Поводом для написания этой заметки послужило два события. Первое – открытие лаборатории ДНК-генеалогии, с чем я поздравляю всех причастных к этому событию и всех людей, заинтересованных в проведении теста по определению своей гаплогруппы и своего гаплотипа. Стоит отметить, что цена тестирования достаточно низкая, если сравнивать с ценами на аналогичные тесты, проводимые в России и других странах. И сроки получения результата после прохождения теста совсем небольшие. Академия ДНК-генеалогии даёт интерпретацию полученного результата. Да и прочитать и узнать больше о своей гаплогруппе тоже можно. Глубокоуважаемые Анатолий Алексеевич Клёсов и Игорь Львович Рожанский провели уже огромную работу, в том числе и по интерпретациям. Поэтому каждый новый результат находит своё место в общей, уже существующей практически всемирной базе данных, становится на свою полочку, в свою ячейку, и каждый желающий сможет посмотреть на уже опубликованных картах и схемах, где же живут люди с подобными или полностью совпадающими гаплотипами. Можно прочитать, с какой археологической культурой связана только что выявленная родная, своя гаплогруппа, при желании и пути миграции своих предков узнать тоже можно.
 

 
Таким образом, в интерпретации сухие непонятные цифры превращаются в полноценный ответ на вопрос – кем были мои предки по мужской линии, к какому роду-племени они относились, есть ли сейчас в моём родном городе или в моём крае, в моей стране или в других странах, или даже на других континентах, люди с подобными результатами теста, сколькими поколениями измеряется расхождение с этими новыми неожиданными дальними родственниками. Думаю, что в России уже в ближайшее время стихийно будут создаваться и развиваться неформальные клубы, объединения или общества, подобные неформальному обществу «десятников», о котором А.А. Клёсов неоднократно упоминал. Люди будут общаться, делиться мнениями, рассказывать друг другу о своих предках, нащупывая точки схождения, ища родственные связи. Возможно, этот процесс и так уже вовсю идёт. Всё, что касается первого события и моего отношения к нему, все мною сказанное выше – это, в общем-то, констатация факта. Ничего нового – известные истины. Но я не могу об этом не говорить. Мне приятно, что это событие, открытие лаборатории, наконец, произошло. Это прорыв. И я радуюсь вместе с теми людьми, кто к открытию лаборатории причастен, и с теми, кто как минимум последние два года ждал этого открытия.
 
Но я хочу подробно остановиться и на другом событии. Оно вытекает из первого и касается, на первый взгляд, только меня, но это лишь на первый взгляд. Вот о чём речь. Уже многие, и я в том числе, сделали тест на определение Y-хромосомы в лаборатории ДНК-генеалогии. Мой результат теста мне пока что не известен. И я хочу поговорить о своих ожиданиях. Чего я жду, какой результат я хотел бы получить? Какой результат возможен в принципе? Какие мысли и рассуждения рождает в моём сознании ожидание результата теста? Заказав тест, находясь в ожидании результата, я попытался проанализировать свои мысли и ощущения. И в определённый момент мне показалось, что мои рассуждения могут быть интересны ещё кому-нибудь кроме меня самого. Не я один ведь томлюсь неведеньем. И речь идёт не только о тех, кто уже заказал тест и ждёт результата. Кто-то задумал сделать тест, и ищет возможности осуществить свои планы. Кто-то пока что раздумывает, взвешивает все за и против. Но все эти люди время от времени возвращаются к одной и той же мысли: а кем же всё-таки были мои предки? Из какого я рода-племени? Из какого гнезда я выпал? Думаю, большой увлекательный разговор можно начать. Нет, этот разговор начат и несколько лет уже ведётся. Но всё-таки на своём индивидуальном, частном, местечковом уровне, мне кажется, многим есть что сказать.
 

Скажу о себе. Какой результат я хотел бы видеть? Не скрою, я бы очень обрадовался, если бы оказалось, что у меня гаплогруппа R1а. Почему? Вопрос риторический. После прочтения статей и книг Анатолия Алексеевича Клёсова разве может быть иначе? По их прочтении все эти колесницы, кочевья, изделия неведомых скифских мастеров, кузнецов и литейщиков, всё это становится чем-то твоим родным. Читаешь об Аркаиме, современных индусах и пуштунах, о далёких метанийских ариях, о различных археологических культурах и как само собой разумеющееся воспринимаешь всю информацию в этих книгах и статьях, как информацию о своих предках или о их далёких родственниках… А посещение древних курганов и городищ! Ведь на юге Среднерусской возвышенности, в Черноземье, курганы, остатки городищ и поселений – не редкость. Посещая подобные места, неминуемо думаешь о сопричастности к когда-то жившим здесь людям. Ощущаешь какую-то смутную связь – не здесь ли, не за стенами ли именно этого городища прятались от нашествия врагов мои неизвестные предки, не подле этого ли городища обрабатывали они своё поле, разрезая плугом весенней порой парящую влажную землю?
 
Имею ли я основания ожидать, что результатом моего теста будет именно гаплогруппа R1а? Основания такие имеются. Мои предки по мужской линии жили с середины ХIХ века в слободе Рудня, которая находилась и сейчас находится почти посередине между Саратовом и Камышином. Из справочника начала ХХ века узнаём, что слобода Успенская, впоследствии Рудня, была основана в конце ХVII-го века. В ХIХ веке населяли её потомки переселенцев, крепостных крестьян князей Святополк-Четвертинских, малороссов православного вероисповедания, и государственных крестьян, малороссов и великороссов, православных и старообрядцев. «Тамбовский воевода Нарышкин в 1685 году отписывает, что много людей бегут на Хопер и Медведицу и другие «запольные» речки, что край по Хопру и Медведице наполнился людьми, которые селятся в «городки» по 200-300 человек, завели пашню… Значительный наплыв в эти украины был в 1697-98 годах, когда люди стали бегать из Воронежа от «стругового дела» заведённого царём Петром I». Основываясь на этой информации, можно сделать вывод, что слобода Рудня заселялась людьми преимущественно пришедшими сюда с территории современной Украины и из Воронежа и его окрестностей. Из работы В.В. Синельниковой «Украинизмы в ономастике Волгоградской области» узнаём, что малороссы пришли в слободу Рудню, ближайшее к ней село Ильмень, и в другие ближайшие к ней сёла и хутора, в частности, из Киевщины и Полтавщины. Как известно, в Воронежской области РФ и в центральных и северо-восточных областях Украины R1а превышает 50%, местами значительно превышает. Мои основания предполагать в своём тесте R1а имеются значительные. И в идеале, при удачном стечении обстоятельств, гаплотип вполне мог бы подсказать поточнее, откуда пришли в Поволжье мои предки, из Воронежа, Полтавщины или Киевщины, или откуда-то из другого места.
 
Ну а если будет другой результат, то вероятнее всего какой? Думаю, есть большая вероятность обнаружить у себя динарскую ветвь I2а. Согласно данным справочника, имеется большая вероятность того, что моими предками были малороссы, украинцы. А как известно, у украинцев динарская ветвь присутствует в большом количестве. Расстроит ли меня подобный результат? Абсолютно нет. Такой результат меня скорее подтолкнёт к более детальному и подробному изучению динарской ветви, её географии, пересечении с определёнными культурами и так далее. То же самое можно сказать и о возможных других результатах, скажем, I1 или N1с1. Такие результаты вполне возможны, ведь слобода Рудня была заселена ещё и потомками великороссов, в том числе старообрядцев. При таком раскладе буду интересоваться подробностями о вышеуказанных гаплогруппах.
 
А как же «любимая» R1а, может спросить читатель, изменится ли моё отношение к этой гаплогруппе, не угаснет ли интерес? А почему он должен собственно угаснуть? Мои разнообразные, многочисленные предки веками жили в южнорусских степях и так или иначе я через своих предков связан с теми легендарными ариями, о которых речь идёт в книгах и статьях А.А. Клёсова и в публикациях других авторов. Предположим, что у меня другая метка в Y-хромосоме, не R1а. Этот факт сделает меня только богаче и покажет мою причастность к сложному, нелинейному прошлому моего народа. При желании, если очень захотеть, и если «наши желания будут совпадать с нашими возможностями», можно будет ещё несколько раз попытать счастье. Ведь у каждого человека обязательно было два деда и четыре прадеда. Только по одной линии, от отца к сыну передаётся метка в Y-хромосоме, но другие три прадеда от этого не становятся менее родными. Они для меня точно такие же предки, как и тот, чью фамилию я ношу. В моём случае есть интересные возможности провести дополнительные исследования такого рода. Жили мои предки на селе в воронежской и белгородской земле, оставили довольно большое потомство, а один из них носил довольно редкую фамилию, что тоже может быть подспорьем в дополнительных поисках. Мои прадеды по материнской линии, правда, выходцы из одного села и велика вероятность, что они друг другу приходятся дальними родственниками. Интересно было бы распутать и подобный ребус, восходят ли предки-односельчане к одному патриарху, и если восходят, то любопытно, когда жил этот патриарх.
 
Два слова скажу о фамилии. У меня она не самая частая, хотя и не уникальная. Лично я сомневаюсь, что все носители моей фамилии являются дальними родственниками. Всё-таки моя фамилия имеет отношение к роду деятельности, можно сказать, к профессии. При желании, анализ Y-хромосомы может ответить и на подобный вопрос: являются ли носители той или иной нечастой фамилии потомками одного человека или родство их не связывает или связывает, но не всех. Скорее всего, обнаружатся своеобразные родственные кланы однофамильцев, не связанные родством. А ведь и это интересная тема для локальных исследований! Я имею в виду не только моих однофамильцев, всех обладателей нечастых фамилий. ДНК-генеалогия и на подобные вопросы может ответить.
 
Хочу сказать, что после знакомства с ДНК-генеалогией я с определённым пристрастием начал смотреть на людей, меня окружающих. Вот несколько иллюстраций. Мой друг – по отцу потомок мариупольских греков, тех самых, которых Екатерина Великая переселила из Крыма. Иногда меня посещает мысль: кем были предки моего друга, имели ли они какое-то отношение к пещерным городам, Чуфут-Кале и другим. Эти греки пришли в Крым из Эллады или это какое-то местное население, перенявшее традиции и обычаи метрополии. Ведь если провести хотя бы небольшое исследование потомков мариупольских греков, результаты такого исследования, скорее всего, дадут очень интересные данные и, вполне возможно, что какой-нибудь «Боливар» найдет своего наездника. Хотя, скорее всего, кто-то из мариупольских греков уже протестирован и я просто ничего не знаю об этом. Но всё равно, тема очень интересная.
 
Другой пример моего взгляда на мир через призму ДНК-генеалогии. Один мой знакомый носит княжескую и даже Рюриковическую фамилию, что-то вроде Оболенский или Баратынский. Я у него как-то раз спросил: «Никит, а ты часом не Рюрикович?». Он мне ответил, что по семейным преданиям считается, что они однофамильцы князей с десятивековой историей, неразрывно связанной с историей нашей страны, но его тоже волнует этот вопрос, а вдруг всё-таки он потомок самого Ярослава Мудрого. Мне кажется, в данном случае сам Бог велел моему знакомому сделать тест на определение своей гаплогруппы и гаплотипа. Ещё один пример: мой знакомый, потомок простых орловских крестьян, знает свою родословную со времён Петра Великого. И знает, что его предки со времён Петра жили в одном и том же селе на Орловщине. К этой родословной тест так и просится, как логическое завершение летописи своей семьи. Что самое интересное, подобные мысли, скорее всего, посещают не только меня одного, многих любознательных людей. А если начать пытаться находить ответы на эти вопросы, до каких глубин можно докопаться и какие пласты поднять?
 
Хочу также поделиться мыслями, которые некоторое время не дают мне покоя. Живя в детстве в небольшом посёлке, находящемся у истоков Дона, я общался, дружил, учился, ходил на рыбалку, лазил по терриконам, катался зимой на коньках по льду пруда с потомками тех, кто на протяжении веков жили на этой прекрасной земле. Нас было примерно поровну – дети учителей, офицеров воинской части, инженеров ближайших предприятий, приехавших сюда, к истокам Дона из разных концов нашей замечательной Родины, и тех, чьи родители и их родители ниоткуда не приезжали, а из поколения в поколение жили на этой земле. Кто они, эти ребята, чьи они наследники? Кто он, мой друг детства, с кем мы вместе по-быстрому делали уроки, чтобы поскорее сорваться на каток, где нас уже ожидали ещё с дюжину наших товарищей? Кто они, чьих они кровей? От многих своих товарищей я узнал тогда про их дедовские Бучалки, Лупишки, Кандуки и услышал другие удивительные названия сёл и деревень. Может быть, их предки жили здесь, на этой земле, уже не одно тысячелетие. Хотя вполне вероятно, что лет двести назад какой-нибудь граф Бобринский или князь Голицын, местные крупные землевладельцы, переселили на эти земли крестьян, предков моих школьных товарищей, откуда-нибудь из под Пскова или Чернигова. Или, быть может, предки моих одноклассников переселились на эти земли в Смутное время откуда-нибудь из Литвы. Раньше ответить на множество подобных вопросов, докопаться до истины скрытой во мраке времени было невозможно. Подобной информации просто нигде нет. Никакие летописи и преданья не в состоянии были помочь. А теперь – пожалуйста! Опираясь на исторические и археологические данные, с аптекарской точностью ДНК-генеалогия может определить, как, кем и когда заселялась та или иная территория. Главное и непременное условие ответов на подобные вопросы – это желание людей самим узнать прошлое своего рода.
 
Советское детство. Тихий посёлок, утопающий в зелени. Какие прекрасные были времена! Тогда ценности в массовом сознании совсем другие были. Молодые люди тянулись к знаниям, чтение книг было массовым явлением. Но, вместе с тем, мы жили, совсем не зная своих корней, как-то даже не задумываясь об истории своего рода. Нас так воспитывали. Все мы были «внуками» Ильича, советскими людьми. Интерес к собственным корням не очень-то поощрялся тогдашней системой. Всё, что было до революции – это времена гнёта и эксплуатации, а значит, незачем теми временами интересоваться. И даже художественная литература, касающаяся родной истории, скорее воспринималась нами как какая-то красивая сказка. Потом, много позже, читая работы местных краеведов и знакомясь с трудами по археологии родного края, посещая местные краеведческие музеи, где-нибудь в Новомосковске или Богородицке, я вдруг неожиданно открыл для себя, что оказывается, на этой земле, на каком-то смехотворном расстоянии от моей малой Родины, находилось множество стоянок и эпохи неолита, бронзового и железного веков. В нескольких километрах от моего посёлка, на реке Городёнке, и сейчас хорошо заметны остатки славянского городища. Кем мы приходимся тем людям, что строили эти поселения? Изучая старые карты, вдруг выясняешь для себя, что на том месте, куда мы ходили в детстве летом на пруд купаться, было большое село с церковью. Начинаешь изучать, углубляться – а село-то было древнее. Чуть ли не со времён Дмитрия Донского существовало. А церковь стояла как раз там, где сейчас находится пустырь, через который пролегала наша дорога на пруд. Мы в детстве буквально ступали по нашей истории, попирали её ногами, не замечая этого, не предавая этому никакого значения.
 
Сейчас, во время посещения какого-нибудь небогатого провинциального музея, стоишь у экспонатов и подолгу рассматриваешь простую, незамысловатую утварь, орудия труда, одежду. Мои ведь предки пользовались именно такими предметами, ухватами, косами, серпами, прялками. Как скудна человеческая фантазия! Ведь мы ленимся представить очевидное, подумать о самом естественном. Нас чаще всего совсем не волнует мысль, как же всё-таки жилось нашим предкам. Да не нашим, а лично моим. О чём они мечтали? Какие песни пели? Каким трудом зарабатывали себе на жизнь? Какими они были людьми? Не так давно у меня была возможность пообщаться с коллекционерами старины и буквально подержать в руках какие-то мелкие старинные вещички, чей возраст исчисляется не одной сотней лет. Почему-то с особым трепетом брал я в руки древние, грубой работы литые бронзовые нательные крестики. Прикасаешься к такому крестику, покрытому изумрудной патиной, и создаётся ощущение, что слышишь молитву его неведомого хозяина. «Отче наш, иже еси на небеси…» И хочется спросить у хозяина крестика: добрый человек, а с моими не довелось тебе пересекаться при жизни, их и твоей? Как они там? Как жили? Достойные ли люди были?
 
Иван Алексеевич Бунин в своём стихотворении «Псковский бор» восклицает: «Достойны ль мы своих наследий?» А ведь это очень важный вопрос, первостепенный вопрос для нас сегодняшних. А ведь и правда, достойны ли? А если не достойны? Под лежачий камень вода не течёт. Если нас не будут интересовать наши корни, если будем мы иванами, не помнящими родства, то отсохнут наши корни сами собой, и откажемся мы по доброй воле от владений и наследий, принадлежащих нам по праву. Разделят нас на сибирские, уральские и московские княжества и натравят друг на друга. И пойдём мы убивать друг друга на потеху недругам. А будем бережно относиться к своему прошлому, к своей истории, с любовью и почтением думать о своих предках, будем стремиться что-то узнать о них, и наши наследия и владения останутся нашими.
 
Раз уж взялся я цитировать Ивана Алексеевича Бунина, приведу его слова из рассказа «Косцы». Этот рассказ был написан Буниным в тяжелейшие для него годы, в первые годы разлуки с Родиной. В рассказе описаны чувства русского человека, находящегося в изгнании, который вспоминает о встрече с захожими из дальних краёв косцами, работающими и поющими задушевную разудалую песню. Заканчивается рассказ следующими горькими словами: «… миновала и для нас сказка: отказались от нас наши древние заступники, разбежались рыскучие звери, разлетелись вещие птицы, свернулись самобранные скатерти, поруганы молитвы и заклятия, иссохла Мать-Сыра-Земля, иссякли животворные ключи – и настал конец, предел божьему прощению». Очень хочется мне думать, что теперь дело обстоит совсем не так. Что наши древние заступники, рыскучие звери, вещие птицы к нам потихоньку возвращаются. Главное, чтобы мы сами их хотели видеть и знать.
 
Илья Рыльщиков,
член Академии ДНК-генеалогии
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

5 комментариев: Ожидая результат теста

  • Сергец говорит:

    Прекрасная статья! Красиво написано, в прекрасном стиле и всё по делу, подписываюсь под каждым словом. Спасибо, уважаемый Илья! Отдельно хотел бы отметить затронутый Вами момент, когда результаты теста могут оказаться не те, что ожидались. Лично я не понимаю, как может возникнуть разочарование результатом. Если окажется, что я принадлежу к другому роду, нежели я предполагал, я нисколько не расстроюсь, наоборот, приму этот факт с радостью, я узнаю историю своих предков, а у каждого рода она не менее славная и интересная, чем у другого, а часто и общая на определённом этапе времени.

    • Рыльщиков Илья говорит:

      Сергец, от всей души благодарю. Для меня очень важна поддержка друзей. Регулярно просматриваю ваши посты ВКонтакте. Большое дело делаете! Вы – молодец!

  • И. Рожанский говорит:

    Уважаемый Илья Валерьевич, спасибо за проникновенный рассказ. Могу добавить, что для меня пока остается неразрешимой загадкой, почему среди наших соотечественников интерес к своим корням на уровне анализа ДНК больше проявляют те, у кого ближайшие предки жили в Черноземье или в Сибири. То есть в тех местах, что стали заселятся славянами совсем недавно. Их доля на генеалогических ресурсах непропорционально велика в сравнении с долей жителей этих регионов в России. Уроженцы Центральной и Северной России не столь активны, а печальный рекорд по “манкуртизму” держат, как это ни странно, самые древние русские земли – Новгородская и Псковская области. Если бы не (весьма скромные по объему и разрешению по филогении) полевые исследования, проведенные несколько лет назад популяционными генетиками из Германии, то они до сих пор оставались бы terra incognita, покрытой лишь фантомными контурами плотности из компьютерных моделей. Если среди читателей Переформата есть новгородцы и псковитяне, то, пользуясь случаем, призываю их развернуть агитацию среди своих земляков. От вашего вклада зависит очень многое в решении загадок нашей древней истории. Равнодушие жителей северо-запада России к своим глубоким корням – это питательный бульон для норманизма и прочих антинаучных фантазий.

    • Александр из Петербурга говорит:

      Игорь Львович, я с северо-запада, корни на Унже реке, в верховьях (Кологрив). Очень жду результат теста. Надеюсь, он поможет Вам, ну как минимум в пополнении коллекции) А мне – в знании о моих собственных корнях.

    • Рыльщиков Илья говорит:

      Уважаемый Игорь Львович, сердечное спасибо за добрые слова. Ваша оценка чрезвычайно важна для меня. Хочу сказать, что как только я получил результат своего теста, сразу же начал искать похожие результаты и нашел Вашу интерпретацию на тест Вилявина Михаила Евгеньевича, чьи предки жили в Нижегородской губернии, и с большим интересом прочитал Вашу интерпретацию. Много интересного для себя почерпнул.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья