Первая часть… Автор не ставит своей целью подменять археологов и лингвистов. Да ему это и не по силам, не то базовое образование. Но то, что изложено в данной серии статей, археологам и лингвистам в значительной степени неизвестно. В ряде случаев становится очевидно, что в трудах данных профильных специалистов имеется путаница, и это вовсе не секрет – редко какие археологи и лингвисты не оспаривают друг друга, а еще чаще археологи и лингвисты просто друг друга игнорируют, когда данные принципиально не сходятся.
 

 
Задача настоящей серии статей по миграциям ариев – показать, почему, в чем зачастую проблема с интерпретацией данных. Поэтому автор советует тем профильным специалистам не играть в их любимую и увлекательную игру – выхватывать из комплекса данных погрешность (причем зачастую это им так кажется, но погрешности бывают, а кто считает, что нет – пусть бросит камень), и радостно объявлять, что автор ошибается, подразумевая, что по всему комплексу вопросов. Еще задача автора – показать, почему необходимо ввести в научный оборот методологию и данные ДНК-генеалогии. Настоящая серия статей это обосновывает… Итак, в первой части мы остановились на культуре шнуровой керамики.
 

Археологическая культура шнуровой керамики

Гаплогруппа R1a была первой, которую нашли в ископаемых костных останках. Нашли ее в Германии, при раскопках в Эулау, в культуре шнуровой керамики (Haak и др., 2008). Археологическая датировка захоронения — 4600 лет назад, в нем нашли кости группы взрослых и детей, большой семьи, убитых стрелами и каменными топорами при неожиданном нападении врагов. Гаплогруппа у всех мужчин и мальчиков — R1a. Авторы определили не только гаплогруппу, но и около десятка гаплотипов. «Около» — потому что не все определили полностью, некоторые с пропусками. Поскольку это оказалась семья, то гаплогруппы всех ее членов оказались похожими друг на друга. Вот такие:
 
13/14 25 16 11 11 14 10 12/13 30 14/15 14 19 13 15/16 11 23 (древние R1a)
 
Они оказались также очень похожими на расчетный гаплотип общего предка гаплогруппы R1a у этнических русских в том же 16-маркерном формате (как указывалось выше, выборка 17-маркерных гаплотипов R1a этнических русских показывает датировку примерно 4750 лет назад):
 
13 25 16 11 11 14 10 13 30 15 14 20 12 16 11 23 (этнические русские R1a)
 
Двойные числа в ископаемых гаплотипах — это те, которые точно определить не смогли, здесь возможны варианты. Только две аллели (так называются эти числа) у ископаемых гаплотипов явно отличаются от расчетных, и они выделены. Иначе говоря, эти пра-немецкие гаплотипы немного отличаются от пра-русских, что, в общем, удивления не вызывает. Тем более, что этот ископаемый гаплотип принадлежал одной конкретной семье, у которой всегда возможны мутации. Ясно, что эти гаплотипы принадлежат близким родственникам. Две мутации между гаплотипами означают, что предковый «пра-русский» и ископаемые «пра-немецкий» гаплотипы расходятся примерно на 700 лет. Это определяется довольно просто — константа скорости мутации для приведенных гаплотипов равна 0.0361 мутации на гаплотип на условное поколение в 25 лет. Поэтому получаем, что гаплотипы расходятся на 2/0.0361 = 55 → 58 условных поколений, то есть на 58х25=1350 лет (стрелка показывает расчетную поправку на возвратные мутации, потому что со временем часть мутаций возвращаются в исходное положение, и наблюдаемая хронология несколько занижается, в данном случае на 75 лет). Это помещает их общего предка примерно на (4600+4750+1350)/2 = 5350 лет назад, и согласуется с «возрастом» общего предка рода R1a на Русской равнине, определенным независимым путем, а именно 4900±500 лет назад. Можно, конечно, начинать дополнительно подгонять, что от немецкого (в будущем) Эулау до будущих русских территорий еще дойти нужно было, так что совпадение даже лучше, но мы этого делать не будем. Датировки все равно останутся в пределах погрешности расчетов.
 
Так ископаемые гаплотипы подтверждают расчеты и выводы ДНК-генеалогии, но подводят под нее базу археологии. И наоборот.
 

 
Захоронение мужчины гаплогруппы R1a (в центре) в археологической культуре шнуровой керамики, с датировкой 4600 лет назад на территории современной Германии (Эулау). Положение костяка — на правом боку, головой на запад, лицом на юг, ноги согнуты.
 
Еще одно наблюдение – в публикации о захоронении носителей R1a в Эулау было описано положение костяка в скорченном положении – мужчин на правом боку, головой на запад, лицом на юг, женщин – развернуто, на левом боку, головой на восток, лицом на юг, ноги у всех согнуты. В дальнейшем это положение подтвердилось, и оказалось специфическим для гаплогруппы R1a у мужчин и женщин. Это же положение мы видим и для фатьяновской культуры на территории современной России (см. ниже).
 

 
Пример другого (чем у R1a) обряда трупоположения, который относится к гаплогруппе G2a, культура линейно-ленточной керамики, Германия, датировка 7040±40 лет назад, субклад G2a2a1. Положение мужского скелета – на левом боку. Из статьи (Haak и др., 2015).
 
То, что все большое семейство было убито явно пришельцами, пока мужчины племени отсутствовали, может говорить о том, что обстановка в Европе с выживанием автохтонных обитателей тогда стала действительно накаляться. Естественно, на это легко возразить, что мало ли кого убивали почти пять тысяч лет назад. Но на самом деле мало, во всяком случае, пришельцами (речь не идет о возможных ритуальных жертвах или наказаниях за преступления в племени). В культуре Винча, например, за почти все время ее существования (до заключительного времени культуры) не было укрепленных сооружений, не найдено оружия, и это, возможно, было золотое время Старой Европы. Но потом культура погибла, когда погибли почти все гаплогруппы Старой Европы, и когда культура колоколовидных кубков (гаплогруппа R1b) активно заселяла Европу со стороны Пиреней, то есть юго-запада. Если бы пришельцы действительно нападали на древние поселения, как в Винча, там были бы и укрепления, и оружие. Похоже, что в первой половине III тыс. до н.э., когда погибла культура Винча, когда была убита большая семья в Эулау, когда в горах убили «Отци», или «ледового человека», причем убили не случайно, а намеренно и целеустремленно гнались за ним несколько дней в горах, возможно, тогда и начала исчезать мирная «старая Европа». Возможно, это всё окажется несвязанными случайностями, но пока это обоснованно сказать нельзя.
 
Археологическая культура шнуровой керамики (она же культура боевых топоров, в которой боевые топоры имели, возможно, декоративное, ритуальное значение, их клали в мужские погребения), датируется 5200-4300 лет назад, что соответствует описанной находке R1a 4600 лет назад. В исторической науке так и не понятно, из каких культур возникла культура шнуровой керамики – из культуры воронковидных кубков (6000-4700 лет назад), или шаровидных амфор (5400-4800 лет назад), или баденской культуры (5600-4800 лет назад), и останется непонятным, пока не будут получены воспроизводимые данные о том, какие гаплогруппы преимущественно составляли те культуры.
 

 
Археологическая культура шнуровой керамики (5200-4300 лет назад), шаровидных амфор (5400-4800 лет назад), ямная (5600-4300 лет назад) и баденская культуры (5600-4800 лет назад). Трипольская культура на этой карте не показана. В ямной культуре выявлены уже 11 образцов ископаемой ДНК (в Самарской области на Волге, и в Калмыкии, Haak и др., 2015; Allentoft и др., 2015), и все оказались R1b, в основном R1b-Z2103. В культуре шнуровой керамики найдены образцы ДНК гаплогруппы R1a (субклад не определен) с датировкой 4600 лет назад.
 
Вопреки мнению многих историков, ямная культура не имеет никакого прямого (генеалогического) отношения к культуре шнуровой керамики. Первые – R1b, вторые – R1a. И никакие «геномные данные» (Haak и др., 2015) этого не изменят, потому что интерпретация их в настоящее время основана на системных ошибках. Как R1a, так и R1b происходят от общего родителя – гаплогруппы R1, поэтому геномное «сходство» между ними ровным счетом ничего не означает, кроме как то, что R1a и R1b – братья, и геномное сходство между ними просто обязано быть. Как и сходство между братьями, потому что у них есть общий предок – их отец. Считать, что раз они сходны, то один брат происходит от другого – это принципиальная ошибка. Но эту ошибку постоянно делают «геномные популяционные генетики». А другие их пересказывают – «согласно исследованиям анализа геномов 170 обитателей различных районов Евразии, живших от 8000 до 2000 лет назад, «культура боевых топоров» была сформирована потомками мигрантов из Восточной Европы и Причерноморско-Каспийской степи в Западную Европу» (это биолог А. Марков играет в «испорченный телефон», хотя и сами цитированные статьи – клубок недоразумений). Авторы перепутали направления миграций, во времена культуры шнуровой керамики они были с запада на восток, а не с востока на запад, и всё потому, что смотрели на «похожесть» геномов, не желая понимать, что «похожесть» не задает направления миграций. Пишут, что «генофонд носителей «культуры боевых топоров» на 79% происходит от генофонда общего с генофондом ямников…» (тот же А. Марков по тем же источникам). Он и должен быть похож, именно потому, что R1a и R1b происходят от одной гаплогруппы, R1, только это ни о чем не говорит в отношении направления миграций. Мой брат переехал в одну сторону, я в другую, и что? По сходству наших геномов можно что-то сказать, кто куда направился? А попгенетики провозглашают, что это показывает, что R1а (шнуровики) произошли от R1b (ямников). Надо же все-таки на гаплогруппы смотреть.
 
В итоге – поразительная ситуация. Совершенно искаженную картину и выводы, не имеющие к науке никакого отношения, печатают журналы Nature и Science, наиболее престижные журналы мира, СМИ по всему миру перепечатывают, восторгаются «вершинами современной генетики», а там – полная, поражающая безграмотность, отсутствие научной школы мышления, кардинальные искажения истории и лингвистики. Сейчас генетики, конечно, скажут – а мы не только мужчин, мы и женщин в той же степени рассматриваем, мы политкорректны – только это опять ничего не изменит. Не произошли шнуровики от ямников, там не только мужские гаплогруппы другие, эти культуры передвигались в противоположных направлениях, первые с запада на восток, вторые с востока на запад (очень немного, если вообще такие были), а в основном с востока на юг, через Кавказ на Ближний Восток. В Европу они прошли совсем другим путем и с другой стороны, а именно с юго-западной, с культурой колоколовидных кубков (Klyosov, 2012).
 
Фатьяновская археологическая культура (4300-3500 лет назад)
средней полосы современной России

С течением времени культура шнуровой керамики (5200-4300 лет назад) продолжала смещаться на восток, и переходить в фатьяновскую культуру (4300-3500 лет назад, по другим данным 4800-3900 лет назад) средней полосы России, на Верхней и Средней Волге, которая протягивалась с территорий современных Белоруссии и Литвы до современных Чувашии и Татарстана. К ископаемым гаплогруппам фатьяновцев – шнуровиков можно отнести R1a-M198/M17 в Смоленской области с датировкой 5120±120 лет назад, а также R1a из захоронений в Смоленской и Псковской области с датировками примерно 4500 лет назад (жижицкая культура). Как уже было отмечено выше, фатьяновцы укладывали своих покойников точно так же, как и носителей гаплогруппы R1a в культуре шнуровой керамики.
 

 
Завершение фатьяновской культуры у историков остается неясным. Одни полагают, что их «поглотили абашевские племена» (по датировкам совпадают с таковыми у фатьяновцев), которые считаются «индоиранскими», то есть тоже, видимо, гаплогруппы R1a. Но поскольку абашевскую культуру часто выводят из ямной, что согласуется с частым труположением на спине, то они, или часть их, могли быть R1b. Если абашевцы, как и шнуровики, тоже принадлежали к субкладу R1a-Z280, то «поглотить» они фатьяновцев не могли, разве что керамика могла немного измениться. Здесь археология и история имеют несколько разные точки отсчета. У археологов, если люди остались те же, но изменились, скажем, глиняные горшки, то культура изменилась, и уже может иметь другое название. И у археолога появятся трудности с преемственностью культур, потому что он ориентируется на признаки, зачастую размытые – антропология, горшки, другие материальные признаки. Поэтому часто преемственность, генезис культур ошибочно уходит в другом направлении. Например, срубников археологи часто выводят из ямников (см. ниже), но это совершенно разные гаплогруппы, R1a и R1b, соответственно. Видимо, форма горшков и рисунок на них подводят. ДНК-генеалогия за точку отсчета берет мутации в ДНК, которые должны сохраняться при преемственности, должны сохраняться гаплогруппы и в целом гаплотипы, разве что с несколькими мутациями, по числу которых можно уточнить хронологию событий.
 
Если абашевцы имели субклад не Z280, а, скажем, Z93, то «поглотить» фатьяновцев с их Z280 они могли, только если их физически уничтожили. В противном случае, если Z280 и Z93 физически сосуществовали, то это сохранится и до настоящего времени, в настоящих потомках. Так тоже могло быть, потому что у татар и башкир субклад Z93 значительно больше выражен, чем у современных славян гаплогруппы R1a центральной полосы России, возможных потомков фатьяновцев. Этот вопрос еще крайне мало изучен, но он важен для понимания истории нашего народа.
 
Отличие южных миграций ариев от миграций русов (праславян гаплогруппы R1a)

Ранее мы определили, что исходной гаплогруппой/субкладом ариев целесообразно считать R1a-Z645 (образовалась примерно 5500 лет назад), потому что это в оптимальной степени примирит исторические, археологические, лингвистические и ДНК-генеалогические определения ариев, или, что фактически то же самое для того исторического этапа, «индоевропейцев» IV-II тыс. до н.э. Сюда укладываются представления о том, что ИЕ языки стали расходиться на ветви примерно 6000-5500 лет назад, что носители этих языков разошлись по Восточно-Европейской равнине от Черного до Балтийского морей, что, например, литовский язык провозглашается некоторыми лингвистами как ближайший к санскриту, и что многие топонимы/гидронимы Русского Севера по звучанию близки к санскриту и к топонимам/гидронимам в классической индийской литературе (последнее положение известно всем интересующимся, но практически не обсуждается в академической литературе; от него обычно отмахиваются, не приводя никаких конкретных опровержений, что характерно для современных гуманитарных наук, или совершенно необоснованно пытаются выдать их за «финно-угорские» на основании одного-двух примеров, что далеко от науки). Современное распределение субкладов среди жителей Восточной Европы, тем не менее, показывает, что при языковой общности обитателей Восточно-Европейской равнины в III тыс. до н.э., субклад R1a-Z280 занял преимущественно северную половину равнины, а субклад R1a-Z93 – южную, степную и лесостепную ее части. Напомним, что ископаемые R1a были найдены в Смоленской и Псковской областях с датировками 5120±120 и примерно 4500 лет назад, и в Карелии с датировкой 7265±250 лет назад.
 
По современному распределению этих субкладов и производных от них можно заключить, что «арийские миграции» в современном понимании исторических наук и языкознания – это миграции носителей Z93, причем миграции на Русской равнине на восток и на юг, а миграции праславян – это миграции носителей Z280, которых уместно назвать «русами». Иначе говоря, «арии ушли, русы остались» (Грот Л.П.. Прерванная история русов. М., 2013), хотя те арии и те русы – носители параллельных субкладов, происходящих от одного общего предка, субклада Z645. Мы будем рассматривать миграции ариев (Z93) и русов (Z280) раздельно, за исключением тех случаев, когда они пересекались.
 
Возвращаемся к трипольской археологической культуре (7500-4650 лет назад)
как предположительно исходной для арийских миграций на восток

Как уже отмечалось, в исторической науке так и не понятно, из каких культур возникла культура шнуровой керамики (5200-4300 лет назад) – из культуры воронковидных кубков (6000-4700 лет назад), или шаровидных амфор (5400-4800 лет назад), или баденской культуры (5600-4800 лет назад), или, как было предположено в этой статье – из трипольской культуры (7500-4650 лет назад), и это останется непонятным, пока не будут получены воспроизводимые данные о том, какие гаплогруппы преимущественно составляли те культуры. Пока мы имеем вполне убедительные подсказки, что в трипольской культуре была выражена гаплогруппа R1a, и она же была найдена в культуре шнуровой керамики, с археологической датировкой 4600 лет назад. В Европе недавно найдены еще девять ископаемых R1a, но отнесения их к определенным культурам нет (Haak и др., 2015; Allentoft и др., 2015), они все обозначены как «поздние неолитические – бронзовый век», с датировками в интервале 4660±180 лет назад и несколько позже, так что они могли бы быть в любой из перечисленных культур. Взаимоотношения между перечисленными культурами сводятся в литературе в основном к тому, что они занимали территории друг друга в разные временные периоды, и что они образованы в результате «индоевропейских вторжений» степняков (ямников) с востока, к чему на самом деле нет ровно никаких оснований. Это уже обсуждалось выше.
 
Таким образом, относить культуру воронководных кубков, шаровидных амфор или баденскую культуру к арийским миграциям никаких оснований пока нет. Хотя по датировкам они (или их часть) могли бы соответствовать носителям гаплогруппы R1a в Европе. Есть крайне невнятные сообщения (Gworys и др., 2013), что в кургане в Польше, на окраине Вроцлава, с датировкой 4800 лет назад «с высокой вероятностью» обнаружены ископаемые гаплогруппы G и J, или I, или Е (точно идентифицировать гаплогруппы не удалось), но авторам неясно, либо это культура шаровидных амфор, либо культура шнуровой керамики. Такие расплывчатые сведения публиковать, конечно, нельзя, авторы поторопились.
 
В итоге опять возвращаемся к трипольской культуре как наиболее подходящей по комплексу сведений для истоков арийских («индоевропейских») миграций на Восточно-Европейскую равнину в III тыс. до н.э. Если эта культура погибла (а уцелевшие носители гаплогруппы R1a перешли на восток как арии/индоевропейцы) в результате нападения эрбинов (носителей гаплогруппы R1b, они же носители культуры колоколовидных кубков) с запада, тогда картина передвижений представляется логичной – удар ККК был с запада, бегство ариев было на восток. Датировки тоже согласуются – удар ККК и гибель трипольской культуры произошли примерно 4650 лет назад, и появление носителей R1a на Восточно-Европейской равнины произошло в то же время, как показывают расчетные датировки гаплотипов cубкладов R1a-Z280 и R1a-Z93.
 
Но удивительно, что рассмотрение трипольской культуры в рамках современных исторических наук и лингвистики сопровождается утверждениями, что культуру разгромили ямники, с востока. Откуда эти утверждения появились, какие обоснования имеют? Выше мы уже показали, что субклады ямников в Европу с востока не перешли, не переходил и ИЕ язык, во всяком случае, к этому нет никаких данных. Недавние выводы по геномным данным ямников, что ямники якобы перешли в Европу с востока на запад (Haak и др., 2015; Allentoft и др., 2015), оказались ошибочными, они фактически подгонялись под представления М. Гимбутас полувековой давности, и ее последователя Д. Энтони, который был в составе авторов «геномной» работы, хотя к исследованию геномов ямников никакого отношения, конечно, не имел. Так все-таки, откуда эти гипотезы про «вторжение ямников» в трипольскую культуру появились? И как это разгромленные и побежденные трипольцы побежали в сторону своих захватчиков, на восток, и не только побежали, а сохранили свою керамику, и, возможно, донесли ее вплоть до Китая и Таиланда?
 
В литературе удалось найти фактически один аргумент, который интерпретируется в пользу вторжения ямников и разгрома именно ими трипольской культуры – что археологи нашли изменение керамики трипольцев на поздней стадии культуры «в сторону более бедной». Пусть так, но почему тогда именно ямники атаковали с востока, а не ККК с запада? Ответа на это нет, и по простой причине – атаку на трипольцев с запада, да еще ККК, никто не рассматривал.
 
Нет ничего страшного в том, что никто не рассматривал. Данные ДНК-генеалогии относительно новые, наука развивается от неполных, а то и ошибочных представлений, к более полным, включающим новые сведения, представления, концепции. Это нормально. Ненормально то, что когда историкам и лингвистам предъявляют новые, более полные данные, полученные независимыми методами, они в лучшем случае их игнорируют, в худшем – отвечают неприятием, а то и форменной агрессией. Обычный ответ, если его перефразировать – «не знаю и знать не хочу. Мне комфортабельно с давно устоявшимися взглядами, и я их поддерживаю, хотя своих данных у меня нет. Я даже не хочу смотреть, на основании каких конкретных данных эти устоявшиеся выводы были когда-то сделаны, у нас так не принято».
 
Приведу один из самых недавних аргументов лингвистов о том, почему ямники вторглись в трипольскую культуру с востока. Финский лингвист Парпола (2015), рассуждая о том, что культура шнуровой керамики (КШК) должна была играть ведущую роль в распространении ИЕ языков в северо-западной Европе, признает, что она (КШК) вряд ли могла быть выведена из ямной культуры, и скорее произошла из трипольской культуры. Но это, по мнению Парполы, порождает конфликт с тем, что именно ямная культура была источником ИЕ языков (а последнее Парпола принимает как данность). И Парпола пишет – «чтобы снять эти противоречия, я предлагаю следующее: ранние протоиндоевропейцы (то есть ямники, по мнению Парполы) захватили трипольскую культуру Молдавии и Украины, и ПИЕ языки развились на поздней фазе трипольской культуры (4100-3400 лет до н.э.)». Иначе говоря, навязанный постулат о том, что ямники были носителями ИЕ (или ПИЕ) языков заставляет создавать громоздкие структуры с переходами языков и культур. То, что трипольская культура могла изначально говорить на ПИЕ языках, и передать их КШК, Парпола не рассматривает. Ему нужно, чтобы ямники (как оказалось, гаплогруппы R1b) были непременно «индоевропейцами», и чтобы они как-то передали ИЕ язык в КШК (R1a), а для этого ему нужно вторжение «индоевропейцев» в трипольскую культуру и навязывание им, трипольцам, ИЕ языка от степных кочевников. Но и этого мало, надо, чтобы ямники прошли до сердца «старой Европы», разрушили ее, но принесли туда ИЕ языки. То есть в точности по прописям М. Гимбутас полувековой давности. Как мы теперь видим, этого не было. Ямники (или другие степные кочевники с востока) в «сердце Европы» не приходили, и, соответственно, ИЕ языки туда не приносили.
 
Так что там с трипольской керамикой, конкретно, на завершающей стадии культуры? Или какие другие свидетельства есть в пользу вторжения ямников в Триполье, кроме как «обосновать» надуманный механизм передачи ИЕ языков от ямников трипольцам? Поначалу тот же Парпола описывает, что взаимоотношения между степными культурами хвалынской (7000-5800 лет назад) и среднестоговской (6700-5400 лет назад), с одной стороны, и балкано-карпатскими культурами, включая трипольцев, были деловыми, торговыми. Кстати, в хвалынской культуре найдена ископаемая гаплогруппа R1b с археологической датировкой 6615±600 лет назад, и неподалеку, в самарской области, найдена ископаемая R1b с датировкой 7620±50 лет назад (Allentoft и др, 2015). Более того, отмечается, что карпато-балканские и степные (среднестоговская и хвалынская) культуры вместе сформировали «металлургический узел» (Parpola, 2015), который включал добычу руды и переработку металлов. В этой деятельности, по мнению Парполы (со ссылкой на Е.Н. Черных), принимала участие и трипольская культура, которая предоставляла степнякам металлы и товары еще с V тыс. до н.э.
 
Дальнейшее описание трипольской культуры Парпола заимствует в основном у Д. Энтони, который подробно описывает эволюцию керамики, которая, по мнению Энтони, постепенно в небольшой части (не более 10%) становится похожей на керамику из Причерноморья-Прикаспия. Энтони выдвигает гипотезу, что трипольцы могли нанимать ремесленников из степных культур для изготовления части керамики, но в остальном материальные признаки трипольцев кардинально отличались от таковых у степняков – и по форме жилищ, и по основной посуде, особенно изящно выделанной, и по металлургии, и по погребальным обрядам. Ни о каком вторжении степняков, как это подает Парпола, это не свидетельствует. Понятно, что эти описания можно интерпретировать по-разному, но уже ясно, что попытки подогнать материальные признаки под концепцию М. Гимбутас о вторжении орд «индоевропейцев»-ямников, которые прошли огнем и мечом через трипольскую и карпатские культуры на запад, в центр Европы, вряд ли можно признать состоятельными. Весь комплекс данных этой картине противоречит. Вторжение и разрушения были, но не со стороны ямников, во всяком случае, не до центра Европы, а скорее всего носителями культуры колоколовидных кубков, и не с востока, а с юго-запада и запада Европы.
 
Практически все находки археологов укладываются в новую концепцию или не противоречат ей – и что керамика отчасти менялась в ходе развития трипольской культуры (на вторжение это никак не указывает), и что в некоторых фазах трипольской культуры наблюдается усиленная фортификация поселений (это никак не означает, что оборона создавалась именно против ямников, а даже и если против них, то на миграцию ИЕ языка в Европу это никак не указывает, тем более что фортификация проходила 6300-6000 лет назад, в средней фазе трипольской культуры, когда носители R1b в Европу еще не приходили, во всяком случае массово или в заметных количествах), и так далее. М. Гимбутас интерпретировала эти археологические находки еще полсотни лет назад как якобы указывающие на «вторжение индоевропейцев», и археологи-лингвисты это некритично приняли, что привело к значительному искажению исторической картины. Да, более сотни кремневых наконечников стрел были найдены вокруг стен нескольких домов в трипольской культуре, но при чем здесь перенос «индоевропейских» языков в Европу? Некритичные и однозначные интерпретации найденных артифактов – вот что искажает состояние исторических наук.
 
А что говорят об этом другие специалисты по арийским миграциям? Л.С. Клейн в своей (неизданной) книге «Древние миграции и происхождение индоевропейских народов» (2007) о гибели трипольской культуры от рук степняков ничего не говорит, хотя по всей книге идут отнесения о возможной связи трипольской культуры с последующими арийскими миграциями вплоть до Индии, о сходстве трипольских артифактов с майкопскими, с такими же из катакомбной культуры, о «трипольском наследии в индоарийской мифологии», и о том, что сходства с артифактами из ямной культуры являются натянутыми. Раздел в его книге так и называется – «Арии в Майкопе и Триполье?» С другой стороны, в объемной книге Е.Е. Кузьминой «Откуда пришли индоарии» (1994) трипольская культура в этом контексте вообще не упоминается. В книге А.В. Гудзь-Маркова «Индоевропейцы Евразии и славяне» (2004) о трипольской культуре говорится как о «в конце концов исчезнувшей почти без следа, пав под чудовищными ударами воинственных степняков-индоевропейцев, которые вал за валом преодолевали днепровский рубеж и устремлялись в плодородные долины Европы». Поскольку Гудзь-Марков не историк, его книга упоминается здесь только как пример «ресайклинга», когда, без сомнения, эрудированный автор просто пускает в оборот то, что почерпнул в исторической литературе, или так усвоил. Это он и усвоил, и по всей его книге некие «индоевропейцы» идут валом на запад, в Европу со стороны Средней Азии и Урала. Этого, конечно, не было, и среднеазиатские просторы, или Сибирь, или Урал как «прародина ИЕ языка» никогда в серьезной литературе и не рассматривались. А слова о том, что «около середины IV тыс. до н.э., началась эпоха полного поглощения Европы миром индоевропейских кочевников Великой евразийской степи» – это просто пересказ представлений М. Гимбутас 60-тилетней давности. Ничего подобного около 5500 лет назад в Европе не было. Заселение континентальной Европы носителями ККК, в основном гаплогруппы R1b, и гибель «старой Европы» происходили на тысячу лет позже, и не «кочевниками евразийской степи», а уже другими социально-историческими формациями.
 
Итак, имеется немало оснований считать истоками арийских миграций с запада, из Европы, культуру Лепенского вира (9400-8200 лет назад, пока как вариант, основываясь на сходстве некоторых артифактов и датировок) с переходом в трипольскую культуру (7500-4650 лет назад), в которой арии (тогда гаплогруппы R1a-M420 > M459 > M198 > M417 и образовавшегося примерно 5500 лет назад субклада Z645) разошлись на два «потока», Z93 (преимущественно южный, лесостепной и степной, тяготевший к Причерноморью, Предкавказью, и далее Средней Азии, Северному Казахстану, Южному Уралу и далее Зауралью, вплоть до Алтая и с переходом в Китай), и Z280 (преимущественно северный, тяготевший к умеренным широтам Восточно-Европейской равнины и до Прибалтики).
 
Катакомбная культура (4500-4000 лет назад)

Примечательной культурой на пути южной миграции ариев была катакомбная (4500-4000 лет назад, по другим данным начинается с 4800 лет назад), позднее переименованая в катакомбную культурно-историческую общность из-за ее некоторой неоднородности на разных территориях. Территорию ее в широком варианте рассматривают как простирающуюся от низовьев Дуная до Предуралья, в более ограниченном варианте она включает области Донецкую, Харьковскую, Воронежскую, и Предкавказье, или степную и лесостепную полосу юга современных России и Украины.
 
Неоднородность, или гетерогенность катакомбной культуры (для краткости будем называть КК) приводит к тому, что многие археологи выводят ее из ямной культуры (гаплогруппа R1b), но продолжают культурой шнуровой керамики и/или срубной культурой (в обоих случаях гаплогруппа R1a). Л.С. Клейн отмечал, что КК имеет «корни, расходящиеся в разные стороны». Собственно, это и есть указание на то, что КК представляет слои культур, созданных гаплогруппами R1b и R1a, скорее всего в разные времена. Обычно культуры R1b более древние, чем культуры R1a. Наиболее разумный вариант генезиса КК – это первоначальное создание ее эрбинами, гаплогруппа R1b, и затем, после ухода (или вытеснения) эрбинов на тех же местах, по ходу своего миграционного пути на восток, расположились арии, гаплогруппа R1a. Возможно, в этом и есть причина некоторого расхождения датировок КК – эрбины там были в начале III тыс. до н.э., 4800-4600 лет назад, арии – начиная с 4600-4500 лет назад, как раз время продвижения их на восток со стороны трипольской культуры (завершение культуры примерно 4650 лет назад).
 
Рассмотрение конкретных захоронений подтверждает гипотезу о том, что катакомбная культура (или ямно-катакомбная, как ее ранее называли) представляет сочетание ранних эрбинов и поздних ариев. Приведем в качестве примера довольно большую серию донецких захоронений (Погорелов, 1989. Ямно-катакомбные погребения Среднего Дона) в ямах и катакомбах. Как правило, захоронения в ямах были на спине (признак R1b, о чем авторы статьи, конечно, не знали) или в скорченном положении на правом боку (признак R1a), причем первые (R1b) были древнее и основные, вторые (R1a) – захоронения более поздние и впускные, их было меньше. Захоронения в катакомбах следовали тем же закономерностям. Более того, впускные захоронения, которые больше соответствовали погребальным обрядам носителей R1a (на правом боку) отражали, по данным авторов статьи, более развитые и более поздние этапы катакомбной культуры. Так что мы видим здесь и «корни, расходящиеся в разные стороны», и их отнесения к гаплогруппам R1b (продолжение ямной культуры) и R1a (отражение более поздних арийских миграций). Подобных данных очень много, но во время соответствующих исследований, более 25 лет назад, авторы не были знакомы, разумеется, с ДНК-генеалогией и подразделением погребенных на гаплогруппы, и не могли понять принципы систематизации положений костяков. Их запутывало и то, что ориентация костяков не была однозначной, и многие костяки в скорченном положении на правом боку были ориентированы на запад (что характерно для R1a). Аналогично, в другой статье (Санжаров, 1989) описаны катакомбные погребения (датировка XVIII-XVII вв. до н.э., то есть поздняя катакомбная культура), в котором три костяка (один из них детский) лежат в скорченном положении на правом боку, что характерно для носителей гаплогруппы R1a. В другом захоронении костяк лежит на спине, что характерно для носителей гаплогруппы R1b.
 
В научном обороте насчитываются сотни, если не тысячи скелетных останков катакомбной культурно-исторической общности, и в настоящей работе нет возможности заниматься их классификацией в отношении возможной принадлежности к гаплогруппам R1b и R1a на основании трупоположения и ориентации костяков, направления лица. Оставим это археологам. Наша цель в отношении катакомбной культуры достигнута – совершенно ясно, что она занимала определенное место в арийских миграциях. А то, что в катакомбной культуре в разных «слоях» оставили свой след как эрбины, так и арии, не меняет сути динамики арийских миграций (гаплогруппа R1a) от трипольской культуры через катакомбную и далее к срубной.
 
Но представляется познавательным и поучительным разбор ошибок в построениях археологов и лингвистов, для которых катакомбная культура явилась неким камнем преткновения, породившим массу ошибочных, тупиковых интерпретаций, гипотез, теорий. Наиболее удобно разбирать эти тупики по неопубликованной монографии Л.С. Клейна («Древние миграции и происхождение индоевропейских народов», 2007), которая выгодно отличается от других публикаций других исследователей тем, что подробно разбирает разные гипотезы, свои и чужие. Теперь, с высоты ДНК-генеалогии, отчетливо видно, что главной проблемой оказалось та, что в том, что было названо катакомбной культурой, или «катакомбными культурами» (Л.С. Клейн) были смешаны два разных народа, племени, популяции, гаплогруппы – R1b (от ямной и родственных культур, совершенно неарийского и неиндоевропейского происхождения) и R1a (от арийской, индоевропейской популяции, народа, племени, гаплогруппы).
 
Ясно, что винить в этом археологов нельзя, они пали жертвой, если можно так выразиться, парадигмы, изначально навязанной М.Гимбутас и подхваченной археологами и лингвистами. В итоге все «степняки» были зачислены в категорию «индоевропейцы», или «арии», последней категорией активно пользовался Л. Клейн, перемежая ее понятиями «иранцы» и «индоарии», часто подменяя эти чисто линвистические термины популяционными, то есть называя так самих людей, племена, которые они образовывали. Л. Клейн схватывал, как следует из его комментариев, что в КК не только «ямники», но и «другие» – и это разные люди, но раз за разом пытался увязать их вместе, уложить на прокрустово ложе «ариев». Догадываясь, что это могут быть разные культуры, с разными корнями, он заявлял – «задача облегчается тем, что эти корни от разных культур должны сходиться в одной точке». В этом Клейн принципиально ошибался, они были несходимы, во всяком случае, на протяжении предыдущих 20 тысяч лет.
 
Но Л. Клейн продолжал – «Ямная культура – культура ариев?», «Надо признать, сохраняется и другая возможность – что чисто ямная культура… охватывала только иранцев, являясь общей основой для всех иранских языков – западноиранских и восточноиранских, но не являясь основой для индоарийской речи, связанной с катакомбными культурами», «можно заключить, что арии обитали в понтокаспийских степях, и им принадлежали ямная, а затем катакомбные культуры и срубная с андроновской…», «…возникшая на основе репинской культуры ямная дала начало всем ариям, а на этапе катакомбной и срубно-андроновских культур произошло разделение на иранцев и индоариев».
 
Вот эти (ошибочно) довлеющие представления, что ямная культура – арийская, индоевропейская, «иранская», «основа для всех иранских языков», «дала начало всем ариям», ломали все построения. Ни одно из этих положений не было верным. Сейчас мы уже знаем, что R1a были ариями, R1b – эрбинами, с совершенно другой историей, другими миграционными путями на протяжении многих тысячелетий, а практически – всегда. Их пути сблизились в катакомбной культуре, но и там на самом деле не пересеклись, а прошли со сдвигом во времени примерно на 500-1000 лет. И при этом Л. Клейн писал – «корни катакомбной общности расходятся еще больше, чем корни срубной и андроновских культур, и гипотезы тут… тоже разные (Кривцова-Гракова 1938; Попова 1955; Клейн 1962; Фисенко 1966; Николаева и Сафронов 1979; 1981)».
 
Тем не менее, надо отдать Л. Клейну должное – он выявил «индоарийские» признаки в катакомбных культурах, привел доказательства «индоарийской атрибуции катакомбников». Цитата: «Сначала Берзин и Грантовский (1962) высказали осторожную и никем не замеченную догадку о том, что индоарии связаны по происхождению с катакомбной культурой (основанием для этой гипотезы были игральные кости в катакомбных могилах). А на рубеже 70-х и 80-х годов я, еще не зная об этой заметке, высказал ту же идею. Мне, по-видимому, и в самом деле удалось выявить, что исходный очаг движения индоариев в Индию и Переднюю Азию лежал в Северном Причерноморье, и состоял именно из катакомбных культур… по крайней мере, некоторых, может быть, всех… Датируются они в основном своем ареале концом III и первой половиной II тыс. до н. э., по традиционной хронологии, но по новой хронологии – приблизительно временем от 2900 по 2050 гг., то есть III тыс. в целом, с наибольшей концентрацией дат на XXIII – XXII веках (Черных и Орловская 2004)». При этом Л. Клейн повторяет, что Е.Е. Кузьмина – «автор конкурирующей (андроновской) гипотезы». На самом деле никакой конкуренции не было – и катакомбная, и андроновская культуры были на пути арийских миграций, и в определенной части были арийскими. Как пишет Л. Клейн – «По современным данным, цепь катакомбных памятников протянулась от северопонтийских степей через Среднюю Азию к подступам в Индию… эти культуры вместе покрывают время со второй половины III тыс. до VIII в. до н. э. – до скифо-сакского времени». Подобные памятники были и в Закавказье – «В Закавказье обнаружено много катакомбных погребений начала II тыс…. и XIV – XIII веков…, а в них оттиски печатей митаннийского типа (напоминаю, что именно в Митанни особенно сильно проявилось индоарийское языковое и культурное воздействие». «Печати митаннийского типа», конечно, не обязательно были принесены из Митанни, они могли быть такими же, что были унесены ариями с Кавказа в Митанни. Это лишний раз подтверждает, что арии Русской равнины достигли не только Иранского плато и Индостана, но и Месопотамии.
 
Но Л. Клейну мешало настойчивое желание найти предков «иранцев» и «индоариев», причем в катакомбной культуре. Видимо, так он трактовал неоднородность, бинарность КК, и заявлял – «Коль скоро родство это заведомо предполагает бытование в прошлом на сравнительно небольшой территории, то встает вопрос о нахождении этих двух ареалов и двух культур, соответствующих двум праязыкам… катакомбных культур, сопряженных с предками индоариев, оказалось несколько. Но это, хотя и облегчает задачу, не снимает вопроса о прародине иранцев и прародине индоариев, то есть, где-то глубже должно быть всего две культуры. А еще глубже должна же иметься одна культура и одна прародина всех ариев!» Опять он носителей гаплогруппы R1b (не зная об этом в 2007 году) трактовал как «ариев». Не было у бинарной катакомбной культуры «одной прародины», сам же он писал о корнях, расходящихся в разные стороны. Мы же, поняв, откуда идут «разные корни» (то есть относящиеся к разной истории носителей R1a и R1b), и отодвинув эрбинов в сторону, как не имеющих отношения к арийским миграциям, продолжим с последними.
 
Бабинская культура (культура многоваликовой керамики), 4100-3900 лет назад

Это – очень краткосрочная степная культура, существовавшая на рубеже III-II тыс. до н.э., то есть на излете времени с катакомбной, и занимавшая территории от правого берега Днепра до Дона и далее до Волги. Как и катакомбную культуру, бабинскую культуру считают предшествующей срубной (или ранней формой срубной), или принимают переход катакомбная → бабинская → срубная. Она передала срубной культуре срубы в могиле, скорченное положение покойника (признак R1a), ориентация на восток, но положение на левом боку. Опять ситуация может быть той, что это были женские скелеты, которые носители гаплогруппы R1a укладывали в скорченном виде на левый бок с ориентацией на восток; мужские скелеты укладывали в скорченном виде на правый бок с ориентацией на запад.
 
На вооружении носителей бабинской культуры была легкая конная колесница. В этом отношении бабинская культура оказалась звеном в серии степных колесничных культур: потаповской, петровской, синташтинской и других археологических культур – во всех перечисленных присутствуют элементы культуры Бабино. Синонимом «бабинской» стала «культура многоваликовой керамики» от глиняной посуды, украшенной большим количеством налепных валиков, с богатым, разнообразным орнаментом. Характерные археологические находки – пряжки и псалии, особенно псалии с шипами. Псалии – это часть древнего уздечного набора, и представляли собой пару вертикальных стержней или пластин, которые крепились перпедикулярно к концам удил для закрепления во рту коня. Носители бабинской культуры разошлись по трем основным направлениям – восточному, в сторону Южного Урала, Индии, Ирана, возможно, Северного Китая; западному, на Балканы, в Грецию, в Малую Азию; и южному, на Ближний Восток – в Анатолию, Митанни, на Аравийский полуостров. Как видим, это все миграции ариев. Археологи обычно не связывали миграции бабинской культуры с ариями, но много говорили об «импульсе колесничных культур с территории Доно-Днепровского междуречья вдоль степной и лесостепной черноземной равнинной зоны в Подонье, Поволжье, Заволжье, Южный Урал, Нижнее и Среднее Подунавье». Ископаемых ДНК бабинской культуры пока нет, но вряд ли есть сомнения, что эта культура – часть арийских миграций.
 
Как сообщает Л.С. Клейн, «в XVII веке [то есть примерно 3700 лет назад] катакомбные культуры, т. е. индоарии, были буквально сметены на всей территории причерноморских степей и части лесостепи… На их месте оказалась… культура многоваликовой керамики (КМК или бабинская), очень многолюдная (известны сотни поселений) но кратковременная: уже в следующие века на части Левобережья Украины ее сменила продвинувшаяся с востока срубная культура ( т.е. иранцы)». Здесь, конечно, серия недоразумений – ни катакомбные культуры, ни населяющие их арии (которых Клейн называет «индоариями»), не могли быть сметены ариями же, даже если переименовать их поселения в культуру многоваликовой керамики, а последующую культуру назвать уже «иранцами». Здесь не только страсть к картинному слову «сметены», поставленное не к месту, здесь и обычное для Клейна отождествление (диалекта) языка с самими людьми. В другом месте той же книги Клейн опять использует то же картинное слово – «КМК существовала недолго и была радикально сметена срубной культурой».
 
Не было в Причерноморье в начале II тыс. до н.э. ни «индоариев», ни «иранцев», были одни и те же люди, арии, с хорошей вероятностью носители гаплогруппы R1a-Z93, и их языковое разделение стало заметным, возможно, только при достижение одними Средней Азии с последующим переходом на Иранское плато, а другими – Южного Урала и/или БМАК, с последующим переходом в Индию. Более того, арии в потаповской культуре (см. ниже) имели субклад Z645 (ископаемые ДНК 4215-3915 лет назад), в срубной культуре субклад Z645-Z93 (три образца ископаемых ДНК, датировка 3865-3615 и 3865-3215 лет назад) и Z645-Z93-Z2123 (один образец ископаемой ДНК, 3865-3615 лет назад), и в синташтинской культуре – субклад Z645-Z93-Z2123 (два образца ископаемых ДНК, 4313-4060 и 4141-3911 лет назад). Опять мы видим, что это были одни и те же люди, одной ДНК-линии.
 
Потаповская культура (R1a, 4000-3750 лет назад),
полтавкинская (R1b, 4700-4100 лет назад) и абашевская (4200-3700 лет назад)

Причина, по которой столь разные по происхождению культуры попали в название данного раздела в том, что археологи постоянно путаются с их генезисом, что из них произошло от чего. В археологии есть и оборот – «ямно-полтавкинский компонент потаповского и синташтинского культурных комплексов» (Кузнецов и Семенова, 2000. Памятники потаповского типа). С точки зрения ДНК-генеалогии это абсурд, поскольку ямная и полтавкинская культура – это род R1b, а потаповская и синташтинская – род R1a, эти два рода никак не могут произойти один из другого.
 
Впрочем, объяснение может быть в том, что как минимум две из этих четырех культур оказались (ошибочно) объединенными археологами в одну, то есть культуру рода R1a и культуру рода R1b назвали одним именем, а потом удивляются, что у нее «корни уходят в разные стороны». Тогда из компонента R1a такой неправомочно объединенной культуры возможен переход в следующую культуру рода R1a, а из компонента R1b – в следующую культуру рода R1b, и путаница как бы сглаживается, но в отношении предыдущей культуры остается. Но если и следующая культура оказывается неправомочно смешанной, то ошибка усугубляется, и в итоге интерпретация целого (большого) временного периода и целого (большого) региона оказывается неверной. Отсюда и появляются ««культурно-исторические общности», «горизонты», и «расходящиеся корни» культур.
 
Потаповская – лесостепная культура Поволжья (4000-3750 лет назад), располагалась в Волго-Донском и Волго-Уральском междуречье и на юге лесостепного Зауралья, то есть попадала в свиту катакомбной культуры (в части носителей гаплогруппы R1a) с переходом в срубную культуру (R1a-Z93) и синташтинскую (R1a-Z93, см. ниже). В потаповской культуре найдены ископаемые ДНК гаплогруппы R1a -Z645 и R1a-Z645-Z93-Z94 (Утевка, Самарская область), с археологическими датировками 4750±200 и 4065±150 лет назад, а также R1a-Z645-Z93-Z94 (Потаповка I, на реке Сок в Самарской области), с датировкой 4745±200 лет назад. Хотя первая и последняя датировки великоваты для потаповской культуры (и авторы сообщения считают их завышенными), но тот факт, что в захоронениях найдены признаки степной миграции ариев, делают их значительными для понимания арийских миграций. Как мы видим, все найденные гаплогруппы потаповской культуры – R1a. Среди археологов иногда описывают территориальные взаимоотношения потаповской и синташтинской культур в следующем виде: потаповская – западные склоны южного Урала, синташтинская – восточные склоны.
 
Ориентировка костяков в захоронениях, относимых к потаповской культуре, не однотипна – там положения и на левом боку, и на правом, и на спине. Правда, у носителей R1a на правом боку укладывали мужчин, на левом боку – женщин, а при описаниях захоронений в потаповской культуре пол костяка обычно не приводится. Что касается положения на спине – это вполне могут быть захоронения, например, полтавкинской культуры (ископаемые ДНК гаплогруппы R1b), которые местами накладываются на потаповскую культуру, и неправомерно отнесены к последней. Вот и «ямно-полтавкинский компонент потаповского и синташтинского культурных комплексов». В этом опять разбираться археологам, описания которых в публикациях часто неполны, и надо поднимать конкретные отчеты.
 
Взглянем на полтавкинскую культуру (4700-4100 лет назад), которая простиралась от Среднего Поволжья до границ современного Казахстана, и располагалась к востоку от катакомбной и к югу от фатьяновской культуры. Она по данным археологов старше потаповской (R1a) на 350-700 лет, и все до сих пор найденные ДНК полтавкинской культуры, общим числом четыре, показывают гаплогруппу R1b, все из захоронений Самарской области. Это R1b-L23-Z2105 (Кутулук III, датировка 4690±190 лет назад), R1b-M269 и еще десять снипов, все эквивалентны М269 (Грачевка II, на реке Сок, 4740±150 лет назад), R1b-M269-L23 (Николаевка III, на реке Самаре, 4515±300 лет назад), и опять R1b-L23-Z2105 (Лопатино II, на реке Сок, 4790±110 лет назад). Мы видим, что по территории, по датировкам и по гаплогруппам-субкладам полтавкинская культура практически идентична ямной (5300-4200 лет назад), захоронения последней, которые показали гаплогруппу R1b, были в тоже в Самарской области, Кутулук I, Лопатино I на реке Сок, Лопатино II на реке Сок, в Лужках и в Ишкиновке I, это все один регион с полтавкинскими захоронениями, которые дали ту же R1b, и даже субклады одинаковые c теми, что в ямной культуре, в частности, L773, PF6475, L500 (это все эквиваленты M269), Z2103/Z2105 (это синонимы), L23 и так далее. Так что в данном случае это не «культурно-исторические общности» и не «горизонт», это были одни и те же люди. Мы видим следы миграции эрбинов, которые прошли в западном направлении на 500-1000 лет ранее ариев, которые двигались, напротив, на восток. Ранее – потому что 4600 лет назад арии только выходили на восток от Карпатских гор, а эрбины были за Волгой.
 
Поэтому обычные слова археологов, что полтавкинская культура – это «раннее проявление срубной культуры», что это «основа для более поздних срубной и потаповской культур», что «полтавкинскую культуру населяли ранние индоиранцы» (или прото-индоиранцы) не отвечают действительности, как и «ямно-полтавкинский компонент потаповского и синташтинского культурных комплексов». Такого, похоже, не было, это результат неверной интерпретации археологических находок. Разумеется, отсюда появилось предложение рассматривать «полтавкинский культурно-исторический комплекс» (И.Б. Васильев, цит. по диссертации Г.Г. Пятых). Судя по некоторым данным, в полтавкинской культуре встречаются костяки в скорченном положении на боку (характерно для R1a), но в основном на спине, как описывает Пятых (характерно для R1b). Но здесь надо смотреть датировки – например, захоронения R1a могли быть впускными, в ранние по времени курганы эрбинов. Есть и экзотические захоронения – в культуре, отнесенной к потаповской, костяк лежит на спине (что нехарактерно для R1a), но на месте головы уложен череп коня.
 
Перечисляя результаты работ других исследователей, Л.С. Клейн сообщает, что «больше оснований считать, что андроновская общность, особенно ее алакульская часть, сложилась на основе петровской…, а петровская культура в свою очередь – видимо, на основе полтавкинской культуры Нижнего Поволжья (Кузьмина 1994)». Здесь опять сбой в последовательности гаплогрупп, полтавкинская культура – это R1b, а андроновская – R1a. Опять надо разбираться археологам, где одну керамику приняли за другую, или на каких других материальных признаках произошел сбой. Клейн продолжает – «Для срубной культуры… подосновой считается тоже полтавкинская культура (Отрощенко 1990)». Опять неверно, срубная – R1a, полтавкинская – R1b. И Клейн заключает – «Таким образом, полтавкинская культура среднего бронзового века (одновременная катакомбной) выступает как общая подоснова для срубной и андроновской… культур. Она бы и могла считаться культурой протоиранцев, носителей праиранского языка (или общеиранской речи), выделившеся из праязыка ариев ». Опять неверно, по тем же причинам. Опять язык ариев (гаплогруппа R1a) пытаются пристегнуть к языку ямников и полтавкинцев (гаплогруппа R1b). Правда, потом Клейн цитирует Г.Г. Пятых, согласно которому полтавкинская культура была искусственно скомпонованной археологами из ямной и катакомбной культур. Это уже более отвечает действительности, похоже, что так и было.
 
Несколько слов о абашевской культуре (4200-3700 лет назад), которая протянулась по лесостепи от Дона через Верхнее и Среднее Поволжье и Южное Приуралье до Тобола. По другим описаниям, она была распространена от Калужской области до Южного Урала (южного Башкортостана), включая области Воронежскую, Липецкую, Ульяновскую, Самарскую. Там опять, к сожалению, у археологов много путаницы. Ряд археологов (И.Б. Васильев, П.Ф. Кузнецов и А.П. Семенова) выступили с идеей о том, что абашевская, полтавкинская культуры и «потаповский культурный тип» сложили срубную культуру, причем главная роль в этом отдается полтавкинской культуре. Здесь опять идет нестыковка преемственности гаплогруппы R1a (срубная культура) и R1b (полтавкинская культура), и тут же появляется «потаповский культурный тип», весьма уклончивое понятие. Более того, другие археологи (Г.Б. Зданович, Д.Г. Зданович, В.В. Отрощенко, А.Т. Синюк) предложили концепцию, что это синташтинская культура из-за Урала распространилась на запад, до бассейна Дона, с образованием на Волге и Дону своих локальных вариантов – потаповской культуры на Волге и абашевской культуры на Дону. Иначе говоря, срубная культура произведена из синташтинской. Здесь одна, но принципиальная проблема с точки зрения ДНК-генеалогии – не продвигались арии с Урала (или из-за Урала) на запад вплоть до Дона, не сходится с направлением образования субкладов.
 
В целом же, с абашевской культурой у археологов сплошные противоречия – она, по одним соображениям, «похожа на полтавкинскую» (то есть должна быть культурой эрбинов), по другим, ее насельники говорили «на иранских языках» (то есть должны быть культурой ариев), по третьим она происходит из культуры шнуровой керамики, или из фатьяновской, или из ямной культуры, что, как мы уже знаем, несовместимо. Захоронения – и на спине (признак R1b), и в скорченном положении на боку (признак R1a), причем и на правом, и на левом боку (признак R1a для мужчин и женщин соответственно), наблюдается меандровый орнамент, позже характерный для срубно-андроновской общности. Все это свидетельствует о том, что археологи смешали в абашевской разные культуры, носителей двух разных родов – R1a и R1b, и эти культуры можно разделить, если применять принципы и метологию ДНК-генеалогии. Переходим к срубной культуре…
 
Продолжение следует…
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

31 комментарий: Миграции ариев от 6000 до 3000 лет назад (часть 2)

  • V. M. говорит:

    >> В литературе удалось найти фактически один аргумент, который интерпретируется в пользу вторжения ямников и разгрома именно ими трипольской культуры – что археологи нашли изменение керамики трипольцев на поздней стадии культуры «в сторону более бедной». Пусть так, но почему тогда именно ямники атаковали с востока, а не ККК с запада? Ответа на это нет, и по простой причине – атаку на трипольцев с запада, да еще ККК, никто не рассматривал.
     
    Кстати, можно заметить, что не рассматривали ещё и потому, что в западноевропейской исторической литературе вообще приходится сталкиваться с неким негласным положением, что все «нашествия» в Европу происходят с востока. Примеров, действительно, наберется немало: гунны, авары, монголо-татары… Плюс, возможно, что-то подсознательное, подпитанное политическими мифами. И это заведомо задаёт вектор: всё движение в Европу происходит с востока, что и декларирует на «научной основе» в случае с «индоевропейцами» Энтони. Сценарий уже задан. Но исследование миграций эрбинов и ариев на основе данных ДНК-генеалогии показывает, что не менее мощным был и обратный вектор движения – с запада на восток.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Гаплогруппа R1a была первой, которую нашли в ископаемых костных останках. Нашли ее в Германии, при раскопках в Эулау, в культуре шнуровой керамики (Haak и др., 2008).
     
    Относительно этой находки могу рассказать случай, который может проходить по разряду исторических анекдотов. На одном из англоязычных форумов был один активный участник из Англии, который донимал всех гаплотипом своего не то родственника, не то знакомого из гаплогруппы R1a. Как многие британцы, он педалировал, что тот – потомок викингов, и даже приводил карты Нормандии в качестве доказательства. По иронии судьбы, гаплотип того участника по общим маркерам почти в точности совпал с тем, что расшифровали у “шнуровика” из Эйлау. Полушутя, полувсерьез я предположил, что он никакой не викинг, а прямой потомок тех людей, в мизерном количестве сохранившихся в Западной Европе и не покидавших своих мест все прошедшие тысячелетия. Оппонент разразился ироничными смайликами, и разговор на этом закончился.
     
    Через несколько лет FTDNA выбросила на рынок тест BigY, и одним из первых глубокое типирование своих снипов заказал тот самый “викинг”. К немалому удивлению, у него оказались в минусе все известные снипы, нисходящие от М417, в том числе L664 и Z645. То есть он не в шутку, а всерьез – прямой потомок “шнуровиков” или родственного им народа, род которого чудом не пресекся за все это время. Сейчас в IRAKAZ (раздел R1a1a1-M417*) всего пятеро этих своего рода “живых ископаемых”, все довольно близкие родственники. Это одна из нескольких реликтовых европейских линий, о которых вел речь в обсуждении первой части статьи.

  • АВК говорит:

    Статья великолепна! С нетерпением жду продолжения.

    • Olga говорит:

      Действительно, ув. Анатолий Алексеевич словно скальпелем отсекает с помощью ДНК-генеалогии все ненужное для науки, все ложное, находя драгоценные зерна истины, решая даже самые сложные, запутанные вопросы, по которым накопилось множество противоречий у историков.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Пусть так, но почему тогда именно ямники атаковали с востока, а не ККК с запада? Ответа на это нет, и по простой причине – атаку на трипольцев с запада, да еще ККК, никто не рассматривал.
     
    Если исходить из карты находок ККК, которую приводил в сообщении двухгодичной давности, то до территории Триполькой культуры “бикеры” не дошли и, возможно, даже не вступали с трипольцами в прямой контакт. По археологическим данным, распространение ККК в Европе чем-то напоминает освоение русскими Сибири в XVI-XVII веках. Они стремительно продвигались вглубь континента, преимущественно вдоль рек, занимая наиболее благоприятные для хозяйства места и оставляя большие разрывы между своими поселениями. На не занятой эрбинами территории продолжали жить местные племена, но их прежнее культурное единство, очевидно, осталось в прошлом. Рейды эрбинов за пределы своего ареала вполне возможны, но были ли они настолько сокрушительными, чтобы положить конец столь высокоразвитой культуре, как трипольская – пока неизвестно…
     
    Скорость распространения и отсутствие сплошного ареала ККК в свое время сильно озадачили археологов. Была полная неясность, в каком направлении двигались эти люди, и даже возникали сомнения, была ли они вообще. До сих пор существует гипотеза, что большая часть артефактов ККК была оставлена аборигенами Европы, быстро перенимавшими новые технологии и обычаи. Теперь, благодаря данным ДНК, мы знаем, что это не так. Но археологи – люди консервативные, и с опаской относятся к новым методам, принимая только трактовки в стиле “ты на свете всех милее, всех румяней и белее”.
     
    При таком “сибирском” сценарии отдельные группы эрбинов, потерявшие контакт со своими соплеменниками и оказавшиеся в окружении численно превосходивших их народов, говоривших на ИЕ языках, могли начать переходить на эти языки (будущие кельтские, италийские и германские), уже в конце периода своей экспансии. Во время культуры полей погребальных урн и особенно галльштаттской переход уже должен был завершиться. Последовавший затем быстрый рост численности “галльштатцев” побудил их к миграции, а также, в силу законов статистики, привел к перевесу одних линий, прежде всего из доминирующих кланов R1b, и “вымыванию” других. Если посмотреть статистику по ископаемой ДНК Европы, то исчезновение линий “Старой Европы”, прежде всего, G2a и I2, не было одномоментным. Еще долгое время после завершения истории ККК они занимали существенную долю в европейской ДНК, и их угасание растянулось на века.
     
    Этот комментарий не имеет прямого отношения к миграциям ариев на восток, но, надеюсь, он позволит приподнять завесу тайны над тем, что могло послужить причиной массового распространения родственных им языков на западе.

    • Olga говорит:

      Ув. Игорь Львович! Эта версия исчезновения культуры Старой Европы и старых европейских гаплогрупп вполне реалистична. Но итоги заселения “эрбинами” Европы скорее позволяют вспомнить историю освоения англо-саксами Северной Америки, коренное население которой подверглось настоящему геноциду, растянутому по времени на несколько веков. В результате освоения русскими Сибири коренное население в ней осталось, как и его культура. Более или менее крупные народы получили автономные территориальные образования, письменность, сохранив свои языки, мифологию, обрядовую культуру, традиции даже в нелегких условиях 20-го века.

  • Чуркин Андрей говорит:

    >> …константа скорости мутации для приведенных гаплотипов равна 0.0361 мутации на гаплотип на условное поколение в 25 лет…
     
    В условиях, предшествовавших уровню медицины 20-го века, у первенца было больше шансов родиться и дать потомство – просто потому, что у матери был шанс умереть во время родов; потому, что одному ребенку в семье больше достается, нежели двум, трем… потому, что у родителей шанс заболеть, умереть повышается во времени… У каждого, позжерожденного шансы родиться, родиться не дураком, выжить и дать потомство уменьшаются (третий вовсе был дурак – вторит мне сказка). Таким образом, гипотетический возраст поколения прошлых времен нужно ориентировать на рождение первенцев. Об обычном возрасте рождении первенцев в старых культурах нам говорил еще Шекспир, когда его Джульетту мама родила в 14 лет (у Пушкина Татьяна была отвергнута Онегиным в 15 лет). Понятно, что в более архаические времена, когда требования, условности общества были ненавязчивы, первенцы появлялись по первым условиям биологических возможностей… Конечно, «25 лет» более понятно современным молодым поколениям, не знающим любви без контрацепции, но научная корректность и нежелание выглядеть идиотами требует снижать «условное поколение» до… лет 15-ти…

    • Сергец говорит:

      >> Конечно, «25 лет» более понятно современным молодым поколениям, не знающим любви без контрацепции, но научная корректность и нежелание выглядеть идиотами требует снижать «условное поколение» до… лет 15-ти…
       
      Зачем же снижать, оно же условное? =) Это же чисто научное число, как, например, поколение в машиностроении, оно же не привязано к биологическому поколению. Это вопрос калибровки, можно откалибровать и на 15, но зачем, больше нравится?

    • Сергей Колесников говорит:

      По-любительски занимаясь традиционной “архивной” генеалогией, могу вас уверить, что даже в крестьянской среде 19-го века основная масса браков заключалась в 18-20 лет. Видимо, в 15 всех Татьян все-таки отвергали. Рожали, опять же по архивным данным, и подолгу и по-многу. Лично видел в записях одной семьи 13 детей, последнего мать (одна и та же) родила в 44 (он выжил, бракосочетался, имел детей). Детская смертность была высока, тут вы правы. До года не доживало 20-25%, по моим ощущениям. Однако к порядковому номеру это отношения не имело. Основные причины смерти в метриках – младенец (без имени и указания причины смерти) – видимо, при родах, далее следуют жар, лихорадка и понос (так в церквях записывали, видимо, без вскрытий и прочей медицины). Кстати, первые роды хуже всего протекают, это я вам как муж многоопытной акушерки говорю.
       
      Ну а про “условное поколение” надо элементарно что-то почитать про азы ДНК-генеалогии, прямо не сходя с этого сайта. Можно хоть 50 лет сделать “условное поколение”, хоть 10. Для каждого случая константа банально пересчитывается.

    • >> …Конечно, «25 лет» более понятно современным молодым поколениям, но научная корректность… требует снижать «условное поколение» до… лет 15-ти…
       
      Коллеги уже новичку пояснили, но я добавлю для тех, кто еще так и не понял. Само понятие «условное поколение», которое комментатор упомянул, уже отвечало на его вопрос. Но он, видимо, это не уловил. Он не уловил и того, что на самом деле расчеты проводятся в годах, а не в поколениях, поколение здесь условность. Именно в годах проведена калибровка констант скоростей мутаций, а не в поколениях, поколения здесь условны, по сути как и в словах «истребители пятого поколения». По аналогии, в году можно заложить и шесть месяцев, и сколько угодно, при условии, что год – это 365-366 дней. И продолжительность года от этого не изменится. А можно и вообще забыть про месяцы, и измерять годы в днях, и все равно ничего не изменится. А можно измерять и в неделях, и все равно ничего не изменится. «Условное поколение» – это промежуточная величина, которая на самом деле ничего в расчетах не меняет.
       
      Здесь занятно одно – почему так много людей это не схватывают? Почему один предлагает 15 лет, другой – 18 лет, третий 30 лет, четвертый 32 года? Они что, не понимают, что у реального, не условного поколения, нет определенного количества лет, это «плавающая» величина, и что нет никакого смысла предлагать любое фиксированное количество лет как «поколение», в абсолютном виде? А какую константу скорости мутации они при этом собираются использовать? Ведь если бы хоть раз попробовали сами посчитать, тут же бы увидели, что это невозможно, хотя, надо сказать, именно это делают попгенетики. Но те безнадежны, это уже навсегда. Кстати, и Клейн это не понял, и включил это в описание своих претензий к ДНК-генеалогии, которые смешно читать. На это даже отвечать бесполезно, полное убожество. Так что не стоит уподобляться Клейну.

      • Сергец говорит:

        >> Здесь занятно одно – почему так много людей это не схватывают?
         
        Да, не все схватывают, помню как мне пришлось объяснять это некому воронежскому индологу, который вопрошал в свойственной себе недружественной манере: “Объясните гуманитарию, как это так, расчитано на поколение в 25 лет, но можно взять и 30, от этого ничего не изменится?” Я ему и пример с градусником приводил, объяснял, что дело в калибровке, откалибровать можно и под другое количество лет, под любое, и нашел Федеральный закон РФ “Об обеспечении единства измерений”, который писался гуманитариями, понятно, что с привлечением соответствующих экспертов, для гуманитариев, но ему всё равно не понятно. И здесь не обязательно раcчитывать самому, чтобы понять, достаточно, как гуманитарию, почитать указанный закон.

  • Валерий говорит:

    В детстве очень нравился предмет История Древнего Мира о древних Египте, Греции, Риме, даже имел 5 по этой дисциплине, к сожалению, всему тому что было до них в учебнике отводилось столь мало места и написано было так неинтересно, что ничего и вспомнить не могу. Благодаря недавнему увлечению ДНК-генеалогией с лихвой восполняю этот пробел. Читать Анатолия Алексеевича как всегда не только познавательно, но и крайне увлекательно, и как всегда с нетерпением ждём продолжения.

  • Анатолий Кузнецов говорит:

    После первой части статьи разгорелся терминологический спор, в частности, относительно того, можно ли считать фатьяновцев предками русов или лучше их называть северными русами или как-то еще иначе. Мне ближе точка зрения А.А. чем М.Жиха по той же причине, по которой не считаю (как некий легендарный персонаж), что главное достижение астрономов состоит в том, что они сумели узнать, как звезды называются. Тем не менее, в аргументах сторон есть некоторые моменты, которые стоило бы прояснить.
     
    Когда говорят об этносах, часто возникают неясности и противоречия при одновременном применении к ним естественно-научной, чисто биологической категории гаплогруппы и рода с одной стороны, и социально-исторических категорий народа или археологической культуры с другой. Стоит вспомнить, что Гумилев считал понятие этноса лежащим в зазоре между социальным и биологическим, и требующим особого, независимого подхода. Поэтому здесь желательны по возможности точные определения используемых терминов.
     
    Определение этноса, согласованное с теорией Гумилева, можно сделать формально-логическим, если воспользоваться известным понятием класса эквивалентности. Мы предполагаем, что между любыми двумя человеческими субъектами существует отношение «свой-чужой» в этническом смысле. Гумилев называл это, присущее каждому человеку качество, позволяющее узнавать «этнически своих» людей, «динамическим стереотипом» (д.с.) этноса. Попросту говоря, человек принадлежит некоторому этносу (классу эквивалентности) если 1.) он сам себя считает «своим», т.е. принадлежащим этому классу, и 2.) другие члены этого же класса также считают его своим. Т.е. способность «распознавать своих» порождает «отношение эквивалентности» между некоторыми людьми, которое автоматически разбивает все человечество на классы «этнически эквивалентных» между собой субъектов, т.е. этносы. (Если с какого-то момента д.с. изменяется, бывает, что прежде разные этносы сливаются в один. И наоборот, если одна часть исходно единого этноса перестает считать другую часть за «своих», наступает бифуркация этноса, разделение его на части. Прежде это вело и к расхождению языков. Сейчас такой процесс активно идет на Украине).
     
    Д.с. разных этносов отличаются разнообразием и сложностью, так как они вмещают в себя все своеобразие национального характера и привычек этноса, понимание им своей истории, чувства прекрасного, и всего того, что народ думает о себе и своих соседях. Т.е. по сути д.с. включает в себя «национальный миф». Миф не в смысле произвольной выдумки, но как совершенно необходимый для существования народа комплекс представлений, «символ веры», позволяющий ему осознать свое единство и сформулировать цели существования. По Гумилеву, впервые зарождается этот миф обычно после «пассионарного взрыва». Оберегать и усиливать свой национальный миф – единственный для народа способ сохраниться на Земле. В противном случае его ждет атомарное существование и роль гумуса для другого народа.
     
    Роль не только политики, но и науки в сохранении целостности этноса велика. Она может как содействовать формированию национального мифа, так и разрушать его. Как для отдельно взятой семьи простой анализ гаплогруппы может утвердить и упрочить наследственный миф о высоком происхождении предков. Но также и не оставить от него камня на камне, навсегда лишив наследников рода честолюбивых амбиций. Национальный миф, с одной стороны, консервативен, но может подвергаться воздействию самых разных обстоятельств. Бывает, что люди, объединенные в случайную консорцию, порождают новый национальный миф (как Эней с группой троянцев, спасшихся от ахейского разгрома на берегах Тибра, основал римский этнос).
     
    Строго говоря, никакой народ не принадлежит единому роду. Но вполне возможно, что представители «присоединившихся» и принятых в семью родов добровольно принимают д.с. и национальный миф «идейно доминирующего» рода, и в дальнейшем от этого никто не чувствует никаких неудобств. Как на войне, даже наполовину выбитый полк, сохранивший свое знамя, после пополнения новым составом, принимает на себя все его традиции и может сражаться и побеждать не хуже прежнего. Конечно, есть народы легко объединяющиеся, комплиментарные, есть и не очень. Скажем, мордва-эрзя практически не отличается от русских внешне и легко ассимилируются ими. В.И.Чапаев, Лидия Русланова, протопоп Аввакум и патриарх Никон полностью вписались в русский д.с. Но бывало и наоборот. Так, про языческую мордву-терюшан было известно, что некогда в их число «записались» очень многие русские язычники, не пожелавшие принимать христианскую веру после реформ князя Владимира.
     
    Поэтому, пусть даже изначально «русами» назывались только обитатели около-киевских земель. Но затем эстафету «русского национального мифа» переняли суздальцы, владимирцы, новгородцы и обитатели Северной Руси. Так, что всю национальную традицию Руси, весь «киевский цикл» былин сохранили именно они. И ни одной древней былины не сохранилось у новых обитателей киевских земель! Так что нынешние русские называться не только русскими, но и «великороссами» заслужили право во всех смыслах.
     
    Самоопределение этноса – явление национально-субъективное, и оно живет только в недрах национального мифа. Какую «точку начала» он хочет отыскать в мифе? Можно ли сказать, в каком году Кронос и Рея породили Зевса? Разве какое-нибудь «первое упоминание в записках арабского путешественника» можно считать началом русского национального мифа? Это может быть только (как выразился Сергец) «кабинетным определением» этноса, но не внутренним осознанием родства, и не началом мифа, который всегда адресует внимающего ему «во время Оно» и в некое мифическое пространство, типа «тридевятого царства». Историк не может видеть живого мифа, он видит только последствия того пассионарного подъема и энтузиазма, который он вызывал когда-то в людях. «Мы не знаем, как они сами себя называли», пишет М.Жих – но это не должно быть бедой с точки зрения цельности национального сознания. Так, Фирдоуси не знал научной истории Ирана, но написал Шах-Наме и подарил Ирану национальный миф, который стал для Ирана истинной историей чуть не на тысячу лет. Конечно, времена меняются, и сейчас национальный миф потребует иных подтверждений. И если теперь ДНК-генеалогия докажет нам родовую преемственность нынешних русских с фатьяновской культурой, ничто не мешает нам включить фатьяновцев в наш национальный миф, и считать их предками русских. Ибо национальный миф продолжает твориться здесь и сейчас!

  • Линьков Александр говорит:

    Главное, чтобы национальный миф содержал побольше правды “преданий старины глубокой” и поменьше выдумок на новый лад. Очень не исключено, что народы когда-то давным давно имели мудрых наставников, а теперь как слепцы без поводыря…

  • Уважаемый Анатолий, полностью поддерживаю Ваши положения, высказанные в комментарии. На самом деле они являются частью более общей картины понятий и представлений, которые в свою очередь определяются мировоззрением каждого человека, который размышляет на эту тему. А мировоззрения разные, потому понятия и представления часто непримиримы у разных людей. Ничего плохого в этом нет, эта непримиримость в итоге формирует или образует вектор и в общественном сознании, и в науке. Плохо тогда, когда тот или иной человек считает, что его мировоззрение самое правильное, что его понятия и представления самые правильные, и когда он (она) лезут в другие науки, другие методологии, другие парадигмы с навязчивой идеей навязать, извините за игру слов, свои понятия и представления без предоставления фактического материала.
     
    К сожалению, такой человек не понимает (особенно когда он еще молод), что он этим губит свою научную карьеру, если он работает в науке (или так думает, что в науке). Он вызывает напряжение в «коллективах» (в обобщенном смысле), он создает врагов, он постепенно создает отторжение к себе. А это – гибель своего научного продвижения уже на ранней стадии. Другое дело, когда критиком или неортодоксом в своих взглядах становится доктор наук, профессор, академик – он уже занимает прочные позиции, может себе позволить и нестандартные положения, выламывающиеся из общего поля науки. За одно и то же поведение в быту, молодой – безобразник, а столетний – шалун, что порой вызывает у общества восхищение. Но то, что выламывается, может вскоре быть признанным. Проблема в том, что может быть признанным скорее у академика, чем у молодого ученого. И это надо понимать, несмотря на известную горячность, типа что «это несправедливо». А с возрастом приходит понимание, что часто справедливо, просто пробиваться надо, а не дергаться.
     
    Вот – интересный и малоизвестный пример, который несколько о другом – как вопринимаются новые идеи в науке, когда они высказаны малоизвестными людьми.
     

     
    Это – письмо на имя А. Эйнштейна от декана по науке бернского университета в Швейцарии, датировано 1907 годом. Письмо – отказ Эйнштейну занять должность доцента в университете. В письме пояснена причина – хотя, по мнению университета (в лице декана по науке), в недавней статье в Annalen der Physik Эйнштейн изложил интересную теорию о природе света и фундаментальной взаимосвязи пространства и времени, но она представляется какой-то радикальной, и скорее относится к художественному вымыслу, чем к настоящей физике.
     
    Вернемся к М. Жиху, поскольку Вы его упомянули. У него другое мировоззрение, чем, скажем, у меня. Это опять не хорошо и не плохо, это просто, так сказать, «медицинский факт». Для него очень важны «источники», от них нельзя отходить. Терминология для него – это святое. Для меня такого рода источники не особенно важны, потому что они, как правило, не факты, а интерпретации. Более того, появляются новые факты, которые не укладываются в известную интерпретацию, терминология начинает трещать по швам. Появляются новые интерпретации, новая терминология. Это – совершенно нормально в науке, более того, в этом суть развития науки. Арии до недавнего времени были только носителями определенного языка, во всяком случае, так учила наука. Ариев как людей, носителей определенных «материальных» признаков, наука не рассматривала. Вот как писал Л.С. Клейн в нашей с ним дискуссии в 2011 году: «Уточняю: арии – это выделившиеся из индоевропейской языковой общности носители неких языков, а индоарии – выделившиеся из ариев носители более узкой группы языков. Никакого другого значения термин «арии» (как научный термин) не имеет. Термин индоарии – соответственно. Носители такого-то языка – и точка». Всё остальное, согласитесь, домыслы. Или, скажем помягче, гипотетические выводы».
     
    Но с тех пор выводы превратились в концепцию, которая включает в себя и лингвистические определения. Никакого несоответствия нет, но определение ариев расширилось. Это описано в текущей серии статей на Переформате. Так вот, для меня любые «источники» – только часть общего знания, и отнюдь это общее знание не ограничивающие. Любая терминология – это только для текущего этапа знания. Все это находится в развитии. Для М. Жиха, видимо – застывшее, абсолютное. При этом он позиционирует себя как носитель этого абсолютного знания, остальные – дилетанты. Это тем более удивительно, поскольку самого его профессионал-историк подверг в печати жесткой критике, в которой слова «безапелляционный» и «выдает желаемое за действительное» были самыми мягкими. Я не собираюсь занимать здесь стороны, и выяснять, кто прав и кто неправ, но проблема в том, что именно из-за безапелляционных выступлений М.Жиха в дискуссии мне просто не хочется принимать его сторону. Видите проблему? Вот к чему приводит бездумное критическое поведение «критика» в спорных вопросах, и навязывание своей интерпретации как истины в последней инстанции. Это приводит к отторжению критика, и иногда с далеко идущими последствиями. Вот так наживают врагов.
     
    Я вовсе не говорю о том, что критиковать не надо. Но критика должна быть аккуратной, дипломатичной, подчеркивать и выигрышные стороны, и обоснованно неверные, всегда при этом предлагая свой вариант, не всегда тот, что в учебниках. Порой и компромиссный. Так поступает молодой, но мудрый критик. Ему ведь надо и через рецензентов проходить, и книги публиковать, а то и докторскую диссертацию защищать, да так, чтобы не было оскорбленных членов Совета, которые голосуют. Надо уметь проводить свои взгляды, не обижая других, не показывая безапелляционность, особенно когда еще молодой и неизвестный. Сколько таких немудрых лежат под колесами резких дискуссий, которые, как они (немудрые) считают, что они выиграли… А вот, повторяю, когда высокие уровни науки достигнуты, тогда можно быть более настойчивым с добавлением иронии и жесткости, тогда это становится в определенной степени шоу. А в науке без шоу нельзя, каждая научная статья – это в известной степени шоу, что есть доходчивая подача материала, каждое выступление на научной конференции – еще какое шоу. А главная цель – донести свои идеи, сделать их концепциями и теориями, обогатить науку.
     
    Про этносы я и говорить бы не стал, там, на мой взгляд, кроме немногих ярких фамилий, и то в прошлом, практически все «этнологи» – это люди, не преуспевшие в основных науках. Там сейчас практически всё настолько неконкретно и противоречиво, что в королевстве слепых и кривой – король. Вот Вы говорите о Гумилеве, а Балановская выставляет на конференции в РАН плакат, что Гумилев – псевдоученый. Она это где-то услышала. Для других Дарвин – псевдоученый. Для середнячков это способ самоутверждения.
     
    В отношении критерия свой-чужой как основы для определения этноса – как насчет гражданской войны в России 1917-1923 гг., это что, врагами были два этноса? Да русские были и те, и другие (минорные варианты здесь не в счет). Так что свой-чужой – это условие необходимое, но не достаточное. Да и понятие «чужой» здесь нуждается в тонком и дипломатичном определении.
     
    Про мифы – согласен. В мифах цементируется национальная идея, особенно в мифах эпосных, героических. Поэтому для либералов и прочей пятой колонны (в современном смысле это во многом синонимы, я про практику, не про теорию) главное – это «разрушение мифов», как они с удовольствием повторяют. Крайне важно – как люди ощущают себя в истории своей страны, даже если они не владеют методологией проведения строгих исторических связей. В этом отношении им, уверен, легко будет принять фатьяновцев как своих прямых предков четыре-пять тысяч лет назад, как русов, а задача ДНК-генеалогии и археологии – найти прямые исторические связи.
     
    Ну и под занавес – другой комментатор:
     
    >> не исключено, что народы когда-то давным давно имели мудрых наставников, а теперь как слепцы без поводыря…
     
    Это не так. Кому не хочется иметь лидера – тот и не имеет. Кто хочет быть слепцом – тот он и есть. А другие с радостью великой их ослепляют и лишают лидеров, но это у людей слабых, неустойчивых. А у кого есть стержень – у тех и глаза есть, и лидеры, причем из своей же среды, и великая история своей страны. В этом и суть информационной войны со стороны тех, кто «с радостью великой…».

  • Анатолий Кузнецов говорит:

    Уважаемый Анатолий Алексеевич! По сути Вами высказанного согласен. В том же духе обращался к молодым Достоевский. Относительно правильной стратегии поведения в начале жизненной карьеры вспоминаю такую его фразу из «Дневников писателя» (привожу по памяти): «Пока вы еще не вошли в силу, то, чтобы не сломаться в жизненных бурях, будьте податливы и гибки, как трава. Когда почувствуете свою мощь – вставайте, как дерево, в полный рост, тогда ветер вам уже не страшен».
     
    Позиция Клейна в приведенной вами цитате, конечно, странная. Может быть, он знает другой пример в мировой истории, когда некие люди создали язык (ведический санскрит), грандиозный священный эпос, высокоразвитую социальную структуру, но при этом они так и не сделались полноценным этносом? То есть по вышеприведенному определению этноса, так и не стали независимым сообществом с четким критерием «свой-чужой»? Насколько я знаю, уж с этим-то критерием у ариев было «все в порядке», и противопоставление «своих и чужих» в Ведах проведено очень четко. Единственные известные мне примеры таких консорций, имеющих свой язык, но не образовавших никакого этноса и к тому же не имеющих независимого существования – это чисто искусственные сообщества, типа эсперантистов, или офеней, к которым Клейн и приравнивает древних ариев. Но арии – совершенно полноценное человеческое сообщество, с запасом отвечающее любым критериям, которые могут предъявляться к самостоятельно живущему народу. Ясно, что Клейн претендует на грандиозное открытие, когда говорит о возможности существования группы людей с таким невероятным сочетанием качеств. Но еще больше мне кажется, что если Клейну не мешать и дать возможность развить свои мысли, чтобы подробно разъяснить, что он имеет в виду, он вскоре безнадежно запутается. Конечно, он хитер, и поэтому сам скорее спешит в разговоре «поставить точку».
     
    >> Там сейчас практически всё настолько неконкретно и противоречиво, что в королевстве слепых и кривой – король…
     
    Мне кажется, что этнология вообще этим людям представляется неполиткорректной наукой, и они с удовольствием бы ее закрыли. Если ее развивать честно, то обязательно придешь к каким-нибудь неприятным для них выводам. Поэтому ее развивают только для вида, и изо всех углов слышны наскоки и инсинуации в адрес Гумилева. Но практически нигде нет его реальной критики, хотя, безусловно, она возможна, как и в любой науке. Примерно то же имеет место и с ДНК-генеалогией, которая вынуждает их что-то членораздельное говорить об арийцах и т.п. вопросах. Им очень бы хотелось захоронить эту тему как можно глубже. Также и ВКонтакте время от времени можно наблюдать нападки на Вас, исходящие от случайных лиц, причем в таком злобном тоне, как будто Вы лично им чем-то насолили или их как-то ущемили. Но когда предлагаешь им предъявить конкретные претензии, они становятся совершенно несведущими и беспомощными, могут лишь ссылаться на «авторитеты», и то через третьи руки. Чтобы им отвечать хватает даже моей не слишком великой образованности в Вашей науке.
     
    Небольшие уточнения моей позиции. Вы сомневаетесь, всегда ли критерий «свой-чужой» годится для определения этноса. Конечно, у слова «свой» может быть много смыслов (скажем, участник подпольного кружка марксистов, член бандитской/контрабандистской группировки, и т.д.) но выше я отметил, что это отношение берется конкретно в этническом смысле, который всем понятен. Суворов и Пугачев могут быть ярыми врагами, но никто (в т.ч. они сами) не станет сомневаться, что оба они – русские. Или белый офицер и революционная матросня. Хотя, как я выше писал, если противостояние частей одного этноса зайдет слишком далеко, из них может образоваться и два, и три этноса, как вышло с сербами, хорватами и бошняками (хотя язык они все же сохранили общий). Но для этого надо, как минимум, очень надолго «разъехаться по разным квартирам». Новое время вообще не способствует генерации новых этносов. Скорее, дело обстоит наоборот, они исчезают.
     
    Но в прошлом вполне возможно, что выделение любой ветки на индоевропейском «древе языков», как оно выглядит на картинке, приведенной М.Жихом, было некогда сопряжено с разделением племен и чем-то вроде «гражданской войны». Как говорил Гераклит, «Война – отец всего и всего царь. Она сделала людей – людьми, а богов – богами». По Гумилеву, при своем образовании этносы вообще склонны относиться к чужакам непримиримо, и «держат за людей» только своих. Достоевский также считал, что народ только тогда можно назвать состоявшимся, когда он ощущает, что именно в нем сосредоточена вся истина, ради которой Бог создал мир.
     
    Лингвист Э.Бенвенист в книге о социальных терминах индоевропейцев сообщает, что у архаических греков критерий «свой-чужой» был на такой высоте, что ксенофобия была абсолютной. Всех чужестранцев просто полагалось убивать на месте. Когда нравы греков чуть смягчились, некоторым чужакам стали разрешать появляться в их обществе. Такие люди, находящиеся под защитой закона, назывались «филосы». Греку в те времена видеть чужака и не пытаться тут же убить его казалось поведением абсолютно противоестественным. Это напряжение разряжалось переходом в бурную радость в отношении чужеземца. Отсюда и произошло всем известное слово «филос» = «любовь».
     
    Гумилевские «пассионарные взрывы» также дают многочисленные примеры образования в результате непримиримой вражды и гражданской войны новых этносов из бывших прежде. Русские же с разными политическими взглядами после гражданской войны остались жить вместе, потом противоречия сгладились и «двух этносов» из нас пока не получилось. Но тут надо сказать, что расслоение, бифуркация этноса может начаться и в мирной обстановке, типа той, когда сектанты (скажем, духоборы, или последователи патера Джонса) увозят целиком своих людей в другую страну. Гумилев, когда в начале 70-х приехал в Москву из Питера, удивился, увидев обилие молодежи в «синих штанах», т.е. джинсах, и полушутя сказал одной знакомой, что, кажется, у вас тут в Москве начал зарождаться новый этнос.
     
    Ваш пример с отлупом, который дал Эйнштейну в 1907 г. декан Вильгельм Хайнрих, конечно, показательный. Но надо учесть, что уже в то время Эйнштейн и сам был парень не промах, а поддержка у него за плечами была колоссальной. О методах творческой работы Эйнштейна очень выразительно рассказывает великий математик, покойный В.Арнольд в этом ролике.

    • Уважаемый Анатолий, я согласен практически со всеми Вашими положениями, но дьявол, как известно, кроется в деталях. А поскольку детали в этом формате обсуждать непродуктивно, тем более что многие из них имеют «вкусовой» характер, то и обсуждать не стоит. Прокомментирую только подход «свой-чужой». Да, согласен, это – условие, необходимое в этнических различиях, поскольку этносы всегда чем-то различаются – языком, территорией, культурными особенностями, религией, обычаями и обрядами, то «свой-чужой» как критерий, на мой взгляд, становится автоматическим. Он работает уже на уровне соседей, семей, «бирюлевские против солнцевских», и так далее, а это, конечно, далеко не этнические различия. Есть еще популярное определение, что «этнос – это люди с ощущением единой судьбы», красиво, но не слишком конкретно. Хотя тоже понять можно, даже на уровне подкорки, как и критерий «свой-чужой». Например, в США демократы и республиканцы – это, как правило, разные этносы по этим критериям, они даже друг с другом общаться нормально не могут, тотально разные мировоззрения. Философ Игорь Ефимов подразделяет людей на «высоковольтных» и «низковольтных», причем они, по убедительным описаниям Ефимова, нутром чуют друг друга, причем вторые люто ненавидят первых. Как пишет Ефимов, в 20-х – 30-х годах «высоковольтные» хоть гимнастерку и сапоги натягивали, но их тут же «нутром» распознавали и принимали меры по ликвидации, либо доносом, либо более прямыми мерами. Ну как не «свой-чужой»?
       
      В том и проблема, что ощущение «свой-чужой» проходит в самых разных плоскостях. Когда я слежу за дискуссиями, скажем, в программе В. Соловьева, я с первой фразы распознаю, кто свой, а кто чужой, и, думаю, я отнюдь не одинок в этом. И это вовсе не только в России. В США, если были бы такие дискуссии, было то же самое. Любое общество распадается на «свой-чужой» по мировоззрению, по идеологии, по убеждениям. Но в этом и «цивильность», чтобы этому разделению не поддаваться на работе и в быту. Возможно, именно потому в США на работе политику не обсуждают. Это считается неприличным и контрпродуктивным. Такие на своей работе долго не задерживаются. Но это, конечно, не в эмигрантской среде. Уверен, что в «русских компаниях» ситуация обратная, и здесь тоже происходит раздел между американскими компаниями (университетами) и «русскими». В этом – тоже глубинные различия типа «свой-чужой».
       
      >> Также и ВКонтакте время от времени можно наблюдать нападки на Вас, исходящие от случайных лиц, причем в таком злобном тоне, как будто Вы лично им чем-то насолили или их как-то ущемили. Но когда предлагаешь им предъявить конкретные претензии…
       
      В терминологии И. Ефимова это – «низковольтные». На мой взгляд, это, по сути, больные люди. Они заряжены негативизмом. Причем негативизмом животным, на уровне рефлексов. Кто-то по идеологическим причинам, кому-то нужен образ врага, кто-то действительно страдает психическими неустройствами. Поэтому я с такими никогда на сайтах не дискутирую. Бесполезно. Общего языка мне с такими не найти. Исключение сделал на сайте «Троицкий вариант», о чем в отдельной части пишу в книге «Кому мешает ДНК-генеалогия», и убедился, что это бесполезно. Им не нужны ответы и аргументы, они на них все равно не реагируют. Не для того они там выступают, чтобы найти ответы на вопросы.

    • И. Рожанский говорит:

      >> Ваш пример с отлупом, который дал Эйнштейну в 1907 г. декан Вильгельм Хайнрих…
       
      Лично мне этот документ показался весьма странным. Почему профессор с немецкой фамилией из немецкоязычного Берна пишет германскому подданному А. Эйнштейну письмо на английском, причем используя разработанный в 1955 году машинописный шрифт Courier и современные обороты речи делового английского языка? Напоминает эпизод из замечательного советского фильма “Дети капитана Гранта”, когда лорд Гленарван достает из бутылки письмо, написанное по-русски. Однако то, что вполне вполне естественно для киноязыка, не слишком подходит в качестве исторического свидетельства.
       
      Либо это письмо – чей-то розыгрыш (физики на них неистощимы), либо кто-то перевел в такой своеобразной форме оригинальный текст, написанный (от руки, как любой серьезный документ того времени) по-немецки. Кстати, должность приват-доцента (а не несуществующего в этом учебном заведении Associate Professor’а) тогда Эйнштейн получил без особых проблем. К обсуждаемой теме это, опять же, не относится, но напрямую связано с вопросом о доверии к источникам.

      • Уважаемый Игорь Львович, Вы совершенно правы, это чей-то розыгрыш. Я знал, что Эйнштейн получил отказ от преподавательской должности примерно в то же время, и не стал проверять показанное выше письмо, тем более что по сути отказ был получен, но из другого учреждения. Правда, в 1908-1909 гг. Эйнштейн читал лекции в Бернском университете, но на добровольной основе, без оплаты, совмещая это со своей работой в бюро патентов. Но сейчас я не поленился, и проверил по архивам Эйнштейна. Отказ он получил из Technikum Winterthur, куда Эйнштейн обратился в 1908 году, и вот как он писал об этом своему бывшему однокурснику Марселю Гроссману (перевод на русский язык):
         
        3 января 1908 г.
         
        Дорогой Марсель,
         
        Я намереваюсь получить преподавательскую должность в Technikum Winterthur. Не подумай, что меня переполняют амбиции вследствии мегаломании или других сомнительных страстей; это намерение происходит просто из моего желания продолжать мою личную научную работу при менее неблагоприятных условиях.

         
        Ему было отказано отчасти (или в основном) из-за неблагоприятного отзыва рецензента. Кстати, упомянутый «техникум», основанный в 1874 году, был тогда крупнейшей инженерной школой Швейцарии, сейчас, после ряда переименований, это Цюрихский университет прикладных наук, с отделением в том же городе Winterthur. В конце 1909 г. он получил должность профессора в Цюрихском университете, где также преподавал Гроссман, и вот как Эйнштейн описал начало своей преподавательской работы, в письме (другому) приятелю:
         
        So, jetzt bin auch ich ein offizielles Mitglied der Zunft der Huren.
         
        По-английски это пишется как: So, now I too am an official member of the guild of whores.
         
        По-русски я, пожалуй, опущу, это выходит за рамки приличий Переформата.
         
        В общем, там платили мало, и через два года Эйнштейн переехал в Прагу, в Карлов университет, правда, всего на год, и опять вернулся в Цюрих. Остальное широко известно.

    • Леонид говорит:

      Уважаемый Анатолий Кузнецов, в видео по оставленной Вами ссылке В. Арнольд не говорит об Эйнштейне, но в другом видео беседы В. Арнольда с тем же С. Капицей речь как раз об этом. То, что теория относительности Эйнштейна, по большей части, это плагиат, физикам давно было известно, вот почему Эйнштейну дали нобелевку вовсе не за теорию относительности.

      • Чем «активисты» современной России отличаются от остальных стран – это нахрапистой бесцеремонностью при вынесении вердиктов там, в чем сами совершенно не разбираются. Видимо, «низвержение» великих ученых помогает им самим самоутверждаться, или им так кажется. Видимо, потому же Нобелевскую премию они называют столь фамильярно, видимо, их штуки по три у каждого есть. На этот счет вспоминается известная басня Крылова.
         
        В своей страсти самоутверждаться Вы несете ерунду и о том, почему А. Эйнштейну не дали Нобелевской премии. Недавно был снят гриф секретности (по истечении лет) с протоколов заседания Нобелевского комитета, и выяснилось, почему не дали. Оказалось, что никто из членов Комитета не смог разобраться в теории относительности, и после долгих дебатов было решено, что в такой ситуации Комитет не может присудить Премию именно за теорию относительности, но не может не присудить Премию, это было бы неэтично и вызвало бы осуждение научной общественностью, поскольку было известно, что выдвижение было. Репутация Эйнштейна в теоретической физике была уже зашкаливающей. Поскольку все понимали, что Премии Эйнштейн заслуживает, то было решено дать ему Премию за другую выдающуюся работу, и после обсуждений дали в целом за его работы в теоретической физике, и в особенности за разработанную им теорию фотоэлектрического эффекта. Формулировка была такой: «For his services to Theoretical Physics, and especially for his discovery of the law of the photoelectric effect».

        • Леонид говорит:

          Уточню. Эйнштейну присудили НП за исследование Второго Закона Фотоэффекта. Однакож русский физик Столетов Александр Григорьевич (1830-1896 гг.) открывший сам фотоэффект и сформулировавший все три его закона, никакой Нобелевской премии, да и никакой другой, за это своё открытие не получил, в то время, как А. Эйнштейну её дали за изучение частного случая второго закона фотоэффекта. А уважение к НП у меня действительно подорвано после присуждения её таким деятелям как Горбачёв и Обама, что в очередной раз подтвердило, что НП – это более политический инструмент, чем что-то иное, поэтому иногда и использую термин нобелевка.

          • Сергец говорит:

            >> А уважение к НП у меня действительно подорвано после присуждения её таким деятелям как Горбачёв и Обама…
             
            Вы путаете, им присуждали “Премию мира”, Нобелевскую премию им не присуждали, да и не могли, она даётся за достижения в области науки.

            • Сергец говорит:

              Нобелевскую премию присуждают также за революционные изобретения или крупный вклад в культуру или развитие общества. В этом контексте свои возражения снимаю.

          • Здесь нечего уточнять, я привел официальную формулировку Нобелевского комитета. Далее, рассуждения типа, кто когда чего открыл и кому вместо того дали, при всем великом уважении к А.Г. Столетову, ни к чему не приводят. В данном случае А.Г. Столетов фотоэффект открыл, а Эйнштейн объяснил, с позиций квантовой теории, уже после смерти Столетова. Ну что, сейчас будем обсуждать, кто сделал больший вклад в теоретическую физику, за что и дали Нобелевскую премию? Это все будут дискуссии пикейных жилетов. Нобелевские премии заслуживают многие, а дают немногим. И руководствуются при этом многими причинами, которые пикейным жилетам не видны. Далее, Столетову Нобелевскую премию не могли дать даже по той причине, что он умер до ее первых присуждений, вот такая незадача. Он умер в 1896 году, а первые премии дали в 1901 году. Посмертно Нобелевские премии не дают.
             
            Есть еще такая немаловажная причина, как известность кандидата в лауреаты в мире, его признание ученым миром. В России есть, увы, проблема, что изобретатели и исследователи публикуются в записках местных университетов или институтов, а в мире об этом и понятия не имеют. Потом оказывается, что он был формально первым, а почести ушли к другому, который был широко известен в мире. А активисты начинают митинговать, что несправедливо, наш был первым. Да, увы, нужно было думать раньше. Известен случай, когда практически одновременно было открыто комбинационное рассеяние света, в СССР Л. Мандельштаммом и Г. Ландсбергом, а за рубежом Ч. Раманом, и даже в Союзе, судя по источникам, было открыто раньше. А Нобелевскую премию по физике в 1930 году дали индусу Ч. Раману, и явление назвали рамановским рассеянием света. А почему? А потому что советские физики тянули с опубликованием, ушли в отпуска, потом долго готовили публикацию. А Раман оперативно описал открытие, сделал множество копий описания, и разослал всем ведущим физикам мира. В итоге именно он стал ассоциироваться с открытием. Вот ему и дали Премию, с формулировкой «for his work on the scattering of light and for the discovery of the effect named after him».
             
            Что же касается Вашего личного неприятия Нобелевских премий, то вспомните еще раз дедушку Крылова. Никому зря Нобелевскую премию не дают, советую это запомнить. Во всяком случае, с точки зрения членов Нобелевского комитета. Обама, став первым чернокожим Президентом США, осуществил колоссальный прорыв в психологии и самосознании огромной части населения планеты, об этом не подумали? Вот за это ему и присудили Нобелевскую премию, за прорыв. Нобелевская премия – это вовсе не только деньги, это символ прогресса человечества на определенном направлении развития. За то же и дали М.С. Горбачеву. Так это увидел Нобелевский комитет, и так же видели и продолжают видеть сотни миллионов людей. А у других, видимо, чисто утилитарное представление, и сугубо личные критерии восприятия. Причем их раздражает, что свое, личное, почему-то не разделяет весь мир. По-моему, это и называется ущербность восприятия.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Но арии – совершенно полноценное человеческое сообщество, с запасом отвечающее любым критериям, которые могут предъявляться к самостоятельно живущему народу.
     
    Достаточно посмотреть на гаплокарту Азии, чтобы прийти к выводу, что древние арии были не только полноценным, но и весьма большим по численности народом. Если каждый третий житель Пакистана, Бангладеш и, очевидно, всей долины Ганга, принадлежит к гаплогруппе R1a (в основном из субкладов L657 и Z2123), то вариант с сектой или тонкой сословной прослойкой не проходит – они обычно растворяются в местной среде, почти не оставляя ДНК-следов, как тюрки-огузы в Малой Азии или степняки-мадьяры в Венгрии. Следовательно, арии пришли в Индию, будучи вполне сложившимся этносом со своей социальной структурой и традициями, запечатленными в Ведах.

  • Mher говорит:

    Изучение останков из пещеры Вертеба (uk:Вертеба) в Тернопольской области, относимых к периоду 3600-2500 гг. до н.э. и связываемых с трипольской культурой, позволило выделить митохондриальную ДНК семи индивидов, которая оказалась принадлежащей к митохондриальным гаплогруппам pre-HV, HV или V (2 образца), H (2 образца), J и T4. Такой набор меток является подтверждением родства населения этой культуры с народами балканского неолита, корни этих линий лежат в Малой Азии.

    • Слышу сильный акцент популяционной генетики. Скажите честно – у них списали, или сами пришли к такому выводу? Я, правда, не знаю, что хуже.
       
      В этих нескольких строчках выше – две большие проблемы. Откуда Вы (или те, у кого Вы списали, если так) решили, что эти мтДНК относятся к Малой Азии? Если это действительно так, то почему опять даете «мнение», а не первичные данные по ископаемым мтДНК того же периода, но с рассмотрением их по всей Европе? Так, как написано, совершенно недопустимо. Вот пример – берем навскидку мтДНК J. Вы полагаете, что ее больше всего в Малой Азии, в Турции? Так вот, ее в Турции 8.9%. А в Швеции – 7.7%, в английском Уэльсе 15.3%, в Швейцарии 11.5%… Продолжать? Берем мтДНК Н, так ее по всей Европе примерно по 40-50%, в Турции 30.8%, в России 41.2%, в Финляндии 44.7%, во Франции 44.3%… Продолжать? То же и по HV. В Турции 4.8%, у даргинцев 9.1%, в Исландии 3.6%, и так далее. Конечно, можно сказать, что это сейчас, а Триполье было тысячелетия назад. Это верно, но тогда надо данные показывать, что было тысячелетия назад, причем по всей Европе, а не выхватывать только Малую Азию.
       
      Но самое главное то, что это все не имеет значения, это просто к тому, как не надо «показывать данные», заменяя их «мнением». А главное то, что фраза «Такой набор меток является подтверждением родства населения этой культуры с народами балканского неолита, корни этих линий лежат в Малой Азии» в данном смысле ни на один вопрос не отвечает, потому что гаплогруппа R1a и пришла из Анатолии на Балканы. Она и относится к балканскому неолиту и мезолиту, и ее корни «лежат в Малой Азии». Но тогда к чему все это? К тому, что в Триполье могли быть R1a? Но мы про то же и говорим. Проблема в том, что общие слова про мтДНК ничего на самом деле не доказывают, и максимум, о чем говорят – «да, это не противоречит R1a».

  • Metod J. Slav говорит:

    Здесь найдёте что-то полезное для Вас: http://skutocna-historia-slovanov.blogspot.ru/

    • Уважаемый Metod J. Slav, спасибо за информацию. Было бы хорошо, если бы Вы сообщили нам всем, чем именно Вы можете дополнить описанный выше путь миграции ариев (или родственных народов), например, археологическими данными Словении.

  • Metod J. Slav говорит:

    Уважаемый Анатолий А. Клёсов, спасибо за Ваш интерес. В первом, я бы хотел извиниться за мои «словакизмы» в русском тексте. Мой родной язык «словенскы язык / словенчина» очень похож на русский, только мы «х-каме», не имеем полногласие (plnohlasie) и пишем латиницей. Наши археологи молчат о первом в нашей стране «архео-ДНК-тесте» уже 10 лет – ожидают контрольный тест ДНК? ссылка. Об ариях из точки моего «археолингвистического» зрения могу сказать, что они принесли в «Виндию» язык виндов / вендов / вендов / ведов, потому что «я потомок вендов «вравим / vravim» и использователь санскритом говорит «бруве(м) / bruve(m)» = говорю». Это моя «исходная тэза» к изучению сходства славянских языков с санскритом.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья