Приближающаяся 95-я годовщина печальной памяти февральского переворота в очередной раз повышает градус общественной дискуссии о событиях тех дней и 1917-го года в целом. Интересно, что даже непримиримые оппоненты сходятся в одном: а именно, в чрезмерном преувеличении изначальной самостоятельности и самодостаточности роли большевиков в катастрофе, постигшей нашу страну. Одни считают Ленина и Ко гениями, другие исчадьями ада. Но и те, и другие солидарны — именно они по-настоящему «задрали подол матушке-России».
 

 
Так, в беседе с одной весьма заслуженной дамой, депутатом Государственной Думы созыва 1993-1995 годов от гайдаровского «Выбора России», мне как-то удалось столкнуться с весьма характерными для отечественных неолибералов пассажами аля «большевики развалили Империю» и фразой «февральская революция и свержение самодержавия были спасением России», мирно соседствовавшей с «что ж Вы, монархист, а большевиков выгораживаете!». «Выгораживанием» у людей данного склада мышления считается нежелание закрывать глаза на исторические факты. Что ж, повыгораживаем ещё немного…
 

Начало Первой мировой войны в Европе ясно дало понять: Отечество у пролетариев всё-таки есть. Подавляющее большинство немцев, русских, французов, даже невзирая на зачастую критическое отношение к своим правительствам, однозначно стало на позицию «оборончества». Ленин мог в буквальном смысле слова биться в истерике по этому поводу, обливать грязью Каутского и Плеханова, язвить по поводу тупости и серости низших классов — но сам по себе изменить ситуацию (и с финансовой помощью германского Генштаба, и без неё) не мог.
 
Закономерным итогом этого бессилия стала депрессия, выразившаяся в сказанной зимой 1917-го фразе о том, что, мол, наше поколение вряд ли увидит революцию своими глазами. Но буквально через несколько дней из Петербурга пришло сенсационное известие об отречении императора от престола. Руководство большевиков тут же засобиралось в дальнюю дорогу в запломбированном вагоне. По идее, конечным пунктом этой дороги должен был стать казённый дом. А как ещё должно поступить правительство, декларирующее продолжение войны до победного конца, с людьми, призывающими к поражению своей страны, то бишь, с изменниками?
 
Но не тут-то было. Ильича сотоварищи восторженно приветствуют практически все ведущие политические силы, включая кадетов во главе с Милюковым. Хотя реальное влияние большевиков по-прежнему было не слишком значительно, особенно, по сравнению с другими левыми силами (и оно оставалось таким в течение всего года, на выборах в Учредительное собрание, как известно, победу одержали эсеры). Однако сложнейшая дипломатическая игра Антанты и Центрального блока, полнейшее ничтожество Временного правительства, разложение всех государственных институтов, — всё это в совокупности привело к тому, что осенью власть валялась буквально на земле, и подобрать её могла любая мало-мальски активная группировка.
 
Таковой оказались именно большевики, к немалому изумлению, в первую очередь, своих эсеровско-меньшевистских союзников-оппонентов, а не действующей власти — Керенский был, кажется, даже доволен, что спихнул на кого-то тяжкое ярмо. Ещё пара месяцев, и это ярмо спокойно могла бы подхватить даже компания завсегдатаев ближайшей пивнушки вроде гашековской «Партии умеренного прогресса в рамках законности».
 
Смотрю на скупые строки хроники тех событий и тщетно пытаюсь увидеть аршинные буквы большевистских подвигов и заслуг. Неужели это малочисленная группа фанатиков-утопистов, почитавших за Священное Писание толстую скучную книжку немецкого политэкономиста, непонятную и нечитаемую для 95% наших соотечественников, сумели в одночасье круто изменить тысячелетний маршрут Руси?
 
Разве большевики заставили правящую династию погрязнуть в пошлых интригах, более подходящих для провинциальной конторы по утруске и усушке, принудили отчаянно и омерзительно интриговать против Государя и Государыни их собственную родню? Это они наполнили парламент безумными демагогами и откровенными вредителями вроде господ Гучкова и Милюкова, мечтавших «поменять негодного шофера посреди смертельно опасного пути»? Это из-за них английские политики десятки лет просыпались по ночам в холодном поту от одного и того же кошмара, которому во что бы то ни стало надо помешать стать явью — русские казаки с гиканьем и матерком врываются в поверженный Дели? Это они сподвигли русских генералов стать на путь измены, когда Корнилов вручал боевой Георгиевский крест фельдфебелю Кирпичникову, чей «подвиг» состоял в организации бунта и убийстве офицера? Это они организовали набор во Временное правительство деятелей всё более нелепых и ничтожных, апофеозом чего стал душка-Керенский?
 
Полноте! Представьте на секунду: из России 1917-го волевым решением Провидения изъяты Ленин, Троцкий, Каменев, Зиновьев и все их сторонники. Более того, учение Маркса тоже перестало существовать. Неужели «временные» протянули бы подольше и передали бы власть Учредительному собранию, которое уж точно вывело бы державу на «дорогу широкую, ясную»? Не будь большевиков — власть взяли бы другие леваки, анархисты, деидеологизированные Советы. Может быть, Антанта решила бы организовать своё прямое управление бесхозными территориями, в относительно благоприятном случае состоялась бы военная диктатура условного Деникина со своими виселицами и ВЧК. Но февральский путь однозначно вёл в тупик.
 
Так для чего же культивируется миф об инфернально-всесильных большевиках? Ответ прост до неприличия. Раньше он был выгоден ВКП(б)-КПСС, а нынешние его апологеты являются безусловными духовными наследниками Милюкова и Керенского. Им очень не хочется признавать, что их предтечи оказались абсолютно несостоятельными профанами и бездарностями, которых потеснила кучка маргиналов (причём и те, и другие прямо или косвенно работали на иностранные державы, в немалой степени являясь объектами одного и того же плана). Пишу «потеснила» потому, что назвать «свержением» этот фарс язык не поворачивается. Занятно, что с каждым годом создатели мифа сами верят в него всё больше и больше. Получается как у Чуковского:
 

Дали Мурочке тетрадь,
Стала Мура рисовать.
«Это — ёлочка мохнатая.
Это — козочка рогатая.
Это — дядя с бородой.
Это — дом с трубой».
 
«Ну, а это что такое,
Непонятное, чуднóе,
С десятью ногами,
С десятью рогами?»
 
«Это Бяка-Закаляка
Кусачая,
Я сама из головы её выдумала».
 
«Что ж ты бросила тетрадь,
Перестала рисовать?»
 
«Я её боюсь!»

 
Всем этим нынешним керенским и милюковым, борющимся с «жуликами и ворами» за то, чтобы занять их место и всласть воровать самим, неплохо бы усвоить исторический урок: в результате борьбы у руля может оказаться третья сила. Сначала она покажется кому-то нелепой и несерьёзной, но потом раскроется так, что любое «чудище óбло, озóрно, огромно, стозевно и лаяй» покажется волнистым попугайчиком.
 
Станислав Смагин, политолог
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

4 комментария: Большевяка-закаляка

  • Сергей Цветков говорит:

    Если матушка-Россия, охмелев от свободы, и загуляла в феврале 1917 г., то все-таки ни одна из наличных политических сил не собиралась задирать ей подол. Изнасилование пьяной России совершили именно большевики. С насильниками на зоне известно что делают, незачем их жалеть и историкам))).
     
    А всего-то нужно было – подождать несколько месяцев, пока Германия, находящаяся при последнем издыхании, не капитулирует перед Антантой. Долгожданный мир позволил бы русскому правительству, узаконенному Учредительным собранием, взяться за решение социальных вопросов. А поскольку главное требование времени – земля крестьянам – было бы реализовано (большинство было за эсерами), то и кровавой Гражданской войны можно было бы избежать.

    • 1) Формальное участие «керенской» России в победе Антанты нам уже ничего, по сути, не давало. Позволили бы «главноуговаривающему» или Чернову сфотографироваться с Вильсоном и Ллойд-Джорджем, списали бы некоторую часть долгов… конечно, более почетно, чем Брест, но разве ради этого три года проливали кровь русские солдаты? Достойно защищать свои интересы (а не просто участвовать) в мирной конференции могла только императорская Россия – и наши «союзники» это прекрасно понимали.
       
      2) Сожалеть о роспуске УС можно, только если Вы считаете эсеровскую альтернативу (причём в её левом варианте) более привлекательным вариантом, чем большевистская реальность. Но, напомню, левые эсеры вполне себе входили в первое большевистское правительство, решительное размежевание произошло только после дебатов по вопросу Бреста. Да и не лишне будет вспомнить речь Чернова при открытии УС. Он говорил в ней о народной свободной демократической России, шествующей под красным знаменем социализма”, “воле к социализму, тяге к социализму широких народных масс”, что сопровождалось выкриками с мест : «Да это же большевистская программа!» (Учредительное собрание. Россия. 1918. Стенограмма и другие документы. М., 1991. С.75)

  • Liddy Groth говорит:

    Спасибо за интересную статью. Хотелось бы прокомментировать некоторые ее положения.
     
    1. О восторженных приветствиях Ленина в связи с его прибытием в Петроград со стороны кадетов во главе с Милюковым хотелось бы поконкретнее: как приветствовали, когда, какими словами?
     
    2. Утверждение того, что осенью 1917 г. «власть валялась буквально под ногами» не согласуется даже с беглым взглядом на факты. Если это было так, то зачем было большевикам тайно, «под покровом ночной темноты» захватывать Зимний дворец для ареста временного правительства? А после захвата все-таки скромно объявить себя «временным комитетом», а не непосредственно «властью рабочих и крестьян»?
     
    3. «Если бы волею Провидения были бы изъяты Ленин, Троцкий, Каменев, Зиновьев», то вместе с ними оказались бы изъятыми разгон Учредительного собрания, разгон земских комитетов, начавшийся уже в январе 1918 г., гражданская война, организация которой была провозглашена программным пунктом большевиков, принятым на одной из их конференций (как будто, на Пражской, но точно не помню) как необходимое условие захвата и удержания власти. Пункт этот был принят после провала попытки захвата власти в событиях 1905 г. И самое главное, ни у кого из названных Вами кандидатов по захвату власти не было плана немедленного осуществления социалистической революции и строительства социализма в отдельно взятой стране. Как известно, все самые левацкие силы были настроены повторить путь буржуазной революции во Франции и повести страну по пути буржуазных реформ. Таким образом, с «изъятием» Ленина исчезают все основные акты трагедии, обрушившиеся на Россию с захватом власти большевиками. Да, согласна, обстановка в России после февраля 1917 г. была хаотичной. Политики, оказавшиеся у власти, не были поголовно светлыми личностями, но так ведь было и окрест России, например, в странах, образовавшихся с развалом Австро-Венгерской империи. Разве политики в государствах, образовавшихся на развалинах этой империи, были отцами демократии и политическими гениями?! Да, помилуйте, дурак на дураке, если приглядеться! Однако если стоящие у власти не одержимы бесчеловечной деструктивной идеей, как это было, например, с Лениным или с Гитлером, то трагедии минуют страну. Из драматического хаоса периода перемен родится новый этап стабильности, как это бывало часто в истории человечества. Нет никаких оснований утверждать, что развитие в России чем-то отличалось бы от развития государств, образовавшихся с распадом Австо-Венгрии, если бы провидение изъяло большевиков. Попытка автора статьи создать «буку-закаляку» из Деникина представляется совершенно неубедительной. Однако если бы Провидение спросило меня: Ленин или Деникин, то я обязательно выбрала бы Деникина. О Ленине ряд соратников вспоминал, что он имел обыкновение говорить: «На Россию мне наплевать! Я – интернационалист!», а вот про Деникина такого никто не говорил.
     
    4. Думаю, что «скупых строк хроники тех событий» недостаточно для того, чтобы понять эти события во всей полноте. Анализ событий в Вашей статье совпадает, во-первых, с оценками советской историографии: «большевикам просто ничего не оставалось, как взять власть, если бы ни большевики, то была военная диктатура, весь естественный ход событий подвел к тому, чтобы большевики взяли власть…», а во-вторых, с оценками западной советологии: Россия сама виновата в том, что все произошло так трагично, двор погряз… все политики безмозглы и пр. Но как те, так и другие «оценщики» не выступают на основе объективного научного анализа. В силу того, что события 1917 г. в России в течение многих десятилетий подвергались тотальной пропагандистской обработке разного сорта, из череды событий многое выпало. И мы сейчас рассматриваем картину того времени в урезанном виде, иногда сами того не подозревая. Это видно и на примере данной статьи.
     
    5. Выражение про «подол матушки-России» выглядит крайне вульгарно: Вас же и дамы читают, а не только посетители Гашековских пивнушек. Выражение, если не ошибаюсь, принадлежит Кагановичу, сказанное им после взрыва Храма Христа-Спасителя?

    • 1) Кадетская газета «Речь» писала по поводу приезда Ленина и Ко в апреле 1917-го : «Taкие общепризнанные главы наших социалистических партий, как Плеханов и Ленин, должны быть теперь на арене борьбы, и их прибытие в Poccию, какого бы мнения не держаться об их взглядах, можно приветствовать”. Кстати, ещё во время первой русской революции Милюков встречался с Лениным в Лондоне для обсуждения возможного сотрудничества и даже упрекал его в прекращении активной подрывной деятельности – тогда, мол, от царя можно было бы ожидать много больших уступок. И фраза «слева у нас врагов нет» – тоже позиция Милюкова и КДП.
       
      2) Да какой «захват Зимнего дворца»? Разве можно сравнить это мероприятие хотя бы с событиями февраля? Его не захватили, его, по сути, просто заняли практически без боя. Арестованных министров вскоре отпустили, многие из них (отсутствовавший в Зимнем Верховский, Ливеровский, Малянтович) потом работали у большевиков, Керенский, напомню, был избран в УС по спискам ПСР. Как-то не вяжется с картиной ожесточённой политической борьбы. Так что тут Вам можно переадресовать упрёк в следовании штампам советской пропаганды, который Вы мне бросаете чуть ниже.
       
      3) Касательно «власти рабочих и крестьян» – таковой себя большевики объявили как раз сразу. Но при этом они понимали – отъём власти у недееспособного Временного правительства их пока ведущей политической силой не сделал, и были готовы к созданию коалиционного правительства не только с левыми, но и с правыми эсерами, и с меньшевиками. У оппозиции был прекрасный шанс нейтрализовать большевиков парламентско-правительственными методами и/или хотя бы внести раскол в их ряды. Но она выдвинула заведомо неприемлемые, фактически капитуляционные требования: Ленин и Троцкий в правительство не входят, большевики получают не более трети министерских портфелей. Чего церемониться с маргиналами? Но для маргиналов это оказалось уже просто вопросом престижа. Вы, кстати, сами того не замечая, подтверждаете мои слова: власть в октябре 1917-го настолько валялась под ногами, что оказалось захваченной людьми, даже не уверенными, что в итоге её удержат («временный комитет») и готовой разделить ответственность с другими политическими силами.
       
      4) Про строительство социализма – выше я привёл Сергею слова Чернова. И где Вы узрели попытку сделать «буку-закаляку» из Деникина? Я, возможно, тоже предпочёл бы его. Речь шла о том, что к октябрю полностью дискредитировала себя керенско-милюковская говорильня, оставалась только левая или военная диктатура. Насчёт «развитие в России чем-то отличалось бы от развития государств, образовавшихся с распадом Австро-Венгрии» – как Россию можно по размерам, менталитету нации, историческим условиям сравнивать с, допустим, Чехословакией? Венгрия подавила большевистскую революция в своих пределах, но в итоге оказалась в стане союзников Гитлера. Но в любом случае сравнение крайне некорректно.
       
      5) Допустим, само по себе «так считала советская историография» не приговор – и я, и вы, и Ленин с Гитлером считали что дважды два четыре, это же не повод отрекаться от таблицы умножения. И потом – советская историография как раз живописала активнейшую борьбу большевиков за власть, с яростным противодействием Временного правительства, сил реакции и т.д. О чём я и говорю в своей заметке – противники большевиков, сами того не сознавая, повторяют их аргументы.
       
      6) Выражение про «подол матушки-России» ни в коей мере не отражает моего отношения, а является позицией самих большевиков (эти слова, действительно, приписываю Кагановичу). Странно, что Вы это не поняли.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья