24 апреля в «Московском комсомольце» была опубликована статья Александра Невзорова «Церковь без будущего. Манифест русского атеиста». Александр Глебович с традиционной уже банальностью постарался «пнуть» уходящего президента, обвинив его в «излишнем» православии. Странно, что именно стояние со свечей в храме так обеспокоило журналиста, уязвленного подобно «бесу от ладана». Но дело, очевидно, не в первом тезисе статьи…
 

 
Что он хотел сказать и кому, тиражируя в очередной раз свою беспомощную ярость по отношению к Русской Православной Церкви? «Манифест» вышел через день после молебнов в защиту веры, поруганных святынь и Церкви, собравших по всей России больше народу, чем любая массовая политическая акция. Как раз день на подготовку и приведение желчи в литературный вид.
 

Домыслы, грязноватость, претенциозность, мнимая сенсационность, поверхностность – привычный стиль невзоровской журналистики. О качестве, «объективности» и «честности» материалов Александра Глебовича известно давно. И дело не в опубликованном давнем телефонном диалоге с заказчиком его «сенсаций» – Березовским, где последний ставит журналисту задачи. Дело даже не в постановочных и опровергнутых не раз кадрах громких репортажей почти двадцатилетней давности. И не в мутной истории то ли с попыткой заказного убийства, то ли с самострелом.
 
Сам Александр Глебович говорит о себе на страницах портала «7 дней» (№49 от 6-12 декабря 2010 г.): «Я был наглым, авантюрным, безжалостным, циничным, хитрым, продажным журналистом. Хотя почему-то у меня сложился имидж неподкупного репортера». Он говорит «был», но добавляет уже без оговорки: «В этой жизни я всегда вытворял все, что хотел… мне совершенно не знакомо чувство раскаяния, стыда. А когда слышу высокие слова о совести, мне хочется подмигнуть и сказать: «Ребята, мы все позавчерашние обезьяны и вчерашние питекантропы, так о какой совести может идти речь?».
 
Какова же цена его упреков, суждений, призывов и «разоблачений»? Кого и в чем могла бы упрекнуть, к примеру, позавчерашняя обезьяна без совести, вытворяющая, что хочет на деньги беглых олигархов?
 
Кстати, телефонный разговор 1996 года – это не единственное свидетельство тесных контактов с «заказчиком». В авторском списке невзоровского фильма «Чистилище» (1997 год) Борис Абрамович значится генеральным продюсером. Вспомним, что именно Березовский обратился к Патриарху в январе нынешнего года с провокационным «открытым письмом», в котором предложил взять власть у Путина.
 
Такой дьявольской изощренности у Невзорова конечно нет, но и он пытается сыграть в своем спектакле заботу об интересах русского народа. Он даже «беспокоится» о том, что православие якобы «700 лет тормозило» развитие России. Предполагает «существование некоторого количества граждан», разделяющих этот взгляд. А этот самый взгляд недавно вбросил в информационный эфир известный своими высказываниями Владимир Познер. Двое – это, конечно, уже «некоторое количество граждан», только говорить о Познере, как гражданине необходимо с учетом того, что он, прежде всего, – гражданин Америки. Как гражданин США он непременно был обязан приносить «Присягу на верность», в которой есть такие значимые слова: «Настоящим я клятвенно заверяю, что я абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю, государству или суверенной власти, подданным или гражданином которого я являлся до этого дня; что я буду поддерживать и защищать Конституцию и законы Соединённых Штатов Америки от всех врагов, внешних и внутренних; что я буду верой и правдой служить Соединённым Штатам; что я возьму в руки оружие и буду сражаться на стороне Соединённых Штатов… и что я произношу эту присягу открыто, без задних мыслей или намерения уклониться от её исполнения».
 
Но Познер, в отличие от Невзорова, не пытался выглядеть «русским патриотом». А Невзоров пытался какое-то время. Он то хвалил, то хаял одних и тех же политиков, то сходился, то расходился во взглядах и суждениях. Неизменным оставалась безапелляционность суждений – даже диаметральных. Но этим в современной России никого не удивишь. Таковы его отношения и с Церковью. В его биографической справке говорится, что «в 1984 г., не бросая каскадерства, Невзоров пел в церковном хоре. В одном из монастырей собирался даже принять постриг, но помешало искушение в виде местной прелестницы, юной девы. Невзоров глубоко верующий человек…» В 1995 году в телепрограмме «Один на один» Александр Глебович выступил непримиримым оппонентом, как он сам называл, «расстриги и отщепенца» Глеба Якунина, изгнанного из Русской Православной Церкви. Во время телебеседы Невзоров заявил, что «Церковь – одна, она же Русская Православная, на которой стояла, стоит и будет стоять русская земля».
 
Теперь он сам оказался за бортом. Про бывших священников говорят «расстрига», про бывших мирян обычно говорят «заблудший». Есть, правда ощущение не блужданий, а предательства, причем хронического. Кстати, судьбы Якунина и Невзорова в смысле «принципиальности и последовательности» чем-то похожи. Якунин громче всех обвинял Киевского митрополита Филарета (Денисенко) в связях с КГБ и поносил на чем свет стоит, а после отлучения от Церкви обоих – ушел в его раскольничью юрисдикцию и очень подружился. Спустя несколько лет, правда, ушел в другой раскол, а затем и в следующий.
 
Некоторые ставят вопрос: кто и сколько платит сегодняшним «антиклерикалам» за кампанию по дискредитации Церкви? Мне этот вопрос не представляется существенным. В Евангелии от Матфея (16: 14,15) есть такие слова: «Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его [Христа]? Они предложили ему тридцать серебренников; и с того времени он искал удобного случая предать Его». Но мы знаем из евангельского текста, что прежде, чем удавиться, Иуда вернул эти тридцать серебренников. Известно, также, что он был казначеем апостольской общины и воровал из общей казны средства (Евангелие от Иоанна 12:3-6). То есть не нужда в деньгах, не их сумма и не их источник определили его решение.
 
Интересно, что Александр Глебович прямо называет себя атеистом, но пытается анализировать положение, состояние и деятельность Церкви. Естественно, со своих внешних атеистических позиций. Атеизм, что совершенно очевидно, – это разновидность религиозности, это вера в небытие Божие, вера со всеми атрибутами, более всего напоминающая некоторые формы язычества. Не принципиально в этом случае, что именно обожествляется – силы природы, человеческая власть, собственный разум или философский миф. И эта атеистическая религия часто непримирима и даже воинственна по отношению к монотеизму – вере в единого Бога, потому что не выдерживает идеологической конкуренции без применения насилия. Таковы примеры отношения египтян к ветхозаветному народу или большевистской власти к православию.
 
Интересно, что внутреннюю жизнь Церкви часто пытались «анализировать» и имели о ней самые абсурдные суждения такие внешние представители иных верований, как императоры Нерон и Диоклетиан, правители Владимир Ленин и Никита Хрущев и многие другие «специалисты». Христиане, по мнению одних – ели младенцев, по мнению других – сожгли Рим, по мнению третьих – «тормозили развитие цивилизации». О сути и содержании христианской жизни и христианского учения большинство таких «исследователей» и их придворных знать не могли, а потому обвинения придумывали понятные для себя и языческого общества. История, как говорится, повторяется многократно.
 
Пылая бессмысленной, безотчетной ненавистью, римские гонители отдавали христиан на растерзание диким зверям. В молодой Советской России священников и их семьи расстреливали, резали, топили в реках, иконы рубили и сжигали, храмы и монастыри оскверняли и взрывали. Часто этой «деятельностью» занимались представители ЧК — ГПУ — НКВД — МГБ. Интересно, что дедушка Александра Невзорова – Георгий Владимирович Невзоров, о котором внук вспоминает с уважением, служил в МГБ. Мне ничего не известно о его заслугах на этом поприще, но может быть, голос крови имеет значение?
 
Мне как-то довелось вести концерт, посвященный Дню Победы и празднику Георгия Победоносца в Культурном центре ФСБ России. Концерт, как обычно в таких случаях, был сборный – известные народные артисты, проверенные ансамбли, а в дополнение – церковный хор. Давая пояснения к православным духовным песнопениям, включенным в программу, я упомянул и о гонениях на духовенство и верующих, и о величайшей роли Церкви в формировании, сохранении и развитии российской государственности и собственно русского народа.
 
Реакцию в темном зале увидеть мне не удалось, и после концерта я спросил у одного из организаторов – не слишком ли тяжело было все это слушать ветеранам, служившим еще в НКВД? Ответственный сотрудник ответил: «Молодежи понравилось, а некоторые старики, конечно, плевались, но директор сказал: «Пусть привыкают!». Кстати, директором ФСБ был тогда Владимир Путин. И еще тогда у меня появилась надежда, что если не наследники по крови, то хотя бы наследники по службе в состоянии покаяться, то есть изменить свой путь и взгляды по отношению к Церкви. И эти слова дали мне большую надежду на возможность русского возрождения.
 
Христос сказал, что «врата ада» не одолеют Церковь, а это означает не только то, что Церковь останется непобежденной до скончания века, но и то, что все силы зла будут пытаться её одолеть на протяжении всей истории.
 
Анализировать «Апрельские тезисы» подробно – дело неблагодарное, поскольку там в обычной для Александра Невзорова манере выводы, снабженные непомерным пафосом, строятся, главным образом, на домыслах, искусственных нагромождениях, собственных образах и более чем спорных утверждениях. Эти постановки в тексте напоминают его давние постановки в телепрограммах – со стаями крыс и расписанными голыми задницами. Впечатляло!
 
Автор «Манифеста» пишет, что для «торжества православия понадобится 114 статей УК и 25 миллионов нагаек» – эффектная картина, правда? Но в каком сне ему это представилось? Кто сегодня загоняет в храм Невзорова или кого-нибудь еще с помощью хотя бы одной нагайки? Или, может быть, есть хоть одна статья в российском законодательстве, преследующая за отсутствие православной веры? Зачем же так издеваться над разумом читателя? Сегодня скорее можно говорить об отсутствии внятной и надлежащей защиты интересов национального и религиозного большинства со стороны государства.
 
Невзоров пишет, что «по оценкам ВЦИОМ около 30-40% граждан» считает выступления духовенства «деструктивным мракобесием», «белибердой» и т.п. (далее идет еще более желчный список неприемлемых метафор). Думаю, что даже если бы ВЦИОМ заболел в полном составе, такая формулировка вопросов осталась бы немыслимой. На официальном сайте ВЦИОМ нет такой статистики, нет такого вопроса и подобных ответов.
 
Напротив – там значатся следующие результаты исследований: «Большинство россиян относят себя к последователям православия (73%). 11% относят себя к неверующим». В «Манифесте» неоднократно упомянуты церковные «костры», но, как известно, в православных государствах не было инквизиции. Журналиста удивляет, что Церковь-де оскорбляется без всяких поводов. Может быть, изрубленные святыни, кампания клеветы и кощунственные пляски в Храме Христа Спасителя, перманентное хамство маленькой, но шумной и организованной группы лиц – это не повод оскорбиться? А что тогда повод? Не правда ли «удивительно»: в подъезде собственного дома гопники на Вас выливают помои, ударяют железной трубой по голове, тычут ножичком, а Вы не рады? Радоваться надо – у них еще есть сюрпризы.
 
Журналист так и пишет: «Скелеты» покрупнее еще только готовятся к десантированию из «священного» шифоньера». То есть он, очевидно, в курсе, какие гадости припасены антицерковной группой лиц. Только это не церковный шифоньер, это их атеистический шкафчик, их «табакерка», из которой появляются репортеры, легенды, клевета, желчь, это старый арсенал – известный и опробованный неоднократно в истории не только России, но и мира. Большинство секточек и лжеучений начинало с простенькой и банальной антиклерикальной кампании, а потом вырастало в более или менее крупные организации с изуродованной религиозностью.
 
А мыслить о судьбах России, о прошлом и будущем названному атеисту вовсе не к лицу. Век атеиста короток – по его же убеждению. Что там было и что там будет потом может волновать его лишь праздно и безответственно. Зачем атеисту рассуждать про 700 лет? Ему бы 70 протянуть – а потом, как он думает, для него уже ничего не будет. Будет, конечно. Ответственность за «проделанную работу». Но именно этого воинствующий атеист более всего не хочет знать.
 
Вообще, создается впечатление, что бывший известный всей стране репортер попросту «поймал выгодную волну», решив подпиариться на гигантской популярности Церкви. «600 секунд» забыли даже многие из тех, кто ценил творчество Александра Глебовича; лошадиная истерика надоела всем, и довольно давно. В очередной Думе вроде бы тоже места не нашлось – что делать? Лаять на слона! Бесславный венец карьеры.
 
Родион Часовников, журналист
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

2 комментария: Апрельские тезисы Невзорова

  • Виктор говорит:

    Статистика, приведенная в статье не соответствует действительности. По данным социологического исследования, проведённого в августе 2012 года в 79 из 83 субъектов РФ, религиозность у россиян, общая численность которых 143,2 млн человек, распределилась так:
     
    58,8 млн или 41% — православные верующие
    9,4 млн или 6,5% — мусульмане (включая суннитов, шиитов, и в основном не принадлежащих к определённой мусульманской конфессии)
    5,9 млн или 4,1% — христиане, не принадлежащие к определённой конфессии
    2,1 млн или 1,4% — прочие православные (включая прихожан грузинской, сербской, армянской апостольской и других церквей)
    1,7 млн или 1,1% — последователи тенгрианства (турко-монгольских ruen шаманистских религий и новых религиозных течений) или неоязычества (включая родноверие, уральское и кавказское неоязычество)
    700 000 или 0,4% — буддизм (в основном — тибетский)
    400 000 или 0,2% — старообрядцы
    300 000 или 0,2% — протестанты
    140 000 — индусы и кришнаиты
    140 000 — католики
    140 000 — иудеи
    18 990 — бахаи (в 2005 году)
    36 млн или 25,1% — «духовные, но не религиозные»
    18 млн или 12.9% — безрелигиозные (англ.) и атеисты
     
    Согласно опросу, проведённому в июле 2012 года службой «Глас Рунета», среди пользователей русскоязычного интернета верующими являются 67%.
     
    Таким образом, неверующие — это вторая по численности концессия в России и превосходит даже численность мусульман.

  • Р. Часовников говорит:

    Уважаемый Виктор! Даже в той статье Википедии, на которую Вы разместили ссылку в своем комментарии, приведена статистика Левада-Центра, согласно которой православных в России еще больше, чем по приведенным мной данным, а именно – 74%, в то время как атеистов – 5%, то есть менее, чем по данным, приведенным в статье. Таким образом, по подсчетам даже не самых лояльных к православию организаций, то есть после всех возможны манипуляций, не направленных на поддержку Русской Православной Церкви, неверующих никак не больше, чем указано в настоящей публикации, а не всех, кто не принадлежит к православной традиции, включая атеистов, около четверти населения. Вы же весьма избирательно приводите выдержку из анонимного исследования и данные компании, не обладающей авторитетом в сфере исследования общественного мнения.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья