Первая часть статьи была посвящена постановке задачи и модельным примерам, которые могли бы подтвердить действенность избранного подхода. Прежде чем перейти к непосредственному поиску потомков шумеров среди современных арабов из стран Персидского залива, следовало бы определить признаки, которые были бы характерны для их генеалогических линий. Взять их можно из тех сведений о шумерах, что дошли до нас в наименее искаженном последующими интерпретациями виде.
 

 
Первый признак – это, несомненно, датировки. По археологическим данным, возникновение первых еще протогородов Шумера относят к т.н. Среднему Урукскому периоду, длившемуся примерно с 3700 по 3400 гг. до н.э. В ходе следующих за ним Позднего Урукского, Раннединастического и Аккадского периодов сложилась номовая структура городов-государств и уклад хозяйства, позволявший поддерживать высокую численность населения, в сравнении с окружающими народами. С падением Аккадского царства, основанного Саргоном Древним, наступил кризис, длившийся не менее 100 лет, примерно с 2200 по 2100 года до н.э., и сопровождавшийся упадком ирригационных систем, обеспечивавших существование городов Нижней Месопотамии. Когда кризис был преодолен, началось новое возвышение Шумера под властью царей из III династии Ура, но тогда же шумерский язык начал выходить из употребления, хотя еще долго оставался языком юриспруденции и религии, подобно латыни в средневековой Европе. Ключевыми датировками в этой последовательности событий можно считать период с 5700 по 5200 лет назад (с захватом Позднего Урукского периода), что маркирует начало стабильного роста народонаселения в городах Древнего Шумера, и демографический кризис, длившийся, ориентировочно, с 4200 по 4000 лет назад.
 

Поддержите проекты Академии ДНК-генеалогии: ваше пожертвование – это дальнейшее изучение истории наших предков, выпуск тематических книг, организация научных мероприятий, исследование палео-днк и ещё многое другое. У нас пока нет других помощников, кроме вас. Поэтому если вы считаете нашу работу полезной, нужной и можете её поддержать, то будем благодарны. Сделать пожертвование от 100 до 5000 руб. можно буквально в один клик по этой ссылке.

 

Второй признак – язык, не имеющий аналогов ни в одном из современных и мертвых языков, о которых есть более-менее надежные сведения. Многочисленные попытки найти родственные связи шумерского ни к чему определенному не привели. Все заявки на родство до сих пор остаются на уровне единичных совпадений в грамматическом строе и похоже звучащих слов, как правило, взятых в отрыве от исторического и семантического контекста.
 
Наконец, третий признак – это многочисленные, хотя и косвенные, указания, что шумеры были пришлым народом в Месопотамии. Прежде всего, об этом говорят шумерские мифы, что помещают прародину человечества на загадочный остров Дильмун, откуда к устью Тигра и Евфрата приплыли их предки. Специалисты-шумерологи также приводят доводы, что часть топонимов Двуречья, зафиксированная в письменных памятниках той эпохи, а также ряд теонимов и названий профессий не имеют шумерской этимологии. По их мнению, они достались от какого-то народа, жившего здесь до шумеров. Наиболее последовательно эту версию разрабатывал известный семитолог И.М. Дьяконов, предложивший термин «банановые языки». С другой стороны, у этого тезиса есть немало слабых мест. Например, мифы об «островах счастья», откуда вышли люди и куда возвращаются души праведников, встречаются у многих народов, в том числе чрезвычайно далеких от Месопотамии, и их не следует воспринимать буквально.
 
Гипотезу о «банановых языках» большинство специалистов по Ближнему Востоку считают спекулятивной ввиду крайне скудного исходного материала, которому можно дать интерпретацию, не прибегая к допущению о неизвестном науке языке. Археология и антропология также не дают однозначного ответа на вопрос, сопровождался ли переход от Убейдского периода (8500-5800 лет назад) к Урукскому (6000-5000 лет назад) появлением нового этнического компонента в населении южной Месопотамии, или имела место планомерная эволюция от одного типа материальной культуры к последующему в рамках одной и той же группы народов.
 
Таким образом, если предположить для взаимодействия шумеров и поселившихся позднее в их землях семитов, касситов, персов и т.п., наиболее вероятную (судя по историческим данным) «японскую» модель, то генеалогические линии современных потомков шумеров должны иметь следующие особенности:
 
1.) они должны составлять заметный процент в современном населении региона и быть для него достаточно специфическими, что подразумевает резкий спад их доли за пределами Ближнего Востока;
 
2.) они должны выглядеть как однородная ветвь или группа родственных ветвей, которые сходятся к предку, жившему, скорее всего, между 5700 и 5200 годами до настоящего времени; в терминах ДНК-генеалогии так должны проявлять себя линии, начавшие в это время стабильный рост, продолжавшийся в данном регионе без существенных разрывов в течение, как минимум, нескольких столетий;
 
3.) для дочерних линий этой группы возможна (хотя и не обязательна) датировка жизни их предков между 4200 и примерно 3800 годами до настоящего времени; это соответствует зафиксированному в исторических источниках демографическому кризису в Месопотамии, который неизбежно должен был сопровождаться обрывом многих генеалогических линий, а по его завершении – более быстрым, в сравнении с другими, ростом успешных в плане демографии родов;
 
4.) предполагаемые линии шумерского происхождения не должны относиться к ветвями, которые дают корреляции с надежно аттестованными языковыми семьями, такими как афразийская, индоевропейская или хуррито-урартская;
 
5.) у этих линий возможно (но не обязательно) наличие родственных им ветвей, пик распространения которых находится за пределами Ближнего Востока (например, в Индии, Передней Азии, Закавказье или Средиземноморье), причем их общий с шумерами предок должен приходиться на эпоху неолита; так в Y-ДНК может проявляться существование прародины шумеров за пределами Месопотамии, что на сегодняшний день пока не имеет надежных доказательств.
 
Начнем рассмотрение гаплогрупп арабов в алфавитном порядке. Про гаплогруппы А и В уже шла речь в первой части статьи, и был сделан вывод, что их представители появились на берегах Персидского залива в результате многовекового ввоза рабов из Восточной Африки. Следующая за ними древняя гаплогруппа С представлена в выборке настолько незначительно (11 гаплотипов из 2996), что она заведомо не проходит по первому признаку. Единственное, что хотелось бы отметить, это найденную у пяти арабов чрезвычайно редкую гаплогруппу С1 (F3393), которая разошлась на далеко отстоящие ветви еще в начале Верхнего палеолита. Ее обнаружили у европейцев эпохи палеолита (Костёнки-14, Россия), мезолита (Ла Бранья, Испания) и раннего неолита (Компольт и Апц, Венгрия), но в настоящее время в значимых количествах (более 1-2%) она присутствует лишь у австралийских аборигенов, полинезийцев и японцев. У всех остальных народов гаплогруппу С1 находят на уровне менее 0,2% или не находят вовсе. Этот пример подтверждает сделанный ранее вывод о том, что данная выборка протяженных гаплотипов настолько информативна, что дает возможность выявлять даже почти исчезнувшие ветви, реликты эпохи палеолита.
 
Следующей по алфавиту идет гаплогруппа Е, которая у арабов Персидского залива идет на втором месте по численности после J1, а потому ей следует уделить особое внимание. Распределение основных ветвей гаплогруппы Е в исследуемой выборке приведено на схеме:
 

 
В верхней части диаграммы находятся уже рассмотренные ранее линии, унаследованные от африканцев. Ветвь E1b1a (M2), о которой речь шла в первой части статьи, расходится на две дочерние L485 и U175. Они присутствуют во всех африканских популяциях от Сенегала до ЮАР и, очевидно, их представители были главными действующими лицами в заселении Африки по «западно-африканскому» сценарию. Понятно, что к шумерам они отношения не имеют. Что касается других ветвей, то среди них не удается обнаружить линии, что сходились бы к датировкам, предполагаемым для шумеров. Кроме того, за исключением 4-х чисто арабских ветвей с недавними общими предками (от 1000 до 2000 лет назад), география представленных на схеме субкладов не ограничивается Месопотамией и прилегающими к ней регионам, а захватывает все Средиземноморье, Малую Азию, Европу, а также Восточную Африку. Одна из этих ветвей, М183 (выделена красным внизу) имеет ярко выраженный этнический характер, поскольку ее носители доминируют среди берберов и их арабизованных потомков в странах Магриба. То, что среди 2996 арабов Персидского залива оказалось 22 вероятных потомка берберов, говорит о том, что арабский мир был достаточно мобилен, и коренные жители удаленных от Аравии частей Халифата эпизодически переселялись далеко на восток и оседали там. Это наблюдение дает дополнительную поддержку предположению, что в состав арабских племен Аравийского полуострова вливались прямые потомки шумеров из низовьев Тигра и Евфрата, жившие намного ближе, чем берберы.
 
В заключение можно сказать, что все отмеченные особенности гаплогруппы Е оставляют крайне мало шансов, что она как-то связана с шумерами. Довольно давно самый изученный ее субклад E1b1b1 (M35.1) получил эпитет «хамитский». Есть все основания считать, что по датировкам, географии и этническому составу эта старая (не менее 12000 лет до предка) ветвь оказывается родительской для большинства народов говорящих на языках афразийской макросемьи. Хамитские – это их устаревшее название. Вполне возможно, что когда дело дойдет до тестирования останков из шумерских захоронений, среди них найдут гаплогруппу Е, и на этом основании ее объявят шумерской. Предупреждая подобное развитие событий, замечу, что население Месопотамии с древнейших времен было полиэтническим, и значительную его часть составляли семитские народы, исходной гаплогруппой которых, по всей видимости, также была Е. Те, кто селились в номах, управляемых шумерскими династиями, исповедовали те же религиозные культы и, соответственно, их хоронили по тем же (или почти тем же) обрядам, как и собственно шумеров. По этой причине довольно сложно определить этническую принадлежность захороненных тысячелетия назад жителей Месопотамии, исходя только из места, где нашли их останки и времени, которым они датируются.
 
Доля следующей по списку гаплогруппы G в выборке невелика (4%), но не настолько, чтобы по умолчанию сбрасывать ее со счета. Вот какими ветвями она представлена у арабов Персидского залива.
 

 
Около 1/3 представителей этой гаплогруппы принадлежит к молодой ветви Z16670, что является частью древнего субклада G2a2b2a (P303), рассеянного с низкой частотой на обширной территории от Британии до Передней Азии. Единственный анклав, где он является одной из основных генеалогических линий, это запад северокавказского региона. По данным ископаемой ДНК, носители предковой ветви G2a2b (L30) были в числе жителей Европы эпохи раннего неолита, мигрировавшими туда, по оценкам археологов и антропологов, из Малой Азии. Очевидно, в Месопотамию они пришли оттуда же, но едва ли это как-то связано с появлением шумеров ввиду крайне малого числа носителей родительской ветви Р303 и отсутствия ветвей с ожидаемыми датировками. Другие субклады гаплогруппы G представлены в выборке еще более фрагментарно. То же самое можно сказать про гаплогруппы F и H, которые крайне редко встречаются на Ближнем Востоке и едва ли могут ассоциироваться с народом, численно превосходившим остальные в эпоху бронзы.
 
Когда речь заходит о гаплогруппе J1, охватывающей половину арабов из интересующего нас региона, казалось бы, ее смело можно вычеркивать из кандидатов в шумеры. Здесь связь с семитскими языками (арабским, древнееврейским, арамейским, южно-аравийскими) выглядит настолько очевидной, что у многих не возникает сомнений, что семитская группа зародилась в среде носителей J1. Однако есть серьезные основания усомниться в этом.
 
Во-первых, наиболее рано отошедшие ветви J1 практически не встречаются у семитоязычных народов, за исключением ассирийцев, о специфике этногенеза которых шла речь в первой части статьи. На дереве гаплогруппы, построенном по данным с гаплогруппного проекта (с указанием численности каждой ветви), они расположены в верхней его части, и представлены преимущественно жителями Кавказа и Армянского нагорья (картинка кликабельна).
 

 
Во-вторых, библейская книга Бытия сообщает, что Авраам, легендарный предок евреев (от Исаака) и арабов (от Измаила), был выходцем из Ура Халдейского. Многие годы исследователи Библии полагали, что речь здесь идет о каком-то малозначительном селении или вообще о сказочном «граде Китеже», пока в конце 20-х годов прошлого века Л. Вулли не доказал, что холм Телль-аль-Мукайяр на юге Ирака скрывает в себе руины города с названием Ур, который был одним из самых значительных центров шумерской цивилизации на всем ее протяжении.
 
В-третьих, филогения гаплогруппы J1 показывает, что наиболее населенные ее ветви, в том числе почти все линии арабов Персидского залива, сходятся к предку, жившему около 4500 лет назад, то есть во времена Раннединастического периода. Быстро растущий ном Ура, расположенный на границе орошаемых угодий и Сирийской пустыни, в случае перенаселения или военных конфликтов вполне мог стать источником миграции части его жителей вверх по Евфрату. Библейский рассказ о переселении рода Авраама (тогда еще Аврама) в местность под названием Харран вполне согласуется с таким ходом событий.
 
В-четвертых, в отличие от потомков Авраама, имена которых, как правило, имеют прозрачную древнееврейскую этимологию, его отец (Терах, в Синодальном переводе – Фарра), дед (Нахор) и братья (Аран и Нахор) носят имена, для которых не удается найти надежные источники в древнееврейском и родственных ему языках. Более того, часто встречающаяся в литературе трактовка имени «Авраам» как «отец многих» (абу рахам) имеет явные признаки народной этимологии. Эта форма копирует арабскую кунью – часть полного имени, означающую «отец (абу) или мать (умм) такого-то». В арабском мире обращение только по кунье, без личного имени – это знак особого уважения к человеку, как, например, к великим ученым Абу Али Ибн Сине или Абу Райхану аль-Бируни. Ветхому Завету эта конструкция чужда. В книге Бытия приставка к имени в форме «отец такого-то» встречается лишь дважды, оба раза это Хам, отец Ханаана. Учитывая, скажем так, неоднозначное отношение древних евреев к Хаму (что передалось и христианской традиции) и ханаанеям (о чем ниже), вряд ли имя со значением «отец многих» можно считать особо почетным. Очевидно, имя Аврам/Авраам также, как и имена его близких родственников, восходят к какому-то несемитскому языку.
 
И в-пятых, согласно библейскому повествованию, пройдя долгий путь от Ура до Ханаана (ныне Палестины), Авраам и его соплеменники встретили там народы, настроенные к пришельцам весьма враждебно (одна история Содома и Гоморры чего стоит). По библейской генеалогии, эти народы, ханаанеи, они же финикийцы, происходили от Хама, сына Ноя. То есть их пути с евреями, потомками Сима (Шема), разошлись еще до Потопа. По данным ДНК, для автохтонов Палестины, которыми, очевидно, были ханаанеи, реконструируется гаплогруппа Е как основная генеалогическая линия. Однако, несмотря на столь разную этническую историю, древнееврейский и финикийский языки очень близки, а в эпоху «ДНК-Авраама» это был один общий язык. Чтобы разрешить противоречие, следует признать, что либо ханаанеи переняли со временем язык своих соседей-семитов, либо люди из рода Авраама изначально говорили на каком-то другом, не семитском языке, но за время жизни в Ханаане его утратили, перейдя на прото-ханаанейский. Судя по тому, что среди носителей, как минимум, кушитской, омотской, берберской и, очевидно, древнеегипетской семей афразийской макросемьи основной линией является E1b1b (M35.1), второй вариант выглядит намного предпочтительнее.
 
Однако был ли тот досемитский язык рода Авраама шумерским? Прямого ответа нет, но есть несколько косвенных соображений. Если допустить, что выходец из Ура по имени Аврам был шумером, то все его многочисленные потомки из гаплогруппы J1 должны представлять одну из боковых линий шумеров, тогда как основная ветвь должна быть примерно на 1000 лет старше и иметь пик распространения в Месопотамии и странах Персидского залива. В имеющихся выборках гаплогруппы J1 ветви или группы ветвей с такими признаками не обнаружено. Те, что отошли до выделения «авраамического» субклада YSC234, довольно малочисленны и найдены в основном у жителей Средиземноморья, Йемена, Малой Азии и Кавказа. Если ни шумеры, ни семиты не подходят, то к какому народу принадлежал Авраам? Возможно, подсказку могут дать личные имена, которые, как уже говорилось, не находят убедительной этимологии в древнееврейском. На шумерские они также не похожи. Однако в словаре аккадского языка, относящегося к восточно-семитской ветви, есть слова «тараху/тураху» и «абрамму», очень схожие с именами Терах и Аврам. Оба они – зоонимы, обозначают горного козла и (по контексту) какую-то птицу, соответственно. Вполне возможно, имена библейских персонажей так и переводятся, поскольку названия животных всегда широко использовались в именословах многих народов. Достаточно вспомнить популярные во всех европейских языках имена, восходящие к греческому λέων (лев), а также арабское Асад, индийское Сингх и тюркское Аслан с тем же значением.
 
В силу своего географического положения и истории аккадский язык содержал в своем словаре большой пласт субстратной лексики, оставшейся от различных народов Северной Месопотамии, перешедших на аккадский, что господствовал там в течение полутора тысячелетий. Видимо, род Авраама, как и большинство других линий гаплогруппы J1, принадлежал к группе народов, населявших бассейн Тигра и Евфрата с древнейших времен, но вытесненных оттуда или ассимилированных пришедшими позже шумерами и семитами. Что касается данных ископаемой ДНК, которых пока нет, то находки гаплогруппы J1 в шумерских захоронениях также вполне вероятны, но их следовало бы трактовать как след древнейших обитателей Двуречья. Видимо, тех, кто жил там во времена Убейдского периода.
 
Следующей идет гаплогруппа J2, к которой относится 12% арабов Персидского залива. Это одна из самых старых и разветвленных гаплогрупп, что, по всей видимости, обязана своим распространением миграциям, начавшимся в эпоху раннего неолита из Плодородного Полумесяца и/или Малой Азии. Ее дерево в упрощенной форме выглядит следующим образом (картинка кликабельна).
 

 
Почти все его ветви присутствуют у арабов Персидского залива, но распределены они неравномерно. К примеру, субклад J2a1b (M67), что распространен на Кавказе и у евреев-ашкенази, у арабов встречается довольно редко. Статистика по арабам представлена в графической форме ниже.
 

 
На диаграмме имеется две ветви, что сходятся ко временам Среднего Урукского периода, как можно было бы ожидать для потомков шумеров. Обе они принадлежат к субкладам, не имеющим пока своих обозначений в ISOGG, но подтвержденным по результатам тестирования в проектах FTDNA. Помимо родительских ветвей, имеющих «возраст» около 5300 лет, в выборке присутствуют также три молодые дочерние подветви субклада F3133 и две – из субклада PF5197. По уточненной филогении, ветвь, обозначенная в текущей версии ISOGG как J2a1i (L198), относится к вышестоящему по иерархии PF5197. В сумме все они составляют более половины от носителей J2 у арабов Персидского залива, то есть около 6% от всей выборки. Это достаточно высокая доля, что подходит под первый признак генеалогических линий шумерского происхождения. Чтобы проверить, действительно ли эти линии являются специфическими для Месопотамии и Персидского залива, следует сравнить их с другими гаплотипами из тех же субкладов. Вот как выглядят деревья 67-маркерных гаплотипов с гаплогруппных проектов для субклада J2a1* (PF5197)
 

 
и J2a1h2 (M25)
 

 
На обоих деревьях арабы, как правило, группируются отдельно от представителей других регионов, но довольно незначительно представлены в остальных ветвях. Например, они отсутствуют в ветви J2a1h2a1 (L70), что широко распространена во всем Средиземноморье, а по времени жизни своего предка явно коррелирует с экспансией «народов моря» на рубеже бронзового и железного веков.
 
Исходя из найденных закономерностей, зарождение «арабских» ветвей субкладов PF5197 и F3133 можно связать с появлением на берегах Персидского залива во времена Урукского периода группы людей, живших до того в Малой Азии, на Балканах или на островах Восточного Средиземноморья. То, что это была древняя миграция, а не результат недавней демической диффузии из соседних регионов, можно обосновать особенностями распределения данных ветвей, что тяготеют к Персидскому заливу. О том же свидетельствует и отсутствие у арабов линий, специфических для Восточного Причерноморья и Анатолии: I2c2 (PF3827), J1a3 (Z1828) и L1b (M317). Если бы переселение людей со стороны Анатолии было относительно недавним и носило массовый характер (на что указывают древние времена до предков), то они неизбежно захватили бы и эти линии, которые, например, у армян составляют весомые 10% от участников национального ДНК-проекта. Был ли родным языком тех древних поселенцев шумерский, еще предстоит выяснить, но, несомненно, они участвовали в этногенезе шумеров с самого начала. Что касается языка, то интересно сопоставить изолированное положение шумерского и отсутствие каких-либо корреляций с известными языковыми семьями у гаплогруппы J2, в отличие, например, от R1a (индоевропейская), E1b1b (афразийская) или О (аустрическая). Видимо, это можно объяснить тем, что представители этой древней гаплогруппы, одними из первых на Земле освоившие производящий уклад хозяйства, не составляли какой-то единой группы или мощного племенного союза, а потому уступили свои позиции более организованным соседям и утратили со временем свои языки. Если высокий процент гаплогруппы J2 у шумеров подтвердится при анализе ископаемой ДНК, то шумерский язык по праву можно будет считать дожившим до письменной фиксации реликтом языков первых неолитийцев Ближнего Востока. Так ли это, покажет время.
 
Следом за гаплогруппами-«тяжеловесами» J1 и J2 идут минорные линии из гаплогрупп L, О, Q и R2, что сообща составляют 4% от выборки. Ветви этих гаплогрупп, найденные у арабов Персидского залива, охарактеризованы на следующей схеме.
 

 
Все представленные на рисунке ветви имеют корни в Центральной или Восточной Азии, и в этом качестве интересно их сопоставить с популярной гипотезой об индийском или среднеазиатском происхождении шумеров. Наиболее очевидную связь с Индией имеет ветвь L1a (M27), которая, по данным из полевых и коммерческих выборок, является одной из основных генеалогических линий у дравидских народов юга Индии. Однако, в отличие от рассмотренных выше ветвей гаплогруппы J2, арабы из субклада L1a составляют единое целое с индийцами. Кроме того, предок ветви родился на полтора тысячелетия позже того, как начался рост населения в Нижней Месопотамии и возникли первые города. Исходя из этих данных, можно довольно уверенно говорить, что в среде арабов представители «дравидского» субклада L1a появились в результате долгих и тесных контактов арабских купцов и миссионеров с княжествами Малабарского берега Индии – едва ли не единственными производителем пряностей в Средние Века. Видимо, как и в случае с арабами африканского происхождения, не обошлось без работорговли. К шумерам и их связям с Харрапской цивилизацией эта линия отношения не имеет. Вероятно, единичные представители восточно-азиатской гаплогруппы О (из них трое – из субклада O2a) попали на берега Персидского залива тем же самым морским путем из Индии или Малайзии, с которой арабы активно торговали, а также успешно проповедовали там ислам.
 
Ветви L1c, Q1a1b и Q1b1b1a достаточно характерны для Центральной Азии, где составляют заметную долю, например, у жителей Афганистана. По своим датировкам они, в принципе, попадают на шумерские времена. Однако численность их слишком мала, чтобы выделить специфические арабские ветви и проанализировать их. Потому вопрос о возможной связи с шумерами остается открытым. Хотелось бы отметить, что арабы из субклада Q1b-Y2220 составляют ветвь, предковую к ашкеназийской, известной как «Род Ашина», по названию правящей династии Тюркского каганата. Понятно, что евреи из этой экзотической для Европы гаплогруппы имеют ближневосточное происхождение, и их растиражированное в Сети происхождение от обратившейся в иудаизм хазарской знати не подтверждается ничем. Последняя в этом списке гаплоруппа R2 представлена самым ее населенным субклдаом R2a1 (L295). Он образует одну из самых старых генеалогических линий Старого Света, что распределена довольно равномерно среди всех этнических и сословных групп Индии и показывает стабильный, без больших разрывов рост в течение более чем 6000 лет. Это предшествует началу роста шумерской цивилизации, а потому народ, оставивший такой след, пока остается загадкой.
 
Представители гаплогруппы R1a, составляющие почти 7% в исследуемой выборке, обсуждались в первой части статьи. В своей основе это потомки ариев, заселивших Переднюю и Южную Азию 3500 лет назад и позднее. К сказанному в первой части можно добавить, что, в отличие от индийцев, среди арабов Персидского залива отмечены такие редкие и рано отошедшие ветви, как родительские R1a1a1b1a* (Z282) и R1a1a1b2* (Z93), а также реликтовые R1a* (M420). Видимо, появление этих линий в регионе связано с какими-то более ранними волнами миграций, предшествовавшими появлению ариев, но их доля слишком мала, чтобы связывать их с шумерами даже при совпадающих датировках.
 
Согласно гипотезе А.А. Клёсова, древние шумеры рассматриваются как один из народов, входивших в волну миграций эрбинов, начавшуюся около 6500 лет назад в прикаспийских степях и захватившую Северный Кавказ, Закавказье, Ближний Восток, Северную Африку и Западную Европу. Соответственно, «этнообразующей» линией шумеров признается гаплогруппа R1b, преимущественно ее субклад R1b1a2 (M269). Среди современных арабов Персидского залива доля R1b невелика, всего 2,5%, а потому вопрос требует отдельного рассмотрения. Вот по каким ветвям они распределились в имеющейся выборке.
 

 
На долю «эрбинской» ветви М269 приходится 46 гаплотипов из 75-ти, относящихся к R1b, то есть 1,5% от всей выборки. Для сравнения, у живущих севернее армян и ассирийцев эта ветвь занимает первое место по представительству и охватывает до 25% участников национальных ДНК-проектов. Время жизни предков ветвей V88 и Z2103 у арабов Персидского залива получилось несколько заниженным, поскольку расчет велся «поперек» известных на сегодняшний день ветвей, которые в значительной степени перекрываются. Более аккуратные датировки получаются при расчете дерева 111-маркерных гаплотипов с проектов R1b1* (хР297), R1b1a1 (M70) и R1b1a2 (xU106, xP312).
 

 
В статистике по этим проектам лидируют армяне, у которых преобладают субклады L584 и L277, и жители Западной Европы из недавно открытых субкладов DF100 и CTS6889, что параллельны наиболее распространенным в Европе U106 и P312. На их фоне специфической для Персидского залива, видимо, следует признать реликтовую ветвь V88, которая была вначале найдена в Камеруне среди народов, говорящих на языках чадской ветви афразийской макросемьи, а также у берберов Египта и Ливии. Исходя из датировок, ближневосточные ветви этого древнего субклада можно уверенно считать предковыми к африканским, как и следовало бы ожидать. Однако пока неясно, имеет ли отношение эта линия к шумерам, поскольку ее доля в выборке арабов очень мала, менее 1%, а время жизни общего предка приходится на времена, предшествовавшие Урукскому периоду.
 
Что касается ветвей «восточного» субклада Z2103, то к югу от Большого Кавказского хребта представлены уже упомянутые выше L584 и L277, тогда как найденная недавно по данным BigY ветвь CTS7822 распространена в Восточной Европе и на Северном Кавказе. Время жизни их общего предка можно оценить как 5400±500 лет назад, что согласуется как с оценкой времен для генеалогических линий шумеров, так и с данными Y-ДНК из курганных захоронений в Самарской области, с датировками от 5300 до 4600 лет назад и подтвержденными как Z2103. Хотя 5400 лет до предка современных представителей субклада Z2103 приходится на Урукский период, столь близкие датировки его времени жизни и ископаемой ДНК из Поволжья довольно слабо согласуются с тем, что этот предок жил в Нижней Месопотамии и был шумером. Слишком велико расстояние и слишком мал зазор по времени, что ограничивается снизу расчетной датой жизни предка субкладов R1b1a2a1 (M51) и R1b1a2a2 (Z2103) – около 6000 лет назад. С другой стороны, ближневосточные ветви L584 и L277 начинают свой рост со времен демографического кризиса в Месопотамии, что можно трактовать либо как то, что они прошли через бутылочное горлышко, находясь в Месопотамии, либо тем, что их представители в это время мигрировали со стороны Северного Кавказа.
 
На мой взгляд, оба варианта вполне логично вписываются в уже предлагавшуюся версию о хурритском происхождении этих генеалогических линий. При таком допущении легко понять, почему так много носителей субклада Z2103 среди армян, ассирийцев, турок и персов из Западного Ирана, на порядок меньше у арабов Персидского залива и практически нет у арабов Йемена и индийцев. В пользу такого отнесения есть и лингвистические аргументы. В отличие от шумерского, не вписывающегося ни в какие языковые схемы, для хуррито-урартских найдены многочисленные параллели в нахско-дагестанских языках, что включают в гипотетическую сино-кавказскую макросемью. То есть хурриты, жившие в Северной Месопотамии и Сирии, и урарты, прямые предки значительной части современных армян, были эрбинами, если следовать гипотезе А.А. Клёсова. Первые записи личных имен и отдельных слов на хурритском языке в аккадских текстах появляются в то же самое время, когда жили предки ветвей L584 и L277, но спустя 2-3 столетия следуют протяженные записи на хурритском, а затем он становится основным языком пестрого по национальному составу государства Митанни. Филогения ближневосточных ветвей R1b предполагает аналогичный быстрый рост в тот же самый промежуток времени.
 
Таким образом, по сумме данных, наиболее вероятной группой народов, принесших гаплогруппу R1b на Ближний Восток можно считать хурритов, урартов и, возможно, хаттов, давших свое имя народу, называвшему себя «нусили», но вошедшему в историю как хетты. Их «кузены» из родственного субклада R1b1a2a1 (M51) прошли дальше на запад, пока не осели на Пиренеях, где при смешении с местными народами сформировалась знаменитая культура колоколовидных кубков, изменившая историю Европы. Возможно, какие-то группы R1b также принимали участие в этногенезе шумеров, но вряд ли оно было решающим.
 
Последняя по алфавиту гаплогруппа, что присутствует у арабов на уровне 5%, это гаплогруппа Т, которая считается одной из самых загадочных на генеалогическом древе Y-хромосомы. Вот какими линиями она представлена в выборке.
 

 
Как в случае с гаплогруппами J2 и R1b, обращают на себя внимание датировки двух родительских ветвей, что попадают в ожидаемый интервал времен. Процент гаплогруппы Т у арабов Персидского залива достаточно велик, чтобы рассмотреть ее возможную связь с шумерами. С другой стороны, в отличие, например, от ветви F3133 гаплогруппы J2, субклады T1a1a (L208) и T1a2 (L313) нельзя назвать специфическими для Персидского залива. Они рассеяны на большой территории, с локальным максимумом в районе Африканского Рога. Носитель предковой к ним ветви T1a (M70) был найден в захоронении эпохи раннего неолита в Германии, с калиброванной радиоуглеродной датировкой 7200-7070 лет назад. Таким образом, по-прежнему остается загадкой место, откуда начали вести свой род современные представители двух основных ветвей гаплогруппы Т. Однако можно заметить, что, при всей своей необычной географии, гаплогруппа Т, как правило, встречается «в связке» с J1. Совпадают, в пределах погрешности, и времена жизни предков ныне существующих ветвей этих гаплогрупп, а именно 12000-10000 лет назад. По всей видимости, в ту давнюю эпоху эти предки жили недалеко друг от друга и принадлежали к близким по культуре этническим группам, а то и вообще к одному племени. Далее история этих ДНК-родов развивалась сходным образом, пока в силу обстоятельств род «ДНК-Авраама» гаплогруппы J1 не начал свой стремительный рост, что продолжается и поныне.
 
Если такой ход развития близок к реальному, то, подобно гаплогруппе J1, современные ветви гаплогруппы Т восходят к древнейшим обитателям Месопотамии, о языке и этнической принадлежности которых практически ничего неизвестно. Очевидно, какая-то их часть влилась в состав шумеров, но пока невозможно сказать, кто из современных жителей стран Персидского залива – носителей гаплогруппы Т, – ведет свой род непосредственно от шумеров, а кто – от народов, пришедших на их земли.
 
Как можно заключить из анализа всех линий этой масштабной выборки, при отсутствии данных по ископаемой ДНК шумеро-вавилонской эпохи нет возможности однозначно указать, какие из найденных генеалогических линий с ожидаемыми признаками восходят к народу, называвшему себя «саггигга», но в вошедшему в историю как шумеры. Если абстрагироваться от шумеров и подсчитать, как много современных их земляков ведут свой прямой род от народов, населявших берега Персидского залива в ту далекую эпоху и никогда их не покидавших, то получится впечатляющая цифра в 10-12%. Это очень много, если принять во внимание столь давние времена, географическое положение Месопотамии на перекрестке путей и ее бурную историю. Отсюда следует, что в течение долгого времени население шумерских городов-государств заметно превосходило по численности всех своих соседей, и понадобились долгие тысячелетия войн, переселений и экологических кризисов, чтобы как-то потеснить их прямых потомков.
 
В ходе анализа гаплогруппы J2 открылось еще одно обстоятельство, что ранее не привлекало особого внимания. Насколько могу судить, впервые удалось показать, что взаимодействие культур Нижней Месопотамии и Восточного Средиземноморья эпохи энеолита происходила не только, и столько путем культурной диффузии, но и за счет переселения какой-то группы «средиземноморцев» в низовья Тигра и Евфрата в Урукский период. Не в слиянии ли традиций, унаследованных от разных, далеко отстоящих друг от друга культур, заключается разгадка феномена шумерской цивилизации? Ее возникновение чем-то сродни японскому экономическому чуду, когда люди, жившие в бедной природными ресурсами стране смогли резко вырваться вперед за счет собственного трудолюбия, организованности, изобретательности и умелого применения знаний, накопленных в известном им мире.
 
В заключение, на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, можно теперь ответить, что шумеры никуда не исчезали. Их потомки продолжают жить в тех же местах, неся в своих генах память об этом неординарном народе.
 
P.S. Можно уверенно сказать, что ни один из расчетных методов популяционной генетики (разложение по принципиальным компонентам, F-статистика, анализ примесей) пока не в состоянии обнаружить следы событий, что реконструируются при анализе большой выборки протяженных гаплотипов в высоком разрешении по снипам. Они просто не предназначены для этого, у них другие задачи. Впрочем, сами популяционные генетики, видимо, придерживаются другого мнения, и с помощью уже перечисленных методов предлагают свои интерпретации исторических событий. Вот только выводы почему-то всегда подходят под заранее известный ответ, как, к примеру, в недавней работе по ископаемой ДНК в Европе. Не могу припомнить, чтобы при обсуждении они выявляли слабые места концепций, которые пытаются проверить, в чем-то им противоречили или предугадывали будущие находки. Считают, что наука этим заниматься не должна? Тогда ДНК-генеалогия, в самом деле, «лженаука», поскольку осмеливается все это делать. Пусть каждый решает сам, к кому больше применима приставка «лже».
 
Игорь Рожанский,
кандидат химических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Поддержите проекты Академии ДНК-генеалогии: ваше пожертвование – это дальнейшее изучение истории наших предков, выпуск тематических книг, организация научных мероприятий, исследование палео-днк и ещё многое другое. У нас пока нет других помощников, кроме вас. Поэтому если вы считаете нашу работу полезной, нужной и можете её поддержать, то будем благодарны. Сделать пожертвование от 100 до 5000 руб. можно буквально в один клик по этой ссылке.

 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

54 комментария: Куда исчезли шумеры? (часть 2)

  • Анатолий Кузнецов говорит:

    Все же было бы интересно проверить, действительно ли езиды, считающие себя прямыми наследниками шумеров, «народа адаби», ими являются. По крайней мере, выяснить, удовлетворяют ли они вышеперечисленным критериям «претендентов на шумерское наследство». Про гаплогруппу езидов отдельно от курдов ничего определенного в инете найти мне не удалось.
     
    И такой момент в пользу этой гипотезы. У езидов и курдов, с которыми они в некоторой степени были вынуждены смешаться, эпос о Гильгамеше был традиционным и исполнялся народными сказителями. Европейцы узнали о нем только после дешифровки клинописных табличек. Георгий Гурджиев рассказывал в воспоминаниях, что сказания о Гильгамеше некогда пел его отец, который и был одним из таких сказителей-ашугов, хотя, кажется, не был курдом или езидом.

  • Леонид говорит:

    Отличный подробный разбор всех (из тех, что на настоящее время возможны) «кандидатов» в шумеры. Походу затронуты и рассмотрены и смежные цивилизации, что тоже очень информативно подано. Аналогия с японским технологическим прорывом интересна и неожиданна, хотя… (хотел сказать, что есть мнение, что японцы просто в те годы понакупили патентов на стороне и собственно их заслуга была в том, что правильно их топменеджеры выбрали отрасли, в которые стоит вложиться, для получения наибольшей прибыли + трудоспособность народа, но вспомнив, что Вы, Игорь Львович, живёте как раз в Японии, а значит лучше знаете, как там дела обстояли с тем техн. прорывом). Порадовало ещё то, что разноцветные диаграммы в статье стали намного быстрее восприниматься, чем прежде чёрно-белые.

  • Виктория В.С. говорит:

    Мне очень (!!!) понравилась подача материала. То, что вначале определены критерии поиска. Над ними тоже можно отдельно подумать. Но я о результате подачи материала – в процессе чтения полностью включаешься в осмысление и информации, и предлагаемой версии процессов, которые могли происходить в прошлом для достижения того состояния, которое наблюдается в нынешнем времени.
     
    Про шумерский язык. А достаточно ли о нём информации, чтобы судить о его изолированности? В любом случае, на плохую улавливаемость языковых связей оказывает факт древности срока, когда он вышел из употребления. Я считаю, что значительная часть языковых связей является следствием реального живого взаимодействия людей. Пока языком пользуются, он всё время даёт свой вклад в соседние языки и поддерживает необходимость сохранности в них слов-синонимов, удобных для общения. После прекращения использования (а значит, и общения), из соседних языков большая часть такого субстрата «вымоется» синонимами от других живых языков других соседей. Слова, конечно, живут значительно дольше человека, но они тоже не вечны. И в них должна быть практическая необходимость.

  • И. Рожанский говорит:

    >> есть мнение, что японцы просто в те годы понакупили патентов на стороне…
     
    Вот те, у кого есть такое мнение, пусть попробуют проделать то же самое, а не упражняться в словоблудии. Если от первой записи в рабочем журнале до выпуска готовой к производству модели проходит меньше года, то тем, кто когда-нибудь занимался прикладной наукой, это скажет куда больше, чем расхожие журналистские штампы. Год на освоение – это не фигура речи и не художественное преувеличение, а реальный пример из собственной работы.
     
    Извиняюсь за оффтоп. Раз уж речь зашла о технологии, то шумеры, наверное, были первыми, кто стал осваивать главное богатство региона? где они жили – нефть. Они не могли не оценить ценные свойства ее тяжелой фракции – битумной смолы, что буквально плескалась у них под ногами и была незаменимым материалом в строительстве судов, зданий и ирригационных сооружений. Да и само слово «нефть», которое пришло в европейские языки из персидского, уходит корнями в глубокую древность, ко временам шумеров или даже раньше.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Все же было бы интересно проверить, действительно ли езиды, считающие себя прямыми наследниками шумеров, «народа адаби», ими являются.
     
    Будут данные, можно будет проверить. Пока все остается на уровне умозрительных рассуждений. Мне, однако, представляется, что вряд ли у езидов вклад «шумерских» линий намного превысит средний по региону. Поиски прямых потомков исчезнувших народов среди замкнутых этнических и этноконфессиональных групп – одно из любимых занятий попгенетиков. Видимо, под такую тему проще получить грант. Однако, насколько могу судить, ни одна из подобных работ не подтвердила предположения. Имею в виду не интерпретацию авторов статей, зачастую сумбурную и двусмысленную, а выводы из первичного материала (гаплотипы, гаплогруппы, аутосомы), если такой доступен.
     
    Более того, если определяющим признаком группы является принадлежность к находящейся в меньшинстве конфессии, это неизбежно приведет к сильному «размыванию» генеалогических линий. За примерами далеко ходить не надо. Это выходцы из того же региона: евреи (талмудический иудаизм), ассирийцы (христианство несторианского толка) и армяне (армянская апостольская церковь). За его пределами – казанские татары (ислам суннитского толка). Все эти народы отличаются чрезвычайной пестротой гаплогрупп и ветвей, среди которых затруднительно, если вообще возможно, выделить линии «отцов-основателей».
     
    На противоположном полюсе находятся народы, в формировании которых определяющим признаком была принадлежность к определенному роду. К примеру, у киргизов, пуштунов, чеченцев и обсуждавшихся здесь арабов-бедуинов подобные предковые линии обнаруживаются без особого труда. Таких линий сравнительно немного, но к ним принадлежит подавляющее большинство мужчин из соответствующих народов. За их пределами они встречаются очень редко.

    • Игорь говорит:

      Есть еще один современный народ, который обитает в регионе довольно сопредельном региону обитания древних шумеров. Это луры, живущие в приграничных с Ираком районах Ирана, в так называемом Луристане, а также частично в Хузистане. Происхождение этого народа также покрыто мраком, но отмечается определенное влияние древних эламитов. Кстати, почти вся древняя история этого региона буквально пестрит постоянными военными столкновениями с Эламом, войска которого не раз захватывали шумерские города. Эти эламиты, между прочим, относятся современной наукой к дравидийским народам.

    • Анатолий Кузнецов говорит:

      Уважаемый Игорь Львович! Прочитав Ваш коммент, я примерно представил, какие возможности для умственных спекуляций дает попгенетикам чрезмерное изобилие гаплотипического материала. Когда любое утверждение правдоподобно, но определенно доказать тоже ничего нельзя. Тем более, что-либо утверждать в случае с езидами, не имея на руках полевых исследований на их г/группы смысла, конечно, мало. Но все же следует учесть, что езиды всегда были замкнутой группой, браки заключали только между своими и общаться с ними, имевшими репутацию «дьяволопоклонников», мало кто хотел. Под угрозой геноцида со стороны мусульман часть их породнилась с курдами, но, тем не менее, оставшаяся несмешанной часть помнит свое «первородство».
       
      С другой стороны, прежде я здесь уже приводил несложный расчет. Если предположить, что условная «плодовитость», или лучше сказать «выживаемость» статистически устойчиво передается вместе с гаплогруппой по мужской линии и неодинакова для всех изначально представленных в замкнутой популяции гаплогрупп, то доля мужчин с гаплогруппой, имеющей максимальную «выживаемость», во времени будет экспоненциально стремиться к 100%. (В силу использования нестрого определенных понятий этот интуитивно ясный расчет следует считать скорее эвристическим, но полагаю, что его можно сделать более строгим и проверить статистически и экспериментально). Поэтому в очень замкнутых популяциях, типа езидов, всегда должна преобладать единственная «мажорантная» гаплогруппа, забивающая все остальные в процентном соотношении. Если таковая найдется, можно ожидать, что она и будет представлять шумерский гаплотип.
       
      Надо сказать, что другие приведенные Вами примеры популяций такой замкнутостью не обладают. У евреев-ашкенази, насколько я знаю, хотя браки с иноверцами не поощрялись, но «разбавление» гаплотипа вынужденно происходило, что и заставило их считать родство по материнской линии. Армяне также подвергались сильному гаплотипическому давлению со стороны агрессивного окружения. Татары состоят из нескольких давно изолированных групп (казанские, мишари, кряшены, касимовские…) и иногда даже фенотип их разнится в зависимости от района проживания. Как я замечал, что в западных районах РТ (Буинском, Дрожжановском) среди них встречается много людей европейского, «арийского» типа (наподобие каучук-циркачки Златы).
       
      Насчет киргизов, хочу напомнить бытующую у них легенду, что весь киргизский народ пошел от двух человек – мальчика и девочки, единственных, укрывшихся в лесу и выживших после геноцида, устроенного соседями. Если этот мальчик был R1a, то частое присутствие этой г/группы среди киргизов с легендой вполне согласуется.

      • И. Рожанский говорит:

        >> Но все же следует учесть, что езиды всегда были замкнутой группой, браки заключали только между своими и общаться с ними, имевшими репутацию «дьяволопоклонников», мало кто хотел.
         
        Все то же самое можно сказать, к примеру, о евреях-ашкенази, живших на территории Литвы и Белоруссии с конца XIV – начала XV веков. Хотя по Галахе еврейство определяется по материнской линии, среди нескольких тысяч потомков евреев-литваков в открытых ДНК-проектах есть от силы 2-3 участника, у кого предок по отцовской линии, возможно, был литовцем, белорусом или поляком. Среди евреев до сих пор не обнаружено ни одного представителя гаплогруппы N, а также ветвей R1a-Z92 и R1a-L260, наиболее распространенных в этом регионе. И это 600 лет жизни бок о бок со славянами. Однако смотрим на гаплотипы литовских и белорусских евреев, и видим все тот же чрезвычайно пестрый набор гаплогрупп ближневосточного происхождения, с небольшой добавкой линий из Западной Европы. Значит, замкнутость популяции вовсе не предполагает, что она будет «моногаплогруппной». Все зависит от конкретной истории конкретного народа. К примеру, практически все жители стран Западной Африки, говорящие на нигер-конголезских языках, принадлежат к одному-единственному субкладу E1b1a-M2, но язык не повернется назвать их многомиллионную популяцию замкнутой. С езидами же все разговоры можно начинать только тогда, когда будут экспериментальные данные.

        • Анатолий Кузнецов говорит:

          Ваш пример с евреями достаточно убедителен. Его расхождение с моими предположениями может говорить либо о том, что «выживаемость» различных линий данных ближневосточных гаплогрупп оказывается практически одинаковой, что позволяет и в замкнутой популяции долгое время сохраняться разным линиям. Либо о том, что для замкнутого в целом еврейского общества была характерна «малая перемешиваемость», и обитатели отдельных местечек или областей сохраняли еще и замкнутость внутри своих малых общин. Либо о том, что «выживаемость» вообще мало коррелирована с гаплогруппой. Т.е. что на нее влияют множество факторов, которые не обязаны наследоваться по мужской линии. Хотя навскидку это выглядит странно, поскольку почти всюду в прежние времена люди придавали большое значение своей родовитости по мужской линии, и она во многом определяла положение человека в обществе.

        • Kondrat говорит:

          >> Среди евреев до сих пор не обнаружено ни одного представителя гаплогруппы N
           
          А на Родстве, помнится, пан поляк (забыл фамилию, лет 5 назад) рассказывал о маленькой замкнутой группе евреев на восточном (кажется) побережье Испании? На основании чего он делал вывод о походах 9-го века (датировка у него была на письменных источниках). Или эта информация (о евреях N в Испании) была фикцией?

          • И. Рожанский говорит:

            >> Или эта информация (о евреях N в Испании) была фикцией?
             
            Вы вспомнили очень любопытную историю, которая достойна отдельного рассказа. Надеюсь подготовить и опубликовать его на Переформате. Скажу пока, что это не евреи и не испанцы, хотя и носят испанские фамилии.

      • Анатолий И. говорит:

        >> Насчет киргизов, хочу напомнить бытующую у них легенду, что весь киргизский народ пошел от двух человек – мальчика и девочки, единственных, укрывшихся в лесу и выживших после геноцида, устроенного соседями. Если этот мальчик был R1a, то частое присутствие этой г/группы среди киргизов с легендой вполне согласуется.
         
        Это у каких киргизов есть такая легенда, у их основной массы, живущей в Средней Азии, или у каких-то других? Спрашиваю потому, что много раз бывал в Киргизии и от тех киргизов ни разу такой версии не слышал. Вообще о происхождении киргизов есть несколько легенд. Основная, которую знают 100% их самих (и, по-моему, только её и знают), зашифрована в самом названии народа кырк-кыз – «сорок девушек». По ней они происходят от старика и сорока девушек, каждая из которых дала начало одному из киргизских родов, которых действительно около сорока. Раньше место старика в легенде иногда занимала жёлтая собака, но в двадцатом веке этот вариант им резко разонравился и умер, не вспоминают они о нём теперь уже совсем. Так что если легенда об их происхождении от одного мальчика и одной девочки, спрятавшихся в лесу, и существует, то бытует она в каком-то очень узком кругу киргизов, возможно, в пределах одного рода (из сорока) и отображает скорее либо момент самого зарождения именно этого рода, либо событие из более поздней истории этого рода, но не народа киргизов в целом. При этом, конечно, возможно, что сейчас эту родовую легенду кто-то пытается проецировать на историю всего народа целиком.
         
        А есть ещё и вот такая легенда о происхождении киргизов, записанная Гарзиди. С чьих слов он это записал – неизвестно, но вполне возможно, не исключено, что со слов либо кого-то из самих киргизов, либо со слов какого-нибудь купца, которому в те времена удалось с ними (с киргизами) близко пообщаться.
         
        «Причина объединения киргизов под властью своего начальника была следующая. Он происходил из славян и был одним из славянских вельмож; когда он жил в стране славян, туда прибыл посол из Рума; этот человек убил того посла. [Итак], тот начальник в споре убил посла и по необходимости должен был покинуть страну славян. Он ушел оттуда и пришел к хазарам; хазарский хакан хорошо обращался с ним до своей смерти. Когда на престол сел другой хакан, он обнаружил нерасположение к пришельцу; тот был вынужден удалиться, ушел и пришел к Башджурту. Этот Башджурт был одним из хазарских вельмож и жил между владениями хазаров и кимаков с 2000 всадников. Хазарский хан отправил к Башджурту человека, требуя, чтобы он прогнал славянина; тот поговорил об этом со славянином; славянин отправился во владения…, с которыми он находился в родстве. По дороге он прибыл в одно место между владениями кимаков и тугузгузов; хан тугузгузов поссорился со своим племенем и рассердился на них; [многих из] них убили; [остальные] рассеялись и по одному или по два стали приходить к славянину. Он всех принимал и оказывал им добро, так что их набралось много. Он послал человека к Башджурту, заключил с ним дружбу и этим усилился; после этого он произвел нападение на гузов, многих из них убил, многих взял в плен и собрал много денег, частью благодаря грабежам, частью благодаря пленным, которых он всех продал в рабство. Тому племени, которое собралось около него, он дал имя киргиз. Когда известие о нем пришло к славянам, многие из них пришли к нему со своими семействами и имуществом, присоединились к другим и вступили с ними в родство, так что все слились в одно целое. Признаки славянского происхождения [еще] заметны в наружности киргизов, именно красные волосы и белая кожа».
         
        А вот в этой-то легенде, возможно, и бывшей когда-то у них в ходу, но уже очень давно забытой, действительно прослеживается связь с реальной историей начального этапа их этногенеза, образованием ядра/скелета их народа – смешение сравнительно небольшого количества мужчин европеодной расы (в реальности не славян, конечно, а тагарцев), говоривших на индоевропейском языке и носивших гаплогруппу R1a1, с большим количеством тюркоязычных женщин монголоидной расы (возможно, именно поэтому и в их основной легенде о своём происхождении «девушек» сорок, «старик» всего один – память о дисбалансе численности мужской и женской составляющих их первопредков).

        • Анатолий Кузнецов говорит:

          Если заглянуть в инет, оказывается, что у киргизов легенд о своем происхождении имеется с избытком. Вышеупомянутую я узнал не помню где, возможно, вычитал у Чингиза Айтматова. Двое встреченных когда-то мной киргизов подтвердили, что легенда о спасшихся детях у них действительно есть. Сейчас нашел их историю в сети, как часть «легенды о матери-оленихе», которая и выкормила этих двоих детей, ссылка. Но с учетом имеющихся фактов по г/группам, Ваша версия действительно производит реалистичное впечатление.

          • Kondrat говорит:

            >> Но с учетом имеющихся фактов по г/группам, Ваша версия действительно производит реалистичное впечатление.
             
            Какая «Ваша»? Славянский князь родоначальник (одного из большого колена) у киргизов? Но уже достаточно давно Клёсов написал по этому поводу статью, используя вышеуказанную легенду. Есть загвоздка. Тогда ещё не было определено снипа Z93 (частично об этом в параллельной статье Клёсова и сообщении Игоря Львовича там же). А теперь надо найти родословную каких-нибудь русских князей Z93, которых среди русских очень мало. Тем не менее, да – родственники.

            • Анатолий И. говорит:

              На всякий случай скажу, что эта статья Анатолия Алексеевича мне не попадалась, не читал. Да и на то, чтобы называть написанное в предыдущем посте «версией» тоже не претендую. Ну а что касается снипа, то поставлю всё-таки на его неславянское происхождение, т.к. думается, что «славянин» в легенде оказался случайно. Просто во времена Гарзиди славяне географически оказались ближайшими к киргизам людьми, фенотипически сходными с действительными предками киргизов (тоже европеоидами). Их, славян, по этой причине в легенде предками и назначили. По этой же причине, например, китайцы, обнаружив в 17-19 вв. у своих северных и западных границ русских, заявили, что «Ооо, усуни вернулись!».
               
              Вот ещё интересная цитата о киргизах, «из китайцев»: «Находятся на северо-запад от хуйхэ, в 40 днях пути. Одно издание говорит о 3 000 ли. Их жители телом все высоки и велики, с красными волосами, с зелеными глазами. Имеющих черные волосы называют несчастливыми».
               
              P.S. Дайте, пожалуйста, ссылку на упомянутую Вами статью или её название, если это не сложно. Буду самообразовываться…

          • Анатолий И. говорит:

            Спасибо за ссылку. Начал читать и вспомнил, что о матери-оленихе тоже когда-то очень давно что-то читал. Да, что-то у них с легендами на тему происхождения как-то совсем гибко – меняются, видоизменяются, забываются, у разных групп киргизов друг от друга отличаются… Кстати, у афганской группы киргизов легенды могут оказаться самыми старинными и мало изменёнными из-за их почти абсолютной изолированности и неиспорченности цивилизацией. Живут средневековым укладом, ни радио, ни телевизора, ни школы, ни книжки. Слышал, что к ним изредка даже туристы из Киргизии приезжали, как раз ради ознакомления с образом жизни и обычаями предков, более детального чем можно получить в самой Киргизии. Вот их бы как-то проинтервьюировать на предмет легенд о происхождении киргизов.

  • Сергец говорит:

    Потрясающе интересно! Конечно, всё упирается в палео-ДНК, которого пока нет, чтобы с уверенностью знать, что тот-то ископаемый – представитель шумеров и протестировать его на гаплотип (не очень нравится термин генотипирование), в такие моменты мечтаешь о машине времени, чтобы отправиться в прошлое и провести исследования, либо в будущее и подсмотреть данные будущих исследований древнего ДНК, чтобы приблизится к разгадкам самых сложных и запутанных тайн истории и культуры человечества, ну, а в настоящем наша «машина времени» – это ДНК-генеалогия, наука, которая приоткрывает недоступные ранее дверцы и позволяет заглянуть в прошлое и понять настоящее и будущее. Приглашаю всех неравнодушных к культуре и истории предков к участию в группе ДНК-генеалогия как историческая наука, вместе мы делаем большое дело: http://vk.com/club86388164

    • Леонид говорит:

      Наверняка раньше или позже, но начнут более массово тестировать ископаемые останки, вот только что смогут определить? Смогут-то определить гаплогруппы, гаплотипы этих останков, то бишь, человека, чьи эти палеоостанки, а вот к какому народу он относится – нет (на костях же там не выгравировано «кости шумера»), кости эти могут быть и «туриста».

      • Сергец говорит:

        Леонид, поэтому ДНК-генеалогия не может работать без синтеза с другими науками, в данном случае, археологи могут определить, к какой культуре принадлежал тот то ископаемый, генетики определят гаплотип, а ДНК-генеалогия уже проведет исторические реконструкции.

  • sokrat говорит:

    И мне очень (!!!)… Спасибо большое, уважаемый Игорь Львович. А различные миграции (не только и столько путем культурной диффузии, но и за счет переселения какой-то группы «средиземноморцев»), возможно, имели место и в период расцвета рабовладельческих государств? Нет ли у Вас таблиц с указанием возрастов ветвей для других гаплогрупп Е, R1b, G2…, аналогичных приведённым J1 и J2?

  • Очень хорошая статья, которую должны бы прочитать все шумерологи, и те, кто шумерами (и шумерологами) интересуются. Но меня смущает, если можно так выразиться, изложение сведений о гаплогруппе R1b.
     
    На чем основывались мои ранние описания, которые привели (но не только они) к тому, что у шумеров должна была быть хорошо представлена гаплогруппа R1b? Они, кстати, не изменились и сейчас. На том, что у арабов в целом R1b мало, а у ассирийцев, которых считают потомками шумеров, это гаплогруппы необычно много. Например, в статье Lashgary et al (2011) доля гаплогруппы R1b [точнее, R1(xR1a), но это обычно и есть R1b], среди ассирийцев составляет 40% (ссылка), а у арабов в целом – всего единицы процентов. Я сейчас опускаю другие соображения, которые относятся к передвижениям гаплогруппы R1b (фактически, шумеров, по соображениям ряда историков, которые о R1b просто не знают и гаплогруппами не оперируют) из Ближнего Востока на запад, преемственность многих факторов Шумера у египтян, и прочее.
     
    Сейчас читаю статью И.Л. Рожанского и не вижу никаких противоречий с моей ранней гипотезой. Он пишет: «Среди современных арабов Персидского залива доля R1b невелика, всего 2,5%». Правильно, так и должно быть. А вот далее информация уводит в сторону: «На долю «эрбинской» ветви М269 приходится 46 гаплотипов из 75-ти, относящихся к R1b, то есть 1,5% от всей выборки». Ну, так это опять «от всей выборки», то есть от всех арабов. А у них R1b всего 2.5%, и, естественно, субклада М269 будет еще меньше. Но кому эта информация нужна в данном констесте? Что она реально дает в отношении шумеров? Ну, мало М269 у арабов в целом, а причем там шумеры?
     
    И тут же читаем: «Для сравнения, у живущих севернее армян и ассирийцев эта ветвь занимает первое место по представительству и охватывает до 25% участников национальных ДНК-проектов». Ну и замечательно, о том и речь. У арабов совсем мало, а у ассирийцев до 25% в их Проекте, и 40% в «научной выборке», при которой тесты делали не тем, кто может лично заплатить за это пару-тройку сотен долларов, а неупорядоченно по ассирийцам.
     
    Сказав это, я вовсе не возражаю против коммерческих тестов, по которым порой считаются доли гаплогрупп и субкладов. Я всегда был за это, и многократно показывал, что «научные» выборки и «коммерческие» дают сходные, а порой и идентичные результаты. Но это там, где нет резкого расслоения граждан по доходам, как, например, в странах Ближнего Востока, в Иране, у курдов, ассирийцев и прочих. В таких случаях надо по возможности сравнивать «коммерческие» и «научные» выборки, и показывать, что они одинаковы или близки по составу. Если же коммерческие выборки ассирийцев дают 25% R1b, а «научные» – 40% R1b, то я склоняюсь к «научным», потому что это может означать, что среди асирийцев R1b не исключен более высокий процент малоимущих, просто так получилось.
     
    Еще более драматическая ситуация (но по сути родственная) наблюдается в Индии, где в Проектах FTDNA не найти R1a у жителей джунглей. В Проекте FTDNA по Индии – почти исключительно индоевропейцы, в основном высшие касты. Так что работая с этими проектами, надо всегда держать такой вариант в голове. Это замечание – не к Игорю Львовичу, он это знает, а к тем, кто смотрит на получаемые результаты, и принимает их за абсолют. Повторяю, что в странах малоимущих там не абсолют, а всегда «серые зоны».

  • И. Рожанский говорит:

    >> ассирийцев, которых считают потомками шумеров…
     
    Кто считает, и на основании каких данных? Насколько знаю литературу по истории современных ассирийцев, даже их происхождение от одноименного семитского народа, создавшего империю со столицей в Ниневии, ставится под сомнение, не говоря уж о шумерах, живших южнее и утративших свой несемитский язык задолго до возвышения Ассирии.
     
    Строго говоря, самоназвание ассирийцев – «атураи» – вошло в обиход сравнительно недавно. На протяжении многих веков их называли сирийцами, халдеями или сиро-халдеями, а определяющим признаком этого народа было вероисповедание. Их история восходит к христианским общинам, появившимся на территории Парфянского царства еще при первых апостолах. Основным языком Ближнего Востока и государственным языком Парфии тогда был арамейский, на котором говорили представители большинства этнических групп и конфессий. На арамейском, например, написан Талмуд, и на нем до сих пор выходят труды ортодоксальных иудейских богословов. Будучи разделенными границами с Византийской империей, сиро-халдейские христиане не подверглись эллинизации, а их духовные лидеры избежали административного преследования за свою веру (несторианство), которая была объявлена ересью на III Вселенском соборе. Тем самым было положено начало обособление ассирийцев от остальных народов.
     
    Такая история возникновения народа предполагает, что в его состав вошли представители разных этнических групп. По составу генеалогических линий ассирийцы должны представлять своего рода слепок с народов, населявших северо-западную часть Парфянского царства в первые века нашей эры. В силу религиозных и культурных барьеров вклад народов, появившихся позднее (арабов, тюрок и т.д.), у них должен быть незначительным. Примерно то же мы наблюдаем, например, у евреев, которые сохранили некоторые ближневосточные линии, почти исчезнувшие на своей родине (например, ветвь левитов ашкенази R1a-CTS6). Об изначальной полиэтничности сиро-халдейских христиан можно косвенно судить по тому, что ассирийцы говорят на нескольких сильно отличающихся друг от друга диалектах арамейского. Их группируют в ассирийский нео-арамейский и халдейский нео-арамейский, которые считают разными языками.
     
    Были ли в составе народов Парфии, принявших христианство в I-II веках, потомки давно исчезнувших к тому времени шумеров, вопрос дискуссионный. На него можно ответить лишь после детального анализа, подобного тому, что в этой статье проделан для арабов, а не постулировать шумерские корни ассирийцев как исходный пункт гипотезы.
     
    >> Например, в статье Lashgary et al (2011) доля гаплогруппы R1b [точнее, R1(xR1a), но это обычно и есть R1b], среди ассирийцев составляет 40%…
     
    >> Если же коммерческие выборки ассирийцев дают 25% R1b, а «научные» – 40% R1b, то я склоняюсь к «научным», потому что это может означать, что среди асирийцев R1b не исключен более высокий процент малоимущих, просто так получилось.
     
    Для многих народов из стран «третьего мира» это, действительно, так, но по отношению к ассирийцам «коммерческая» выборка, при всем ее скромном размере, представляется более точно отражающей их структуру. Объясню, почему. В ассирийском ДНК-проекте все участники – это ассирийцы диаспоры, то есть потомки тех, кто жил до 1915 года на территории Турции и северо-западного Ирана, бежал от геноцида на подконтрольные англичанам территории в Ираке и Сирии, а затем эмигрировал в США. Понятно, что турки и курды, вырезавшие и изгонявшие ассирийцев, не сортировали их по гаплогруппам. Северная Америка, что бы про нее не говорили, это страна равных возможностей, а потому среди иммигрантов-ассирийцев доля тех, кто при одних и тех же стартовых условиях смог достичь уровня среднего класса и выше, должна быть примерно равной для всех генеалогических линий. Наконец, те состоятельные граждане США ассирийского происхождения (а их землячество – одно из самых спаянных), кто проявил интерес к своему ДНК-роду и заказал тест в FTDNA, делали это, не подозревая о том, каким окажется исход анализа. То есть, мы видим 3 большие перетасовки: геноцид с последующей эмиграцией, имущественное расслоение в диаспоре (начиная с нуля), и случайный отбор участников ДНК-проекта. Все статистические критерии при отборе образцов соблюдены здесь строжайшим образом. Проблема только в том, что 68 человек – это слишком мало для народа с такой сложной этнической историей. Например, у имеющих схожую судьбу евреев-ашкенази в выборке из 1407 гаплотипов с Русской равнины насчитывается 61 специфическая для ашкенази генеалогическая линия, предки которых жили между 2300 и 400 годами назад. Это почти столько же, сколько ассирийцев во всем ДНК-проекте.
     
    Сравним теперь эти данные с теми, что приведены в научной выборке из статьи 2011 года. К сожалению, полный текст и сопроводительная информация (если таковая имеется) мне недоступны, но из абстракта можно сделать вывод, что по размеру она уступает той, что с ДНК-проекта. Сужу по фразе «bi-allelic markers were analysed in 130 male subjects from Assyrian, Armenian and Zoroastrian groups». Очевидно, образцы были получены от 40-50 человек, причем, судя по заголовку статьи, из Ирана, находящегося на периферии ареала, который ассирийцы занимали до геноцида. Понятно, что это небольшой фрагмент от общей картины. Не исключаю, что часть этой выборки составляли не столь уж дальние родственники из какой-то одной этнической группы ассирийцев, оставшейся на своей родине или переселившейся в крупные города Ирана. Потому вряд ли эту выборку можно считать более отражающей гаплогруппный состав ассирийцев в сравнении с «коммерческой». Надо брать обе. А еще лучше, иметь статистику, на порядок более представительную. Тогда можно будет вернуться к вопросу о шумерском происхождении ветвей гаплогруппы R1b у ассирийцев. Еще в первой части статьи я сознательно вынес их за скобки, поскольку объем выборки не позволял выделить линии, которые были бы специфическими для данного народа.
     
    Кстати, у армян, в проекте которых насчитывается 725 участников с гаплотипами длиной 37 маркеров и более, такие ветви имеются. Например, широко представленная у них ветвь субклада R1b-L584, что сходится к предку, жившему 3300±350 лет назад. Ее довольно легко распознать по базовому значению 12-15 в парном маркере DYS385. К шумерам эта датировка совсем не подходит, а вот к урартам – в самый раз. Скорее всего, в полевой выборке иранских ассирийцев, исходным районом проживания которых были окрестности озера Урмия, окажется немало представителей той же самой ветви. Это был исторический центр царства Урарту.
     
    Впрочем, проценты, что неизбежно скачут от одной выборки к другой, при анализе играли далеко не ключевую роль. Выводы делались, прежде всего, на основе датировок, филогении и географии линий, родственных тем, что были определены у арабов. К ним претензии есть?

    • >> Кто считает, и на основании каких данных?
       
      На мой взгляд, такая постановка вопроса не имеет смысла. Во-первых, какое значение имеет, кто так считает? Ну, Сидоров так считает. А Петров так не считает. Что дальше будем делать? Вообще вопрос «кто так считает» ни к чему путному не приводит. Но важнее другое – переводить стрелки на ассирийцев, против чего появился столь эмоциональный комментарий, тоже ведь мало что дает для ответа на прямой вопрос – какой была основная гаплогруппа у шумеров? Причем здесь то, что какие-то ассирийцы были зороастрийцами, а какие-то христианами? Разве это отвечает на вопросы, была ли у шумеров основной гаплогруппа R1b, но, если окажется так, то нам уже будет проще реконструировать их миграционные пути до Двуречья и после того. Уже овчинка стоит выделки.
       
      Опять же, какой смысл оспаривать, что «научная» выборка с ее 40% R1b у асссирийцев менее надежна, чем 25% по «коммерческой выборке»? И то, и другое – аномально высокая доля R1b у арабов в целом. Надо же обсуждать концептуально, а не придираться к цифрам. Аномально высокое содержание R1b у ассирийцев и сооображения в литературе, что ассирийцев считают потомками шумеров, для меня были зацепками для того, чтобы высказать гипотезу о том, что у шумеров могла быть доминирующей гаплогруппа R1b. Ведь часто для гипотезы достаточны вторичные соображения, лишь смутно проглядывающие через пелену лишних наслоений. Главное, что эти соображения есть, и не обязательно их все приводить на этой стадии. Я могу упомянуть, что у лакцев выражена гаплогруппа R1b (по крайней мере, по тем данным, что я видел), и что владеющие лакским языком без труда читают шумерский словарь. Есть и еще соображения, которые здесь рано высказывать. И на каждое из них можно набрасываться, и «по понятиям» подвергать сомнению. Но отменить, как правило, невозможно.
       
      И вот здесь те, кто это слышат, расходятся на две категории. Одни сразу набрасываются и пытаются это «разгромить», потому что «так быть не может», приводят массу причин, почему так «быть не может». А другие говорят – «похоже, в этом что-то есть», и начинают внимательно собирать данные и осмысливать.
       
      Так вот, я гипотезу высказал. Ее на этом этапе невозможно отвести, можно лишь высказывать «по понятиям», «почему так быть не может». А можно работать в этом направлении, не обращая внимания на «рассуждения по понятиям». В общем-то, так наука и делается. Бывает, что гипотеза в итоге оказывается неверной, ничего страшного. Главное, она позволила, привлекая внимание, инициировать сбор новых данных, что в итоге продвигает науку. А бывает, что гипотеза оказалось верной, несмотря на массу «рассуждений по понятиям». Тогда наука тоже продвинулась.
       
      Сейчас в Иракском Курдистане готовится проект, согласно которому будут протестированы на гаплотипы-гаплогруппы три тысячи человек по шести регионам Курдистана. Поскольку это будет делаться в сотрудничестве с археологами, возможно, получится протестировать и немало ископаемых ДНК. Вот тогда и получим данные в пользу этой гипотезы, или против нее. Но штука в том, что именно моя гипотеза по гаплогруппе R1b у шумеров и легла в основу этого Проекта, и меня пригласили принять в нем участие. Значит, уже польза, что такой Проект готовится. Я вот именно так смотрю на развитие науки.

  • Виктория В.С. говорит:

    На данный момент я понимаю разницу в подходах к шумерам Игоря Львовича и Анатолия Алексеевича так: 1.) шумерская цивилизация была продуктом местного развития и получила внешний импульс от миграции (японский вариант); 2.) шумерская цивилизация была следствием прибытия населения от внешней миграции.
     
    Что важного показала эта статья? То, что в Междуречье до сих пор живёт население, имеющее отличие от окружающих регионов, а временные характеристики «деревьев» этих специфических гаплотипов «живут» тут со времён, предшествовавших шумерскому расцвету. И это хорошо. И для самого вопроса о шумерах, и для ДНК-генеалогии. Никогда нельзя исключить возможность геноцида или полного ухода населения, но когда речь о народе с развитым оседлым укладом жизни (что в наличии у шумеров), то и самим людям труднее сдвинутся с места (они больше ничего не умеют) и завоевателям они полезны (по аналогичной причине – самим долго входить в тему, а кушать надо сегодня и завтра).
     
    Я вполне поверхностно знакома с темой шумеров. И многими другими историческими вопросами тоже. Но для выбора, где место роли внутренней эволюцией и внешнего воздействия этого и не надо. Это вопрос не истории, а системного анализа. Без всякого внешнего импульса эволюция сама по себе происходит скачками. Любая система, общество и технологии, тоже. Накопление количества рождает новое качество. Но не раньше, чем люди осознают, что можно нового сделать на базе накопленного собственного багажа. А внедрение чужого багажа (опыта) потребует времени на осмысление и адаптацию.
     
    И наконец, чтобы новый приток населения в регион стал причиной цивилизационного скачка есть только два пути: 1.) пришельцы должны не только нести новые знания, но и иметь достаточный человеческий ресурс, чтобы всё это наладить на новом месте и передать следующим поколениям, последнее архиважно, воспроизводство – это есть основное условие существования цивилизации; 2.) пришельцы имели несколько иной количественный состав знаний (и опыта), но примерно равный уровень развития (образования) с местным населением. Адаптация нового местным населением будет без особого труда, естественным путём. Нет никакой разницы – сам придумал или сосед другой национальности, если это понятно с точки зрения твоего уровня образования. Появление таких пришельцев ускорит переход количества в качество.
     
    Переходя к истории.
     
    1. Предки ассирийцев, даже не будучи шумерами (поселившись рядом), могли сыграть роль в развитии шумерской цивилизации. Но ничего бы не произошло, если бы не было соответствующего этому уровня развития «на месте».
     
    2. Предки ассирийцев, не будучи шумерами, неизбежно имели взаимовлияние от шумерской цивилизации и могли следы этого принести в Египет и далее.
     
    3. Предки ассирийцы могут быть «осколком» шумерской цивилизации, не попавшим под каток геноцида конкретно в Междуречье у залива, если у шумер было кастовое строение общества, например. Во всяком случае, нужна причина тому, что для других с подходящими датами (и ветвями, что тоже важно) там нет «лысины», а для R1b есть.
     
    4. Если Шумер состоялся вследствие миграции предков ассирийцев, то где-то ещё должен был быть «очаг» цивилизации, аналогичный тому, с которого стартовал Шумер. Просто прибытие нового населения не является причиной качества развития.
     
    В общем, просматривается (для меня со значительной вероятностью) то, что близко к «японскому» варианту Игоря Львовича. Но внутри этого варианта естественным образом вызревает то, что совокупность знаний про предков ассирийцев ставит их на один уровень с шумерами. Соседи могут влиять друг на друга в цивилизационном смысле только если имеют близкий уровень развития. Уровень потребления – это не цивилизация. Цивилизация – это внутреннее воспроизводство прогресса (развития).

    • >> На данный момент я понимаю разницу в подходах к шумерам Игоря Львовича и Анатолия Алексеевича так: 1.) шумерская цивилизация была продуктом местного развития и получила внешний импульс от миграции (японский вариант); 2.) шумерская цивилизация была следствием прибытия населения от внешней миграции.
       
      Можно, наверное, и так сформулировать, только я был более конкретным, формулируя пункт 2 как «шумерская цивилизация была следствием прибытия эрбинов с севера, через Кавказ в Месопотамию». При этом, разумеется, я вовсе не имею в виду, что они пришли замкнуто, принесли свою культуру, выработанную ранее, и ушли замкнуто, со своей неизменной культурой. Так не бывает. Так что шумерская цивилизация была, по моей гипотезе, именно следствием прихода эрбинов, но отнюдь этим не ограничивалась. Местное (своё) развитие и влияние аборигенов тоже должно было играть роль в формировании шумерской цивилизации.
       
      В качестве простого примера посмотрите на «развитие американской (США) цивилизации». Буквально через пару сотен лет она уже не была той, с чем пилигримы прибыли в США в 1620 году, и прибывали позже. Пилигриммы были набожными пуританами, сравните их с «культурой» ковбоев Среднего Запада. Техасские шляпы не были привезены из Англии, и весь жизненный уклад во многом выработался свой. И это все за двести лет. Что говорить об эрбинах, которые жили в Междуречье несколько тысяч лет! Поэтому я не вижу значительных различий между пунктами 1 и 2 выше. Тем более они и сформулированы по-разному, если первый говорит о «продукте» чего-то, а второй – о «следствии» чего-то.
       
      Беда в том, что после формулирования гипотез, как тех, что приведены выше, начинаются рассуждения «по понятиям», которые к науке не имеют, как правило, никакого отношения. Например, некто скажет, что «японский вариант» к ситуации в Месопотамии совершенно неприменим, потому что Япония – это остров, а Месопотамия – перекресток миграций на протяжении многих тысячелетий. И этот некто будет прав, но что его возражение даст конструктивного в дискуссии? Ничего, потому что этот некто не предлагает ничего взамен.
       
      Поэтому фактически имеем две гипотезы – одна, что шумеры были в основном эрбины, вторая – что они эрбинами не были, а кем были – неизвестно. Мне намного более по душе первая гипотеза, потому что она указывает направление поиска, и объединяет много косвенных свидетельств. Их можно обсуждать, против них можно возражать или их можно поддерживать, но это не будет окончательными доказательствами. Это просто образует некую канву проблемы. А что станет окончательным доказательством – мы пока не знаем. Наука всегда в развитии.

  • Игорь говорит:

    Ассирийцы еще называются айсорами. По библии Ассур был одним из сыновей Сима. Также у ассирийцев один из столичных городов назывался Ассур, а было еще и божество Ассур, имя которого вошло в имена многих ассирийских царей, например Ашурбанипал, Ашурубаллит. Вообще, считается, что Ассур и Ниневия были основаны как колонии вавилонян. В библии основателем Ниневии считается Нимрод, а древние греки считали основателем Ниневии Нина. Что интересно, имя Нина вполне сопоставляется с именами богов и богинь из шумерской мифологии, такими как Нингирсу, Нинхурсаг, Нинурта, Нинсун, которая кстати была матерью Гильгамеша.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Одни сразу набрасываются и пытаются это «разгромить», потому что «так быть не может», приводят массу причин, почему так «быть не может». А другие говорят – «похоже, в этом что-то есть», и начинают внимательно собирать данные и осмысливать.
     
    Есть еще третий путь, о котором Вы забыли сказать. Это предложить для имеющихся данных другую интерпретацию, для которой требуется меньше допущений и для которой есть возможность предсказать, какие новые результаты могут ее подтвердить или опровергнуть. Повторю еще раз хуррито-урартскую версию ближневосточных ветвей R1b по пунктам.
     
    Пункт 1. «аномально высокая доля R1b у арабов в целом».
     
    Очевидно, Вы имели в виду ассирийцев по отношению к арабам? Да, доля высокая, но в сравнении с жившими рядом армянами никакой аномалии не наблюдается. Вроде бы армян в потомки шумеров никто пока не заносил, а вот вклад урартов в их этногенез не оспаривает, кажется, никто. Что характерно, 40% R1b у ассирийцев Ирана практически идеально вписываются в такую модель. До геноцида 1915 года иранские ассирийцы компактно жили к западу от озера Урмия, то есть там, где около 3300 лет назад начал формироваться племенной союз с самоназванием «Биайни» (более известный по позднеассирийскому экзониму «Урарту») и где находился их священный город Мусасир. Его местоположение помечено красным кружком на фрагменте карты халдео-арамейских языков, составленной сотрудником Института языкознания РАН Ю.Б. Коряковым.
     

     
    Перепроверим статистику по данным с ассирийского проекта FTDNA. Там всего 68 участников, но это все же лучше, чем ничего. Большинство из них указало места своего происхождения, что должны, в принципе, дать подсказку, к какой этнической группе ассирийцев принадлежали предки. Это 22 выходца из Ирака, 17 – из Ирана, 10 – из Турции, и 2 – из Сирии. Остальные 17 человек не сообщили мест происхождения или указали страну диаспоры (Ливан, Россия, Объединенные Арабские Эмираты).
     
    Смотрим, какова доля носителей R1b у ассирийцев из разных групп:
    Иран – 7 из 17 (41%);
    Турция – 4 из 10 (40%);
    Ирак и Сирия – 6 из 24 (25%);
    Неизвестно – 2 из 17 (12%).
     
    Итак, даже на столь скромной статистике очевиден пик R1b у ассирийцев с Армянского нагорья, что с точностью до процента совпадает с данным полевой выборки одной из их этнических групп. Это горная местность с довольно суровыми климатическими условиями, а потому, будучи плотно заселенной в эпоху раннего железа, она вряд ли в последующие времена привлекала столь большой приток мигрантов, чтобы они полностью вытеснили генеалогические линии автохтонов-урартов. О негостеприимности этих мест очень выразительно написал в своем «Анабасисе» Ксенофонт – ученик Платона, которому в силу обстоятельств пришлось возглавить поход греческих наемников, прорывавшихся из окружения на Родину. А вот переход местного населения на господствовавший в регионе арамейский язык, закрепленный к тому же религиозной традицией – это очень распространенное явление.
     
    Пункт 2. Филогения галогруппы R1b у ассирийцев.
     
    По данным с проекта, для троих из 19 участников с гаплогруппой R1b отнесенеие к той или иной ветви «восточного» субклада Z2103 пока неясно. Основная же часть (11 из 19) принадлежит к ветви R1b-L584. Еще 5 гаплотипов, очевидно, относятся к параллельной ветви L277, для которой характерно значение DYS392=14. Обе эти ветви, что имеют «возраст» 4200±450 и 3800±400 лет, соответственно, можно считать специфическим для Восточной Анатолии и Армянского нагорья. К ним, например, относится 90% (140 из 156) участников армянского проекта – носителей гаплогруппы R1b. Времена жизни предков этих ветвей совпадают с началом распространения хуррито-урартских языков в Северной Месопотамии, как это следует из аккадских письменных источников.
     
    Пункт 3. Гипотетическое родство хуррито-урартских и северокавказских языков.
     
    В отличие от любителей, что владеют лакским языком и «без труда читают шумерский словарь», общие черты хуррито-урартских и нахско-дагестанских языков на серьезном уровне изучали профессиональные лингвисты, и их выводы (в частности, С. Старостина и его школы) во многом легли в основу концепции о сино-кавказской макросемье. Миграции носителей этих языков во многом вписываются в миграции носителей гаплогруппы R1b, в особенности субклада R1b1a2 (M269). Следовательно, высока вероятность, что хурриты, урарты и, возможно, хатты, заселившие Анатолию и Северную Месопотамию во времена ранней бронзы, также имели R1b1a2 в качестве основной генеалогической линии. При таком варианте незначительная доля R1b-Z2103 у арабов Персидского залива, на востоке Ирана и в Палестине логично объясняется статистическим спадом с пика распространенности этой ветви на Армянском нагорье.
     
    Пункт 4. Гипотетическое родство хуррито-урартских и баскского языков.
     
    По этому вопросу согласия у лингвистов нет, в том числе и по датировкам возможного распада диалектной общности, предковой для этих двух ветвей. В этом плане дополнительную информацию может нести датировка расхождения родительской ветви R1b1a2a (L23) на «западную» R1b1a2a1 (M51, около 5500 лет до предка) и «восточную» R1b1a2a2 (Z2103, около 5400 лет до предка). Счет по базовым гаплотипам дает 6000±600 лет назад, расчет по снипам в версии YFull – 6300±600 лет назад. В пределах погрешности, это одно и то же. Примечательно, что до сих пор не нашли подтвержденных представителей параруппы R1b1a2a*, то есть тех, у кого L23+, но M51- и Z2103-. И это при том, что уже несколько сот человек из этой гаплогруппы сделали глубокое типирование в форматах BigY и YFull. То есть мы наблюдаем разрыв в 500-700 лет между расхождением родительской ветви L23 и началом роста дочерних М51 и Z2103 при отсутствии (на настоящий момент) каких-либо промежуточных линий. В качестве одного из возможных объяснений такого разрыва (как по датировкам, так и по географии) можно предложить миграцию части эрбинов (предков М51) на запад, приведшую к потере языкового и культурного контакта с теми, кто остался на Востоке, а затем прошел через бутылочное горлышко около 5400 лет назад. Если при лингвистических реконструкциях для общего предка баскского и хуррито-урартских возникнет датировка в 6500-6000 лет назад, то она может рассматриваться как дополнительный аргумент в пользу отнесения армян и ассирийцев гаплогруппы R1b как прямых потомков хурритов и урартов.
     
    Надеюсь, я изложил все доводы достаточно ясно и обосновано, чтобы другие говорили «похоже, в этом что-то есть», и начали внимательно собирать данные и осмысливать.

    • >> Одни сразу набрасываются и пытаются это «разгромить», потому что «так быть не может», приводят массу причин, почему так «быть не может». А другие говорят – «похоже, в этом что-то есть», и начинают внимательно собирать данные и осмысливать.
       
      >> Есть еще третий путь, о котором Вы забыли сказать. Это предложить для имеющихся данных другую интерпретацию, для которой требуется меньше допущений и для которой есть возможность предсказать, какие новые результаты могут ее подтвердить или опровергнуть.
       
      Можно и третий путь, согласен. Только, на мой взгляд, он входит во второй путь. «Похоже, в этом что-то есть» не задает единственный вариант ответа.
       
      >> Повторю еще раз хуррито-урартскую версию ближневосточных ветвей R1b…
       
      Я продолжаю не видеть никаких противоречий. Допустим, глубокое изучение ДНК-генеалогии покажет наличие преобладающих R1b у шумеров, урартов и хурритов. Разве такой вариант невозможен? Более того, мы знаем, хотя нужны дополнительные уточняющие данные, что эрбины шли с севера, основали, видимо, древнейшую часть майкопской культуры, оставили многочисленных потомков на Кавказе (субклад R1b-L23), включая предков половины современных армян, прошли через Анатолию, оставив многочисленных потомков того же субклада, и продолжали движение. Более глубокое изучение покажет, следующими на этом миграционном пути были хурриты, а затем шумеры, или шумеры, а затем хурриты, плюс еще многие детали этого пути, исключительно важного для развития древних цивилизаций. Я так и не понимаю, зачем эти варианты противопоставлять друг другу.
       
      >> Очевидно, Вы имели в виду ассирийцев по отношению к арабам? Да, доля высокая, но в сравнении с жившими рядом армянами никакой аномалии не наблюдается.
       
      Да, именно так, у ассирийцев по отношению к арабам. И понятно, почему у армян тоже высокая доля R1b, это всё одна и та же большая миграция. То есть армяне имеют общих предков с предками шумеров. И вот как раз структура армянской мужской популяции (примерно половина R1b и половина J2) показывает два основных компонента Кавказа и Месопотамии давностью 7-6 тысяч лет назад. Эти два компонента двигались встречными маршрутами, J2 на север, R1b на юг. Возможно, эти два компонента и представляли основные доли аккадцев (J2) и шумеров (R1b), семитов и дене-кавказцев, соответственно, в общем, лингвисты когда-нибудь разберутся, кто был кто.
       
      >> Вроде бы армян в потомки шумеров никто пока не заносил
       
      Почему именно в потомки? Они не потомки и не предки шумеров, половина современных армян – потомки одних общих предков, эрбинов, как и шумеры. Так что вполне возможно окажется, что эрбины, прибывшие в Междуречье, образовали одну общую популяцию с аккадцами, хотя древние тексты, в которых значится титул «Царь шумеров и аккадцев», показывают, что разделение между ними было, на отдельных этапах или всегда. Шумерологи знают это лучше.
       
      Тем, кто этим интересуется, не стоит воспринимать сложные вопросы этногенеза прямолинейно, типа «все шумеры были R1b». Здесь наверняка были разные этапы – начиная с прибытия эрбинов в Междуречье, взаимодействие их с аккадцами, баланс популяций на разных стадиях развития шумерского государства. Скорее всего, и ископаемые гаплотипы будут отражать этот баланс (R1b и J2) при разных датировках. Но концепция (или гипотеза), которую мы здесь обсуждаем, не о балансе. Она о том, что эрбины сыграли важную роль в создании и развитии шумерской цивилизации. Но и не только её – и предки многих армян, и хурриты, и многие другие тоже были эрбинами, с вытекающими цивилизационными последствиями. Вопрос не стоит – «те или другие», он, скорее «и те, и другие». А поскольку ассирийцы тоже имеют высокое содержание гаплогруппы R1b, то позже мы узнаем, кто были их «основные» предки – шумеры, хурриты, армяне, лакцы, или кто-то еще. Пока все варианты открыты.

  • IB говорит:

    >> Прежде всего, об этом говорят шумерские мифы, что помещают прародину человечества на загадочный остров Дильмун.
     
    Загадочный остров Дильмун – вполне может быть Бахрейном. В III тысячелетии до н.э. на территории страны была распространена развитая цивилизация, для которой были характерны укреплённые поселения. Древнее государство, носившее название Дильмун, представляло собой крупный центр морской торговли, через который осуществлялись связи шумеров и других народов Двуречья с народами долины Инда. В Национальном музее Бахрейна постоянно выставлены артефакты дильмунской цивилизации. Также не мало артефактов шумерской, аккадской и др. цивилизаций, повлиявших на Бахрейн. Самое интересное, что в Бахрейне немало курганов, один из которых выставлен в музеи.
     
    Еще более интереснее тот факт, что на территории Бахрейна посреди пустыни существует дерево, одна из достопримечательностей острова. Древо называется Древом жизни, ученные дают возраст этому загадочному дереву от несколько тысяч лет до несколько сот, ссылка. Точное определение возраста я не встречал. Древо жизни встречается как миф у многих народов мира.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Поэтому фактически имеем две гипотезы – одна, что шумеры были в основном эрбины, вторая – что они эрбинами не были, а кем были – неизвестно. Мне намного более по душе первая гипотеза, потому что она указывает направление поиска, и объединяет много косвенных свидетельств.
     
    Если на место слова «эрбины» подставить «средиземноморцы», то такая гипотеза мне тоже по душе. Из анализа арабской выборки, на мой взгляд, достаточно убедительно следует, что в эпоху, непосредственно предшествующую возникновению городов-государств Нижней Месопотамии там появился народ, пришедший с северо-запада и владевший техникой обработки металла, а также, видимо, навыками в мореплавании. Это следует из данных археологии и довольно специфического распределения ветвей субклада J2a1h2, одна из ветвей которого почти целиком состоит из арабов Персидского залива и сходится к датировке около 5300 лет назад.
     
    Эрбины же, в лице представителей древних субкладов R1b1* (P25) и R1b1c (V88), уже в течение долгого времени жили в этом регионе. Возможно, именно они принесли на Ближний Восток технику изготовления керамических сосудов, которую изобрели на Дальнем Востоке около 20000 лет назад, но с которой не были знакомы жители Плодородного Полумесяца вплоть до 8200 лет назад.
     
    Такая гипотеза указывает направление поисков? Например, о связи протописьменности культуры Винча и собственно письменности у шумеров?

    • >> Поэтому фактически имеем две гипотезы – одна, что шумеры были в основном эрбины, вторая – что они эрбинами не были, а кем были – неизвестно. Мне намного более по душе первая гипотеза, потому что она указывает направление поиска, и объединяет много косвенных свидетельств.
       
      >> Если на место слова «эрбины» подставить «средиземноморцы», то такая гипотеза мне тоже по душе.
       
      Я, право, не знаю, зачем подставлять «на место». Почему просто не добавить? Я уже упомянул, что не будет удивительным узнать, что шумеры и аккадцы изначально могли быть носителями R1a и J2a, соответственно, сначала в виде отдельных царств, а потом объединившихся. Носители J2a в древности были, видимо, из весьма различающихся популяций, а именно бедуины, обитатели пустынь, с одной стороны, и мореходы и ремесленники/промышленники, в частности, металлурги, с другой. Ремесленники и промышленники еще 7 тысяч лет назад устремились на север, на Кавказ, добавив слой майкопской культуры на западе Кавказа, и расселившись в основном на восточной стороне Кавказа, где их потомки живут до нашего времени. Они же при своей пассионарности вполне могли составить пару эрбинам в древнем Шумере и Аккаде.
       
      >> Такая гипотеза указывает направление поисков?
       
      На мой взгляд, вполне.
       
      >> Например, о связи протописьменности культуры Винча и собственно письменности у шумеров?
       
      А вот здесь я не уверен (что, впрочем, мало что значит). Насколько помню, между протописьменностью Винча и письменностью шумеров нет выраженной (или какой-либо) связи, хотя мнений – пруд пруди, между кем угодно и кем угодно. Хотите связь шумеров и финского языка? Пожалуйста, Симо Парпола из Финляндии и это покажет. Хотите связь шумерского языка с венгерским? Шумерского и турецкого? Тоже запросто, Опперт подтвердит. Хотите шумерского и вьетнамского? Тоже нет проблем. В письменности Винча есть свастика, у шумеров, правда, не припомню. Но свастика – признак древних ариев (R1a), опять вариант.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Носители J2a в древности были, видимо, из весьма различающихся популяций, а именно бедуины, обитатели пустынь, с одной стороны, и мореходы и ремесленники/ промышленники, в частности, металлурги, с другой.
     
    Бедуинский уклад хозяйства в пустынях Ближнего Востока – явление относительно позднее, также как и кочевое скотоводство в евразийских степях. Это европоцентристская точка зрения – рассматривать степняков или бедуинов как дикарей, способных лишь разрушать то, что создано земледельческими цивилизациями. На деле для поддержания такого уклада хозяйства требуется высокий по тем временам уровень технологии и социальных отношений. К примеру, взаимоотношения племен у арабов или, например, пуштунов построены на чрезвычайно сложном и гибком механизме, с мощью которого при отражении внешней угрозы не могут справиться вооруженные по последнему слову техники армии Запада, а до того СССР.
     
    Ко времени возникновения шумерской цивилизации бедуинов, в современном их понимании, еще не было, а хозяйственный уклад народов, у которых преобладали различные ветви J2a, видимо, был примерно одним и тем же. То есть они в одном лице были и пастухами, и ремесленниками, и мореходами. Очень вероятно, что и жили тогда в довольно ограниченном регионе. Косвенно об этом можно судить по тому, что из более чем 100 известных на сегодняшний день ископаемых Y-ДНК найден пока единственный носитель гаплогруппы J. Он жил на территории Венгрии 3300-3100 лет назад и принадлежал к субкладу J2a1 (L26).
     
    Пустыни и полупустыни Сирии и Аравии стали заселяться уже в то время, когда существовали городские цивилизации Месопотамии, Египта и Палестины. Библейская история об Аврааме рассказывает в мифологической форме об истории одного из первых племен, ушедших в пустыню из земель, окружавших Ур. Видимо, только тогда часть носителей J2a и стала бедуинами, не раньше. Филогения субклада J2a1 дает достаточно уверенную его привязку к оседлому населению Месопотамии Урукского периода.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Эрбины же, в лице представителей древних субкладов R1b1* (P25) и R1b1c (V88), уже в течение долгого времени жили в этом регионе. Возможно, именно они принесли на Ближний Восток технику изготовления керамических сосудов, которую изобрели на Дальнем Востоке около 20000 лет назад, но с которой не были знакомы жители Плодородного Полумесяца вплоть до 8200 лет назад.
     
    Есть еще один довод в пользу более раннего появления эрбинов на Ближнем Востоке. Это возделывание проса, что началось, по самым последним археологическим данным, на севере Китая около 10000 лет назад. Это была главная продуктовая культура региона на протяжении тысячелетий, вплоть до Нового Времени. Рис на засушливом севере Китая считался едой богачей, недоступной простому крестьянину. Следы культивации того же самого вида проса (а их довольно много) находят в Закавказье, начиная с 7000 лет назад. Поскольку не найдено дикорастущих форм этого злака, то маловероятно, что его одомашнивание происходило независимо в двух далеко отстоящих регионах. Хотя бы в одном из них такие формы сохранились бы. Да и какой смысл жителям Ближнего Востока экспериментировать с невзрачной травкой при обилии намного более продуктивных и удобных для сбора местных дикорастущих злаков семейства пшеницы?
     
    Следовательно, культура проса была принесена из Восточной Азии, причем примерно в то же время, когда на Ближнем Востоке появилась керамика. Времена жизни предков самых старых субкладов R1b1c (V88) и R1b1a (P297) (8000-10000 лет назад) попадают на ту же эпоху. Видимо, носители этих линий, наряду с предковой к ним R1b1* (P25) и родственным R2 и Q, входили в состав племен, научившихся сеять просо и обжигать горшки на своей прародине в Центральной Азии. То есть эрбины не были какими-то недавними пришельцами в Месопотамии. Они еще во времена раннего неолита влились в состав местных народов.

  • Виктория В.С. говорит:

    Интересные факты возникают по ходу разговора. С одной стороны, есть мнение, что баскский язык не связан ни с одной из известных языковых групп и есть гипотеза, что баскский язык обнаруживает древнее родство с сино-кавказской макросемьей. С другой стороны, считается, что шумерский язык исчез без следа. Информация, …что владеющие лакским языком без труда читают шумерский словарь… Думаю, что не открываю Америку (т.е. я Колумб в данной теме, а не Америго Веспучи)), но в математике (если а=в, а в=с, то а=с) это означает, что баскский и шумерский родственники. Такие исследования проводились?

    • Фраза «исследования проводились» представляет настолько общую формулировку, что в настоящее время оказывается совершенно неинформативной. Вопрос в том, насколько серьезно проводились, на каком уровне, на каком материале, к каким выводам пришли, и насколько эти выводы противоречат другим, проводившимся с другой (или подобной) степенью серьезности, на другом (или подобном) уровне, на другом (или таком же) материале. И вот при рассмотрении этого вопроса оказывается, что эти исследования часто оказывается «ортогональными», друг друга не цитируют, в соответствие не ставятся, выводы разные, а почему – никакого пояснения нет. В итоге имеем весь диапазон «мнений», от того, что баскский и шумерский – родственники, до того, что между ними нет ничего общего. К сожалению, такая наука (или то, что за нее выдается) и такие исследователи.
       
      Хороший, думаю, пример, относительно уже приводимого мной, что владеющие лакским языком без труда читают шумерский словарь. Но владеющих лакским языком вообще немного, лакцы живут всего в паре районов в горах Дагестана, а шумерский словарь читала, видимо, всего одна Разият Омариева. Она уже несколько лет публикует статьи в Вестнике Академии ДНК-генеалогии, сопоставляя лакские слова и шумерские, и давая пояснения, показывая, где в словаре перевод неверный, искаженный, и сокрушаясь, как много в словаре ошибок и неправильных интерпретаций и комментариев, и насколько шумерологи плохо представляют себе, о чем пишут. Она писала о том, что когда впервые открыла многотомный Чикагский словарь, она вдруг оказалась в своем детстве в лакском селении, потому что масса слов была как раз оттуда, из ее детства – игрушки, считалки, народные песни, орудия для работы взрослых. В Вестнике Разият публикует словники – сначала 100 слов, потом 200, потом 300 слов, соответствий лакского и шумерского языков. Но лингвисты об этом и слышать не хотят, и это не просто фигура речи. Я послал сжатый перевод ее работы на английский (перевод подготовила сама Р. Омариева) специалисту по иракским курдам, и тот ответил, что такого не может быть. На «Троицком варианте» кривлялся некий лингвист по фамилии Касьян, и он, ерничая, сообщал, что, мол, в Вестнике пишут, что лакский язык близок шумерскому, ха-ха-ха. Ни малейшего комментария по сути не было. Для меня это основной критерий, что человек к науке ментально не относится. Для ученого подобная информация должна вызвать острый интерес, для ремесленника от науки – ерничество.
       
      Каково бы ни было взаимоотношение лакского и шумерского языков – подобная близость чрезвычайно интересна. Это означает, что там определенно общие корни. Далее, смотрим в Проект FTDNA ht35 (это в основном «архаичные» генеалогии) – там один лакец, гаплогруппа R1b-L23. Смотрим Проект FTDNA Dagestan – там три лакца, все три R1b. Почти все остальные дагестанцы в Проекте – гаплогрупп J1 и J2.
       
      Большинство басков – гаплогруппы R1b. Какой язык был у басков 5 тысяч лет назад – лингвисты не знают, так мне сказали на филологическом факультете МГУ в ходе семинара там по ДНК-генеалогии. Правда, добавили, что им это не очень интересно, потому что о письменности у них тогда лингвисты сведений не имеют. А без письменности лингвисты работать не могут, во всяком случае – как им бы хотелось.

  • Slava говорит:

    >> К примеру, взаимоотношения племен у арабов или, например, пуштунов построены на чрезвычайно сложном и гибком механизме, с мощью которого при отражении внешней угрозы не могут справиться вооруженные по последнему слову техники армии Запада, а до того СССР.
     
    Ув. Игорь Львович, а можно поподробнее? Я полагал, что на земле сотни стран и наций, и подавляюще большинство выжило только благодаря более сильному принципу, что даже слабую нацию надолго победить невозможно.

    • Анатолий Кузнецов говорит:

      Кто Вам поведал об этом «принципе»? Такого не существует. Ни один народ не жил на «своей» территории всегда. От тех, кто жил на ней раньше, часто нет и следа, хорошо если еще осталось упоминание в истории. Куда делись обры, динлины, пеласги, микенцы, печенеги, голядь, ирокезы, те же шумеры… и т.д.? Из этносов выжила лишь незначительная доля «счастливцев». Геноцид и поглощение слабых более сильными происходили тысячи раз. Апофтегму Гераклита, что «Война – отец всего и всего царь» никто не отменял.

  • Юрий Майстренко говорит:

    >> Когда кризис был преодолен, началось новое возвышение Шумера под властью царей из III династии Ура, но тогда же шумерский язык начал выходить из употребления, хотя еще долго оставался языком юриспруденции и религии, подобно латыни в средневековой Европе…
     
    Для того, чтобы язык начал выходить из употребления, необходимо более или менее существенное сокращение его носителей за короткий промежуток времени, что в принципе косвенно согласуется с гипотезой Клёсова об исходе большей части эрбинов через Египет на Пиренеи. В противном случае, тяжело объяснить игнорирование населением языка, который использовался до этого. Даже если и не было миграции, то причины резкого сокращения носителей именно шумерского языка требуют какого-либо альтернативного объяснения, что в принципе сделать и не сложно.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Для того, чтобы язык начал выходить из употребления, необходимо более или менее существенное сокращение его носителей за короткий промежуток времени…
     
    Так об этом шла речь в постановке задачи. Документально зафиксирован кризис, разделивший эпохи Аккадского царства и III династии Ура. По вавилонской историографии это время правления царей из народа кутиев, а фактически – дезинтеграция общества и экономики. Своего рода Смутное время, только продолжавшееся 100 с лишним лет. У нас было 2 Лжедмитрия, а у шумеров – не менее 10-ти. Представьте теперь, какой это нанесло удар по демографии и культуре.
     
    С исходом эрбинов по времени это не стыкуется. Аккадское царство пало 4200 лет назад, т.е. через 500-700 лет после того, как на Пиренеях сложилась культура колоколовидных кубков.

    • >> С исходом эрбинов по времени это не стыкуется. Аккадское царство пало 4200 лет назад, т.е. через 500-700 лет после того, как на Пиренеях сложилась культура колоколовидных кубков.
       
      Это не имеет никакого отношения ко времени ухода части эрбинов с Ближнего Востока. Та часть эрбинов, которая ушла, прибыла на Пиренеи примерно 5000-4800 лет назад, а Аккадское царство пало 4200 лет назад. Связывать эти события напоминает сразу два анекдота – один со словами «а кто же в лавке остался?», второй про высадку китайцев на Луне, о которой генсеку доложили, что они там все высадились.

  • Борис Дрожинский говорит:

    В свете вышесказанного хотел бы упомянуть об острове Крит, где в древности процветала минойская цивилизация и где находится один из пиков гаплогруппы J2. Аналоги в Месопотамии имеют раннеминойская одежда, архитектура, резные печати, культовые образы и многие другие особенности минойской культуры. Минойская письменность до сих пор не расшифрована. Самые ранние следы минойской цивилизация 3650-3000 до н.э. Критяне торговали по всей акватории Средиземного моря, то есть имели навыки мореходства, это как-то перекликается с мифами шумеров об их родине (я не ставлю между ними знак равенства). Крит после этого никогда не был центром цивилизации.

  • К сожалению, дискуссия по шумерам все время уходит куда-то вбок, и напоминает историю про Оську из книги «Кондуит и Швамбрания»:
     
    «Как-то мама прочла ему знаменитый нравоучительный рассказ о юноше, который поленился нагнуться за подковой и должен был потом подбирать с дороги сливы, умышленно роняемые отцом.
    — Понял, в чем тут дело? — спросила мама.
    — Понял, — сказал Оська. — Это про то, что нельзя из пыли ягоды немытые есть…»
     
    Я пишу о том, что «носители J2a в древности были, видимо, из весьма различающихся популяций, а именно бедуины, обитатели пустынь, с одной стороны, и мореходы и ремесленники/ промышленники, в частности, металлурги, с другой». А мне отвечают, что «это европоцентристская точка зрения – рассматривать степняков или бедуинов как дикарей, способных лишь разрушать то, что создано земледельческими цивилизациями». Где, помилуйте, я писал, что бедуины – дикари, способные лишь разрушать?
     
    И причем здесь то, что «взаимоотношения племен у арабов или, например, пуштунов построены на чрезвычайно сложном и гибком механизме, с мощью которого при отражении внешней угрозы не могут справиться вооруженные по последнему слову техники армии Запада, а до того СССР». Мало того, что это совершенно «вбок», но, если уж идти вбок, то это и неверно. Причина ухода СССР из Афганистана было вовсе не в том, что «не могли справиться», на самом деле ни одного боя за всю войну афганцы не выиграли, а два очевидных фактора – резко антивоенная пресса в СССР, демонизирующая советскую армию, и появление «Стингеров» у афганцев, поставляемых США, которые никакого отношения к «чрезвычайно сложным и гибким механизмам» не имели. С этими механизмами Афганистан потерял в войне с СССР более миллиона человек, при потерях со стороны Советской армии 13.5 тыс. человек. Но потери самолетов и вертолетов в «окружении» враждебной «демократической» прессы сыграли немаловажную роль в решении о выводе войск.
     
    Но смысл моего комментария был вовсе не о механизмах с их мощью при отражении военной угрозы, а о том, что носители J2 в Месопотамии были достаточно пассионарны, чтобы из Урука (а это были урукские миграции) отправиться на Кавказ в поисках ископаемых металлов, и это вряд ли были кочевники пустынь, называть их бедуинами или как угодно иначе. Другие пассионарные носители J2 вполне могли объединиться с прибывшими эрбинами в создании шумерского государства. Но мы не знаем, в каком это было долевом участии, возможно, узнаем позже.

  • И. Рожанский говорит:

    >> носители J2 в Месопотамии были достаточно пассионарны, чтобы из Урука (а это были урукские миграции) отправиться на Кавказ в поисках ископаемых металлов, и это вряд ли были кочевники пустынь, называть их бедуинами или как угодно иначе.
     
    Про бедуинов я отвлекся затем, чтобы показать, что к началу Урукского периода население пустынь, окружавших Месопотамию, было крайне малочисленным и не представляло из себя той грозной силы, какой спустя 3000 лет стали бедуинские арабские племена под предводительством первых халифов. Про гаплогруппы и субклады тех ранних обитателей пустынь, по укладу хозяйства напоминавших бушменов или австралийских аборигенов, трудно сказать что-то определенное. Они были почти полностью стерты потомками «ДНК-Авраама» и других племен, освоивших кочевое скотоводство и поливное земледелие в оазисах. Возможно, реликтами того древнего населения являются единичные носители «костёнковского» субклада С1 и парагрупп Е* и DE*.
     
    Думаю, не имеет смысла делить J2 Урукского периода на «пустынников» и «культуртрегеров». Первых среди них, скорее всего, не было, или их линии до нас не дожили.
     
    Что касается «урукской миграции на Кавказ за полезными ископаемыми», то она не проходит по филогении. На Кавказе живут в основном представители субкладов J2a1b (M67) и J2a* (Z6049), которых почти нет в районе Персидского залива. Специфические для последнего региона ветви J2a1* (PF5197) и J2a1h2* (F3133), что начали расти одновременно с ростом поселений в Нижней Месопотамии, расходятся с ними на многие тысячелетия, 15-17 тыс. лет до общего предка. Среди жителей Кавказа представителей этих «урукских» ветвей чрезвычайно мало. Родственные линии, входящие в субклад J2a1* (PF5160) есть в Средиземноморье, Палестине (арабы и евреи), Индии и Средней Азии. Это хорошо видно на диаграммах из статьи. Собственно, особенности филогении и географии J2a и дали основание считать, что начало шумерской цивилизации как-то связано с появлением на берегах Персидского залива выходцев из Восточного Средиземноморья. Причем двигались они, похоже, в обход Армянского нагорья, богатого полезными ископаемыми. Оно уже было занято к тому времени эрбинами, в среде которых при смешении с другими этносами сформировались северокавказские и хуррито-урартские языки.
     
    >> Другие пассионарные носители J2 вполне могли объединиться с прибывшими эрбинами в создании шумерского государства. Но мы не знаем, в каком это было долевом участии, возможно, узнаем позже.
     
    Пока что получается 10 к 1 или даже больше. Причем я не исключаю, что одним из эрбинских народов могли быть те самые кутии, в стычках с которыми прекратила свое существование Аккадская держава.

    • >> носители J2 в Месопотамии были достаточно пассионарны, чтобы из Урука (а это были урукские миграции) отправиться на Кавказ в поисках ископаемых металлов, и это вряд ли были кочевники пустынь, называть их бедуинами или как угодно иначе.
       
      >> Что касается «урукской миграции на Кавказ за полезными ископаемыми», то она не проходит по филогении.
       
      Возможно, но тогда это нужно действительно серьезно обосновывать, иначе будет принципиальный конфликт с историками и археологами. Урукские миграции на Кавказ – это принятая концепция в исторической науке, обобщенная, например, в статье «Урукские мигранты на Кавказе» академика НАН Грузии, археолога Константина Питцхелаури.

  • И. Рожанский говорит:

    >> шумерский словарь читала, видимо, всего одна Разият Омариева.
     
    Честно говоря, я не очень понял, о каком шумерском словаре идет речь. В процитированном Вами в комментарии к первой части отрывке из статьи Р. Омариевой идет разбор слов аккадского языка. Проверил их по Чикагскому аккадскому словарю, это не шумеризмы. А вот этот абзац вообще выше моего понимания: «Выражение salmat qaqqadi, означает записывающий речь (народ). Писать – qaqim, sasim; речь – sabu, salmu. Qarradu –означает владеющий навыком письма, делающий (du, dabu) запись речи (karra, kabu=sabu)».
     
    Если правильно уловил логику доказательства, то вначале дается собственное толкование этимологии слова qarradu («воин» по-аккадски, словарная статья о котором, кстати, занимает 3,5 страницы в Чикагском словаре, с десятками примеров употребления). Будем считать, что автор увидел какие-то тонкости, прошедшие мимо внимания профессионалов. Но далее идет необъяснимый перескок совсем к другому слову qaqqadu (по-аккадски, «голова» во всех значениях этого слова, с примерами на 13 страницах словаря), и здесь становится совершенно непонятно, какое отношение к нему имеет разбор из предыдущего предложения.
     
    Так что аргумент о свободном чтении шумерского словаря, видимо, следует отложить до тех пор, пока не станет ясно, что делать с подобными «ребусами». Да и речь, как мы видим, идет об аккадском языке, который, вполне вероятно, имеет точки пересечения с нахско-дагестанскми в виде общего субстрата, оставшегося от древнего населения Закавказья и Анатолии.

    • >> шумерский словарь читала, видимо, всего одна Разият Омариева.
       
      >> Честно говоря, я не очень понял, о каком шумерском словаре идет речь.
       
      В Вестнике есть целая серия статей Р. Омариевой, при желании их можно внимательно прочитать и связаться с ней, ее электронный адрес могу дать. Эти вопросы лучше обсуждать с Р. Омариевой, это будет продуктивнее и позволит избежать многих недоразумений. А уж комментарии после дискуссии можно дать здесь, но опять же лучше при согласовании с ней, чтобы опять же избежать неловких недоразумений. Кому нужно, чтобы Р. Омариева здесь опровергала Ваши соображения? Это не нужно ни Вам, ни ей, ни нам здесь. Мое дело было рассказать о ее работах, но не пересказывать их в деталях и тем более не отвечать на вопросы по ее исследованиям. Кстати, словарь, насколько я помню, не называется «Чикагским аккадским словарем», это Чикагско-ассирийский словарь в 21 томах. Но Вы правы, Р. Омариева работает в основном над лакско-аккадскими лингвистическими соответствиями. Но считается, что именно племена аккадцев являются изобретателями знаков клинописи, и что клинописное письмо появилось на территории Шумера в середине III тыс. до н.э. Поэтому я часто смешиваю понятия «аккадский» и «шумерский», и не думаю, что там есть резкое разграничение, тем более что со временем шумерский язык замещался аккадским, и что шумеры и аккадцы жили на одной территории и в пределах единого государства.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Кстати, словарь, насколько я помню, не называется «Чикагским аккадским словарем», это Чикагско-ассирийский словарь в 21 томах.
     
    Да, он называется именно так. Это я по инерции его в аккадский «переименовал». Древнеассирийский – это один из диалектных вариантов аккадского, а в словаре рассматривается весь корпус аккадской лексики за все время существования языка. Не путать с языком современных ассирийцев, который не является продолжением аккадского, а принадлежит к западно-семитской группе, как иврит, арабский и арамейский – прямой предок ассирийских неохалдейских диалектов.
     
    >> Но считается, что именно племена аккадцев являются изобретателями знаков клинописи, и что клинописное письмо появилось на территории Шумера в середине III тыс. до н.э.
     
    Честно говоря, в первый раз вижу такую трактовку. Вроде бы, самые ранние клинописные тексты были записаны на шумерском, причем для многих знаков прослеживается их эволюция от пиктограмм к клинописной форме. Более того, маловероятно, чтобы аккадцы, говорившие на семитском языке, с характерной для этой группы флексией и консонантными корнями, стали изобретать для передачи своей речи слоговое письмо. При таком способе записи для однокоренных слов и даже разных грамматических форм одного и того же слова приходится использовать разные знаки. Как если бы мы слово «читать» писали кириллицей, а «chteniye» – латиницей. Если бы аккадцы изобретали письменность под свой язык, то она наверняка была бы консонантной (не передающей гласные), как все известные письменные системы афразийских языков: древнеегпетская, угаритская, синайская и финикийская, что дала начало почти всем современным алфавитам. А вот для агглютинативного шумерского с его богатым вокализмом и фиксированными аффиксами, слоговая письменность подходит лучше всего, также как слоговые алфавиты хангул и кана для агллютинативных корейского и японского, соответственно. Совсем недавно, в XIX веке, кузнец Секвойя изобрел для своего народа чероки алфавит, в котором он использовал латиницу, но эта азбука также была слоговой, поскольку она точно подходила под структуру и фонетику полисинтетического языка этого индейского племени.
     
    То есть аккадцы взяли неудобную для них письменную систему, подстроенную под структуру чуждого для них языка, и лишь приверженность традиции и наличие огромного массива литературы, необходимой для религии и государственного управления, позволили клинописи продержаться так долго. Когда Месопотамия стала частью персидской державы Ахеменидов, исчезла одна из опор – авторитет царской власти. Клинопись, как и аккадский язык, быстро вышла из употребления и была прочно забыта на две с лишним тысячи лет.

    • Виктория В.С. говорит:

      >> Когда Месопотамия стала частью персидской державы Ахеменидов, исчезла одна из опор – авторитет царской власти. Клинопись, как и аккадский язык, быстро вышла из употребления и была прочно забыта на две с лишним тысячи лет.
       
      По сути, сформулирован принципиальный переломный момент. Такие события не совпадают случайно. Но дело не в авторитете царской власти. Нет управления (неважно, как его назвать, можно государство) территорией, если нет того, что обеспечивает две инфраструктуры – транспорт и связь. Письменный язык повышает качество «связи». До тех пор, пока шумерско-аккадская история развивалась территориально (присоединяла территории) и была замкнута в рамках соперничества городов уже вошедших в созданную сферу управления – была потребность в сохранении этой письменности. На ней была организовано управление. Даже если территория будет менять конфигурацию, распадаться на части и вновь объединяться частями, всё равно легче использовать уже освоенные компоненты, чем начинать всё с нуля.
       
      Присоединение Месопотамии к персидской державе, это присоединение к другой системе управления. Поэтому отомрёт всё, что было свойственно прежней, и будет происходить встраивание в новую. Даже если там не было письменности (я не знаю, как было). Лучше или хуже новая система управления в этом случае не имеет значения. Тот, кто завоевал, всегда считает себя лучшим.

  • И. Рожанский говорит:

    >> Урукские миграции на Кавказ – это принятая концепция в исторической науке, обобщенная, например, в статье «Урукские мигранты на Кавказе» академика НАН Грузии, археолога Константина Питцхелаури.
     
    Спасибо за ссылку. Прочел мини-обзор с интересом, хотя он написан на ужасном английском. Такое впечатление, что автор подготовил статью на русском языке, а потом подставил английские слова на место русских, оставив все остальное без изменений. Пришлось продираться сквозь этот «суржик», чтобы вникнуть в смысл сказанного.
     
    Если правильно понял, то «урукские миграции» в трактовке К. Пицхелаури стартуют не из Урука как такового, а из Восточной Анатолии и северо-западного Ирана. Если по археологическим датировкам это действительно проходит, то все сходится с выводами из анализа Y-ДНК арабов Персидского залива. А именно, появление в Нижней Месопотамии артефактов, относимых к Урукскому периоду, совпадает со временем появления там мигрантов (предположительно) из того же самого региона, откуда начали свое расселение «урукцы» Закавказья. Поскольку ветви гаплогруппы J2a, специфические для арабов Персидского залива, отличаются от тех, что отмечены у грузин, армян, осетин и вайнахов, то, возможно, в низовья Тигра и Евфрата переселились этнические группы, отличные от тех, что преобладают на Армянском нагорье и севернее, но входившие с тот же круг народов, имевших общие черты в материальной и духовной культуре
     
    В анатолийской гипотезе К. Ренфрю, Т. Гамкрелидзе и В. Иванова время и место появления первых «индоевропейцев» почти 1 в 1 совпадает с местом и временем начала миграции «ДНК-урукцев». Если память не изменяет, то лорд Ренфрю был в числе авторов недавней статьи (кажется, в Nature), где соотносили индоевропейские языки с гаплогруппой J2a. Она, действительно, хорошо вписывается в схему миграций из Анатолии, но с языками вышла промашка. За «индоевропейцев» приняли прото-шумеров, прото-минойцев и, наверное, кого-то еще.

  • >> Урукские миграции на Кавказ – это принятая концепция в исторической науке, обобщенная, например, в статье «Урукские мигранты на Кавказе» академика НАН Грузии, археолога Константина Питцхелаури.
     
    >> …«урукские миграции» в трактовке К. Пицхелаури стартуют не из Урука как такового, а из Восточной Анатолии и северо-западного Ирана… появление в Нижней Месопотамии артефактов, относимых к Урукскому периоду, совпадает со временем появления там мигрантов (предположительно) из того же самого региона…ветви гаплогруппы J2a, специфические для арабов Персидского залива, отличаются от тех, что отмечены у грузин, армян, осетин и вайнахов…
     
    Это интересное предположение для рассмотрения. Выше я максимально сократил его, чтобы показать суть, и, надеюсь, не (сильно) исказил. Попробую переформулировать и немного расширить.
     
    Основные гаплогруппы на Кавказе – R1b, G2a и J2, и у всех них есть свои особенности распределения по Кавказу и своя история, во многом пока загадочная. R1b в виде субклада L23 пришла на Кавказ с севера примерно 7000-6000 лет назад, заложила древнейшие пласты майкопской культуры (хотя остается вопрос – кто там были более древние – R1b или J2), оставили потомков по всему Кавказу, из них половина армян, многие (или все) лакцы, и многие другие. Уже намного позже, в I тыс. н.э., R1b пришли со скифами, но уже как субклад M73, и сейчас это значительная часть балкарцев, есть и среди карачаевцев. А R1b-L23 в своей части ушли на юг, в Месопотамию, сейчас их много среди турок, ассирийцев, и в итоге ушли на запад, через Египет до Атлантики и далее в Европу через Гибралтарский пролив и, оставив на Пиренеях басков, заселили Европу.
     
    G2a на Кавказе одна из наиболее распространенных гаплогрупп. Я уже раньше замечал, что подобные гаплотипы и субклады (или родительские) найдены в исторической Бактрии, и, возможно, они вышли из Бактрии 4000-4500 лет назад и пришли на Кавказ, а еще ранее ушли оттуда же в Европу, где находят ископаемые G2a с датировками 7000-5000 лет назад. Но у нас слишком мало данных, чтобы разделить Бактрию и Иран в этом отношении; возможно, первичным регионом для G2a был Иран, а Бактрия – вторична, а возможно – наоборот. И не исключено, а на самом деле, возможно, что история с J2 такая же, как и с G2a, и у них подобный же миграционный путь на Кавказ – через Иран-Бактрию. Северо-западный Иран, как отмечает Игорь Львович – это уже один большой регион с Бактрией, возможно, там были множественные древние миграции по разным направлениям. Но основные, видимо, могут быть выделены.
     
    То же самое с арабами – у них есть и G2a, и J2, и внимательное сопоставление их с иранскими, бактрийскими и кавказскими субкладами и гаплотипами может прояснить миграционные пути древности, приведшие в итоге на Кавказ, или, напротив, с Кавказа в упомянутые регионы. Это нужно, конечно, делать в совокупности с данными археологии. Лингвистика – дело хорошее, но, как показывает опыт, в реконструкции древних передвижений на нее надежды мало.

  • Uran говорит:

    Я так понимаю, что эрбины – это какие-то чемпионы по созданию культур: Среднеазиатские культуры, Элам, Шумер, Ямная, Египет, Ботайская, КШК, англо-саксонская, и т.д. Чем это можно объяснить? Может, эрбины первые перешли к домашнему мясу и молочным продуктам, и это дало им такой демографический и модернизаторский толчок?

    • Эрбины здесь вовсе не исключение. По любой гаплогруппе можно выделить гроздь культур по ходу миграции. Этого пока нет по нескольким причинам. Во-первых, археологи этим пока не занимаются и в гаплогруппах не разбираются, или их просто не знают. Во-вторых, разные гаплогруппы по-разному изучены. В-третьих, многие территории по-разному изучены археологами, и многие культуры не выделены. В-четвертых, само выделение культур – дело довольно произвольное, это не открытие нового химического элемента. Нашли археологи у поселка Красная Заря древние материальные признаки, которые, по их соображениям, являются характерными для данной территории и данной эпохи, вот и готова краснозарненская культура. А если там есть захоронения и трупоположение на спине, да еще это находится на пути миграции эрбинов, да и время подходящее, 16-6 тысяч лет назад, то уже я напишу, что это были, скорее всего, эрбины. А если еще и ДНК этих костей даст гаплогруппу R1b, то мое предположение подтвердится. А Вы напишете – вот, «эрбин-чемпион». Но к чемпионству это не будет иметь отношения, просто сложилось так. Оказались в нужное время в нужном месте, и эрбины, и археологи, и ДНК-генеалоги.
       
      Только откуда Вы взяли про «англо-саксонскую» (археологическую) культуру, раз поставили в один ряд с другими? Археологические культуры обычно относят к доисторическим временам, дописьменным.
       
      Но можно Ваш вопрос перефразировать по-другому – что выделяет (или выделяло) эрбинов в отношении их будущего несомненного вклада в современную цивилизацию в «западном» понимании этого термина? То, что они были в ямной культуре (или создали её) – в этом смысле безотносительно, вклад ямной культуры в современную цивилизацию пока незаметен. А вот дальше идет по нарастанию, и первой на пути миграции эрбинов формируется, видимо, майкопская культура в степях и предгорьях Северного Кавказа, которая относится к началу медно-бронзового века (6000-4900 лет назад), с ее богатыми предметами и украшениями. Впрочем, не исключено, что это были сначала носители гаплогруппы J2. Считается, что именно с майкопской культуры началось массовое строительство курганов в Предкавказье, и, по некоторым сведениям, до южной Месопотамии. Потом на пути эрбинов была Месопотамия, шумеры, Египет, Пиренеи, и заселение западной и центральной Европы. Этот путь еще должен быть перекрестно проверен, но так, скорее всего, и окажется.
       
      Поскольку одновременно с прибытием эрбинов в Европу почти все остальные мужские гаплогруппы пропадают, прекращают существование балканские культуры (Винча среди них), трипольская культура, то если причиной этого были эрбины, их вклад в развитие цивилизации становится спорным. Тогда они просто заменили своей цивилизацией другие. У ариев, носителей гаплогруппы R1a, была другая цивилизация. Арии тоже были пассионарны, и, видимо, ничуть не меньше, чем эрбины, и внесли вовсе не меньший вклад в современную цивилизацию. Мне бы не хотелось отклоняться от темы ДНК-генеалогии и уходить в спорные сферы «духовности», но многим очевидно, что R1a создали упор на «спиритуализм», духовность, единение внутреннего мира и внешнего, что заметно по сохранившимся древним культурам-мироощущению в Индии, Иране, России. Иначе говоря, западный мир пошел больше по пути рациональному, материальному, восточный – по пути духовному, эзотерическому, душевному. Это, конечно, спорная концепция, но в ней что-то есть, и это что-то мы видим и сейчас, в противостоянии (пусть порой вялом) «Запада» и «Востока», где Россия оказалась посередине, тяготея в обе стороны.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья