«В Духов день призывает Церковь за литургией «сотворить память всем от века умершим». Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: — Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, — от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники!.. Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие «с отцы и братiи наши, други и сродники», некогда совершавшими это служение?» — писал Иван Алексеевич Бунин в своём романе «Жизнь Арсеньева».
 

© Автор коллажа Рыльщикова С.В.
 
Вот и нам следует не забывать, что жили на земле когда-то, не многие и многие столетия назад, люди, подарившие нам жизнь. Эти люди – наши прямые предки. Поминать их поимённо в Духов или в какой-то другой родительский день – сегодня подобное выглядит фантастичным. А вот светило русской истории первой половины ХХ века С.Б. Веселовский в своей книге «Род и предки А.С. Пушкина в истории» пишет, что поколение за поколением потомки славных людей, в поминальный день молились за души ушедших своих предков и вспоминали всех своих предков поимённо, и недавно умерших, и живших тысячу лет назад. Бунины относились к числу тех, кто поминал предков в Духов день, называя их поимённо.
 
Из художественных и публицистических произведений Ивана Алексеевича Бунина мы узнаём, что Бунины свой род ведут от Симеона Бунковского. В «Биографической заметке» Иван Алексеевич Бунин, цитируя «Гербовник дворянских родов», пишет следующее: «Род Буниных происходит от Симеона Бунковского, мужа знатного, выехавшего в XV в. из Польши к великому князю Василию Васильевичу. Правнук его Александр Лаврентьев сын Бунин служил по Владимиру и убит под Казанью. Стольник Козьма Леонтьев Бунин жалован за службу и храбрость на поместья грамотой. Равным образом и другие многие Бунины служили воеводами и в иных чинах и владели деревнями. Всё сие доказывается бумагами Воронежского дворянского депутатского собрания о внесении рода Буниных в родословную книгу в VI часть, в число древнего дворянства…».
 

Из книги Юрия Даниловича Гончарова «Предки Бунина» мы узнаём, что первым, достоверно установленным предком писателя Ивана Бунина, был мценский помещик Яков Савельевич Бунин, родившийся в конце XVII века. Про его отца Савелия нам, к сожалению, ничего не известно. Юрий Гончаров в своей книге высказывает некоторые сомнения по поводу достоверности сведений о происхождении Ивана Бунина и его предков вплоть до Якова Савельевича Бунина от Симеона Бунковского, выехавшего к великому московскому князю Василию Тёмному из Польши, по другим источникам из Литвы. Сегодняшние специалисты по генеалогии, судя по всему, не могут отыскать какие-либо упоминания в старинных документах о мценском помещике Савелии Бунине, жившем во второй половине XVII века, а попытки таких поисков, видимо, были. Сам Иван Бунин не единожды говорил и писал, что вся родословная Буниных была написана на тыльной стороне иконы преподобного Меркурия Смоленского. Эта икона хранилась в доме деда писателя в сельце Каменка Семёновское тож. Сейчас этот населённый пункт называется деревня Каменка-Бунино. Дом после кончины деда унаследовал дядя писателя и его семья.
 

Св. Мученик Меркурий Смоленский несет свою голову… (источник: konstant-zab.livejournal.com)

Я, кстати, был на месте того бунинского суходольского дома и видел там остатки битого стекла, очень тонкого, и осколки домашней утвари из керамики. Это, конечно, не родовая икона Буниных, но ощущение всё равно непередаваемое. В своей книге «Жизнь Бунина» жена И.Бунина Вера Николаевна Муромцева-Бунина, ссылаясь на рассказы мужа, пишет: «Забавляла тетя Варя, нравились темные образа, а особенно образ Меркурия, смоленского Святого, что держит в одной руке свою голову, а в другой икону Путеводительницы. Это был заветный образ дедушки Николая Дмитриевича, не сгоревший при нескольких пожарах. На тыльной стороне иконы была написана вся родословная Буниных». Эту икону, с родословной Буниных на тыльной стороне, Иван Бунин в своей повести «Суходол» упоминает несколько раз в разных главах и подробно описывает в начале повести: «В углу лакейской чернел большой образ святого Меркурия Смоленского, того, чьи железные сандалии и шлем хранятся на солее в древнем соборе Смоленска. Мы слышали: был Меркурий муж знатный, призванный к спасению от татар Смоленского края гласом иконы Божьей Матери Одигитрии Путеводительницы. Разбив татар, святой уснул и был обезглавлен врагами. Тогда, взяв свою главу в руки, пришел он к городским воротам, дабы поведать бывшее… И жутко было глядеть на суздальское изображение безглавого человека, держащего в одной руке мертвенно-синеватую голову в шлеме, а в другой икону Путеводительницы, – на этот, как говорили, заветный образ дедушки, переживший несколько страшных пожаров, расколовшийся в огне, толсто окованный серебром и хранивший на оборотной стороне своей родословную Хрущевых, писанную под титлами.»
 
В той же «Автобиографической заметке» Иван Бунин утверждает следующее: «Род этот (род Буниных, прим. Рыльщикова И.В.) дал замечательную женщину начала прошлого века, поэтессу А.П. Бунину, и поэта В.А. Жуковского (незаконного сына А.И. Бунина); в некотором родстве мы с бр<атьями > Киреевскими, Гротами, Юшковыми, Воейковыми, Булгаковыми, Соймоновыми…». Кроме того, родственные связи имелись у Буниных с Семёновыми. Сын знаменитого географа Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского Вениамин Петрович был уверен в родственных связях Буниных и Семёновых. Вот что в сентябре 1917 года своём письме И.А. Бунину В.П. Семёнов-Тян-Шанский пишет об их родственных связях: «Позвольте Вам послать I том мемуаров моего покойного отца, где вы найдёте немало сведений не только о Вашем родстве с Грот, но и с нами, Семёновыми, и с Жуковским…». Ещё следует отметить, что у поэтессы Анны Ахматовой в роду были Бунины из ряжской ветви, к которой относятся «русская Сафо», поэтесса А. П. Бунина и предки географа П.П. Семёнова-Тян-Шанского.
 
Вот как всё тесно переплетено, вот сколько знаменитых потомков, возможно, имеется у «славного мужа Симеона Бунковского». В то время, когда Ю.Д. Гончаров писал свою книгу, в 70-е годы ХХ века и многие десятилетия спустя, умные и талантливые люди могли только предполагать и строить версии, действительно ли потомки Якова Савельевича Бунина, в том числе Иван Алексеевич Бунин, были прямыми потомками Симеона Бунковского, были ли потомками этого славного мужа ряжские Бунины, о которых мы чуть выше упоминали, белёвские Бунины, к коим относятся поэт Василий Андреевич Жуковский и славянофилы, собиратели фольклора братья Киреевские. Сегодня у нас с вами появилась возможность установить бесспорную истину в этом вопросе. Это можно сделать с помощью ДНК-генеалогии.
 
Нужно сказать, что любые новые сведения об Иване Бунине и о предках Ивана Бунина сами по себе интересны, независимо от подтверждения его родственных связей с поэтом Жуковским и географом Семёновым-Тян-Шанским. Ведь мало кто из русских писателей так часто в своих произведениях указывал на взаимосвязь современного человека с его далёкими предками. В том же романе «Жизнь Арсеньева» И.А. Бунина главный герой романа Алексей Арсеньев, от лица которого ведётся повествование, сообщает, что будучи ребёнком, он однажды почувствовал, что когда-то принадлежал к рыцарскому миру, с его замками и турнирами, чуть позже он вдруг понял, что его предки были обитателями первобытных хижин на тропических островах в океане – «Какие сладкие и яркие видения и какую настоящую тоску по родине пережил я…». Нечто подобное Иван Бунин от лица Алексея Арсеньева сообщает и о Египте и о египетских пирамидах. На первой же странице этого же романа Иван Бунин упоминает божество Агни, которому поклонялись «наши древнейшие пращуры». О светлокрылом боге Агни Иван Бунин однажды даже стихотворение написал. Вот где современные мракобесы-инквизиторы от норманизма могли бы разгуляться, и замахнуться, так сказать, на классика, а то всё Задорнов, Ломоносов, Глазунов, Клёсов – узко как-то с их стороны. А потом им можно и за Блока, Брюсова, Гумилёва приняться, там тоже найдётся пища для стервятников. А на сладкое я бы им Николая Заболоцкого порекомендовал и его стихотворение «Голубиная книга» – не стихотворение, а сплошная «задорновщина».
 
В других произведениях Иван Бунин, то про сарматские ветра, гуляющие по русской лесостепи упоминает, а то, в одном из рассказов, пишет о пращурах, завоевавших Индостан, и снова про «бесконечно далёкие воспоминания» и тоску по Прародине – «человеческим словом не выразишь даже и сотой доли ее…». В том же самом рассказе герой утверждает, что «уже видел, чувствовал индийские тропики, может быть, тысячи лет тому назад, – глазами и душой своего бесконечно дальнего предка…». Одним словом, живи в наше время Иван Алексеевич, думаю, что он заинтересовался бы ДНК-генеалогией и возможностями с её помощью открывать тайны прошлого.
 
Вот и нам вдруг очень захотелось узнать, были ли предки писателя причастны к рыцарскому миру средневековой Европы, или же, живя на крохотных островках рассыпанных в тропическом океане, они почти нагими передвигались по водной глади в узких пирогах, и охотились и воевали с помощью луков и дротиков. По крайней мере, для прямой мужской линии мы можем отыскать ответ на подобный вопрос.
 
Что для этого нужно? Для получения такого ответа желательно, чтобы прямой потомок И.А. Бунина сделал тест на Y-хромосому, так как самого писателя давно уже нет с нами. К сожалению, у Ивана Алексеевича нет прямых потомков. Его единственный сын Николай умер в пятилетнем возрасте. А вот у родного брата писателя Евгения Алексеевича и, соответственно, у отца писателя Алексея Николаевича прямые потомки имеются, в том числе и по мужской линии. В любом случае, результат будет получен тот же самый, как и в случае, если бы тестировали самого Ивана Бунина, или максимально приближенный к результату, который был бы получен при тестировании Ивана Бунина.
 
Сразу сообщу, что нам удалось договориться о тестировании на Y-хромосому с потомком по прямой мужской линии брата писателя. Замечательного человека, который согласился помочь нам, зовут Владимир Владимирович Бунин. Он сын Владимира Арсеньевича Бунина и внук Арсения Евгеньевича Бунина.
 
 
 
Алексей Николаевич Бунин и Евгений Алексеевич Бунин

В начале 1917 года у брата писателя Евгения Алексеевича Бунина рождается сын Арсений. Евгению Алексеевичу было на тот момент пятьдесят восемь лет. 10 октября (по старому стилю) 1917 года Иван Бунин записывает в дневнике: «Позавчера утром поехал (…) в Ефремов. (…) Евгений на кухне на печке со своим Арсиком». РГБ ОР, ф. 622, к.3, ед. хр. 33. СС (2). Т.8.С.48-50. 18 октября (по старому стилю) 1917 года В.Н. Муромцева пишет Ю.А. Бунину из Глотово: «Наши из Ефремова приехали, на Яна (И.Бунин) эта поездка подействовала хорошо. Он очень полюбил Арсика (сын Е.А. Бунина), всё плюётся и говорит, «как бы не сглазить этого ангела…». ОГЛМТ, ф.17, № 3229 оф.
 
 
 
Арсений Евгеньевич Бунин и Владимир Арсеньевич Бунин

Иван Бунин видел «ангела» Арсика в том доме в г. Ефремове, где сейчас располагается дом-музей И.А. Бунина. До революции этот дом принадлежал Е.А. Бунину и на протяжении десяти лет в этом доме собиралась вся семья Буниных. Уникальное место на самом деле. В доме-музее И.А. Бунина целый стенд посвящён семье Арсения Евгеньевича Бунина, в которой на протяжении десятилетий царили любовь и взаимное уважение. О нелёгкой судьбе ефремовских Буниных можно почитать здесь. Не правда ли, жизнь рождает сюжеты, которые не способен придумать ни один писатель и ни один сценарист? Надо сказать, что именно Татьяна Арсеньевна Родионова, в девичестве Бунина, которая дала интервью тульской областной газете, посодействовала нам в нашем деле. Она – большой друг бунинского музея, я тоже поддерживаю дружеские отношения с ефремовским домом-музеем им. И.А. Бунина и с руководителем музея Светланой Станиславовной Ивановой. На фотографиях вы видите всех Буниных, кто имеет отношение к нашему исследованию.
 

 
Иван Алексеевич Бунин


 
Илья Валерьевич Рыльщиков (слева) и Владимир Владимирович Бунин (справа)

В положенный срок в Московской лаборатории ДНК-генеалогии (Академия ДНК-генеалогии) был готов результат тестирования Владимира Владимировича Бунина. Признаться, результат получился удивительным.
 

 
Вроде бы та же самая гаплогруппа N1a, как и в случае с Захаром Прилепиным. Та, да не та. 7-8 тысячелетий назад жил общий предок Ивана Бунина и огромной массы этнических русских, кто имеет гаплогруппу N1a1. В этой огромной массе и потомки князей Рюриковичей с Гедиминовичами, и Прилепины из Черноземья, и ещё десяток миллионов человек. Вот что написал о субкладе (веточке) Ивана Бунина член Научного совета Академии ДНК-генеалогии Игорь Львович Рожанский.
 


 
В результате лабораторного теста у Владимира Владимировича Бунина была определена гаплогруппа N-M178. В ходе ДНК-генеалогического исследования было рассчитано дерево гаплотипов гаплогруппы N-M178, к которым были добавлены данные В.В. Бунина, его положение отмечено стрелкой.
 

 
Дерево 111-маркерных гаплотипов гаплогруппы N-M178. Цветными кружками отмечены гаплотипы, для которых принадлежность к соответствующей ветви подтверждена анализом на снипы.
 
Специальная программа сгруппировала В.В. Бунина с участниками ДНК-проектов, у которых подтверждена последовательность снипов M178 > L708 > Y9022. Положение соответствующей ветви на упрощенном дереве гаплогруппы N указано ниже.
 

 
Упрощенное филогенетическое древо гаплогруппы N, с указанием основных снипов (позиция на шкале времен произвольна), датировок ветвления и времен жизни общих предков ныне живущих представителей дочерних ветвей (длина цветных прямоугольников). Галочками отмечено положение на дереве образцов ископаемой ДНК.
 
Эти снипы характеризуют редкую ветвь, которая на различных проектах носит название волго-алтайской. В международной классификации она обозначается аббревиатурой N1a1a1a2. Ее базовый гаплотип в 27-маркерном формате выглядит следующим образом:
 
13 23 14 10 11 14 10 14 14 30 17 14 20 30 11 11 14 16 20 10 20 11 21 22 38 37-37
 
Он расходится с гаплотипом В.В. Бунина на 4 мутации в маркерах, выделенных цветом, что соответствует дистанции в 1300 лет. Это намного меньше, чем время жизни предка всей ветви N-Y9022 (4500±560 лет назад), что помещает В.В. Бунина со 100% вероятностью в самую ее середину, на равном удалении от остальных носителей.
 
Ареал ветви Y9022 ограничивается в основном Поволжьем, а в ДНК-проектах Русской равнины к ней относятся 11 русских, 12 татар, коми, мордвин-эрзя и удмурт. В данных, собранных популяционными генетиками при анонимном тестировании, эта же ветвь оказывается одной из основных генеалогических линий у чувашей, удмуртов, марийцев, коми и хантов. Отмечена она также у коренного населения Алтая, что и послужило причиной наименования. По данным с проектов FTDNA, уровень в 1% от всех участников ветвь Y9022 превышает только у казанских татар и уроженцев Пермского края и Урала.
 

 
Доля носителей ветви N-Y9022 в процентах от всего мужского населения регионов Европы и Ближнего Востока, согласно данным с проектов FTDNA.
 
Самый ранний на сегодняшний образец ископаемой ДНК из Европы (ветвь N-L708) был найден на Кольском полуострове с датировкой 3600-3400 лет назад. По Русской равнине данных пока нет. Абсолютное большинство европейцев из гаплогруппы N принадлежит к уральско-европейской ветви L1026, с которой волго-алтайская ветвь Y9022 разошлась около 7500 лет назад, задолго по миграции в Европу. Парадоксальным образом, ветвь М2019, доминирующая у якутов, оказывается в более близкой степени родства с европейскими ветвями, чем ветвь В.В. Бунина.
 
Люди из ветви Y9022 в своей миграции не продвинулись западнее бассейна Камы, где впоследствии влились в состав формировавшихся там народов, ныне говорящих на тюркских (чуваши, татары), волжско-финских (марийцы), пермско-финских (удмурты, коми) и угорских (ханты) языках. Первоначальный язык того племени пока остается загадкой.
 
Имеется семейная легенда о происхождении дворянского рода Буниных, в которой упоминается родоначальник, выходец из Великого Княжества Литовского. Однако найденная у В.В. Бунина волго-алтайская ветвь гаплогруппы N вступает в противоречие с этой легендой. Гаплогруппа N широко распространена в Литве, Белоруссии и на Смоленщине, что также входила в состав ВКЛ, но представлена там почти исключительно южно-балтийской ветвью L1025. Ветвь Y9022 пока не была обнаружена ни у одного уроженца этих мест, несмотря на их высокую активность в тестировании ДНК.
 
С другой стороны, Орловская и Воронежская губернии, где жили потомки московского дворянина Якова Савельевича Бунина, находятся не настолько далеко от Поволжья, чтобы сбрасывать со счетов корни рода среди его коренного населения. «Московские дворяне» – это чин служилых людей во времена первых Романовых, а не место рождения или службы. Поэтому предок Буниных мог за всю жизнь ни разу не побывать в столице, но носить этот довольно высокий титул. Якова Савельевича, жившего во время правления Алексея Михайловича, и легендарного предка Буниных Симеона Бунковского (Буниковского) разделяет более двух столетий, от которых не осталось ни одной достоверной записи. Практически единственным способом проверить семейную легенду остается тестирование Y-ДНК среди других ветвей Буниных, а также родственных им семей. Гаплотип В.В. Бунина относится к очень редкой для русских ветви, и он легко узнаваем даже в коротких форматах, что упрощает задачу.
 
В качестве одной из версий возникновения легенды можно предположить нередкую среди дворян практику облагораживания своих не слишком благозвучных или заурядных (с их точки зрения) фамилий. Фамилия Бунин относится к такой категории, поскольку восходит к прозвищу «буня», которым в тамбовских и рязанских говорах (согласно словарю В.И. Даля) называли заносчивого, чванливого человека. Многие фамилии, образованные от диалектных слов, встречаются преимущественно в местностях, где эти слова были в ходу. С большой вероятностью, предки их современных носителей также были уроженцами тех же мест, вне зависимости от сословия и мест, где сейчас живут их потомки.
 
Статистику по Буниным можно получить из самого беспристрастного источника – списков Министерства обороны России о безвозвратных потерях в Великой Отечественной войне. Они охватывают миллионы мужчин 1895-1925 г.р., подавляющее большинство которых родилось в сельской местности. По Буниным на сегодняшний день оцифровано 1859 документов, хранящихся в электронной базе данных «ОБД Мемориал». Для 618 однофамильцев удалось найти места рождения и нанести их на карту.
 

 
Места рождения Буниных из списков безвозвратных потерь в ВОВ согласно сведениям из ОБД Мемориал». Цветом отмечены места наибольшего скопления фамилии.
 
Бунины за 400 лет существования фамилии оказались рассеяны по всей территории Российской Империи и СССР, но около 2/3 из них сконцентрированы в полосе от Курска на западе до Балашова Саратовской области на востоке. Практически все – из крестьян, как можно заключить по документам. Эти места в Черноземье заселялись примерно в то же время, когда жил Яков Савельевич Бунин, получивший за службу землю в Мценском уезде. Либо он сам, либо кто-то из его ближайших предков, очевидно, был в числе тех, кто стал осваивать новые земли, принеся с собой старые прозвища. Исходный регион можно вычислить по диалектологическим данным XVII века, если такие доступны.
 
Если информация о прозвище «буня» из словаря Даля подтвердится, то возможные корни рода Буниных на Рязанщине во многом согласуются с найденной у В.В. Бунина ветвью N1a-Y9022. На тогдашней восточной границе Московского государства происходило смешение русских с коренными народами Поволжья, у которых эта ветвь представлена на значимом уровне. Свой вклад могли внести и татарские воины, охотно нанимавшиеся в XV-XVI веках на русскую службу и полностью обрусевавшие за 2-3 поколения, как предки Тютчевых, Тургеневых или Карамзиных. Чтобы выяснить какой из вариантов ближе к истине, либо предположить другие версии, необходимы дополнительные данные как по классической, так и по ДНК-генеалогии.
 


 
Очень люблю стихотворение Ивана Алексеевича Бунина «Могила в скале», безотносительно, безо всяких привязок к чему бы то ни было люблю. Но в нашем случае, получается, что это стихотворение описывает миг открытия правды о многих тысячах лет существования мужской родовой ниточки Буниных:
 

То было в полдень, в Нубии, на Ниле.
Пробили вход, затеплили огни –
И на полу преддверия, в тени,
На голубом и тонком слое пыли,
Нашли живой и четкий след ступни.
Я, путник, видел это. Я в могиле
Дышал теплом сухих камней. Они
Сокрытое пять тысяч лет хранили.
Был некий день, был некий краткий час,
Прощальный миг, когда в последний раз
Вздохнул здесь тот, кто узкою стопою
В атласный прах вдавил свой узкий след.
Тот миг воскрес. И на пять тысяч лет
Умножил жизнь, мне данную судьбою.
6.VIII.09

 
«И на пять тысяч лет умножил жизнь, мне данную судьбою», – прекрасно сказано! Получается, что к Нилу, Нубии, Египту и пирамидам эта родовая ниточка не имеет отношения, так же, как и к тропическим островам, пирогам и дротикам, так же, как к западноевропейскому средневековому рыцарству не имеет. Она, эта ниточка, тянется в сторону украинных городов у поля Ельца и Мценска от Алтайских гор. И не пять тысяч лет был сокрыт этот живой и чёткий след, а целых восемь, но разве это что-то меняет? Да и пожалуй, что воскрес не один только далёкий миг, когда узкая стопа неведомого нам человека оставила след, а приоткрылась нам целая цепочка людей, сотен людей когда-то живших на земле, чьих имён мы никогда не узнаем, по крайней мере тех, кто жил раньше XV века, цепочка, тянущаяся к нам из далёкого прошлого, цепочка длиной в десятки веков и тысячи километров. Сами по себе эти новые знания, полученные нами – это величайшая поэзия, поэзия науки, которая потягается с любым, самым гениальным сочинительством.
 
В сторону пафос, что мы имеем в сухом остатке? Интерпретация Игоря Львовича Рожанского и карты, составленные им же, указывает на то, что «бунинский субклад» N1a-Y9022 в частности характерен для братского татарского народа, хотя является не самым частым у татар. А вот интересно, предки Ивана Бунина на востоке в Поволжье застали Коран и мусульманство, или пришли на запад, на Русь раньше, чем мусульманство пришло в Поволжье? Если застали, то сюжеты и мотивы из Корана в поэзии И.А. Бунина можно рассматривать, как «бесконечно далёкие воспоминания» и тоску по Прародине. Иван Бунин восточнее Волги в Российской империи не был, хотя путешествовать очень любил. Летом 1914 года он по Волге на пароходе проплыл от Саратова до Ярославля. Именно то путешествие подарило нам потрясающее стихотворение «В Орде», в котором есть такие слова:
 

…Великий был стан за тобой:
Скрипели колеса, верблюды ревели,
Костры, разгораясь, в дыму пламенели
И пыль поднималась багровою тьмой.
Ты. девочка, тихая сердцем и взором,
Ты знала ль в тот вечер, садясь на песок.
Что сонный ребенок, державший твой темный сосок.
Тот самый Могол, о котором
Во веки веков не забудет земля?..

 
Конечно, это сочинительство, проявление поэтического таланта автора, игра его воображения и ничего более. А может, далёкие воспоминания и здесь сыграли свою роль? Может быть, поэт в первые военные дни Российской империи, в последней её войне, страшной войне, аукался через тысячу лет со своим древним предком, когда-то сидевшим неподалёку, может быть у соседнего костра, от тихой девочки с младенцем на руках, которого во век не позабудут на земле? Анна Ахматова называла себя чингизидкой, говорят, правда, безо всяких на то оснований. А если основания имелись? Тогда для Ахматовой, чья прабабка в девичестве носила фамилию Бунина, всё обстояло в таком монгольском стане с кострами и кибитками совсем сложно и запутанно.
 
Вернёмся к интерпретации Игоря Львовича Рожанского. Игорь Львович указывает на то, что ветвь Y9022 оказывается одной из основных генеалогических линий у чувашей, удмуртов, марийцев, коми и хантов. Наше ДНК-генеалогическое открытие по предкам Ивана Бунина обнуляет некоторые его высказывания из книги «Окаянные дни». Например, слова И.А. Бунина о черемисах, чувашах и зырянах, которые чуть не вчера приносили в жертву людей, да и слова о крутом замесе на монгольском атавизме, о кровном слиянии русских с муромой, весью, чудью, и о типе русских людей, якобы появившихся в результате этого слияния – об «удалых разбойниках» и антисоциальных и антигосударственных бродягах, босяках и так далее. Так получается, что все мы немного зыряне и черемисы, и не нужно на чудь и весь антисоциальность вешать. Чудь и весь не более антисоциальны, чем кто бы то ни было другой. Ушедшие с современной этнической сцены чудь, весь, и ныне здравствующие чуваши, удмурты, черемисы они же марийцы, коми, зыряне – получается, что все эти народы с русским народом находятся в кровном родстве. Родственные связи в некоторых случаях не очень близки и не очень тесны, они скорее носят эпизодический характер, но они, эти связи, существуют. И результат Y-хромосомного теста внучатого племянника Ивана Бунина – наглядный пример этих связей. Кстати, монгольское влияние на русский этнос, как выяснила ДНК-генеалогия, отсутствует полностью или выражено в сотых долях процента, и утверждение И.А. Бунина о крутом замесе на монгольском атавизме не имеет под собой никаких оснований.
 
Приведённые слова И.А. Бунина из «Окаянных дней» до сих пор кто-то вспоминает и цитирует, соглашаясь с ними, или даже опираясь на них, выстраивая свои доводы. А эти слова нужно просто обнулить. Результат теста, полученный нами, обнулил уже эти слова, так же как жизнь обнулила, к примеру, призывы гениального писателя и мыслителя Льва Толстого не сопротивляться злу насилием, или же его же высказывания о необходимости отказаться от понятия собственность, так же как научные открытия ещё во времена эпохи Просвещения обнулили утверждения Аристотеля о четырёх первичных элементах.
 
Хочется отметить, что наш результат едва ли не первый результат тестирования на Y-хромосому, который указывает на татарский, или если шире брать, восточный след в происхождении русского дворянства. Общепринятым было мнение, что русские дворянские роды и фамилии, такие как Тургеневы, Державины, Давыдовы и многие другие имеют татарское происхождение. Но ДНК-генеалогия до сегодняшнего дня не имела данных, подтверждающих это. Тестирование потомков рода Буниных совершенно неожиданно дало первое такое подтверждение. Маленький штрих на большом полотне, но важный и интересный, не правда ли?
 
Но что же получается? Что Бунин теперь у нас исключительно алтаец, близкий родственник якутов? Нет, конечно! Мы знаем, что в роду у Ивана Бунина были Чубаровы, Абрамовы, Трухачёвы, Шеншины (те самые, фетовские), Чапкины, а многих и очень многих мы не знаем. Все эти родовые линии в той же степени предки нашего замечательного писателя, что и представители собственно мужской бунинской линии. Но точных данных по этим родовым веточкам Ивана Бунина ДНК-генеалогия получить не может, или же получение такого результата – чрезвычайно сложная задача. Но скорее всего все эти родовые веточки должны подчиняться общей статистике, которая существует по современной Липецкой, Орловской, Тамбовской, Воронежской областям. Согласно этой статистике в чернозёмных областях больше половины мужчин имеют гаплогруппу R1a. И если уж говорить о «бесконечно далёких воспоминаниях», которые фигурируют в произведениях Ивана Алексеевича Бунина, и о божестве наших предков Агни светлокрылом, разъединяющем со тьмой, из этих воспоминаний, то получается, что Иван Алексеевич имел основания описывать эти «бесконечно далёкие воспоминания» – кто-то из Абрамовых, Чубаровых, Трухачёвых или Шеншиных почти наверняка имели гаплогруппу R1a и их далёкие предки вполне могли быть носителями верований, традиций и ценностей, в которых существовал бог огня, подобный богу Агни. Если кто-то из читателей не улавливает связи между гаплогруппой R1a и древнеиндийским божеством, читайте авторскую колонку Анатолия Алексеевича Клёсова на Переформате. И подобные же «воспоминания» о египетских пирамидах имеют право на жизнь, если допустить, что у кого-то из предков писателя проскочила гаплогруппа Е1 или J2, которые не так редки в русском Черноземье. Предки, носители этих гаплогрупп, тысячелетия назад вполне могли видеть только что построенные пирамиды и даже участвовать в их строительстве.
 


 
Герб рода Буниных

А что же у нас по Симеону Бунковскому и по родственным связям с белёвскими Буниными, в том числе с поэтом Василием Жуковским, и с ряжскими Буниными, в том числе с предками географа П.П. Семёнова-Тян-Шанского? Выше я написал, что ДНК-генеалогия позволяет установить бесспорную истину в этом вопросе. Так и есть. Для этого необходимо, чтобы представители прямых мужских ряжской и белёвской линий Буниных протестировались на Y-хромосому. Если, конечно, найдутся такие представители древнего дворянского рода Буниных.
 
Мы знаем и положительные примеры подтверждения генеалогических сведений ДНК-генеалогией, как в случае с потомками Григория Александровича Морхинина Пушки, родившегося в 1375 году, чьи потомки Пушкины и Мусины-Пушкины принадлежат к одной ветке гаплогруппы R1a и, безусловно, являются родственниками. Такая же ситуация и по многочисленным Рюриковичам N1a1, Рюриковичам R1a, Гедиминовичам. Но есть и другие примеры. Потомки Шимона и Африкана Вельяминовы, Воронцовы и Аксаковы – все имеют совершенно разные субклады (веточки) различных гаплогрупп. Да и разделение потомков Рюрика на Рюриковичей N1a1 и на Рюриковичей R1a противоречит генеалогическим сведениям. К слову, не так давно мне попался на глаза автореферат «Род Аксаковых в истории России …» на соискание степени доктора исторических наук. Дата автореферата – 2010 год. В этой работе в разделе выводы утверждается, что родственные связи между Вельяминовыми и Аксаковыми являются несомненными и доказанными. Представляете, а через несколько лет ДНК-генеалогия своими железобетонными данными опровергает эти утверждения, а уважаемый соискатель к тому времени уже стал доктором исторических наук. Именно поэтому у ДНК-генеалогии и имеются недоброжелатели в академической среде – ведь ДНК-генеалогия очень часто развенчивает утверждения и выводы диссертаций и авторефератов на соискание высоких научных степеней.
 
Откуда берутся несоответствия между генеалогическими и ДНК-генеалогическими данными? Вопрос сложный, и ответов на него может иметься достаточно много. Возможно, в некоторых случаях и мифотворчество имело место быть при составлении собственной родословной. На такие факты, кстати, указывает профессор С.Б. Веселовский. Уместной в данном случае будет цитата из повести «Суходол» И.А. Бунина, в которой речь идёт о прошлом старинного русского дворянского рода: «Правда, столбовые мы, Хрущевы, в шестую книгу вписанные, и много было среди наших легендарных предков знатных людей вековой литовской крови да татарских князьков. Но ведь кровь Хрущевых мешалась с кровью дворни и деревни спокон веку. Кто дал жизнь Петру Кириллычу? Разно говорят о том предания. Кто был
родителем Герваськи, убийцы его? С ранних лет мы слышали, что Петр Кириллыч. Откуда истекало столь резкое несходство в характерах отца и дяди? Об этом тоже разно говорят».
 
Разумеется, не нужно воспринимать эту цитату, как летописные сведения о роде Буниных, эта цитата лишь иллюстрирует картину жизни русских дворян вообще, вернее, часть этой сложной картины. Поэтому нужно учитывать вышесказанное и не распространять автоматически полученный результат ДНК-теста на потомков Алексея Николаевича Бунина, отца писателя Ивана Бунина, и на ряжских и на белёвских Буниных. Тем интересней будет получить результат Y-хромосомного тестирования по веткам этих дворянских родов. Бунины, ряжские и белёвские – откликнитесь! Давайте вместе попытаемся разрешить любопытнейшую загадку о вашем далёком предке.
 
И всё-таки предлагаю немного забежать вперёд и пофантазировать. Предположим, что у ряжских Буниных подтвердится гаплогруппа N1a субклад Y9022, такой же, как у Ивана Бунина, тогда касательно Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского рисуется удивительная картина. Что всё-таки этого человека, европейца, впервые исследовавшего и описавшего горы на далёком востоке, совсем рядом с Алтайскими горами, что его потянуло на восток, откуда возник у него интерес к этим горам Тян-Шанским на юго-востоке Средней Азии? А не «бесконечно далёкие воспоминания» ли сыграли тут свою роль?
 
И по Василию Андреевичу Жуковскому тоже заманчиво получить какой-либо результат. В данном случае связать Симеона Бунковского, Ивана Бунина и Василия Жуковского, и неоспоримо доказать их родственные связи не является самоцелью. Василий Андреевич, кроме того, что он был замечательным поэтом, реформатором русской поэзии, он без преувеличения был и остаётся творцом судеб миллионов простых русских людей. Ибо именно он был учителем и наставником будущего царя-освободителя Александра II, отменившего крепостное право, и видимо, В.А. Жуковский всё-таки повлиял на мировоззрение юного царевича, не мог не повлиять.
 
Совершенно неважно, какой результат может быть получен у ряжских и белёвских Буниных. Любой результат окажется интересным, любые новые сведения пойдут в копилку знаний о прошлом нашей страны и нашего народа.
 
А имеется ли какой-нибудь плохой нежелательный вариант развития событий? Имеется, и только один единственный. Это вариант, при котором неприкрытая пещерная русофобия, или, что гораздо страшнее и печальней, громкоголосое невежество своими дикими воплями отпугнёт, отшатнёт широкие массы от изучения своих собственных корней, мотивируя это некой мифической угрозой, исходящей от тех, кто хочет нас «посчитать». Совсем как в мультфильме о козлёнке, который умел считать до десяти!
 
— Мы без этого жили испокон веков, а тут вдруг кто-то нас считать вздумал. А давайте его побьём.
 
О невежестве и о мифических угрозах в «Окаянных днях» Ивана Бунина есть забавный эпизод:
 
«Октябрь того же года. Пошли плакаты, митинги, призывы: — Граждане! Товарищи! Осуществляйте свой великий долг перед Учредительным Собранием, заветной мечтой вашей, державным хозяином земли русской! Все голосуйте за список номер третий! Мужики, слушавшие эти призывы в городе, говорят дома: — Ну и пес! Долги, кричит, за вами есть великие! Голосить, говорит, все будете, всё, значит, ваше имущество опишу перед Учредительным Собранием. А кому мы должны?».
 
В общем, нет никаких нежелательных исходов и результатов в ДНК-генеалогии. И подтверждение известных генеалогических данных, и опровержение их, и любые самые неожиданные открытия, к примеру, по династии Романовых, по невинно убиенным царевичам, по древним пруссам и скифам, любые новые сведения о народах, населяющих Россию, возможное палео-тестирование останков Ярослава Мудрого и Ильи Муромца, всё это будет положительным исходом и результатом, всё пойдёт в копилку, всё будет во благо, всё это ляжет новыми штрихами на огромном полотне исторического прошлого нашего и других народов, таким, каким это историческое прошлое было на самом деле.
 
Низкий поклон за помощь и содействие Владимиру Владимировичу Бунину, Татьяне Арсеньевне Родионовой, Светлане Станиславовне Ивановой, Сергею Николаевичу Морозову.
 
Рыльщиков Илья Валерьевич,
член Академии ДНК-генеалогии
 
Перейти к авторской колонке
 
Рожанский Игорь Львович,
кандидат химических наук, член Академии ДНК-генеалогии
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Подписывайтесь на Переформат:
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Наши друзья