Увы, случаи примирения, подобные тому, что был описан в предыдущей заметке, в истории встречаются реже, чем примеры стабильной, непрекращающейся ни при каких обстоятельствах, не всегда объяснимой и приносящей куда больше вреда, чем пользы, вражды. «Отличившихся» на этой стезе немало, но на верхних строках этого сомнительной почётности рейтинга неоспоримо место наших братьев-славян из Польши.
 

 
Исраэль Шамир в одной из своих статей упомянул один из постулатов еврейского мистицизма – «в Писании нет ни прежде, ни потом». Суть его в том, что прошлого, настоящего и будущего в нашем понимании (то есть как этапов, приходящих на смену друг другу) не существует, а есть единое временное пространство, вечное и бесконечное как Космос, в рамках которого условное «будущее» вполне может оказывать влияние на «настоящее» и «прошлое». Наши нынешние возможности познания действительности не позволяют опровергнуть или доказать эту теорию, а значит, делать её основой каких-либо историософских концепций достаточно сложно. Тем не менее, при взгляде на историю российско-польских отношений закрадывается подозрение, что где-то в 2120 году нашими ядерными боеголовками были разрушены Варшава, Краков, Люблин и Белосток, а миллионы поляков угнаны на строительство туннеля под Беринговым проливом.
 

Всякое случалось между нашими странами, и поляки, конечно, имеют полное право на свой взгляд и своё понимание неоднозначных и спорных событий. Как я уже писал, одномерное понимание истории и некая абсолютная историческая правда – по сути своей утопия. В истории Европы, кстати, подобные двусторонние коллизии отнюдь не уникальны, скорее даже обыденны. Например, шведы, являющиеся сейчас одним из самых миролюбивых и терпимых народов континента, ещё в Тридцатилетнюю войну наводили ужас на всех и вся, имея репутацию жесточайших убийц и палачей, вызывая всеобщую ненависть. Однако всё течёт – всё меняется… но гордым соотечественникам Мицкевича и Шопена, судя по количеству самоубийственных решений, принятых за последнее столетие, эта истина знакома плохо.
 
Вот лишь наиболее заметные вехи:
 
• В 1920 году, после выигранной войны с большевиками, поляки устраивают форменный геноцид пленных красноармейцев, в ходе которого лихие кавалерийские офицеры развлекались тем, что на скаку рубили головы беззащитным людям. Местью и ещё не остывшими эмоциями это объяснить сложно – какими-то особыми эксцессами (по сравнению, во всяком случае, с тем, что происходило в то же время на крымском фронте) Красная армия на польской территории не отметилась.
 
• В 1939 году даже перед лицом неотвратимого германского нападения Польша отказывалась пропускать советские войска для совместного противодействия агрессии. Аргумент «они бы зашли, а потом не вышли» серьёзен, хоть и дискуссионен, однако, в итоге вместо эвентуальной советской получилась вполне осязаемая немецкая, со всеми известными последствиями. И в Катыни польские офицеры в итоге оказались именно вследствие этого решения.
 
• В 1956 и 1981 годах Польшу сотрясали острейшие внутренние кризисы, но советское руководство, пусть и не без колебаний, отказалось от мер интервенционистского характера. При этом чехи и венгры (со словаками история отдельная) относятся к нам сегодня лучше, чем поляки. Уточню, что слово «лучше» не говорит о какой-то абсолютной любви, это именно сравнительная характеристика.
 
• В 2008 и 2010 годах президент Польши Качиньский так спешил на мероприятия в Тбилиси и Смоленской области, дававшие возможность лишний раз лягнуть «проклятых оккупантов», что запрещал экипажу самолёта менять маршрут из-за возникших объективных трудностей. В первый раз штурман ослушался и тем самым спас жизнь главы государства (а заодно лидеров Латвии, Литвы, Украины и Эстонии), во второй – повезло меньше.
 
При этом с теми же немцами, поднимавшими свой меч против восточного соседа чаще и бившими значительно больнее, процесс примирения, начавшийся со знаменитого послания польских епископов «Прощаем и просим простить» в 1965 году, оказался значительно более продуктивным. Парадокс?
 
Впрочем, в последнее время ситуация несколько улучшилась, а подход стал более адекватным – свидетельством этого стала победа на выборах в сейм партии «Гражданская платформа» Туска-Комаровского, выступающей за конструктивные отношения с Москвой. Может быть, где-то в будущем Россия опять спасла Польшу или сделала что-то ещё, очень хорошее и доброе?
 
Станислав Смагин
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья