С некоторой периодичностью, не слишком часто русский народ посещает чувство национального достоинства, стремление к единству на основе лучших свершений в нашей общей истории, на основе культурной, религиозной, этнической общности. Как правило, этому единению, патриотическому подъему, пробуждению народного гения способствуют тяжелые факторы внешней интервенции, порабощения, внутреннего упадка, кризис эгоистического, бессмысленного и безбожного существования. И тогда из пепла возникают русский дух и Святая Русь. Не музейные и лубочные, а реальные, величественные, способные к созиданию. Но, как в известных анекдотах, пока русскому по лицу не ударят, в душу не плюнут, дом не сожгут – никакой активности не ждите…
 

 
У маленьких (по численности) народов это устроено по-другому. Опасность порабощения, поглощения, рассеяния, утраты корней у них постоянно рядом. Чуть-чуть недосмотрел – и нет народа. Никого не удивляют культурные центры, общественные организации таких маленьких (по численности) народов. А вот русские, собравшиеся в русскую организацию числом больше трех – вызывают уже какое-то напряжение.
 

Весьма распространенным явлением в нашей повседневной жизни, особенно в высказываниях власти и СМИ стала подмена понятий, причиной которой являются как софизмы (намеренные логические ошибки), так и влияние навязанных западных «демократических» стереотипов. Это особенно касается вопросов, связанных с идеологией, межнациональными отношениями, ценностными ориентирами, культурой, самоопределением. Начальным условием решения какой-либо проблемы является ее осознание, понимание слов и понятий, ее описывающих.
 
Сегодня, безусловно, есть большие проблемы в плоскости межнациональных отношений в России. Подход к их анализу может быть научно-историческим. Но такой подход объединит узкую группу специалистов и не затронет широкий круг наших сограждан. Другой подход – апелляция к общеизвестным фактам и здравому смыслу. Начнем с малого.
 
Историческая правда вместе со здравым смыслом теперь ограничены новыми правилами толерантности. Еще совсем недавно в советских школах Ленина и КПСС умудрялись вплести в учебники по математике или по физике. Эти смешные натяжки были заметны и не так глубоко поражали мозг и сердце, как сегодняшние ляпы политкорректности.
 
Если в телевизионном шоу соберется несколько русских православных людей, чтобы обсудить насущные проблемы современной жизни, то посыплются организованные звонки «возмущенных» граждан: «А где представители других национальностей и вероисповеданий?».
 
Российские мусульмане, иудеи и немногочисленные католики пользуются и зарубежной поддержкой, и разнообразными кассами взаимопомощи, и собственным потенциалом. Они сами прекрасно решают свои вопросы, они не нуждаются в нашей помощи для этого и в нашей оглядке. Так и многие национальности, проживающие на территории Российской Федерации, имеют весьма широкие финансовые, административные, организационные и иные ресурсы.
 
Другое дело некоторые малочисленные, исчезающие, вымирающие народы, которым необходима особая государственная поддержка и поддержка со стороны русского народа. Алеуты, Карелы, Поморы, Эвенки, Ительмены, Манси и многие другие… Они осознают себя самостоятельными народами. У них свои языки, но численность их убывает, условия жизни препятствуют сохранению уникальных культур, устоев, традиций. Они действительно нуждаются в помощи. Нужны национальные школы, музеи, СМИ, предприятия и организации, представители во власти и в общественных объединениях.
 
Новостные ленты различных СМИ пестрят странными сообщениями следующего типа: «Мировое сообщество обеспокоено обострением межнациональных конфликтов в России».
 
Конфликты на национальной почве инициируются, финансируются и планируются преимущественно извне. Все цветные революции с участием националистических групп, создание оплачиваемой нестабильности в странах и «горячих» регионах с использованием экстремистских сил, раскачивание социальных, национальных, экономических, религиозных и политических факторов с целью ослабления государств и их элит, разобщения народов – это, как говорится, давний и успешный бизнес нашего наиболее вероятного «союзника» по борьбе с мировым терроризмом. Здесь уместна старая шутка: «США последовательно борется за установление демократии во всех странах, где есть нефть». Поэтому дико даже говорить о международной обеспокоенности или об обеспокоенности мирового сообщества. Собственно, словосочетание «мировое сообщество» мне не представляется адекватным, ясным и позитивным, как не представляются безусловными благами: «демократия», «прогресс», членство в ВТО и полет на Юпитер.
 
Каждый народ, каждая нация, особенно нация с большой историей и культурой имеет, подобно личности, свои специфические особенности, оттенки характера, манеры. Здесь, как в человеке – и хорошее и дурное, и понятное всем и странное для других, и достоинства и чудачества. Утверждать, что все одинаковы, или, что различия не имеют какого-либо значения, – значит грешить против очевидной правды. Иные люди или народы между собой отличаются не меньше чем баклажан от подснежника. Не учитывать различия, значит не уважать нацию – свою или чужую. Если мы приезжаем в чужую страну, мы изучаем особенности культуры, поведения, религиозности той нации, которая доминирует в этой стране. А есть такие страны, куда без специалиста или «проводника» лучше вовсе не соваться. И все равно мы оцениваем эти различия через призму своего опыта, своего понимания, своей культуры. То есть снаружи мы видим не то же самое, что видится изнутри. Мы не проникаем, за редким исключением, в глубины мотиваций, в причины сложившихся стереотипов.
 
Так называемые национальные анекдоты в советский период – пример поверхностности этой оценки. Но они, в то же время и пример стремления постигнуть, и подтверждение некоторых очевидных, зримых со стороны особенностей. Еврейская лавка, немецкая пунктуальность, армянское радио, чукотская юрта, русский, немец и поляк в замкнутом пространстве, француз и женщины, англичанин и Темза, грузин и автомобиль, русский с кем-нибудь на острове и т.д. Объемные образы. И кто скажет, что они не помогают восприятию? Но мы на почве демократии стоим на грани запрета этого замечательного фольклора, как при прежнем режиме запрещались политические анекдоты, тоже, кстати, довольно меткие.
 
Народы, входившие в состав Российской Империи, оказались в ней в силу различных обстоятельств. Кто-то попросился сам, кто-то влился органично, кто-то воевал против России и был побежден… Вне зависимости от того, какова была история формирования национального состава нашей земли, сегодня мы все проживаем совместно, рядом, на одном государственном пространстве, на одной исторической территории, разделенной на регионы. Уместным представляется образ большого дома, где проживают разные семьи – народы, нации, этносы. Российская Федерация намного меньше исторической России, меньше Российской Империи, меньше Советского Союза. Это урезанная и расхищенная земля. Наши предки построили, сохранили, не раз отстояли и отвоевали огромный и богатый дом, а наши современники часть его распродали, часть промотали.
 
Но вот есть все еще довольно большой дом, а в нем много квартир. Какие-то квартиры побольше, какие-то поменьше, какие-то просторные, на лучшем этаже, лучше отделаны, какие-то с меньшими удобствами – в силу ряда исторически сложившихся причин. И вот в своей квартире домовладелец, представитель семьи, построившей дом, который занимает самую большую площадь, периодически собирает в гости всех квартиросъемщиков, ответственных и безответственных, чтобы обсудить вопросы содержания дома, оплаты коммунальных услуг, благоустройства площадки. Много разных вопросов: уборка, дежурство по подъездам, безопасность, парковка, шумные соседи из других домов…
 
Люди приходят в гости, садятся за общий стол, у них может быть совместная трапеза, а потом бал. При каких условиях эти встречи будут проходить в конструктивной, доброй, нормальной атмосфере и результативно? Конечно, если и хозяин и все гости ведут себя подобающе, достойно, степенно. Если гости не перебивают хозяина и друг друга, не произносят тосты, пока их не объявят, никого не толкают локтями, не навязывают собственный протокол поведения. Если гости приходят делиться лучшим, несут хорошие подарки. В данном случае, если народы, населяющие Россию, привносят не проявление своей самости, не попытку самоутверждения любой ценой, подчас доходящую до крайних, неприемлемых форм, а привносят свою культуру. Вспомним советский период – как мы все любили замечательных творческих людей (артистов, писателей, режиссеров, художников) самых разных национальностей, воспринимая их одновременно, как часть русской культуры, и как проявление богатства и особенностей тех народов, которые они представляли. Это было, когда они делились культурой, мыслью, плодами своего творчества.
 
Когда в большой квартире начнется бал и объявят, скажем, вальс, то не надо танцевать лезгинку или сиртаки. Надо предложить хозяину, и быть может, лезгинку тоже объявят. А если не объявят, то в этот раз ее вовсе не надо танцевать. У себя в квартире можно в любое время по своему усмотрению, лишь бы не разбудить соседей.
 
Но если в квартире, куда хозяин пригласил своих гостей, наступает какой-то конфликт? Например, гости начали безобразничать, нарушать протокол, мусорить, игнорировать пожелания хозяина, то хозяин вправе их пресечь, вправе, может быть, попросить их из своей квартиры. А если гости начинают бушевать, например, постреливать или играть ножичками? В этом случае, наверное, хозяин вызовет милицию. И еще как-то вправе будет защитить свое жилище. А если какой-то квартиросъемщик нарушает покой всего дома, то жильцы могут собраться вместе и провести разъяснительную работу.
 
Москва или Санкт-Петербург – это большие комнаты русской квартиры, а Владимир, Псков или Новгород – это комнаты поменьше все той же русской квартиры. А Махачкала – большая комната дагестанской квартиры, Нальчик – кабардинской и т.д. И межнациональных конфликтов не будет там, где люди чувствуют себя хозяевами в своих квартирах, вместе заботятся об образцовом содержании всего дома, заезжают друг к другу в гости, ведут себя подобающе, не танцуют на московской площади лезгинку, а на махачкалинской – камаринскую, если только об этом не просили местные жители, или это не согласованное мероприятие.
 
Не будут уважать тот народ, даже если он культурнообразующий, даже если он в большинстве, который не уважает сам себя, который не понуждает уважать себя другие народы. У нас сейчас другого характера политика. Мы начинаем, как в русских сказках, кормить дракона – кто больше требует почтения, средств, правовой защиты, кто угрожает нестабильностью, кто больше «мяса» пытается оторвать, тому мы больше и отдаем, на поводу у того и идем. И тем самым держим неустойчивый мир, неустойчивое «равновесие». Но из тех же русских сказок мы знаем, что «коровы» для прокорма дракона могут закончиться, а аппетит может еще вырасти. Это путь тупиковый.
 
Сделать равновесие устойчивым, а межнациональные отношения достойными и взаимоприемлемыми можно только при условии подъема и укрепления самосознания русского народа, при условии формирования уважения к тому народу, который ценой собственных невероятных жертв даровал многим другим народам свободу, благополучие, а подчас и саму жизнь.
 
Родион Часовников,
член Союза журналистов России
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Один комментарий: Русский дом образцового содержания

  • Горелов Егор говорит:

    Вот то-то и оно: теперь в большие комнаты русской квартиры приехали гости: сначала с позволения хозяина квартиры, потом и сами, потому, что нас много и мы можем заткнуть рот хозяину квартиры. А хозяина квартиры домовладелец стращает, что ежели попробуешь выпроводить гостей – милицию вызову.
     
    У нас, к сожалению, гонения на русских продолжается на государственном уровне. И, пока это не прекратится, у народа не появится самосознание.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья