Данная статья является началом нового проекта Академии ДНК-генеалогии, который будет освещаться на Переформате – проекта «ДНК-тесты замечательных людей». Строго говоря, тестирование замечательных людей России московской ДНК-лабораторией проводится не в первый раз. Летом 2016 года был сделан Y-хромосомный тест выдающемуся художнику Илье Сергеевичу Глазунову, к сожалению, не так давно ушедшему от нас. Также стоит вспомнить статью профессора Анатолия Алексеевича Клёсова «Дети боярские, или История одного русского рода», опубликованную на Переформате, в которой речь идёт и об истории России, и о вплетении в общую историю большой страны истории одного рода, и о результате Y-хромосомного анализа автора. Именно такой концептуальный подход нас интересует, именно в этом направлении мы хотим двигаться и провести несколько исследований. И, надеюсь, удачной иллюстрацией связей «одного русского рода» (на самом деле не обязательно русского) с историей своей страны и с событиями, происходившими на родной земле в доисторические времена, могут стать работы по ДНК-тестированию замечательных людей.
 

 
О чём вообще идёт речь? Если кто-то не знает, Y-хромосома от отца к сыну по прямой мужской линии копируется практически без изменений, вернее, с минимальными изменениями. И благодаря такому копированию Y-хромосомы можно получить информацию о прямой мужской генеалогической линии человека, отследить родственные связи между людьми и группами людей, осветить тысячелетия человеческой истории, скрытые во тьме. Подробно об основных положениях ДНК-генеалогии, что в её положениях из чего с научной точки зрения следует и вытекает, вы можете узнать из курса лекций профессора А.А. Клёсова. Стоит подчеркнуть, что открытия, сделанные учёными в ХХ-ХХI вв., дают нам в руки инструмент, подобный волшебному клубку из русских народных сказок, который позволяет путешествовать в прошлое и приоткрывать завесу тайн о происхождении рода отдельного человека. Если сложить приоткрытые благодаря ДНК-тестированию тайны происхождения различных людей определённой местности, региона или целой страны, и полученные результаты попытаться связать с известными научными данными историческими, археологическими, лингвистическими, знаниями в области топонимики, можно с достаточно высокой точностью сделать определённые выводы о происхождении этносов и народностей, проживающих на определённой территории сегодня. То есть по сути ДНК-генеалогия даёт возможность измерительным инструментом, подобным спектрометру для металлов, или счётчику Гейгера, измерить слова древней летописи, или диссертацию об археологическом открытии. Ну хорошо, не измерить, – по-новому взглянуть на эти данные.
 

На самом деле волшебных клубка два. Прямая женская линия тоже отслеживается, точно так же, как прямая мужская, благодаря митохондриальной ДНК (мтДНК). У читателя может возникнуть ощущение, что мы пренебрегаем множеством других генеалогических линий. Нет, не пренебрегаем. Непрямые линии любого человека отражены в Y-хромосомах и мтДНК двоюродных, троюродных, пятиюродных и так далее родственников этого человека. Позже проиллюстрирую это на интересных примерах. Этих родов достаточно много, сначала их количество увеличивается с каждым поколением в геометрической прогрессии, достаточно быстро прогрессия нарушается, а с определённого момента количество родов начинает уменьшаться. Ниже попытаюсь раскрыть и этот тезис. Но документом, родовым паспортом с объективными научными данными, прописанными в этом паспорте, для любого человека является только его собственная Y-хромосома и мтДНК. То есть это объективные данные, с которыми может работать наука.
 
На сегодняшний день в различных лабораториях, находящихся в разных странах мира, жителями России самых разных национальностей сделано уже несколько тысяч ДНК-тестов. Складывается определённая картина принадлежности людей разных национальностей и разных регионов к различным родам. Казалось бы, несколько тысяч из 150 млн. человек, это очень мало. Но, как писал А.А. Клёсов, чтобы узнать химический состав вещества или степень солёности моря, не обязательно анализировать каждую молекулу вещества или каждую каплю моря, достаточно взять пробу – каплю или несколько капель из моря. Результаты тестов ныне живущих людей, а также результаты тестирования ископаемых ДНК останков из различных археологических культур, уже рисуют определённую картину происхождения русского народа, как и любого другого народа. И вал новых данных будет давать нам и важнейшие открытия, и новые штрихи и оттенки, полутона и нюансы на уже сложившейся сейчас исторической территориальной и хронологической карте, отображающей происхождение общностей и групп людей. Безусловно, со временем протестированных людей будет больше, а историко-хронологическая картина происхождения народностей и этносов чётче и детальнее. Своим проектом «ДНК-тесты замечательных людей» мы на нескольких примерах хотим показать, как знания о прошлом отдельных родовых линий, распутанные волшебные клубки отдельных человеческих родов, дают нам детали изображения прошлого всего нашего народа. Как и любого другого народа и народности.
 
Наш проект мы начали с Y-хромосомного анализа едва ли не самого читаемого современного писателя России – Захара Прилепина. Почему мне интересен и симпатичен Захар Прилепин я писал во вступительной части статьи «Однодворцы Прилепины». Повторюсь, Захар – это большой художник, мастер слова, и ещё он воин русского мира, он защитник моих интересов, как и интересов миллионов моих соотечественников.
 

 
Помните путешествие по венам главного героя романа «Обитель»? «Артём спал, зажмурившись изо всех сил, и во сне словно бы летел на узкой лодке по стремительной и горячей реке своей собственной крови – и течение этой крови уводило его всё дальше во времена, где на одном повороте реки тянули изо всех сил тетиву, но перетягивали ровно на волосок – и стрела падала за спиной его праотца, а на другом повороте – стреляли из пушек, но во всякое ядро упирался встречный ветер, и оно пролетало на одну ладонь мимо виска его прадеда…». У нас с вами, уважаемый читатель, есть возможность по-настоящему совершить такое путешествие «по реке крови». Я совершил его, хочу и с вами поделиться впечатлениями. Вникайте, это увлекательно.
 
Итак, в середине осени 2017 года я договорился с Захаром об его Y-хромосомном тестировании в Московской лаборатории ДНК-генеалогии. В октябре мы встречались для отбора проб, в ноябре был получен результат тестирования.
 

 
Тест Захара Прилепина дал достаточно распространённый для русских людей результат, гаплогруппу N1a1. На карте с процентным соотношением всех распространённых гаплогрупп на территории Европы, составленной Игорем Львовичем Рожанским, N1a обозначена зелёным цветом, ссылка.
 

 
Тест позволил выяснить, что Захар Прилепин по прямой мужской линии относится к группе, которую иногда называют финно-угорской. Хотя какая она финно-угорская, если такой результат Y-хромосомного анализа типичен для большого количества китайцев и вьетнамцев, он распространен у якутов, чукчей, уральских, поволжских народов, русских, белорусов, прибалтов и единицы процентов от всех имеющих гаплогруппу N – это финны.
 
По результату теста возникли некоторые сомнения, относится ли полученный результат к карельской ветке N1а1 > M178 > L708 > L1026 > VL29 > CTS9976 > L1022 или же к южно-балтийской ветке N1а1 > M178 > L708 > L1026 > VL29 > L550. Общий предок всех людей, относящихся к этим двум субкладам (веточкам), жил приблизительно 4500 лет назад. На рисунке ниже предполагаемые искомые субклады (веточки) подчёркнуты красным.
 

 
Субклад L1022 больше распространен на Русском севере и в Финляндии, L550 и нижестоящие от него субклады распространены в Центральной России и в Прибалтике. В 95%, да даже в 99% случаев 18-ти маркерный, а уж тем более 27-ти маркерный тест московской лаборатории даёт однозначный результат. К примеру, мой результат плотно встраивается в ветку, на которой «сидит» десяток поляков, живущих даже в одном конкретном регионе в восточной Польше, у меня с ними разница в одну мутацию. Админ группы «ДНК-генеалогия как историческая наука» «сидит» на такой же густой ветке с дюжиной своих далёких братьев, русских и белорусов, у него кстати тоже группа N1a1.
 
А результат Захара Прилепина достаточно удалён от густых веток. Его результат, как былинка на вспаханном поле – результатов с полным совпадением по маркерам, с одной или с двумя мутациями по сравнению с тестом Захара пока просто не существует. Итак, случилось исключительно редкое событие – по 18-ти маркерному тесту Захара Прилепина, сделанному в Московской лаборатории ДНК-генеалогии, был получен результат, который допускает двоякое истолкование. Такая ситуация неизбежно должна была бы привести к нападкам недоброжелателей. Но не это главное. Важно то, что в окружении А.А. Клёсова принято искать истину. По поводу 18-ти маркерного теста Захара Прилепина был проведён небольшой консилиум в очень демократичной атмосфере. По итогу консилиума решено было прислушаться к доводам рядового члена Академии ДНК-генеалогии, и было принято решение продолжить исследования, чтобы приблизиться к истине.
 
Честно скажу, меня сразу привлек тот факт, что результат Захара находится в трёх мутациях (различиях в значении) от потомка Рюрика Пузыны и в четырёх мутациях от потомка Рюрика Татищева.
 

 
По расчётам на калькуляторе Килина-Клёсова время жизни общего предка Пузыны и Прилепина относится уже к новой эре или к нулевой отметке, к Христовым временам. И хотя Анатолий Алексеевич Клёсов настаивал на том, что это, скорее всего, мнимая близость, мне очень хотелось проверить так ли это. Согласитесь, было бы символично и воистину прекрасно, если бы автор книги «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы» вдруг узнал, что он может, мысленно обращаясь к Пушкину, Чаадаеву и Вяземскому, а ещё ко всем Толстым, к историку Татищеву, к Дмитрию Донскому, к Александру Невскому, к Ярославу Мудрому и ещё много к кому, произнести например следующую фразу: «ну что братья, принимайте в свои объятья – во времена Иисуса Христа, или быть может Аристотеля, или Юлия Цезаря жил наш общий предок». Каждый исследователь хочет получить красивый результат своего исследования, тем более в первой такой своей работе. Скажу сразу, А.А. Клёсов был прав, я ошибался – близость оказалась мнимой. Но об этом мы узнали уже в начале 2018 года.
 
Следующий шаг, который мы сделали, мы договорились с Захаром о повторном тесте, и в одной немецкой лаборатории сделали тест на снипы, то есть на подтверждение или неподтверждение принадлежности Y-хромосомы тестируемого к тому или другому снипу (той или другой ветке). Московская лаборатория ДНК-генеалогии планирует в обозримом будущем расширить линейку услуг и включить в неё тесты на глубокие снипы. Но это в будущем. Достаточно быстро выяснилось, что результат Захара не пошёл в сторону карельской ветки. Снипы CTS9976 и соответственно нижестоящий L1022 дали отрицательный результат. А ведь получение положительного результата по карельской ветке тоже было бы замечательным событием. Помните, в «Обители» как описывается природа приполярного сурового края? Северное небо, которое впитывает в себя все земные запахи, кружит голову, как будто ты постоянно находишься в центре детской юлы или волчка, небо, в которое «можно как в колокол бить». А ведь подтвердись у Захара гаплогруппа N1a1 субклад L1022, можно было бы сказать, что этот волчок, раскручивающий разноцветные облака, кружил голову не одному десятку предков Захара, ведь субклад L1022 характерен для северных русских – вологодцев, архангелогородцев, для жителей Карельского полуострова, от которого и до Соловков рукой подать. Опять-таки, наверняка наметились бы родственные связи с русскими северянами, с вологодцами Сашей Башлачёвым, например, или с Николаем Рубцовым. Если помните, мы в своей статье «Однодворцы Прилепины» пишем, что предки Захара по прямой мужской были при Алексее Тишайшем монастырскими крестьянами то ли Чудова, то ли Новоспасского монастыря. Ну так у этих монастырей земли были и в северных краях в том числе. Напрашивался бы вывод, откуда именно прибыли в начале XVII века эти монастырские крестьяне в село Каликина Поляна, вошедшее в последствии в Белгородскую засечную черту. Смело можно было бы предполагать, что из северной России прибыли. Но и с этим не сложилось, не срослось. Ветка L1022 не подтвердилась. К чему я веду: варианты с ветками (с субкладами) гаплогруппы N1a1 у нас были, но чего бы мы ни выяснили в конечном счете, к какому бы результату мы ни пришли бы в конце концов – непременно мы должны были получить прекрасный, очень интересный результат. И так случается в ходе любого исследования, ДНК-тестирования. Так, в конце концов, оказалось и в нашем конкретном случае.
 
На самом деле интрига жила до самого конца исследования в немецкой лаборатории, пока мы получали промежуточные результаты. Предпоследнее письмо гласило следующее:
 
Quick results summary:
L395 A+
CTS6904 G+
N1a-VL29 Panel processing
Y5004 T-
L550 T+
M2783 A-
L1025 G-
Y4342 processing
FGC14542 G-
Y7795 G-
Y4340 A-
CTS337 A-
S9378 G-
Y9455 processing
 
То есть в процессе тестирования остаются только две ветки, одна из них, грубо говоря, это поворот к Рюриковичам, который мог указывать на общего предка, жившего 2500-3000 лет назад. По маркерам тест Захара от Y9455 очень далёк, а к Y4342 (поворот к Рюриковичам) – наиболее близок. Намечался интересный результат. Но в следующем, последнем своём письме представитель лаборатории сообщил, что Y4342 – и Y9455 – тоже. Иначе говоря, по этим двум снипам оказались минусы, негативный результат.
 
Получается, что собственная тоненькая веточка Захара Прилепина отошла от общего ствола где-то около 3000 лет назад или, быть может, чуть раньше, и из всех 6-7 тыс. протестированных россиян Захар один-единственный имеет этот снип (эту веточку), а например на ветке L1025 «сидит» не одна сотня человек, чуть не полтысячи. Если пересчитать на всё население России, то получится, что даже не один миллион человек происходит от одного единственного предка, который жил чуть больше 3 тыс. лет назад, который стал прародителем ветки L1025. А он, прародитель L1025, с многомиллионным сегодняшним потомством, он ведь был какой-нибудь пятиюродный или двадцатиюродный брат своего почти современника, а с нашей далёкой и высокой колокольни, самым что ни на есть современником прямого предка Захара Прилепина. Вот такие чудеса. Вот такая неравномерность. По большому счёту нельзя сказать, что мы открыли новый снип, который на сегодняшний день является положительным только для одного человека, для Захара Прилепина. Снип должны характеризовать определённые соотношения и последовательности связей молекул (нуклеотидов) в Y-хромосоме (тимина, гуанина, аденина и др.). Мы не знаем, какое именно соотношение и архитектура молекул характеризует именно этот снип, мы не ставили себе задачу узнать химию снипа Захара Прилепина, мы знаем что такая веточка существует, мы знаем, что от узла L550 на рисунке (справа внизу), кроме имеющихся семи веток и веточек должна отходить ещё как минимум одна. Вот на ней то и «сидит» Захар Прилепин и его кровные родственники по прямой мужской, например, другие Прилепины родом из села Каликина.
 


Чем замечателен результат нашего исследования? А тем, что цитата из романа «Обитель» о стреле, которая падала за спиной праотца, и о ядре, которое упиралось во встречный ветер, удивительно точно характеризует события, происходившие с родом самого писателя. За 120-150 поколений его родовая веточка едва не погибла, едва не пресеклась, истончала до волоска. Стрелы неприятеля, огонь, мор, болезни уничтожали её и угрожали ей. Может быть не один десяток раз над этой родовой веточкой нависала угроза гибели, полного исчезновения, а она всё-таки выжила, и с Екатерининских времён, со времён славных военных побед Суворова, мы знаем, что она начала потихоньку разрастаться и крепнуть. Эх, не могу удержаться, цитирую Прилепина: «Артём забрался с головой куда-то в глубину, в нору, в собственное тепло, в детство, в материнскую утробу, в отцовский живот, в далёкое и надёжное, как земля, сердцебиение и смутноразличимое полузвериное бормотание прародителей, донёсших его суматошную, смешную жизнь из лесных, меж чудью и мордвой, дебрей, из-под печенежского копыта, половецкого окрика, из путанных перепутий меж Новгородом, Киевом, Суздалем, Рязанью и Тьмутараканью, из-под татарского меткого глаза, смуты и чумной заразы, стенькоразинских пожаров, через год на третий неурожаев, из-под копыт опричнины, петровской рекрутчины, туретчины, неметчины, кабацкой поножовщины, бабьего бесплодья, засухи и половодья, водяного, лешего, конного, пешего, порки на конюшне, соседской злобы, любого из его рода, застрявшего по пути на Божий свет посреди утробы, – донёсших вот сюда, на Соловецкий остров». Мой инструмент настроен тем же камертоном, что и инструмент Захара – я знаю эту сокровенную мелодию, она и ко мне приходила не один раз, я только на нотный стан её не мог записать, не получалось.
 
Не исключено, что со временем найдутся люди, родственники Прилепиных из Каликина, которые имеют тот же самый снип, что и у Захара. Но их должно быть не очень много. Всё-таки всего несколько тысяч протестированных на 150 миллионов населения позволяют делать какие-то обобщения – какие-то снипы (ветки) дали «богатый урожай», густо разрослись, а какие-то тянутся к нам тоненькой ниточкой.
 
Как связать нам эту ниточку с известными фактами из прошлого нашей земли, родного края? В студенческих учебниках, в научной и научно-популярной литературе на протяжении всего ХХ века утверждалось, что Дьяковская и Городецкая археологические культуры являются культурами финно-угорских племён. Надо сказать, что учёные, которые открывали городища этих культур, профессора и академики, они со множеством оговорок и с большой осторожностью проводили какие-то параллели и указывали на взаимосвязь этих культур с современными финно-угорскими, с лингвистической точки зрения, народами. В настоящее время появляется возможность установить связь вышеуказанных культур с уральским по происхождению субкладом N1a1 гаплогруппы N. Тестирование палео-ДНК в археологических культурах, существовавших на Русской равнине ещё раньше, 4-6 тыс. лет назад, не позволило обнаружить присутствия субклада N1a1, в частности, в культуре ямочно-гребенчатой керамики и в культуре шнуровой керамики. N1a1 там нет, по крайней мере, не обнаружено. Немногочисленные останки людей из Дьяковской и Городецких культур ещё не тестировались. Рано или поздно они будут протестированы. Сейчас можно только гадать, какой результат будет получен – как говорится, вскрытие покажет.
 
Но предполагать можно, что 1500-2500 лет назад в определённом соотношении с субкладами гаплогруппы R1a, N1a1 в вышеуказанных культурах уже присутствовали – в это время N1a1 уже были на территории Русской равнины. Значит рано или поздно их присутствие будет обнаружено. Когда присутствие будет обнаружено, тогда можно будет со 100% уверенностью сказать – здесь, в этих культурах, мы находим безусловное присутствие предков огромного количества ныне живущих русских людей группы N1a1, в том числе и Захара Прилепина. А пока что можно только предполагать, что в Дьяковской или в Городецкой культуре предки Захара Прилепина присутствовали, хотя бы по той причине, что они где-то должны были жить и присутствовать. Доминировали ли в вышеуказанных культурах N1a1 или субклады R1a, не берусь судить – со временем это будет обязательно определено. Возможно, уже в вышеуказанных культурах N1a1 и субклады R1a образовывали мирно сосуществующие или уже слившиеся, неразделимые родовые союзы. В любом случае, родовая ниточка, которую мы изучаем, она тянется именно оттуда, из археологических культур Русской равнины железного века.
 
Совсем недалеко от меня, от моего места жительства имеются Дьяковские памятники, которые позже были связаны ещё и с вятичами. И Коломенское, и Московский Кремль непосредственно связаны с Дьяковской археологической культурой. В десяти минутах езды на машине от моего дома находится знаменитый Боровский курган – его также связывают и с Дьяковской культурой, и с более поздними вятичами.
 

 
Зимой я не люблю там бывать – зимой его оккупируют сноубордисты и лыжники. В тёплое время года там безлюдно – тулова сноубордистов самолёты уносят в тьфу…, в птфу…, в как его, в Пхукет и ещё куда-то. Когда на Боровском кургане нет адреналинового мельтешения, там хорошо – там время кажется спрессованным. Наши предки жили в тех же местах, где и мы живём, на нашей родной земле, жили общинно-родовым строем – на десятках тысяч квадратных километров какие-нибудь крохотные тысяча или несколько тысяч человек. Американский поэт Генри Лонгфелло писал в своей поэме «Песнь о Гайавате» о живущих первобытно-общинным строем индейцах (перевод И.А. Бунина):
 

Посмотри, как быстро в жизни
Всё забвенье поглощает!
Блекнут славные преданья,
Блекнут подвиги героев;
Гибнут знанья и искусство
Мудрых Мидов и Вэбинов,
Гибнут дивные виденья,
Грезы вещих Джосакидов!
 
Память о великих людях
Умирает вместе с ними;
Мудрость наших дней исчезнет,
Не достигнет до потомства,
К поколеньям, что сокрыты
В тьме таинственной, великой
Дней безгласных, дней грядущих.
 
На гробницах наших предков
Нет ни знаков, ни рисунков.
Кто в могилах, – мы не знаем,
Знаем только – наши предки;
Но какой их род иль племя,
Но какой их древний тотем –
Бобр, Орел, Медведь, – не знаем;
Знаем только: «это предки».

 
Мы о своих почти ничего не знаем, и по правде сказать, очень мало интересуемся ими. И не только археологическими культурами железного века, своей культурой в широком смысле мы интересуемся очень мало, и ценим её непростительно низко. Вот факт, маленький штрих – три года назад племянница друга поступала в МГУ на филологический факультет. Поступила. Ну так вот, конкурс на «Западноевропейскую литературу» был в два или в три раза выше, чем на «Русскую литературу», и тех, кто не проходил по конкурсу на западную, вполне проходил на свою родную. То есть до Стивенсона и Гёте человек ещё не дорос, так пусть хотя бы Толстым займётся, и Достоевским ещё можно до кучи. Низко кланяюсь Шиллеру и Шекспиру, но Чехов с Пушкиным и с Толстым для меня не только роднее, но и несоизмеримо значимее и масштабнее. А вот это дикое кратное превышение желающих изучать чужую литературу в вузе номер один своей страны, впечатляет и о многом говорит. Нас интересует и привлекает буквально всё: и ацтекский Теночтитлан, и сказки «1001 ночи», и рыцарские турниры, со всеми вытекающими поисками Грааля, а вот в своей собственной истории, в прошлом своей родной земли мы ничего интересного не видим. То, что мы распахнуты для чужого, открыты к иноземному – это хорошо, но своё-то тоже не следует забывать, своим-то прошлым тоже надлежит интересоваться. А мы равнодушно и пренебрежительно относимся к своему. И именно поэтому у нас можно легко отнять наше прошлое – оно же лежит бесхозное, безнадзорное, никому не нужное.
 
Ещё один маленький штрих, как иллюстрация к вышесказанному. Минувшим летом я посетил краеведческий музей в небольшом городе в Центре европейской части России. В том музее демонстрировались замечательные экспонаты – металлические украшения, гончарные изделия, предметы быта. Сотрудники музея мне что-то рассказывали. Интересно было слушать. В какой-то момент я остановился перед картой культур железного века и как бы про себя сказал, что это карта прошлого нашего народа. А мне говорят – нет, дьяковцы – это финны, мощинцы – это балты, а наши предки пришли в VII веке с Дуная. Я говорю в ответ, что у русских 15% уральской гаплогруппы N, значит, дьяковцы вполне могут быть нашими предками. Мне ответили, что дьяковцы были предками муромы и мери, которые потом вымерли. Я спросил про мощинцев, мне сказали, что это предки литовцев и голяди, последняя вымерла. Вот голяди разрешено быть наследниками археологических культур балтов, а русским запрещено. Я начал про субклады и гаплогруппы, меня попросили прекратить нести «ересь и мракобесные идеи». Вполне себе русские люди, образованные, между прочим, почти с ненавистью смотрели на меня и ничего не хотели слушать, о том, что их предки могли жить ранее чем 1500 лет назад на той же самой земле, где они сейчас сами живут. Хотя, повторюсь, у академиков и профессоров в трудах по открытию вышеуказанных археологических культур нет такой категоричности, они лишь осторожно предполагают, каким образом какие-либо народы с какими-либо археологическими культурами могли быть связаны.
 
Получается интересная картина. Я лично знаком с пятью людьми, кто имеет родовую Y-хромосомную линию N1a1 и ещё с несколькими сотнями, почти с тысячей, у кого обнаружена N1a1, я не знаком. Они, потомки представителей различных сословий, считают себя русскими, ничуть не сомневаются в своей русскости. Их корни тянутся, предположим, из Дьяковской культуры, а нам говорят, что это культура только муромы и мери, а в другом случае голяди. А в третьем случае нам без оснований и доказательств говорят про присутствие скандинавского «субстрата». Получается, у людей с N1a1 в Y-хромосоме пытаются отнять прошлое и передать его сегодня несуществующей муроме, по сути пытаются отрезать нам родовые корни. Я считаю, что формулировать нужно предельно чётко: предков сегодняшнего русского человека с выявленными мужскими и женскими хромосомными линиями, выходящими из определённых археологических культур прошлого, нужно называть безо всяких «но» и «если», без всяких оговорок – предками русских людей. Это касается и балтских археологических культур железного века. На субкладах (веточках), образовавшихся плюс-минус 3000 лет назад нижестоящих от R1a Z280 CTS1211 или R1a Z280 Z92, например R-Z280: CTS1211+ Y35+ CTS3402+ YP237+ и несколько веток нижестоящих от неё спокойно себе сидят русские с литовцами вперемешку в достаточно равных количествах. У генетика из Института общей генетики О.П. Балановского, утверждающего, что: «распространяясь по Европе (1300-1400 лет назад – прим. автора), славяне интенсивно включали в свой состав местные популяции, которые жили на данных территориях в дославянские времена. Славяне приносили с собой язык и впитывали генофонд местных популяций», хочется спросить – А вам не кажется, что по вашей логике 15% или 20% дунайских славян середины первого тысячелетия нашей эры ассимилировали 80% населения из «местных популяций», живших на данных территориях в дославянские времена? Или же хочется получить конкретный ответ у Балановского и иже с ним, какие конкретно субклады, каких гаплогрупп и на каких основаниях можно считать пришедшими с Дуная в середине первого тысячелетия нашей эры. Как тут не вспомнить М.В. Ломоносова, который яростно отстаивал гипотезу, гласящую, что предки русских гораздо дольше чем 1000 и 1500 лет живут на Русской равнине. Я думаю, Михайло Васильевич Ломоносов с Балановским по привнесённым языкам тоже спорил бы яростно. Ещё мне очень хочется спросить у О.П. Балановского, на чём основано его утверждение, что: «балтские популяции близки к волжской группе финно-угорских народов (особенно к мордве)». Про близость литовцев с русскими в данном утверждении ничего не сказано, зато ниже следует замечательный вывод: «это может отражать исторические события – в древности ареал балто-язычных популяций простирался далеко на восток и почти доходил до нынешнего ареала мордвы». То есть литовцы с мордвой у него близки, а неблизкие русские между ними вклинились. Очень хочется обоснования сказанного, доказанности хочется. Изучение Y-хромосомных снипов не подтверждает подобных утверждений. И балты, и восточные славяне, и мордва выходят из родовых Y-хромосомных веточек с общими предками, жившими 3-4 тыс. лет назад.
 
Мной сейчас затронута отдельная большая тема, которая много раз обсуждена уже в статьях А.А. Клёсова, и я думаю у меня, в моём проекте появится позже хороший повод порассуждать на эту тему и раскрыть её, но сейчас я её коснулся только по той причине, что субклады N1a1, I1, некоторые субклады R1a, выявленные у ныне живущих русских людей при тестировании, субклады, которые одновременно являются наиболее распространёнными и для русских с белорусами и с украинцами, и для литовцев с латышами, да и для мордовских эрзя, для современных русских эти субклады не являются наследием «местных популяций», «ассимилированных славянами» – эти субклады указывают на предков ныне живущих русских людей. Как и автохтоны Русской равнины, точно так же предками современных русских являются и переселенцы с Дуная начала нашей эры, и точно в той же степени. И те, и другие являются предками русских без каких-либо приоритетов.
 
Удивительно точное и очень символичное описание многовекового и даже длящегося несколько тысячелетий мирного добрососедского общежития племён и родовых союзов – предков русских, имеется в русской народной сказке «Теремок». – Ты кто? – Я N1a1. – А, ну иди к нам, давай вместе жить. – А вы кто? – Мы союз I2a и R1a L260. – И вы заходите, мы всем рады, всем места хватит. И даже если обстоятельства непреодолимой силы, стихия какая-нибудь, разрушали теремок, жители дружно отстраивали его, выходило лучше прежнего. Может быть, эта сказка была вовсе не для малышей сказка, а кодексом и законом правильного сосуществования в первобытном обществе?
 
Ещё один важный момент не хочу упустить. Во вступительной части к данной статье я указал на то, что мы не пренебрегаем непрямыми родовыми ветками человека. Хочу проиллюстрировать это на примере родовых деревьев столпов нашей культуры. Не имеем мы отношения к широкогеномным исследованиям, но если посмотреть на родовые деревья, например, А.С. Пушкина, Л.Н. Толстого и П.Я. Чаадаева, то можно запросто прикинуть какие Y-хромосомные гаплогруппы были у их предков помимо их прямых мужских линий. У предков каждого из перечисленных были следующие линии: R1a Z280, R1a L260, N1a1 Y4339, N1a1 L551, R1b (у предков А.С. Пушкина Вильяминовых). У Л.Н. Толстого, как и у всех Толстых, ещё и I1; у П.Я. Чаадаева в роду были Толстые, значит, и у него имелся I1. Собственно, в приведённом примере одной большой гаплогруппы, распространённой у русских, не хватает – I2a, а так полный набор гаплогрупп, распространённых у всех русских людей. Я очень сильно утрирую и упрощаю, но выходит, что у меня имеется «широкогеномный» взгляд и подход. Какие гаплогруппы наиболее распространены в определённом регионе, такие и присутствовали у предков по непрямым линиям любого человека. Мы рассматриваем Центрально-Чернозёмный регион России, если сужать круг – Липецкую область, дальше сужать – Добренский район Липецкой области.
 
Гаплогруппы и субклады и Y-хромосомные и мтДНК, распространённые именно в этих географических регионах, были характерны и для предков Захара Прилепина. Тут можно Рязанскую область вспомнить – родину его мамы, но я сейчас не о конкретике, а о подходе. Пусть он выглядит слегка упрощённым и оценочным – мой подход, но так может показаться только на первый взгляд. Это мы на сегодняшний день по Добренскому району имеем, может быть, человек пять, кто тестировался на Y-хромосому, а в Ирландии, например, сотня тысяч человек уже сделали тесты и на Y-хромосому, и на мтДНК, и не только в Ирландии, есть другие страны с очень высокими показателями. И такое большое количество протестированных даёт очень чёткие региональные кусты, несколько кустов, каждый из которых показывает предка, жившего относительно недавно, в нашей эре, например, а во множестве случаев всего лишь несколько сотен лет назад. Сегодня график, позволяющий оценочно составить картину предков Захара Прилепина по непрямым Y-хромосомным линиям выглядит так:
 


Это график, отражающий весь Центрально-Чернозёмный регион России. Но думаю, что через несколько лет, может быть, через десятилетие увеличится количество протестированных по Добренскому району и даже по селу Каликино, и подобный график по указанному району и селу можно будет построить, исходя из десятков и даже сотен протестированных. В таком случае мы будем иметь вполне объективные и презентабельные данные. Повторяю, по ирландцам, да и по полякам со шведами подобные графики по отдельным небольшим городкам можно строить уже сегодня. Скептик может возразить, что такой график отразит только последние несколько сотен лет жизни конкретного района или села. Всё правильно. Для с. Каликино это так и есть, для Каликино это четыреста лет. Четыреста лет – это не мало, и уже неплохо. А для значительного количества ярославских, вологодских и других северных сёл и городков подобный график отразит уже тысячелетнюю (на самом деле ещё более продолжительную) родовую историю определённой местности. А тысяча лет – это, как ни как, возраст российской государственности. Зачем ещё больше-то? Это очень хорошо, что имеется возможность рассматривать и оценивать такой продолжительный временной отрезок. А сколько там во мне процентов неандертальца и денисовца меня совершенно не интересует, и я ума не приложу, кого и с какой целью это может интересовать.
 
Интересно, какое богатство и разнообразие покажет такой график по определённому селу. Моё мнение – небольшое разнообразие. Почему? Потому что половина жителей каждого русского села однофамильцы, или же во всём селе распространены 3-4, реже 5-7 фамилий. Мой друг-краевед из Липецкой области говорит про своих односельчан, что все они друг другу приходятся родственниками. Мало того, что половина села носит одну фамилию, они себе жен берут из соседней деревни, а ту деревню основали выходцы их родного села в начале ХХ века – говорит друг. Или берут жену из другой соседней деревни, но ту деревню тоже основали выходцы из их же села в конце XIX века. Отличной иллюстрацией сказанного мной являются результаты Y-хромосомного тестирования якутов. 70% якутов имеют гаплогруппу N1a, и все якуты N1a являются потомками одного единственного предка-мужчины, жившего 1300 лет назад. У 70% финнов N1a1 имеется несколько подобных молодых кустов. Большинство балканских I2a тоже друг другу являются очень близкими кровными родственниками по прямой мужской линии. По прямой женской линии во множестве случаев наблюдается в принципе похожая картина. Так что, если вы на картинке видели родовую птицу с перьями-предками, количество которых увеличивается в геометрической прогрессии с каждым поколением, то не верьте увиденному. До четвёртого-пятого колена птица отражает действительность, а потом все её перышки начинают переплетаться и соединяться.
 
В связи с этим отмечу, что у Захара Прилепина в одном из его произведений подмечено, что жители маленького городка были похожи друг на друга, как родные братья и сёстры, в отличие от столичных жителей. И иллюстрируя вышесказанное про птицу, дополню, что у А.С. Пушкина имеется до десятка схождений в его родовом дереве, у Л.Н. Толстого и того больше. И у П.Я. Чаадаева не меньше. От предков Александра Сергеевича Пушкина, Петра Петровича Пушкина, Юрия Силыча Есипова, Михаила Всеволодовича Святого князя Черниговского, Давида Ростиславовича великого князя Смоленского, Всеволода Юрьевича Большое Гнездо великого князя Владимирского к нашему великому поэту тянутся по две, а от кого-то и по три генеалогических линии. От Ярослава Мудрого, боюсь, что в подсчётах ошибусь, сколько к А.С. Пушкину генеалогических линий тянется. Некоторые такие генеалогические линии (от П.П. Пушкина, от Ю.С. Есипова) соединяются через четыре-пять поколений, другие через десять и больше поколений. Об огромном количестве женских линий мы просто ничего не знаем. Но тенденция заключения браков между дальними родственниками в неизвестных нам генеалогических линиях А.С. Пушкина, думаю, тоже должна присутствовать в той же мере, как и в известных. А ещё перечисленные столпы нашей культуры, как и множество других замечательных людей, в том числе тех, кому посвящены некоторые главы книги Захара Прилепина «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы» приходятся друг другу пятиюродными, семиюродными или десятиюродными братьями. У аристократов шел тот же самый процесс с родственными связями, что и в любом русском селе.
 
Кстати Захару Прилепину, как и миллионам русских, множеству белорусов, латышей-литовцев все наши столпы, отцы основатели приходятся роднёй примерно в 120-150-м колене. Намного позже постройки египетских пирамид и Вавилона, во времена, описанные Гомером в его поэмах «Илиада» и «Одиссея» жил человек, от которого пошли и Рюриковичи, и Гедиминовичи, и множество простых и малоизвестных крестьян, однодворцев, мещан, купцов, дворян и священнослужителей. Вся наша история с этим человеком имеет родственные кровные связи. И наша литература имеет, и просвещение, и воинская доблесть. И предки Захара Прилепина тонкой родовой ниточкой соединяют сегодняшних Прилепиных с этим реальным человеком, жившим во времена Троянской войны.
 
Когда я все эти знания и мысли прокручивал, пытался разложить по полочкам, систематизировать, привести в порядок, я почему-то вспоминал игру Льва Толстого из его раннего детства в муравейных братьев, с их всеобщей гармонией и счастьем, и ещё вспоминал паскалевский разумный тростник. Ну ведь правда, одно дело, когда в твоём мире реальными и живыми, одушевлёнными, имеющими предпочтения и увлечения, имеющими свой темперамент из твоих предков были и есть только мама с папой и бабушки с дедушками, а все остальные твои предки как будто бы и не существовали вовсе, и в таком случае ты связан с очень небольшой группой людей, и твои обязательства перед этой группой людей относительно ограничены, и неторопливая, сонная, неосмысленная жизнь твоя течёт незаметно – не видно ей ни начала, ни конца. И в таком случае все исторические события, произошедшие в твоей стране, являются совершенно оторванными от твоего рода, от твоих предков. И тогда вся история твоей страны, в которой нет твоих предков, изучение такой истории, напоминает просмотр блокбастера под хруст попкорна. А если частичка тебя растворена, разбросана по всем возможным историческим событиям, вплетена в эти события, конечно, ты становишься тогда частью чего-то неизмеримого, грандиозного, но ещё ты становишься совсем маленьким, крохотным, становишься муравьишкой и стеблем тростника. Разумным стеблем тростника. И это неминуемо воздействует на твоё эго. И это непременно накладывает на тебя некие обязательства.
 
На фоне тех предыдущих ста пятидесяти поколений, и семидесятилетняя, и двадцатилетняя, прожитая каждым из твоих предков жизнь, кажется одним мгновением, молниеносной вспышкой. И ощутив себя маленькой частичкой большого организма, человек чётко и ясно осознаёт, что и его огонь погаснет неимоверно быстро в масштабе ста пятидесяти или трёхсот поколений. И дай Бог, чтобы на него тоже кто-то из его потомков посмотрел с какой-нибудь высоты и попытался понять, представить, домыслить хоть что-то о том, что было у предка в голове, в сердце, в душе. Подобные мысли делают человека смиреннее что ли, а ещё обязательно ставят перед ним вопрос – неужели все прошлое и произошедшее – это хаос, это бесконечный ряд случайностей, что всё это неразумно, не задумано и не спланировано непостижимой силой. События, происходившие на громадных просторах, наша история, и вплетённые в неё наши родовые ниточки – это всё ряд случайных событий, или что это такое? Вопрос есть, а ответа нет. Но на самом деле и ответ есть. У меня лично имеется полная уверенность в разумности и подконтрольности всего произошедшего и происходящего, вера в Божий промысел. Но нет у меня возможности хоть как-нибудь мою уверенность логически объяснить, узаконить и обосновать.
 
Илья Рыльщиков, публицист
член Академии ДНК-генеалогии
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Подписывайтесь на Переформат:
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья