На свете не так уж мало людей, которых раздражает утверждение, что Россия — страна с великой историей. Ей ничего великого не полагается, а уж великой истории тем паче. Ни великого Александра Невского, ни великого Ломоносова, ни великого Шолохова. Русских пора научить стыдиться своего прошлого, темного, пьяного, нескладного, рабского, кровавого. У России нет иного выбора, кроме как просить у всех прощения, каяться и идти на выучку к цивилизованному Западу.
 

 
Но ведь не хочет. Упорствует, противится. Всматривается в даль тысячелетий и не отказывается от пращуров, повторяя вслед за своим Пушкиным: «Уважение к минувшему — вот черта, отличающая образованность от дикости». И дух этого сопротивления ощущается даже в таких сугубо ученых, академических, далеких от злобы дня диалогах, как, например, «Бартеневские чтения». Они уже в шестой раз собрали в Липецком педагогическом университете историков из многих вузов страны и гостей из-за рубежа…
 

Боюсь, далеко не каждый липчанин сможет уверенно сказать, кто он был, наш земляк Петр Иванович Бартенев, чем занимался, чем прославился. А ведь он — составитель первой биографии Пушкина. Он полвека издавал один из лучших в России исторических журналов «Русский архив», где опубликовано колоссальное количество бесценных свидетельств о важнейших событиях нашего прошлого. Скупая на похвалы деятелям славянофильского, почвеннического толка «Советская историческая энциклопедия» отмечала: комментарии Бартенева к этим публикациям имеют самостоятельную научную ценность.
 
Пожалуй, лишь в последние годы на малой родине ученого пытаются наконец отдать ему должное. В Липецке, кажется, пока нет улицы Бартенева, зато есть библиотека, носящая его имя. И там всерьез изучается бартеневское наследие. Не случайно среди докладчиков на последних «Чтениях» оказалась руководитель этой библиотеки Татьяна Двуреченская. Одна из секций конференции практически целиком посвящалась Бартеневу и его современникам.
 
Но тематика «Чтений», разумеется, была неизмеримо шире. Она охватывала всю отечественную историю от Рюрика до наших дней. Как уже писала «Липецкая газета», особое внимание уделялось Первой мировой войне. Своими изысканиями об этом драматическом времени делились юные исследователи — старшеклассники на заседании секции школьников.
 
Несмотря на цейтнот, связанный с плотным графиком «Бартеневских чтений», наш корреспондент сумел побеседовать с несколькими их участниками. Тема для обсуждения была сформулирована так:
 
— Такое впечатление, что все пространство российской истории превратилось сегодня в поле сражения. Еще недавно за стены академических аудиторий вырывалась полемика о немногих ее событиях и личностях. Политически заряженными были дискуссии об Октябрьской революции, коллективизации, сталинских репрессиях, цене Победы в Великой Отечественной войне. Но теперь жесткое размежевание в обществе происходит по всем направлениям. Что может быть актуального в трехсотлетней полемике между норманистами и антинорманистами? Но выясняется, что норманистская теория в очередной раз становится оружием в руках критиков России, желающих внушить русским мысль о том, что им чуждо государственническое, созидательное начало, что они не способны сами обустроить свою жизнь. А дальше нам навязываются одновременно и комплекс неполноценности, и комплекс вины за якобы повышенную агрессивность России, всегда угрожавшей Западу. Чем объясняется такая настойчивая, нарастающая русофобская риторика? Современной геополитической конъюнктурой, в частности гражданской войной на Украине, конфликтом глобализаторских планов и национальных интересов или причины надо искать в более глубоких пластах истории?
 
Вячеслав Фомин, проректор по научной работе Липецкого государственного педагогического университета, заведующий кафедрой отечественной истории, доктор исторических наук:
 
— К сожалению, сколько бы ни твердили, что история наука объективная, беспристрастная, на деле она нередко политизируется и используется как мощное средство в информационных войнах, идеологическом противостоянии, за которым в действительности легко различаются чисто геополитические, корыстные мотивы. В англосаксонском мире, который век за веком стремился к захвату чужих территорий, имел колонии на разных континентах, рождались черные мифы о России. Именно ей, вопреки фактам, приписывались экспансионистские намерения. Иностранцы хотели представить русских коварными, жестокими, опасными.
 
Простой пример. В конце шестнадцатого столетия бывший английский посол в России Флетчер сочинил книгу о Российском государстве. Негатив в ней настолько зашкаливал, что английская королева сочла нужным ее запретить. В чем, однако, особенность сегодняшней ситуации? На сторону клеветников России становятся некоторые русские. Их не так много, но они заметны, их голоса звучат громко. Чего стоят, предположим, наезды на Ломоносова, который в отдельных публикациях изображается не выдающимся ученым, патриотом, каким он и был, а пьяницей и скандалистом.
 
Надо избавиться от иллюзий, что своим послушным, хорошим, с точки зрения зарубежных оппонентов, поведением мы можем заслужить их расположение. Россия для них — кость в горле. Меняются методы, подходы в борьбе против нее, но не меняется суть этой борьбы. Ну а нам надо сохранять спокойствие, твердость и держаться, как держались всегда наши предки. Не изменять себе. А главное мерило всех наших действий — одно: Россия была, есть и будет.
 
Лидия Грот, кандидат исторических наук, директор образовательно-консалтингового предприятия «Норркон АБ» (Швеция):
 
— Изучая западноевропейские исторические утопии, я лишний раз убедилась: есть история как наука, как системное исследование прошлого, а есть история как информационные технологии для консолидации государства, если угодно, для управления обществом. И основной инструмент этих технологий — то, что я назвала «концепцией светлого прошлого». То есть люди испытывают естественную потребность видеть минувшее своей страны, своего народа в позитивном ключе. И это нормально. Люди стали людьми благодаря усилиям, трудам, свершениям своих предков. Это не значит, что надо закрывать глаза на какие-то темные стороны родной истории, но доминировать они не должны.
 
Однако итальянские гуманисты пошли дальше. Они развязали информационные войны, поскольку стали, превознося свое прошлое, оплевывать соседей. Дескать, варвары разрушили нашу великую прекрасную античность. В ответ на это соседи, вполне закономерно, начали возвышать историю германоязычных племен и обвинять во всех грехах древних римлян и современных им итальянцев. Увы, Запад в таких идеологических, пропагандистских сражениях сформировался, утвердился.
 
Долгое время, где-то до восемнадцатого века, Россия не поддавалась информационно-пропагандистскому давлению извне. Потом возникли иные тенденции. Вспомним знакомые нам со школы понятия «галломания», «западничество», когда все пришедшее из-за рубежа считалось самым истинным и передовым. Это умонастроение восприняли в девятнадцатом и двадцатом веке наши либералы и сторонники левых взглядов. Что не раз, в том числе у нас на глазах, на нашей памяти, оборачивалось большими бедами. То есть нам надо понимать и помнить, чем чреват отказ от самих себя.
 
Людмила Турне, писатель (Швеция):
 
— Согласна с Лидией Павловной: мы не можем не быть благодарны предкам за то, что они оставили нам в наследство Россию. Но вот что я, не претендуя на лавры дипломированных, авторитетных историков, рискну добавить к их словам. В нашей истории, конечно, хватало и горестных, и трагических страниц. Но даже в поражениях, в страшных испытаниях народ созревает. И весьма вероятно, что в эти-то годы и зарождается что-то новое, нужное, благотворное в ближней или дальней перспективе, переосмысляются, обновляются ценности, укрепляется дух. Говоря о труднейшем для России двадцатом столетии, мне кажется, стоит почаще задумываться об этом.
 
© И. Неверов, Липецкая газета
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья