Сто пятьдесят лет назад Алексей Константинович Толстой в одном из своих писем написал: «Когда меня спрашивают: «Вы за прогресс?», я прошу уточнить: за прогресс чего
 

 
Нынче столь же страстно дискутируют о свободе. Вот, например, 19 апреля 2012 на тусовке у Владимира Соловьева в очередной раз сцепились Никита Сергеевич Михалков и Виктор Владимирович Ерофеев сотоварищи. В числе товарищей – именитые журналисты Иван Засурский и Константин Ремчуков. Как всегда, Никита Сергеевич пафосно негодовал по поводу злонамеренного разрушения нравов в России. Как всегда, Виктор Владимирович покровительственно поучал о предоставлении безграничной свободы всем гражданам как необходимого и достаточного условия неудержимого взлета страны. Но ведь, если задуматься, «взлет» будет, если на это «свободно» захотят подвигнуться «свободные» граждане. А чего же они таки хотят?..
 

Для начала поглядим на дорогу. «Дорога, дорога… Ты знаешь так много о жизни моей непростой». Так что там, на дороге? А там!..
 
…Каждый автомобиль имеет эксплуатационную скорость. Эта скорость достигается при некоторой допустимой нагрузке. Но некоторая часть свободных собственников хочет с одного барана содрать две шкуры. Поэтому они грузят свой автомобиль так, что рессоры прогибаются в обратную сторону. По ровной дороге такой экипаж худо-бедно, с натугой, но разгоняется километров до 50 в час. Но на самом пологом подъеме он встает намертво и ползет как муха по кладбищу. С учетом того, что дороги у нас в России достаточно сложного профиля и имеют чаще всего одну полосу движения (да, конечно, со сплошной) – картину дальше пояснять не надо. Как и лексикон верениц водителей, которые принуждены тащиться за такой повозкой по несколько километров.
 
…Каждая дорога рассчитывается на определенную нагрузку. СНиПы на дороги предполагали, что по дорогам будут бегать ГАЗоны, ЗиЛки, ну, как предел – КамАЗы, естественно, с нормальной эксплуатационной нагрузкой. А многотонные партии грузов будет перевозить железная дорога. Но вольные предприниматели решили не связываться с перегрузкой товаров на пароходы или железнодорожные платформы, с изучением стандартов на дороги и нахватали катерпиллеров, вольвов и прочих ренов с прицепами емкостью по два вагона. Надеюсь, про состояние дорожного полотна дальше рассуждать не имеет смысла. Оно ясно. Лексикон водителей – тот же.
 
…В воскресенье под вечер на подъезде к любому мегаполису тянется вереница авто. Идет плотно, но вполне прилично – под 80. Изредка по встречке караван обгоняют крузаки или буммеры под 150, никого, впрочем, в караване не беспокоя. Но – не дай Бог! – где-нибудь у въезда на эстакаду или дефиле кто-нибудь из каравана замешкается. Караван поначалу притормаживает до 40. В принципе не смертельно. Узости обычно не тянутся более пары километров. С учетом уплотнения каравана проехать со скоростью 40 километров в час пришлось бы не более 4 километров, затратив на это 6 минут. Несложные подсчеты подсказывают, что с обычной скоростью каравана этот участок дороги можно было бы проехать всего за 3 минуты. Вдумаемся: вся возможная задержка – всего на 3 минуты! Учитывая, что весь путь с мест отдыха занимает 1,5-2 часа, задержка в пределах погрешности. Дверь открыть. С точки зрения здравого смысла никаких затруднений возникнуть не должно. Но в реалиях – катастрофа. Поток «торопливых», обгоняющих караван по встречке, становится сплошным, к нему присоединяются сочувствующие по правой и левой обочинам, а потом и прямо по полю, ежели машина позволяет. Но – чудес не бывает – в одном месте, у въезда на эстакаду все нетерпеливые сбиваются в кучу и устраивают между собой корриду. И вот теперь счет пробки идет уже на часы. Причем у всех. Даже у тех, которые ломились по полям. Про лексикон – умолчу.
 
…Отдельная песня – парковка. Здесь буйство фантазии водителей не знает пределов. Парковка на тротуаре, на перекрестке, во втором ряду, в третьем ряду с включенной аварийкой, напротив въезда во дворы и проезды, выхлопной трубой в окна. Ну, а парковка на газонах – это вообще банальность. И вот уже пробираются мамаши с коляской по проезжей части, и вызывают скорую пенсионеры с первого этажа, а скорая застряла в пробке, поскольку единственная полоса занята этой самой машиной с аварийкой. И грязь с разъезженных газонов тащится в подъезды.
 
…Да чего все о водителях? На дорогу выходят и пешеходы. Перекресток в час пик. Зеленый светофор уже моргает. Притормаживают даже вечно спешащие студенты. Но именно в этот момент на проезжую часть торжественно вступает пенсионерка с котомкой. Она величественно шествует через дорогу (естественно, уже под красный в ея направлении), даже не обозначив намерения ускорить движение. Естественно, весь поток транспорта – для него уже зеленый – напрягшись, стоит. В глазах всех водителей немой вопль: «Мамаша! Тебе ведь не на деловую встречу и не на спасение пострадавшего! Не судьба была дождаться следующего сигнала и спокойно, никому не мешая, перейти дорогу?..» Все, все, все! О лексиконе – даже не думаем.
 
…Даже не дорога. Опушка соснового бора в пригороде мегаполиса. В бору вьется лыжная трасса с редкими бетонными столбами освещения. Освещение уже, конечно, давно не работает, но кто-то после каждого снегопада заботливо укатывает ее «буранами» под конек. Вероятно этот «кто-то», заботясь о голеностопах здешних физкультурников, повесил на сосне объявление с робкой просьбой не выходить на трассу без лыж и не выгуливать на ней собак. И как раз под этим объявлением полянка на угоре перепахана колеями раскрутых джипов до грунта. Потому что пассажиры этих джипов желают надевать лыжи прямо на трассе. Вообще говоря, в сотне метров от опушки этим заботливым «кем-то» оборудована охраняемая стоянка. А от стоянки до опушки проложена утоптанная дорожка. Но – хочется здеся… И вот уже кувыркаются на колеях санки ребятишек, выведенных мамашами на прогулку из расположенного неподалеку в этом райском уголке кампуса местного университета, ломаются неубиваемые пластиковые лыжи и вполне себе уязвимые голеностопы опрометчивых лыжников.
 
Пожалуй, хватит пространных примеров. Читатель сам может дополнить перечень актуальными событиями: и про «чуткое» общение во всяческих – и частных, и государственных – конторах, и про гремящие вентиляторы или моргающие рекламы под окнами квартир, и про очередь к врачу – «Мне только спросить!»… Автор подставит свою седую голову под побитие камнями, если это единичные случаи.
 
Все эти вышеупомянутые прелести совершаются под лозунгом: «Мне надо!» Этот лозунг запечатлен на спокойном лице, он проглядывается в неторопливых и уверенных движениях, в холодном и сосредоточенном взгляде. Можно было бы понять просьбу человека, типа: «Уважаемые граждане! Прошу войти в мое положение, в случайное неблагоприятное стечение обстоятельств, по причине которого я принужден совершить некоторые действия, которые причиняют вам некоторые неудобства… Но мне сейчас ну очень надо…» Такие исключительные обстоятельства складываются действительно редко и в нормальном обществе, как правило, находят понимание у окружающих.
 
Но нынче-то это уже не эксклюзив. Это осознанный стереотип поведения определенной и весьма значительной категории российских граждан. Посредством такой стратегии поведения они не выходят из затруднительного положения. Они построили свой успех в жизни на постоянном попрании интересов своих соплеменников, и добились на этом пути значительных высот. О массовости подобных жизненных коллизий с горечью говорил, например, Генри Маркович Резник в воскресной программе «НТВшники» от 09.10.2011.
 
Ну, ладно бы только холодные глаза. Или даже хамство. Неприятно, конечно, но перетерпеть можно. А ведь бывает и пожестче. Это только Владимиру Шахрину и только в Ебурге остерегаются возражать, когда он приклеивает на лобовое стекло стикер: «Я реальное парковочное хамло». Шахрин в Ебурге – в авторитете. Когда же некие молодые люди попытались таким же образом в Москве усовестить водителей, припарковавших свои авто на тротуарах, те стали этих радетелей общественной нравственности просто бить. Ничтоже сумняшеся.
 
Ситуация балансирования на грани законности для какой-то части нации является смыслом жизни. В начале 00-х один достаточно крупный предприниматель регионального масштаба разоткровенничался в частном разговоре с автором: «Если я за день не обману хоть кого-нибудь, день для меня потерян». Этот человек по-своему честен. Он не впадает в депрессию, если и его кто-нибудь «кинет». Он это воспринимает с азартным пониманием: драка есть драка – зато интересно!
 
Для него, может, и интересно: миллион туда – миллион сюда; на его образе жизни это никак не отражается. Что же делать человеку, который лишился всего имущества, а в ответ слышит с ухмылкой: «А надо было внимательно читать договор. Во-о-он там! На пятнадцатой странице, меленьким шрифтом, в примечаниях к восемнадцатому пункту приложения номер семь». А когда этот человек обращается в суд, его дело назначают к рассмотрению через пару лет, и записывают в число кредиторов четвертой очереди за номером в третьей тысяче. Таки какой суд вообще сможет разрешить этот вал проблем?
 
В программе «Тайный шоу-бизнес» на НТВ 13 ноября 2011 г. были озвучены любопытные факты. Администраторы Пугачевой, Кобзона, Мулермана, Высоцкого были осуждены за финансовые нарушения по учету выступлений и билетов, по расчетам наличными деньгами. В то же время многие деятели культуры до сих пор искренне считают, что они «невиновны», их дела «сфабрикованы» и происходят «преследования за инакомыслие». Какая-то аберрация сознания. Они не опровергают фактов махинаций с билетами, запрещенных действовавшим тогда законодательством (да и нынешним, кстати, тоже), но должностные лица, организовавшие эти нарушения – «невиновны!»
 
И вот это обстоятельство – уже новация на просторах России. В юриспруденции открытое попрание официально признанных норм общежития квалифицируется как «дерзкое деяние» и признается отягчающим вину обстоятельством. Оно придает правонарушению дополнительную общественную опасность и потому, согласно закону, подлежит более строгому наказанию. Вероятно, именно поэтому известный правозащитник Генри Маркович Резник констатировал это обстоятельство с глубокой горечью.
 
В особых случаях закон предусматривает вообще исключительные меры пресечения подобных нарушений. Так Дисциплинарный Устав Вооруженных сил квалифицирует открытое неисполнение действующих норм как «неповиновение» и предоставляет начальнику во время боевых действий в этом случае право «применить оружие», говоря проще – застрелить неповинующегося на месте без суда и следствия. Более того, начальник, не принявший мер к немедленному прекращению неповиновения, подлежит дисциплинарной и даже уголовной ответственности. Естественно, жесткость мер объясняется и особой тяжестью последствий неповиновения во время боя. Но сам факт предусмотрения подобных мер в законе для большинства армий мира говорит о многом.
 
Так почему же такое массовое изменение стереотипов поведения никого из значимых политиков, кроме Генри Марковича, вообще не волнует? Более того, большинство из завсегдатаев политических тусовок в ответ на мольбы потерпевших во время «обращений в студию» или «прямых звонков» на телемостах привычно отмахиваются: «Обращайтесь в суд!» Предположим, что судебная власть остается кристально твердой и абсолютно независимой (полет фантазии пределов не знает!). Только, если внимательно прочитать Кодекс административных правонарушений, Гражданский кодекс, Закон об исполнительном производстве, можно уяснить следующее: чтобы принудительно взыскать очевидный минимальный административный штраф, дело придется рассмотреть в четырех инстанциях с привлечением двух десятков должностных лиц в течение, минимум, полугода. В случаях не совсем явных счет пойдет на годы. Если учесть, что правовые коллизии с демонстративным попранием интересов граждан возникают ежедневно миллионами, то картина откроется во всей своей безысходной полноте.
 
Вспоминается выражение, прозвучавшее как-то во время дебатов в начале перестройки: «Если один человек украл миллион – это проблема органов юстиции. Если миллион человек каждый день крадут по рублю – это проблема политики». Видать, неладно что-то в датском королевстве! Похоже, в России требуется уже именно политическое решение решение. Но нет! – зашлись политики в угаре поисков свободы. Вкупе с ними с пафосом к свободе взывают рафинированные интеллигенты и лично безупречно порядочные люди. Навскидку: Людмила Алексеева, Дмитрий Быков, Алла Гербер, Владимир Максимов, Владимир Познер etc… К ним лично вопросов нет. Для них свобода – наиболее благоприятная среда для раскрытия способностей личности. Именно они, исполненные благородных побуждений, вышли на Болото. Вероятно, как раз их возвышенно вдохновленные лица увидел прозорливый автор и проникся светлыми надеждами.
 
Но ведь свобода предоставляется для всех, а не только для добропорядочных граждан! При безграничной свободе утвердятся обычаи, которых придерживаются наиболее активные граждане. Свободу чего мы все получим, имея в виду массово проявившиеся наклонности российских «граждан», упомянутые в начале заметки? Не страшно?
 
Александр Артемов
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья