Не так давно Академия ДНК-генеалогии получила результат Y-хромосомного ДНК-тестирования замечательного актёра и режиссёра Александра Николаевича Баширова. Он провёл тестирование, не привлекая к себе внимания и не поднимая шума. Но наши коллеги выяснили, с чьим тестом они работают, и связались с Александром Башировым. И очень хорошо, что связались – у Академии ДНК-генеалогии появился новый друг. Результат, как всегда, был получен интереснейший – R1a-Z280>Z92>YP569.
 

Фото с сайта aserialov.ru
 
Фильмография А.Н. Баширова впечатляет. Он снимался в фильме “Асса” и ещё в нескольких фильмах режиссёра Сергея Соловьёва, дебютировал как актёр в его фильме “Чужая белая и рябой”, снимался у Александра Балабанова в “Грузе 200”, в “Игле” Рашида Нугманова, в “Сёстрах” Сергея Бодрова младшего, у Фёдора Бондарчука, у Алексея Германа, у Киры Муратовой, у Алексея Учителя, в телевизионном многосерийном фильме “Мастер и Маргарита” у режиссёра Владимира Бортко, в весьма интересном этнографическом фильме “Волки”, сыграл ещё примерно в ста пятидесяти картинах. Он играл исторических персонажей, к примеру, императора Павла Первого, белогвардейского генерала Лавра Корнилова и других. Режиссёрские работы А.Н. Баширова – фильмы “Белград, Белград”, “Железная пята олигархии” и другие. Он с Сергеем Курёхиным ставил театральные постановки, дружил с Виктором Цоем и Александром Башлачёвым, делал свои собственные рок-проекты. Надеемся, что он нас ещё неоднократно удивит и порадует своими новыми работами.
 

Из множества его ролей хочется особо выделить ранние роли. Майор ВВС с Банананом, Спартак с Моро – родные люди, друзья юности. Мы влюблялись и заводили семьи под фильмы с ролями Баширова и под песни Цоя и Башлачёва (у каждого свой список исполнителей, которые с завидной регулярностью без спросу наведываются в голову со своими песнями на протяжении последних тридцати лет). Под эти песни и фильмы и Советская империя скукожилась, как Аральское море. Разве такое забудешь. Лично я очень люблю его Кота Бегемота. О ролях можно продолжить, но статья всё-таки о другом…
 
Александр Николаевич Баширов носит фамилию своей мамы, Марии Катыровны Башировой. Его отец, Николай Захарович Косыгин, никогда не был частью семьи Александра Баширова, так бывает. Мать нашего героя из сибирских татар. Её родина – деревня Карагай Вагайского района Тюменской области. Вырастили Александра мать и дед по материнской линии Катыр. Дед был раскулачен. Он ветеран Великой Отечественной. На войне лишился руки. У татарской родовой линии Александра Николаевича есть своя история. Фамилия Баширов произошла от имени Башир. Имя Башир (вариант – Башар) имеет арабское происхождение и переводится на русский язык как “вестник радости”. Это очень популярное имя в мусульманском мире. В Карагае Башировы значатся в переписи 1897 года, в частности, Баширов Серачетдин Серачетдинов Хатыр. Присутствует эта фамилия и в более ранних генеалогических источниках. Но впервые Башировы там упоминаются в 10-й ревизской сказке 1858 года: “По данным ревизских списков 1858 г. появилось еще пять фамилий (Баширов, Имгеитов, Назыров, Салиев, Сафаров)…” («Генеалогия и этническая история барабинских и курдакско-саргатских татар” – Корусенко С.Н.).
 
Представители другой татарской родовой линии Александра Николаевича – Кадыровы – присутствуют в Карагае с первой по десятую ревизскую сказку, то есть с начала XVIII по конец XIX века. Во всеобщей переписи 1897 года они тоже есть. Интересен тот факт, что у А.Н. Баширова в личном архиве хранится семейная реликвия – копия на электронном носителе старинного свитка. Когда одна из его татарских престарелых родственниц готовилась покинуть наш бренный мир, эта бабушка распорядился сделать фотокопии, с хранившегося у неё древнего свитка и раздать детям и племянникам. На свитке арабской вязью написано о татарских поселенцах, которые пришли на р. Иртыш шестьсот лет назад или ещё раньше. Мне кажется, эта история с древним свитком перекликается со словами Ивана Бунина и Павла Флоренского о необходимости чтить своих предков.
 
Но вернёмся к Y-хромосомной линии. Отец А.Н. Баширова, Николай Захарович Косыгин, здравствует и по сей день. Ему за восемьдесят. Он живёт в городе Ханты-Мансийске. Он уже более десяти лет – алтарник в православной церкви. У Александра Николаевича Баширова имеется очень мало сведений о предках своего отца, о своих корнях по этой генеалогической линии. Из интервью его отца сайту “Приходы. Церковь это жизнь” мы узнаём, что семья Косыгиных была сослана в деревню Согом в 1935 году из Тобольска. По сведениям А.Н. Баширова, семья Косыгиных была раскулачена.
 
В открытых источниках в Интернете мы находим различные интересные сведения. Так, на сайте ОБД-Мемориал среди имен павших на полях сражений Великой Отечественной мы находим одного Косыгина из Тобольска. Изучая списки репрессированных, встречаем четырёх Косыгиных из Тобольского района и ни одного из Тобольска. Трое из этих четверых были расстреляны. Жестокое было время. У меня есть возможность сделать предварительный вывод, что среди приблизительно 25-ти тысяч человек, жителей предреволюционного Тобольска, Косыгиных было не очень много, что это была не самая частая фамилия среди жителей Тобольска и окрестностей. Полностью просмотрев данные всеобщей всероссийской переписи 1897 года по городу Тобольску, я убедился в этом. В 1897 году в Тобольске проживала одна единственная семья Косыгиных, правда, Захара, рождённого, видимо, в самом конце XIX или в самом в начале ХХ века, в ней нет. Возможно, он родился на несколько месяцев или на год позже переписи.
 
Нужно отдавать себе отчёт в том, что нечастая для определённого региона фамилия – это метка, маркер, признак родственных связей. А.А. Клёсов своих однофамильцев протестировал, и оказалось, что девятнадцать из двадцати протестированных однофамильцев ему приходятся дальней роднёй с общим предком, жившим в конце XVI века. Наш коллега Евгений Пайор нашёл свою родню и заодно однофамильцев в Польше и в Германии, с общим предком из средневековья. С другой стороны, нечастая фамилия в удалённом малонаселённом регионе – это ещё не стопроцентный признак родства. Интерес к тестированию тобольских и западносибирских Косыгиных в нашем случае дал бы однозначный ответ на все вопросы о родстве.
 
Продолжив поиск в открытых и доступных в Интернете генеалогических источниках и продвинувшись вглубь веков, мы обнаруживаем, что в 1710 году в г. Тобольске проживал Яков Федосеев сын Косыгин. Эти сведения взяты из документа РГАДА, Ф. 214, Оп. 5, Д. 526. Этот человек упоминается в переписной книге в Архангельском приходе. Кстати, семья тобольских Косыгиных в конце XIX века жила недалеко от Архангельской церкви. Является ли Яков Федосеев предком Александра Николаевича или нет, мы пока не знаем. Вероятность очень большая, что является. Тут требуется исследование, которое может занять много времени. Но такие совпадения случайными не бывают.
 
Получается, что семейная история предков А.Н. Баширова по прямой мужской линии тесно связана с историей Тобольска – город строился руками предков А.Баширова, развивался у них на глазах. Двести лет – это приблизительно двести прямых предков обоего пола. Не только Косыгиных, людей с различными фамилиями. Наверняка были среди них и те, кто причастен к основанию города-крепости в конце XVI века, кто застал Ермака Тимофеевича. Все мы – часть истории, даже если мы этого не осознаём и эту историю знать не хотим. Если начинаешь дёргать за свою ДНК-ниточку, то начинаешь узнавать много интересного: со времени жизни своих дедов, чьи черты, голос и походку хорошо помнишь, и вглубь не на одну тысячу лет. Одни знания подкрепляются другими, следуют из других, нанизываются на другие. За теми идут всё новые и новые знания. И на самом деле границ для открытий нет. Получив результат ДНК-тестирования R1a-Z92, человек не превращается тут же, в один миг, в венета-венеда, но у него появляется возможность проследить путь своих предков через века. И тут совершенно естественно ДНК-генеалогию дополняют генеалогия, краеведение, история. А чтобы твои родные люди ожили в твоём воображении, на помощь приходит историческая литература, изобразительное искусство, фольклор, археология, лингвистика, свои собственные семейные предания и легенды.
 

 
Чем больше ты изучаешь и узнаёшь, тем больше приближаются к тебе твои предки. И, в конце концов, ты начинаешь понимать, что весь твой народ или народы твоих ближайших предков целиком – твоя кровная родня. А когда речь идёт о таком знаковом для российской истории городе, как Тобольск, можно говорить, что предки конкретного человека были участниками и свидетелями важнейших исторических событий государственного и национального масштаба.
 
Тобольск это – историк-антинорманист Василий Татищев, «арап Петра Великого» Ибрагим Ганнибал, Ф.М. Достоевский, В.А. Жуковский, В.Г. Короленко, Григорий Распутин, Николай II, Н.Г. Чернышевский, Д.И. Менделеев, протопоп Аввакум, А.Н. Радищев, В.К. Кюхельбекер, М.М. Сперанский, П.П. Ершов, Е.П. Хабаров, В.И. Суриков, В.Г. Перов. Кто-то из перечисленных знаменитостей здесь родился и жил годами и десятилетиями, кто-то отбывал здесь ссылку и провёл в городе меньше месяца. Но по улицам-то ссыльные знаменитости в течение проведённого здесь месяца ходили. Вполне могли где-нибудь на рыночной площади столкнуться с предками нашего героя. То, что одним воздухом дышали, на один Иртыш смотрели – это совершенно точно. Мы пока что очень мало знаем о тобольских предках А.Н. Баширова. Вряд ли они водили дружбу с детьми губернатора, но с купечеством предки Александра Баширова XVII – начала XVIII вв. вполне могли даже состоять в родстве. А купеческие корни имеют и Менделеев, и Ершов. Художника Василия Перова родила простолюдинка. А мы с вами помним, сколько тобольских предков со времен молодого Петра могло «набежать» у Александра Баширова. Со времён Ермака несколько сотен могло «набежать», даже если три четверти всех предков поселились в этих краях уже после воцарения Петра. Предков Менделеева, Перова и Ершова это тоже касается. А в крепости Тобольск, скажем, в начале XVII века, проживало всего несколько тысяч человек. Это не доказательство родства – это иллюстрация того, насколько тесен мир, особенно, если к пространственным координатным осям добавить ещё и временнýю.
 
Оставим тему родства. Предки А.Н. Баширова не сидели слепыми в темноте, как в земле картофелины, тесно прижавшись боками только к своим родным братьям. В городке с населением в несколько тысяч человек каждый лично знаком с каждым. Так есть, и так было и при Петре, и при Ермаке. Скажем, собирает Ерофей Павлович Хабаров в 1625 году свою экспедицию на север к Ледовитому океану – ему лоцманы нужны и вёсельники (кстати, Иаким Косыгин из всеобщей переписи 1897 года был лоцманом, а вдруг не в первом поколении?), кто-то Хабарову фураж доставил, кто-то тёплую одежду. Кто это был? Кто-кто, конечно, жители Тобольска! А кто в Тобольске жил? Ну, вы всё знаете. И с протопопом Аввакумом примерно так же дело было. Он в церкви служил, а кто прихожане? И с обеспечением полков, в которых состояли офицеры Татищев и Ганнибал, так же дело обстояло. А что уж говорить про мощение улиц и строительство храмов. Весь городской люд так или иначе в таких делах участвовал, кто руками, кто деньгами, кто подводами. Это ваш город, тобольчане и тоболяки, прикасайтесь к его древним камням, эти камни уложены руками ваших предков. Ещё ведь пару раз за десятилетие Тобольск, как и любой другой русский город, горел. За двести лет раз этак сто пятьдесят. Кто прибегал тушить? Они! Но это всё фрагменты, эпизоды, моменты. На самом деле, жизнь в городе была ровной и монотонной, похожей на реплики героев бесподобного фильма Киры Муратовой “Чеховские мотивы”.
 
Хочу ещё раз внести ясность. Когда я пишу об Аввакуме, Хабарове, Ермаке, речь идёт не о Косыгиных. Пока что первое упоминание о Косыгиных в Тобольске нам встречается только в начале XVIII века, речь идёт о других возможных предках. Специалисты по генеалогии меня поймут.
 
Двигаемся дальше. Косыгины откуда-то ведь пришли в Тобольск. Попробуем понять откуда. Ещё раньше там же, на Иртыше, южнее, в нескольких днях пути, в городе Тарском (сегодня это село Усть-Тара) жили черкасские казаки Косыгины из литовского полка и владели здесь землёй и покосами аж с 1659 года. И, судя по всему, Косыгины и раньше здесь же жили. Может, и Ермака застали.
 
“Черскасской сотни казак Сенька Фролов сын Косыгин. Сказался родом-де он, Сенька, Тарского города конного казака сын. У него дети – Ивашко восемнадцати лет, Алешка пятнадцати лет, Федька одиннадцати лет, Тимошка девяти лет. Скота – две лошади, две коровы, три овцы. А оклад ему, Сеньке, Великого Государя жалованья денег семь рублей с четвертью. А за хлебный полный оклад служит с пашни. А пашни у него паханные за рекою Иртышем в дубраве полторы десятины в поле, а в дву потому ж. Да непаханой земли, залежей, и пустошей, и лесных мест двенадцать десятин. А та его пашня подле болота, в межах с ясашными татарами с Курткачиком Ивановым да с Манчинком Учкишевым. Владеет (этой землей) по купчей бухаретина Тозайка Мамит-реева с 1699 года. Сенных у него покосов за рекою Иртышем в лугу на сто копен, владеет по общей данной с деревенскими жителями с 1659 года.” (“Дозорная книга” д. Усть-Тарская 1818-7919. Вестник НГУ. Серия: История, филология. 2006. Том 5, выпуск 3: Археология и этнография (приложение 1) М.Л. Бережнова, С.Н. Корусенко, 2006).
 
Вроде бы случайная информация из сети. Но кто его знает, случайная или нет. Кстати, в научной работе, процитированной мной, речь идёт о двухстах годах мирной и дружной добрососедской жизни русских и татар. О земельных наделах тех и тех чересполосицу. Башировский материнский Карагай – это триста километров от Усть-Тары, в котором жили упомянутые в научной работе и в старинном документе первые западносибирские Косыгины. В старину такой путь по реке занимал несколько дней. А ещё Карагай находится в ста километрах от Тобольска. Всё рядом.
 
Вернёмся к ДНК-генеалогии. Есть карта субклада R1a -Z280 -Z92 -YP569, составленная И.Л. Рожанским и приведённая им в статье “Славянские супер-ветви: у-ДНК как маркер ранних миграций славян” (журнал Исторический формат, 1-2/2018).
 


Этот субклад – не просто субклад, это русская суперветвь, хотя YP569 встречается и у латышей с литовцами, и у наших украинских и белорусских братьев, и у эрзя, и у поволжских народов. Мы видим, что максимумы этой суперветви приходятся на Псковскую, Тверскую, Ярославскую, Московскую, Владимирскую, Нижегородскую области Российской Федерации. В южных областях Центра европейской части России и в Черноземье её представителей тоже очень много. У каждого пятого или шестого мужчины, проживающего в перечисленных областях, прогнозируется субклад R1a-Z280>Z92>YP569, который образовался, напомню, в середине – в конце I тысячелетия до нашей эры. То есть все люди с этим субкладом друг другу приходятся братьями. Они потомки общего предка, жившего 2300 лет тому назад плюс-минус. Осторожно предположу, что вообще все русские люди через этого, совсем недавно жившего, общего предка друг другу приходятся братьями.
 
Интересно сравнить карту субклада YP569, образовавшегося в I тысячелетии до нашей эры, с картой славянских и не только племён Древней Руси. Этот субклад накладывается, и частично ее перекрывает, на территорию обитания кривичей, ильменских словен, а также муромы, голяди, мери, чуди и других якобы балтов и финно-угров.
 

Я тут вообще ни на что не намекаю. Просто сравнил карты. Моя любимая гаплогруппа N1а тоже хорошо представлена в вышеперечисленных областях РФ. Значит, это повод трудящимся, имеющим на манжетах ДНК совершенно разные повторения в маркерах Y-хромосомы, объединить усилия и найти истину. Пусть и учёные думают, что сие совпадение при наложении означает. И пусть они ломают копья. Это хорошо, что есть у них такая возможность. Истина всё равно рано или поздно будет ими установлена.
 
Если определить субклад, дочерний по отношению к YP569, есть шанс даже найти регион, откуда предки Косыгиных пришли в Тобольск. Фантастика? Нет. Новые возможности ДНК-генеалогии. А при накоплении данных тестирования ныне живущих людей и палео-ДНК – страшно представить, какие тайны прошлого мы сможем узнавать.
 
А ещё субклад YP569 – родной для Александра Сергеевича Пушкина, для первооткрывателя “Слова о полку Игореве” Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, для путешественника Николая Михайловича Пржевальского и для польского военачальника Я.К. Ходкевича. Общий предок А.С. Пушкина и А.Н. Баширова жил совсем недавно, во времена Александра Македонского. В Государевом родословце, составленном в XVI веке, записано, что “из немец пришёл Ратша” – первый известный предок великого поэта. По утверждению видного русского историка С.Б. Веселовского Ратша жил в первой половине ХII века. В книге “Род и предки А.С. Пушкина в истории” Степан Борисович Веселовский пишет: “Пушкины, прямые предки Александра Сергеевича, принимали своим предком Ратшу, но считали его потомком прибалтийских словен, выходцем из Пруссии…” Сам А.С. Пушкин в наброске родословной Пушкиных и Ганнибалов писал: “Мы ведём свой род от прусского выходца Радши или Рачи”. Любопытно, что субклад R1a-Z280-Z92 (без учёта его дочернего субклада YP569) наиболее распространён именно на балтийском побережье, на землях пруссов, на территории нынешней польской Мазовии и широко распространён по всей Русской равнине.
 

Общий предок всех Z92 жил примерно 4300 лет назад. И, видимо, не одну сотню лет предки А.С. Пушкина, А.Н. Баширова и миллионов других людей могли любоваться Балтийским морем и островом Рюген, тем самым, который Руян-Буян. Это было удивительное совпадение – то, что Пушкин об острове Буяне написал, или интуиция гения? Уже не важно. Важно то, что Пушкин (и Баширов, а с ними ещё миллионы людей) на самом деле имеет доказанную родственную связь с насельниками южного побережья Балтийского моря I тысячелетия до нашей эры. То же самое подтверждает тестирование древних останков. По сведениям члена Научного совета Академии ДНК-генеалогии Е.В. Пайора, который, в свою очередь, ссылается на работу независимого исследователя Genetiker и на статью «The genetic prehistory of the Baltic Sea region», в образце палео-ДНК Turlojiškė-3 из Литвы (найден у стыка границ Литвы, Польши и Калининградской обл.) с датировкой 1010-800 лет до н.э. был выявлен снип YP617 (Z645>Z280>Z92>YP617), предковый к снипу YP569. По сведениям Игоря Львовича Рожанского выявлен ещё один образец палео-ДНК, относящийся к субкладу Z92. Он получил наименование V10. Он из Эстонии, с побережья Финского залива, с датировкой 790-430 гг. до н.э. У него определена ветвь R1a-Z92>Z685>CTS214. Она разошлась с будущей YP569 практически от основания субклада Z92, и численно многократно уступает более демографически успешным собратьям. Интересно, что носители ветви CTS214 по сей день живут в Эстонии.
 
Дальше – ещё интересней. Александр Сергеевич Пушкин в своём XIX веке ничего не знал про ДНК-генеалогию, но что-то его подвигло писать не только об Острове Буяне, но и о наших балканских братьях – западных славянах. “Над Сербией смилуйся ты Боже…” – это лейтмотив всего пушкинского цикла “Песни западных славян”. У Пушкина, на самом деле, речь идёт обо всех балканских славянах, нуждающихся в Божьей милости и в спасении от полного истребления.
 

…Хризич встал и промолвил: “Полно!
Лучше пуля, чем голод и жажда”.
И все трое со скалы в долину
Сбежали, как бешеные волки.
Семерых убил из них каждый,
Семью пулями каждый из них прострелен –
Головы враги у них отсекли
И на копья свои насадили, –
А и тут глядеть на них не смели,
Так им страшен был Хризич с сыновьями.

 
Хорошо знакомое с детства стихотворение “Конь” начинается словами “Что ты ржёшь, мой конь ретивый”, а заканчивается обращением коня к своему седоку:
 

…Оттого мой дух и ноет,
Что наместо чепрака
Кожей он твоей покроет
Мне вспотевшие бока.

 
Он – это “враг суровый”, чужеземец.
 
Александр Баширов тоже ничего не знал про ДНК-генеалогию, когда в 1999 году взялся снимать фильм “Белград, Белград”. Фильм о том же, о чём и пушкинский цикл. В нём без всяких метафор, аллегорий и гипербол, без прикрас, прямым текстом сказано, что сербы непосредственно во время авиационных бомбёжек готовы были выходить на центральную площадь своей столицы, танцевать и петь. Они выходили, танцевали и пели. И ненавистному врагу их было не запугать.
 
Самое удивительное то, что субклад R1a-Z280-Z92 на сегодняшний день учёные связывают с участниками Троянской войны и с племенами венетов, чьё имя дало название городу Венеция и итальянскому региону Венето, с тем, что древние венеты напрямую родственно связаны с сегодняшними сербами и их славянскими соседями, что Белград, как и вся земля балканских славян, находится примерно на том же расстоянии от места древней Трои, как и Тобольск, Карагай и Усть-Тара друг от друга. Чтобы побольше узнать об этом, читайте о венедах-венетах в книге А.А. Клёсова “ДНК-генеалогия славян: происхождение и история”.
 
В главе 10: “Венеты и венеды – кто их современные потомки?” А.А. Клёсов, предварительно проанализировав результаты тестирования сербов, итальянцев из северо-восточных регионов Италии, жителей южного побережья Балтийского моря, делает определённые выводы: “В целом можно сказать, что ветвь гаплогруппы R1a-Z280-Z92 и с хорошей вероятностью субклад L1280 можно именовать кандидатом в “венедскую ветвь”. И ниже: “Хотя окончательное решение вопроса пока не получено, но предложенную гипотезу уже трудно оспаривать”.
 
Представители “венедской ветви” и “венетской” заодно, давайте, как своих старых знакомых, дружно поприветствуем Тита Ливия, Гомера, Геродота, можно Юлия Цезаря, Плиния Старшего, Птолемея. Они хорошо знали ваших предков и даже описывали их подвиги, победы, образ жизни, быт, обычаи. По большому счёту, одну из двух самых русских суперветвей, ветвь R1a-Z280-Z92-YP569, все без исключения русские люди должны воспринимать как родную. И не только из-за принадлежности к ней А.С. Пушкина. YP569 – это потенциальный предок каждого русского, даже того, у кого, как, например, у меня, на неё “докýментов нет”. Поэтому давайте все без исключения поприветствуем Гомера и его прекрасную компанию.
 
— Здравствуйте уважаемый Гомер! Спасибо вам за описание наших предков в вашей бессмертной “Илиаде”.
 
А дальше мы можем сделать новые шаги в далёкое и неизведанное. По мнению Анатолия Алексеевича Клёсова, ветвь Z92 зародилась в фатьяновской культуре. Господа и товарищи, приглашаю всех посетить соответствующий музей! Нужно своими глазами увидеть каменные топоры фатьяновцев. Это наши родные топоры. И на фатьяновцах не стоит останавливаться. Границ и рамок познания теперь почти не существует. По крайней мере, они значительно раздвинуты.
 
Вообще-то перечитывать книгу А.А. Клёсова “ДНК-генеалогия славян: происхождение и история” и одновременно смотреть неизвестные мне до этого фильмы с участием А.Н. Баширова было интересно. Порой случались забавные моменты. Так получилось, что фильм Киры Муратовой “Два в одном” я смотрел в тот же вечер, в который читал главу 2 вышеупомянутой книги Анатолия Алексеевича Клёсова. В фильме о герое Александра Баширова Уткине другие герои говорят: “ничего общего с неандертальцем, вылитый кроманьонец”. А в книге А.А. Клёсов пишет, что заявление популяционных генетиков о том, что в современных людях содержится от 1 до 4% генома неандертальца – это чистой воды профанация. Подумалось: да, режиссёр и сценаристы фильма “Два в одном” хорошо разобрались в научных вопросах – неандертальцы вымерли, им неоткуда взяться.
 
Посмотрев фильм Тамаша Тота “Волки”, я перечитал главу о гаплогруппе N1a, вспомнил свои работы о замечательных людях, имеющих гаплогруппу N1a, об их замечательных предках и ещё раз пересмотрел некоторые фрагменты фильма. Крупные планы, на них скуластые лица оленеводов, неторопливая беседа – легко представил себе героев эпоса “Янгал-Маа”.
 
А режиссёрский фильм А.Н. Баширова “Белград, Белград” для меня имеет просто массу параллелей с книгой А.А. Клёсова, вообще с его книгами, выступлениями, видео на Ютуб и в соцсетях, с его деятельностью. Поясню. В фильме всё показано без прикрас – жизнь как она есть. Показана простота и обыденность трагедии. Но фильм при этом несёт мощнейший пафос правды: вы нас всё равно не победите, потому что за нами правда, а за вами её нет. Помните, как у Балабанова: – В чём сила, брат? – В правде. Вот и у Клёсова эта сила правды видна везде и во всём, в том числе и в его мощнейших научных открытиях.
 
А.А. Клёсов как-то сказал: “Национальное самосознание – это крик “наших бьют”. Вот я слышу от них двоих этот крик и в книгах, и в видео А.А. Клёсова, и в фильме “Белград, Белград” А.Н. Баширова. Становится не по себе, когда несправедливость творится где-то далеко, но когда обижают братьев, сжимаются кулаки. Когда снаряды ложатся в ста метрах (не преувеличиваю) от отчего дома, тем более. И очень для меня значим тот факт, что и Александр Баширов, и Анатолий Клёсов активно топят за Донбасс, интересуются происходящими там событиями, сочувствуют моим донецким землякам, протягивают им руку помощи. Это для меня маркер, метка, лакмусовая бумажка. Никогда я не смогу считать человека, моего современника, интересным и замечательным, если у него соответствующая лакмусовая бумажка не окрасилась. И речь в данном случае не идёт ни о каком национальном русском эгоизме или имперском шовинизме. Речь о причастности к происходившему до нас на той земле, где мы сейчас живём. А это причастность и к Пушкину, и к нашей давней и недавней истории, и к своему личному родовому дереву. Причастность порождает ответственность и уверенность в том, что ты не сам по себе, что ты часть большой мудрой силы, что за правду нужно бороться, что тебе оставили хозяйство, и ты теперь в нём за главного. Ну, хорошо, не за главного, не всё от тебя зависит, но с тебя всё равно спросят, если ты профукаешь дедово и отцово наследство.
 
Очень уместно вспомнить, говоря о Донбассе, слова Захара Прилепина, что русский мир – это и русский человек, и русский с грузинскими корнями, и русский с коми корнями, и хохол, и белорус, и абхаз, и чеченец, и татарин, которые встали на защиту своей большой Родины. И в унисон с этой формулировкой звучат слова Александра Баширова, которые он написал мне в личном письме, когда рассказывал о себе. Он написал, что его Родина – Советский Союз, и что он – советский человек. Вот и те русский, украинец, абхаз и бурят – они за нашу общую сильную Родину, против фашистской бандерии и опошленной пасторальной идиллии, превращённой в национальную идею. И, в самом деле, беленая хата с журавлём над соломенной крышей, двор с кабанчиками и кавунчиками за плетнём – это удивительно симпатично. И таёжная такая же “хата”, или казачья в донской степи, или сакля или чум – это часть родовой памяти и национального кода каждого из нас. Но это – всего лишь малая часть, не целое. Пейзаж не может быть смыслом.
 
Я тоже советский человек, особенно если учитывать протосоветские тысячу, нет, пять тысяч лет. У меня и у моего поколения было советское детство, отрочество и юность. Про нашу юность, с Цоем и Башлачёвым в голове, я уже упоминал. А в детстве я и многие мои сверстники чётко осознавали, что мы живём в великой стране, что нас ждут большие дела, что наше далёкое будет прекрасным. У нас были книжки-раскладушки с космическими кораблями и раскраски с атомными ледоколами. Мы не по одному десятку раз с удовольствием пересматривали мультик, в котором Олег Анофриев поёт: “Мы пришли сегодня в порт, мы стоим разинув рот… Акватория – вот это территория”. В нашем детстве не было Симпсонов и Гриффинов, которые, до чего ни касаются, всё волшебным образом испохабливают. Мы выросли на стройках. Мы на велосипедах ездили на угольный разрез смотреть, как работает шагающий экскаватор. Мы ночью пробирались на металлургический завод, чтобы полюбоваться на льющийся раскалённый металл. Думаю, именно поэтому большинству из нас чужд новый киношный типаж по полной упакованного чела, с дворцом вместо дома, с крутой тачкой, с расфуфыренной клячкой. Под яркой упаковкой – пустота. А черно-белые герои фильмов Марлена Хуциева и Леонида Лукова сегодня как никогда нам близки, родственны и понятны. В них силища. Герои прекрасны. Смыслы могучи. И именно за эти простые, понятные и великие вещи и идеи воюет русский и интернациональный Донбасс, который поддерживают мои замечательные люди.
 
Но своё советское мироощущение нельзя летоисчислять с революции 1917 года или с Победы в Великой Отечественной войне. Победа – великая консолидирующая сила и тогда, и сейчас. Это – момент нашего спасения от полного уничтожения. Она объединила всех – от рядового до маршала, от чукчи на востоке до украинца на западе. Но нельзя добровольно отказываться от своего богатейшего богатства: от уездного или губернского города своего прадеда, от пращурова предводителя Ермака или Хабарова, от своих литовских казаков, кривичей и ильменских словен, от своих пруссов, венедов, венетов и шнуровиков с фатьяновцами. От своих сибирских предков из старинного свитка нельзя отказываться. Да, три расстрелянных Косыгина из тобольского края, и не только Косыгина, и не только из тобольского, тоже были в нашем прошлом. И их забывать нельзя. Забытое может неожиданно вернуться. Всё надо помнить и знать. Узнавать нужно, интересоваться.
 
Когда человеку известно и про венетов, и про Z92, и про то, что Пушкин был не только гением поэзии, но и умел родовое прошлое видеть и хранить, то нас уже никак не собьёшь и не обманешь. Хотя, некоторых (очень многих) украинских наших братьев смогли обмануть. А, ну, они не знали! В этом и беда. Их накормили ядом превосходства. Посевы превосходства дают всходы на почве невежества. Вернулись к тому, с чего начали: без знаний о своём прошлом нам никуда.
 
Подытоживая размышления, возникшие под впечатлением от мощного фильма Александра Николаевича Баширова “Белград, Белград”, хочу сказать о советском интернационале и о его частном случае, донецком военном интернационале. Замечателен тот факт, что все мы, люди разных национальностей, оказались довольно-таки близкой кровной роднёй. Через гаплогруппы R1a, N1a, I1, Е1v13, G2a и другие, все мы, разноязыкие и разноликие, – родные братья друг другу, с общими предками, жившими несколько тысячелетий назад. А западные партнёры нам приходятся двоюродными-троюродными братьями. Ну, и зачем нам, по нашей природной простоте и доброте душевной, верить в нашу неполноценность и наше недавнее приобщение к цивилизации и в суперспособности троюродного брата?
 
Да, мы время от времени колотили друг друга. И внутри одного рода-народа, бывало, насмерть колотили друг друга. Было такое. Братья часто дерутся, пока подрастают. Война – лекарство против морщин. Но сегодня мы должны твёрдо осознать, что мы родные люди друг другу, а не хуторяне, которые, кроме своего отражения в зеркале, больше вообще ничего и никого видеть не хотят, и дальше границ своего хутора для них обитаемой земли не существует. Дружить надо. Будем дружить, станем сильными, а с собственными атомоходами и космическими кораблями будем непобедимыми. Нужно почаще думать об этом и всегда иметь это в виду.
 
Илья Рыльщиков,
член Академии ДНК-генеалогии

 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Подписывайтесь на Переформат:
Переформатные книжные новинки
     
Наши друзья