Для статей попгенетиков характерны несколько особенностей. Одна – они ужасающе неряшливы. Как попгенетики, так и их статьи. В статьях – масса опечаток и ошибок. Такое впечатление, что они свои статьи не выверяют перед отправлением в печать – ни исходный текст, ни верстку (окончательный текст перед публикацией).
 

 
Вторая – в их статьях используется, как правило, безнадежно устаревшая номенклатура гаплогрупп и субкладов, так что порой невозможно определить, что авторы на самом деле описывают. Невозможно проверить, и невозможно ни с чем сопоставить. Более того, они умудряются сделать ошибки даже в устаревшей номенклатуре, так, что концов вообще не найти.
 
Третья – авторы постоянно используют понятие «генофонд», хотя имеют в виду гаплогруппы, субклады и гаплотипы, впрочем, с последним они не очень знакомы. Как, надо сказать, и с первыми двумя. Они в справочники хотя бы иногда заглядывали, или в работы советского классика, генетика А.С. Серебровского, который еще в 1928 году сформулировал – «Совокупность всех генов данного вида… я назвал генофондом». Понимаете? Совокупность генов. Ни гаплогруппы, ни субклады, ни снипы, ни гаплотипы генами не являются.
 

Четвертое – попгенетики все свои выводы подгоняют под описания, устоявшиеся в археологии, лингвистике, антропологии. И в самом деле – попробуй не подгони, потом хлопот не оберешься. А так – все довольны. Археологи и прочие довольны, что их выводы подтвердились генетикой, попгенетики довольны, что все выводы правильные, а как же – подтверждаются археологией и прочей лингвистикой. Все поют и пляшут. А иначе никаких грантов не получить. Шаг в сторону – побег.
 
В итоге складывается устойчивое впечатление, что содержание статей попгенетикам не очень-то и нужно. Им нужно название статьи и сама публикация, как факт. Они исходят из того, что их статьи никто не читает. Поэтому какая разница, что там между названием и концом списка литературы?
 
Вот и новая статья, авторы которой начинаются с Балановской и заканчиваются Балановским, и между ними еще 13 соавторов, имеет точно те же особенности. Сейчас покажем. Статья называется «Генофонд новгородцев: между севером и югом», опубликована в журнале «Генетика» в конце 2017 года. Разумеется, статья не про генофонд новгородцев, а про древнее «финноязычное население» Новгородчины, к чему никаких свидетельств популяционной генетики нет; а также про то, что то «финноязычное население» описываемого региона «впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы», к чему тоже ровным счетом никаких доказательств авторы не представляют. Это всё «по понятиям», нет у авторов таких данных, да и не может их попгенетика представить. Методология не та. Вот давайте и разберемся, что там у авторов за методология, и что она показывает. Только факты будут отдельно, а их «по понятиям» – отдельно. Понимаю, что для попгенетики это новая постановка задачи, они к такой не привыкли. У них «по понятиям» первично, а все остальное – вторично. Главное – чтобы выводы выглядели знакомыми и привычными. Чтобы ничего нигде не менять.
 
Итак, приступаем. В статье сообщается, что определили 17-маркерные гаплотипы у 191 человек (мужчин, разумеется, поскольку это не «генофонд», а Y-хромосома) по четырем регионам Новгородской области, на юго-западе и на востоке. Часть этих людей сейчас проживает там, где когда-то располагалась археологическая культура длинных курганов, и часть там, где была культура сопок. В статье не сообщается, что славянская культура новгородских сопок (на территории современного Великого Новгорода) датируется археологами временами 8-10 вв., и что современная археология не знает о том, какими путями славяне расселялись в данный регион. Этим, конечно, археологи крайне усложнили задачу попгенетикам. Посмотрим, как они попытаются выйти из данной ситуации. Не сообщается в статье и то, что культура длинных курганов, она же культура псковских длинных курганов, датируемая 5-11 вв., тоже не имеет определенной связи с конкретными славянскими (или другими) племенами – одни связывают их с кривичами или вятичами (самая первая гипотеза, высказанная к конце XIX века), другие с «дославянской» чудью, третьи со смешанным в племенном отношении населением, в частности, славянским, эстонским и финским, и в целом признается, что «вопрос об этнокультурной принадлежности длинных курганов (есть псковские, смоленские и полоцкие длинные курганы) далек от своего решения». В рассматриваемой статье этого, конечно, тоже нет. Ну что же, посмотрим, к какой версии склонились попгенетики. Хотя можно уже предсказать – конечно, в этой ситуации, ни к какой. Иначе будет конфликт со сторонниками других представлений, могут и проверить, как именно это показано, а чем парировать? Вот и посмотрим, а чем, действительно, могут парировать?
 
Посмотрим сначала на Абстракт, в который, как принято в научных статьях, входят наиболее важные выводы статьи. Вывод первый – все четыре популяции, по четырем выбранным регионам Новгородской области, оказались по ДНК сходными – «Все четыре популяции новгородцев в целом сходны». Замечательно, это упрощает задачу. Правда, озадачивает следующая фраза Абстракта – «Различия между ними (четырьмя популяциями Новгородчины) могут отражать особенности расселения древних славян…». Помилуйте, так только что было написано, что они сходны. Так о каких различиях речь? Узнаем стиль попгенетиков. Они якобы сходны, но есть якобы различия, и они якобы отражают особенности расселения древних славян. Помните, выше мы сообщили, что эти особенности расселения науке пока неизвестны? Вот-вот. Попгенетики уже подстелили соломку. Ясно, что ответа не будет. Его и не оказалось.
 
Дальше – больше. Примерно 20% новгородцев «составляют варианты гаплогруппы N3». Но такой гаплогруппы нет в классификации. Точнее, ее уже давно нет. Последний раз гаплогруппа N3 была в классификации ISOGG в 2007 году, в 2008-м это было уже N1c1, сейчас – N1a1. Иначе говоря, Балановская с Балановским и прочими коллегами отстает от современности на одиннадцать лет. Нормальный ход, для попгенетиков это обычное дело.
 
Дальше – еще больше. Оказывается, гаплогруппу N3 на новгородчине «составляют два основных европейских варианта – условно «финский» N3a4 и условно «прибалтийский» N3a3». Так вот, к сведению Балановских – нет таких индексов в номенклатуре, и никогда не было. Выше, чем N3a1, индексы даже в 2006-2007 годах никогда не поднимались, а в 2008-м, повторяю, и те стали N1c1. Иначе говоря, статья настолько неряшлива, что читать ее невозможно. Непонятно, о чем там вообще идет речь. После проведения истинно детективной работы удалось выяснить, что «условно финский» субклад – это N1a1-Z1936, а «условно прибалтийский» – это N1a1-VL29. Но и здесь Балановские всё перепутали, этот «условно финский» субклад никаким «финским» не является. Достаточно посмотреть на схему, подготовленную коллективом YFull (две диаграммы ниже, вторая – продолжение первой), чтобы увидеть, что там доминируют примеры российских образцов, причем в основном татарских (RU-TA), башкирских (RU-BA), ханты-мансийских (RU-KHM), а также единичные образцы из Тамбовской области (RU-TAM), Кировской (RU-KIR), Тверской (RU-TVE), Костромской (RU-KOS), Вологодской (RU-VLG), Архангельской (RU-ARK) и из Карелии (RU-KR).
 
И понятно, почему они там доминируют. Субклад Z1936 образовался примерно 4700 лет назад (здесь и далее расчеты по снипам группой YFull), его нижестоящие L1034, Z1934, Z1928 (см. диаграммы ниже) образовались 4300-4400 лет назад, когда их носители пребывали еще на Урале, или в лучшем случае медленно продвигались по территориям современных Татарстана, Башкортостана, Кировской области, Вологодской, Костромской областей, и малой частью прибыли на Балтику уже только в первой половине I тыс н.э. Определенно прошлись и по будущей Новгородчине, оставив там потомков со снипом Z1936 и нижестоящими снипами. Так что Балановским впору было назвать их уральскими, или новгородскими субкладами, точнее было бы, но уж никак не «условно финскими». Хороша условность. Опять мы видим, что Балановские всеми силами пытаются протолкнуть «финские» наименования впереди уральских и славянских. Основания? Никаких, тем более что они нисходящие субклады к Z1936 вообще не определяли. Определили некий «N3a4», без нижестоящих субкладов, и уже – «условно финский». Да и с ним напутали по своей неряшливости – в статье написано «N3a4 (Z236)», такого в природе вообще нет. Теперь понятно, почему выше я написал о детективной компоненте в расследовании того, что они понаписали? Интересно, как это 15 авторов статьи такую грубую ошибку не заметили? Они статью-то читали?
 

 

 
То же самое и с субкладом VL29. Никакой он на Новгородчине не «балтийский», даже «условно». Это все равно, что англичан на Британских островах именовать «австралийцами», только потому, что малая часть их относительно недавно прибыла в Австралию. На самом деле, если уж подыскивать название для этой ДНК-линии, VL29, которая образовалась примерно 4000 лет назад, то опять получится уральская, или западно-уральская, а хотите – новгородская, ничем не хуже других названий. Ее нижестоящие субклады, L550 и L1025 образовались примерно 3300 и 2900 лет назад, соответственно, а носители этих субкладов вышли на Балтику примерно 2500 лет назад, в середине I тыс. до н.э. Так что субклады эти образовались на пути от Урала до Балтики, и опять, возможно, и на будущей Новгородчине. Так что хороша «условность», где Новгород, и где Балтика. А движение носителей гаплогруппы N1a1 было в основном с востока на запад.
 
Это уже потом, после образования субклада N1a1-VL29, последующие снипы образовывались по цепочке L550 > Y4341 > Y4338 > Y4339 > Y10932 > Y10931 и далее, последние уже на славянской Балтике, приведя к «рюриковичам» и их потомкам, князьям Российского дворянского собрания (Гагарин, Кропоткин, Путятин, Хилков, Шаховской, Ржевский и другие), которые ни финнами, ни скандинавами никак не являются. А еще дальше по цепочке, после снипа L1025 (L1025 > M2783 > L551 > Y14150 > Y13979 и далее) ДНК-линия ведет к гедиминовичам (князья Голицын, Трубецкой, Хованский, Чарторыйский и другие), которые происходят от Великих князей литовских, целый ряд которых перешли на службу в Великое княжество Московское, и уж точно не происходят от финнов или скандинавов. Эти цепочки снипов приведены на диаграмме ниже, начиная от L550 в ее правой части.
 


Как мы видим, Балановские притягивают к новгородцам «финский вариант» совершенно безосновательно. Но это для Балановских характерно, у них во всем славяне вторичны, в том числе и по происхождению. Попгенетики постоянно тянут в основу Руси то скандинавов, то финнов, то поляков, у них украинцы удалены от русских и «тяготеют к полякам», то еще какой подобный выверт. Попгенетики, сэр…
 
Пора вернуться к обсуждаемой статье Балановских, а то мы уже за них почти всё сказали. Дадим им слово. По их данным, хотя и с перепутанными названиями субкладов, содержание VL29 и Z1936 у новгородцев почти поровну. Это может означать, что носители этих практически параллельных ветвей в древности прошли по территории современной Новгородской области. Было это, видимо, 3500-3000 лет назад (напомню, что эти субклады образовались примерно 4000 и 4700 лет назад, соответственно, и, видимо, на Урале, и прибыли на южную Балтику примерно 2500 лет назад, в середине I тыс. до н.э.), намного ранее археологических культур длинных курганов, а затем сопок. Те, напомню, образовались в середине-конце I тыс. н.э., на пару тысячу лет позже. Но, как мы видим, носители гаплогрупп N1a1-VL29 и N1a1-Z1936 уже давно там жили. Это ставит под сомнение рассуждения археологов о том, когда и каким путем насельники этих двух археологических культур расселялись в данный регион, тем более что этого современная археология все равно не знает, рассуждения противоречивы. Так, может, они туда давно пришли, и там жили уже пару тысячелетий? Что археологи об этом думают? А носители гаплогруппы R1a там тем более давно жили, еще со времен фатьяновской культуры (4300-3500 лет назад). Вот так и образовали там союз R1a и N1a1, ничего удивительного. Никто никого не ассимилировал, в противовес тому, о чем (совершенно бездоказательно) твердят попгенетики.
 
Более того, изучение ископаемых ДНК на Балтике показывает, что с древнейших времен (от 7000 лет назад) и до второй половины I тыс. до н.э., 2300±30 лет назад (обычная радиоуглеродная датировка) или 405-230 лет до н.э. (калиброванная датировка, с доверительностью 95.4%) ни одного носителя с гаплогруппой N не обнаружено на территориях современной Литвы, Латвии и Эстонии (Mittnik и др., Nature Communications, январь 2018). Более подробное описание:
 
— Из 22 ископаемых ДНК 15 (две трети) относятся к гаплогруппе R1a, с датировками от 7500 лет назад в Карелии, 4000 лет назад в Швеции, Литве, Латвии, Эстонии, все культуры шнуровой керамики, и далее до середины и второй половины I тыс. до н.э., опять в Литве, Латвии и Эстонии, поздний бронзовый век в Прибалтике.
 
— Остальные 7 древних насельников Прибалтики были носителями:
 
• гаплогруппы I2a (три образца в Литве, все три из нарвской культуры, датировки 5540, 5500 и 5470 лет назад),
 
• гаплогруппы R1b (три образца – два из нарвской культуры, из Литвы и Эстонии, с датировками 6200 и 6700 лет назад, субклады R1b-M73 и R1b-P297, соответственно, и образец из культуры ямочно-гребенчатой керамики, Эстония, датировка 4900 лет назад, субклад R1b-L754),
 
• гаплогруппы I, единичный образец (культура Кунда, датировка 7000 лет назад, Литва).
 
Образец из Литвы бронзового века, который был определен (точнее, недотипирован) как гаплогруппы СТ в статье Mittnik (2018), оказался гаплогруппой R1a-Z645 (датировка 4100 лет назад), в сводке данных https://genetiker.wordpress.com/.
 
Так что в отношении находок древних носителей гаплогруппы N1a1 в Прибалтике, Балановским и другим рекомендуется забыть про «финскую компоненту» на Новгородчине и вообще на Русской равнине. Это не финны, а носители уральских субкладов гаплогруппы N1a1, которые продвигались тысячелетия назад от Урала на запад, в частности, через будущие новгородские земли. Финны появились на своих современных прибалтийских территориях только в I тыс. нашей эры, и никогда исконными, коренными, автохтонами на Русской равнине не были. Попгенетикам рекомендуется зарубить это у себя на носу.
 
Это, как читатель видит, дано к тому, как указывалось выше, что современная археология не знает о том, какими путями славяне расселялись в новгородский регион. Да разными путями расселялись, носители гаплогруппы R1a – еще из фатьяновской культуры (4300-3500 лет назад), они там коренное население уже тысячелетия, с арийских времен, потомками которых и являются. У ариев, как нами показано во многих статьях и книгах, доминирующей гаплогруппой была R1a-Z645, у предков славян в Прибалтике (в данном случае в Литве) – та же гаплогруппа, R1a-Z645 (образец Turlojiske 5), остальные – нижестоящие субклады той же гаплогруппы, R1a-Z645-Z280-CTS1211, R1a-Z645-Z282-Y2395, R1a-Z645-Z92-YP617, R1a-Z645-Z282-Z284, R1a-Z645-Z282-Z284-YP1370, R1a-Z645-Z280-CTS1211-Y13647, и тому подобное. Все – потомки R1a-Z645, как и «южные арии», потомки той же R1a-Z645, линии R1a-Z645-Z93.
 
Вот потомки линии R1a-Z645-Z280 и живут сейчас на Новгородчине, как определенно жили и тогда, когда к ним присоединились носители гаплогруппы N1a1, субкладов N1a1-VL29 и N1a1-Z1936, прибывшие с Урала во II тыс. – начале I тыс. до н.э. И сейчас носители гаплогруппы R1a-Z645-Z280 в количественном отношении доминируют на Новгородчине, их там примерно 50% от всех, носителей N1a1 – примерно 20%, половина из них имеют субклад VL29, половина – субклад Z1936. То, что носителей R1a на Новгородчине примерно половина от всех, было показано еще в работе Roewer, еще в 2008 году (Roewer и др., Int. J. Legal Medicine). Анализ его данных был проведен нами в следующем, 2009 году (Вестник Академии ДНК-генеалогии, март 2009), и Балановские о той моей статье прекрасно знают, но решили не упоминать и не цитировать. Такие «ученые». Попгенетики, сэр…
 
Но мы еще не покинули Абстракт статьи Балановских, потому что там опять какая-то ерунда. Вот что там сначала написано: «анализ… N3a3 впервые выявил особый «балто-славянский» кластер STR-гаплотипов (характерный для балтоязычных литовцев, но нехарактерный для финноязычных эстонцев), в который новгородцы не вошли». Напомню, что речь о субкладе N1a1-VL29, который попгенетики в извращенной форме называют «N3a3», которого в природе нет и не было. Вообще-то время «кластеров» давно прошло, сейчас в науке приводят наименование снипа/субклада, но так то в науке… К слову, у VL29 сейчас насчитывают 151 нижестоящий субклад. Сокращенная иллюстрация приведена ниже.
 

Узел VL29 находится по центру, в нижней половине диаграммы, от него отходят две основные ветви, далее расходящиеся на множество подветвей. Какая из них «балто-славянский кластер» – неизвестно, да в данном контексте и неинтересно, потому что в него «новгородцы не вошли». Непонятно, зачем тогда о нем вообще говорить. Но далее в Абстракте идет примечательный пассаж – «Это (то есть что не вошли – ААК) указывает на то, что N3a3, как и N3a4 (то есть субклады VL29 и Z1936 – ААК) унаследована новгородцами от финноязычного населения». Представляете? Попробуем еще раз – гаплотипы дали некий «кластер», в который новгородцы не вошли, и это показывает, что новгородцы унаследовали субклады VL29 и Z1936 от финноязычного населения (!). Ну не сюрреализм ли, мягко говоря? Замечаете, как попгенетики во главе с Балановскими всеми силами тащут «финноязычное население» в новгородские ДНК? Там этих кластеров, как мы только что заметили, может быть полтораста единиц, попгенетики нашли один, который, скорее всего, образует суперпозицию многих нижестоящих субкладов, назвали его «балто-славянским», новгородцы туда не вошли, значит, они происходят от финноязычного населения. И это вынесено в Абстракт, куда положено выносить самые важные находки и выводы статьи. Действительно, кто попгенетиков читал, в цирке не смеется.
 
Ну, что в той статье еще есть? Опустим забавные ляпы, например, статья, в которой 15 авторов, начинается с того, что «картографический итог изучения генетики и антропологии русского народа, подведенный нами более 10 лет назад»… Нами – это кем? Всеми 15-ю авторами? Нет, только Балановскими. Почему тогда «нами»? А так, обычная неряшливость изложения. Это – стиль Балановских. Что написали, то и годится. Кто читать-то будет, не так ли? А статья есть, в активе.
 
Далее многократно повторяется тезис о «славянской колонизации. Это тоже любимая тема Балановских. Славяне – они же ведь были такими злыми и противными, всех колонизовали. При этом Балановские не понимают и не хотят понимать, что славяне, как и их предки, носители гаплогруппы R1a, жили на Русской равнине тысячелетиями до прибытия носителей гаплогруппы N1a1. Поэтому ни о какой «колонизации» исконных носителей N1a1 не могло быть и речи. Последние прибыли в места, тысячелетиями обжитые R1a, и образовали совместную этническую семью. Эта история, видимо, страшно не нравится Балановским, им надо, чтобы непременно была колонизация, причем колонизаторы – непременно славяне. Балановские игнорируют то, что, как описано выше, современная археология не знает о том, какими путями славяне расселялись в данный регион. Пользуясь этим, Балановские делают вид, что знают, причем точно. Что славяне прибыли туда во второй половине I тыс. н.э., как кривичи, «появившиеся здесь в 5-6 вв.», и как ильменские словене «не позднее 8 века». Это что им, популяционная генетика рассказала? Нет, списали у археологов, не усомнившись. А ведь должны сами добывать подобную информацию, для того и исследования. Но они не могут. Помните, о чем было написано выше? Цитирую – «попгенетики все свои выводы подгоняют под устоявшиеся в археологии, лингвистике, антропологии описания. И в самом деле – попробуй не подгони, потом хлопот не оберешься. А так – все довольны». И действительно – нашли Балановские, что «у новгородцев отмечаются невысокие частоты (митохондриальных) гаплогрупп, характерные для большинства финноязычных групп», ну как не сделать вывод, что финны там не при чем – ну что вы, надо же подогнать под «устоявшиеся описания», и «вывод готов» – ассимиляция «финноязычных групп» славянами. Хоть такие данные, хоть противоположные, а вывод один – «подтверждение гипотезы славянской колонизации северо-восточной части Руси».
 
Авторы статьи пишут – «Вопрос о том, какое влияние на генофонд Новгородчины было преобладающим – балтских, славянских или же западно-финских племен (каждое из которых впитало и генофонд дофинского населения) – остается открытым». Да не вопрос это, а неуклюжие пустые слова. Тем более если понимать, что «генофонд» у попгенетиков – это Y-хромосомные гаплогруппы, субклады и гаплотипы. Авторы уже собщили (правда, тоже неуклюже), и если их перефразировать, то половина протестированных новгородцев гаплогруппы N1a1 имеет «дофинский» субклад VL29, и остальная половина – «дофинский» субклад Z1936. Естественно, оба они «дофинские», так как VL29 образовался примерно 4000 лет назад, а Z1936 – 4700 лет назад, и оба пришли с востока, с Урала, и вовсе не с запада. Поэтому «западно-финские племена» здесь вовсе не при чем, на Новгородчине их не было и нет, если не считать современных мигрантов из Финляндии. Потому что финны пришли на свои земли только в нашей эре. Далее, «балтские племена» здесь тоже не причем, потому что у балтов, если под ними понимать литовцев, латышей и эстонцев, нет никаких «своих» гаплогрупп, у них у всех поровну гаплогрупп R1a и N1a1. У литовцев и латышей их соотношение одинаково, 40% на 40%, у эстонцев – 32% на 34%, соответственно. У всех преобладает субклад L550 с нижестоящими субкладами, и понятно, почему – это результат прибытия носителей гаплогруппы N1a1 с востока, со стороны Урала. У латышей и литовцев субклада Z1936 практически нет, у эстонцев есть его нижестоящий карельский субклад L1022, который еще называют «ботническим», и его преобладающее количество среди финнов, это тоже результат прибытия носителей Z1936 c востока, с Урала. Таким образом, к наличию этих субкладов у новгородцев «финские» варианты никакого отношения не имеют. Как, впрочем, и «балтских», движение гаплогруппы N1a1 вместе с субкладами VL29 (и нижестоящего L550) и Z1936 было с востока на запад, к Балтике. Не надо финнов к Новгородчине приплетать, пора бы Балановским и остановиться. Это – восточное, Уральское происхождение.
 
Очередная ерунда у попгенетиков в обсуждаемой статье – что в геноме новгородцев обнаружен «вклад прибалтийских финнов (эстонцев и южных финнов)». Это ерунда – потому что из сказанного выше уже ясно, что движение древних племен было с востока на запад, в сторону Балтики, и поэтому вопреки сказанному попгенетиками всё было наоборот – это у эстонцев и южных финнов вклад со стороны Новгородчины. И здесь показательно, почему попгенетики ошиблись с направлениями древних миграций, причем ошиблись с точностью до наоборот, на 180 градусов. Да потому что, повторяю, для них славяне и русские всегда вторичны, а финны и эстонцы в данном случае – первичны. Им Балановскими всегда отдается приоритет, это они «оплодотворяли» древних новгородцев, передавали им свои финские-эстонские ДНК. Так откуда это у попгенетиков следует? А вот откуда – взяли аутосомные маркеры у четырех человек из Новгородчины и Устюжны, сравнили их с аутосомными маркерами русских из Псковской и Тверской областей, и увидели… (сейчас непременно нужно сесть на стул) – что «это сравнение выявляет в генофонде новгородцев сдвиг в сторону прибалтийских финнов (эстонцев и южных финнов)». Представляете? Мало того, что если и есть сходство в геноме новгородцев с геномами в Пскове и Твери, то тому есть масса других вариантов объяснений, но уж направление древних миграций отсюда никак не следует. Сходство есть сходство, оно направление не определяет. И уж точно не нужно сюда приплетать финнов и эстонцев. Если у последних в геномах окажется сходство с новгородцами (что в статье попгенетиков не показано), то оно, конечно, может быть результатом привнесения ДНК древними носителями с Новгородчины на Балтику. Но Балановские этот намного более вероятный вариант даже не рассматривают, им очень хочется, чтобы было наоборот, чтобы финны и прочие эстонцы были первичными, чтобы это финны и эстонцы стояли в основе происхождения Новгородчины. Откуда такое страстное желание у Балановских? Догадайтесь сами, с одной попытки.
 
Продолжаем рассматривать статью попгенетиков. Вообще сама постановка вопроса, которую авторы определили, и даже вынесли в название статьи – это к чему ближе Новгород, к «северным русским» или «южным русским»? Такая постановка была бы относительно уместна еще лет 10-15 назад, но формулировать так задачу сейчас? Да какая разница? Причем здесь «северные» или «южные» русские в таком примитивном варианте, когда доступны сотни и тысячи снипов и субкладов, доступны 111-маркерные гаплотипы, и можно охарактеризовать рассматриваемую популяцию на любом уровне детальности. А что сделали Балановские? Из многих сотен снипов гаплогруппы N выбрали четыре (в их тарабарской «номенклатуре» это N*, N2a1, N3a3 и N3a4), 17-маркерные гаплотипы, и опять ставят «задачу о похожести». Да давно ушли те времена, когда это было хоть кому-то интересно. Это что, современная наука? При этом авторы первые две страницы статьи занимают описаниями истории Новгородчины, списывая сведения из учебников и справочников, хотя для научной статьи это категорически делать нельзя. Потому что тем самым статью обрекают на подгонку своих данных к устоявшимся сведениям, и в данном случае так оно и оказалось. Еще академик В.В. Седов отмечал – «Совместные решения этногенетических проблем представителями разных наук возможны только при том условии, что выводы каждой отрасли науки покоятся на собственных материалах, а не навеяны данными смежной науки». Балановские этот важный принцип постоянно нарушают. Их выводы неизменно покоятся на данных смежной науки, свои данные их неизменно «подтверждают». Так спокойнее. И при этом авторы рассматриваемой статьи пишут – «Нами использованы маркеры Y-хромосомы как эффективный инструмент при реконструкции исторических миграций». Ну и как они «реконструировали» древние миграции? Да никак, о чем подробно рассказано выше. Повторили то, что написано в учебниках и справочниках, своего – ровным счетом ничего, все исказили с точностью до наоборот. При этом авторы идут и на подлог, пишут – «Таким образом, анализ генофонда в нашей работе… охватывает обе балто-славянские археологические культуры», то есть культуру сопок и культуру длинных курганов. Однако это неправда, «генофонд» археологических культур в их работе не исследовался. Тестировали гаплогруппы и несколько субкладов людей, которые в настоящее время проживают на данных территориях. Это – не «охватывание археологических культур». Попгенетики, сэр…
 
Теперь посмотрим на «цель работы» в рассматриваемой статье. Как сформулировали авторы, там три «цели» – (1) по широкой панели маркеров Y-хромосомы создать генетический портрет современного населения Новгородчины, (2) определить его положение среди генофондов других русских популяций и окружающих народов, и (3) попытаться выявить основные источники его формирования. Как уже отмечалось выше, «генофонд» не изучают по Y-хромосоме, там генов практически нет, и авторы никакие «гены» не рассматривали. Видимо, слово «генофонд» для попгенетиков звучное и привлекательное, только этим можно объяснить их столь грубую ошибку. Это – не «генофонд», это – мутации в негенных участках Y-хромосомы. Правильнее было бы назвать «Y-хромофондом», если для них слово «фонд» настолько привлекательное. Но поскольку за границей так не называют, то это для Балановских табу. У них с инициативой плохо. В отличие от А.А. Серебровского.
 
Итак, что там с «широкой панелью маркеров Y-хромосомы»? Да плохо с ней у авторов. Давайте взглянем. Как мы уже упоминали, для гаплогруппы N использовали четыре маркера – N*-M231, N2a1-P43, N3a3-VL29, и N3a4-Z1936. Это – поверхностные снипы (хотя у трех из четырех субклады обозначены неправильно, см. выше), образовались соответственно 36800, 9000, 4000 и 4700 лет назад. Иначе говоря, эти снипы образовались еще до выхода древних носителей гаплогруппы N на западную сторону Урала, перед их продвижением далее на запад. Как они вообще могут новгородцев характеризовать? Как что-либо может «характеризовать» снип, который образовался почти 40 тысяч лет назад? У меня предки жили в 17-м веке на Курщине, как они меня могут характеризовать, даже если это было всего 400 лет назад? Тем более что и у них, и у меня – восточно-карпатский субклад гаплогруппы R1a, с индексом Y2902. Где Курск, и где Восточные Карпаты? Что, восточно-карпатский снип – это «генетический портрет» Курска? Сама постановка задачи у Балановских совершенно бестолковая.
 
При таких возможностях и умении попгенетикам надо бы поскромнее быть. Не тащить в их «исследование» длинные курганы и культуру сопок, все равно они про эти археологические культуры ничего сказать не могут, ископаемые ДНК они не изучали. Не тащить туда «финские» субклады, все равно по всем параметрам ошиблись, ерунду написали. Ну, определили небольшой набор поверхностных снипов у 191 наших современников, описали это на паре страничек в публикации, и на том спасибо. Этим и надо было ограничиться. Все остальное у авторов – необоснованные фантазии и ошибочные «интерпретации».
 
Так сколько этих снипов, из четырех поверхностных, на Новгородчине? Возьмем самый поверхностный, N*-M231, тот, который образовался 40 тысяч лет назад, и удивляясь, зачем вообще такой определяли, и что это дает? Как и ожидалось, такого в выборке практически нет. Из четырех регионов Новгородчины (в сумме 191 человек) в трех ни у кого не найден, в четвертом найден у одного человека. Авторы записали – «в среднем – 0.5%». Далее, субклад «N2a1», который на самом деле сейчас N1a2b-P43, и который образовался примерно 9000 лет назад, видимо, еще на Алтае, и его наличие никак не характеризует Новгородчину, найден авторами в среднем у пяти человек из 191. Ну, и со снипами VL29 и Z1936 еще найдено в среднем 15 и 18 человек, это суммарно примерно 17% от всех 191. Для сравнения, носителей гаплогруппы R1a там суммарно 95 человек из 191, или 50% от всех на Новгородчине. Это – среднее число для этнических русских гаплогруппы R1a в РФ. Так что Новгородчина в этом отношении ничем не выделяется. Как, впрочем, и по сравнению со средним числом этнических русских гаплогруппы N в РФ, которое равно примерно 14%. Если кто думает, что 17% больше, чем 14% в этом контексте, но это не так. На самом деле там надо сравнивать 17±3%, и 14±5%, что находится в пределах погрешности расчетов. В общем, можно считать, что в Новгородской области имеется некоторое превышение доли носителей гаплогруппы N1a1 (17±3%) по сравнению с общероссийской (14±5%), но никаких выводов на основании этого «превышения» делать нельзя. Статистика не позволяет.
 
Более того, в этих числах нет ничего нового. Еще в 2008 году Roewer и др. опубликовали статью, которая была упомянута выше, в которой описал гаплотипы для 545 жителей двенадцати областей РФ, из которых 47±6% были R1a, и 14±3% N1a1 (используя современную номенклатуру). Для Новгородской области статистика была маловатой (40 гаплотипов из 545), и по его данным получилось для гаплогруппы R1a 38±10%, и для гаплогруппы N1a1 28±9%. Опять же, можно считать, что в Новгородской области имеется некоторое превышение доли гаплогруппы N1a1 по сравнению с общероссийской, но это находится недалеко от уровня погрешности (14±3% и 28±9%, соответственно). Но допустим, что это так. Какую историческую загадку это решает? Что Новгородчина находилась на пути миграций носителей гаплогруппы N1a1 со стороны Урала на запад? Да мы это и так знаем. Уже знаем и то, что финны отношения к этому не имели. Финны как таковые образовались (или сложились) на своих нынешних территориях намного позже. Ничего этого в статье Балановских, конечно, нет. Как нет и того, что субклады VL29 и L550 на Новгородчине, конечно, не «финские» и не «балтийские», а свои, прибывшие со стороны Урала, но никак не с Балтики, и тем более не из Финляндии.
 
Вот, собственно, и вся статья. Там есть еще кое-что по мелочам, что никак не отвечает на принципиальные вопросы. «Генетический портрет», то есть перечень гаплогрупп на Новгородчине, еще десять лет назад опубликован в статье Roewer и др. (2008), которые к тому же привели перечень всех 545 гаплотипов в 17-маркерном формате для 12 областей РФ. Балановские через 10 лет тоже определили, как сообщили, гаплотипы, и тоже в 17-маркерном формате, что для современной академической статьи просто убого. Но даже их не опубликовали. А в остальном – ну, нашли на Новгородчине из выборки в 191 человек 12 с гаплогруппой Е (6.3%), но названия субкладов все равно нечитаемые – или безнадежно устаревшие, или вообще неверные. Что это дает, при том, что по России это (по данным Eupedia) в среднем 2.5%, но у татар в среднем 10%, у чувашей 13%, и марийцев 0%? Это что, «генетический портрет»? Выводы? А выводов у Балановских нет.
 
Может, это и есть «определить положение генофонда среди генофондов других русских популяций и окружающих народов», как заявлено в статье? Если так, то уровень этого «определить положение» весьма печальный. Может, это «попытаться выявить основные источники его формирования»? Ну как там, с «основным источником» гаплогруппы Е на Новгородчине? Молчат Балановские, не говорят. Как и с «основным источником» гаплогруппы H1, которой «в среднем» там же 0.5%, то есть один человек из тестированных 191. Гаплогруппы I1 там, впрочем, 14 человек из 191, но об «источнике формирования» попгенетики молчат, несмотря на обещание «попытаться выявить». Это можно было бы сделать просто по виду гаплотипов этих 14 человек, но попгенетики с гаплотипами работать не умеют, а поскольку их, гаплотипы, в статье не опубликовали, то вопрос закрывается без его решения. То же и с гаплогруппой I2, с которой выявили «в среднем» 10 человек. Может, от культуры сопок осталась, или длинных курганов? Это я шучу, а что остается делать? Зачем Балановские о тех культурах вообще писали в своей статье – тайна сия великая есть. Нет же у них ни бита информации в этом отношении. И с гаплогруппой J1 людей в новгородской выборке – один человек из 191. Видимо, одинокий коэн, поддерживает огонь в храме. Шучу. А что остается делать? Комментариев-то в статье нет. Протестировали и забыли. То же и с гаплогруппой J2 в выборке, «в среднем» три человека из 191. Да, и с гаплогруппой R1b – 14 человек, менее 10%. Комментариев в статье нет. А там достаточно просто на гаплотипы взглянуть – многое станет ясно. Или это потомки автохтонов на Русской равнине, которые там жили еще 10-5 тысяч лет назад, или потомки визитеров из Европы, прибывшие на Русь в 17-18 вв., на службу к русскому царю. Гаплотипы их принципиально различаются, но попгенетики этого не знают, в статье об этом ни слова нет.
 
Вот, собственно, и всё. Статья отражает уровень попгенетиков, который, действительно, удручает. Пример – в отношении гаплогруппы «N1с(N3)» авторы пишут «подчеркнем, что генотипированы недавно открытые маркеры, подразделяющие гаплогруппу на субветви…». Для них сообщим, что субклад (маркер, на их языке) L550 описан в классификации ISOGG еще в 2011 году, субклад Z1936 – в 2012 году, уже шесть лет назад. Это давно – совершенно рутинные снипы, в базах данных их имеют сотни носителей гаплогруппы N1a1. Смешно читать в обсуждаемой статье, что Балановские якобы открыли эти снипы в 2016 году, приведя в доказательство ссылку на статью 2016 года.
 
Про 17-маркерные гаплотипы и говорить нечего. В московской Лаборатории ДНК-генеалогии мы рутинно определяем 27-маркерные гаплотипы, а в академической лаборатории РАН до сих пор работают с 17-маркерными.
 
Еще о неряшливости авторов рассматриваемой статьи – они дают ссылку на рис. 2, рис. 3 и рис. 5 в статье, которые вообще отсутствует. Обсуждение их есть, а самих этих трех рисунков нет. Эти части статьи тоже, как результат, нечитаемы. Как они статью-то проверяли перед публикацией? Как верстку проверяли? А никак не проверяли, судя по всему. Попгенетика, сэр…
 
Отрадно только то, что попгенетики наконец-то открыто признали, что «генеалогическая» скорость дает более корректные датировки, чем «эволюционная». Могли быть дать ссылку на мою статью 2009 года в журнале «Human Genetics», в которой я впервые в академической литературе это показал и обосновал, но ожидать это от Балановских не приходится. Они все эти прошедшие с тех пор девять лет устраивали «крик на лужайке», оповещая, что та статья неверная, неправильная, что это «лженаука», и что ее «международный коллектив профессиональных генетиков» раскритиковал. Так это и фигурирует в «моей» статье в русскоязычной Википедии. Так что ждем, что Балановские исправят этот текст в Википедии с извинениями.
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Подписывайтесь на Переформат:
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Наши друзья