«Закон Паркинсона», по которому каждый должен достичь своего уровня некомпетентности, стал законом нашей жизни. В российском государстве налицо кризис кадров. Этот кризис поразил Россию сверху донизу от муниципального уровня до федерального, от мэрии до Кремля.
 

 
Каждый вечер по ящику нам показывают озабоченных бюрократов, которые слушают Лицо номер один или Лицо номер два (это нам еще надо научиться разбираться в этих номерах, а они эту науку впитали с молоком матери), поворачиваясь к его светлости, как подсолнухи к солнцу. Мизансцены таких постановок об очередных установках сверху отработаны до мелочей. Говорит только главный герой. Как правило, по бумажке, либо по тексту на мониторе. Остальное — массовка. Независимо от желания режиссера невозможно уйти от впечатления, что перед нами статисты, которые ничего не решают, не хотят решать и не будут, а только выполняют ценные указания своего кукловода. На своих лицах массовка изображает почтительность и внимание. А в глазах ее — скука и равнодушие, надменность чиновничьей касты и ожидание того момента, когда можно будет заняться главным для каждого уважающего себя госслужащего делом — получением доходов от приватизированного бюрократией государства.
 

«У Кремля нет запаса компетентных кадров для исправления положения в экономике», — выдала свой диагноз «Газета» ещё на исходе 2008 года. И уж если говорить о компетенции тех, кто распоряжается доходами от газа и нефти, а заодно и всей российской экономикой, тут картина и вовсе плачевная. Некомпетентность (я уже не говорю о воровстве) чиновников обходится россиянам в гигантские суммы. Подсчитано, что только в ходе госзакупок 2008 года по вине чиновников государство потеряло 362 миллиарда рублей. И при этом никто из этих головотяпов не понес никакого наказания! И это только один пример.
 
Армия чиновников в России растет — при Путине их стало в два раза больше, чем во всем СССР. Не растет только их компетентность. Сплошь и рядом их реакция на чрезвычайные ситуации и кризисные явления в экономике РФ, не упредительная, а догоняющая. Они не способны к реформам и творческому осмыслению долгосрочных задач развития страны. Они сориентированы на сохранение стабильности режима, а потому — тотально консервативны. Для них вполне приемлем лозунг «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих», который полностью соответствует понятию о своем служебном долге и у мелкого бюрократа, и у того, который все время на виду. Разница между ними лишь в том, что последнего в свете юпитеров немедленно одолевает непонятная нормальным людям забота о собственном лучезарном имидже — вот, глядите, без дела не сидим, реагируем.
 
Именно это и составляет основное содержание бюрократического телесериала, который мы наблюдали с самого начала президентства Путина в 2000 году и наблюдаем по сей день. Наиболее наглядно это проявилось в ходе финансового кризиса 2008 г. Именно этот период Путин приводит в качестве доказательства работоспособности и компетентности его правительства, которое якобы сделало все возможное, чтобы Россия вышла из этого кризиса без потерь. Посмотрим, как на самом деле все это было.
 
Российское чиновничество реагировало на это бедствие, прежде всего, методом типичным для бюрократии — заботу о государстве и его поданных проявляют за их счет. И за счет государства, и за счет его подданных. Ведь пока существуют международные резервы, т.е. валюта и драгметаллы в закромах Центробанка, пока есть в России Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, бюрократы готовы оттуда черпать. До тех пока не вычерпают все. Вот тебе — миллион, а тебе — миллиард, а вам так целый триллион. Если посчитать, сколько они таким образом пораздали, то ежу будет ясно, что таких денег у нас в казне нет. Результат известен — резервный фонд к началу 2010 г. был истрачен полностью. Министр финансов г-н Кудрин объявил во всеуслышание, что отныне Россия будет снова жить в долг.
 
5 ноября 2009 г. Минфин РФ сообщил, что госбюджеты с профицитом ушли в прошлое. Если в США дефицит госбюджета заклинивает за триллион долларов, то и мы в РФ тоже не лыком шиты. Догоним и перегоним. В начале 2010 года государство впервые за последние 10 лет (РФ занимала деньги за рубежом в 2000 году, облигации на сумму 21,2 миллиарда долларов были размещены на 30 лет) решило выпустить еврооблигации и привлечь в экономику от 10 до 17 миллиардов долларов, чтобы таким образом покрыть дефицит бюджета РФ. В 2009 году превышение расходов над доходами составило почти 9% ВВП. Такого не было 10 лет. В 2009 г. покрыть нехватку средств удалось за счет резервного фонда.
 
Отдавать придется тем россиянам, которые сегодня еще не родились. Гражданам РФ все это объясняют «правилами рынка», где без кредита нет бизнеса, а заимствование, в том числе на внешних финансовых рынках — обычное дело.
 
Еще Маркс отметил, что бюрократ не живет в реальности, он сам пытается сотворить угодную ему действительность. И создает, таким образом, видимость активной деятельности, которая по сути дела является вопиющим примером бездеятельности. Официально было объявлено, что на борьбу с кризисом правительство г-на Путина потратило 11 триллионов рублей. Никто не сообщил, можно ли было потратить меньше и с большей эффективностью. Известили лишь о том, что собирались потратить даже больше — свыше 16 триллионов. Ну, кто считает! Если дело пойдет так и дальше, то Россия окажется на грани банкротства гораздо раньше, чем это предсказывали ее «недоброжелатели», как иной раз именуют у нас российских независимых экспертов и зарубежных аналитиков.
 
Один из таких диссидентов-экономистов Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, говорит: «Если вы посчитаете необходимые расходы валюты в 2009 году, если посчитаете масштаб спекуляций на государственной помощи, которая абсолютно необходима, но государство не хочет вводить контроль над ней, даже если паника среди населения и малого бизнеса, которые скупают валюту, сократится в три раза (за третий квартал 2008 года россияне скупили наличной валюты на 3,1 миллиарда долл.), если все посчитать, получится, что в конце 2009 года у нас останутся международные резервы в сумме 87-90 миллиардов долларов, чего едва хватит на выплату внешнего долга в следующем году. А для обеспечения стабильности рубля этого не хватит гарантированно». Прогноз Делягина во многом оправдался. Резервный фонд был практически весь истрачен к началу 2010 г., а золотовалютные резервы резко сократились.
 
Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин ставит точки над i. За последние 15 лет в России, по его мнению, «сложилась клановая система выдвижения управленческих кадров. Она функционирует на основе сращивания государства и экономики, конкретных чиновников и конкретных компаний. При этом критерием назначения на руководящую должность выступают не деловые качества претендента, а его лояльность клану». В 90-х годах прошлого века ключевыми игроками выступали бизнес-структуры, продвигавшие вверх по служебной лестнице своих людей. Сейчас в решении кадровых вопросов доминируют бюрократический аппарат, госкорпорации и т.д. – словом, все, кто тесно связан с государством.
 
«В результате эффективность госуправления снизилась, — отметил Макаркин. — Произошло это потому, что в отличие от бизнеса, заинтересованного в развитии, госчиновники более инерционны и практически не способны генерировать новые проекты. Это не бросалось в глаза, пока не было кризиса, ну а сейчас низкая компетентность, лоббизм представителей власти действительно ложится тяжким бременем на экономику страны».
 
Бывший начальник аналитического управления внешней разведки КГБ СССР генерал-лейтенант Н.С. Леонов считает, что трагедия современной России именно в кризисе власти.
 
«Власть стала не только элитной, она стала клановой, — считает генерал. — Говорят, питерская группировка. Да, у нас все время смотрите, днепропетровская группировка, уральская там, екатеринбургская группировка. Теперь у нас питерская группировка. А я говорю, да даже не питерская, а полупитерская, потому что там было две — яковлевская и собчаковская. Так вот эта собчаковская. Т.е. даже половина Петербурга. Когда президент страны Медведев говорит на совещании по кадровым делам, что у меня нет кадров даже на посты губернаторов, ну это, это уже все — признание катастрофы страны. Если нет честных людей на должности 89 губернаторов, и это говорит президент перед всей страной, — это признание полного административного краха. У американцев из четырех последних президентов — три были губернаторами штатов. Т.е. прошли серьезную прогулку по административным коридорам и весям. У нас? У нас президенты возникают из ничего. Совершенно. Вспомните, скажем, того же Путина, того же Медведева…»
 
Когда журналист, бравший у Леонова это интервью, заметил: «Но, извините, Владимир Путин вышел из той же организации, в которой и вы работали?», Леонов сказал: «Это не меняет дела. Эта организация не дает опыта государственного».
 
(Отрывок из книги: «Путин навсегда. Кому это надо и к чему это приведёт?»)
 
Владимир Большаков,
журналист-международник

 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья