто металловедческий анализ проводить не будет. Ерунда, что деталь не прошла термообработку, предусмотренную разработчиком: на солнце блестит не хуже! Залили более дешёвое масло в редуктор: ну, о такой мелочи нечего даже и думать! Что, говорите, конструкция вскоре развалилась, унеся жизни людей? Ой, беда, конечно, но я-то здесь причём? Пусть неэффективное государство устраняет последствия. На моей вилле на Багамских островах всё тихо и спокойно, море плещется, пальмы качаются – полный порядок. Что значит, что на моём предприятии трагедия? Оно уже не моё: я его вчера продал, а то, что гайки не той группы прочности стоят, так это к фирме-ремонтнику. Ах, она самоликвидировалась, её уже нет? Ну, что ж: на нет и суда нет. Прощайте!»
 
Может быть, я что-то сильно преувеличил? В общем, никаких «излишеств» ради достижения максимальной «эффективности»! Как тут вновь не вспомнить про известную ГЭС, унесшую жизни стольких людей, и за восстановление которой платить придётся всей стране.
 
Лукавая эффективность. Ну, а сама продукция? Как вяжется достижение максимальной эффективности с её качеством? Так же, как и с качеством производства. Всё должно быть максимально удешевлено: ведь чем дешевле продукция, тем она конкурентоспособнее на рынке. Ради этого можно бы даже пренебречь и безопасностью изделий, да зловредное государство вечно вставляет бизнесу палки в колёса своими «дурацкими» требованиями: то подушки безопасности на автомобиль поставь, то спасательные круги и шлюпки на судне размести, то дублирующие системы управления на самолёт установи… А ведь это всё удорожает продукцию, хотя она и без всего этого поедет, поплывёт, полетит. Раскупали же на «черкизоне» китайскую одежду, в том числе и детскую, которую не только надевать, но и в руки брать опасно по причине ядовитости материалов, из которых она делалась. И ничего! Но влезло государство со своими санитарными нормами и прочими требованиями – кто его просил? А ведь какая была эффективность!
 
Ох, и вредит государство бизнесу! Правда, и народец тоже того – слишком привередливый, сам не знает, чего хочет. Например, чтобы доехать из пункта А в пункт В поездом нужен вагон для перевозки пассажиров. Хотя главная цель здесь благополучно доехать до места назначения, но кто же предпочтёт поездке в купе поездку в «телячьем» (товарном) вагоне, хотя он и в производстве и в эксплуатации намного эффективнее купейного или СВ, да даже плацкартного и общего. Сравните стоимость перевозки одного человека на один километр в вагонах разного типа и по эффективности впереди «телячьего» окажется разве что открытая платформа. Но зловредный пассажир назло эффективности бизнеса предпочитает нормальные человеческие условия. Общий туалет в коммунальной квартире или общежитии и общая баня – тоже намного эффективнее персонального санузла в отдельной квартире, но непонятливые граждане норовят в ущерб эффективности обзавестись отдельной собственной квартирой или даже домом со всеми персональными удобствами.
 
Да и сами «эффективные» собственники и «суперэффективные» менеджеры что-то своей жизнью не подают пример стремления к эффективности: ездят на работу в очень неэффективных лимузинах, а не на очень эффективном трамвае, живут в роскошных особняках или виллах, а не в сверхэффективных общежитиях или бараках, после «тяжёлой» работы добираются до мест отдыха на расточительных персональных самолётах, а не трясутся (к сожалению) «по тундре, по железной дороге» в «телячьем» вагоне. А как же проповедуемая ими эффективность? Да бог с ней, когда дело касается себя любимых – речи о ней для всех остальных: для быдла, совка, в общем, – для нас!
 
Глобальная эффективность. Глобализация – одна из главных тенденций нашего времени, и написаны о ней горы статей и книг. Многим очень нравится тезис, что глобализация – порождение неких таинственных обществ, масонов, тайного мирового правительства. Всё, однако, гораздо проще, и вместе с тем, – намного страшнее.
 
Любой экономист скажет, что при массовом выпуске какой-либо продукции крупное производство всегда эффективнее мелкого: если на станке работает один человек, то станок действует 8, максимум 12 часов в сутки, а половину времени простаивает, но если на предприятии есть уже три станочника, то станок производит продукцию все 24 часа. Для бухгалтера нет большой разницы в ведении расчётов при обороте средств в миллион или десять миллионов рублей, а удельная составляющая его зарплаты в затратах фирмы будет естественно разной, и т.д.
 
Также любой экономист скажет, что чем сильнее разделение труда на производстве, тем оно эффективнее: работнику не требуется значительного образования для выполнения простейших операций, поэтому и платить ему можно меньше. Не теряется время на переналадку станков, так как используется специализированное только для одной конкретной операции технологическое оборудование с высокой производительностью, и т.д.
 
Следующий этап – разделение труда уже не на предприятии, а между предприятиями: зачем на каждом отдельном предприятии держать оборудование для производства болтов и гаек, которое трудно загрузить полностью, если пара специализированных метизных заводов способна обеспечить все прочие предприятия необходимым набором более дешёвых крепёжных изделий. Высший этап – разделение труда между странами и континентами с одновременным укрупнением предприятий до размеров транснациональных корпораций, то есть – глобализация.
 
Понятно, что производство выгоднее иметь там, где затраты на него меньше. Действительно, эффективнее выращивать овощи и фрукты где-нибудь в Юго-Восточной Азии, снимая два-три урожая в год с открытого грунта, чем строить теплицы на Таймыре. Факт! Полезные ископаемые выгоднее добывать там, где их запасы больше и они доступнее. Трудоёмкое производство рациональнее разместить в регионе, где работникам можно платить меньше в силу, например, мягкого климата. И так далее.
 
Соответственно, с позиции эффективности производства и эксплуатации в планетарном масштабе в мире выгоднее иметь минимум (в идеале по одной) крупных фирм по производству самолётов, автомобилей, электроники и всего прочего, так как дублирование производств и большое разнообразие продукции снижает эту самую эффективность. Вот мы и наблюдаем укрупнение и без того гигантских транснациональных компаний (ТНК).
 
Казалось бы, что плохого в международном разделении труда, укрупнении товаропроизводителей и достижения наивысшей эффективности производства в масштабах всего мира? На первый взгляд одни достоинства, о чём на каждом шагу и кричат наши либералы. Но у каждой медали две стороны, а недостатки сплошь и рядом являются продолжением достоинств. Это диалектика, и её ни на какой козе не объедешь. Так что нечего удивляться разгромленным предприятиям авиационной, автомобильной, электронной, лёгкой и прочей промышленности в России, подорванному отечественному сельскому хозяйству: они принесены в жертву Молоху глобальной эффективности.
 
Страшная эффективность. Если мы вернёмся к понятию экономической эффективности, то становится понятно, что одним из главных условий её повышения является уменьшение числа занятых в производстве, что всегда рассматривается как великое благо. Благо то благо, но!
 
Люди старшего поколения помнят, как в Советском Союзе даже закоренелых пьяниц, лодырей и разгильдяев было очень трудно уволить с работы. Наличие избытка рабочей силы, причём недоброкачественной, на советском производстве снижало эффективность этого производства, но социалистическое государство не торопилось с сокращением этого избытка, и не только по идеологическим соображениям. Ведь всегда стоит вопрос, что делать с людьми, оставшимися без работы? Если их оставить без средств к существованию, то сначала обеспечен взрыв преступности, а затем и взрыв социальный: тихо умирать с голоду и смотреть на угасание своих близких никто долго не будет. Содержать долгое время массу безработных за счёт работающих – породить иждивенчество первых и озлобление вторых, что тоже не даст социального мира. Вот и предпочитали делать вид, что этим людям платят за работу и держать их в коллективе под контролем, не допуская их полной социальной деградации. Был даже анекдот: «Они делают вид, что платят, а мы делаем вид, что работаем». Дошутились!
 
Неэффективностью производства и «лишними» людьми попрекали либералы социалистическую систему, когда рвались к власти. Когда же дорвались, принялись «повышать» эффективность российской экономики, ликвидируя «неэффективные» советские предприятия и выбрасывая людей на улицу. Теперь мы вписались (точнее, нам определили место) в мировое разделение труда как поставщики сырья и носим турецкие штаны, едим аргентинские яблоки, ездим на корейских автомобилях… Вот и эти строки написаны на компьютере, сделанном в Китае. При этом около двух миллионов жителей России признаны безработными официально, а сколько таковых неофициально – точно сосчитать не могут. Но их больше в разы, это точно. А ещё есть неработающие инвалиды, пенсионеры, которые проходят по другим разделам статистики. Вообще-то уже озвучены цифры, что для добычи сырья и его транспортировки потребителям России достаточно иметь население 15-18 миллионов человек вместо нынешних 140 миллионов. Остальные – лишние, снижающие эффективность производства сырья. Куда ж их девать-то?
 
Но это только в России, а сколько людей на всех континентах являются лишними для нынешней глобализированной мировой экономики, стремящейся к максимальной эффективности. Наверное, не ошибусь, если скажу, что минимум – сотни миллионов. Что с ними делать, с «лишними» людьми всей Земли?
 
Исходя из либеральной доктрины, если они не востребованы экономикой, то виноваты сами – неконкурентоспособны! Пусть сменят профессию или переедут в другое место. Но где взять средства на новое образование, если ты уже выброшен из жизни, ты нищий, и куда переехать, если в условиях глобализации пирамида мировой экономики уже выстроена, но в ней нет места для тебя. Куда уехать с планеты Земля?
 
Когда-то в одной очень цивилизованной и культурной стране нашли эффективный способ решения проблемы лишних, ненужных, неполноценных людей. Да-да, речь идёт о гитлеровской Германии. Для всех, кто оказался «неконкурентоспособен» в нацистском государстве, широко распахнулись ворота лагерей смерти, двери газовых камер и крематориев. Процесс ликвидации человеческого «балласта» был организован в высшей степени эффективно – «эффективными менеджерами» из СС. Ничто не пропадало: одежда, обувь, зубные коронки, человеческие волосы, кожа, пепел – всё шло в дело, всё калькулировалось до пфеннига, всё приносило доход. Ещё бы: Европа, цивилизация, образец для наших западников! Страшная, ужасная эффективность.
 
Глядя сейчас на наших либералов, толкующих с умным видом об эффективности и излишках рабочей силы, неконкурентоспособных производствах и отдельных людях, об элите и быдле, я задаю себе страшный вопрос: неужели весь тот кошмар ничему не научил человечество? Страшно думать, что сытые, холёные, важные господа, именующие себя демократами и либералами, рассуждающие о правах человека и об «эффективных собственниках» – по сути прямые наследники бравых «арийцев» в чёрных мундирах с оскаленными черепами на фуражках. Что любой из этих господ готов подписаться под зловещим лозунгом «Каждому своё», некогда висевшим над воротами лагеря смерти – воротами в ад.
 
Результат деятельности нацистских «эффективных менеджеров» (а они на самом деле были великолепными управленцами – их бы способности, да на доброе дело!) шокировал весь мир. Но вместо нобелевских премий по экономике за создание сверх эффективных предприятий, человечество в лице международного Нюрнбергского трибунала присудило им смертные казни на виселицах. Что ж, каждому своё!
 
У читателя уже, наверное, возник закономерный вопрос: Почему автор так ополчился на понятие экономической эффективности, ведь неэффективная экономика – тоже не мёд! Действительно, любому производству желательно быть эффективным, иначе оно просто проест самоё себя, или кто-то должен будет содержать такое производство за счёт другого высокоэффективного. Поэтому автор отнюдь не против эффективности. Просто уже много лет назад умные люди поняли одну истину, озвученную знаменитым врачом средневековья Парацельсом: «Всё есть лекарство, и всё есть яд – дело в дозе».
 
Когда нечто очень полезное для человека в нормальных дозах возводится в абсолют, когда ради него пренебрегают всем остальным и оно становится священным фетишем – мы получаем смертельный яд. Экономическая эффективность необходима, она хороша и полезна, пока служит на благо рода человеческого. Когда же она становится символом веры, причём веры жестокой, кровавой, требующей массовых человеческих жертвоприношений во имя своего символа – это уже смертельно опасно. Как бы в один отнюдь не прекрасный день не получилось так, что полностью автоматизированное и роботизированное производство с высочайшей эффективностью окажется просто ненужным – некому будет потреблять его продукт. Все станут лишними для сверх эффективного производства. Но надеюсь, что день не наступит никогда.
 
Владимир Агте, публицист
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

3 комментария: Пресловутая эффективность требует жертв

  • дмитри говорит:

    А чего можете предложить взамен почитать? Какую систему ценностей поселить на месте теперешней убийственной экономической эффективности? Подход, мировоззренческая система или даже общественная система. Какой она, на ваш взгляд, будет и должна быть? Можно ссылку, если где-то ранее об этом писали. Благодарю.

    • Владимир Агте говорит:

      Вы задали очень интересный вопрос. Над ним всю историю бились лучшие умы человечества, но окончательного ответа так и нет: каждый видит решение этого вопроса по-своему. Вкратце попытаюсь ответить так: человечество должно усвоить, что без самоограничения, осознания высшей ценности жизни и гармонии с окружающим миром, оно обречено. Вот раковая опухоль сжирает организм и гибнет вместе с ним.
       
      Человечество в своём безграничном стремлении к потреблению скоро уничтожит Землю, сделает её непригодной для жизни, а затем начнёт погибать само – переселение на другие планеты пока ещё утопия, а борьба за экономическую эффективность неразрывно связана с идеологией общества потребления. Это путь к самоуничтожению человечества, но добровольно оно с этой дороги не свернёт, как наркоман не может сам слезть с иглы (много ли в России найдётся людей, добровольно отказавшихся от личного автомобиля?). Вероятно, не за горами какие-то потрясения, которые изменят вектор развития человеческого общества. Подумаю, может быть и удастся написать на эту тему нечто более развёрнутое.

      • Константин Бочаров говорит:

        Согласен с Вами. Есть даже теория, что человечество, достигая какого-то уровня, быстро деградирует и потом снова начинает развиваться. А насчет потрясений – не за горами – очень толково объясняет М.Л. Хазин в своей теории кризиса.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья