Варяги сыграли ключевую роль в ранней российской истории, создав первую правящую династию и укрепив позиции молодого Древнерусского государства на международной арене. В связи с этим особое значение в науке получил вопрос о варяжской прародине. Впрочем, его острота во многом была обусловлена идейными спорами прошлых веков между «норманистами» и «антинорманистами». Мне часто приходится говорить о том, что внимательное чтение источников само по себе позволяет снимать многие вопросы. В Повести временных лет, например, прародина варягов указывается вполне определённо: они «сидят по морю… к западу до земли аглянской». Давайте посмотрим на региональную карту современной северно-немецкой земли Шлезвиг-Гольштейн, которая сохранила важные исторические названия.
 

 
Итак, историческая область Ангельн, которую логичнее всего отождествить с летописной «землёй аглянской». Это континентальная прародина племени англов, переселившегося в Британию, но оставившего свой «родовой» топоним в Шлезвиге, вблизи Кильской бухты. После исхода англов она пришла в запустение и постепенно превратилась в датскую, а затем в немецкую провинцию. Недалеко от неё расположена историческая область Вагрия с островом Фемарн – «варяжская земля», которая как раз на западе доходит до «земли аглянской». Всё сходится, древнерусский летописец неплохо знал историческую географию. После исхода варягов она тоже постепенно стала гольштейнской провинцией. Вменяемой альтернативы такой трактовки летописного сюжета – «сидят по морю… к западу до земли аглянской», то есть населяют южное побережье Балтики вплоть до Ангельна – мне встречать не приходилось. Разойдясь по своим историческим путям в разные стороны, на запад и на восток, англы и варяги оказались у истоков двух мощных цивилизаций – Великобритании и России.
 
Возникновение государственности всегда сопровождается формированием и утверждением особых правовых отношений. Древняя Русь не была здесь исключением. Её историческая судьба, по крайней мере, в домонгольский период, мало чем отличалась от развития других европейских государств. Главным источником по древнему русскому праву принято считать Русскую Правду, общепризнанный историко-юридический памятник. Действительно, особое значение этого документа было выражено в его широком распространении – Русская Правда дошла до нас в десятках списков XIII-XVIII вв. Интерес учёных не ослабевал к ней с того времени, когда она была открыта и введена в научный оборот Василием Никитичем Татищевым.
 

Казалось бы, после всех написанных и опубликованных исследований о Русской Правде добавить к ним что-то новое крайне сложно. В то же время большинство авторов видели в ней, главным образом, источник для изучения общественного уклада и социальных отношений в Древней Руси. И лишь немногие обращались к Русской Правде при изучении самих основ российской государственности.
 
В дореволюционной науке Русской Правдой занимались самые выдающиеся исследователи: И.Н. Болтин, В.О. Ключевский, А.Е. Пресняков, В.И. Сергеевич, Г. Эверс и другие. Она была переведена на другие языки, что сделало документ доступным для иностранного читателя. Собственно говоря, в ту эпоху были заложены важные научные основы. В советское время к изучению Русской Правды также обратились видные учёные, хотя под влиянием марксистско-ленинской методологии их внимание привлекала, скорее, «классовая сущность» источника в свете «формирования феодальных отношений в Древней Руси».
 
Отношение к Русской Правде в науке и в историческом преподавании, тем не менее, давно сформировалось, и она заняла подобающее ей место основного источника, к которому возводят начало отечественного права. Однако, несмотря на то, что учёная полемика велась практически по всем вопросам, касающимся этого документа, в историографии закрепился весьма общий взгляд на происхождение Русской Правды. Притом давно считается, что со времён В.Н. Татищева были решены или, по крайней мере, поставлены основные вопросы, относящиеся к истории текста и содержанию Русской Правды. К сожалению, это привело к тому, что в последние годы исследовательский интерес к источнику заметно охладел.
 
Не вспомнили про Русскую Правду и в юбилейный год 1150-летия российской государственности, хотя вопрос о происхождении и становлении права является ключевым аспектом зарождения государства. Развитие правовых норм обычно идёт параллельно развитию государства, определяя специфику страны и её внутреннего уклада. Кроме того, обращение к истокам права и правовых отношений нередко позволяет определить и истоки самой государственности.
 
В настоящее время под общим названием Русская Правда понимают три разновременных, но связанных между собой памятника, которые принято называть редакциями. Наиболее ранним документом в этом корпусе является так называемая Древнейшая правда (или Краткая Правда), которую обычно датируют первой половиной XI века. Она представляет собой сборник положений, изданных Ярославом Мудрым.
 
Ещё В.Н. Татищев определил, что Древнейшая Правда состояла из двух частей – Правды Ярослава и Правды Ярославичей. При этом И.А. Стратонов справедливо полагал, что в изначальном тексте летописи приводилась не вся Краткая Правда, а только её первая часть (Правда Ярослава).1 Это предположение отчасти разделил М.Н. Тихомиров, который внёс серьёзный вклад в изучение Русской Правды. По его мнению, Древнейшая Правда была записана в Новгороде, и её источником академик считал новгородское обычное право.2 Очень близок к Тихомирову по своим взглядам на происхождение Древнейшей Правды оказался Л.В. Черепнин.3
 
Новгородское обычное право представляло собой, по всей видимости, типичную систему норм и правил поведения, основывавшуюся на обычае. Вообще обычное право было традиционно для ранних средневековых государств Европы, став основой для формирования первых законов. Оно стало результатом длительной общественной практики, сложившейся в той или иной родовой среде, приобретая свою специфику под влиянием родовых обычаев.
 
Варяго-русское обычное право нашло прямое отражение в договорах Руси с Византией. В 911 году князь Олег, желая «удостоверить дружбу» с византийским императором, отправил в Константинополь послов, чтобы заключить мирный договор. При этом одним из оснований для договора стало применение обычного права:
 

(…) Если случится какое злоумышление, урядимся так: те злодеяния, которые будут явно удостоверены (то есть при наличии свидетелей, – В.М.), пусть считаются бесспорно совершившимися; а какому злодеянию не станут верить, пусть клянётся та сторона, которая домогается, чтобы злодеянию этому не верили; и когда поклянётся сторона та, пусть будет наказание в меру прегрешения.4

 
Некоторые примеры древнерусского обычного права можно увидеть в арабских источниках.
 

И если один из них [русов] возбудит дело против другого, то зовёт его на суд к царю, перед которым (они) и препираются. Когда же царь произнёс приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны недовольны приговором царя, то по его приказанию дело решается оружием (мечами), и чей меч острее, тот и побеждает. На этот поединок родственники (обеих сторон) приходят вооружённые и становятся. Затем соперники вступают в бой, и кто одолеет противника, выигрывает дело /Ибн-Русте/.5

 

Если они [русы] поймают вора или грабителя, то они поведут его к длинному толстому дереву, привяжут ему на шею крепкую верёвку и подвесят его на нём навсегда, пока он не распадается на куски от ветра и дождей /Ибн-Фадлан/.6

 
Невозможно отрицать, что обычное право оказало огромное влияние на Русскую Правду, да и она сама была выражением обычного права. Несмотря на такое очевидное, казалось бы, утверждение, вопрос об источниках Русской Правды стал одним из основных в дискуссии вокруг этого документа. Со времён В.Н. Татищева и И.Н. Болтина в историографии бытовало мнение, что правовые нормы, ставшие основой Русской Правды, сформировались в древнейший период истории Руси, то есть до X века.
 
Советский историк А.А. Зимин высказал предположение, что нормы Русской Правды существовали в обычном праве и были отражены в Законе Русском уже в первой половине X века. В то же время он уточнял, что «вопрос о существовании письменных законов русских в начале Х в. остаётся спорным».7 М.Б. Свердлов напрямую связывал Русскую Правду с Законом Русским и в соответствии с этим конкретизировал состав статей. При этом он проанализировал не только нормы Закона Русского, Краткой редакции Русской Правды, Пространной редакции Русской Правды, но и нормы других варварских Правд.8
 
Под влиянием норманнской теории, отождествившей понятия «русский» (варяжский) и «скандинавский», некоторые историки стали понимать под Законом Русским скандинавское право. Но тот же С.В. Юшков стремился показать «решительную необоснованность» исторических концепций о «влиянии иноземного права на Русскую Правду».9 Однако вряд ли можно считать «наиболее ярким проявлением норманизма» (как он писал) взгляды некоторых историков о родстве и общем происхождении северно-европейских законов. Там было много проявлений поярче.
 
В то же время некоторые авторы не избежали соблазна трактовать известные сходства в положениях древнего северно-европейского законодательства без взвешенной научной аргументации. Наиболее популярными в историографии, как раз в духе норманизма, стали взгляды о влиянии на Русскую Правду законодательства Дании и Швеции. Этой точки зрения придерживались Н.М. Карамзин, А.Е. Пресняков, Е.Ф. Карский и другие. Их доводы также основывались, главным образом, на простом сравнении статей Русской Правды со статьями датских и шведских законов.
 
Немецкий славист Л.К. Гётц, полагая, что нормы, отражённые в Русской Правде, существовали уже в VIII-IX вв., считал, что большое влияние на неё оказала франкская Салическая Правда. Её влияние он стремился связать с появлением на Руси варягов.10 Точку зрения Гётца справедливо критиковали, но больше за параллели с Салической Правдой.11 Идея о том, что именно варяжское призвание стало важным стимулом для развития древнерусского права, – заслуживает внимания. Но, естественно, в связи с появлением варягов в Новгороде и других городах уместнее говорить не о франкской Салической Правде, а о неких собственно варяжских законах.
 
Приведённое указание М.Н. Тихомирова на новгородское происхождение Русской Правды представляется при этом весьма существенным. Если принять во внимание сообщение летописи о том, что «новгородцы от рода Варяжска», можно заключить, что в Новгороде были известны, а, скорее всего, и действовали варяжские законы (по крайней мере, в варяжской среде). Иными словами, правовым предшественником Русский Правды мог выступать свод законов, более древний документ, который условно можно назвать Варяжской Правдой.
 
Можно ли обнаружить этот документ? Более всего под описание подходит Правда англов и варинов (Leges Anglorum et Verinorum), отразившая в своём названии имена обоих народов, которые некоторое время жили бок о бок на территории современной северной Германии, о чём знал древнерусский летописец. Обычно этот источник связывают с началом IX века.
 
В первой половине XIX века историк и филолог Степан Васильевич Руссов (1768-1842) обнаружил, перевёл и опубликовал тексты варяжских законов, о которых «учёные уже давно упоминая…, кажется, сомневались в возможности отыскать их».12 С.В. Руссов не слишком хорошо известен в историографии, и его труды, безусловно, ещё нуждаются в изучении.13 Но основная заслуга Руссова, наверное, состоит именно в первой публикации Варяжских законов, которые далее представлены вашему вниманию. К этому источнику непременно должны обратиться сегодняшние исследователи, историки и юристы, занимающиеся варяжским вопросом, происхождением российской государственности и становлением права. Автор благодарит директора Государственной Публичной Исторической Библиотеки М.Д. Афанасьева за личное содействие в получении копии оригинального издания Варяжских законов.
 

скачать (PDF, 1.93MB)


 
Всеволод Меркулов,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

44 комментария: Варяги и варяжские законы

  • Олег Васильев говорит:

    >> Итак, историческая область Ангельн, которую логичнее всего отождествить с летописной «землёй аглянской».
     
    Возникает закономерный вопрос: откуда русский летописец мог узнать об этой исторической области на северо-востоке Шлезвиг-Гольштейна. Со времен Беды Достопочтенного (кон. VII – нач. VIII века) название Англия применяется к области, расположенной на о. Британия. Жена Владимира Мономаха была дочерью короля Англии Гарольда II Годвинсона. Так что, где земля «Англянская» на Руси должны были знать хорошо.
     
    >> Более всего под описание подходит Правда англов и варинов (Leges Anglorum et Verinorum).
     
    Этот закон, составленный во времена Карла Великого (около 810 г.), называется полностью «Lex Angliorum et Werinorum, hoc est Thuringorum», из названия которого следует, что «Werinorum, hoc est Thuringorum», т.е. варины являются тюрингами – германцами.

    • V. M. говорит:

      >> Откуда русский летописец мог узнать… На Руси должны были знать хорошо
       
      Вы сами ответили на свой противоречивый вопрос. Почему бы летописцу не знать о прародине англов, раз в ПВЛ он оговаривается о происхождении народов, начиная «от колена Афетова».
       
      >> Варины являются тюрингами – германцами.
       
      Хочется спросить: кто такие германцы в Вашем определении? Тацит, например, причислял к «германцам» венедов, на довольно простом основании:
       
      «Venedi multum ex moribus traxerunt; nam quidquid inter Peucinos Fennosque silvarum ac montium erigitur latrociniis pererrant. Hi tamen inter Germanos potius referuntur, quia et domos figunt et scuta gestant et pedum usu ac pernicitate gaudent: quae omnia diversa Sarmatis sunt in plaustro equoque viventibus».
       
      «Венеды переняли многое из их нравов, ибо ради грабежа рыщут по лесам и горам, какие только ни существуют между певкинами и феннами. Однако их скорее можно причислить к германцам, потому что они сооружают себе дома, носят щиты и передвигаются пешими, и притом с большой быстротой; все это отмежевывает их от сарматов, проводящих всю жизнь в повозке и на коне».
       
      То есть в данном случае германцы – это те, кто живут в домах, а не в повозках, носят щиты и передвигаются пешими…
       
      Правду англов и варинов обычно относят к 802-803 гг.
       
      Die Lex Thuringorum gehört zur Gruppe derjenigen Leges, die erst zur Zeit eines mächtigen Frankenreiches für einen unterworfenen Stamm aufgezeichnet wurden. Überliefert ist sie in zwei Fassungen, einer Handschrift aus dem Kloster Corvey (Codex Corveiensis) aus der Mitte des 10. Jahrhunderts unter dem Titel Lex Thuringorum und in einem frühen Druck des Humanisten Herold von 1557 unter dem Titel Lex Angliorum et Werinorum, hoc est Thuringorum. Die Textkritik hat ergeben, dass diesem Druck eine andere als die auf uns gekommene Handschrift zugrundegelegen haben muss (Heike Grahn-Hoek. Das Recht der Thüringer und die Frage ihrer ethnischen Identität. Mit einer Bemerkung zur Entstehung von Begriff und Institution «Adel» // Die Frühzeit der Thüringen. RGA-E Band 63, S. 415-416).
       
      И далее – там одни вопросы… Хотя странно, что в обсуждении формы никто не обращает внимания на содержание. На этот, например, фрагмент: Haec judicia Vulemarus dictauit (Сии права издал Вулимар). Что это за человек?

    • Евгений Нефёдов говорит:

      Насчёт связи с Тюрингией – могу немного дополнить. Карл Великий, первым начавший планомерные попытки завоевания и присоединения к империи земель по Лабе и по южному берегу Балтики (которые увенчались окончательным успехом лишь через несколько столетий, уже во времена Священной Римской Империи) для новых земель учредил большую Тюрингию. Именно он, первоначально, для захватываемых и присоединяемых областей, принадлежавших разномастным тамошним «вендам», «вандалам», «винулам», «трансальбингам» и прочим, определил, что в плане территориального подчинения они должны входить в землю Тюрингия. Которую он и учредил. И центром этой большой пионерской территории рассматривалась уже присоединённая когда-то давно настоящая Тюрингия. Однако со смертью Карла все эти земли восточнее и севернее Лабы довольно быстро снова отпали от империи, и потом не одно столетие – то воевали, то союзничали с немцами, пока не были уже окончательно завоёваны саксонскими герцогами к концу 13 века.
       
      При этом, о старом территориальном делении, учреждённом Карлом, там давным-давно забыли! И новые земли были поделены между выходцами, в основном, из Саксонии – нынешние Бранденбург, Гольштейн, Анхальт, Саксония (которая южная, с центром в Дрездене и Лейпциге) и т.д. Некоторые земли остались под властью местных славянских королей, признавших вассальную зависимость от императора – и это Рюген, Мекленбургские уделы, Померания. Тюрингия же осталась вдалеке от этого процесса. Её это не коснулось, и ей почти ничего не досталось, кроме приграничных областей лужицких сербов. Однако в тексте Карла остались упоминания о той, задумывавшейся им когда-то, но так и не воплощённой большой Тюрингии, включавшей в себя земли по Лабе и по югу Балтики.

  • СергейС говорит:

    Мне понравилась статья. Интересно рассмотрен «вопрос о варяжской прародине». Показана взаимосвязь происхождения древнерусской правовой системы и общеевропейской. Представлен очень интересный документ: Правда англов и варинов (Leges Anglorum et Verinorum). Но две фразы в начале статьи – «Варяги сыграли ключевую роль в ранней российской истории, создав первую правящую династию…» и «Возникновение государственности всегда сопровождается формированием и утверждением особых правовых отношений» – оставляют такое впечатление, что до призвания Варягов было не пойми что. А хочется обоснованной определённости, к которой нас, читателей Переформата, уже, так и хочется сказать, приучили его авторы.

  • Евгений Нефёдов говорит:

    Супер!

  • Аркадий говорит:

    >> Впрочем, его острота во многом была обусловлена идейными спорами прошлых веков между «норманистами» и «антинорманистами».
     
    После этой фразы мне захотелось добавить то, что полемика «норманистов» с «антинорманистами» до безобразия затянулась. Государства не возникают из небытия. Возникновению всегда предшествует долгий период «активации» процесса образования государства. Летописи – это литература, где вымысел спокойно соседствует с хрониками. С кого конкретно летописец начинал отсчет времени – дело только летописца.
     
    Немалую роль в процессе образования государства играла торговля, а торговля – это не только взаимный обмен товарами, но и информацией об устройстве обществ. Отсюда, скорее всего, похожесть всякого рода Правд, Заветов, Заповедей и т.д. «Ой вы, гости-господа вы откуда и куда…» – естественный вопрос власти к тем, кто спрашивает разрешения торговать на земле общины, в пределах города или княжества (государства).

    • Виктория В.С. говорит:

      >> Государства не возникают из небытия. Возникновению всегда предшествует долгий период «активации» процесса образования государства. Летописи – это литература, где вымысел спокойно соседствует с хрониками. С кого конкретно летописец начинал отсчет времени – дело только летописца…
       
      Разделяю такую точку зрения. С некоторой оговоркой про «дело только летописца» – дело заказчика летописи. Но даже, если летописи – это литература, то в ней всегда мимо воли «писателя» обязательно присутствуют сопутствующие вещи, типа описания природы, быта, обычаев, взглядов и т.п. В этом смысле ПВЛ рассказывает о сугубо «государственных» особенностях бытия времён «призвания варягов». Речь о согласованном действии нескольких племён (даже не 2-х, а больше) по поводу одного князя. При этом состав племён не говорил, согласно той же летописи, на едином словенском языке. Правда, у нас автоматически считают, что тогда на финно-угорском. Я так не думаю, но это другой вопрос, здесь не об этом.
       
      Конечно, нужно помнить, что летописец жил не в IX веке, соответственно, в его интерпретации присутствуют какие-то реалии его века. Любому человеку невозможно выбраться из пут своих взглядов. Тем не менее. Для летописца земля, населяемая упомянутыми племенами в IX веке, представляется как нечто целое под управлением словен новгородских. Это целое не разваливается в результате усобиц и действует, как целое. Это важно, даже, если «призвание» – сказка. Особенно в контексте того, что прочие летописные племена (поляне, северяне, древляне и т.д.) существуют в IX веке сами по себе и берутся под управление позже и постепенно.
       
      Для того чтобы осознать важность такой информации, которая является фоном для спектакля, описанного писателем-летописцем, в наши времена просто нужно поискать в интернете что-нибудь по теме «основы государства и права».
       
      Собственно, надо понять, что государство как сущность управленческая возникает с того времени, когда люди начинают выстраивать правила бытия (общежития) за пределами родовых отношений. В дальнейшем оно развивает содержание этих правил и совершенствует формы. И не начинаются эти правила с момента появления письменной формы. И не факт, что до нас дошли самые наипервейшие письменные формы. Наличие письменного оформления правил типа Русской Правды говорит не о «прогрессе» государственного строительства, а о присутствии (и возможно росте числа) грамотных людей в управлении.

  • marinin говорит:

    Выведение «варягов» от «вагров» лингвистически не обосновать; кроме того, как объяснить изгнание одних варягов и призвание других в ПВЛ, если варяги были выходцами из одного народа – вагров?

  • Олег Васильев говорит:

    >> Вы сами ответили на свой противоречивый вопрос. Почему бы летописцу не знать о прародине англов, раз в ПВЛ он оговаривается о происхождении народов, начиная «от колена Афетова».
     
    Но летописец пишет о своей современности, а не о 8 веке. Никакой земли «англянской» в 11-12 веке в Шлезвиге не было и быть не могло, т.к. еще Беда сообщает (1.XV), что «кроме этого, из страны англов, находящейся между провинциями ютов и саксов и называемой Ангулус, которая с той поры опустела, вышли восточные англы, средние англы, мерсийцы и весь народ Нортумбрии, то есть те, кто живет к северу от реки Хумбер, а также и другие племена англов». С 9 века там жили даны. Кроме того, Книга Иосиппон сообщает что «Саксани и Энглеси живут на великом море». Великое море – это Океан т.к. «Впадают же реки Сена и Лера в море — Океан, т.е. в великое море».
     
    >> Хочется спросить: кто такие германцы в Вашем определении?
     
    Для меня германцы – те, кто говорит на одном из германских языков, и этот язык для них родной. Судя по именам правителей тюрингов, они говорили на одном из германских языков.
     
    >> Haec judicia Vulemarus dictauit (Сии права издал Вулимар). Что это за человек?
     
    Неизвестно. Но его суждения включены также в Lex Frisionum в разделе «Additio sapientum». Можно только предполагать, что Vulemarus – фризский «ученый муж».

    • V. M. говорит:

      Летописец пишет, в данном случае, не о своей современности, а как раз о представлявшейся ему истории, о легендарном происхождении народов. Читаем в контексте (Лаврентьевская летопись):
       

       
      А «земля агнянская» — Ангельн — в Шлезвиге существует в качестве исторической области по сей день. Почему же в XI или в XII веках её не было и даже «быть не могло»? Куда она подевалась? У норманистов то Ангельн пропадает и вместо него в переводах ПВЛ появляется островная Англия (Британия), что сразу же доводит текст до крайности, то Рослаген появляется – откуда ни возьмись, в качестве прародины Рюрика… Всё наоборот.
       
      >> С 9 века там жили даны…
       
      В ПВЛ данов нет, и считается, что они упоминаются под именем «англяне». Понимаете, любое прочтение источника – это трактовка с большей или меньшей вероятностью. И если выбирать из имеющихся вариантов, то область Ангельн, соседствующая с Вагрией, и варяги-варины с южного берега Балтики укладываются в летописное повествование логичнее, нежели остров Англия, соседствующий с «великим морем».
       
      Ну, и опять имена. Вулимар – разве «германское» имя?

      • marconni.mark говорит:

        >> Вулимар – разве «германское» имя?
         
        A чье же? Обыкновенное древнегерманское двучленное имя (см. Топорова Т.В., «Культура в зеркале языка: древнегерманские двучленные имена собственные», С. 33): Wala-meriz, бург. Walli-meriz, огот. Vala-mir, д.-в.-н. Wala-mar «павшими знаменитый».

        • V. M. говорит:

          По тому же принципу Вальдемар лёгким движением руки превращается в «германское имя». Собственно, норманисты от Байера до Скрынникова старательно пытались превратить в Вальдемара летописного Владимира Святого. Главное, подобрать: wald – «власть», meri – «знаменитый» или heri – «войско», см. хотя бы википедию.
           
          Интересно, в раннесредневековой Европе вообще были какие-нибудь имена, кроме «германских»? Досада лишь в том, что шведский Вальдемар – это XIII век, датские Вальдемары – начиная с XII века, Вальдемары из шлезвигских герцогов – то же самое. Поздновато. По той же норманистской логике можно и рюгенского Яромара счесть за «германца» – женат же был на датчанках. А заодно превратить Драгомиру в «исконно германское имя» Дагмар – в википедии аналогичный вашему лингвистический кульбит проделывают: Dagmar is a feminine Scandinavian given name, also used in the Czech Republic, Slovakia, Poland and Germany, derived from the Old Norse name (Dagmær), dagr meaning «day», and mær meaning «maid» – такая вот «дневная девица».
           
          Однако не разумнее ли предположить, что не только у германцев заимствовали имена, но и они, германцы, могли имена у кого-то заимствовать? Вот, собственно, и Иордан пишет: «…Все знают и обращали внимание, насколько в обычае у племен перенимать по большей части имена: у римлян – македонские, у греков – римские, у сарматов – германские. Готы же преимущественно заимствуют имена гуннские».
           
          Вальдемар (Владимир), Яромар (Яромир), Висмар (Вышемир) и проч. многочисленные имена с окончаниями на -мир, -мер, -мар, мелькающие в описании событий Великого переселения народов и позднее – не позволяют просто взять и отмахнуться, мол, «германцы». Проблема лишь в том, что кто-то уверен, что кроме «германских» – имён в мире нет. Взять какую-нибудь Драгомиру – так «обыкновенное древнегерманское двучленное имя».

          • marconni.mark говорит:

            >> По тому же принципу Вальдемар лёгким движением руки превращается в «германское имя».
             
            А с какой стати ученому фризу заимствовать собственное имя у славян, коли для него имеются аналоги в собственном германском ономастиконе? И причем здесь пример с Вальдемаром. По-моему вы сами предложили «заострить» наше внимание на имени именно «Вулимера» (Vulemarus’а). Чем же вас приведенный пример теперь не устраивает – тем, что противоречит вашей собственной гипотетической конструкции о возможном (для вас видимо – очевидном) славянском происхождении данного имени? Сомневаетесь в компетентности специализирующейся по древнегерманским языкам доктора филологических наук Топоровой Т.В.?
             
            Не нужно делать никаких пассов руками. Имя Вальдемар и есть германское (древнегерманское): *Walda-meriz («Властью знаменитый»).

            • V. M. говорит:

              Примеры я привёл потому, что и Владимир (Вальдемар), и Драгомира (Дагмар), и другие подобные имена с вариантами окончания на -мар (как и в нашем случае – Вулимар), свидетельствуют, скорее, о негерманском происхождении. И не следует прикрываться научными регалиями Топоровой Т.В.
               
              Я не говорю про то, как легко Вулимар стал у вас «ученым фризом». Ваш единомышленник выше это только предполагал, а вы уже пишите утвердительно. Интересно, какому «учёному мужу» было под силу «издавать права» в средние века?! Это была прерогатива правителя: Русская Правда связана и в заголовке содержит имя Ярослава Мудрого, Саллическая Правда, как считается, была составлена по инициативе Хлодвига, Рипуарская правда – памятник королевского законодательства, Вестготская правда – первые своды были составлены королём Эврихом и т.д. Поэтому я более склонен доверять комментарию Руссова на стр. 14.
               
              Фантазеры вы, норманисты. В лучшем случае – если просто увлекаетесь, а не причастны к какому-нибудь научно-образовательному учреждению. Тогда мрак.

            • Горелов Егор говорит:

              Скажите, пожалуйста, почему Вы решили, что этот «ученый» сам взял себе это имя, а не родители его так нарекли?

  • marinin говорит:

    1. >> …формы «варины» или «вари» довольно однозначно соответствует летописному написанию «варязи». — Попробуйте объяснить, откуда в слове «варяги» появляются звуки «я» и «г,з»? Куда исчезают в слове «варины» звуки «и» и «н»? Как это объясняют лингвисты?
     
    2. >> изгнание одних варягов и призвание других – не такая уж необычная ситуация… Примерно то же самое произошло чуть позже, когда Олег именем Рюрика захватывает Киев, в котором уже правили варяги – Аскольд и Дир… — Вам не кажется, что пример некорректен? Аскольда и Дира киевляне не изгоняли, Олега с Игорем – не призывали. Формально лучше подошел бы пример с Александром Невским.
     
    3. >> «изгоняли» и «призывали» одних и тех же варягов… — Очень смелое утверждение, вот только как его доказать? Изгнание и призвание варягов – это и есть одно из «темных» мест в нашей начальной истории, которое необходимо объяснить при помощи непротиворечивой исторической гипотезы.

    • V. M. говорит:

      1. Я не лингвист, но по постановке Вашего вопроса вижу, что и Вы тоже им не являетесь. В своё время консультировался с германистами, профессиональными военными переводчиками, т.е. специалистами, прямо говоря, не заинтересованными в том или ином решении. И они не видели никаких проблем в тождестве варины = варяги. Корень один и тот же – вар. В этом-то сложностей никаких нет. Как нет и аргументированных возражений от «профессиональных лингвистов». В основном критикуют связку вагры = варяги, но об этом я написал выше. Ещё проф. А.Г. Кузьмин писал, что романо-кельтскому суффиксу «ин» в этнонимах в германских языках часто соответствует «инг», переходящий у западных славян в «анг» и у восточных в «яг» (Кузьмин А.Г. Одоакр и Теодорих // Дорогами тысячелетий. Сборник исторических очерков и статей. Кн. 1. – М., 1987. С. 123-124).
       
      2. Если Вам кажется удачнее пример с Александром Невским, то ради Бога. Главный смысл моего комментария состоял в том, что «призвания» и «изгнания» – это хорошие спутники любой борьбы за власть. Предполагаю, что эту власть сперва брали, а потом, по результатам в письменном документе уточнялось, кого «призвали», а кого – «изгнали». Такова логика истории. Если бы в Смутное время начала XVII века шведы оказались бы успешнее, то наверняка мог бы появиться документ, в котором «новгородцы призывали на княжение Карла Филиппа».
       
      3. В данном случае исходим из текста ПВЛ:
       

       
      Читаем: «Изгнали варягов за море, не дали им дани, и начали править самостоятельно, но не было между ними правды, и встал род на род, и произошла усобица, и решили, поищем себе князя, чтобы правил нами и судил по праву, и отправились за море к варягам, к руси, как те варяги назывались, как другие [народы?] звались свеями, урманами, англянами, готами…»
       
      Сначала варягов изгоняют, потом – призывают, уточняя (потому что именно призывают!), что их имя – Русь. Заметьте, здесь не сказано, что сначала изгоняют варягов, а потом призывают свеев или русов. Изгоняют варягов и призывают снова их же, не сумев самостоятельно преодолеть междоусобицу, которую Л.П. Грот справедливо связывает с пресечением прежней династии. Возможно, в летописном фрагменте подразумевается борьба за власть между разными варяжскими группировками, поэтому варягов и изгоняют, и призывают почти одновременно. Поэтому я и привёл пример с Олегом и Аскольдом и Диром в Киеве. Другой вопрос состоит в том, почему приводится двойственное наименование – и варяги, и русь. Но здесь уже стоит обратиться к тому, как понимался термин «варяги» во времена летописца.

      • marinin говорит:

        Сходство по корню «вар» дает огромное количество объяснений понятия «варяги»: живущие у воды (тогда почему только варины?); что-то варившие; варнаки; варвары и т.д. и т.п.
         
        >> Ещё проф. А.Г. Кузьмин писал, что романо-кельтскому суффиксу «ин» в этнонимах в германских языках часто соответствует «инг», переходящий у западных славян в «анг» и у восточных в «яг».
         
        Вам не кажется, что подобное объяснение предполагает изначальное формирование понятия «варяги» у германцев, а затем заимствование его славянами? Зачем лить воду на мельницу норманолюбов? А может, пойти по другому пути: попытаться выявить существенные, функциональные черты варягов и на основе этого выяснять происхождение их названия?
         
        >> Изгоняют варягов и призывают снова их же…
         
        Изгнали варягов, призвали варягов-русь: уже не «их же». Далее, вы ничего не слышали о нескольких Русиях? Так почему не могло быть к 9 веку несколько групп варягов? Кроме того, если «старая династия пресеклась», то как можно было «призывать снова их же»? Кстати, как вы объясняете необычайно жестокую расправу Владимира с семейством Рогнеды?
         
        По вашему пункту №2: Вы фактически подвергаете сомнению сообщение ПВЛ об изгнании-призвании варягов. Так мы можем прийти к двум итогам: а) вся начальная история Руси является придуманной; б) истинная история Руси в ПВЛ – та, которая нам удобна. Считаю, что нужно принимать начальную историю, как она описана в ПВЛ (тем более что другого описания у нас нет) и пытаться непротиворечиво ее объяснять. Другие варианты создают благодатную почву для околоисторических спекуляций.

        • V. M. говорит:

          Вы хотите услышать от меня ответы на вопросы, которых объективно ни у кого нет, в силу скудности наших сведений. Мы не знаем, какие события предшествовали «призванию» Рюрика, и можем лишь догадываться о них, пытаться реконструировать с той или иной степенью достоверности. А Вы смешиваете всё в одну кучу: и варягов, и германцев, и летописные сюжеты, и Рогнеду, и какие-то «функциональные черты». Я перестаю улавливать Вашу мысль.

      • андрей говорит:

        Вы правы, когда говорите, что варягов позвали тех же, которых прогоняли до этого. Начало летописи ПВЛ надо читать вместе с её преамбулой. Согласно ПВЛ – варяги-русь жили от Востока Балтики до Волги (странно, что все историки это игнорируют?). Согласно ПВЛ – они собирали дань от Прибалтики и со всех народов волжского региона севера – реки, до Мурома. Согласно ПВЛ варягам-руси платили отдельную дань все народы уже после образования Руси как княжества. То есть все равно продолжали платить отдельную, особую дань. Согласно ПВЛ варяги-русь относились не к скандинавам, но к племенам родственным им, или – к северным германцам.

    • Ulmerug говорит:

      >> Попробуйте объяснить, откуда в слове «варяги» появляются звуки «я» и «г,з»? Куда исчезают в слове «варины» звуки «и» и «н»? Как это объясняют лингвисты?
       
      А почему Вам не приходит в голову попросить объяснить, например, как из слова «englishman» путем «исчезновения и появления звуков» получился «англичанин»? Или из слова «svensk» – «швед»? Или засомневаться, что русы, русины, русичи и русские – это один и тот же народ? (Хотя, правда, некоторые и это опровергают…)

    • Алексей Ковалев говорит:

      Объяснить легко можно. Тацитовы varini (или verini) у английского историка Томаса Шора в книге «История происхождении англо-саксонского народа» называются warings (варинги). Поскольку соседями «варинов» были англы, то английское waring близко к аутентичному этнониму. Итак, имеем warings – или «варинги».
       
      >> Попробуйте объяснить, откуда в слове «варяги» появляются звуки «я» и «г,з»? Куда исчезают в слове «варины» звуки «и» и «н»? Как это объясняют лингвисты?
       
      Английский суффикс -ing (немецкое -ung, и их аналоги в прочих германских языках) соответствуют русскому -язь. Это словообразовательный суффикс (как, к примеру, в слове «кладезь»). Кстати, норманисты этот суффикс очень любят, чтобы выводить русское слово «витязь» из скандинавского «viking». Хотя с заменой «к» на «т» неувязочка. Но идея ясна. Заменяйте в слове «варинг» суффикс -ing на русский суффикс -язь, и получатся летописные «варязи».
       
      П.С. Томас Шор пишет о варингах как о соседях англов именно на территории Шлезвиг-Гольштинии (это к спору о том, где находилась летописная «земля ангянска»). Для него не стоит вопрос, кто такие «варяги». Он напрямую пишет, что warings «ходили на малых лодках по рекам Славонии, перетаскивая их из реки в реку, в Византию для торговли». То есть для него не стоит вопрос, кто «ходил из варяг в греки» – ему ясно, что это были соседи англов на юге Балтики. Кстати, в малых лодках ходили, а не в драккарах, которые весят 20 тонн каждый. Вы сможете волоком потаскать километры по пересеченной местности 20 тонн смоленого дуба?
       
      Ожидаю вопрос о том, кто такие вагры, и что, мол, «вагры» не похоже на «варины-варинги». Мое объяснение такое: варинги были при англах, а при датчанах они стали ваграми. Английское «waring» имеет форму отглагольного существительного от глагола «ware» – «не спать, бдеть, быть пробужденным, бодрствовать, быть начеку». Это согласуется с датским «vaage» – «быть пробужденным». А «-r» или «er» или «-ar» – это, как известно, окончания множественного числа имен существительных в скандинавских языках. Вот и выходит: тех, кого англы звали «варингами», датчане звали «ваграми».

      • Виктория В.С. говорит:

        Если продолжить Ваше ….
         
        >> от глагола «ware» – «не спать, бдеть, быть пробужденным, бодрствовать, быть начеку». Это согласуется с датским «vaage» – «быть пробужденным»…
         
        то получатся или бодричи, или ободриты… В любом случае Ваше объяснение делает название varini – варинги – вагры внешним наименование. И поскольку оно имеет одинаковый смысл в двух разных языках, значит, оно должно иметь такой же смысл и во внутреннем использовании.

        • Алексей Ковалев говорит:

          Виктория, не спорю, вел я именно к ободритам, хотя мысль и не завершил. Если честно, то мысль не моя. Ее еще в 19-м веке поляк Микуцкий обозначил в своей работе «Остатки языка полабских славян». Но Микуцкий говорит только про слово «вагры» – как скандинавской (датской) кальке со слова «бодричи». Держа это в уме, я, читая «Происхождение англо-саксонского народа» Томаса Шора, увидел эту же параллель в английском слове «waring». Исторически последнее могло предшествовать первому, ведь англы ушли покорять Британские острова, а на смену им в качестве соседей вагров пришли датчане.
           
          Касательно «извнешности» этнонима могу сказать вот что: полагаю, что Тацит, хоть и составил карту территории, которую собирательно назвал Германией, сам в земле варинов-варингов никогда не был. А значит, мог узнать о них от их западных соседей, а они могли называть их на своем языке, используя перевод-калькирование (ободриты – warings).
           
          Далее, этноним «варинги» мог легко прижиться среди самих бодричей или той их части, которая граничила с народами, которые так их называли. Под таким названием их мог знать и древнерусский летописец, который записал слово «варинги» в соответствии с фонетическими законами древнерусского языка.

          • Виктория В.С. говорит:

            Пусть мысль, что вагры датская калька бодричей есть первоначальная «мысль» г.Микульского. Но Ваше «продолжение» про варингов, которые есть калька и вагров, и бодричей, делает всё это неслучайным лингвистическим совпадением. Наверное, я поторопилась с «извнешностью» этнонима. Во всяком случае, это далеко не единственное объяснение. Не знаю, знает ли история такие случаи, но мне видится, что «кальки» этнонимов в пограничных регионах могли быть и следствием частичного двуязычия, и следствием смены языка частью этноса.

  • Александр говорит:

    Спасибо, очень интересная статья. Русская Правда действительно имеет более глубокие корни, и ее связь с народом Русь очевидна из самого названия.

  • АВК говорит:

    Автор статьи не читал или проигнорировал статьи А.А. Клёсова на «Переформате», связанные с норманской проблемой. Поэтому напомню. В Западной Европе вообще, а в Англии и Дании, в частности, с существенным перевесом преобладает гаплогруппа R1b. В Дании, Германии и Скандинавии также широко представлены гаплогруппы I1 и R1a. Но среди претендентов на потомков Рюриковичей нет представителей гаплогрупп I1 и R1b. Нет также среди них и представителей западноевропейских кластеров гаплогруппы R1a. Сегодня потомки исторически прослеживающихся в веках фамилий русской знати, относящих себя к Рюриковичам, принадлежат к гаплогруппе N или же к славянскому кластеру гаплогруппы R1a. В статьях А.А. Клёсова показано, что наиболее вероятным местом, откуда вышли русы Рюрика, была славянская территория южного берега Балтики.
     
    Что касается вопроса о Русской Правде: первоначальная письменная редакция этого документа, так называемая Краткая редакция, появилась в 1016 году в Новгороде, т.е. спустя примерно 150 лет после летописного призвания династии Рюриковичей на Русь (862 год). Совершенно естественно, что этот документ многонационального торгового города Древней Руси, Новгорода, призванный регулировать отношения между собственно новгородцами и варягами и какими-то колбягами (?) включает в себя элементы обычного права различных этнических групп. Мне представляется, что связывать Русскую Правду начала 11 века с Салической Правдой 5-6 века, которая к 10 веку утратила актуальность даже во Франции, по меньшей мере, странно. Это натяжка. Ещё большей натяжкой является поиск какой-то связи между Рюриковичами и Салической Правдой. Исследователи насчитывают не более 4 слов в русском языке, имеющих предположительно скандинавские корни. Ни о каком культурном или правовом влиянии на Русь каких-либо англов и варягов говорить на этом фоне не приходиться. Статья построена на внешнем сходстве терминов «вагры» и «варяги». Это всё равно, как выводить название армян из библейского термина «Армаггедон». Тем более, что и самоназвание у армян другое – хай. Словом, автор меня ни в чём не убедил. И не заставил задуматься над чем-либо кроме данного критического отзыва.

    • V. M. говорит:

      Видимо, вместо того, чтобы прочитать мою статью, Вы были увлечены написанием собственного комментария. Я не оспариваю выводы А.А. Клёсова по поводу Рюриковичей, а напротив, считаю их крупным научным открытием, которое сделано на наших глазах… Я не связываю Русскую Правду с Саллической Правдой и, тем более, не связываю последнюю с Рюриковичами… Я не ищу скандинавские слова в русском языке… И главное, я не понимаю, как можно убедить или заставить задуматься человека, который не читает написанного. Извините, получается как в анекдоте: чукча, однако, не читатель, чукча — писатель. Что же касается А.А. Клёсова, то мы сейчас как раз готовим совместную статью по Рюриковичам. На Переформате она, естественно, появится.

      • Аркадий говорит:

        Я не сомневаюсь в том, что Ваша с Клёсовым статья будет очень интересной. Скажу только то, что формирование Древнерусского государства, впоследствие названное Киевская Русь, началось на стыке интересов Франкского государства (481-843), Аварского каганата (562-823), Хазарского каганата (650-969), Священной Римской Империи (962-1806) и плюс Печенегов с Древневенгерской конфедерацией племен. В этой сутолоке исчезали племена и языки, как то случилось, например, с Пруссами. Кто, «каких кровей» были Пруссы и куда они исчезли? Кто такие Русины (самоназвание закарпатских украинцев) и почему они себя так называют?

  • Алексей говорит:

    Уважаемый Всеволод Меркулов, спасибо Вам за ваши труды, и за обнародование столь интересного документа как «Варяжские законы»! Побольше бы таких публикаций раритетных для широкого круга читателей, обсуждаемых и просто актуальных материалов.

  • АВК говорит:

    Сходство имён Владимир и Вальдемар по звучанию и смыслу можно было бы связать с процессом вторжения R1a с территории Русской равнины в Центральную, Западную и Северную Европу около 3000-2500 лет назад (что просматривается по возрасту этой гаплогруппы в Европе) с последующим за этим этническим смешением с эрбинами (R1b) и древними автохтонами Европы (I1,I2) и образованием смешанных по происхождению племён, говорящих на некой смеси языков ариев с языками эрбинов и с языками других гаплогрупп. В частности, и с языком гаплогруппы N, которая в эти же примерно времена пришла на территорию Южной Балтики. Собственно, так и возникли так называемые индоевропейские языки в Европе. Просто другого пути возникновения таких языков нет, поскольку только R1a могли принести в Западную Европу арийский языковый компонент, как они же принесли этот компонент в древнюю Индию и на территорию древнего Ирана около 3600 лет назад. Отсюда, возможно, и сходство. Сходство лингвистики европейских языков, в том числе сходство некоторых германских и славянских имён. Среди норвежцев, например, доля R1a сегодня достигает в отдельных регионах Норвегии 33%, а в Швеции 20%. Где-то мне приходилось читать, что язык, которым написана готская библия в арианской версии, представляет почти механическую смесь славянского с германским, т.е. языков, где преобладали разные компоненеты (в славянских языках, безусловно, преобладающий компонент – язык древних R1a, в германских языках, видимо, преобладающим компонентом был язык эрбинов). Славянскую компоненту готы приобрели то ли по пути в Северное Причерноморье, то ли уже прямо там. В совокупности это дало готский язык. Это уже, конечно, более поздние времена (примерно около1700-1500 лет назад), но процесс «смешения» языков сходен.
     
    То есть у имён Владимир и Вальдемар, скорее всего, имеется имя-прародитель, общее для этих имён. Теперь по сути статьи, так как я её понял, во всяком случае. Можно допустить, что вагры Южной Балтики были наподобие готов смешанным племенем на стыке расселения разных гаплогрупп на территории Южной Балтики. В том числе имели этнически славянскую составляющую. Это гипотеза, которую следовало бы, если это возможно, проверить методами ДНК-генеалогии. Но другое дело – считать, что вагры стали будущими варягами и увязывать название «вагры» и «варяги». Пока это, по крайней мере, преждевременно. Почему, например, нельзя увязать слова «варяги» и Ware (Товар), т.е. варяги – это заморские торговцы, причём независимо от этнического происхождения. Тоже гипотеза, ничем не хуже. Если же рассматривать именно вагров в качестве варягов, то для этого следовало бы показать, опять же, в том числе методами ДНК-генеалогии, мощную возвратную миграцию из Вагрии на Северо-запад России. Рюриковичи (N) -это пока слабый след этой миграции, но из Вагрии ли он? Совсем не обязательно, что Рюриковичи вышли именно из вагров, хотя и теоретически допустимо. Я не случайно пишу о практическом отсутствии скандинавских слов в русском языке. Это говорит о том, что «русы», «варяги» времён Рюрика не имели в своём языке сильной германской компоненты, т.е. были если не прямо в массе своей славяноязычны, то имели язык близкий к славянскому. При этом Перун (Перкун) указывает на балто-славянскую природу верований пришельцев («находников» по ПВЛ)) на Русь. То, что эти «находники» не были скандинавами уже понятно, не проходят по тестам ДНК-генеалогии, т.к. возвратных миграций R1a из скандинавского кластера этой гаплогруппы в России не находится. А вот были ли вагры славяноязычны – большой вопрос, во всяком случае, если исходить из их правовых письменных источников, на которые ссылается автор статьи, то нет, наоборот, в их языке определённо преобладала германская составляющая.
     
    Поэтому, по-моему, если уж увязывать Вагрию и легендарного Рюрика, то следует доказать близость языка вагров 9 века к славянскому языку, доказать возвратную миграцию из западноевропейских кластеров R1a на Северо-запад Руси и доказать присутствие по крайней мере среди русской знати выходцев из западноевропейских гаплогрупп, которые появились на территории России (на Украине) во времена Рюрика. При этом это должны быть особые кластеры, например, галогруппR1a, I1,Rb1, которые имеют корни, близкие к, допустим, датским или германским кластерам этих гаплогрупп, но другой, особый гаплотип, резко выделяющийся из гаплотипов присущих Русской равнине, т.к. со времен Рюрика прошло уже более 1000 лет. Пока таких данных нет. Есть только Рюриковичи (N или R1a). Они, вероятно, выходцы с южной Балтики, но нет никаких доказательств, что именно из Вагрии. Возможно, работа автора статьи с А.А. Клёсовым внесёт какую-то ясность по указанным выше вопросам. Будем надеятся. Во всяком случае, как мне кажется, совместная работа с Анатолием Алексеевичем позволит автору более доказательно обосновывать свои гипотезы. Остаётся только пожелать автору успехов в разгадке загадок древней истории Руси.

    • V. M. говорит:

      Благодарю Вас за добрые пожелания. Хотел было здесь ответить по существу актуального состояния проблемы в ракурсе ДНК-генеалогии, но всё же сохраню интригу. Наша совместная статья с проф. А.А. Клёсовым скоро появится. Собственно, именно я задерживаю со своей частью.

    • Аркадий говорит:

      >> «Европу около 3000-2500 лет назад (что просматривается по возрасту этой гаплогруппы в Европе) с последующим за этим этническим смешением с эрбинами (R1b) и древними автохтонами Европы (I1,I2) и образованием смешанных по происхождению племён, говорящих на некой смеси языков ариев с языками эрбинов и с языками других гаплогрупп».
       
      Арии и Эрбины – условные названия гаплогрупп R1a и R1b, соответственно. Гаплогруппы, как вы догадываетесь, состоят из гаплотипов отдельных мужчин (у женщин своя номенклатура), которые передаются новорожденным мальчикам при посредстве сперматозоидов их отцов. Спрашивается: на каком языке может говорить сперматозаид?

    • Алексей Коновалов говорит:

      >> То есть у имён Владимир и Вальдемар, скорее всего, имеется имя-прародитель…
       
      Да, имеется – Володимир.

  • АВК говорит:

    Аркадию: Попробуйте догадаться, каким образом язык передаётся от отца сыну. Или от матери сыну. Или от отца дочери и т.д. И тогда вопросов о языке сперматозоидов у Вас не возникнет… Но если не догадаетесь, то обращайтесь.

    • Аркадий говорит:

      Когда-то давно, на песенном конкурсе Юрмала-ХХ (год не помню) прозвучала песня «Саласпилс». Зарядила эта песня советских слушателей крайне. В те же времена была телепередача С.С. Смирнова «Рассказы о героях» (можно имя запустить в поиск на YouTube). Он отыскал воина, который был в концлагере Саласпилс. Этот человек рассказывал много об этой «ферме», где отбирали кровь для раненых у детей 6-12 лет. Ужас! Но ужаснее всего было то, что там, в обществе детей, собранных со всей Европы, сформировался свой собственный язык. Это не я придумал. Это рассказал тот самый воин-освободитель.
       
      Ребенок слышит маму, ее «мурлыкание», когда она его кормит своим молоком, а потом он слышит всех тех, кто рядом с ним. Он у них учится говорить. В Москве, да и не только в Москве, после Фестиваля молодежи 1957 (открытие 28 августа) появился термин «дети фестиваля» для обозначения чернокожих младенцев, которые стали рождаться в мае 1958 года. Спрашивается: на каком языке «дети фестиваля» стали разговаривать, если папы их даже не собирались признавать. Ответ: на русском. Как видите, сперматозоиды хранят молчание.

      • рсм говорит:

        То есть наследственности не существует в принципе? Дети финна и узбека, получившие воспитание описанным вами способом, будут в школе изучать финский и узбекский языки с одинаковыми затруднениями, и у них будет одинаковая тяга к плову, скажем, и рыбе.

        • Admin говорит:

          Уважаемые друзья! Прошу вас не забывать, о чём был пост. Админ

  • V. M. говорит:

    Петербургский историк Максим Жих сделал два важных уточнения, за что я выражаю ему большую благодарность.
     
    >> Возникает закономерный вопрос: откуда русский летописец мог узнать об этой исторической области на северо-востоке Шлезвиг-Гольштейна.
     
    1) Нестору о прародине и переселении англов знать было, в общем-то, совсем не обязательно. Достаточно было знать, что область в Шлезвиге именуется «Ангельн» – Англия, а она так именовалась в источниках от английского короля Альфреда и до XIX века. Кстати, переселение англов не было тотальным, и часть их там осталась, так как Карл Великий дал им свод законов.
     
    >> В ПВЛ данов нет, и считается, что они упоминаются под именем «англяне».
     
    2) Почему летописец всю Данию маркировал «Ангельном», как это полагал А.Г. Кузьмин. Я нашёл аналогию этому. Давно замечено, что Константин Багрянородный в DAI поразительным образом не знает Чехии, а там, где она должна находиться, он помещает Белую Хорватию. При этом, действительно, в Чехии также как на Балканах или в Прикарпатье, жило «племя» хорватов. Почему-то Константин его именем маркировал всю Чехию (об этом можно прочесть хотя бы в комментариях к русскому изданию DAI). Почему? Загадка. Так что наш случай с Данией и Ангельном отнюдь не уникален.

  • Александр Балакин говорит:

    Большое спасибо автору. Особенно за географическую часть статьи. Очень интересно.
     
    Недоумение: Зачем называть Рюриковичей первой правящей династией? Второе: В мире принято называть Древним мир до примерно 4 в. н.э. Зачем использовать другую мерку для России? Древнюю Русь надо искать до нашей эры, или до начала 1 тыс. н.э . А иначе мы подчёркиваем неглубину нашей истории, а это не правда.

  • Александр Балакин говорит:

    Уважаемый Всеволод Меркулов. От Вас узнал, что переход из варягов в вагры считается недоказуемым. А как же метатеза? В лингвистике и логопедии есть такое понятие: перестановка слогов и звуков в слове. Это когда при изучении новых слов происходит сбой в произношении их. Это может быть на индивидуальном уровне. Например, у маленьких детей: рижебёнок – жеребёнок, капа – пока и т.п. У большинства с возрастом это проходит. Может быть, и на уровне общественном. Метатеза – так это называется в лингвистике. Её виды бывают разными. Я не буду углубляться, кто захочет, разберётся сам. Примеры: ведмедь – медведь, ладонь вместо первоначального долонь, суровый – суворый. Особенно часто при усвоении заимствований: тарелка вместо первоначального талерка (из нем. Teller), кетское «гарница» из рус. «граница», «перелинка» из «пелеринка», перестановка рядом стоящих звуков: рус. «мрамор» из лат. marmor. Для немцев слово варяги – чужое, и при заимствовании произошла перестановка слогов и звуков в слове. Получились вагры. Почему данная схема не годится?

    • V. M. говорит:

      Переход из «вагров», если быть последовательным, в «варяги», считается недоказуемым среди некоторых лингвистов. Но, даже доверившись им, это принципиально ничего не меняет. «Вагры» – это исключение, в большинстве источников – «варины», «варны», «варии», «вари». И я настаиваю на том, что именно их, выходцев с южного побережья Балтики, в восточнославянской среде стали именовать «варягами», а в Византии – «варангами».

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья