«Y-Хромосомная гаплогруппа N1 присутствует на уровне менее 1% среди мужчин иберийского мира (испано- и португалоязычные страны) <…> Предположительно, эта Y-хромосома появилась на Иберийском полуострове в результате набегов варяжских викингов и торговцев в исторические, а не в доисторические времена. Известно, что официальные дипломатические отношения между Кордовским эмиратом и Королевством варяжских викингов были установлены вслед за битвой при Севилье 844 года, в которой Кордовский эмират одержал уверенную победу после того, как Иберийский полуостров, включая регионы, расположенные на территории современных Португалии и Испании, пострадал от серии грабительских набегов и битв, выигранных варяжскими викингами в прибрежных регионах».
 

 
Вот так, несколько косноязычно в переводе на русский, выглядит начало вводной статьи к одному необычному ДНК- проекту – иберийскому проекту N1. История эта началась несколько лет назад, когда один из генеалогов, занимавшийся Рюриковичами, обнаружил в открытых базах данных ДНК нескольких человек с испанскими фамилиями, гаплотипы которых выглядели очень необычно для жителей Иберийского полуострова, но во многом напоминали гаплотипы русских князей, что были в его коллекции.
 

Поддержите проекты Академии ДНК-генеалогии: ваше пожертвование – это дальнейшее изучение истории наших предков, выпуск тематических книг, организация научных мероприятий, исследование палео-днк и ещё многое другое. У нас пока нет других помощников, кроме вас. Поэтому если вы считаете нашу работу полезной, нужной и можете её поддержать, то будем благодарны. Сделать пожертвование от 100 до 5000 руб. можно буквально в один клик по этой ссылке.

 

Базовые гаплотипы «рюриковичей» и их испаноязычных «кузенов» в 25-маркерном формате (более протяженные тогда были редкостью) выглядят так, соответственно:
 
14 23 14 11 11 13 11 12 10 14 14 30 — 18 9 9 11 12 25 14 19 28 14 14 15 15
13 23 12 11 11 13 11 12 10 14 14 30 — 17 9 9 11 12 26 14 19 28 14 14 15 15
 
И те, и другие относятся к гаплогруппе N1c1, которая распространена у многих народов севера Евразии, но практически отсутствует в Западной Европе. И тех, и других с самого начала определили в потомки «варяжских викингов» (Varangian Vikings в английском оригинале процитированного отрывка), основываясь на весьма своеобразных трактовках отдельных маркеров в этих гаплотипах. Когда же кто-то вычислил, что общий предок группы «испанцев» жил около 1000 лет назад, то ни у кого уже не осталось сомнений, что они – прямые потомки викингов, опустошавших прибрежные города Кордовского халифата.
 
Казалось бы, все смотрится очень убедительно, а, главное, прекрасно вписывается в растиражированный массовой культурой образ викинга-пассионария, с легкостью покорявшего моря, страны и женщин за тысячи километров от своей родины. Но так ли это на самом деле, и не очередной ли это миф из серии мифов о всесильных и вездесущих скандинавах? И что это за загадочное Королевство варяжских викингов (Varangian Viking Kingdom), с которым обменивается послами могущественный эмир Кордовы? Почему, как и у русских князей, чуть ли не единственной меткой варягов-викингов вновь оказывается далеко не основная линия Скандинавского полуострова – N1c1? Расследование этой необычной истории интересно само по себе, поскольку дает конкретный промер того, как ДНК-генеалогия позволяет решать загадки прошлого. Поучительно оно и для тех, кто склонен преувеличивать роль морских разбойников раннего Средневековья в истории.
 
Итак, начнем с того, что попробуем разберемся, кто такие – эти «иберы» гаплогруппы N1. На проекте, фразой из которого начинается эта заметка, их всего четверо, причем один из них (№275293) относится к другой ветви гаплогруппы N1, и не состоит в особенно близком родстве с остальными тремя. Имена участников не раскрываются, а для одного почему-то в качестве страны происхождения записан Ливан. В-общем, вполне детективная завязка – есть группа безымянных участников из Испании и Ливана и группа их «кузенов» из России и Литвы. Скандинавов в проекте нет, вопреки ожиданиям. Где можно найти зацепку? Очевидно, в других проектах, не столь закрытых, а также в базах данных YSearch, SMGF и судебно-медицинской YHRD, где могут обнаружиться те же самые участники или их родственники. Поиск оказался успешным, но преподнес первый сюрприз – из 17-ти вероятных представителей этой ветви не оказалось ни одного испанца, а португальцы (их двое) были не из самой Португалии, а с Азорских островов, находящихся в Атлантическом океане в 1500 км к западу от метрополии. Все остальные, за исключением одного бразильца – мексиканцы или жители США мексиканского происхождения. Географию этой экзотической ветви хорошо передает карта из базы данных YHRD.
 

 
Загадочный «ливанец» оказался мексиканцем с корнями в расположенном на северо-западе страны штате Дуранго, судя по заполненной им анкете в базе данных YSearch. Те, кто записал Испанию в качестве страны происхождения, в анкетах YSearch дали сведения о своих предках, живших в Мексике, и не смогли проследить, когда и из какой страны их предки прибыли туда. А вот корни бразильца из штата Санта-Катарина (1 из выборки в 58 человек в базе данных YHRD), видимо, указать можно с достаточно большой вероятностью. Этот небольшой по размеру штат на юге Бразилии называют еще «маленькой Германией», поскольку значительную часть его населения составляют потомки иммигрантов из германоязычных стран. В YHRD, где в силу специфики этой базы данных, как правило, указывают этническую принадлежность испытуемых, представитель гаплогруппы N записан как Admixed Brazilian. Это значит, что он не потомок немецких или итальянских иммигрантов, данные по которым приведены отдельно. Принадлежность к «смешанной» группе подразумевает, что его предок был либо португальцем, либо африканцем, либо американским индейцем. Методом исключения остаются португальцы, а для них справочник сообщает, что в этом штате преимущественно селились иммигранты с Азорских островов. Опять Азоры, где жил предок одного из участников проекта гаплогруппы N1c1, и где та же ветвь была найдена в полевой выборке (1 образец из 68). К этим островам мы вернемся чуть позже, а пока хотел бы отметить, что по состоянию на сентябрь 2012 года, когда база данных YHRD была не столь закрытой, как сейчас, в ней насчитывалось 2783 гаплотипа из Испании (на 47 млн жителей) и 1618 гаплотипов из Мексики (на 114 млн). Возникает вопрос, почему при в 4 раза менее плотном охвате «иберийская», она же «атлантическая», она же «варяжская» ветвь была найдена у мексиканцев, но ускользнула при тестировании на своей предполагаемой родине?
 
Очевидно, ответ надо искать не в старинных хрониках и не в современном культе «варяжских викингов», а в филогении и географии гаплогруппы N. Ветвь, о которой идет речь, в текущей версии ISOGG относится к парагруппе N1c1a1a1a*, которая характеризуется снипом L550. Снип L1025, что задает самый населенный субклад N1c1a1a1a1, у представителей парагруппы отрицателен. Несмотря на несколько промежуточное положение, эта парагруппа записана в различных проектах как отдельная ветвь, что носит название Scandinavian-Russian, Scandinavian II или Varangian. Исторические предпочтения авторов этих названий налицо, поскольку «скандинаво-варяжская» ветвь в таком варианте оказывается предковой к населенной славянами и балтами южно-балтийской (L1025+). Однако задача этого мини-исследования – не устраивать дискуссию по поводу терминологии, а позиционировать линию мексиканцев и португальцев на дереве парагруппы N1c1a1a1a*. Вот как оно выглядит в 111-маркерном варианте:
 

 
Его левую часть занимают ветви «пара-рюриковичей» (Y4338) и «рюриковичей» (Y10931), о которых уже неоднократно говорилось. С «иберийцами» они находятся в очень дальней степени родства, поскольку счет по базовым 111-маркерным гаплотипам поместил их общего предка на 3300±350 лет назад. Оценка YFull по снипам дает промежуток времени между 3300 (точка ветвления) и 2700 лет назад (общий предок). В правой части диаграммы находятся гаплотипы из других ветвей, которые пока не имеют своих индексов в BigY и YFull. В этой довольно рыхлой ветви достаточно надежно выделяются 3 компактные группы с относительно недавними предками. К одной из них, наряду с двумя русскими и двумя финнами, принадлежит и мексиканец по происхождению, записавшийся на проекте испанцем. Их ветвь выделена красным. Ни время жизни ее предка, ни состав участников не дают никакой поддержки версии о варяжском происхождении. Из всех гаплотипов, что отмечены на схеме, к «викингам», да и то с большой натяжкой, можно причислить лишь ветвь, отмеченную синим цветом в верхней части и состоящую из норвежцев и американцев британского происхождения. Все имеющиеся данные в совокупности указывают на Восточную Прибалтику или верховья Волги как вероятное место появления как родительской, так и большинства дочерних ветвей субклада N1c1a1a1a (L550), включая ныне доминирующие у балтов N1c1a1a1a1 (L1025). Ничего специфически скандинавского (за единственным исключением «норвежской» подветви) в родительской ветви L550 нет, а есть обычный статистический перекос, вызванный намного большей активностью уроженцев Финляндии, Швеции и Норвегии в коммерческом ДНК-тестировании.
 
Поскольку только один представитель «иберийской» подветви сделал 111-маркерный тест, то для оценки «возраста» этой группы и более точного позиционирования на дереве следует привлечь 67-маркерные гаплотипы. Их дерево приведено ниже, без ветвей «пара-рюриковичей» и «рюриковичей», не имеющих прямого отношения к нашей задаче.
 

 
Дерево пополнилось новыми гаплотипами, но выявленные в 111-маркерном формате компактные ветви в нем сохранились, и группа в составе четырех мексиканцев и португальца с Азорских островов по-прежнему группируется с финнами, шведами (возможно, финского происхождения) и русским родом с корнями в Ивановской области. Что особенно важно, имеющиеся данные позволяют довольно точно рассчитать, когда жил предок загадочной «иберийской» ветви. Это 525±160 лет назад, что на 5 с лишним столетий отстоит от времен набегов викингов на города Кордовского халифата. Варяжская версия теряет последнюю свою подпорку, и вопрос вновь повисает в воздухе.
 
Откуда же и при каких обстоятельствах в Испании оказался уроженец Прибалтики (как мы сейчас выяснили)? Но возникает встречный вопрос: «А при чем здесь Испания?» Как мы знаем, все представители этой группы родственников найдены в Новом Свете и на Азорских островах, ныне части Португалии. Может быть, ключ к разгадке – в истории этих вулканических по происхождению островов, что в течение многих веков были самой западной точкой Ойкумены, известной европейским географам? Информация об их открытии (точнее, одном из многочисленных переоткрытий) разнится в разных источниках. По одним сведениям, первым на них высадилась в 1427 году португальская экспедиция Диогу да Силвеша, по другим – их несколько ранее достиг фламандец по имени Джошуа ван дер Берг, корабль которого, шедший из Брюгге в Лиссабон, отнесло туда штормом. Первые постоянные поселения на островах появляются в середине XV века, и довольно скоро они станут привлекать внимание не только жителей юго-запада Португалии, но и фламандцев, не забывших случайно совершенное открытие одного из своих соотечественников. В то время Брюгге переживал период своего расцвета и имел неофициальный статус индустриальной столицы Европы. Его купцы наладили торговлю с островами, особенно выгодную для них из-за отсутствия реальной конкуренции, поскольку португальские власти не спешили делиться с другими странами сведениями о вновь открытых землях. Документально известно, что уже в конце XV на Азорах начали селиться фламандцы, потомки которых составляют заметный процент в современном населении островов.
 
Однако какое отношение может иметь этот довольно короткий исторический эпизод к возникновению необычной линии гаплогруппы N? Самое прямое, потому что купцы из Брюгге были одними из главных торговых партнеров Ганзейского Союза, господствовавшего на Балтике, и фламандские корабли были частыми гостями в портах Данцига (Гданьска), Риги и Ревеля (Таллина). По тем временам было обычной практикой пополнять экипажи торговых судов в портах, где они останавливались, потому что многие матросы пускались там в бега из-за тяжелейших условий работы и жестокости капитанов, что считалась тогда нормой. Литература пестрит историями (правда, из более поздних времен), как коварные шкиперы опаивали в портовых тавернах незадачливых гуляк, получали от них вожделенную подпись на контракте, а затем быстро выходили в море, пока те еще не протрезвели. Впрочем, добровольцев тоже хватало, особенно в голодные годы. Так или иначе, судьба принесла одного из таких моряков на далекие острова, где он осел, обзавелся семьей, а его потомки отправились дальше покорять новые земли. Мы не знаем ни его имени, ни того, сбежал ли он с судна или поселился на Азорах легально, достигнув более высокого положения. Мы знаем пока лишь, когда это произошло – в тот довольно короткий промежуток времени, когда корабли из некогда кипевшего жизнью, а ныне тихого города-музея Брюгге развозили по всей Европе и вновь открытым землям продукцию своих мастеров, что до сих пор высоко ценится знатоками искусства и антиквариата.
 
Версия об Азорских островах как родине «иберийской» ветви позволяет дать разгадку, почему представители одного и того же недавнего по происхождению рода живут как в странах, что были частью Испанского королевства, так и в Португалии и Бразилии. Миграционные потоки в испанскую и португальскую части Америки пересекались довольно редко. Однако к Азорским островам это относится лишь отчасти, потому что с 1580 по 1640 гг. ими управляла испанская администрация и, значит, для их жителей не было серьезных препятствий для переселения в Новую Испанию, как тогда назывались испанские владения в Центральной и Северной Америке. Можно даже осторожно предположить, что один (единственный?) из предков будущих мексиканцев носил имя Мартин. Дело в том, что несколько мексиканцев, не знавших о родстве со своими «ДНК-кузенами», сообщили независимо, что у их предков была фамилию Мартинес (Martinez). Эта фамилия довольно распространена в Испании и Латинской Америке, но, учитывая обстоятельства появления ветви N1c1 в Мексике, она вполне может указывать на имя конкретного человека – основателя рода.
 
Вот какая получилась история, в которой смешались сюжеты из исторического детектива, неоисторических мифов, приключенческого романа и мексиканского сериала. Если бы не последние данные ДНК-генеалогии, то наверняка со временем эта история могла бы дать фабулу для фильма или романа о любви белокурого викинга в рогатом шлеме и черноокой мавританки в парандже, на фоне океанского прибоя и стоящих на якоре драккаров. Драккары отменяются, и на их место приходят ладьи и каравеллы. Впрочем, пусть каждый решает сам, какой из сюжетов интереснее и ближе к жизни.
 
Игорь Рожанский,
кандидат химических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Поддержите проекты Академии ДНК-генеалогии: ваше пожертвование – это дальнейшее изучение истории наших предков, выпуск тематических книг, организация научных мероприятий, исследование палео-днк и ещё многое другое. У нас пока нет других помощников, кроме вас. Поэтому если вы считаете нашу работу полезной, нужной и можете её поддержать, то будем благодарны. Сделать пожертвование от 100 до 5000 руб. можно буквально в один клик по этой ссылке.

 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

21 комментарий: Драккары, ладьи и каравеллы (почти детективная история)

  • Отличная история, познавательная, насыщенная новыми данными по ДНК-генеалогии, и, что немаловажно, показывающая в очередной раз блефы «норманистов». Даже скорее не блефы, потому что блефуют люди знающие, но со своими целями и задачами, а норманисты просто вводят себя и других в заблуждение, и ведет их сугубо идеология на уровне подкорки. Ну не любят они славян и русских, и ничего с этим не поделать, кроме как каждый раз высмеивать.
     
    Но в этой и других занимательных историях И.Л. Рожанского красной нитью проходит и другой важнейший научный аспект – это в очередной раз убедительное обоснование методологии ДНК-генеалогии, ее расчетного аппарата, наглядная иллюстрация связи датировок с реальными событиями. Это очень важно, потому что продолжаются безграмотные попытки безграмотных популяционных генетиков и их симпатизантов (я не говорю «последователей», потому что нет у них последователей, их база с треском сокращается) объявлять, что в ДНК-генеалогии всё неверно, всё тривиально, всё давно известно, ничего нового, и вообще ДНК-генеалогии нет. Как заявила несколько месяцев назад печально известная Е. Балановская с трибуны в здании РАН в Москве – «это трагедия, что слово ДНК-генеалогия прозвучало в стенах Российской Академии наук». Представляете, как они боятся, и потому ненавидят новую науку?
     
    А началось это противостояние с датировок, которые давали (и продолжают давать) попгенетики, с одной стороны, и ДНК-генеалогия, с другой. Примитивность исходных методов датирования попгенетиков вполне устраивала, там «наука» вообще такая – километр туда, три километра сюда, а кто вообще проверит? Сперва, в самом начале 2000-х годов, ситуация с расчетами попгенетиков была неважной, но не драматичной – все маркеры считались мутирующими одинаково, со средней скоростью 0.002 мутаций на поколение неопределенной длины, все гаплотипы были короткими, все серии гаплотипов считались «чохом», без разделения на ветви, даже когда было видно, что серия представляет смесь гаплотипов от древних и недавних общих предков, и получаемые датировки были бессмысленными. Трагедия в попгенетике началась в 2004 году, когда были узаконены «популяционные» скорости, они же «скорости Животовского». Все примитивности, перечисленные выше, остались, но скорости мутации были уменьшены примерно в три раза, до 0.00069 мутаций на поколение в 25 лет, и все гаплотипы, любой длины, стали считаться одинаковыми в отношении скоростей мутаций. Пошли абсурдные датировки, завышенные в три раза, и как следствие – абсурдные «исторические интерпретации».
     
    Начиная с 2008 года ДНК-генеалогия стала показывать эту абсурдность. Сначала в своих изданиях, а в 2009 году – в международных. Самый серьезный удар по построениям попгенетиков был нанесен в 2009 году в ведущем журнале Human Genetics, где на 14 страницах «комментария» были подробно разобраны их построения, и показано, что они не имеют смысла, как и соответствующие «исторические интерпретации». Как сообщали из «внутреннего круга» авторов, а это были ведущие попгенетики мира, там была паника. Потом, с большой задержкой, последовал вялый, пассивный ответ, что «у нас все правильно, потому что это используют авторы других статей», и «что подход автора интересен, но заслуживает внимательного рассмотрения». Но надо знать попгенетиков, чтобы понять их последующие описания. Вот как сейчас это подается на «моей» страничке в Википедии: «В опубликованном в 2009 году в журнале Human Genetics ответе на комментарий Клёсова… международный коллектив профессиональных генетиков раскритиковал методы, используемые Клёсовым. Ими были отмечены такие дефекты, как использование нетрадиционной терминологии; недостаток научной строгости в ряде заявлений; ошибочные выводы касательно выявления генеалогии гаплотипов в популяциях и применения исключительно генеалогических скоростей; игнорирование генетического дрейфа и особенностей мутаций в микросателлитных локусах ДНК».
     
    В этом комментарии в эзоповом стиле буквально все извращено. Разгром «популяционных скоростей» попгенетиков превратился в противоположное – «коллектив раскритиковал методы»; «нетрадиционная терминология», как «кинетика», или «базовый гаплотип», или «константа скорости мутации», или «логарифмический метод», или «поправка на возвратные мутации» вдруг стали объектом критики, когда всё было наоборот; «ошибочные выводы касательно выявления генеалогии гаплотипов в популяциях» вообще непонятно, что такое, и, видимо, придуманное автором этого пассажа в Википедии; «применение исключительно генеалогических скоростей» – это опять эзопов язык, смысл его, видимо, в том, что я обоснованно отверг абсурдные «популяционные скорости Животовского», и привел проверенные значения констант скоростей мутаций по гаплотипам; «игнорирование генетического дрейфа» – опять сапоги всмятку, потому что построение деревьев гаплотипов преобразует это вязкое понятие «дрейфа» в конкретные ветви, так что это не «игнорирование», а приведение в соответствие с показателями мутаций; «игнорирование особенностей мутаций в микросателлитных локусах ДНК» – это очередное сотрясение воздуха, и вообще непонятно, о каких «особенностях мутаций» идет речь. Видимо, это о том, что попгенетики имеют обыкновение выбрасывать маркеры из расчетов, когда у них не получается того, что им нужно, а я показываю, что выбрасывать не надо, там все прекрасно описывается нормальными расчетными методами.
     
    В этом и есть суть попгенетиков – они извиваются как уж на вилах, и пытаются свой провал выдать как «раскритиковали оппонента». Триумф ДНК-генеалогии на конференции в РАН в ноябре прошлого года превратился в заголовок статьи Е. Балановской «Провал ДНК-генеалогии в РАН», и это в тот же день, как её с сыном изгнали с заседания (и в итоге с конференции) в том же РАН. Вот такие их «методы».
     
    Сейчас «популяционные скорости» уже фактически отвергнуты, и статья Underhill et al (2015) тому подтверждение. Попгенетики начинают переходить на расчеты по снипам, стыдливо умалчивая о том, что эти расчеты дают в целом те же результаты, что и нашими расчетными методами. «В целом» – потому что снипы иногда «прыгают», и дают несоответствия сами с собой. Но именно в целом, и во многих конкретных случаях совпадение вполне удовлетворительное. Вот и в примере, который привел И.Л. Рожанский в статье выше, показано – расчет по мутациям в гаплотипах (по STR, как часто пишут) дал 3300±350 лет назад, а оценка по снипам (по SNP, как часто пишут) YFull дает промежуток времени между 3300 (точка ветвления) и 2700 лет назад (общий предок). Кстати, термин «расчеты по снипам» в последнее время в западной литературе заменяется термином NGS, что означает Next-Generation Sequencing.
     
    Но заблуждения попгенетиков продолжаются, и расходятся по неспециалистам по всему миру, как след угасшей, или, скорее, угасающей звезды. Буквально вчера я получил письмо из Голландии, в котором автор недовольно пишет, что я безосновательно нарушаю принципы популяционной генетики, согласно которым мутации нельзя описывать постоянными скоростями, потому что они переменные, и вообще меняются со временем, что продолжительность поколения неизвестна, и ее нельзя брать равной 25 лет, что «популяционные скорости» вполне применимы для описания мутаций в гаплотипах, и так далее, автор повторяет все басни попгенетики. Ну что ему ответить? Что ему нужно несколько образоваться? И ведь таких – масса. Наверное, самое разумное – их мнения игнорировать, раз не хотят, или не могут учиться.
     
    В обоснование последнего тезиса, об игнорировании, напишу, что я ответил на письмо того голландца, и кратко, но внятно, объяснил, в чем состоят заблуждения попгенетиков. Пояснил, что любые скорости реакций и их константы – это средние величины по миллионам вариаций, как и любые статистические (стохастические) процессы, то же самое – и константы скорости мутаций в гаплотипах и в Y-хромосоме в целом, что в отношении того, что скорости мутаций «меняются со временем» нет никаких данных, это просто повторяющаяся байка, что продолжительность поколения не имеет значения, она входит в величины констант скоростей мутаций, потому что то, что является продуктом расчетов – это величина «kt», характерная для каждой серии гаплотипов от одного общего предка (и, в свою очередь, определяемая отношением количества мутаций к количеству гаплотипов в серии), что «популяционные скорости» в принципе неверны, и привел ему значения констант скоростей для ряда гаплотипов.
     
    И знаете что? Получаю сегодня ответ, что голландец «разрывает со мной отношения и писать больше не будет», потому что я считаю, что я прав, а популяционные генетики неправы, а так быть не может, у них много статей в хороших, рецензируемых журналах. Я ответил, что приветствую его решение. Что, объяснять ему, что стадо не всегда право, особенно, когда стадо и пишет те самые рецензии, которые потом со стадом и сверяют?
     
    Вот такие ассоциации навеяла статья И.Л. Рожанского. Потому она не только интересна, но и важна в научном отношении.

  • Виктория В.С. говорит:

    Мои ассоциации похожие. Но хотела написать короче. Красиво! Речь не о «детективе», хотя там тоже немало интересного, а в описании метода анализа и его возможностей. Это отнюдь не частный пример. И ещё, отдельно «снимаю шляпу» перед тем, кто придумал «собирать и рисовать» данные из гаплотипов такими «деревьями».

    • >> …отдельно «снимаю шляпу» перед тем, кто придумал «собирать и рисовать» данные из гаплотипов такими «деревьями».
       
      Это по своей сути старый метод графического анализа сортировки данных, и его можно применять для самых разных показателей, далеко не только для аллелей в гаплотипах. Еще в 2006-2007 гг. его раскопал Павел Шварев на «Родстве», и стал применять для построения деревьев гаплотипов. С тех пор на «Молгене» не устают рассказывать новичкам историю, как кто-то из них там научил меня подставлять в эти деревья коэффициенты, и они этим очень гордятся. Вот так они сотворяют себе кумиров, хотя Клавдия Шульженко давно предупреждала, что этого делать не надо. Но маленьким людям без кумиров жить не получается, и они шепчут – «а я возьму, и сотворю».
       
      Короче, этот графический метод оказался удобным и полезным, и его можно применять в разных вариантах, что И.Л. Рожанский и я здесь время от времени демонстрируем. Он склонен к цветным, наглядным деревьям, я к более строгим, черно-белым, хотя для самих расчетов это не имеет значения. С тех пор появилось много таких графических вариантов, но я руководствуюсь старым хорошим американским правилом – «не чини того, что не сломано». На самом деле, успех любого дерева диктуют не новшества, а сами гаплотипы. Если ветви гаплотипов четко разделены, то любой метод их покажет разделенными, а если ветви перекрываются, то есть много гаплотипов практически одинаковы, хотя снипы их разные, то никакое дерево эти ветви не разделит. Иначе говоря, если у нас есть два гаплотипа, скажем, гаплогрупп J1 и J2, и они одинаковы (обычно это происходит с короткими гаплотипами), то дерево и посадит их друг на друга, не посмотрев, что гаплогруппы разные.
       
      Поэтому чем длиннее гаплотипы, тем разрешение выше, и тем лучше разрешение ветвей у деревьев. Поэтому 111-маркерные гаплотипы, которые часто использует И.Л. Рожанский, дают столь полезные деревья, как показано выше.
       
      Но попгенетики и здесь не унимаются, им пепел стучит в сердце. Они наводняют сеть страшными описаниями, что мы используем неправильные подходы и в построениях деревьев. Об этом – на «моей» страничке в Википедии выступает «сотрудник МГНЦ РАМН биоинформатик Валерий Запорожченко», заявляя, что мы используем «архаичные программы», что делает выводы «в лучшем случае ненадёжными, а в худшем — неверными». Это же он писал и о деревьях И.Л. Рожанского. В одной из дискуссий (по-моему, на «Троицком варианте») я посоветовал Запорожченко не сотрясать впустую воздух, а взять те же конкретные гаплотипы, которые он может у нас запросить, и показать, что у нас «ненадежное или неверное», и показать самому, как с теми же гаплотипами сделать результаты надежными и верными. Запорожченко промолчал, предложение не принял, и ретировался. Популяционная генетика во всей красе.

      • Виктория В.С. говорит:

        >> заявляя, что мы используем «архаичные программы», что делает выводы «в лучшем случае ненадёжными, а в худшем — неверными».
         
        Архаичных программ не бывает. Это наукообразный бред. Программа либо имеет алгоритм, отражающий реальные процессы, либо нет. Но если в программе на входе подавать некорректные данные, то на выходе будет чушь. В этом не программа «виновата», а тот, кто её использует. История про короткие гаплотипы и якобы казусы – это перепев старого советского программистского анекдота: если программе дать на входе только два критерия: какой пищевой продукт самый калорийный и самый дешёвый, то она выдаст – уксус.
         
        >> Это по своей сути старый метод графического анализа сортировки данных, и его можно применять для самых разных показателей, далеко не только для аллелей в гаплотипах. Еще в 2006-2007 гг. его раскопал Павел Шварев на «Родстве», и стал применять для построения деревьев гаплотипов.
         
        Значит, мой респект П.Швареву за то, что однажды понял применимость «старого доброго» метода. Любое графическое (и табличное) представление информации (если такое возможно) добавляет информации аналитичности, но они тоже бывают «более» или «менее» полезны. И очень сильно «добавляет» в восприятии информации теми, кто её «потребляет». Да, цветные «деревья» И.Л. дают больший эффект для восприятия неспециалистов, концентрирует внимание на частях. И как это не банально, целостность информации придают цветные же надписи с содержательным комментарием. Но когда я написала «Красиво!» я имела в виду не цвет, и даже не сами «деревья» (конечно, они значительно повышают восприятие, потому я про них сказала отдельно). Да, «красиво», что логику доказательства можно «пощупать» глазами. Но моё «Красиво» о том, что даже данные одного человека (то, что там несколько, непринципиально), плюс накопленный материал, плюс применяемые методы позволяют отвечать на исторические вопросы. Ну прям, как на Руси – опять то ли бестелесные, то ли бесплодные «норманны-скандинавы».

  • Сергец говорит:

    Не в первый раз случается благодарить уважаемого Игоря Львовича за интересную и познавательную статью, и это не случайно, его статьи каждый раз на контрасте наглядно показывают разницу в подходах (методологии) ДНК-генеалогии и популяционной генетики и, соответственно, их выводов – не в пользу последней. Как выясняется, популяционные генетики в России, занимающиеся миграциями и историческими реконструкциями, предпочитают называют себя геногеографами и применяют в геногеографии методы попгенетики, в свою очередь, за границей не разделяют эти два направления и называют популяционной генетикой.
     
    Хочу обратиться к Анатолию Алексеевичу с вопросами, которые интересуют читателей сайта Переформат, а также участников группы ДНК-генеалогия как историческая наука, к участию в которой приглашаю всех желающих.
     
    Уважаемый Анатолий Алексеевич!
     
    Вопрос 1. В ответе Животовскому Вы обещали написать статью по сопоставлению Вашего метода расчетов и метода Животовского в случае отказа последнего написать совместную статью и направить в журнал Биохимия, он отказался, как обстоят дела с этой статьёй?
     
    Вопрос 2. В этой статье Вы призвали Комиссию по борьбе с лженаукой РАН или другое независимое компетентное научное учреждение провести научный анализ ДНК-генеалогии и популяционной генетики, направили ли Вы официальное обращение в Комиссию (иное учреждение) или это обращение только на страницах сайта Переформат?
     
    Благодарю за внимание.

    • >> Вопрос 1. В ответе Животовскому Вы обещали написать статью по сопоставлению Вашего метода расчетов и метода Животовского в случае отказа последнего написать совместную статью и направить в журнал Биохимия, он отказался, как обстоят дела с этой статьёй?
       
      Предложение Л.А. Животовскому было написать совместную статью, и направить ее в журнал Биохимия (или другой журнал по его выбору), и это предложение было сделано ему в нашей личной беседе (он сказал, что подумает). От совместной статьи он в итоге отказался. И понятно, почему – статья была бы фатальной для современной попгенетики, во всяком случае, для той ее части, что имеет дело с хронологическими расчетами, весь мир бы увидел, что автор этого подхода публично от него отказывается, и пошел бы эффект домино. Пришлось бы признать, что десятки статей в ведущих журналах мира в области генетики и популяционной генетики были неверными, наверное, пришлось бы печатать специальные для таких случаев короткие признания о том, что статьи содержат ошибочные данные, что выводы статей неверны. Причем это пришлось бы делать и самому Животовскому. Пришлось бы формально сообщать о том, что неверны датировки по R1a в Индии, и потому выводы этих статей (в половине из них Животовский в авторах) о том, что «ариев не было» являются неверными, Underhill’у пришлось бы сообщать, что его датировки в статье про R1a-M458 неверны (там опять в авторах Животовский), как неверны выводы подавляющего числа статей ведущих попгенетиков мира, всей «эстонской школы» (Кивисилд, Виллемс и прочие), «израильской школы» (Бехар и прочие), и многих других. И это все, получается, результат статьи Животовского, в соавторстве с тем, кого они замалчивали все эти годы. Скандал!
       
      Пойти на это Л.А. Животовскому не хватило смелости и научного долга и чести. Он все прекрасно понял в ходе нашего с ним разговора в Москве в ноябре прошлого года, но, видимо, решил просто отмолчаться, авось, само рассосется. И оно рассасывается. Балановский в «дискуссии» на «Троицком варианте» заявил, что я отыгрываюсь на незначительных ошибках в расчетном аппарате попгенетики. Он не упомянул, что «незначительное» – это 300%, но бывает и больше, зависит от гаплотипов в серии.
       
      А вот образчик другого откровения Балановского, в той же позорной «дискуссии»: Да, многие генетики считают калибровку Животовского более обоснованной, чем прямой перенос на популяционный уровень скоростей, полученных для пар «отец-сын». И для этого у них есть резоны, и это их право как ученых. Да, есть проблема — острая проблема — трехкратных различий. Но почему генетико-генеалогическое сообщество в данном вопросе… не желает допустить возможность правомочности и иной скорости? И почему мои многократные призывы порадоваться тому, что с появлением полных сиквенсов Y-хромоомы проблема почти снимается, не уверен, что даже услышаны.
       
      Первое предложение – типичное виляние без ответа на сам вопрос. Давайте я переведу виляния Балановского на нормальный язык: «многие генетики, не понимая того, что метод Животовского дает ошибку в три раза, его используют, а скорости, полученные для пар «отец-сын», генетиков отталкивают, потому что там для четверти всех маркеров мутаций вообще нет, а еще для половины там 1-2-3 мутации (на 1700 пар), что дает огромную погрешность при расчетах». Поэтому там не «более обоснованной», а безграмотность против явных недостатков. В таких случаях безграмотность побеждает. Далее, слова «калибровку Животовского» неуместны и ложны, никакой «калибровки» там и близко не было, была откровенная подгонка с выбрасыванием маркеров в ходе нескольких пересчетов. Об этом я подробно писал в книге «Происхождение славян» (глава 16). Эту главу Л.А. Животовский читал, но ни словом не упомянул суть проблемы на конференции, где делал доклад по «скоростям мутаций».
       
      В цитате выше Балановский, наконец, упомянул об «острой проблеме трехкратных различий» в «методе Животовского». Но затем – обычная у Балановского демагогия – типа да, различие на 300%, но почему не может быть и другой скорости? Ответ – конечно, может быть, и мы их применяем, о чем Балановский, конечно, не упомянул. Его уже понесло – он готов на любые другие скорости, только не те, что приняты в ДНК-генеалогии. Вот он, признак откровенной слабости неквалифицированного человека. Не может признать очевидное. Боится, комплексует.
       
      Наконец, опять признак той же его слабости, да еще с плохим пониманием проблемы – «с появлением полных сиквенсов Y-хромосомы проблема почти снимается». Не снимается она, но появляется перекрестный метод для проверки, что всегда хорошо. А не снимается потому, что на малых временах (до 1000-2000 лет) этот метод практически не работает, работа с гаплотипами там точнее. На средних временах (2000-5000 лет), как показывает опыт, расчет времен по снипам дает большую погрешность, но в целом полезен для сравнения с расчетами по гаплотипам. Например, для R1a-Z280, примерно 4900 лет назад, число снип-мутаций по 70 тестируемым гуляет от 29 до 43 (средняя величина 36), а должно быть у всех одинаковое количество. Сейчас одни применяют коэффициент перехода от числа снип-мутаций до расчетного времени 120 лет на мутацию, другие – 140 лет на мутацию, третьи – 150 лет на мутацию. Это дает для Z280 в первом случае (округленно, потому что в таком варианте приводить точные числа смысла не имеет) 4300, 5000 и 5400 лет (то есть 140 лет на снип – наиболее приемлемая величина, если возраст Z280 действительно 4900 лет), а с погрешностью (поскольку от 29 до 43 мутаций), соответственно, 4300±800 лет, 5000±1000 лет, и 5400±1200 лет. Вот и смотрите сами, снимается проблема с расчетами, или (пока) не очень. А Балановский уже везде объявляет о «высокоточных» методах расчета по снипам. Кстати, YFull дают для этой величины (R1a-Z280) по снипам (SNP) 5000±600 лет, по мутациям в гаплотипах (STR) 4800±600 лет. Стало быть, применяют 140 лет на мутацию, если исходят из 36 снип-мутаций.
       
      А вот при расчетах на расстояниях 50-200 тысяч лет и больше – там расчеты по снип-мутациям должны давать хорошие результаты, правда, это еще нужно доказать, почти никто пока не рассчитывал. А те, кто рассчитывал (единицы), те запутались в константах скорости снип-мутаций. Одни принимают ее за 1×10-9 мутаций на bp (пару нуклеотидных оснований) в год, другие за 0.61×10-9 мутаций в год, третьи за 0.82×10-9 мутаций в год, и это дает для времени жизни одного и того же общего предка или 206 тысяч лет назад, или 251 тысяч лет назад, или 338 тысяч лет назад. Но там есть еще одна проблема – это средний размер фрагмента Y-хромосомы, в котором считают снипы, а размер этого фрагмента варьируется в зависимости от качества секвенирования. В тесте BigY по одним данным считают по фрагменту в 10 Mbp (миллионов пар нуклеотидных оснований), по другим данным 13-15 Mbp, а при анализе древних ДНК эти фрагменты варьируются в разных случаях на порядок и более. Все это в принципе можно учитывать и соответственно пересчитывать, но точности это не прибавляет. Сказать, что «проблема почти снимается» может только болтун.
       
      Как видите, я столь подробно останавливаюсь на конфликте с попгенетиками, потому что на этих примерах можно нагляднее объяснять основные принципы ДНК-генеалогии. В ответ же на Ваш вопрос скажу, что с Животовским был смысл писать статью вдвоем, поскольку тогда это полностью обрушило бы лживые построения попгенетиков. Но поскольку Животовский, понимая это, отказался, то остается мне давать этот материал одному. Это я уже делал несколько раз – в журнале Human Genetics (2009) и в книге «Происхождение славян», глава 16 (2013), не считая статей в менее читаемых изданиях. В главе 16 под названием «Берегитесь популяционных генетиков в исторических «исследованиях» есть подраздел «История с «популяционными скоростями Животовского», на 20 страницах (стр. 431-451), где подробным образом разобрана фальшивая «калибровка» и ее последствия, и проведено прямое сравнение «популяционных скоростей» и подходов ДНК-генеалогии. Сейчас я пишу книгу «Кому мешает ДНК-генеалогия», в которой к этому вопросу вернусь еще раз. В этой ситуации писать еще раз отдельную статью большого смысла не имеет. Возможно, напишу после книги, подобрав свежий материал.
       
      А он, этот свежий материал, есть. Только что ко мне как главному редактору американского журнала «Успехи антропологии» поступила статья французского автора, в который датировки проведены с помощью «метода Животовского». Статью пришлось отклонить, впрочем, дав автору возможность пересчитать данные другими методами.
       
      >> Вопрос 2. …Вы призвали Комиссию по борьбе с лженаукой РАН или другое независимое компетентное научное учреждение провести научный анализ ДНК-генеалогии и популяционной генетики, направили ли Вы официальное обращение в Комиссию (иное учреждение) или это обращение только на страницах сайта Переформат?
       
      Направил. Как и обещал, в Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН. Но я прекрасно понимал, что толку от Комиссии не будет. Даже тот факт, что среди членов Комиссии с недавних пор находится «журналист» В. Лебедев, в прошлом в СССР – доцент истории, с начала 1990-х годов сидящий на социальных пособиях в США, и специализирующийся на «жареных фактах» и откровенно лживой журналистике, страстный русофоб, норманист, и ненавистник всего, что происходит в России, даже одно это делает Комиссию недееспособной. Оказалось, так оно и есть. Номера телефона Комиссии в доступных материалах РАН нет. Факс не отвечает, и письма не принимает. «Официальный сайт» Комиссии никакого телефона для связи не сообщает. Судя по сайту, ученым секретарем Комисси является к.б.н. Е.В. Бабак, но связаться с ней невозможно, ни телефона, ни электронного адреса на сайте нет. Редактор сайта А.Г.Сергеев (algen@yandex.ru) один раз проявился, и больше на запросы не отвечает. Хороший пример показателя эффективности работы РАН.
       
      Поскольку Комиссия не реагирует, экспертное расследование проведу я сам, в упомянутой книге «Кому мешает ДНК-генеалогия». Помогу Комиссии. Результаты направлю Президенту РАН и в соответствующее Отделение РАН. А для читателей станет яснее, что за «наука» популяционная генетика, кто те люди, что подписали «коллективный донос 24-х», чем они сами в науке занимаются, и чем их не устраивает ДНК-генеалогия. На этом я останавливаюсь в книге довольно подробно.

      • Георгий говорит:

        Вы не могли бы прокомментировать эту свежую исландскую работу, где определяли скорость мутирования по полным последовательностям Y-хромосом в известных генеалогических линиях?

        • Да, конечно. Хорошая работа с богатым материалом. Работа представляет показательный пример, как нужно обосновывать получаемые результаты. В ней получили глубокие геномные данные для 753 исландских мужчин, и в ряде случае сопоставили с данными документальной генеалогии, вплоть до десяти известных поколений вглубь. На фрагменте Y-хромосомы размеров в 22.4 Mb показали, что он состоит из мозаики трех разных видов (или «классов») нуклеотидных последовательностей, каждая из которых состоит из разных участков. В этот фрагмент входят восемь «Х-дегенеративных» участков (XDG, общим размером 8.6 Mb), образовавшихся из предковых аутосом, два участка XTR (X-transposed region, общим размером 3.4 MB, образовались на Y-хромосоме 3-4 миллиона лет назад), и ампликоновые участки, в которые входят восемь палиндромных участков и три инвертированных повтора, общим размером 10.2 Mb; оставшиеся 0.2 Mb авторы не упомянули. Авторы изучали скорости мутации в каждом из этих классов, и показали, что они (скорости) могут различаться, но все-таки близки одна к другой, и на участке размером в 15.2 Mb общая скорость мутации по данным авторов равна 0.871х10-9 на нуклеотидную пару в год. Конечно, давать здесь три знака «после запятой» в числе 0.871 бессмысленно, там доверительный интервал между 0.80 и 0.94, так что пусть будет 0.87х10-9 мутаций в год на нуклеотидную пару.
           
          Надо сказать, что полученная авторами скорость мутации, основанная на снипах, уже не нова, и согласуется с полученными ранее данными, например, 0.82х10-9 (Poznik et al., 2013) и точно такой же 0.82х10-9 (Адамов и др., 2015). Справедливости ради надо сказать, что даже повтор полученных ранее данных здесь полезен, поскольку для таких скоростей по снипам имеется целый диапазон оценок, от 0.51х10-9 (Francalacci et al., 2013) и 0.61×10-9 (Mendez et al., 2013) до 1х10-9 (ряд авторов, принимавших эту величину).
           
          А теперь подойдем к поучительной части этого комментария, а именно, как не надо описывать данные в научных публикациях. Я уже делился соображениями, что объяснять материал удобно и наглядно на бестолковых примерах, когда авторы к данным относятся безответственно. Вот и взглянем на очередной, совсем свежий пример. Статья, датированная 7 апреля 2015 года, первый автор – Балановский, опять больше двух десятков авторов, среди них знакомые лица – Балановская, Запорожченко, Сабитов, Скаляхо, Юсупов, Епископосян, Дыбо – целый ряд из тех, кто подписали лживое «письмо 24-х», или выступали против ДНК-генеалогии. Вот давайте и посмотрим, чего они стоят. Свежая статья их стоит отдельного очерка на Переформате, возможно, и выставлю. В статье много смешных и безграмотных пассажей. Но пока – всего один пример, в связи со скоростями снип-мутаций. Авторы вроде как пристроились к когорте тех авторов, которые обосновали константы, приведенные выше, в серии 0.82, 0.82, 0.87х10-9, и заявили константу 0.77х10-9, на первый взгляд авторов свежей статьи можно даже похвалить. Но это только на первый взгляд. На самом деле, читая, как они это делали, остается горестно покачивать головой. Разберем в качестве поучительного примера.
           
          Эту константу получали по девяти казахам. То, что казахи – это хорошо, к этому вопросов, конечно, нет. Но то, что их было всего девять – это уже настораживает. Посмотрите выше – исландские авторы получали свою константу на 753 испытуемых, тысячах снип-мутаций. Балановский с коллективом – на 9 испытуемых, в которых суммарно было всего 44 снип-мутации от того «узла» (G1a1a2-L1323), от которого считали мутации. Балановские не моргнув глазом пишут – среднее число мутаций от этого узла было 4.89, и от него высчитывают константу скорости мутаций 0.77х10-9.
           
          Замечаем опять по два знака «после запятой»? Я уже неоднократно упоминал о отсутствии минимальной научной школы у Балановских, и потому у их коллектива. Посмотрим, что там было на самом деле, какие «4.89 мутаций». У девяти казахов было следующее число снипов после «узла»: 4, 7, 5, 2, 4, 5, 5, 5, 7, то есть вариации от 2 до 7. На самом деле должно быть одинаковое число у всех, поскольку «узел» один на всех. Ясно, что число снип-мутаций прыгает, и это – фундаментальная проблема на малом числе мутаций. Это даже не проблема, а неизбежное обстоятельство при малом числе событий в статистических процессах. Как можно быть такими безграмотными, чтобы писать «4.89» в таких ситуациях, и на этом базировать дальнейшие расчеты опять без указания погрешностей? А погрешность там 4.89±1.54, или, разумнее, 4.9±1.5. Погрешность ±31%. Какие 0.77 в вычисляемой оттуда константе скорости? Там в лучшем случае неопределенность между 0.53 и 1.00, и мы опять выходим на всю серию констант скоростей от 0.51 до 1.0х10-9, о чем речь шла выше.
           
          Вопрос – зачем Балановские это делают, а именно делают вид, что величина определена точно (0.77), когда там погрешность на треть вниз и вверх? О, это наука обмана. Потому что теперь те, кто особенно не разбираются, напишут и дадут ссылки, что у Мендез и Франкалаччи константы занижены, а вот у Хельгасона (исландец), Адамова, Позника и Балановского – константы согласуются и потому правильные. И никто не посмотрит, что у Балановского на самом деле – по всему диапазону, от Франкалаччи и Мендеза до самого верха. И никакой «точности» там и близко нет. Популяционная генетика…

          • И. Рожанский говорит:

            >> Вы не могли бы прокомментировать эту свежую исландскую работу.
             
            >> Хорошая работа с богатым материалом. Работа представляет показательный пример, как нужно обосновывать получаемые результаты.
             
            Я бы еще обратил внимание на одну из предыдущих работ тех же авторов, где на экспериментальном материале показано, что вероятность появления мутаций у сына пропорциональна возрасту отца на момент зачатия. График на Figure 2 из этой работы показывает, что у ребенка, отцу которого было 40 лет, окажется в среднем почти в 2 раза больше мутаций, чем у того, отцу которого исполнилось 20. Анализировали полные геномы, но, очевидно, то же самое касается и Y-хромосомы.
             
            Отсюда следует, что многолетние стенания о длине поколения и ее влиянии на расчеты датировок лишены смысла. Мутации «тикают» пропорционально календарным годам, вне зависимости, каков был брачный возраст в том или ином роду. Если обратили внимание, то авторы статьи дают константу скорости в мутациях на нуклеотид на год, что совершенно правомочно. К примеру, если у какого-то мужчины есть сын и внук одного и того же возраста (что не такая уж и редкость), то по мутационной разнице они будут соотноситься не как дядя и племянник, в соответствии с документальной генеалогией (дистанция в 3 поколения), а как двоюродные братья (4 поколения). Закономерность была найдена для точечных мутаций (снипов), но, скорее всего, мутации в тандемных повторах (STR) также должны ей следовать, потому что природа таких сбоев одна та же. Следовательно, длина поколения в 25 лет, что чаще всего фигурирует в расчетах датировок – это и по физическому смыслу условная величина, принятая для удобства расчетов. Калибровка по документальным генеалогиям дает константы в пересчете на календарные года, а не на число реальных поколений, что может варьировать в разных линиях, в зависимости от традиций, принятых в том или ином обществе.

      • Сергец говорит:

        >> В этой ситуации писать еще раз отдельную статью большого смысла не имеет.
         
        >> Даже тот факт, что среди членов Комиссии с недавних пор находится «журналист» В. Лебедев, в прошлом в СССР – доцент истории, с начала 1990-х годов сидящий на социальных пособиях в США, и специализирующийся на «жареных фактах» и откровенно лживой журналистике, страстный русофоб, норманист, и ненавистник всего, что происходит в России, даже одно это делает Комиссию недееспособной. Оказалось, так оно и есть.
         
        Наверное, Вы правы, некоторым критикам уже не нравится и журнал «Биохимия», мол за границей почти не цитируется, для таких, конечно, писать бесполезно, они всё равно будут недовольны. По поводу реакции и действий Комиссии я выразил свой скепсис в связи с членством в ней Лебедева еще в комментариях к Вашей статье, но я вот о чём…
         
        Вы их просите провести научный анализ ДНК-генеалогии и популяционной генетики, я посмотрел Положение Комиссии по борьбе с лженаукой, как я из него понял, основная цель этой Комиссии борьба с лженаукой в фундаментальных отраслях, сам факт проведения такого анализа Комиссией мог бы свидетельствовать о признании (легализации) новой науки – ДНК-генеалогии в РАН, что они, возможно, не станут делать без публикаций в тех журналах, которые им нравятся. Может, из этих позиций стоит направить соответствующую статью в Биохимию или другой рецензируемый (индексируемый) журнал который они не смогут не принять во внимание, что не позволит им отмолчаться? В любом случае, они должны ответить, даже если отказом, желательно мотивированным, если не будет ответа, может обратиться непосредственно в Президиум РАН?
         
        P.S. Как мне когда-то сказал Руководитель центра по изучению отечественной культуры ИРИ РАН А.В. Голубев: Не бывает неофициальной науки, либо наука существует, либо это не наука, в свою очередь, новая, пока не признанная отрасль всё равно наука по правильному подходу к миру, если хотите ©

        • >> Наверное, Вы правы, некоторым критикам уже не нравится и журнал «Биохимия», мол за границей почти не цитируется, для таких, конечно, писать бесполезно, они всё равно будут недовольны.
           
          Этим «критикам» ничего не нравится, и потому для них писать действительно бесполезно. Они в любой ситуации будут истолковывать данные, как им хочется. Есть простой критерий по выявлению таких болтунов – обратить внимание, говорят они просто так (это и есть болтуны), или приводят конкретные данные, которые при проверке подтверждаются. Так вот, среди «негативных критиков» болтунов всегда практически 100%. Они же ведь конкретных данных никогда не приводят, язык без костей. Вот и Балановские, мать и дятя, именно из них, болтунов, они данные либо не приводят, либо лгут. Примеры на Переформате приведены во множестве. Но это дает мне возможность рассказать про то, что и как цитируется.
           
          Вот факты. Есть сайт по цитированию журналов (так называемый Impact Factor), и на нем можно найти конкретные цифры. Например, один из самых цитируемых журналов по биохимии в мире, старейший и очень престижный журнал Biochemistry, в 2014 году имел импакт-фактор 3.19, а российский журнал «Биохимия», старейший академический журнал, имел в том же году 1.35. Но эти данные нельзя тупо сравнивать. Объективно – да, русский журнал цитируется меньше, но надо понимать, что подавляющее число биохимиков в мире русские журналы не читают, и, соответственно, на них не ссылаются. Обычно ссылки идут на переводы журнала, а «Биохимия» переводится немецким издательством Шпрингер. Так что ссылаются за границей на «Биохимию», а «критики» лгут. Как обычно.
           
          В целом же, на российские журналы в области биологии и генетики за границей действительно практически не ссылаются, здесь «Биохимия» цитируется несравненно лучше. Например, журнал «Генетика» по линку выше вообще не отражен. На него хотя и ссылаются, но единицы. Например, статья Балановского, Боринской и директора Института Янковского в этом журнале (2013) получила три ссылки, что, конечно, не густо. Для сравнения, при том, что я печатаюсь не в генетических журналах, у меня на статьи по ДНК-генеалогии число ссылок по данным Google Scholar от 32 (статья в J. Genet. Geneal. по методам ДНК-генеалогии), и далее стоит упомянуть 18 ссылок на статью в Human Genetics, что намного выше среднего (импакт-фактор журнала 4.52, то есть среднее число цитирований на статьи в журнале), 13 ссылок на статью об эрбинах в Advances in Anthropology, и так далее. В итоге у Боринской индекс цитирования всего 9, что недопустимо мало для ведущего (или главного?) сотрудника института со всеми ресурсами института, приборными и людскими, а у меня тот же индекс только по ДНК-генеалогии, безо всяких институтских ресурсов, при том, что мой общий индекс цитирования 24. Чтобы было понятно, рост индекса цитирования происходит примерно по экспоненте, так что разница между 9 и 24 – колоссальная.
           
          Надо еще понимать, что индекс цитирования сейчас у попгенетиков накачивается тем, что у них в статьях – десятки авторов. У того же Балановского нет статей, не считая откровенного мусора в местных российских изданиях, типа «молгена», чтобы он был там один автор. Он всегда выезжает на коллективе. А в одиночном авторстве большой смысл – у лидера должны быть его собственные аналитические, обобщающие статьи. Попробовал бы он написать в одиночку статью в PLOS, Nature или Human Genetics – исключено. Ему непременно нужны в соавторах заметные имена. Даже в недавней статье в PLOS ONE, которую я уже выше прокомментировал, среди 23 авторов из России и ближнего зарубежья (Казахстан, Монголия, Украина, Армения) он не смог обойтись без «толкачей» – Chris Tyler-Smith и Marc Haber из английского геномного института, и Highman из американской компании Gene by Gene, которые делали ему геномный анализ и определяли снипы. Это тоже надо принимать во внимание при рассмотрении цитируемости журналов.
           
          Для общей ориентации, вот как распределяются показатели импакт-фактора в мировой литературе по нашей тематике. Верхняя зона – это выше 10, в ней всего три журнала – Mol. Biol. Evol. (14.31), Genome Research (13.85) и Amer. J. Human Genetics (10.99). Средняя зона – между 1 и 10, там большинство западных журналов этого профиля, например, PLOS Genet. (8.17), Genome Biol. Evol. (4.53), Human Genetics (4.52), Eur. J. Human Genetics (4.23), PLOS ONE (3.53), Amer. J. Phys. Anthropol. (2.51), Ann. Hum. Genet. (1.93). Нижняя зона – меньше 1, это, например, Bioinformatics and Computational Biology (0.93), Genetics and Mol. Biol (0.88), Genetics and Mol. Research (0.85), Biochemical Genetics (0.82), Genes and Genomics (0.57), Anthropological Science (0.44), Anthropologist (0.051).
           
          А у журнала XArchiv импакт-фактора вообще нет, что не мешает в нем публиковаться по тематике генетики и попгенетики. Нет импакт-фактора, потому что он новый. Чтобы появился импакт-фактор, надо, чтобы прошло время.
           
          Вообще эти импакт-факторы – инструмент довольно деликатный. Они относятся к журналу, но не к отдельным авторам. Поэтому выступления критиков, что, мол, такой-то публикуется в журнале с низким импакт-фактором мало говорят о качестве работ конкретного автора. Вот наглядный пример с журналом Advances in Anthropology, который я часто упоминаю. Импакт-фактор у него 0.63 (за 2012 год), и рассчитывался он так: на статьи в журнале, опубликованные за 2012 год, было 38 ссылок, а всего статей в 2012 году было 60. Получаем 38/60 = 0.63. Это и есть импакт-фактор. Но если посмотреть, кто эти ссылки получал, то картина получается характерная. Журнал начал выходить в 2011 году, и за тот год в журнале было опубликовано 5 статей. На них получено в целом 16 ссылок, из них 9 – на нашу статью с И.Л. Рожанским (про расчеты по мутациям в гаплотипах). За четыре года существования журнала на статьи в нем сделали 105 ссылок, из них 48 ссылок на наши с И.Л. Рожанским статьи, а было всего в журнале за четыре года ровно 100 статей, из них наших с И.Л. Рожанским (или одних моих) 10 статей. Как видите, на нас двоих приходится 1/10 всех статей, и при этом почти половина (точнее, 46%) всех ссылок. То есть наш кумулятивный импакт-фактор равен 4.8. И это в журнале, который относительно недавно начал выходить. На остальных авторов, без нас двоих, приходится (105-48)/90 = 0.63, то есть тот же импакт-фактор, что и в журнале за 2012 год. На наши же 5 статей за 2012 год было 33 ссылки, то есть наш общий «импакт-фактор» равен 6.6.
           
          Поэтому я бы посоветовал «критикам» посмотреть на свои показатели, и желательно разделить их на число соавторов. Чтобы было честно.

        • >> Вы их (Комиссию по борьбе с лженаукой) просите провести научный анализ ДНК-генеалогии и популяционной генетики…
           
          Начнем с того, что я их ни о чем не просил, еще чего не хватало. Вот – цитата из статьи, выделено там же: я обращаюсь в Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН, или в другое независимое компетентное учреждение с настоятельным предложением провести сравнительную научную экспертизу ДНК-генеалогии и популяционной генетики – по тем вопросам, по которым сейчас происходит организованная кампания против ДНК-генеалогии.
           
          Как видите – «обращаюсь с настоятельным предложением), а не «прошу». Но я прекрасно знал, что толку из этого не будет, и что комиссия недееспособна. И понятно почему – если они зовут к себе таких людей, как «желтый журналист» и пасквилянт В. Лебедев, то они нефункциональны. Есть и более принципиальная причина – комиссия по сути была призвана вскрывать крупные траты из госбюджета на видимость науки. Если кто-то шаманит себе потихоньку, занимаясь инопланетянами или целебными снадобьями из мочи молодого поросенка, то при всей «лженауке» (хотя никто этого не гарантирует) никто на таких и внимания не будет обращать, когда все это за свой счет. Так вот, ДНК-генеалогия никаких денег из бюджета не тратит, поэтому мы «ниже радара» любой комиссии. Да и попгенетика вряд ли их заинтересует при всех явных признаках у них подтасовок и искажений. Кого заинтересует, что попгенетики безграмотны, что у них отсутствует научная школа, что они неправильно считают и делают безумные «исторические интерпретации»? Это вопрос дирекции их институтов (Института общей генетики РАН и какой-то там лаборатории Балановской в Академии меднаук). Конечно, если бы они пошли на экспертизу по той схеме, что я предложил, то был бы цирк, потому что люди типа Клейна, Касьяна, Кашибадзе, Дыбо, Соколова, Шнирельмана и прочие «подписанты» не смогли бы ответить ни на один вопрос по ДНК-генеалогии, а в том письме они ее клеймят. То есть дурость их всем бы была видна. Я ожидал, что комиссия скажет, что этим должны заниматься научные учреждения, и на этом основании я обратился бы к директорам их институтов и в соответствующее Отделение РАН и РАМН, мне была бы забава, а подписантам бессонница и страх за свое место, которое они занимают не по праву. Но комиссия решила вовсе не отвечать, что дает мне возможность пойти дальше. Очень хорошо. На вопрос – что же вы так, надо было в РАН обратиться, теперь у меня есть ответ, что я обращался. И документ есть. Бюрократам это и нужно.
           
          >> Может, из этих позиций стоит направить соответствующую статью в Биохимию или другой рецензируемый (индексируемый) журнал который они не смогут не принять во внимание, что не позволит им отмолчаться? В любом случае, они должны ответить, даже если отказом, желательно мотивированным, если не будет ответа, может обратиться непосредственно в Президиум РАН?
           
          Я не собираюсь под них подстраиваться, что они там смогут или не смогут принять во внимание. Подстраиваться – это всегда неважный вариант. Поэтому я сейчас пишу книгу, которая в Президиум РАН и пойдет. И в комиссию тоже, нехай один экземпляр книги пропадает.
           
          >> Как мне когда-то сказал Руководитель центра по изучению отечественной культуры ИРИ РАН А.В. Голубев: Не бывает неофициальной науки, либо наука существует, либо это не наука, в свою очередь, новая, пока не признанная отрасль всё равно наука по правильному подходу к миру, если хотите.
           
          Правильно сказал. Поэтому понятие «лженаука», столь любимое середнячками от науки, в их изложении является, как правило, профанацией. То, что что-то там «лже», должно быть железобетонно и перекрестно обосновано. А они этого обоснования никогда не делают. У них это диктуется в основном низменными мотивами, типа «а нечего высовываться». Или «с нами не поделился». Я помню, как В. Лебедев устраивал охоту на Петрика, и его всё в Петрике раздражало – и что тот скрипки создавал, и что на драгоценных камнях картины вырезал, и что у того есть фотография вместе с Бушем, тогда президентом США… У плебея всегда люди активные и талантливые вызывают ненависть. Я так и не знаю, была ли проведена действительно толковая экспертиза фильтров Петрика, или что у него там было, но то, как Лебедев искал на Петрика компромат, у меня вызывало отвращение. Возможно, что экспертиза была проведена толково, и в разработках Петрика действительно ничего путного не оказалось, но так, как велся поиск компромата, должно быть само по себе подсудным делом. Расследование любых необычных исследований и разработок надо проводить чистыми руками, исходя из презумпции того, что это новое научное направление, пока убедительно не доказано обратное.

          • Сергец говорит:

            Спасибо большое за развернутый ответ!
             
            >> Как видите – «обращаюсь с настоятельным предложением», а не «прошу».
             
            «Просите» – это у меня профессиональное, в исковом заявлении так и называется – «просительная часть».

          • Сергец говорит:

            Еще раз о том, кому мешает ДНК-генеалогия. В ходе дискуссии в группе в VK «Учёные против лженауки» в теме «Генетика – лженаука?», где была ссылка на свежую работу Балановских по казахам, я поставил вопрос об адекватности и правомерности исторических интерпретаций попгенетиков, при этом, модераторы просили не давать ссылок на Переформат – дескать, реклама, участники заинтересовались, привел факт признания Балановским ошибочности «метода Животовского», последовали вопросы типа «А что ответил Животовский на предложение написать совместную статью по анализу расчетных аппаратов попгенетики и ДНК-генеалогии, как аргументировал отказ?» Поскольку ссылок просили не давать и обсуждать темы в личке, я привел только текст ответа Л. Животовского А.А. Клёсову, а ссылку на ответ – письмо Животовского предоставил интересующемуся участнику в личку.
             
            Вроде бы не подкопаешься, но (забегая вперед, скажу, обещали не банить, максимум подчистить комменты, где, по их мнению, содержится реклама) «нарисовался» модератор – некий Иван Диванов, как написано у него в описании – «бородатый занудный модератор», якобы отвечающий за «биологию» в группе, и нашел формальный повод… Он потребовал верификации (!) ответа Животовского, который я привел, на что я ему ответил – чтобы верифицировать личную переписку с двух сторон, то нужно либо вскрыть почтовый ящик, либо спросить у второй стороны, а поскольку Животовский не возражал, то действует презумпция невиновности, и скинул ему в личку приведённую выше ссылку. Но не тут-то было, этот модератор ответил, что ему всё ясно и просто меня забанил, каких-либо аргументов против подлинности текста ответа Животовского не привёл.
             
            Я написал другому модератору, который обещал не банить, текст следующего содержания: Вообще, не правомерно, конечно, забанили, верифицировать личную переписку можно вскрыв почтовый ящик или спросив и второго участника, статья опубликована, Животовский не отрицал – уже презумпция невиновности действует. Это же не научный факт верифицируется, здесь такие методы не действуют. Или что, нотариально удостоверить переписку Животовского и Клёсова, провести экспертизу? Ну, так Диванов и это не предлагал, я свой АИ ему привел в личке, почему он считает, что ответ не настоящий (?), он не объяснил. Теперь жду ответ, пока реакции нет. Вот такими методами действуют те, кому очень мешает ДНК-генеалогия, нет человека – нет проблемы, конструктивного диалога с такими не получается.
             
            P.S. А. Соколов в своём Клубе «Эволюция» вообще назвал нас «ублюдками» и сказал, что ссылок на Переформат не будет.

            • >> последовали вопросы типа «А что ответил Животовский на предложение написать совместную статью по анализу расчетных аппаратов попгенетики и ДНК-генеалогии, как аргументировал отказ?»
               
              Ответил так, как я написал на Переформате в статье «Ответ профессору Животовскому»: Л.А. Животовский оперативно откликнулся на мое обращение от 07.12.2014, написать совместную статью отказался. Никаких аргументаций в таких случаях не дают. Он же не обязан был ее написать. Что, легче было бы модератору, если бы Животовский написал, что у него нет времени, или занят копанием огородов на даче, или поездки-командировки, или грядущая операция по удалению чего-то-там? Бумага все стерпит. Я бы вообще не стал об этом упоминать, если бы Животовский не подписал фальшивую резолюцию, которую смастерила Балановская, в которой конференция якобы выражает сожаление о том, что там прозвучал доклад по ДНК-генеалогии. Это – откровенная ложь, конференция этот доклад ожидала и приветствовала, мне для этого прочтения доклада оплатили прилет из США в Москву, и гостиницу. И Животовский эту ложь подписал через неделю после конференции, и это после продолжительно разговора со мной на конференции, где я пояснил ему о целом ряде заблуждений попгенетиков относительно ДНК-генеалогии, и Животовский со мной согласился. А потом подписал лживую резолюцию и отказался от совместной статьи. После этого у меня уже не осталось никаких сдерживающих факторов в отношении Животовского, тогда-то я и написал статью на Переформат, в декабре прошлого года.
               
              >> …«нарисовался» модератор – некий Иван Диванов, как написано у него в описании – «бородатый занудный модератор», якобы отвечающий за «биологию» в группе, и нашел формальный повод… Он потребовал верификации (!) ответа Животовского…
               
              Вам – совет на основании моего довольно длительного опыта в подобных дискуссиях. Во-первых, никогда не идти на поводу у модератора, никогда не потакать его капризам, его сумасбродству, его идеологическим, политическим или прочим пристрастиям. Вы ему ничем не обязаны. Во-вторых, при конфликте никогда не спорьте с модератором, «не оспаривай глупца», как сказал поэт. Если хотите спорить, обращайтесь к аудитории, пишите ответ для нее. Модератора просто игнорируйте. Если конфликт продолжается или усиливается – голосуйте ногами против такого модератора. В смысле, просто уходите, соблюдая достоинство. Надо понимать, что тот Диванов – или глупец, или провокатор. Ни то, ни другое Вас не должно устраивать.
               
              >> Соколов в своём Клубе «Эволюция»… сказал, что ссылок на Переформат не будет.
               
              Ну и замечательно. Я тоже на его серпентарий ссылок не делаю, и не читаю. Как и на многие другие сайты. Кому интересно, сами придут на Переформат, и ссылки не понадобятся, получат материал из первых рук. А читательская аудитория Переформата растет стремительно.

      • Cергей Кожухарь говорит:

        Балановский на Троицком признал, что он верит скоростям, полученым Клёсовым.

  • Алексей говорит:

    Очень интересно, почаще бы…

  • И. Рожанский говорит:

    Спасибо за высокую оценку деревьев, которыми иллюстрирую свои статьи. Раскрашивать их начал поначалу с чисто утилитарной целью при работе с большими выборками объемом в 1000 и более гаплотипов. При их анализе удобно использовать прямоугольное представление дерева, поскольку на нем можно прочесть подписи к гаплотипам. Если гаплотипов много, то одним взглядом все ветви не охватить, только относительно небольшие сегменты, как, например, вот этот, из сводного дерева по Северному Кавказу из выборки О. Балановского.
     

     
    Чтобы при «перемотке» списка не потерять нужную ветвь из вида, стал их выделять цветом, переведя предварительно дерево в радиальный вид, на котором легче всего распознать ветви. Сначала так
     

     
    а потом так
     

     
    Подписи к гаплотипам здесь отключены, чтобы лучше было видно ветви. Теперь при возврате к прямоугольному представлению ветви никуда не потеряются, и можно заниматься их дальнейшем анализом. По его завершении, отнесении к расчете датировок то же самое дерево можно перевести в круговую форму, что смотрится наиболее наглядно. Программа позволяет делать перестановки и маркировать гаплотипы на диаграмме так, чтобы добиться максимального эффекта для зрительного восприятия. Например, вот так.
     

     
    Поскольку все эти шаги сделаны в иллюстративных целях, подписи и маркировка опущены. По размеру ветви и длине штриха можно составить представление, какова доля и «возраст» соответствующей ветви в выборке. Все эти манипуляции с графикой заняли около 15 минут, включая время на загрузку на хостинг.

    • Андрей Климовский говорит:

      Данный способ представления информации запатентован? Если нет, то может быть имеет смысл это сделать?

  • Скловинод говорит:

    Уважаемый Игорь Львович, не могли бы вы сообщить 1.) процентное соотношение гаплогрупп R1a, N1c1 и I в странах Магриба, а именно в Марокко, Алжире, Тунисе и Ливии; 2.) процент гаплогруппы R1a в Исландии.

    • И. Рожанский говорит:

      Уважаемый Скловинод, по первому вопросу я приводил статистику в этом сообщении. В Магрибе по имевшейся в распоряжении выборке пока найдена только гаплогруппа R1a, да и та там явно минорная. Среди арабов Персидского залива ее представителей куда больше.
       
      Данные по Исландии можно найти в статье, что обсуждалась в этой же теме чуть выше. R1a там, по памяти, около 1/3 от исследованных генеалогических линий. Все или почти все – из скандинавского субклада Z284.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья