В последнее время ракетостроение вниманием правительства не обижено: и на многомиллиардные заказы средства из бюджета регулярно стали выделяться, и Президент заводы лично посещает, и амбициозные задачи ставит. Вот и крайнее кадровое перемещение – из той же оперы. В принципе, логично, что первый руководитель лишается поста при систематических неудачах в его заведовании. Это вполне внятный сигнал об ответственности. Ничего личного. Просто без такой ответственности никакое успешное функционирование никакой системы невозможно. Мне, как военному инженеру, проработавшему в авиационном и ракетном двигателестроении более 35 лет, это, конечно, отрадно. Но не покидает чувство какой-то тревоги и недоговоренности – ракеты все падают и падают… Надо бы пояснить.
 

 
Чтобы старые, еще советской разработки, ракеты не падали, тем более, чтобы новые современные ракеты появлялись, необходимо серьезное техническое и организационное преобразование отрасли. Отставкой одного, пусть и самого главного «злоумышленника», никак не обойтись. Необходимо, чтобы в отрасль пришли сотни тысяч (а с учетом смежных и обеспечивающих отраслей – миллионы) квалифицированных и ответственных инженеров и рабочих. Потому что наличных сил и средств уже совершенно недостаточно. Проблемы в отрасли назрели двоякого свойства.
 

Во-первых, произошла дезинтеграция предприятий единого вертикально интегрированного технологического цикла. В целях некоей мифической «эффективности» через организацию «конкуренции» произошло разделение предприятий на цепь формально самостоятельных юридических лиц, которые начали «продавать» друг другу полуфабрикаты, комплектующие и услуги. Да еще через многоступенчатые «торговые дома» и «инжиниринговые компании», в которых учредителями стали должностные лица ракетостроительных заводов. Причем по факту детали как переезжали из соседнего цеха, так и переезжают минут за пять. Зато по бумагам – колесят месяцами чуть ли не по всей стране. А если учесть состав бенефициаров, то продукция, помимо этих виртуальных цепочек посредников, ну никак не проходит. И подобная организация технологического процесса характерна и для частных, и для сугубо государственных корпораций.
 
Надо бы пояснить. Конкуренция благотворно сказывается и на цене, и качестве, когда покупатель, не сторговавшись с одним продавцом, может беспрепятственно и мгновенно перейти к соседнему прилавку и купить точно такой же товар у соседнего продавца. Но вот какая конкуренция может быть между звеньями последовательной, технологически взаимообусловленной цепи переделов!? Любая комплектующая изготавливается по специально спроектированной и жестко контролируемой разработчиком технологии. Да еще и защищенной авторскими правами и режимом. И ни в какое иное изделие принципиально не встраиваемая. Здесь каждый производитель чего угодно является стопроцентным монополистом. Выбора нет, и цена на продукцию может формироваться только на базе себестоимости. И вот здесь путем формирования цепочки посредников любой длины можно обосновать любую цену. И все строго по закону. Потому что так сформулированы законы. Поэтому, когда Президент возмущается несуразно высокими ценами на продукцию, остается только удивляться его неосведомленности по поводу реального положения вещей.
 
Во-вторых, за двадцать лет безвременья молодые и энергичные специалисты из отрасли поуходили в коммерцию либо в экспортно-ориентированные отрасли, а преданные ракетостроители предпенсионного возраста естественным порядком перешли в возраст глубоко постпенсионный или отошли в мир иной. Им не до инноваций. Причины этого сугубо экономические. Заказы не поступали. Люди теряли перспективы. Многие предприятия были просто ликвидированы или перепрофилированы. И когда финансирование в достаточно крупных объемах вернулось, выполнять заказы оказалось некому.
 
Проявились обстоятельства, о которых наиболее дальновидные аналитики предупреждали еще двадцать лет назад, когда на ракетные предприятия впервые пришли «эффективные менеджеры». Они были, как правило, с финансовым образованием и мыслили масштабами биржевой сессии. Любые решения, финансовый результат которых нельзя было ощутить на счете максимум через неделю, они рассматривали как «омертвление капитала» и соглашались лишь со скрежетом зубовным. В эту категорию «омертвления» попали и НИОКР, и обновление станочного парка, и – самое главное – производственные кадры. Все эти обстоятельства имеют ту особенность, что проявляются упущения в этих сферах не сразу, зачастую лишь в течение десятка лет. Наиболее тревожным обстоятельством является то, что у большинства менеджеров сформировалась иллюзия, будто все проблемы решатся также в темпе биржевой сессии тотчас по открытии кредитной линии. Справедливости ради следует отметить, что подобные иллюзии сформировались не только в ракетостроении, а и в стране в целом.
 
Но в действительности решение фундаментальных проблем обновления основных фондов и подготовки квалифицированных кадров занимает те же два десятка лет, в течение которых они накануне не столь явно проявлялись. Кстати, производственные навыки – это такой же объективный элемент технологии, как станки и приборы технических измерений. И приобретение необходимых навыков для выполнении сложных и ответственных операций происходит не менее чем за 15-20 лет, то есть к возрасту 35-40 лет. Это те работники, которые к началу 90-х только начинали свои трудовые биографии. Они ушли с предприятий. Они сохранили капиталы собственникам, которые решили не тратиться на оплату их труда. Они не стали поступать в ВУЗы на авиационные и ракетные специальности. И никто не подхватил производственный опыт старшего поколения. Ныне вслед за финансированием на предприятия ракетно-космической отрасли пошли молодые сотрудники. Но они не имеют опыта. И придется ждать 20 лет, пока они наберут навык. А для инженеров надо накинуть еще 5 лет на время обучения.
 
И не факт, что и через 20 лет произойдет равноценное восстановление уровня квалификации. В советской экономике уровень оплаты труда, с учетом социальных преференций в виде приоритетного обеспечения жильем, медицинского, санаторно-курортного обслуживания, в ракетно-космической отрасли был в числе наиболее высоких в экономике. Да еще и одним из наиболее общественно статусных. Поэтому в эту отрасль искренне стремились попасть наиболее талантливые специалисты. Отсюда и успехи советской космонавтики. А ныне? Можно на любом из рекрутинговых сайтов найти объявления о вакансиях на предприятиях ракетно-космической отрасли на уровне 15-25 тысяч. Это едва дотягивает до среднего уровня в регионе. А работа заметно сложнее и ответственнее. Но самое удивительное – для инженеров предлагается еще более скромная оплата. Таки кто же будет внедрять инновации, совершенно обоснованно названные насущно необходимыми в отрасли?
 
Кадровая политика оказывает существенное влияние и на первую проблему – на формирование себестоимости. Ни для кого не секрет, что уровень зарплат топ-менеджмента в космической отрасли, как, впрочем, во всей экономике, находится на уровне многих сотен тысяч рублей в месяц. А если учесть многомиллионные бонусы, то и вообще составляет наиболее существенную часть затрат на оплату труда, и, соответственно, значительную часть себестоимости, уровень которой так раздражает руководство страны. Но на требования об «оптимизации» стоимости космической техники руководители предприятий если и снижают уровень фонда оплаты труда, то только за счет тарифов для основной массы сотрудников. Бонусы менеджмента – это священная корова. А тогда откуда взять квалифицированных работников?
 
Следует признать, что обе названные основные проблемы имеют системный характер. Они обусловлены хозяйственной моделью, которая реализуется в масштабах всей страны. И эта модель является черной дырой, в которой бесследно исчезают финансовые вливания космических масштабов без сколь-нибудь заметных результатов в натуральной форме. Так что отрасль можно завалить деньгами. Можно менять руководителя хоть еженедельно. Но еще, как минимум, 20 лет ожидать сколь-нибудь заметного улучшения качества космической техники, а тем более прорывных инноваций – было бы наивно. А, к сожалению, вопросов по обсуждению системных проблем нынешней российской экономической модели даже не ставится.
 
Александр Артемов,
кандидат технических наук, аналитик
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

10 комментариев: Почему падают ракеты и кому это нужно?

  • СергейС говорит:

    Давно хотел увидеть такую статью на сайте. Накипело. Полностью согласен с автором, что такая хозяйственная модель реализуется в масштабах всей страны, только добавлю: от космической отрасли до коммуналки.

  • Аркадий говорит:

    Соснин Э.А., Шувалов А.В., Пойзнер Б.Н. Лидер и управление жизненным циклом системы: шкала творчества, примеры, патографии / Под ред. А.Н. Солдатова. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2013. – 254 с.
     
    «…Бизнесмен, который купил… сервис ради извлечения прибыли, столкнётся и с тем, что расширяя клиентскую базу, он увеличивает число побочных продуктов… Причём невозможно предсказать точно, какими именно будут побочные продукты! Возможно такими, что система перестанет выполнять главную функцию, ради которой её спроектировал Автор, т.е. начнёт обслуживать главным образом свои собственные нужды, а интересы клиентов поставит на второй план. Это станет началом конца… Даже при наличии изобретений, направленных на снижение выхода побочных продуктов, рано или поздно это привёдёт к деградации и гибели системы… А помогут ей в этом и конкурирующие системы».

  • Аркадий говорит:

    Вдогонку предыдущему. GRANI.ru – «Оргкомитет олимпиады решил закупить рекордное количество факелов, а именно 16 тысяч штук. На Лондонских играх ограничились восемью тысячами. Организаторы решили не проводить тендер, заказ достался контролируемому государством Красноярскому заводу «Красмаш», который занимается производством межконтинентальных баллистических ракет, в частности, ракеты «Синева».

    • Vladimir говорит:

      Учитывая сколько вокруг олимпийских факелов было разговоров (а факелы как гасли, так и взрывались), боюсь представить какие завод делает ракеты…

  • СергейС говорит:

    Уважаемый Аркадий! Вы так тонко намекнули на то, что «хозяйственную модель, которая реализуется в масштабах всей страны» «рано или поздно ждёт деградация и гибель»?

    • Аркадий говорит:

      Сергей, мне показалось, что знак вопроса – опечатка, не так ли?

  • СергейС говорит:

    Уважаемый Аркадий! Вы интересный собеседник. А наличие вопросительного знака в этом случае зависит не только от меня, но и от тех, кто создал эту модель, кто подпирает ее в силу различных интересов, от тех, кому эта модель мешает, кто считает ее бесперспективной, от тех, кто живет вне этой модели. Ну и, видимо, есть и другие факторы, от которых зависит хозяйственная модель, а вместе с ней и наша жизнь. (На планшете нет буквы, выражающей звук ио, исправьте пожалуйста)

    • Аркадий говорит:

      Модель любого спонтанного (в термодинамическом смысле) многостадийного процесса, как мне представляется, можно определить как, крайне-упрощенное представление объективной реальности. Если это так, то любая модель, т.е. теория процесса, имеет границы применимости. Забывая об этом, модель (теорию) можно легко, даже усилиями Автора, превратить в догму, а это путь к стагнации и деградации, в конечном итоге. Избежать такой ход для конкретной модели, по-моему, невозможно.
       
      Я написал это к тому, что «моделетворчество» в любой отрасли, будь то наука, технология, инженерное дело, экономика и даже политика, имеет право на самостоятельное развитие и финансовую поддержку даже в том случае, если новая модель в какой-то степени или полностью противоречит существующей парадигме. Нужно дать время и, конечно, деньги Автору для того, чтобы он сам осознал свою идею и создал новую модель целенаправленных действий или отказался от создания. Эта часть процесса весьма не привлекательна для тех, кто приобрел право на прибыль от действующего предприятия. Отсюда «факелы». С уважением!

  • Николай говорит:

    Такое положение не только с ракетами, но и с производством «начинки» для них! Испытываю «прелести» путинской «экономики» на себе каждый день.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья