Классические рассуждения о причинах Февральской революции сводятся к нехитрой схеме: царизм зашел в тупик, а доведенные до отчаяния массы (рабочие, крестьяне, солдаты) подняли восстание. Тогда для спасения страны группа генералов отправилась к государю, чтобы разъяснить ему всю тяжесть сложившегося положения. В результате Николай принял решение отречься от престола. Однако факты четко показывают, сколь наивна эта расхожая версия.
 

 
Бывший начальник Московского охранного отделения давно обнародовал сведения исключительной важности, и по ним прекрасно видно, какое отношение к революции имело «стихийное восстание недовольных масс»: «Я только что затронул вопрос большой важности: недостаточной осведомленности нашего центрального руководственного аппарата по политическому розыску, т.е. Департамента полиции, по отношению к подготовке лидерами Прогрессивного блока так называемого дворцового переворота. Слухи об этой затее, конечно, ходили, и кто тогда, в 1916 году, их не слышал? Но конкретно на чем они основывались?
 

В 1916 году, примерно в октябре или ноябре, в так называемом черном кабинете московского почтамта было перлюстрировано письмо, отправленное на условный адрес одного из местных общественных деятелей (фамилию забыл), и копии письма, согласно заведенному порядку, получили Департамент полиции и я. Письмо – без подписи – по своему содержанию было совершенно исключительным. Оно вызвало во мне одновременно тревогу и решение обследовать его лично, установив предварительно контакт с директором Департамента полиции, чтобы обсудить дальнейшие действия. Содержание письма я немедленно сообщил градоначальнику.
 
К глубочайшему сожалению, я не могу по памяти воспроизвести точное содержание письма, но смысл заключался в следующем: сообщалось для сведения московским лидерам Прогрессивного блока (или связанным с ним), что удалось окончательно уговорить Старика, который долго не соглашался, опасаясь большого пролития крови, но, наконец, под влиянием наших доводов сдался и обещал полное содействие… Письмо, не очень длинное, содержало фразы, из которых довольно явственно выступали уже тогда активные шаги, предпринятые узким кругом лидеров Прогрессивного блока в смысле личных переговоров с командующими нашими армиями на фронте, включая и великого князя Николая Николаевича.
 
В эмигрантской литературе, насколько я помню – в «Современных записках», появились статьи, довольно откровенно разъясняющие содержание этих «личных переговоров», по крайней мере, с великим князем Николаем Николаевичем; с ним вел переговоры известный Хатисов.
 
Казалось бы, что российское императорское правительство уже по одним этим фактам могло и должно было быть в полном курсе заговора. Но великий князь «промолчал», а Департамент полиции, по-видимому, не смог довести до сведения государя об измене «Старика», который был не кем иным, как начальником штаба самого императора, генералом Алексеевым! Многое после революции 1917 года было вскрыто, многое выплыло наружу, но предательская роль генерала Алексеева, благодаря молчаливому соглашательству его сподвижников по Добровольческой армии и соучастников по предательству, до сих пор, насколько я знаю, не освещена с достойной ясностью и полнотой.
 
Между тем для будущих историков нашей революции и «дворцового переворота» необходимо знать о предательской роли главного сподвижника государя на фронте, поцеловавшего иудиным лобзанием перед отъездом императора к заболевшим детям и знавшего хорошо, что ожидает его на станции Дно…
 
О том, что кличка «Старик» относится именно к генералу Алексееву, мне сказал директор Департамента полиции А.Т. Васильев, к которому для личных переговоров по поводу этого письма я немедленно выехал из Москвы
».
 
До сих пор постоянно рассказывают о страданиях армии на фронтах, о нерешенном земельном вопросе в тылу и так далее. До сих пор эти «факты» называют предпосылками революции. Но ведь совершенно очевидно, что понятия «много» и «мало» относительные. Мало земли по сравнению с кем? Если у нашего крестьянина было мало земли, то логично было бы сравнить размеры земельных наделов в России с тем, чем владели крестьяне Англии, Франции или Германии. А вы когда-нибудь видели такое сравнение? Бьюсь об заклад, что нет.
 
Или, например, возьмем тяготы на фронте. Вы часто встречали в литературе сравнение между продуктовым обеспечением русского солдата и его европейского коллеги? Известна ли вам тяжесть мобилизационной нагрузки (доля призванных на фронт от всего населения) в России и в других странах, воевавших в Первой мировой? В эмоциональных рассказах о страданиях народа до революции нет недостатка, а вот сравнительных цифр практически нет. Между тем воздействие на чувства, нечеткость формулировок, подмена конкретики общими словами – типичные признаки манипуляции.
 
Конечно, можно было бы провести такой сравнительный анализ и, перелопатив горы литературы, убедиться в фактической ошибочности всех этих обвинений по адресу «царизма», но есть и более эффективный способ.
 
Итак, начнем с тезиса о фронтовых тяготах. Во время революции действительно поднялся гарнизон в Петрограде. Но, позвольте, Петроград в то время – это глубокий тыл. Солдаты – участники Февраля отнюдь не «гнили в окопах», не погибали и не голодали. Они сидели в теплых столичных казармах, за сотни километров от свиста пуль и взрывов снарядов. А те, кто в это время держал фронт, в абсолютном своем большинстве честно исполняли свой долг. Им действительно было намного тяжелее, чем петроградским тыловикам, но они готовились к решающему весеннему наступлению и ни в каких мятежах не участвовали. Более того, в январе 1917 года, то есть буквально накануне революции, наша армия провела Митавскую операцию против германских войск и добилась победы.
 
Идем дальше. Говорят, что крестьяне мучились от нехватки земли, иными словами, жили впроголодь, и, мол, это стало одной из веских причин революции. Вообще-то в СССР в 1930-х годах миллионы людей умерли от голода, однако, не то что революции, но и мало-мальски опасного для власти бунта не произошло, а сравнивать реалии блокадного Ленинграда и Петрограда 1917 года совсем уж нелепо.
 
Здесь уместно процитировать мемуары генерала Курлова, который оставил весьма характерное описание февральских событий: «Вернувшись домой, я послал А.Д. Протопопову письмо, в котором говорил ему, что одни полицейские меры при настоящем положении вещей не помогут, и умолял убедить генерала Хабалова приказать всем военным хлебопекарням выпечь в эту ночь из запасов интендантства как можно больше хлеба и утром пустить его в народ. Не знаю, какая участь постигла это письмо.
 
Я дал такой совет не потому, что я находил, что причиною возникших в эти дни в Петрограде народных волнений был недостаток хлеба. Мне прекрасно было известно, что хлебный паек составлял 2 фунта, что так же выдавались и остальные съестные продукты и что наличных запасов хватило бы на 22 дня, если даже допустить, что за это время к столице не будет подан ни один вагон с продовольствием. Требование «хлеба!» был пущенный в народные массы революционный лозунг. Его инициаторы хорошо понимали, что на этой почве массы всему поверят и всякое словесное возражение со стороны правительства никакого впечатления на народ не произведет. Ведь не поверили же объявлению генерала Хабалова, что хлеба в Петрограде имеется в достаточном количестве! Левые газеты усердно вышучивали это объявление. Вот почему я находил необходимым противопоставить слухам бьющие в глаза факты.
 
Тем не менее все соединились в усилиях дискредитировать императорскую власть, не останавливаясь перед клеветою и ложью. Все забыли, что государственный переворот во время мировой войны – неизбежная гибель России
».
 
Но можно ли верить единичному свидетельству? Конечно, нельзя, поэтому я процитирую еще и начальника Московского охранного отделения Заварзина, в мемуарах которого есть описание реалий жизни Петрограда накануне Февраля: «В Петрограде с внешней стороны казалось, что столица живет обычно: магазины открыты, товаров много, движение по улицам бойкое, и рядовой обыватель замечает только, что хлеб выдают по карточкам и в уменьшенном количестве, но зато макарон и круп можно достать сколько угодно».
 
Вдумайтесь в эти строки. Два с половиной года идет невиданная в истории мировая война. В таких условиях резкое падение уровня жизни – совершенно естественная вещь. Жесточайшая экономия всего и вся, огромные очереди за элементарными продуктами, голодные смерти – совершенно обычные спутники тяжелейшей войны. Это нам прекрасно известно по истории Великой Отечественной. Но посмотрите, как успешно царская Россия справляется с трудностями. Это – феноменальный результат, едва ли не беспрецедентный! Какие резоны у масс восставать в таких условиях?
 
А вот сводные данные по стране. «В целом хлебный ресурс Российской империи к весне 1917 года составил около 3,793 миллиарда пудов хлеба при общей потребности страны в 3,227 миллиарда пудов», – отмечает современный историк М.В. Оськин.
 
Но и это не главное. Люди, непосредственно свергавшие Николая II, принадлежали к высшей военной элите империи. Генерал Алексеев, командующие фронтами, великий князь – это им не хватало земли? Это им приходилось голодать или стоять в долгих очередях?! При чем же здесь народные «тяготы»? Пикантность ситуации заключается еще и в том, что сами по себе волнения в Петрограде не представляли прямой угрозы для царя, потому что Николая в это время не было в столице. Он уехал в Могилев, то есть в Ставку Верховного главнокомандующего. Отсутствием царя в столице решили воспользоваться революционеры.
 
В этой связи считаю необходимым предоставить слово человеку, который в те годы был начальником Петроградского охранного отделения, – генералу Глобачеву: «Тогда революционный центр решил взять силой то, что при иных обстоятельствах получил бы в порядке монаршей милости, на что он не рассчитывал. Руководители великолепно учитывали обстановку. Русская армия твердо стояла на занятых позициях уже почти год, а на юге, в Буковине, даже переходила в наступление. Все это время страна напрягала все усилия для снабжения армии и в этом отношении действительно превзошла сама себя, сделав такие заготовления, которых бы хватило еще на долгие годы самой ожесточенной войны. Армия была укомплектована и увеличена в своем составе. Все было приготовлено к переходу в общее наступление весной 1917 года по плану, выработанному союзным командованием. Центральные державы должны были быть разгромлены в этом году. Таким образом, для революционного переворота в России имелся один месяц срока, то есть до 1 апреля.
 
Дальнейшее промедление срывало революцию, ибо начались бы военные успехи, а вместе с сим ускользнула бы благоприятная почва. Вот почему после отъезда государя в Ставку решено было воспользоваться первым же подходящим поводом для того, чтобы вызвать восстание. Я не скажу, чтобы был разработан план переворота во всех подробностях, но главные этапы и персонажи были намечены. Игра велась очень тонко. Военные и придворные круги чувствовали надвигающиеся события, но представляли себе их как простой дворцовый переворот в пользу великого князя Михаила Александровича с объявлением конституционной монархии. В этом были убеждены даже такие люди, как Милюков, лидер партии конституционных демократов. В этой иллюзии пребывала даже большая часть членов прогрессивного блока.
 
Но совсем другое думали более крайние элементы с Керенским во главе. После монархии Россию они представляли себе только демократической республикой. Ни те, ни другие не могли даже себе представить, во что все выльется. Были, правда, пророки и в то время, которые знали, что такие потрясения приведут к общему развалу и анархии, но их никто не хотел и слушать, считая их врагами народа. Таковыми были единственные живые органы, как Департамент полиции, Охранное отделение, жандармские управления и некоторые из дальновидных истинно русских людей, знавшие, с чем придется считаться впоследствии и чего будет стоить России разрушение тысячелетней монархии.
 
23 февраля началась частичная экономическая забастовка на некоторых фабриках и заводах Выборгской стороны Петрограда, а 24-го забастовка разрослась присоединением Путиловского завода и промышленных предприятий Нарвской части. В общем забастовало до 200 000 рабочих. Такие забастовки бывали и раньше и не могли предвещать чего-либо опасного и на этот раз. Но через ЦВПК в рабочие массы были брошены политические лозунги и был пущен слух о надвигающемся якобы голоде и отсутствии хлеба в столице. Нужно сказать, что в Петрограде с некоторого времени при булочных и хлебопекарнях появились очереди за покупкой хлеба. Это явление произошло не потому, что хлеба в действительности не было или его было недостаточно, а потому, что, благодаря чрезмерно увеличившемуся населению Петрограда, с одной стороны, и призыву очередного возраста хлебопеков – с другой, не хватало очагов для выпечки достаточного количества хлеба. К тому же как раз в это время для урегулирования раздачи хлеба продовольственная комиссия решила перейти на карточную систему. Запас муки для продовольствия Петрограда был достаточный и, кроме того, ежедневно в Петроград доставлялось достаточное количество вагонов с мукой. Таким образом, слухи о надвигающемся голоде и отсутствии хлеба были провокационными – с целью вызвать крупные волнения и беспорядки, что в действительности и удалось. Забастовавшие рабочие стали двигаться шумными толпами к центру города, требуя хлеба
».
 
Массы – инструмент в руках элиты, а создание на ровном месте «продовольственного психоза» – один из классических приемов манипуляции толпой. Вообще-то современные «оранжевые» события и «арабская весна» очень четко показали, чего стоят все эти разговоры о «народных» революциях. Грош им цена в базарный день. Причины свержения власти надо искать не в народе, ибо не массы делают историю. Надо посмотреть, что происходило внутри элиты и какова была международная обстановка. Внутриэлитный конфликт при широком участии иностранных государств и есть реальная причина Февраля.
 
Конечно, можно упрекнуть Николая в том, что именно он назначил ненадежных людей на высшие государственные посты. Однако по этой же логике точно такое же обвинение надо предъявить и германскому монарху Вильгельму II, которого во время Первой мировой отстранила от власти верхушка. А если вспомнить нашу недавнюю историю, то ведь не секрет, что Хрущева свергли его же ближайшие соратники, а Горбачева «отодвинул» Ельцин, то есть именно тот человек, которого Горбачев поднял наверх. Да и смерть Сталина – очень темное дело. Многие исследователи обоснованно предполагают, что ему «помогли» умереть. Кто помог? Люди, полностью обязанные Сталину своим высоким положением. Увы, для монархического и квазимонархического устройства, то есть прямой диктатуры, подобные вещи не редкость.
 
Кстати, в ходе Февральской революции всплыл один весьма красноречивый факт. Среди восставших частей оказались два пулеметных полка, так вот в их распоряжении находилось 2500 пулеметов. Для сравнения: во всей русской армии в конце 1916 года было 12 000 пулеметов, а за весь 1915 год вся отечественная промышленность произвела их 4250 штук. Вдумайтесь в эти цифры. На фронте идут тяжелые бои, причем надо признать, что слабым местом России было как раз обеспечение армии пулеметами, их действительно не хватало, и вот в это время в глубоком тылу совершенно без дела хранилось гигантское число пулеметов, жизненно необходимых армии! Кто же так «гениально» распределил пулеметы? Такие приказы могли отдать только генералы, руководители армии. С военной точки зрения это абсурд, так для чего же это было сделано? Ответ очевиден. Пулеметы были нужны для революции.
 
То есть мятежные генералы совершили двойное преступление. Мало того, что они выступили против законной власти, так ради своих революционных целей еще и резко ослабили свою же собственную армию, направив тысячи пулеметов в тыл, в столицу. В результате свержение царя было куплено большой кровью солдат и офицеров. Они честно воевали в это время на фронте, им бы немало помогла пулеметная поддержка, которую могли бы оказать пулеметные тыловые части, вооруженные до зубов. Но эти части придерживали совсем для других целей. Революционная зараза словно поразила мозг крупнейших военачальников, которые в угоду собственным эгоистичным намерениям пожертвовали своими подчиненными, а в конечном счете – и всей страной.
 
Дмитрий Зыкин
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

39 комментариев: Февраль 1917-го: преступная роль генералов

  • Александр Фёдоров говорит:

    Замечательная статья, а Ваш вывод об эгоистических мотивах генералов является прекрасным ответом на статью В. Агте о причинах революции, опубликованную недавно на Переформате. Спасибо.

    • Зыкин говорит:

      Спасибо. На Переформате будет еще ряд моих статей про революцию-1917.

    • Владимир Агте говорит:

      Никакого ответа на мою статью здесь нет. В статье Д. Зыкина есть лишь изложение некоторых (и замалчивание других, неудобных ему) фактов, но нет анализа причин поведения того же генералитета. Ведь у всего есть причины – у предательства генералитета тоже. Анализа этих причин в статье не видно даже под увеличительным стеклом: такие нехорошие генералы, и всё.
       
      В своей статье «Февральская гроза: почему произошла революция?», опубликованной на Переформате уже два с половиной года назад, я попытался кратко сформулировать заинтересованность различных сил, как внутренних, так и внешних, в свержении самодержавия. Возможно, мой анализ был неполон, но была хоть попытка такого анализа. В настоящей статье анализа нет вообще: всё было прекрасно, но генералы оказались плохими дядями и способствовали свержению государя. Да, да, да! Так и было! Но почему эти плохие дяди генералы стали вдруг плохими и решились ни много ни мало, а на свержение законной власти во время войны, что, как ни крути, есть государственное преступление?
       
      Вот Вы в комментарии к моей недавней статье утверждали: Поступки людей определяются мотивами. Мотивы зависят от того, верит человек в Бога или не верит. Верующие люди имеют одни мотивы, неверующие – другие, соответственно, и действия их в конкретных ситуациях будут разными, и история будет разной. Поэтому для Истории важно, как люди решают вопрос «Есть Бог или нет?». Следуя Вашей логике, получается, что русские генералы (а они и в церковь ходили, и причащались, и исповедывались, но нарушили присягу и предали) оказались безбожниками. Или же свержение царя было делом богоугодным? И какие же мотивы имел генералитет, участвуя в заговоре против царя: божественные или дьявольские?
       
      Честно сказать, надоели сказки для младшей ясельной группы о том, что произошедшей революции не должно было быть: всё было прекрасно, но вот отдельные нетипичные явления, к сожалению, имели место быть, и вот они перечеркнули всё хорошее. Надоел тенденциозный и однобокий подбор фактов, наивная их трактовка. И в тылу всё было прекрасно, и на фронте: все прямо жаждали войны до победного конца. Но, увы и ах, нашлись плохие люди, и всё испортили. Так что ли?
       
      Глобачёв, конечно, авторитет, но как быть с другими свидетельствами, например, этими письмами солдат с фронта, перехваченными жандармерией Самарской губернии:
       
      «Плохо кормят. Сахара нет, мыло тоже самое нету, хлеба не хватает, приходится покупать за свои деньги. Кормят нас так: утром чай, у кого есть сахар, а нету – ешь с водой, в обед борщ давали, кашу, а теперь нет. Кое-когда варят кашу из кукурузы и той не хватает, и редко стали давать, а вечером суп из пшена. Вот мы тем и питаемся в настоящее время. Солдаты бунтуют на позиции, не хотят воевать с этой пищей».
       
      «Пожалуйста, насушите сухарей и пришлите фунтов 10, ради Бога, я вас прошу, пришлите, я бы поел в последний раз нашего хлеба».
       
      «Одежда плохая – шинель ластиковая на лёгкой бумазейной подкладке, вся ползёт. Каждый день починяю, легка, холодна, только от солнца холодок делать. Фуражка стара, растрёпана, ворона на гнездо не возьмёт, папах не дают. У сапог голенища, брезентовые тряпочные, уже порвались, и на солдата я не похож, как какое то чучело страшное».
       
      «Нам белья нужно: по одной паре носки, перчатки, штаны, рубахи и портянки, просим, пожалуйста, потому что мы, как нас пригнали на войну, и пошли мы большие вёрсты пешком и побросали, и теперь ходим голые или прямо сказать рваны».
       
      «Ты представь себе дорогая, еле двигающегося человека с землинистым лицом и остекленевшими от безразличия глазами. Одет в грязную обгрызенную у подола шинель, один рукав полуоторван и в прореху виднеется что-то подобие рубахи «защитного цвета» – грязная, засаленная и вонючая. На ногах что-то подобие не то сапог, не то лаптей, на горбу вещевой мешок и винтовка на плече; идёт, ноги мучительно ноют от холода и усталости, спина болит. В глазах какие-то зелёные круги, и только одна мучительная мысль сверлит мозг: «лечь, скорее упасть и так лежать».
       
      «Эх, куманёк, если бы вы взглянули, какое у нас скотоводство в рубашках да в штанах, счёту нет».
       
      «За три месяца были два раза в бане, вшей берёшь горстью и бросаешь на снег. Умываться приходится раз в месяц, на отдыхе можно скидывать шинель, а в окопах нельзя разуваться и раздеваться, день и ночь одевши патроны».
       
      «Я лежу, больной в окопе уже несколько дней, болезнь опасная называется «цингой», и у нас её очень многие заболевают».
       
      «В роте заболело животами несколько человек, оказалось, что болезнь – холера. На другой день заболело ещё более, и так из роты больных оказалось 73 человека, некоторые из них померли. Теперь нас держат в окопах, где ежедневно льют карболку, и всем остальным сделали прививку».
       
      «Из русских полков ходили к немцам в гости, они их напоили пьяных, и они принесли их к нашим проволочным заграждениям и сказали: «Урусь, бери своих товарищей, они пьяны».
       
      «Австрийцы все пьяные, встали на окопы и кричат: «Ура! Паны, паны, идите к нам». А наши звали их. Вообще было весельство. Вышли наши и ихни на середину между окопов наших и ихних, австрийцы целуют наших и говорят: «Зачем мы воюем?».
       
      «Сколько крови пролито? Какие результаты достигнуты? Кто больше страдает в эту войну? При решении этих вопросов руки опускаются, и уныние заполняет душу».

       
      Извините, это тоже свидетельства, хотя и с другой стороны. Но для объективности и их надо учитывать. А если не желать видеть реальную историческую картину и продолжать подходить к истории по принципу «тут помню, тут нет», то нужно закупить большую партию граблей и по примеру украинцев начинать скакать на них – авось, обойдётся. Впрочем, многие и готовы этим заниматься.

      • Зыкин говорит:

        >> …всё было прекрасно…
         
        Цитата из проф. С.И. Поварнина, «Искусство спора»:
         
        Из других софизмов непоследовательности надо упомянуть здесь, прежде всего очень распространенный и часто довольно курьезный софизм, который можно, пожалуй, назвать «бабьим» или вежливее – «дамским аргументом». Он в ходу и у мужчин, да еще как; но в женских устах он, в общем, получает почему-то особый блеск и рельефность.
         
        Суть его вот в чем. По многим вопросам возможно, мыслимо не одно, не два, а несколько, много решений, несколько предположений и т.д. Некоторые из них противоположны друг другу. По здравому смыслу и по требованиям логики надо учитывать все их. Но софист поступает наоборот. Желая, напр., защитить свое мнение, он выбирает самое крайнее и самое нелепое противоположное из других мыслимых решений вопроса и противопоставляет своему мнению. Вместе с тем он предлагает нам сделать выбор: или признать эту нелепость, или принять его мысль. Чем ярче контраст между нелепостью и защищаемым им мнением, тем лучше. Все остальные возможные решения намеренно замалчиваются.
         
        Вот пример из жизни:
         
        А. Что ты так сухо обошлась с ним. Он, бедный, чувствовал себя у нас очень неловко.
        Б. А как же мне с ним прикажешь обращаться? Поместить в угол вместо образов и молиться?

      • Зыкин говорит:

        >> Плохо кормят…
         
        Не дожили солдаты до блокадного Ленинграда. Тогда бы и узнали, что такое «плохо кормят». Хотя почему не дожили? А может, и дожили, и поели: клея, падали, человечину. И никаких революций.
         
        >> …было прекрасно, но вот отдельные нетипичные явления, к сожалению, имели место быть, и вот они перечеркнули всё хорошее. Надоел тенденциозный и однобокий подбор фактов, наивная их трактовка…
         
        Да, это действительно уровень ясельной группы. Странно, что это вы на таком уровне разговор ведете, вроде как не младенец?

      • Александр Фёдоров говорит:

        Говоря о присяге, Вы упустили то, что присягающий после произнесения текста целовал Крест. Нет веры – нет и присяги. Вот в этом и суть того, что произошло, суть революции. Разрушение веры в сознании людей отменило присягу. Как писал Ф.М. Достоевский, – «Если Бога нет – всё позволено». Вот тут и начинают работать экономические факторы, о которых Вы пишете, но они вторичны, а первопричиной революции является апостасия.

  • Liddy Groth говорит:

    Уважаемый Дмитрий! Спасибо за очередную прекрасную, убедительную статью. Для меня, занимающейся, в том числе, и влиянием на политику различных утопий общественной мысли, они – дополнительное свидетельство того, как фанатическая убежденность приверженцев того или иного утопического идеала в правоте или большей «прогрессивности» этого идеала не только оглупляет, но и оподляет его сторонников. Тот факт, что убежденность российских сторонников либерально-республиканских идей в том, что республиканский строй (надо, чтоб было, как во Франции!) или хотя бы строй конституционной монархии (хотим, чтоб было, как в Англии!) должен быть введен в Российской империи пусть хотя бы насильственным путем (дурацкий образ ланцета, вскрывающего что-то там нагнившее), росла постепенно в российском обществе как минимум с пореформенного периода, хорошо прослеживается и по русской классической литертуре. Но для полноценной комплексной картины требуется, конечно, исторический анализ, основанный на соответствующих источниках. Такового пока было недостаточно, а в «широких кругах» тиражировались во множестве концепции, восходящие, фактически, к тем, кто был причастен к свершению «революций», т.е. своего рода «защитительная речь» перед будущими поколениями. И чем же можно было оправдать содеянное? Да, только тем, чтобы утопить в грязи и свергнутого монарха, и заодно и всю российскую историю: такая вот расподлеющая страна была, погрязшая в нищете и отсталости, что только так и оставалось действовать.
     
    Что-то есть специфическое у некоторой части сторонников республиканизма. Я это наблюдаю в Швеции. Здесь тоже есть своя республиканская партия или группировка, и состоит она отнюдь не из беднейших слоев населения. И вот чего, казалось бы, этим людям не хватает?! Ан, нет, вынь да положь им республику в Швеции!
     
    — Зачем?! — спрашивают их иногда.
    — Чтоб демократия лучше была!
    — Да, чем же плоха демократия в нынешней Швеции?!
    — Демократия в Швеции хороша, а с президентом будет еще лучше!
    — Чем лучше-то?! Дороже ведь будет и президента выбирать, и риксдаг каждые четыре года!
    — Нет, надо чтоб народ выбирал!
    — Так ведь «народ выбирал» — тоже иллюзия! В некоторых выборах чуть больше трети «народа» участвует, а при монархическом строе кандидата на престол почти всегда выбирают из нескольких человек: монархия – вполне живой и плодотворный институт, способный к развитию и восприятию новых политических идей.
     
    Но сознание, убитое догмой, не реагирует на доводы и не в состоянии критически воспринимать действительность. И ведь утопят они страну, представься им только случай. А в ожидании подходящего случая представители шведского республиканского «клуба» действуют с помощью организации компромата на шведскую королевскую семью. Можно написать отдельную статью о том, какие мерзкие клеветнические компании организуются приверженцами республиканских идей в Швеции: не гнушаются самыми примитивными подлогами. И часть журналистов участвует в этих «играх». Цель? Может, удастся доказать обществу, что король слабый, негодный, в чем-то даже ненадежный и пр., а тогда можно будет его «свергнуть» и начать выбирать президента из своего же окружения.

    • Владимир Агте говорит:

      Уважаемая Лидия Павловна! Во многом согласен с Вашей позицией по данному вопросу. Вот Вы пишите:
       
      >> Тот факт, что убежденность российских сторонников либерально-республиканских идей в том, что республиканский строй (надо, чтоб было, как во Франции!) или хотя бы строй конституционной монархии (хотим, чтоб было, как в Англии!) должен быть введен в Российской империи пусть хотя бы насильственным путем (дурацкий образ ланцета, вскрывающего что-то там нагнившее), росла постепенно в российском обществе как минимум с пореформенного периода, хорошо прослеживается и по русской классической литературе.
       
      Десять лет назад я написал статью к 250-летию со дня рождения Павла I, фрагменты которой были опубликованы на Переформате, где коснулся и данной темы. Там я сказал, что уже в павловские времена у русской аристократии было желание свергнуть монархию, а не ограничиваться только убийством Павла:
       
      Впрочем, часть дворянства готова была идти ещё дальше, о чём свидетельствует приведённый Н.А.Саблуковым (бывшим при Павле I лично известным императору офицером конной гвардии, много знавшим о делах высшего света) в своих «Записках» показательный факт – высказывание одного из заговорщиков за товарищеским ужином в своём кругу вечером 11 марта 1801 года:
       
      «Говорят, что за этим ужином лейб-гвардии Измайловского полка полковник Бибиков, прекрасный офицер, находившийся в родстве со всею знатью, будто бы, высказал во всеуслышание мнение, что нет смысла стараться избавиться от одного Павла; что России не легче будет с остальными членами его семьи и что лучше всего было бы отделаться от них всех сразу. Как ни возмутительно подобное предположение, достойно внимания то, что оно было вторично высказано в 1825 году, во время последнего заговора, сопровождавшего вступление на престол Николая I».
       
      Вот он момент истины! Дело не в «безумном» императоре, а в желании аристократии встать на самый верх властной пирамиды и править страной, не оглядываясь ни на кого!

       
      И там же про то, почему «…хотим, чтоб было, как в Англии!»:
       
      Масонство стало каналом для проникновения в другие страны идей и взглядов, зародившихся в среде английской аристократии и буржуазии в период становления конституционной монархии после «Славной революции». Идеи, проповедующие ограничение абсолютной монархии, не могли не найти себе места в умах русской аристократии, всё ещё сильно зависимой от власти монарха. Через масонские ложи идеи ограничения самодержавия на английский манер разносились по городам России, создавая почву для появления «агентов английского влияния», как бы теперь назвали таких людей.
       
      Если же задуматься, то подобные же цели преследовали и «кондиции», которые потребовала подписать от Анны Иоанновны верхушка русской аристократии, и возведение на престол Екатерины I и Петра II да и некоторые другие моменты русской истории. Именно аристократия (олигархия), как это ни покажется странным, главный враг самодержавной власти, а отнюдь не народ. Народ в большинстве случаев выступает на стороне монарха против олигархии.
       
      >> Что-то есть специфическое у некоторой части сторонников республиканизма. Я это наблюдаю в Швеции. Здесь тоже есть своя республиканская партия или группировка, и состоит она отнюдь не из беднейших слоев населения. И вот чего, казалось бы, этим людям не хватает?! Ан, нет, вынь да положь им республику в Швеции!
       
      Что такое республика и демократия. Власть народа? Отнюдь! В новое время требование «демократии» выдвинула буржуазия, накопившая богатства больше, чем у королей, но не имевшая политической власти. «Демократия» нужна тем, кто богаче других: именно так называемая «демократия» позволяет прийти к высшей власти тем, у кого больше денег, причём прикрываясь выбором народа. Поэтому-то и ратуют за «демократию» отнюдь не беднейшие слои населения той же Швеции, да и России тоже. «Демократия» – это путь к власти олигархии, которая и спонсирует всех этих «борцов за демократию» и «правозащитников». А народ продолжает верить в доброго и справедливого царя.

      • Liddy Groth говорит:

        Уважаемый Владимир Агте! Рада тому, что Вы усматриваете много сходства в наших позициях.

      • Елена Гржибовская говорит:

        Церковь приветствовала Февральскую революцию. Русской православной Церкви было возвращено Патриаршество, которого не было при Государе Николае. В данном конкретном случае Церковь была на стороне «заговорщиков-олигархов»? Сравнивать же аристократов и олигархию не только не корректно, но и очень странно ненаучно. Русская аристократия строила наше Отечество, проливала за него кровь и развивала русскую культуру. То, что часть аристократии была против самодержавия, это не значит, что она была против монархии.

        • Владимир Агте говорит:

          Уважаемый Дмитрий, на каком уровне статья, таков и подход. Извините, но по существу в ней обсуждать нечего. И не надо демагогии.
           
          >> Не дожили солдаты до блокадного Ленинграда. Тогда бы и узнали, что такое «плохо кормят». Хотя почему не дожили? А может, и дожили, и поели: клея, падали, человечину. И никаких революций.
           
          Ваш ответ напоминает известное: «В СССР мяса в магазинах нет», – «Зато в Америке негров линчуют!». В истории было много случаев голода, подобных ленинградскому, но это не значит, что люди должны радоваться, когда наступают такие времена. В данном случае речь идёт не о блокадном Ленинграде, а о причинах Февральской революции.
           
          >> До сих пор постоянно рассказывают о страданиях армии на фронтах, о нерешенном земельном вопросе в тылу и так далее. До сих пор эти «факты» называют предпосылками революции. Но ведь совершенно очевидно, что понятия «много» и «мало» относительные.
           
          Я не рассказываю о страданиях армии на фронте, ибо я там и тогда не был, а привожу письма солдат русской армии, которые там были. Спорьте с ними, а не пускайтесь в абстрактные рассуждения. Вот уж, воистину, приём манипуляции мышлением: уходить от факта и давить оппонента, накручивая эмоции, что вы постоянно и делаете в лучших традициях агитпропа. Что вы можете конкретно сказать по поводу содержания приведенных мной солдатских писем? Судя по бурно-эмоциональному ответу, ничего. А ведь я привёл именно факты, а не «факты». Другой вопрос, насколько была распространена подобная ситуация с обеспечением армии, описанная солдатами, на каком фронте они воевали, время написания писем и т.д. Да, это уже вопрос исторической науки, он требует изучения. Но вы же не собираетесь заниматься подобными мелочами.
           
          Про «прекрасный» рацион русских крестьян я написал в своей статье «Если всё было так хорошо, то почему произошла революция?», ранее опубликованной здесь же на «Переформате». Что-то никто не опроверг приведённые мной данные профессора Б. Миронова.
           
          Извините ещё раз, но в ваших статьях очень мало объективного анализа происходившего, зато эмоции бьют через край. Вы пытаетесь не разобраться в событии, а навязать свою точку зрения на него. Но это не уровень диспута, а уровень политического митинга. Многим такой стиль изложения нравится – он лучше воспринимается, чем сухой безэмоциональный, но логически выверенный текст. Вот только непонимание произошедшего ранее вновь может привести к повторению пройденного. Грабли они и есть грабли: даже если их выкрасить красивыми красками, прыгать на них всё равно не рекомендуется.

        • Владимир Агте говорит:

          Извините, а в чём именно ненаучность сравнения аристократии с олигархией? Аристократия («власть знати») – форма государственного правления, при которой власть принадлежит знати. Олигархия («власть немногих») – политический режим, при котором власть сосредоточена в руках сравнительно малочисленной группы граждан. В чём противоречие? Власть знати и есть власть немногих, то есть олигархия. Или вы считаете, что знати бывает очень много, как крестьян, например? И как отличить истинного аристократа от просто олигарха в случае баронов Ротшильдов, баронов и графов Строгановых, князей Сан-Донато, Демидовых и т.д.? Поэтому не вижу никаких противоречий в своём утверждении.
           
          >> Русская аристократия строила наше Отечество, проливала за него кровь и развивала русскую культуру.
           
          Кто строил, а кто и разрушал. Кто развивал русскую культуру, а кто её ненавидел. Странно для патриотов России в своём доме говорить на языке врага (по-французски, например), да и англофилы что-то не очень стремились жить в русской культуре, предпочитая продвигать английскую. Вот усадьбы в английском стиле известны, маленькие «французские» «версали» тоже, а много ли усадеб было в чисто русском стиле в виде теремов? Именно аристократия и затаскивала в Россию западное влияние. Изменников из её рядов тоже хватало, как и цареубийц.
           
          >> То, что часть аристократии была против самодержавия, это не значит, что она была против монархии.
           
          В чём-то Вы правы – полное уничтожение монархии не было выгодно аристократии, ибо вместе с монархией были бы уничтожены и её сословные привилегии. Но и сильная самодержавная власть аристократии была не нужна: ей была нужна английская или шведская модель монархии, когда король лишь первый среди равных, а вся власть сосредоточена в руках высшей аристократии. Вся история Руси и России (и не только) – это борьба аристократии с монархами за реальную верховную власть. В этой борьбе погибли многие российские государи. В 1917-ом аристократия посчитала, что для неё настал подходящий момент реализовать вековую мечту и заполучить всю полноту власти, но жестоко просчиталась: она умела свергать и менять императоров, но ничего не смогла сделать с силами, вышедшими тогда из тени – совладать с идеологией большевиков оказалось сложнее, чем придушить шарфиком очередного императора.
           
          Заговор высшей российской аристократии в союзе с англичанами против императора Николая II – вещь, можно сказать, очевидная и доказанная. Кстати, один из таких заговорщиков князь Феликс Юсупов-Сумароков-Эльстон был и представителем высшей аристократии, и одним из богатейших людей России (олигархом по-нынешнему). Но его патриотизм был несколько своеобразным, точнее проанглийским.

          • Елена Гржибовская говорит:

            1. Аристократия и олигархия пересекаются только в одной точке. И аристократия, и олигархия – это немногочисленные, активные группы общества. Точка. Внутреннее же содержание и цели этих групп различны. Содержание и цели.
             
            Аристократия – благородное происхождение, и это благородство заключалось не в похрустеть французской булкой. Вся история становления и развития Российского государства – это беспрерывные военные конфликты, и первые русские дружины – это зачатки русской знати. Пролитая кровь за землю предков, отвага и смекалка, инициатива и твёрдая воля. Власть аристократии – это правление в национальных интересах. Тут всё просто: земля наша, в ней наши предки, на ней наши потомки. Мы хозяева, тут наши интересы.
             
            Олигархия – это эгоизм, глобализм, интернационализм. Отечество там, где выгоднее. Чести нет, отвага не нужна, т.к. служить и защищать Родину «не в их компетенции»
            Аристократия формирует демос. Олигархия опирается на охлос.
             
            2. Что плохого в том, чтобы говорить по-французски? Дело в том, что понятие «врага» в православной культуре очень отличается от «врага» в советской идеологии. Понятно, что в СССР говорить дома по-немецки, либо по-французски было подозрительно, но в дореволюционной России принято было говорить на нескольких языках. Это была русская культура, отличающая широтой, любознательностью и вниманием к другим культурам Европы. С детства знать несколько языков и читать литературу других народов в подлиннике – это традиция. Это наш плюс, а не минус.
             
            По поводу архитектуры в русском стиле сказать мало что могу. Могу только предположить из собственных наблюдений – есть культуры с акцентом на формы, есть культуры содержания. Есть в Бельгии такое понятие «formgefing», придание формы. Им это интересно. Архитектура, скульптура, форма – не сильная наша сторона. Может, нам легче перенять, немного переделать с национальными элементами и дальше абстрагироваться от формы, сочиняя лучшие в мире литературные произведения в английской беседке.
             
            3. Вы, правда, считаете, что даже при самодержавии, монарх имеет всю полноту власти?

            • Владимир Агте говорит:

              Уважаемая Елена! Попытаюсь Вам ответить, хотя и не надеюсь на понимание: Вы просто верите (!) в определённую схему, а любые доводы перед верой бессильны! Но всё же попробую объяснить свою позицию…
               
              >> Аристократия – благородное происхождение, и это благородство заключалось не в похрустеть французской булкой. Вся история становления и развития Российского государства – это беспрерывные военные конфликты, и первые русские дружины – это зачатки русской знати. Пролитая кровь за землю предков, отвага и смекалка, инициатива и твёрдая воля.
               
              Вы это серьёзно? Я Вам привёл несколько примеров аристократических родов России и других стран: Ротшильды, Строгановы, Демидовы. Поясните, пожалуйста, про их благородное происхождение. Добавлю ещё фамилии русских аристократов с «благородным» происхождением: Меньшиковы, Ягужинские, Шапиро… В Европе – князья Фуггеры. В современной Великобритании – баронесса Маргарет Тэтчер (дочь бакалейщика), рыцари (сэры) Пол Маккартни и Элтон Джон (без комментариев). Кто-то охоту царю организовывал, кто-то ему кубок с вином подавал, а кто-то за ним горшок ночной выносил: потомки всех этих, по существу, лакеев стали со временем аристократами, отнюдь не проливая кровь за Отечество. Есть и масса обратных примеров – герои, не ставшие аристократами, поскольку не были близки к государевой особе. Так что Ваш тезис о благородстве всей аристократии, по меньшей мере, некорректен.
               
              Плохого в том, чтобы владеть французским или другими языками, нет ничего. Плохо то, что на других языках наши аристократы говорили, чтобы подчеркнуть своё превосходство над не знавшим иностранных языков простонародьем, чтобы слуги и холопы не понимали, о чём беседуют господа. Вообще-то, у воспитанных людей принято говорить на том языке, который понятен всем присутствующим. Но наша «патриотичная» аристократия не считала своих крепостных людьми равными себе (а иногда и просто людьми). «Любовь» была взаимной, что и проявилось потом в начале 1900-х годов, а особенно, в 1917 году.
               
              Про «патриотичность» архитектуры Вам просто нечего сказать. Ну, и ладно.
               
              >> Вы, правда, считаете, что даже при самодержавии, монарх имеет всю полноту власти?
               
              А с чего Вы это взяли? Я такое не могу утверждать в принципе, и даже уже писал про это: на «Переформате» опубликована (к сожалению, с сокращениями) моя статья о Павле I, в которой я как раз показываю ограниченность возможностей даже абсолютного монарха и огромную силу его окружения. Но аристократию не устраивает даже номинальное самодержавие – ей хочется просто ни от кого не зависеть. Вот об этом я и говорю.

              • Елена Гржибовская говорит:

                Спасибо. Я ознакомилась с вашей точкой зрения. Она имеет право на существование, но мне не близка. Никакой человек, если он в своём уме, не может утверждать, что в России до революции всё было идеально. И тут, как всегда, появляется пресловутый стакан, наполненный наполовину. Кому более привлекальна пустота, а кому наполненность. Мне показалось – буду рада, если ошибаюсь, что в вашей точке зрения на тот исторический период преобладает желание рассматривать «пустоту», т.е. недостатки, причем присутствует большой элемент обобщения: «Но аристократию не устраивает даже номинальное самодержавие – ей хочется просто ни от кого не зависеть». Раз – и вся русская аристократия пошла под пессимистическое лезвие историка. Ну да ладно, у всех есть своя «деревянная нога», главное, чтоб не стучать ею по голове оппонента. Ещё раз спасибо.

                • Владимир Агте говорит:

                  Уважаемая Елена! Вы пишите:
                   
                  >> Никакой человек, если он в своём уме, не может утверждать, что в России до революции всё было идеально. И тут, как всегда, появляется пресловутый стакан, наполненный наполовину. Кому более привлекальна пустота, а кому наполненность. Мне показалось – буду рада, если ошибаюсь, что в вашей точке зрения на тот исторический период преобладает желание рассматривать «пустоту», т.е. недостатки.
                   
                  Да, в своей последней статье и комментариях к статьям Д. Зыкина я рассматриваю именно недостатки, которые привели страну к революции и гражданской войне. Рассматривая только положительные моменты и стараясь замалчивать отрицательные, чем грешит автор обсуждаемой статьи, невозможно понять причину произошедшего со страной в 1917 году. А о том положительном, что было в России до 1917 года, о достойных людях и героических поступках я написал не одну статью, многие из них были опубликованы на «Переформате». Это уж, извините, не моя вина, что вы прочитали только мои комментарии к статьям Д. Зыкина.
                   
                  Мне одинаково дорога Россия императорская (в которой жили мои деды и прадеды, и которая дала им очень много), советская (страна моих родителей и моей молодости) и нынешняя, тоже отнюдь не совершенная (страна, в которой я живу и никуда из неё уезжать не собираюсь). Но это не означает, что я не имею права критически относиться ко многим явлениям прошлого и настоящего моей Родины. Только враг всегда хвалит вас, а потом злорадствует, когда вы наделаете ошибок и попадёте в беду. А друг прямо укажет на ваши ошибки, чтобы вы из-за них не пострадали. С глубокой древности известно, что надо бояться сладкоголосых сирен – их песни ведут людей к гибели. Вот такая моя позиция в отношении России и её истории.

              • Горелов Егор говорит:

                Я бы не стал всех под одну гребенку грести: дескать, дворянство – это паразитическое сословие, или наоборот. Насколько я знаю, дворянский титул давался за «особые» заслуги перед Отечеством. И давался он монархом. Кто-то, по мнению монарха, заслужил этот титул экономическими успехами (те же Ротшильды), кто-то служением культуре (МакКартни), кто-то военными заслугами. А кто-то действительно выносил горшок. Но дворянский титул предполагал служение Отечеству вне зависимости от того за какие заслуги этот титул был получен. Это предполагало и, при необходимости, готовность пожертвовать собой, как это делали русские полководцы идущие сами ведущие и своих детей в бой во время Бородинской битвы. Более того, дворянские титулы передавались только первым наследникам (детям), но не вторым (внукам). Соответственно, дети тоже должны были служить Стране, чтобы уже их дети могли также носить этот титул. И так далее. Конечно, были и оппортунисты. Но для регулирования их (оппортунистов) численности, как я понимаю, и были созваны Дворянские собрания. Это, естественно, не защищало от вольнодумия, но общественное порицание все-таки играло свою роль, чего в принципе нет у олигархата.

                • Владимир Агте говорит:

                  Уважаемый Егор! Во-первых, дворянство – не титул. Титул – барон, граф, князь. Титулованное дворянство в России вносилось в 5-ю часть дворянской родословной книги (всего было шесть частей этой книги).
                   
                  >> Дворянский титул предполагал служение Отечеству вне зависимости от того за какие заслуги этот титул был получен.
                   
                  В 4-ю часть дворянской родословной книги вписывались «иностранные роды, то есть иностранцы, приехавшие в Россию, уже имея дворянское достоинство». Никаких заслуг перед Отечеством – Россией в этом случае дворянское звание не предполагало, поскольку Россия не была Отечеством для этих особ. Таких было немало.
                   
                  >> Более того, дворянские титулы передавались только первым наследникам (детям), но не вторым (внукам). Соответственно, дети тоже должны были служить Стране, чтобы уже их дети могли также носить этот титул.
                   
                  С чего Вы это взяли? Если кому-то жаловалось потомственное дворянство, то дети, рождённые после этого акта, их дети, внуки, правнуки и т.д. автоматически становились дворянами. Дети лица, пожалованного потомственным дворянством, могли с рождения жить за границей, ни дня не служа России. Другое дело, если ребёнок был рождён до пожалования его отцу потомственного дворянства – там всё было сложнее.
                   
                  >> Но для регулирования их (оппортунистов) численности, как я понимаю, и были созваны Дворянские собрания. Это, естественно, не защищало от вольнодумия, но общественное порицание все-таки играло свою роль, чего в принципе нет у олигархата.
                   
                  У Вас прямо детская наивность. Например, декабрист Иван Александрович Анненков (помните: «Кавалергарда век не долог…») после своего 30-летнего пребывания в Сибири в 1856 году получил разрешение выехать с мест ссылки. Жить в Санкт-Петербурге и Москве ему с семьёй было запрещено, поэтому «Анненковы поселились в Нижнем Новгороде в июне 1857 года. Иван Александрович был назначен сверх штата для особых поручений при нижегородском губернаторе. С 1858 года Анненков становится членом созданного в губернии комитета по улучшению быта крепостных крестьян. Активный участник проведения крестьянской реформы. В апреле 1861 года был награждён серебряной медалью «За труды по освобождению крестьян». 12 января 1863 года Анненков избирается предводителем дворянства Нижегородского уезда. В июле 1865 года Иван Александрович Анненков избирается представителем Нижегородской уездной земской управы — органа местного самоуправления. В 1868 году избирается почётным мировым судьёй. В Нижнем Новгороде Анненковы прожили 20 лет».
                   
                  А теперь расскажите поподробнее про общественное порицание со стороны дворянства заговорщика Анненкова, избранного дворянством своим предводителем.
                   
                  >> Кто-то, по мнению монарха, заслужил этот титул экономическими успехами (те же Ротшильды), кто-то служением культуре (МакКартни), кто-то военными заслугами. А кто-то действительно выносил горшок.
                   
                  Вот в этом вся беда дворянства, что наличие мешка денег, вынос ночного горшка и фиглярство на сцене стало приравниваться к военным заслугам, добытым отвагой и пролитой кровью. За какие заслуги дворянство получено, такова и ценность этого звания: вынос ночного горшка, пусть и царского, вряд ли заменит пролитую в битве за Отечество кровь.
                   
                  Чтобы Вы не стали говорить, что не мне судить об этом, приведу одну цитату из труда военного историка С.Волкова «Российское офицерство как служилое сословие» (Российский военный сборник. Выпуск 17. Москва. 2000) следующее: «Существовали дворянские роды, представители которых из поколения в поколение служили только офицерами… Во многих семьях почти все мужчины – отец, братья, дяди, двоюродные братья и т.д. – были офицерами. Таковы, например, Агапеевы, фон Агте, Бобровские, Болотовы, Воронцовы-Вельяминовы, Гребенщиковы, Драгомировы, Корфы, Обручевы и многие другие… Качества, необходимые офицеру, наиболее успешно формировались в семье, где человек с детства усваивал соответствующие ценности».
                   
                  Как видите, и моя фамилия упомянута. Да, я не состоялся как профессиональный военный (я лишь офицер запаса), но, тем не менее, чту память своих предков, помню о своих дворянских корнях, почему и говорю, что банкиры Ротшильды, одновременно финансировавшие противоборствующие стороны во время наполеоновских войн и делавшие свой гешефт на крови людей (в том числе и русских), музыкант средней руки Пол Маккартни, а также всякие выносители ночных горшков как-то плохо вяжутся с воинами, от которых и произошло сначала боярство, а затем и дворянство. Перерождение дворянства из служилого в просто привилегированное сословие, возможность паразитизма, которого добилось дворянство при Петре III и Екатерине II и привёли к его вырождению и утрате своего лидерства в обществе во второй половине XIX века. Печально, но факт. Впрочем, Вы вправе считать, что воля монарха способна из любого ничтожества сделать благородную личность, и человек, нажившийся на пролитой в войне крови людей, равен тому, кто проливал свою кровь за Отечество.

                  • Горелов Егор говорит:

                    Уважаемый Владимир, мы с Вами в сути сходимся, но я хочу прояснить суть моего комментария.
                     
                    1. Я знаю разницу между названием сословия и названием титула.
                     
                    2. Вы правильно уловили мою мысль о том, что титул давался (и дается) за «особые заслуги» перед Отечеством по мнению монарха. То есть, это сугубо субъективная оценка. И я не давал этому факту морально-нравственную оценку.
                     
                    3. Признание иностранцев – есть признание воли своего «коллеги» по монархическому труду. Как я понимаю, на тех же основаниях наши дворяне признавались и за границей.
                     
                    4. Про потомственное дворянство – не могу спорить, так как я не специалист в этом вопросе. Могу лишь сослаться на моего старшего коллегу, который узнавал, может ли он носить титул графа, как и его дед, получил ответ о том, что не может. И не только потому, что эти титулы упразднены, но и по правилам передачи титула. Еще его отец мог быть графом как законный наследник, а вот сам мой коллега уже не может пользоваться этим титулом, так как его отец не заработал графского титула службой (не было Империи, титулы упразднили и всё). Если это не так – буду рад поздравить своего коллегу.
                     
                    5. Про осуждение дворянским собранием декабристов – я, если честно, не уверен, что оно (осуждение), в принципе было. Просто, как опять-таки я понимаю ту ситуацию, многие дворяне им сочувствовали. Поэтому, и граф Муравьев покровительствовал ссыльным декабристам и их семьям. Как я понимаю, Ваш дальний родственник, тоже мог иметь встречи с декабристами в Иркутске. Но если тот или иной дворянин поступит бесчестно, то ему и руки не подадут в приличном обществе. Я именно об этом писал.
                     
                    Что касается морально-нравственной оценки: я полностью согласен с Вами в том, что ставить знак равенства между Багратионом и Ротшильдом (в том смысле, что и тот и другой были дворянами) как-то не правильно. Возможно, Вы правы в том, что часть дворян имела дворянские привилегии, но служила не действующей власти, а скорее против нее (по сути, именно паразитировала), и привела падению роли дворянства.

  • Зыкин говорит:

    Про демократию и монархию у меня есть отдельная статья. Обязательно пришлю её на Переформат. А что касается русской литературы, то и тут у меня есть статья.
     
    Как читается моя книга? Или пока не было времени?

  • dionisiy говорит:

    Отличная статья, хотелось бы увидеть Ваше мнение и про так называемое отречение, в интернете есть интересные статьи на тему изучения подписей, формата самой бумаги, а также текста с сопоставлением его частей с текстом телеграммы от генерала Алексеева.

  • Дмитрий говорит:

    >> Мало земли по сравнению с кем? Если у нашего крестьянина было мало земли, то логично было бы сравнить размеры земельных наделов в России с тем, чем владели крестьяне Англии, Франции или Германии. А вы когда-нибудь видели такое сравнение? Бьюсь об заклад, что нет.
     
    В книге Елены Прудниковой «Сталин. Битва за хлеб» приведена следующая таблица – Обеспеченность посевами сельского населения (десятин посева на 100 душ сельского населения), государства/посевная площадь:
     
    Дания — 126
    Франция — 105
    Германия — 104
    Венгрия — 82
    Австрия — 66
    Бельгия — 58
    Нидерланды — 39
    Всего по Европейской России — 83
     
    Если бы автор был заинтересован в установлении истины, он бы эту книгу прочитал и не задавал бы нам риторических вопросов. К сожалению, автор снова преподносит нам «хруст французской булки» вместо адекватного анализа проблемы.
     
    «Россия столкнулась с продовольственной проблемой уже в 1915 году, ибо производители не хотели продавать хлеб. У них была вполне уважительная причина: царское правительство так и не смогло навести порядок в ценах. В связи с войной обесценились деньги и резко подорожали промышленные товары — и зачем, спрашивается, продавать зерно, если на вырученные деньги ничего нельзя купить? Пусть полежит до лучших времен. Простая арифметика: чем меньше зерна на рынке — тем оно дороже. Когда начнется голод, за него можно будет получить настоящую цену. 23 сентября 1916 года в связи с катастрофическим продовольственным положением была введена продразверстка и установлены твердые цены на хлеб. Естественно, хлебозаготовки правительство провалило — мало-мальски справные производители хлеб прятали до лучших времен».
     
    Такие дела. Автор не в состоянии показать реальную картину, угощая нас лубком Ъ-России.

    • Владимир Агте говорит:

      Приятно встретить адекватно мыслящего человека. Вот и я о том же постоянно говорю: надоели лубочные картинки России до 1917 года. Нужен серьёзный объективный анализ причин революции, а нам всё время предлагают лубок: «Христианнейший государь-батюшка, процветающая Россия, большевики – порождение дьявола, оболганная история и т.д. А что было в реальности? Тишина! У революций бывают вполне конкретные материалистические причины, а не только то, что «Бога забыли». Но никто не хочет анализировать эти причины и делать правильные выводы на будущее. Значит, прошлое опять воплотится в будущем. «Сам не хочу, что делать».

  • Дмитрий говорит:

    >> Но никто не хочет анализировать эти причины…
     
    Тут я с вами не соглашусь – судя по всему, преследуется некая конспирологическая цель: показать, что все беды навеяны извне. Сермяжная правда в этом есть. Однако не могу удержаться, чтобы не процитировать: «Собравшиеся в сомнении покачали головами. Какой еще, в баню, греческий след, когда и своих лоботесов на сто лет вперед припасено!» (Е.Лукин. Катали мы ваше солнце!)

    • Горелов Егор говорит:

      Я сам не очень верю в конспирологию, но что-то как-то эта мысль особенно яростно витает в современном эфире. Ну, вот была Отечественная Война 1812 года – не было революции. А что, люди лучше жили? Земли у крестьянства больше было? Не было голода? Москву сдали и сожгли – а революции никакой не было, хотя и пример французов был. Была Вторая Мировая Война – тоже жизнь не из лучших была: можно сказать, что только-только закончилась Гражданская война, голод, репрессии, блокада Ленинграда, огромные человеческие потери – тоже не произошла революция. А вот 1917 – уникальное время. Мне представляется, что уникальность этого времени было как раз в том, что «всюду предательство» было, а не тем, что так было все плохо в экономике и/или так тяжка была война. Лишь этого фактора не было в первом и втором приведенных примерах. Горевать по «России, которую мы потеряли» или наоборот радоваться «Победе социализма» считаю сейчас не столь важно, как понять, в что тогда в действительности происходило.
       
      И это нужно понять вот почему: У меня такое жуткое ощущение, что нынешняя ситуация очень сильно похожа на ту, что была в начала прошлого века:
       
      1. Есть «притеснение единоверцев», что в современном варианте – русских на Украине.
      2. Есть практические единодушная поддержка военного вмешательства (#Путинвведивойска).
      3. Есть объективное отставание экономики России от экономик других стран, участвующих в противостоянии.
      4. Есть «загнивающая бюрократия».
      5. Есть «активная оппозиция», которая порой требует смены власти.
      6. Есть иностранные ставленники в верхушке власти.
      7. И оппозиция, и бюрократия кормится из различных иностранных фондов.
      8. Имеют место быть конфликты на национальной почве и сепаратизм.
       
      Соответственно, вопрос: что нас ждет? Что может сделать власть, чтобы учесть уроки столетней давности? И может ли существующая власть это сделать? Ведь если повторится 1917 год, через сто лет снова будут споры о том, хорошо ли жилось в Путинской России или плохо, были ли объективные причины падения режима или это все козни англичан.

      • Владимир Агте говорит:

        Уважаемый Егор! Вспомните русскую народную сказку про репку. Она кажется примитивно-детской, но, если задуматься, она глубоко философская. Кто вытащил репку? Мышка? Репку выдернули совокупные усилия всех персонажей. Убавь одного из них, ту же мышку, и репка бы осталась на месте. С революцией то же самое: собралось энное количество факторов – произошла революция, не хватило хоть одного фактора – не произошла. В 1917 году все разрушительные для государства факторы собрались вместе. Низкий уровень жизни населения лишь один из них. Присутствовал даже тот фактор, что 1917 год был годом солнечной активности, как и 1789, 1905 (см. труды Чижевского). Вот совокупность многих факторов и обрушила Российскую империю, впрочем, как и Германскую, Австро-венгерскую, Османскую.
         
        Поэтому сводить всё к низкому уровню жизни населения (хотя это было) или к проискам своих революционеров и иностранных агентов не стоит. Нужно анализировать очень большой комплекс причин. Но большинство людей предпочитает простые ответы на сложные вопросы: плохой царь, германские шпионы, не ведающие бога революционеры. Для обывателя, может быть, такие объяснения и сойдут, но понимания причин революций не добавят. Увы!

        • Горелов Егор говорит:

          Уважаемый Владимир, спасибо большое за ответ! Я полностью согласен с тем, что был именно комплекс причин. Но в моем сообщении был и второй вопрос: «что уже нас ждет», и для этого привел список тех факторов, которые мне представляются одинаковыми. Именно поиск ответа на этот, второй вопрос подталкиваем меня к тому, чтобы обратить внимание на историю.

  • Полина говорит:

    Ну, почему же «никто не хочет»? Есть хорошая работа Т. Шанина «Революция как момент истины». Жаль, что не переведена другая его книга «Россия как развивающееся общество». Есть миросистемный анализ, который не замыкается на одной России и русской революции, а пытается объяснить (и вполне рационально) «революционную волну» ХХ века. Есть концепции «сепалистов», чьи идеи и лежат в основе миросистемного анализа. А балаболок, да, развелось очень много. Потому что серьезный научный анализ большинству не по зубам. Собственно, эти люди демонстрируют тот же тип мышления, что и в 1917 г.: вот скинем царя – заживем. Вот скинем коммуняк – заживем. Скинули – и что? Зажили? От хорошей ли жизни люди со степенями начали уезжать из «обновленной России» пачками – в Швецию, Германию и другие заморские страны?
     
    Что касается религиозного взгляда на историю, то зачем же спорить? «Даже волос не упадет с головы человека без воли бога». Ежели так, следовательно, революция не могла произойти против воли бога. Если она все же произошла против нее – тогда бог, значит, не всемогущ. Но ведь тогда он не бог. Провиденциализм религиозного сознания невозможен без теодиции – оправдания всего, что происходит в истории. Иначе придется признать, что бог не контролирует мировой процесс.

    • Владимир Агте говорит:

      Уважаемая Полина! Я согласен с Вами по всем пунктам. А то, что я написал, что никто не хочет анализировать причины революции и делать правильные выводы на будущее, так это просто фигура речи, гипербола. Конечно, есть беспристрастные серьёзные исследования, но, к сожалению, о них мало кто знает – в основном в прессе и прочих СМИ преобладают те, кого Вы назвали балаболками. Эти «балаболки» и создают определённый настрой в умах людей. А это плохо! Вот об этом я и хотел сказать. Спасибо за Ваш комментарий.

  • Теософ говорит:

    Статья интересная. Но кто же руководил мятежными генералами? Ведь у каждого руководителя есть свой кукловод… Не в Европу ли тянутся нити заговора?

  • Виктор говорит:

    Уважаемые авторы и собеседники! С интересом прочитал как ваши статьи, так и споры. Но не рождается в споре истина, а выявляется она в грамотном разговоре. Когда словесное фехтование направлено не на поражение другого, а на поддержку нити смысла.
    Позволю себе выделить общее в ваших публикациях и комментариях – то, что история в общественном представлении далека от себя истинной. И такие крупнейшие события, как революция, всегда являются сложнейшим комплексом процессов и их причин – настолько сложным, что охватить их в короткой статье совершенно невозможно. Нужна опора сразу на несколько теорий из разных областей, на множество фактов и свидетельств, и все необходимо тщательно взвешивать – как можно более объективно.
     
    Что касается олигархии и аристократии, то они действительно имеют разное содержание, но в упомянутом случае они, во многом, совпали, и автору удалось найти новый смысл в их фактическом приравнивании – именно в контексте. Удивило заявление об интернационализме олигархии. Она, скорее, наднациональна и, как мне видится, нередко антинациональна. Удивило и оправдание доминирования французского языка, в данном случае это показатель не столько образованности, сколько той самой антинародности. И опять же, я не абсолютизирую, не свожу к плоскому штампу, а даю ещё один штрих к портрету «верхов» – очень сложному и противоречивому. Ведь человека невозможно описать всего и однозначно – детерминировать Человека означает унизить Божественный замысел с целью подчинить его. Можно и не замахиваться на понятия сакрального, но не так трудно понять, что «глупость или предательство» ходят рядом, и нашему гражданскому обществу нужна историческая грамотность не меньшая, чем владение иностранным языком.

    • Владимир Агте говорит:

      Уважаемый Виктор! Хочу возразить Вам по поводу аристократии и олигархии. Вот Елена пишет:
       
      >> Аристократия – благородное происхождение, и это благородство заключалось не в похрустеть французской булкой. Вся история становления и развития Российского государства – это беспрерывные военные конфликты, и первые русские дружины – это зачатки русской знати. Пролитая кровь за землю предков, отвага и смекалка, инициатива и твёрдая воля. Власть аристократии – это правление в национальных интересах. Тут всё просто: земля наша, в ней наши предки, на ней наши потомки. Мы хозяева, тут наши интересы.
       
      Да, некогда аристократия зародилась (по крайней мере, на Руси) из родоплеменной верхушки и воинов – княжеских дружинников. В те времена утверждения о крови, пролитой за землю предков, имели хоть какое-то обоснование, хотя за землю предков гибли не только дружинники князя – будущие аристократы, но и ратники из простонародья – будущие крепостные крестьяне. Та старая родовая и военная аристократия почти во всех странах, в том числе и в России, утратила своё значение и силу с наступлением Нового времени (в 17-18 веках).
       
      После буржуазных революций в Европе и петровских реформ в России на сцену выходит совершенно новая сила, тоже считающая себя аристократией, но не имеющей никаких связей с той древней аристократией. Фактически под видом создания новой аристократии идёт формирование буржуазной олигархии. Об этом я говорил, называя фамилии Строгановых, Демидовых, Меньшиковых, Ягужинских, Шафировых и прочих, ставших высшей знатью и богатейшими людьми Российской империи, но ничего общего не имевших с былинными княжескими дружинниками. Понятие аристократии утратило прежнее значение и обрело новое.
       
      То есть если раньше можно было говорить о разном содержании понятий аристократии и олигархии, то в последние века, а тем более десятилетия происходит слияние этих понятий: высокие титулы баронов, графов, князей получали от государей люди «подлого» происхождения, а древние аристократические роды угасали, иногда просто растворяясь в простонародье. Ничего не поделаешь, время!
       
      Поэтому сейчас можно разделить понятия аристократии и олигархии чисто теоретически, а применительно к конкретным людям и фамилиям это сделать весьма трудно: буржуазный строй возвёл на вершину социальной пирамиды не воинов, а денежные мешки: торгашей и даже презренное некогда племя ростовщиков-процентщиков – те же английские Ротшильды стали баронами и вошли в круг высшей британской аристократии. Всё течёт, всё меняется. Меняется и суть понятий. Вот это я и имел в виду.

  • Полина говорит:

    Задача публичных дискуссий – формирование общественного мнения и привлечение внимания к проблемам. А истина, да, рождается в тишине научных библиотек и кабинетов. Но, увы, пока она не овладеет массами, она бессильна…

  • Лев Соколов говорит:

    Вообще, простите господа апологеты «России, которую мы потеряли», но как-то странно рассказывать о замечательном житие при царе, если последний статистико-документальный справочник перед развалом российской империи (1913 г.) дает преобладающий средний рост русского солдата в районе 164 см. А ведь русские к низкорослости генетически не склонны.
     
    Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, статья на слово «голод», фрагмент: В 1821 г., столь бедственном для многих губерний, что помещики заявляли правительству о своей несостоятельности прокормить крестьян, в Пермской губ. не знали, куда девать хлеб. В 1830 г. в Волынской губ., напр., четверть ржи стоила 25 р., а в Екатеринославской — 2 р. 50 коп.; в 1835 г. в Саратове цена была 4 р., в Томске — ниже 3 руб., а во Пскове — 30 руб. В 1836 г. понижение цен на хлеб сильно озабочивало правительство — и в то же время многие губернии получали продовольственные ссуды, а Олонецкой губ. грозил Г. Когда в 1873 г. страдала от Г. левая сторона Поволжья — самарско-оренбургская, на правой стороне — саратовской — был редкий урожай и хлеб не находил сбыта даже по низким ценам. То же самое наблюдалось в 1884 г. в Казанской губ., когда казанские мужики питались всяческими суррогатами, а на волжско-камских пристанях той же Казанской губ. гнили 1720000 чет. хлеба. Наконец, и в злосчастном 1891 г., когда весь восток Европ. России объят был неурожаем, урожай хлебов в губ. малороссийских, новороссийских, юго-западных, прибалтийских и на севере Кавказа был таков, что в общем в России уродилось на каждую душу несравненно больше тех 14 пудов, которые признаны были тогда достаточными для продовольствия души в течение года. Но покупательная сила нашей массы по отсутствию сбережений столь ничтожна, что всякий неурожай вызывает необходимость правительственной помощи и частной благотворительности как для продовольствия, так и для обсеменения, предотвращения падежа рабочего скота и т. п. (см. Продовольствие народное). Ср. Рошер, «О хлебной торговле и мерах против дороговизны» (перевод Корсака, Каз., 1857); О.Н.У., «Голодовки во Франции при Людовике XIV» (СПб., 1893); Ламанский, «Индия»; (СПб., 1892); Исаев, «Неурожай и голод» (СПб., 1892); ст. Весина и Леонтовича (в «Северном вестнике» 1892 г.). Остальная литература по истории голода в России указана в статье Романовича-Славитинского в «Киевских университетских известиях» (1892 г., № 1).
     
    Почётный академик Императорской Академии наук по разряду изящной словесности, писатель В.Г. Короленко в начале 1890х побывавший «на голоде»: Вы свежий человек, натыкаетесь на деревню с десятками тифозных больных, видите как больная мать склоняется над колыбелью больного ребенка, чтобы покормить его, теряет сознание и лежит над ним, а помочь некому, потому что муж на полу бормочет в бессвязном бреду. И вы приходите в ужас. А «старый служака» привык. Он уже пережил это, он уже ужаснулся двадцать лет назад, переболел, перекипел, успокоился… Тиф? Да ведь это у нас всегда! Лебеда? Да у нас этой каждый год!..
     
    С.Ю. Витте на совещании министров 1899год: Если сравнивать потребление у нас и в Европе, то средний размер его на душу составит в России четвертую или пятую часть того, что в других странах признается необходимым для обычного существования.
     
    Английский журналист Эмиль Джозеф Диллон: Русский крестьянин не может позволить себе и мяса, яиц, масла, молока, зачастую и капусты и живет на черном хлебе и картошке. Живет, вы спросите? Он помирает от недостатка этих продуктов.
     
    Из статьи генерального штаба генерал-майора Е.И. Мартынова (1904 год): По физической крепости и выносливости современный русский солдат уже не тот, каким он был хотя бы четверть века тому назад. На нем резко сказалось непрерывное обеднение деревни и постепенное вырождение народа. За исключением сибиряков и жителей некоторых северных губерний, запасные под сорок лет, то есть в том возрасте, когда нормальный человек отличается наибольшею силою, были уже стариками, мало способными к перенесению трудов боевой и походной жизни.
     
    А.Н. Наумов, министр земледелия 1915-1916 гг.: Россия фактически не вылезает из состояния голода то в одной, то в другой губернии, как до войны так и во время войны.
     
    Выдержка из доклада петроградского охранного отделения 1916 г.: Вопросы питания в самых широких кругах населения огромной империи являются единственным и страшным побудительным импульсом, толкающим массы на постепенное приобщение к нарастающему движению недовольства и озлобления… Пока все это движение имеет строго экономическую подкладку и не связано почти ни с какими чисто политическими программами. Но стоит только этому движению вылиться в какую-либо реальную форму и выразиться в каком-либо определенном акте (погром, крупная забастовка, массовое столкновение низов населения с полицией и т. п.), оно тотчас же и безусловно станет чисто политическим.
     
    Агентурное донесение по Петрограду от 25 января 1917 года: подобного рода стихийные выступления голодных масс явятся первым и последним этапом по пути к началу бессмысленных и беспощадных эксцессов самой ужасной из всех — анархической революции.
     
    А как воспринимала это положение царская семья? А вот так, – из дневника императрицы Александры за февраль 1917: «мальчишки и девчонки», которые «носятся по городу и кричат, что у них нет хлеба, и это просто для того, чтобы вызвать возбуждение».
     
    И таких свидетельств современников тучи. Ну постыдились бы рассказывать о дореволюционном благоденствии.

  • Liddy Groth говорит:

    Комментарии к статьям Д.Зыкина явно отражают тенденцию, которую замечаешь и на других форумах и в социальных сетях и которую в общем плане можно было бы сформулировать так: любая попытка дать позитивную картину исторического развития русской истории, особенно, русской истории второй половины XIX в. встречается в штыки и яростно атакуется с помощью надерганных цитат различного качества и происхождения. Цитаты сплетаются в обобщенный образ вечно страдавшего при царизме русского народа. Если освободить эту тенденцию от общих взглядов и случайных соображений, то ее цель оказывается ничем иным, как попыткой доказать абсурдную идею, что голод при советской власти, например, голодомор в Поволжье и на Украине в начале 30-х годов, был таким же обычным делом, как голод в царской России «на протяжении всей истории» и что тот голод в России носил системный характер, т.е. был вызван внутренними пороками системы, поскольку царское правительство не могло.., не обеспечивало.., не справлялось и пр. Ну, и в качестве заключительного аккорда: все это неизбежно привело к падению царского режима. Т.е. образ недоедавшего русского народа в историографии – краеугольный камень в поддержку революционной теории, наиболее полно выраженной в работах классиков М.-Л.-ма: положение народных масс постоянно ухудшается, и единственный выход из ситуации – революция, которую совершает народ (послемарксовское развитие показало всю утопичность этой теории, но это особая тема).
     
    Мне эту тенденцию интересно наблюдать с позиции моих исследований западноевропейского феномена «выдуманных историй», который родился и получил развитие в XVI-XVIII вв. в форме готицизма и рудбекианизма, но явно не собирается умирать и возрождается в разных формах и обличьях в российской общественной мысли. Одна из этих форм – норманизм, создавший выдуманную древнерусскую историю ее начального периода. А другая – концепция «темного прошлого» русской истории по вине «проклятого царизма», развитой представителями российской либеральной и левой мысли на протяжении XIX в. и прочно прибитой гвоздями на скрижалях в советский период – тоже выдуманная история, далекая от живой исторической жизни России. Развитие современной исторической мысли постепенно показывает сугубую умозрительность, ненаучность «выдуманных историй». Благодаря появляющимся работам о выдуманной истории «проклятого царизма» я, например, начинаю понимать, почему российский либерализм и левая мысль в XIX в. так были «дружны» с норманизмом: выдуманный рыбак выдуманного рыбака видит издалека.
     
    Если уж изучать проблему голода в истории, скажем, в европейской истории, то надо не подменять ее пучком цитат, надерганных там и сям, а давать ее на широком общеевропейском фоне. Тогда станет ясно, что Западная Европа страдала от голодных лет вследствие случающихся неурожайных годов больше, чем Восточная Европа, поскольку в этой последней долгое время сохранялись лучше природные условия для выращивания зерновых культур. Соответственно, хлеб и каши составляли основу рациона народа (каша была «вторым хлебом» в русском рационе, а не картофель; картофель постепенно, где-то с конца XIX в. был воспринят в русской крестьянской среде как сырье для самогоноварения, вторым же хлебом, думаю, он стал только при советской власти). На Западе, особенно, в странах Северной Европы долгое время бóльшую роль играли корнеплоды (свекла, капуста), а выращивание пшеницы и особенно ржи ограничивалось отдельными областями, соответственно, природным условиям. В Швеции, например, на большем количестве посевных площадей лучше родился овес и ячмень, однако, эти культуры не дают брожения, поэтому для выпечки хлеба не годятся, но в пищу идут, например, как овсяные затирки или каши. По этому вопросу имеются, наверняка, обстоятельные исследования, то же, что я вкратце привожу, взято из работ шведских краеведов, с которыми доводилось сотрудничать.
     
    Поэтому начало активной культивации картофеля с XIX в. стало истинным спасением для простых людей во многих странах Западной Европы, а неурожаи картофеля приводили к страшным катастрофам. Одной из таких катастроф был голод в Ирландии в 1845-46 гг. Картофель стал не только основой, но просто единственной пищей простых ирландцев в первой половине XIX в. Поэтому неурожай картофеля в 1845 г., а потом последовавшая в 1846 г. эпидемия грибковых заболеваний картофеля (картофельная чума и др.) унесли, по существующим данным, порядка 1 миллиона жизней в Ирландии! 1 миллион жертв от голода и болезней, как его следствия. Вызвало это крестьянскую революцию в Ирландии? Нет, это вызвало массовую эмиграцию из страны, в то время – в США. В силу повышенной смертности голодающего населения Ирландии и растущей эмиграции население страны в период с 1845 по 1881 гг. сократилось с 8-ми с лишним миллионов до 5-ти с лишним миллионов, т.е. на 3 миллиона.
     
    Аналогичные данные можно привести по истории скандинавских стран, например, Швеции. В 1867 г. в стране разразился страшный голод: затяжная зима и холодная дождливая весна вызвали неурожай хлебных и кормовых культур, не позволили заготовить сено для скота. Голод и болезни на его основе унесли много жизней. У меня нет цифровых данных, но вместо них привожу рисунок из шведской прессы того времени – как и в России, общественные силы страны старались привлекать внимание к трагическим событиям в стране, выделять наиболее тяжелые моменты и тем самым организовывать помощь нуждающимся. Каковы были социальные последствия голода у шведских крестьян? Те же, что и в Ирландии: массовая эмиграция в США, начавшаяся со второй половины XIX в. За этот период и по 20-ые годы из Швеции эмигрировало 1,3 миллиона человек. По числу эмигрировавших Швеция занимала 3-место место после Ирландии и Норвегии – вот это и были самые голодающие страны в Европе в XIX в.
     

     
    Рисунок «Голод в Северной Швеции» из газеты «Отечество», 1867 г. Умирающая от голода мать, ее старший сын пытается жевать башмак, в то время как мужчина на дворе обдирает кору с дерева.
     
    В 2013 г. по шведскому ТВ показывали интересную программу «Едоки в истории» о рационе питания шведского населения за последние 200 лет. Я надеюсь, что эта программа будет издана в печатном виде, поскольку в ней приводились интересные данные. Хоть я знала о бедности и скудости жизни в Швеции вплоть до довоенного периода, но не думала, что рацион питания населения был настолько скуден. Овсяная болтушка на воде была, очевидно, в не столь отдаленные времена пищей у большинства шведского крестьянского населения в течение большей части года.
     
    Удивляет неразборчивость в привлекаемых «источниках» для подкрепления картин из «темного прошлого» русской истории. К таковым следует, в первую очередь, отнести пресловутого корреспондента The Daily Telegraph Eмиля Диллона, на которого вдруг стали ссылаться и здесь и там, но который врал в своих репортажах о России, как и положено западному журналисту. Но Диллон врал еще и особенно вдохновенно как представитель либерального органа западной прессы и к тому же как лицо, приближенное к либеральным кругам российского общества, которых вполне устраивал «черный пиар» царской России в Англии, пусть хоть это и было такое вранье ирландского замесу, что, дескать, русский крестьянин сидит на картошке. Правдой это было бы, если бы он написал такое про свою голодную Ирландию, но тогда ведь The Daily Telegraph вряд ли стало бы ему платить.
     
    Все, что известно о голодных годах в России, ясно показывает, что как в России, так и в других европейских странах голод был одним из проявлений природных катастроф и что для ликвидаций его последствий никакие революции были не нужны (да, они и не происходили!), а нужны были объединенные усилия государства и общественных сил, что как раз и имело место. Попытки же сторонников отмеченной тенденции доказать, что в царской России голодные годы были чем-то отличным от других стран, что и привело.., выглядят, как оправдательные речи перед судом истории сторонников тех сил, которые в 1917 году столкнули Россию в пучину бедствий.
     
    Да, и чего пыхтеть-то по поводу страдающего русского крестьянина при царизме? Февраль 1917 года не был крестьянской революцией! Поэтому все нащипанные цитаты, призванные иллюстрировать более горькую долю русского крестьянина в сравнении с жизнью крестьян в неких «других странах», аргументацией в контексте статьи «Февраль 1917-ого: преступная роль генералов» не являются.

    • СергейС говорит:

      Вот таких аргументов Дмитрию Зыкину и не хватает для убедительности.

  • Зыкин говорит:

    >> По физической крепости и выносливости современный русский солдат уже не тот…
     
    Рост новобранцев, 1871-1875 гг. – 166,5 см, а в 1901-1905 гг. – 166,8 см. Это примерно столько же, сколько и в Германии. Значит, русский народ питался не хуже немецкого.
     
    Короленко, – народник, то есть не просто враг царизма, а вообще сторонник террористической организации. На Витте был компромат в МВД, этот человек планировал свержение Николая, был сторонником республиканского правления, а себя видел президентом. Цена болтовни Витте или Короленко – грош. Приводить в пример журналиста западной прессы – это вообще верх наивности.
     
    >> Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, статья на слово «голод»…
     
    Где цифры по смертности в эти голодовки? Нет цифр, то есть демагогия.
     
    >> В книге Елены Прудниковой «Сталин. Битва за хлеб»…
     
    Я Менделееву больше доверяю, чем Прудниковой. А у Менделеева иные данные. Впрочем, название книги у Прудниковой характерное «Битва за хлеб». Пришли большевики к власти и тут же началась вечная битва: то за хлеб, то за урожай, то за картошку, то за макароны, потом за мыло, зубную пасту и проч. и проч.
     
    >> А.Н. Наумов, министр земледелия 1915-1916 гг.: Россия фактически не вылезает из состояния голода то в одной, то в другой губернии, как до войны так и во время войны.
     
    То, как питался русский крестьянин до революции, после революции стали называть обжорством. Вот буквально, так советская власть поначалу и критиковала дореволюционные порядки: мол, обжирался крестьянин и тем самым разрушал здоровье.
     
    >> стихийные выступления голодных масс…
     
    Кто умер от голода? В Ленинграде в 41-44 умерло 600 тысяч.
     
    >> из дневника императрицы Александры за февраль 1917: «мальчишки и девчонки», которые «носятся по городу и кричат, что у них нет хлеба, и это просто для того, чтобы вызвать возбуждение».
     
    Это банальность для исторической науки. Революционеры выкинули лозунг «хлеба» именно понимая, что полиции будет неловко разгонять «голодную демонстрацию». В результате жирные обыватели важно ходили по улицам и тянули «Хлеееба», подмигивая полицейским.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья