На страницах «несгораемого» романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» главная героиня очень удивилась, когда услышала рассказ о собственной прапрабабушке, которая была французской королевой 16 века. Наверное, точно так же изумился бы Отто фон Бисмарк, если бы узнал об одной своей далёкой родственнице.
 

 
Считается, что род Бисмарка – один из старейших дворянских родов Европы. Его генеалогическое древо раскинулось на несколько столетий, уходя корнями в европейское средневековье. Предки Бисмарка по мужской линии были бранденбургскими рыцарями и землевладельцами, отличаясь храбростью и воинственностью. Даже в новое время некоторые из них успели прославиться безудержным нравом, как, например, Людольф-Август Бисмарк. Этот представитель фамилии сумел стать изгнанником в Германии, сбежать в Россию, накуролесить в Курляндии и, в конечном итоге, оказаться в сибирской ссылке. Как ни странно, после таких злоключений, он продолжил военную карьеру и даже занимал какой-то важный пост. Возможно, сказывалось именно аристократическое происхождение, которого было ни отнять.
 

Немецкий канцлер Отто фон Бисмарк не очень любил французов. Но по иронии судьбы он был связан с Францией кровными узами. Некоторые исследователи генеалогий прослеживают его род чуть ли ни до самого франкского императора Карла Великого. Дело в том, что прапрабабушка Бисмарка Доротея София фон Катте происходила из гессенских маркграфов. А те, в свою очередь, отнюдь не гнушались династическими связями с Францией. Далее причудливое переплетение генеалогических ветвей приводит к французскому королю Филиппу I (1052-1108), родством с которым наверняка гордилась Доротея София фон Катте.
 
Возможно, король Филипп уступал в государственном таланте своему прусскому потомку из 19-го века. Но между ними всё равно было немало общего. И тот, и другой как будто с лёгкостью шли по жизни. Филипп без затруднений взошёл на трон, и Бисмарк почти по мановению волшебной палочки занял ключевые правительственные посты. Филипп много заботился о собственной прибыли, и Бисмарк никогда не забывал о своих поместьях и их доходности. Филипп хладнокровно наблюдал, как его вассал Вильгельм Нормандский завоевал Англию, и Бисмарк с благородным спокойствием присоединял к Пруссии новые земли, объединяя Германию. Вот только Бисмарк воевал с Францией – страной своих дальних предков. И воевал вполне успешно, утвердив лаврами победителя Германскую империю.
 
Но причём же здесь Рюриковичи, именем которых по праву называл себя Иван Васильевич из небезызвестного кинофильма и к которым вряд ли причислил бы себя Бисмарк? Всё очень просто. Французский король Филипп был сыном Анны Ярославны, дочери древнерусского князя Ярослава Мудрого. А тут, как вы понимаете, и до Рюрика недалеко – всего несколько поколений.
 
Анна была младшей из трёх дочерей русского князя Ярослава. Она выросла в Киеве, была настоящей красавицей с роскошными золотистыми локонами и получила прекрасное образование. Поэтому когда в 1048 году на Русь прибыло французское посольство, то на молодую принцессу сразу обратили внимание. Вскоре её руки попросил овдовевший французский король Генрих I, а через год на свет появился младенец Филипп, позднее унаследовавший престол. Так Анна Ярославна оказалась в средневековой Франции. Удивительное сочетание острого ума и царственного обаяния позволило ей навсегда остаться в истории. Да и ещё как! Кажется, французы до сих пор восхищаются своей русской королевой.
 
Очевидно, что Анна Ярославна превзошла многих и многих своих современниц. В эпоху, когда женщине (тем более при дворе) отводилась второстепенная роль, она энергично занималась государственными делами. Её способностями восхищались герцоги, короли и сам Папа Римский, который писал о «восхитительной девушке с огромными добродетелями». Не удивительно, что Анна Ярославна не утратила своего влияния и уважения даже после смерти мужа – короля Генриха.
 

 
Королевская чета оставила много потомков. Спустя долгие столетия ниточка дотянулась и до «железного канцлера» Бисмарка. Естественно, по женской линии. Но как будто именно от королевы Анны Бисмарк унаследовал те качества, которые сделали его великим политиком. Действительно, мог ли в среде «прусской военщины» появиться на свет столь одарённый государственный деятель? Скорее, он стал бы добросовестным служакой, жизнь которого прошла бы в постоянной муштре на плацу и в походах, как у других представителей фамилии. Но гены, видно, сделали своё дело.
 
Да и отношение Бисмарка к России было трепетным и неравнодушным. Он не только выучил русский язык, но мог хорошо на нём изъясняться. Известны многие его высказывания, которые характеризуют канцлера как прагматичного сторонника российско-германской дружбы и сотрудничества. Но человек, который завершил карьеру словами «комедия кончилась», обладал ещё глубоким сарказмом и поразительной проницательностью. Бисмарку, в частности, принадлежат слова: «Война между Германией и Россией – величайшая глупость. Именно поэтому она обязательно случится». И она случилась. Причём, увы, не единожды…
 
«Вот так причудливо тасуется колода!» – говорил другой персонаж упомянутого произведения Булгакова, менее привлекательный, чем Маргарита. Бесспорно, прав был Михаил Афанасьевич, вкладывая в уста своего героя слова о том, что вопросы крови – самые сложные вопросы в мире. И, конечно, самые запутанные и интересные.
 
Всеволод Меркулов,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья