Полтора месяца назад информационные агентства разнесли печальную новость – на 83-м году жизни скончался канадский поэт, писатель, певец и композитор Леонард Коэн. Он не собирал стадионы, как другие его коллеги по ремеслу, вокруг него не кружились толпы поклонниц, да и на обложках глянцевых журналов он был редким гостем. Но времена проходят, а с ними и кумиры прошлых лет, которые у их сверстников вызывают чувство ностальгии по ушедшей молодости, а у младших поколений – в лучшем случае любопытство. На их фоне Леонард Коэн с его неповторимым хриплым голосом, харизмой на сцене, завораживающей музыкой и (кто понимает) текстами песен удивительным образом оказался неподвластен времени, что удалось лишь единицам. За свою долгую жизнь он был удостоен многих наград, и в ее конце успел застать момент, когда, ввергнув в состояние шока рафинированных критиков, Нобелевский комитет, по сути, признал жанр авторской песни высокой литературой, присудив премию его другу и товарищу по цеху Бобу Дилану. Если бы существовала традиция присуждать Нобелевские премии по литературе нескольким людям, как за открытия в естественных науках, то Леонард Коэн наверняка был бы среди лауреатов этого года, как и не дожившие до этого дня В. Высоцкий, Б. Окуджава, Ж. Брель, Ж. Брассенс, Дж. Моррисон.
 

 
Автор этих строк не является ни литературным, ни музыкальным критиком, а потому дань памяти поэту решил отдать в более привычном для себя жанре – составить его ДНК-родословную. Разумеется, эта родословная будет несколько условной, потому что неизвестно, имеются ли данные ДНК самого Л. Коэна или кого-то из его близких родственников. Потому начнем с биографии, а она повествует, что будущий поэт был потомком еврейских иммигрантов из Польши, и с детства воспитывался в строгих еврейских традициях, поскольку был по отцовской линии из древнего сословия коэнов (кохенов или коханим, в других транскрипциях).
 

История, с которой началось это исследование, не совсем обычна и в чем-то даже поучительна. Фактически работа выросла из переписки с человеком, обратившимся с просьбой к одной из моих подопечных по поводу возможного родства по женской линии. У них полностью совпала митохондриальная ДНК по всем 16 тысячам нуклеотидам, что не такое уж частое событие, особенно в редкой гаплогруппе U4a1a, к которой они оба принадлежат. Общих документированных родственников найти пока не удалось, но, чтобы переписка не закончилась на пессимистической ноте, то предложил свою помощь с интерпретацией Y-ДНК. По отцовской линии предки моего корреспондента были евреями, что значительно облегчало задачу, поскольку она сводилась к отнесению к одной из хорошо известных ашкеназийских линий. Он прислал 67-маркерный гаплотип, и тут настала очередь удивляться. По своему виду он явно принадлежал к «коэнской» ветви гаплогруппы J1, но настолько далеко отстоял от всех остальных, что было неясно, насколько давно разошлась его линия с линями коэнов. Чтобы не заниматься гаданиями, последовал заказ BigY. Пока анализ был в работе, решил разобраться с ситуацией c Y-ДНК коэнов гаплогруппы J1 по последним данным в максимальном разрешении. Когда пришел результат (J-BY67, «красная» ветвь на схеме ниже), более-менее связная картина уже сложилась. Она настолько отличалась от той, что следовала из разбора данных, полученных А.А. Клёсовым от коэнов, то, чтобы не давать повода к обвинениям в неконструктивной критике, понадобилось точно так же проанализировать и другие гаплогруппы. Пока материал был в работе, скончался один из самых ярких авторов-исполнителей последних 50 лет, а потому было естественным посвятить эту работу Леонарду Коэну, а в его лице – всем потомкам этого во многом уникального рода.

 

Вот что о них сообщает электронная Еврейская энциклопедия: «Кохен, лицо мужского пола из рода Ааронидов (потомок Аарона); в скинии и Храме – жрец Яхве. В Библии звание кохен применяется также к жрецам языческих культов (Быт. 41:50; II Ц. 11:18 и в других местах)». После разрушения Храма коэны лишились почти всех своих привилегий, но сохранились как отдельное сословие до наших дней. Когда с конца XVIII века евреям в обязательном порядке было предписано иметь фамилии, многие выходцы из этого сословия взяли в качестве фамилии его название. Написание фамилии существует в большом количестве вариантов, в том числе в виде калек (Каплан – то же на латыни) и аббревиатур (Кац, Каждан и т.п.). Поскольку от разрушением Храма до начала фиксации «коэнских» фамилий прошло почти 1800 лет взлетов, падений и неизбежных утрат знания о предках, то неизвестно, в какой степени сохранилась память о родословных у коэнов Нового Времени.
 
На фоне довольно скептического отношения, даже среди части верующих иудеев, к возможности это когда-либо выяснить, первые же результаты исследования ДНК коэнов, опубликованные в 1998 году вызвали сенсацию. Более чем у половины документированных коэнов оказался один и тот же 6-маркерных гаплотип, т.н. «модальный гаплотип коэнов», который посчитали доказательством того, что все эти люди – потомки одного человека, жившего 2100-3250 лет назад, то есть Аарона или кого-то из его ближайших потомков. Однако сенсация была преждевременной: «модальный гаплотип коэнов» оказался широко распространен у арабов, а реальное время жизни «ДНК-Аарона» пришлось на рубеж I и II тысячелетий нашей эры. Во многом в этом заслуга А.А. Клёсова, много занимавшегося ДНК-генеалогией евреев. В этом исследовании не ставится задача оспорить или продублировать выводы из многочисленных публикаций Анатолия Алексеевича. Его цель более конкретная – установить с помощью последних данных, кто мог, с той или иной вероятностью, быть предком Леонарда Коэна, а также многих его однофамильцев, в число которых, например, входят гениальный скрипач Л. Коган и муза В. Маяковского Л. Брик, урожденная Каган. То есть акцент будет сделан на наиболее вероятных вариантах родословных, а не на очередном раунде дискуссии о «ДНК-Аароне».
 
В качестве исходного материала послужили данные Y-ДНК с различных открытых проектов. При запросе на фамилию Cohen поисковая машина FTDNA сообщает, что в ее базе данных под этой фамилией зарегистрировалось 612 участников. Однако лишь небольшая часть из этого внушительного списка заказала себе анализ Y-ДНК на 37 и более маркеров и сделала доступными сведения о своих гаплотипах. Всего удалость собрать 192 гаплотипа людей с фамилиями Cohen, Kagan, Katz, Kaplan и т.п. Вот как они распределились на сводном дереве 37-маркерных гаплотипов. Круговая диаграмма в центре дает статистику для выборки из 2281 гаплотипа евреев-ашкенази из базы данных IRAKAZ-2016. Цвета кружков на дереве соответствуют обозначениям гаплогруппам на круговой диаграмме.
 

 
Так же, как в статье в Nature 18-летней давности, у «Коэнов» (как для краткости впредь будут именоваться носители «коэнских» фамилий) из этой выборки наблюдается значительно большая доля гаплогруппы J (147 из 192, то есть 77%) в сравнении с евреями-ашкенази в целом (36%). При анализе статистики по евреям и «Коэнам» оказалось, что имеется всего 4 линии, где последние составляют не менее 1/3 от гаплотипов из выборки евреев. На схеме они выделены цветом. Во всех остальных ашкеназийских линиях (их около 100 на сегодняшний день) «Коэны» либо отсутствуют, либо представлены на уровне менее 3%, что вполне укладывается в средний уровень «ложного отцовства» (non-paternity event) за 1300 лет существования этнической группы ашкенази.
 
Поскольку далеко не все выходцы из сословия коэнов брали себе «коэнские» фамилии, а многие могли по тем или иным причинам покинуть его до XVIII века, то 1/3 «Коэнов» в линии можно считать убедительным свидетельством, что ее предок был коэном, как и большинство его прямых потомков по мужской линии.
 
Итого, среди современных евреев-ашкенази имеется 4 различных коэнских династии, а не одна, как завещано в Торе. В анализируемой выборке «Коэнов» к ним принадлежит 2/3 участников (130 из 192), что говорит о чрезвычайно серьезном отношении евреев к статусу коэна. Всего 1/3 «посторонних» за 2000 лет диаспоры означает, что случайные люди в их среду не попадали, и правила религиозной чистоты соблюдались очень строго, о чем подробнее будет сказано ниже. Этого же коснулся Л. Коэн в интервью 1967 года: «У меня было очень мессианское детство. Мне сказали, что я потомок первосвященника Аарона».
 
Чтобы понять, какая из этих династий может восходить к полулегендарному Аарону, и на каких основаниях, следует рассмотреть каждую по отдельности. Это будет сделано в восходящем порядке их численности. Самая малочисленная, в составе 7 «Коэнов» и 9 человек с «мирскими» фамилиями, принадлежит к гаплогруппе R1b. Для нее установлена цепочка снипов (L23 > Z2103 > Y13369 > L584 > PF7580 > FGC14595 > L943 > CTS1848), время жизни предка (1350±210 лет назад) и базовый гаплотип
 
12 24 15 11 11-14 12 12 12 14 13 30 16 9-9 11 11 25 15 19 28 15-15-16-17 11 12 19-23 15 15 17 18 37-38 12 12 11 9 15-16 8 10 10 8 11 11 12 23-23 16 11 12 12 16 8 12 22 20 13 12 11 13 11 11 12 12
 
Ветвь R1b-L584, к которой относится эта династия, широко распространена в Анатолии и Закавказье. Ее история восходит ко временам возникновения первых государств в этом регионе – Хеттской державы и царства Митанни. Выходцы из этих стран были известны в Ветхом Завете под собирательным названием хеттеев, или сыновей Хета. Книги Царств неоднократно упоминают хеттеев, живших в Иудее. Например, полководца Урию, первого мужа Вирсавии, матери царя Соломона. Когда и при каких обстоятельствах зародилась эта малочисленная династия (всего 3,5% от всех «Коэнов»), неизвестно, потому что ее удается проследить только до времени возникновения первых еврейских общин, давших начало ашкенази. На ДНК-проекте R1b Basal Subclades в ближайшем родстве с этой линией (на уровне 1600-1800 лет до общего предка) оказываются курдский, иракский и сирийский евреи, не сообщившие о своей связи с сословием коэнов. Видимо, детали истории этой линии можно будет узнать при исследовании ближневосточных евреев-мизрахов, остающихся пока белым пятном для ДНК-генеалогии.
 
Следующая по счету линия, в которой «Коэны» составляют 15 из 44 участников, относится к гаплогруппе J2b. Ее характеризуют следующие снипы: M12 > Z1827 > M241 > L283 > Z600 > Z615. Базовый гаплотип ее легко распознать по редкому для гаплогруппы J2 значению DYS455=8:
 
13 24 15 10 15-17 11 15 12 12 11 29 19 8-9 8 11 27 16 19 29 13-14-15-18 11 10 19-20 13 14 17 17 35-38 11 9 11 8 15-17 8 12 10 8 11 9 12 21-23 16 11 12 12 17 8 14 24 20 11 13 11 14 10 13 12 11
 
Эта династия принадлежит к ветви L283, рассеянной с низкой частотой от Испании до Поволжья, но практически отсутствующей на Ближнем Востоке. Было бы очевидным предположить, что ее основатель был уроженцем Италии или Балкан, где доля J2b-L283 достигает 3-4% от всего населения, и где еще в римские времена существовали большие еврейские общины. Однако, время его жизни (1675±220 лет назад) указывает либо на очень ранний этап диаспоры, либо на ближневосточное происхождение, если принять во внимание замкнутость сословия коэнов. Несмотря на кажущуюся нелогичность, последний вариант более чем вероятен. Эта линия не сближается ни с одной из ветвей, дочерних к L283, и фактически расходится с ними от времен общего предка L283, жившего около 4000 лет назад. Если сопоставить обе даты, а также находку J2b-L283 у человека, жившего на территории Армении между 1209 и 1009 гг. до н.э., то есть серьезные основания считать эту линию реликтом, оставшимся от некогда живших на Ближнем Востоке или в Анатолии людей из субклада L283. Если это так, то ее история совпадает с историей предыдущей династии, а критерием проверки гипотезы могут послужить данные по курдским, сирийским и персидским евреям.
 
Династия из гаплогруппы J2a намного более известна, чем первые две. Ее идентифицировали еще в начале 2000-х, и в исследуемой выборке к ней принадлежит 25 «Коэнов» (13%), а также 48 участников с фамилиями другого происхождения либо не указавших фамилий. Ее характеризуют следующие снипы: M410 > PF4610 > L26 > PF5087 > Z2221 > L24 > L25 > PF7431 > PF5366 > FGC4992. В отличие от первых двух линий, она неоднородна, и состоит из трех ветвей, датировки и терминальные снипы которых указаны на дереве. Синие кружки отмечают гаплотипы «Коэнов».
 

 
Базовые гаплотипы этих трех молодых линий удается реконструировать в 111-маркерном формате, а именно:
 
FGC4992*
12 23 15 10 14-17 11 16 12 14 11 30 15 8-9 11 11 25 15 21 31 12-13-17-17 10 10 19-23 16 14 19 18 35-37 12 9 12 7 14-15 8 11 10 8 11 9 12 17-17 14 10 12 12 15 9 14 22 21 14 12 11 14 12 12 12 12 33 17 8 14 12 27 26 19 11 12 12 11 11 10 11 11 10 11 11 31 10 13 22 15 10 12 22 15 17 12 22 17 11 14 25 12 22 21 10 15 18 10 13 11
 
L254 (1)
12 23 15 10 14-17 11 15 12 13 11 29 16 8-9 11 11 24 15 21 32 12-13-17-17 10 10 19-23 16 14 19 17 37-37 12 9 11 7 14-15 8 11 10 8 11 9 12 17-17 14 11 12 12 15 9 14 22 21 14 12 11 14 11 12 12 11 33 17 8 14 12 28 26 19 11 12 12 11 11 10 11 11 10 11 11 30 10 13 22 15 10 12 21 15 17 12 22 17 11 14 25 12 22 22 10 15 17 10 13 11
 
L254 (2)
12 23 15 10 14-17 11 15 12 13 11 29 15 8-9 11 11 24 15 21 32 12-13-17-17 10 11 19-23 16 14 18 19 36-36 12 9 11 7 14-15 8 11 10 8 11 9 12 17-17 14 11 12 12 15 9 14 22 21 14 12 11 14 11 12 12 12 33 17 8 14 12 28 26 19 11 12 12 11 11 10 11 11 10 11 11 30 10 13 22 15 10 12 21 15 17 12 22 17 11 14 25 12 22 22 10 15 17 10 13 11
 
Они образуют между собой треугольник со сторонами 17, 17 и 8 мутаций, где последняя цифра соответствует дистанции между ветвями L254 с пока еще не установленными нисходящими снипами. При пересчете в датировки это соответствует общему предку «синей» и «зеленой» ветвей около 1500 лет назад, а предку всех трех – 2050±250 лет назад. Это времена Второго Храма, а потому происхождение от его служителей выглядит вполне убедительным. Ни одна из ашкеназийских ветвей, не относящихся к «коэнским», не уходит так глубоко. Как правило, их предки жили во времена, когда уже существовала этническая группа ашкенази, между 1400 и 600 годами назад. Ветвь FGC4992 на сегодняшний день была найдена только у евреев-ашкенази, а потому пока не удается проследить ее более глубокие корни на Ближнем Востоке. Родительская для нее ветвь PF5366 встречается в базах данных очень редко, а ее представители (араб из Саудовской Аравии, испанцы, немцы, шведы) находятся от «коэнской» ветви на очень больших мутационных дистанциях. Можно ожидать, что в выборках евреев-мизрахов, а также арабов из Леванта могут обнаружиться более близкие родственники, но пока таких данных нет.
 
Наконец, остается последняя, самая большая по численности линия, с открытия которой которой в 1998 году началась история с «модальным гаплотипом коэнов». К ней относятся 83 «Коэна» из 192-х, то есть 43% от всей выборки. Когда стал доступен тест BigY, была установлена следующая последовательность снипов, что характеризует всех представителей этой ветви, относящейся к гаплогруппе J1: M267 > YSC65 > Z2217 > L620 > L136 > P58 > Z1853 > L862 > PF4843 > YSC234 > ZS241 > ZS227. На дерево, размещенное в FTDNA, нанесена 31 ветвь, нисходящая от ZS227, хотя для некоторых это сделано «авансом», поскольку они представлены одним-двумя участниками. Помимо евреев, снип ZS227 был найден у людей, не имеющих подтвержденных еврейских родословных и не группирующихся с ашекназийскими ветвями, которых оказалось, как минимум, пять. Их терминальные снипы (если доступны) и времена жизни предков указаны на дереве 67-маркерных гаплотипов субклада ZS227, к которому также добавлена родительская ветвь ZS441. Как и а предыдущей схеме, синие кружки отмечают гаплотипы «Коэнов».
 

 
Вот базовые галотипы этих ветвей в том же порядке по часовой стрелке:
 
BY68
12 23 14 10 13-15 11 16 12 13 11 30 17 8-9 11 11 26 14 21 27 12-14-16-17 11 10 22-22 15 14 20 18 31-35 13 10 11 8 15-16 8 11 10 8 11 9 12 21-22 17 10 12 12 15 8 13 24 21 13 12 11 14 12 12 12 11 33 15 8 15 12 24 27 20 13 12 13 11 14 9 11 11 10 11 11 29 11 13 22 14 11 10 19 15 19 10 23 15 11 15 25 12 21 18 9 15 17 9 11 11
 
ZS2375
12 23 14 10 13-15 11 16 12 13 11 30 17 8-9 11 11 26 14 21 26 12-14-16-17 11 10 22-22 15 14 20 18 31-35 13 10 11 8 15-16 8 11 10 8 11 9 12 21-22 17 10 12 12 15 8 12 24 21 13 12 12 14 12 12 12 11 33 15 8 15 12 25 27 20 13 11 13 11 14 9 11 11 10 11 11 29 11 13 22 14 11 10 19 15 19 10 23 15 11 15 25 12 21 18 9 15 17 9 11 11
 
Снип неизвестен
12 23 14 10 13-16 11 16 12 13 11 31 17 8-9 11 11 28 14 21 26 12-14-16-17 10 10 22-22 14 14 20 17 30-34 13 10 11 8 16-16 8 11 10 8 11 9 12 21-22 19 10 12 12 15 8 12 24 21 13 12 11 14 12 12 12 11
 
BY67
12 23 14 10 13-15 11 16 11 13 11 30 17 8-9 11 11 26 14 21 26 12-14-16-16 11 10 22-22 15 14 18 17 31-35 15 10 11 8 15-16 8 11 10 8 11 9 12 22-23 18 10 12 12 15 8 12 24 21 13 13 11 14 12 12 12 11 34 16 8 15 12 24 27 21 13 12 13 11 13 9 11 11 10 11 11 29 11 12 22 14 11 10 19 15 18 11 23 15 11 15 24 12 21 18 9 15 17 9 11 11
 
ZS2434
12 23 14 10 13-15 11 16 12 13 11 30 17 8-9 11 11 26 14 21 26 11-15-16-17 11 10 22-22 15 14 18 18 31-35 13 9 11 8 15-16 8 11 10 8 11 9 12 21-22 19 10 12 12 15 8 12 25 21 13 12 11 14 12 12 12 11 34 15 8 15 12 24 27 20 13 12 13 11 13 9 11 11 10 11 11 29 11 12 22 14 11 10 18 15 19 10 23 15 11 15 24 12 21 18 9 15 17 8 11
 
Чтобы не перегружать читателей выкладками, детали расчета общих предков для всех этих ветвей можно опустить и сразу дать результат: самые населенные ветви BY68 и ZS2375 сходятся к предку с терминальным снипом S12192, жившему 1250±130 лет назад, остальные ветви равноудалены, и восходят к общему предку с датировкой 2350±130 лет назад. Как с династией из гаплогруппы J2a-FGC4992, это приходится на времена Второго Храма. Можно предположить, что до разрушения Храма этот род был весьма влиятельным, раз в одной лишь среде ашкенази до наших дней дожили 5 линий, а те, кто находится вне их, рассеяны по всему Средиземноморью. Когда предки тех людей утратили свой коэнский статус и, очевидно, перешли в христианскую веру, неизвестно. Это могло случиться в любое время от взятия Иерусалима войсками Тита и вплоть до позднего Средневековья.
 
Чуть больше определенности с «коричневой» ветвью ZS2434, которую несложно идентифицировать по редкому для гаплогруппы J1 значению DYS438=9. В ней не оказалось ни одного «Коэна» и ни одного человека с «левитской» фамилией. Судя по ее значительному «возрасту» (1650±220 лет), это означает, что ее предки покинули сословие коэнов либо еще в Иудее, либо в самом начале диаспоры, но не утратили связи с еврейскими общинами, как это произошло с предками современных итальянцев или испанцев из родительской ветви. Ветвь ZS2434 по своей филогении находится на том же иерархическом уровне, что «коэнские» S12192 и BY67, а потому нет оснований считать, что она отделилась от основной части ZS227 (точнее, следующей на ступеньку ниже Z18271) еще до того, как родился первый коэн из этой династии.
 
Родительская для ZS227 ветвь ZS241 невелика по численности, и имеет типичные для генеалогических линий ближневосточного происхождения географию (см. схему выше) и время жизни предка (около 4000 лет назад). Ее гаплотипы, собранные в верхней левой части схемы, очень разрознены и почти не охвачены анализом BigY, что не дает возможности оценить, где, а, главное, когда в ее среде родился мальчик, давший начало династии ZS227. В принципе, он мог носить имя «Аарон» (не имеющее семитской этимологии, что характерно), но это уже из области метафизики и богословия.
 
Если подходить с естественнонаучных позиций, то мы имеем ситуацию, когда, как минимум, две, а, скорее всего, все 4 династии коэнов берут начало во времена Второго Храма, когда сословие священнослужителей-коэнов имело не только духовную, но и светскую власть в Иудее, что фактически представляла из себя первое в истории по-настоящему теократическое государство. Об этом осведомлены даже те, кто знает о евангельской истории только по роману М. Булгакова или рок-опере Э. Ллойда Уэббера. Как показывает многовековой исторический опыт, если принадлежность к привилегированному сословию, касте, номенклатуре и т.п. позволяет иметь власть над людьми и приносит материальные блага, то в него всегда будут проникать люди со стороны, насколько бы непреодолимыми ни казались барьеры, установленные этим сословием, кастой, номенклатурой.
 
По этой причине все 4 династии, вне зависимости от их численности, имеют абсолютно равное право именоваться потомками Аарона, если трактовать имя первого первосвященника в метафизическом смысле, как носителя духа жреческого сословия. Кто из них оказывается потомком Аарона в физическом смысле (или не является никто), узнать невозможно ни из библейской традиции, ни из данных ДНК. Ни для одной из династий пока не удается проследить их родословные не то, что от времен Исхода, а даже от разрушения Первого Храма. Право на наследство имеют даже совсем незначительные линии из гаплогрупп J2b и R1b, если принять во внимание, что у царя Соломона, заложившего Храм, наверняка были сводные братья или племянники по линии Урии Хеттеянина. Введя их своей царской волей в «штат» Храма, Соломон убил бы двух зайцев: получил бы свои глаза и уши среди чересчур независимых жрецов и частично загладил бы грех своего отца Давида, поступившего с Урией в согласии с циничным принципом «нет человека – нет проблемы». Впрочем, это уже из области художественной литературы. Мы этого не знаем и вряд ли когда-нибудь узнаем, разве что по ископаемой ДНК коэнов времен Иудейского Царства, если сохранились их останки. Гипотетический пример приведен здесь только для того, чтобы показать, что даже у самых невероятных предположений могут быть вполне солидные обоснования.
 
Когда Храм был разрушен, а его обломки были водружены на Римском Форуме в качестве трофеев, у выживших после штурма и пожара коэнов остались только сакральные функции. Все материальное отошло в сторону, и с этого момента их сословие становится по-настоящему замкнутым. Та 1/3 «Коэнов», кто не принадлежит к этим династиям, происходит из молодых ашкеназийских линий, не уходящий глубже 1400 лет назад. Это означает, что предки этих людей оказались в среде коэнов намного позже, очевидно, в результате т.н. non-paternity events (ложного отцовства). Можно оценить вероятнось таких событий, если исходить из доли «Коэнов» из 4 династий в 2/3 и промежутка времени в 1250 лет существования ашкенази как отдельной этнической группы. Задавая длину поколения в 25 лет и считая долю «ложного отцовства» (Х) постоянной, получаем уравнение, которое описывает долю сохранившихся исходных линий за 50 условных поколений:
 
(1-Х)50 = 2/3, что дает X = 1-exp[ln(2/3)/50)] = 0,008
 
Всего 0,8% «примеси» на 25 лет – это очень низкая цифра, если принять во внимание, что в традиционном обществе, которыми общины ашкенази оставались вплоть до конца XIX века, рано овдовевших женщин почти в обязательном порядке вадавали замуж повторно, как правило, за вдовцов. Одинокая вдова, даже материально обеспеченная, по социальному статусу опускалась настолько низко, что община прилагала все услилия, чтобы ликвидироать такую ситуацию. Супруги вместе растили как детей от своих прежних браков (общемировой фольклорный сюжет про злую мачеху не на пустом месте возник), так и совместных, и различие между ними быстро стиралось, если существовало вообще. Смертность была высокая, а потому доля усыновленных таким образом детей должна была существенно превышать ту, что получилась при расчете. Отсюда следует, что мужчины из сословия коэнов, если женились на вдовах с детьми (женитьба на разведенных и женщинах, имевших внебрачных детей, запрещалась традицией), то практически всегда брали их из своего сословия, не позволяя тем самым прерываться древним династиям. Так что нет ничего постыдного в том, что у кого-то из современных коэнов оказалась не «титульная» гаплогруппа. Почти наверняка за этим стояла какая-нибудь печальная история, а вовсе не то, что могут подумать наши современники, выросшие в атмосфере вольных нравов постиндустриального общества.
 
Подводя итог исследованию, можно уверенно сказать, что предки Леонарда Коэна на десятки поколений вглубь были достойными людьми, хранивими многовековые традиции своего народа и пронесшие в своих родословных генетическую (в буквальном смысле) память о давних временах, вне зависимости, к какой из династий они принадлежали, и прерывалась ли где-то в прошлом их прямая мужская линия. Статистика говорит, что в среде коэнов эпохи изгнания практически не было самозванциев и случайных людей, что само по себе большая редкость. Отголоски древней истории своего рода нетрудно услышать в песнях героя нашего рассказа, достаточно лишь вслушаться в их мелодии и постепенно погрузится в их магию.
 
Игорь Рожанский,
кандидат химических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

5 комментариев: История знаменитой фамилии

  • Элиягу говорит:

    Игорь Львович, а что известно насчет некоторых якобы еврейских мтДНК, например, гаплогруппы Т2? Более половины самаритянских евреев (в т.ч. и тех, которые являются обладателями т.н. коэнского гаплотипа) имеют эту гаплогруппу, а у ашкеназов и сефардов в совокупности также довольно таки много, особенно у т.н. мизрахим. Или может быть эта гаплогруппа была привнесена какими-то прозелитами, как Вы считаете? Было бы интересно получить Ваш ответ с указанием соответствующих данных в HVR1 и HVR2.

  • Игорь говорит:

    А есть ли данные по мтДНК коэнов? По канонам иудаизма коэн, женившийся на нееврейке или прозелитке, утрачивает статус коэна. Прямая материнская линия также важна для подтверждения статуса коэна.

  • И. Рожанский говорит:

    Спасибо за вопросы по мито-ДНК. В постановку задачи не входило их исследование, поскольку фамилии, в том числе коэнские, передаются исключительно по мужской линии, как и Y-ДНК. На ДНК-проекте Cohen, с которого была взята основная часть «Коэнов», отсутствуют данные по мито-ДНК его участников, а потому довольно сложно сказать, есть ли какие-то существенные различия в распределении их женских генеалогических линий, в сравнении с израэлитами, как мы это наблюдаем с Y-гаплогруппами.
     
    Что касается мито-ДНК у евреев-ашкенази в целом, то по ним было довольно много работ, в том числе и полному сиквенсу. Среди них было выделено несколько линий, специфических для ашкенази, но их перевес не столь значителен, как в случае Y-гаплогрупп. В качестве примера можно привести статистику по проекту Jewish Heritage, в котором около половины участников имеют ашкеназийские родословные, а остальные записались в него как т.н. крипто-евреи, то есть те, кто по каким-то мотивам считает, что его предки были евреями, обратившимися в христианство или ислам. Значительную часть участников проекта составляют мексиканцы, считающие себя потомками крещеных испанских евреев-марано, покидавших Испанию из-за страха перед Инквизицией, подозревавшей их в тайном исповедании иудаизма. Как оказалось, распределение Y-хромосомных гаплогрупп среди «крипто-евреев» было типичным для жителей Западной Европы, а потому их предположение о своих еврейских корнях, скорее всего, не имеют под собой реальных оснований, и их можно рассматривать как репрезентативную выборку для уроженцев Британских Островов и Пиренейского полуострова. Вот как распределились мито-гаплогруппы среди этих двух групп в абсолютных цифрах:
     

     
    В выборке «крипто-евреев» за счет мексиканцев и жителей США на уровне 20% присутствуют гаплогруппы африканцев (L0 – L3) и американских индейцев (A, C, D), но в остальном на уровне гаплогрупп различия между евреями-ашкенази и западноевропейцами относительно невелики. Единственных значимый выброс – это высокая доля гаплогруппы К у евреев (27% против 9% у «крипто-евреев»). Это известно, начиная с первых исследований, и можно считать наглядным примером, как в замкнутой популяции накапливаются линии, что изначально были минорными. Ее аналогами в Y-гаплогруппах евреев можно считать, например, гаплогруппы G2b и Q1b, что крайне редко встречаются у других народов. Однако к предмету настоящего исследования это не имеет прямого отношения.

  • Виталий говорит:

    Спасибо за хорошую статью, которая позволяет сохранить уважение к генетической подоплёке культового явления «коэнства». Обязательная привязка всех коэнов к единому праотцу Арону очень ограничивала предыдущих исследователей, начиная со Скорецкого. Складывалось впечатление, что половина ныне практикующих коэнов самозванцы. Но из выводов, сделанных автором, видно, что коэны вполне порядочные люди, хотя их БОП жил задолго до библейских времён. Справедливости ради должен заметить: все 12 протестированных на SNP «Коэнов» J1 попали (примерно поровну) в субклады BY68 или ZS2375. Ни одного подтвержденного J1 «Коэна» вне ветви S12192, как мне кажется, не существует. А фамилии тех пятерых, кто подтвердил свою принадлежность к BY67, в частности, совсем не коэнские.

  • И. Рожанский говорит:

    Уважаемый Виталий, если бы Вы внимательнее прочли постановку задачи и поняли принцип отбора матерала, то ремарки о “потере уважения” не возникло бы. Тем более, какой смысл использовать фразу “складывалось впечатление” вместо “у меня складывалось впечатление”? Вы что, проводили опрос, чтобы писать такую обобщающую формулировку? Повторю еще раз, что тема “ДНК-Аарона”, “самозванства” и “престижа” была вынесена за скобки (в отличие от массы досужих рассуждений на этот счет), и я исходил не из того, кто кем себя считает, а из объективных данных – фамилий участников ДНК-проектов. Надо сказать, что это была не столь простая задача, как кажется, потому что, в согласии с известной поговоркой “где три еврея, там четыре партии”, на сайте FTDNA зарегистрировано огромное количество еврейских проектов, большинство из которых организовано из рук вон плохо. Например, пришлось вручную чистить список “Коэнов” от людей с шотландской фамилией Cowan (с производными), имеющей совсем другую, гэльскую, этимологию. Некоторые из них по незнанию записались в еврейские проекты.
     
    На мой взгляд, подход с позиций ономастики, а не современного социально-религиозного статуса, имеет целый ряд преимуществ, поскольку намного меньше зависит от чьего-либо субъективного мнения. Собственно, это и позволило сформулировать главный вывод из исследования, а именно, родословные подавляющего большинства евреев с “коэнскими” фамилиями восходят к священнослужителям Второго Храма, вне зависимости от того, к какому из традиционных сословий относятся их нынешние обладатели. Ближайшим аналогом таких фамилий можно считать, например, греческие фамилии, начинающиеся на “Папа-” (Папаиоанну, Пападопуло и т.п.) и армянские на “Тер-” (Тер-Саркисян, Тер-Петросян и др.), которые носят потомки священников. Людям со стороны вряд ли приходило в голову присвоить себе такую фамилию без каких-либо серьезных оснований. В России это т.н. семинарские фамилии (Преображенский, Розов, Сперанский и т.д.). также в прошлом ограниченные только духовным сословием. В отличие от коэнов, православное и армянские духовенство не было замкнутой кастой, и постоянно пополнялось выходцами как из низших, так иногда и высших (например, как в родословной Ф.М. Достоевского) сословий, а потому вряд ли можно ожидать, что у носителей “духовных” фамилий можно будет найти столь глубоко укорененные и масштабные линии. Уникальность коэнов в том, что они сохраняли свои традиции на протяжении двух тысячелетий.
     
    Наконец, последняя ремарка относительно “Коэнов”, подтвержденных снипами, относится к разряду “вам шашечки или вам ехать”. Из 192 “Коэнов” в исследуемом списке только 39 имеют данные по снипам адекватной глубины, и я не вижу причин ограничиваться этими 20%. Весь массив хорошо делится на группы по STR, поскольку почти все линии молоды и далеко отстраиваются от остальных при расчете. Потому при отнесении я руководствовался полушутливым “принципом утки” – если это выглядит, как утка, крякает, как утка, и переваливается, как утка, то это, скорее всего, и есть утка. Собственно, это одна из причин, почему многие участники еврейских проектов не заказывают себе снипы. Зачем, если гаплотип почти на 100% дает надежное отнесение?

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья