Советский Союз в 50-60-е годы прошлого века создал значительный человеческий ресурс с высоким инновационным потенциалом в оборонных отраслях промышленности. Однако советский ВПК не мог долго являться изолированным «островом коммунизма и инноваций». Его опережающее развитие не обеспечило передачи оборонных инноваций и двойных технологий в гражданские отрасли промышленности. Так, при создании вычислительных машин в 80-е годы у нас доминировали вертикально интегрированные структуры закрытой архитектуры: практически все «железо», включая чипы и программный продукт, разрабатывались в одном крупном научно-производственном объединении.
 

 
В это же время за рубежом происходил переход к персональным компьютерам. В результате стандартизации компонентов, модулей и интерфейса компьютер превратился в продукт открытой стандартизованной архитектуры. Ужесточилась конкуренция на рынке компонентов, что привело к специализации и переходу от вертикальной организации к горизонтальным структурам. Микропроцессоры стал производить Intel, операционную систему – Microsoft, персональные компьютеры – специализированные (отверточные) предприятия. Это привело к фрагментации производства и расщеплению продукта (компьютера) на части, продаваемые самостоятельными сегментами рынка, ускорению разработки продукта и новой технологии. В итоге мы быстро проиграли западным конкурентам, осуществившим компьютерную и программную экспансии.
 

К началу 80-х годов Советский Союз достиг критического отставания во многих сферах жизнедеятельности. Тем не менее, продолжала проводиться политика «догоняющего развития» путем заимствования иностранных новшеств, закупки оборудования, технологий и заводов. Этот процесс практически не сопровождался созданием национальных точек опережающего роста. Правящая партия, а с ней вся страна «проспала» научно-техническую революцию. То, что обеспечивало оборонные и технологические преимущества государства во внешнем мире в течение достаточно долгого времени, уже не сработало.1
 
Отметим, что инновации в сфере безопасности и обеспечения суверенного развития страны нуждаются в наличии высококвалифицированного человеческого ресурса не только в естественнонаучной сфере, технике и технологиях. Не менее важной является область фундаментального гуманитарного знания, в которой серьезные аналитические и проблемные работы на протяжении многих лет подменялись в Советском Союзе пропагандой, критические публикации были невозможны, их авторы преследовались. К тому времени, когда к определенной части советской элиты пришло запоздалое понимание того, что ядерного оружия недостаточно для обеспечения безопасности страны, она уже проиграла в конкурентном мире, в первую очередь, из-за агрессивных зарубежных инноваций в гуманитарной сфере и товарной интервенции. Спустя 30 лет после начала активных заимствований западных технологий наступила рецессия, закончившаяся в итоге разрушением государства.
 
Современная концепция развития новых идей и технологий, получившая название «открытые инновации» (open innovation), дает возможность достичь долгосрочного успеха на современном динамичном рынке. Она включает в себя как приобретение внешних знаний, так и продажу знаний на различных рынках. Покупка может включать интеграцию внешних источников знаний во внутреннюю базу знаний фирмы и совместную разработку новых идей с другими структурами, в том числе и с конкурентами.2
 
Основная идея концепции заключается в том, что расширение исследовательского поля позволяет находить и реализовывать идеи быстрее, чем при применении традиционной «закрытой» модели инноваций. Развитие открытых инноваций приводит к резкому сокращению срока реализации научных открытий. Если средний период освоения нововведений с 1885 г. по 1919 г. составлял 37 лет, то в 90-е годы для перспективных открытий (электроника, атомная энергетика, лазеры) он составил не более трех-четырех лет.3
 
Современное производство становится источником и сферой быстрой реализации научных достижений, а вузы и научные организации в определенной степени становятся экономическими структурами со всеми характерными признаками. Для России сжатие инновационных циклов во времени – это вопрос национального выживания в конкурентном мире глобализации.
 
Появление открытых инноваций и нелинейной инновационной модели обусловлено увеличением прозрачности границ для обмена потоками знаний между фирмами и внешним миром. Выделение видов деятельности, активно использующих новые знания из внешних источников, в отдельные специализирующиеся производственные звенья привело, в свою очередь, к усилению открытости инноваций. Во многих видах деятельности экономически выгодным и технологически возможным становится не интеграция производственной деятельности в цепи создания добавленной стоимости, а ее разделение на фрагменты. Поэтому во многих высокотехнологичных производствах происходит отказ от вертикальной интеграции своей производственной деятельности, развитие специализации в рамках открытой архитектуры, сужение ядра своей компетенции, переход к горизонтально-сетевым схемам организации.4
 
Особенность нынешней ситуации заключается в том, что вертикально интегрированная российская промышленность, многие предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК) еще далеки от желаемых и конкурентоспособных на мировом уровне образцов. Ориентированные на полный технологический цикл производства сложной продукции (закрытая архитектура), они не смогли обеспечить достаточную гибкость, перестроиться в соответствии достижениями научно-технического прогресса и рыночными условиями. Последние десятилетия привели некоторых из них к тяжелым последствиям, профессиональной деградации кадрового состава, включая и управленческие команды. Многие хорошие специалисты и руководители покинули предприятия ОПК, а оставшиеся – в значительной степени утратили свою квалификацию и не отвечают современным стандартам. Можно отметить отсутствие у многих российских управленцев системности и проектного мышления в управлении предприятиями и организациями как сложными нелинейными объектами. Поэтому зачастую не дает эффекта вливание бюджетных средств на «развитие современной технологической базы» уже разложившихся ФГУПов и государственных ОАО, часто не способных использовать их должным образом.5
 
Конечно, и при полном цикле производства всегда есть место горизонтальным связям. В стране уже немало независимых поставщиков субсистем и компонентов. Нужно, чтобы они конкурировали между собой для поставки своей продукции заказчикам – системным интеграторам, выпускающим конечную продукцию для пользователей. Собственно это и есть поле деятельности инновационного бизнеса, полностью отвечающего за свой научно-технический и технологический уровень, экономическую эффективность, и не требующего государственной поддержки. Это и есть главная «поляна» для малого и среднего бизнеса, университетской науки и инноваций.
 
Современные передовые предприятия, выпускающее конечную гражданскую продукцию, будь то автомобили, самолеты или компьютеры, должны быть ориентированы на разработку новейших образцов с учетом последних научно-технических достижений. Как системные интеграторы, они должны заниматься сборкой и испытанием выпускаемых изделий, быть свободными в выборе поставщиков. Отбирая путем конкурса лучшие предложения и передовые технологии, они не вкладывают средств в поддержание и развитие производственно-технологической базы поставщиков. Предприятий-системных интеграторов, выпускающих конечную продукцию, не должно быть много, но они – лицо отрасли и страны.
 
Поскольку инновации происходят главным образом на уровне подсистем, вроде бы очевидно, что вертикальная интеграция – путь догоняющего развития в современном мире, который перешел к открытым инновациям и нелинейным инновационным моделям развития. Но как реализовать крупный проект гражданского самолета (например, Суперджет-100), если более 80% его стоимости в условиях открытых инноваций уходит на приобретение иностранных компонентов и подсистем? Причем «иностранная начинка» вовсе не гарантирует сбыт самолета на мировых рынках, а для российских потребителей он может стать весьма дорогим изделием.
 
Современный мир характеризуется жесткой конкуренцией за получение достоверной и качественной информации о тех или иных направлениях научно-технического развития. В связи с распространением информационно-коммуникационных технологий, развитием открытых инноваций, международного научно-технического сотрудничества и глобализации возникает реальная угроза теневой циркуляции защищаемой информации с непредсказуемыми последствиями.6
 
Ведущие страны, в первую очередь США, инициируют и развивают open innovation там, где они запланировали и основательно подготовились занять стратегические высоты на мировом рынке. Тем не менее, эти страны держат под строгим государственным контролем те научно-технические и технологические направления, в которых они уже занимают лидирующие позиции. Страны-конкуренты прекрасно понимают необходимость государственного экспортного контроля направлений своего опережающего прорыва, в результате которого оборонный потенциал и конкурентоспособность их экономик на мировых рынках возрастут, а по ключевым позициям гражданской и военной продукции они могут стать единственными производителями.
 
Поэтому хотя и критикуемо, но понятно желание сохранить вертикальную интеграцию оборонных предприятий и «своих» поставщиков для производства вооружений, военной и специальной техники. Объяснимо и стремление правительства обеспечить развитие отечественных, в первую очередь государственных производителей, сохранение жестких требований к защите информации.7
 
Конечно, хорошо бы делать все без потерь в качестве и конкурентоспособности конечной продукции, но это далеко не всегда удается. Проблема действительно непростая, нужен поиск оптимума с разумным компромиссом и учетом всех сегодняшних политических и экономических реалий. В любом случае модернизация ОПК будет достаточно сложным и продолжительным процессом.8
 
Мы не считаем инновационными российские предприятия, занимающиеся выпуском зарубежных разработок на основе импортных комплектующих, оборудования и технологий. Конечно, им уже требуются конкурентоспособные специалисты, способные эффективно обслуживать современное технологическое оборудование, обеспечивать грамотную логистику и гарантийное обслуживание конечной продукции. Очевидно, что со временем доля отечественного участия в выпускаемой ими продукции будет возрастать, и постепенно появятся собственные разработчики сначала простых, а затем и более сложных узлов и конечных изделий. Однако такое «догоняющее» развитие займет многие годы, не приводя к сокращению нашего технологического отставания от развитых стран. По крайней мере, в высокотехнологичных отраслях за это время пройдет полная смена не только моделей, но и технологий.
 
В работе О.Г. Голиченко показано, что при современном уровне развития рынка и производства технологий путь догоняющей модернизации (без создания национальных точек опережающего роста) через заимствования инноваций рано или поздно заводит страну в тупик. В этом случае не формируются ресурсные и институциональные основы для создания радикальных инноваций.9
 
Тем более такой подход не годится для ОПК. Ведь развитие вооружений в основном должно базироваться на национальной технологической базе, отечественных разработках в техническом оснащении и компонентах, если страна не хочет попасть под полный контроль конкурентов. Поэтому необходимо разумно сочетать стратегии догоняющего и опережающего развития, добиваясь с одной стороны сокращения отставания от передовых стран до 4-5 лет, в том числе, путем заимствования иностранных достижений, а с другой – одновременного осуществления инновационного прорыва. Для этого нужно создавать точки национального роста и опережающего развития, в первую очередь, в ОПК.
 
Подобный подход важен для понимания задачи модернизации страны, ее возможностей и ограничений. По определению ОПК – это отрасль, решающая мобилизационные задачи, от которых зависят суверенитет и безопасность страны. Тем не менее, от ее состояния в немалой степени зависит и модернизация всей экономики. Очевидно, что вертикально интегрированные схемы организации производства не потеряют в ближайшее время свое значение в России, т.к. они соответствуют нынешним тенденциям развития государства, которые характеризуются укреплением вертикально-иерархической схемы организации власти и управления. Совершенствуясь, российские вертикально-интегрированные структуры еще долго будут доминировать, в первую очередь, в оборонной промышленности.
 
В 2002-2008 гг. российской властью была реализована стратегия организационного развития ОПК. Начало было положено 23 апреля 2002 г. Указом Президента России № 412, которым был создан ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей». В него были собраны предприятия и организации, которые разрабатывают, производят и модернизируют зенитно-ракетное и радиолокационное оборудование и его компоненты. В 2003 г. были сформированы управленческие структуры концерна.10 Он стал лидером в стране по объемам выпуска продукции и экспортных поставок.
 
В соответствии с выработанными стратегическими решениями основу оборонно-промышленного комплекса составят технически оснащенные на современном уровне, укомплектованные квалифицированными кадрами, достаточно крупные и финансово устойчивые холдинги, корпорации, научно-производственные объединения, предприятия и организации. Их задача – разработка и производство конкурентной на мировом уровне гражданской продукции и удовлетворение возрастающей потребности государства в поставках современной продукции военного назначения. Такие структуры ОПК, развивающие научно-образовательные подразделения и сети инновационного бизнеса, должны стать основой промышленного развития России современного уровня.
 
Для преодоления технологического разрыва с ведущими странами развитие ОПК должно сопровождаться ускоренной модернизацией отрасли и структурными изменениями на предприятиях. Однако в настоящее время состояние оборонно-промышленного комплекса страны характеризуется избыточностью производственных мощностей, низкой производительностью труда, слабой специализацией, высокой энерго- и материалоемкостью, устаревшей технологической базой, низким качеством продукции, отжившей инфраструктурой. Можно говорить также и об отсутствии свободной конкуренции, слабом уровне саморегуляции, значительном влиянии административного аппарата, нередко не позволяющего использовать современные организационно-экономические механизмы.
 
К сожалению, сложное текущее состояние оборонно-промышленного комплекса России сильно затрудняет достичь главного – создать научно-технический задел, необходимый для развития всех высокотехнологичных отраслей российской промышленности.
 
Борис Алексеевич Виноградов,
заслуженный деятель науки РФ
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья