Уже в ближайшее воскресенье граждане России будут в очередной раз — кто-то с робкой улыбкой надежды, кто-то с недовольной гримасой безысходности — опускать свои бюллетени в урны, выбирая нового президента страны. Кандидатов на главный пост мы знаем более чем хорошо. Знают ли они нас? Лично я не требую, чтобы они меня знали, знакомство с некоторыми и вовсе довольно сомнительная честь. А вот знание истории великой державы, возглавить которую они собираются, видеть хотелось бы.
 

 
Кандидат номер один — Владимир Путин — во время одного из многочисленных сеансов покаяния перед поляками признался, что до недавнего времени не подозревал о довольно значительной роли Сталина в советско-польской войне 1920 года (Иосиф Виссарионович тогда входил в Реввоенсовет Юго-Западного фронта, руководил освобождением Киева и наступлением на Львов). Что ж, это ещё простительно, хотя и личность Сталина, и та война, ставшая одним из весьма заметных событий в отечественной истории ХХ века, требуют, пожалуй, бóльшего внимания со стороны руководителя столь высокого ранга.
 

Можно перевести в шутку и известный казус с приписыванием Путиным фразы «цель ничто, движение – всё» Льву Троцкому. Подумаешь, перепутал её истинного автора Эдуарда Бернштейна с Бронштейном, с кем не бывает. Однако были и ещё более вопиющие случаи. Так, в 2007 году на встрече с Бабуриным Владимир Владимирович увидел на лацкане пиджака своего визави чёрно-жёлтый значок и простодушно поинтересовался, что он обозначает. Лидер РОС потом оправдывал президента: «К нему все приходят со значками цветов нынешнего российского бело-сине-красного флага, а тут что-то иное, вот он и удивился». Честность, конечно, дело хорошее, но всё же хотелось бы, чтобы факты исторической геральдики России, известные любому школьнику с нормальной успеваемостью, были знакомы национальному лидеру не только по предметам фалеристики на одежде собеседников.
 
Не сильно отстаёт и Геннадий Зюганов. Так, в одной из телепередач он ничтоже сумняшеся заявил – «царская Россия бездарно проиграла три подряд войны: Крымскую, русско-японскую и первую мировую». Оставим в стороне крайне спорный вопрос о Первой мировой (уж царская Россия в ней поражение точно не потерпела) и популярную ныне дискуссию о правомочности определения «проигранные» к Крымской и русско-японской войнам. Русско-турецкую 1877-1878 годов Вы, Геннадий Андреевич, куда девали?
 
Логичней было бы тогда уж и её записать в разряд неудачных. А что, объяснил же султан Османской империи своим подданным итоги этой кампании таким образом:
 

Правоверным известно, что проклятые иконопоклонники возмутились, отказались платить дань, взялись за оружие и выступили против повелителя правоверных, вооружившись дьявольскими ухищрениями новейшего времени. Хвала Богу. Правда восторжествовала. Наш милостивый и победоносный государь на этот раз совершенно один вышел из борьбы победителем неверных собак. В своей неимоверной благости и милосердии он согласился даровать нечистым собакам мир, о котором они униженно просили его. Ныне, правоверные, вселенная опять будет управляться из Стамбула. Брат повелителя русских имеет немедленно явиться с большою свитою в Стамбул и в прах и в пепел, в лице всего мира, просить прощения и принести раскаяние. При этом имеет быть уплачена обычная числящаяся за ними дань, после чего повелитель правоверных в своей неистощимой милости и долготерпении вновь утвердит повелителя русских в его должности вассального наместника его страны. Но дабы отвратить возможность нового возмущения и сопротивления, султан, в качестве верховного повелителя земли, повелел, чтобы 50 тыс. русских остались в виде заложников в Болгарии. Остальные неверные собаки могут возвратиться в свое отечество, но лишь после того, как они пройдут в глубочайшем благоговении через Стамбул или близ него.*

 
В другой раз, в ходе проекта «Имя России», лидер КПРФ процитировал следующее высказывание Черчилля о Ленине: «Его смерть стала для России величайшим несчастьем». Вот, мол, как ценили вождя мирового пролетариата даже противники. Не знаю, природное ли лукавство или незнание первоисточника помешало Геннадию Андреевичу представить публике мысль сэра Уинстона целиком:
 

Величайшим несчастьем России было его [Ленина] рождение, но их следующим несчастьем была его смерть.

 
Если представить крайне маловероятную ситуацию голосования за фигуру Гитлера в шоу «Имя Германии», то попытка добавить ему баллов тезисом «Сталин высоко оценивал Гитлера» будет меньшим шулерством, чем зюгановская эскапада. По крайней мере, в сталинской фразе «Буржуазия выдвинула своих наиболее умных и способных людей для управления государством: Рузвельта, Болдуина, Гитлера — он талантливый человек, Муссолини» ничего не вырвано из контекста.
 
Впрочем, на соискателях президентства свет клином не сошёлся. Вот, например, что заявляет Владимир Рыжков (между прочим, кандидат исторических наук):
 

Мы можем вспомнить, например, судьбу Российской империи, когда при Александре III и Николае II проводилась политика русификации в отношении прибалтийских территорий, в отношении Финляндии. Тогда над Хельсинки был сооружен огромный православный собор как символ политики русификации, осуществлялась русификация польских земель, входивших в состав империи.

 
Лично у меня язык не поворачивается назвать робкие и половинчатые меры по обузданию чрезмерной польской и финской вольницы (сопровождавшиеся при этом дарованием дополнительных прав и свобод, таких как всеобщее избирательное право и избирательные права для женщин в Финляндии) громким словом «русификация».
 
Впрочем, пожалеть по поводу и без повода свободолюбивых любителей мазурки у нас нынче вообще модно – так, скажем, это сделал Станислав Говорухин в одной из передач на «Эхе Москвы»: «Я уже не говорю, что даже в 20-м году, когда закончилась Гражданская война, вдруг Красная Армия поперла на Варшаву». На что рукопожатен, застенчив и совестлив Сергей Бунтман – и то не мог в ответ не напомнить о предшествовавшем этому «вдруг попёрла» походе поляков на Киев.
 
Никто не требует от наших политиков зубрить от корки до корки историческую энциклопедию. Достаточно двух простых вещей – говорить то, что знаешь, и знать то, о чём говоришь. Неужели это так сложно для властителей дум одной шестой части света?
 
Станислав Смагин, политолог
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья