Тезис об имманентной эффективности частного предпринимательства по сравнению с государственным стал уже общим местом. Его употребляют ничтоже сумняшеся все: от заштатного репортера до премьер-министра. И слушатели обычно воспринимают эту сентенцию практически как доказанный фундаментальный закон природы. Однако даже простейшие наблюдения не дают основания для столь безоговорочного вывода.
 

 
С дачного крыльца открывается вид на стройку, которую затеял новый сосед, наняв для этого сугубо частных подрядчиков. Гляжу – начал отсыпать дорогу. Логично. И вот тут началось занимательное зрелище. Генподрядчик подогнал экскаватор с отвалом, каток; подъехала «буханка» с рабочими. Из нее вышли пять человек, не торопясь сели на травку. Через четверть часа один поднялся, завел экскаватор, поездил с полчаса – подровнял полотно дороги, опять сел на травку. Поднялся другой – завел каток, покатал часа два и тоже приземлился. Посидели они часов до шести вечера, сели в «буханку» и уехали. Из пяти человек двое по очереди работали на дорожных машинах, один – рукой водил, один – привез и увез. Зачем приезжал пятый участник бригады, заметить не удалось.
 

На следующее утро бригада приехала часам к десяти в том же составе. Они даже не стали обозначать намерений к началу работ, вытащили из машин кресла и сели отдыхать. Отдыхали опять часов до шести вечера, потом вдруг повскакали, завели машины и обозначили «равнение направо», откуда появился джип хозяина. После вмешательства хозяина через полчаса откуда-то стали приезжать грузовики со щебенкой и гудели до часу ночи. В эти почти шесть часов, правда, каток и экскаватор работали не переставая. Ну, а три человека так и просидели с утра до ночи у «буханки».
 
В сухом остатке имеем: застройщику, скорее всего, будет предъявлено использование трех единиц мощной техники и пяти человек личного состава в течение трех суток. А de facto работали два человека в течение шести часов. И о какой эффективности можно здесь рассуждать? Возьму на себя ответственность утверждать, что подобная картина – типичная нынче.
 
Возникает логичный вопрос: ну, а потребителю-то что за дело до бестолковости подрядчика? Разорится – да и всего делов! Но все заключается в тотальной распространенности подобной организации дела. Умелые предприниматели, конечно, имеются, но их – единицы, они не определяют общее состояние предложения. Чтобы покрыть такие «оптимизированные» расходы общая масса предпринимателей солидарно формирует завышенные цены на рынке. Других цен на рынке нет. И все, в данном случае многосуточные, «бдения» строителей оплачивает потребитель.
 
Автор – человек немолодой, поэтому есть с чем сравнить. Так вот, не припоминается подобная «эффективная» организация в самой захудалой государственной строительной конторе. Чтобы работать прорабом, необходимо было закончить, как минимум, техникум, а в программе любого техникума была учебная дисциплина «Организация производства». В рамках этой дисциплины все эти вопросы по рациональному использованию техники и расстановке персонала с минимальными простоями, а соответственно – с минимумом затрат, рассматривались на уровне стандартных решений. Никаких откровений здесь давно нет.
 
Справедливости ради следует заметить, что любой маневр возможен лишь при наличии развернутого фронта работ. И государственные строительные конторы такой фронт имели. Они были локализованы, как правило, территориально и имели в относительной близости друг от друга несколько строительных объектов, между которыми могли рационально сманеврировать техникой и персоналом. А что делать частному подрядчику, будь он хоть семи пядей во лбу, когда у него пара объектов в сотне километров друг от друга. Так что частный предприниматель объективно лишен возможности применить эти стандартные оптимальные решения в силу ограниченности масштаба.
 
И еще. Нынче вся специальная техника рассредоточена по тысячам мелких предпринимателей: у одного – бульдозер, у другого – ямобур, у третьего – пара самосвалов. И генподрядчику, тоже не шибко крупному, приходится согласовывать неупорядоченные намерения десятков таких же мелких предпринимателей, рыщущих на свободном рынке. А количество стохастических комбинаций подобного согласования возрастает по закону факториала. Так что частному мелкому генподрядчику не позавидуешь. Собственно, преимущества крупного бизнеса над мелким – это такое же общее место, доказанное на цифрах. Потому-то естественно стремление частного бизнеса к концентрации. Ну, а государство – это наивысшая степень концентрации.
 
Из вышеизложенного отнюдь не следует антитезис о безусловной эффективности государственной формы собственности, поскольку существуют и другие примеры. Вот недавно случилось посетить Германию. Из окна снятой квартиры пришлось в течение недели ежедневно наблюдать, как бригада строителей укладывала брусчатку на площади. Те же 5 человек. И тоже с техникой: на площадке постоянно находились электровибратор, пара экскаваторов – побольше и поменьше, погрузчик с ковшом куба на два. Но организация работы принципиально отличалась от российской.
 
В 07:55 на площади никогда никого не было. В 08:00 на ней одновременно как будто из эфира материализовывались все пять человек, и каждый начинал какую-либо часть работы: кто лопатой ровнял песок, кто укладывал брусчатку, кто обустраивал стройплощадку. Работали не торопясь, обстоятельно. При необходимости выполнения масштабных земляных работ кто-то из бригады отставлял в сторону лопату, садился за рычаги маленького или большого экскаватора (смотря по потребности), планировал подкладку или перетаскивал погрузчиком очередную паллету брусчатки и снова возвращался к укладке каменьев. Но праздно не сидел никто. И, возможно, поэтому мостовая увеличивалась заметно и ровно. Хотя за неделю ни одного «водителя руками» ни разу заметить не удалось.
 
Неизвестно, какая организационно-правовая форма была в той германской конторе, которая укладывала брусчатку на площади – частная, муниципальная или государственная, – но сотрудники этой организации работали предельно эффективно. И вот из сопоставления всех наблюдений начинает складываться впечатление, что форма собственности имеет с эффективностью деятельности корреляцию на уровне статистической погрешности.
 
Похожее впечатление, вероятно, складывается и у Президента РФ. Вот он на совещании по модернизации 24 октября 2012 г., на котором присутствовали флагманы частного бизнеса во главе с богатейшим россиянином – В. Вексельбергом, поставил задачу привлечения государственных средств для обеспечения необходимой рентабельности частным инвесторам в сфере развития высоких технологий. Иными словами, признал, что частный бизнес в России оказывается недостаточно эффективным в этой сфере. Таки что: это приговор «эффективности» частного бизнеса как такового? Отнюдь нет: сугубо частные компании Силиконовой долины не только не нуждаются в государственной поддержке, но и вообще демонстрируют рекордную рентабельность.
 
Ладно. Впечатления не помогают. Имеет смысл включить логику. И в частном, и в казенном предприятии замешивают бетон, кладут кирпичи и сидят за рычагами экскаваторов наемные работники. Ставят им задачи и проверяют исполнение – наемные менеджеры. Качество их работы определяется знаниями и умениями, а еще ГОСТами, СНиПами, СанПиНами, сформированными на основе одних и тех же законов природы. Прилежность и отношение к работе – одним и тем же Трудовым кодексом. Деньги считаются на основании одних и тех же Правил бухгалтерского учета. Налоги начисляются согласно одному и тому же Налоговому кодексу. Сделки совершаются в соответствии с одним и тем же Гражданским кодексом. Во всех упомянутых документах привилегий никакой форме собственности не предусмотрено. Кто-нибудь внятно объяснит, по причине чего – если исключить шаманство – частная форма собственности «эффективнее» казенной?
 
Разве что в частной конторе проще не исполнять все эти нормативные документы к вящей собственной корысти. Но это уже предмет Уголовного кодекса. И авторитетным экономическим аналитикам неприлично вслух пропагандировать подобные деяния. Тем более это не пристало руководителям государства. Но, похоже, лавры персонажей «Квартета» дедушки Крылова не дают покоя многим вроде бы солидным персонам. И вот уже опять на полном серьезе обсуждается очередная «квартетская» перетасовка вроде очередной волны приватизации очередных лакомых государственных активов.
 
Так что, скорее всего, дело просто в кадрах (и неважно – в государственных они компаниях работают, или в частных), которые, таки, как обычно решают все. А мыслящим людям пора бы уже прекратить внимать басням «о чудодейственном влиянии формы собственности на производительность труда» и просто начать учиться хорошо работать.
 
Александр Артемов,
кандидат технических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Один комментарий: Все решают-таки кадры…

  • Владимир Агте говорит:

    Автор как будто озвучил мои мысли.
     
    Принципиальная разница государственной и частной собственности в одном: в первом случае прибыль идёт в казну государства, во втором – в карман владельца предприятия.
     
    Естественно, что этот самый владелец и сам громко кричит о большей эффективности частной собственности – он же не идиот себя хаить, и имеет возможность платить лоббистам в различных структурах и продажным представителям СМИ за активное продвижение тезиса о большей эффективности частной собственности. Государство же такими возможностями саморекламы не обладает – оно и так платит чиновникам и депутатам зарплату за работу на государство, но те ещё и “подрабатывают”, лоббируя интересы частника. То есть пропаганда превосходства эффективности частной собственности над государственной – составная часть коррупции.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья