Недавно на сайте Академии ДНК-генеалогии появилось давно ожидаемое (как можно догадаться из многочисленных пожеланий) обновление – в разделе «Гаплокарты» были размещены 14 карт, отображающих географию основных ветвей гаплогруппы R1a. Почему R1a, а не какая-либо другая гаплогруппа? Ответ очевиден – сведения о гаплогруппе R1a вызывают наибольший интерес у читателей Переформата, из которых каждый второй, по статистике, принадлежит к ней либо лично (если это мужчина), либо опосредованно через отца (если женцина). Не меньший интерес проявляют и те, кто не относится к R1a, поскольку многие осознают, что история славянских народов тесно переплетена с историей их основного ДНК-рода.
 

 
Как и год назад, когда был открыт раздел «Гаплокарты», потребность в новом материале была вызвана отсутствием систематизированных данных в требуемом разрешении. Карты, составленные по полевым выборкам, давали иформацию по сильно «недотипированным» гаплотипам (с разрешением до субкладов М458 и Z93, в лучшем случае), зачастую были недостаточно статистически репрезентативными и страдали «фантомными» максимумами и минимумами вследствие компьютерной обработки. Карты с проектов FTDNA дают, как правило, высокое разрешение по филогении, но их данные сильно перекошены в сторону стран и народов, проявляющих высокую активность в коммерческом тестировании ДНК. Если не делать поправку на это, то может создаться ложное впечатление, где и у кого распространена та или иная линия. Показательный пример – восточная карпатская ветвь (R1a-Y2902), информация по 67-маркерным гаплотипам которой собрана воедино на следующей карте:
 


 
Из приведенного выше фрагмента можно заключить, что носители ветви Y2902 рассеяны равномерно от Адриатики до Поволжья, с локальным минимумом на территории Белоруссии и Восточной Украины. Однако при пересчете тех же самых данных в проценты от общего населения соответствующих территорий выявляется другая картина:
 

 
Хорошо выраженный максимум на карте (до 12-15% от всего населения) приходится на юг России. Далее идет плавный спад по всем направлениям, без второго максимума на юго-востоке Польши и в Венгрии, уроженцы которых тестируются примерно в 7 раз чаще, чем русские.
 
Чтобы сделать для каждой ветви пересчет, подобный тому, как на примере, потребовалось привлечь весь список 67- и 111-маркерных гаплотипов из базы данных IRAKAZ, в последней версии которой их насчитывается 6528. Гаплотипы были вручную рассортированы по регионам, где родился самый ранний документированный предок участника проекта, а также по этническим группам, если последняя отличалась от «титульной» для той или иной страны. Размер выборки позволил провести разбивку по регионам нескольких стран, что, несомненно, улучшило географическое разрешение. В России границы между северной, центральной и южной частью ее исторической территории проведены в примерном соответствии с картой русских говоров. Уроженцы регионов, заселенных русскими после XVI века, а также те, кто не оставил никаких данных о месте рождения предка (таких, увы, оказалось очень много), были собраны в отдельную категорию, статистика по которой отображена к востоку от условной линии, проведенной вдоль восточных границ Воронежской, Тамбовской, Рязанской и Нижегородской областей. Выделены также территории Татарстана и Башкирии, по коренному населению которых имеются репрезентативные данные. Украина поделена на запад и восток вдоль восточных границ Житомирской и Винницкой областей. Деление Польши на 4 части проводилось по ее историческим областям. Это Поморье, Великая Польша (включая Силезию), Малая Польша и Мазовия (включая Подласье и Мазурию). К статистике по Поморью и Мазовии были добавлены гаплотипы этнических немцев, указавших свои корни в Померании и Восточной Пруссии, соответственно. Наконец, Германия была поделена на север и юг по 50-й параллелли. Статистика за пределами Европы, для ряда стран Западной Европы и, к сожалению, всего Балканского полуострова оказалась недостаточно репрезентативной, чтобы нанести ее на карту. Страны, по которым недостаточно данных, закрашены желтым. Гаплотипы документированных родственников, собранные целенаправленно, засчитывались как один гаплотип, чтобы не создавать статистического перекоса.
 
После того, как список из IRAKAZ был рассортирован, стало возможным провести пересчет в проценты от всего населения. В качестве примера можно взять Финляндию и Белоруссию, уроженцы которых в IRAKAZ представлены 87 и 92 гаплотипами, соответственно. Гаплогруппа R1a найдена у финнов на уровне 6,5%, откуда следует, что у них один гаплотип из IRAKAZ соответствует 0,08% от всего населения. У белорусов, каждый второй из которых представляет гаплогруппу R1a, мы получаем 0,54% на гаплотип. Такой же пересчет был сделан для всех выборок. В свою очередь, этот подход впервые дал возможность оценить абсолютную численности ветвей, с учетом справочных данных о численности народов. Разумеется, речь идет не о точных цифрах, а о порядке величины, но результаты получаются очень наглядными, как будет видно ниже.
 
Следующий этап работы – это выбор ветвей, которые можно нанести на карты. По данным BigY, в гаплогруппе R1a определено несколько сот ветвей разного иерархического уровня, многие из которых насчитывают всего по 2-3 подтвержденных носителя. Понятно, что столь мелкое дробление даст очень «шумящий» результат, который почти не несет полезной информации. Чрезмерное укрупнение, в свою очередь, приведет к потере разрешения и сильно «размытым» картам, почти не отличающимся от уже известных. Нужна золотая середина. В качестве критерия отбора автор руководствовался следующим правилом – если ветвь ни в одном из регионов не набирала более 1% от населения, то ее объединяли с родительской или ближайшей по степени родства, и так до тех пор, пока не получалась связная картина. Приоритет отдавался ветвям из Восточной Европы с выраженной географической привязкой. Оптимизированный таким образом набор из 14 «цветных» ветвей приведен на следующей схеме, которая отображает степень их родства.
 


Прежде чем перейти к обзору карт, имеет смысл дать несколько замечаний по форме их представления. Поскольку статистические погрешности по многим регионам довольно велики, то во избежание неоправданной детализации данные представлены в графической форме в виде градаций серого цвета с шагом 3% и пороговым значением 1% от всего населения. Автор не прибегал к специализированным программам, что сгладили бы контуры плотности, но приветствовал бы инициативу тех, кто владеет такими методами. Это повысит наглядность карт без потери принципиальной информации. Если кто-то возьмется провести такую работу, готов предоставить массив исходных данных. Теперь конкретно по каждой гаплокарте.
 
Реликтовые ветви

В IRAKAZ к этой группе относятся ветви, характеризуемые снипами YP4141, YP1272, YP1051 и CTS4385. Они настолько редкие, что для них нет возможности составить гаплокарту, удовлетворяющую перечисленным выше критериям. Однако их значение для изучения истории R1a очень велико, поскольку эти линии представляют из себя, образно говоря, сигналы из далекого прошлого, задолго до эпохи, когда начался быстрый рост гаплогруппы. Такой же сигнал мы наблюдаем от недавних находок палеогенетиков, идентифицировавших ветви того же иерархического уровня, что YP1272, в образцах из Карелии, Эстонии, Поволжья и Украины эпохи мезолита и раннего неолита. Доступная на сегодняшний день информация о современных носителях этих редких ветвей собрана на карте по этому адресу
 
Северо-западная ветвь (L664)


 
Исходная карта. Самая малочисленная ветвь из 14-ти, для которых составлены карты. Число ее носителей можно оценить в 3 миллиона. В основном это жители Британских Островов и их потомки в Новом Свете, а также уроженцы стран, окружающих Северное море, откуда и название. Помимо того, северо-западная ветвь присутствует на статистически значимом уровне (3 из 90 образцов R1a) в Чехии, а также идентифицирована в ископаемой ДНК из культуры шнуровой керамики на северо-востоке Германии с датировкой 2829-2465 до н.э. Несмотря на малочисленность, в ветви L664 есть широко известные представители. В первую очередь, это знаменитый пират и мореплаватель Фрэнсис Дрейк (1540-1596) – одна из знаковых фигур в Англии елизаветинской эпохи. Это было установлено по результатам тестов двух его потомков.
 
Скандинавская ветвь (Z284)


 
Исходная карта 1, исходная карта 2. В IRAKAZ эта ветвь занимает первое место, охватывая до 1/4 всего списка (1720 из 6528) за счет чрезвычайно активных британцев и скандинавов. Посли пересчета она утрачивает свои лидирующие позиции. Численность ее носителей можно оценить в 7-8 миллионов. В Старом Свете почти все они сконцентрированы в Скандинавии и на Британских Островах. На граничащем с ними севере Германии доля скандинавской ветви падает ниже порога в 1%, а в Восточной Европе она практически отсутствует, подрывая тем самым аргументы норманистов о массовом переселении скандинавов на Русь. Известные представители ветви Z284 имеют по преимуществу корни в Шотландии, где ее доля составляет 4,5-5% от всех шотландцев. Это многочисленные уроженцы клана Макдональд, а также мыслитель Д. Юм (Hume, 1711-1776) и наш современник актер Т. Хэнкс (р. 1956). Последний, впрочем, имеет не шотландские, а английские корни по прямой мужской линии.
 
Центрально-европейская ветвь (CTS11962)


 
Исходная карта. В IRAKAZ она идет на втором месте после скандинавской (613 гаплотипов), а при пересчете уверенно выходит на первое. К центрально-европейской ветви принадлежит, согласно оценке, около 20 миллионов человек, что сопоставимо с мужским населением таких стран, как Польша или Канада. Практически во всех регионах гаплокарты к востоку от Рейна ее доля превышает порог в 1%, достигая максимума в 15% на западе Польши. Абсолютный рекорд принадлежит лужичанам, небольшому славянскому народу в Восточной Германии, у которых эта доля доходит до 1/4 (29 из 123). Последняя оценка делалась по полевой выборке в 17-маркерном формате, в котором центрально-европейская ветвь хорошо отделяется от остальных при расчете дерева. Эта особенность позволила дополнить ареал гаплокарты Западной Европой и балканскими странами. По данным YFull, в ветви CTS11962 можно выделить 6 основных дочерних ветвей, большинство из которых встречается в западной части ареала. На востоке, в том числе у русских, пока находят в основном ветвь YP417. Несмотря на впечатляющий размер, центрально-европейская ветвь пока не имеет общеузнаваемых представителей, хотя, безусловно, они в ней есть. Очевидно, это вопрос времени.
 
Западнославянская ветвь (L260)


 
Исходная карта. Находится в родстве с центрально-европейской ветвью, но имеет более компактный ареал и меньшую численность – 11-12 миллионов человек, согласно оценке. Ее гаплотипы хорошо распознаются в 17-маркерном формате, а потому для нее также удается получить оценки для Балкан. В этом регионе только у хорватов ее доля превысила порог в 1%, а максимальное значение снова показали лужичане – около 1/3 (41 из 123). Среди известных представителей западнославянской ветви можно отметить не совсем обычные фигуры. Это литературный персонаж, князь Андрей Болконский из «Войны и мира» Л.Н. Толстого, прототипом которого послужили русские аристократы из династии Ольговичей, правившей Черниговским княжеством во времена Киевской Руси. Из того же рода был главный герой другого литературного шедевра – реально сушествовавший новгород-северский князь Игорь Святославич.
 
Центральная евразийская ветвь (Z280)


 
Исходная карта. Родительскую ветвь субклада Z280 составляют гаплотипы, которые не входят в доминирующие в нем ветви CTS3402 (западную евразийскую) и Z92 (северную евразийскую). Ее численность можно оценить в 9 миллионов человек. Единственный на сегодняшний день образец ископаемой ДНК из субклада Z280, очевидно, также относится к родительской ветви. Он найден на северо-востоке Германии, и датируется 1193-979 до н.э. В IRAKAZ эта категория представлена в основном ветвью YP343 (западной карпатской), но в абсолютных цифрах ее вклад, видимо, сопоставим с ветвями YP1019 и YP1034, характерными для менее охваченных коммерческим тестированием Белоруссии, Поволжья и Русского Севера. Западная карпатская ветвь была предсказана для Народного художника СССР И.С. Глазунова, проходившего тест в московской Лаборатории ДНК-генеалогии.
 
Западная евразийская ветвь (CTS3402)


 
Исходная карта. Как и с центральной евразийской ветвью, в родительскую ветвь субклада CTS3402 включены линии, не вошедшие в основные дочерние ветви. В данном случае, это CTS8816, Y2902, YP951, YP568 и YP234. Ее численность можно оценить в 7-8 миллионов человек. Основной вклад вносит ветвь Y2613 (южная карпатская), ареал которой захватывает также Словению и Хорватию. Из-за малого размера выборки пока не удается получить оценку ее доли на Балканах и добавить к гаплокарте. Общеизвестных представителей эта ветвь пока не имеет.
 
Северная карпатская ветвь (CTS8816)


 
Исходная карта. Составлена из родственных ветвей L1280 и S18681, суммарная численность которых оценивается в 5 миллионов человек. В IRAKAZ имеется большая группа представителей ветви L1280 из Боснии и пограничных с ней районов Сербии, восходящая к недавнему (1050±130 лет назад) предку. По всем признакам, мы имеем дело с целенаправленным тестированием какой-то фамильной группы, вклад которой в общую численность сербов неизвестен. По этой причине данные по Сербии и Боснии не включены в гаплокарту северной карпатской ветви. С другой стороны, эта ветвь – одна из немногих в субкладе Z280, что имеет статистически значимую долю на севере Германии. Следствием этого оказывается появление в ней самого известного представителя – нынешнего короля Нидерландов Виллема-Александра (р. 1967). Его предки по мужской линии происходят из Мекленбурга, которым вплоть до 1918 года правила славянская по происхождению герцогская династия, а значительную часть населения составляли онемеченные потомки славян из племенного союза ободритов.
 
Восточная карпатская ветвь (Y2902)


 
Исходная карта. Находится в родстве с ветвями L1280 и S18681, но намного превосходит их по численности, почти догоняя с 17-18 миллионами носителей центрально-европейскую ветвь. Большая их часть живет в России, как уже говорилось во вводной части обзора. Среди известных представителей ветви можно назвать А.А. Клёсова (р. 1946), род которого берет начало на Курской земле. Это юг России, где восточная карпатская ветвь оказывется безоговорочным лидером среди всех ветвей и всех гаплогрупп.
 
Балто-карпатская-1 ветвь (YP951)


 
Исходная карта (синие метки). Сравнительно невелика по численности (около 4 миллионов человек), но имеет не совсем обычное географическое распределение. Его выраженный пик приходится на польское Поморье (10-11 % от всего населения), но за его пределами носителей ветви можно найти у народов, среди которых гаплогруппа R1a является минорной, как у казахов, ногайцев или армян. Загадка ее происхождения и путей расселения ждет своего решения. Известные представители в ней пока отсутствуют.
 
Балто-карпатская-2 ветвь (YP578)


 
Исходная карта (красные метки). Находится в родстве с предыдущей ветвью и сопоставима с ней по численности (4-5 миллионов человек), но по географии фактически копирует восточную карпатскую ветвь в уменьшенном масштабе. В списке IRAKAZ это одна из редких ветвей субклада Z280 такого иерархического уровня, которая пока отсутствует в Польше, если не считать единственного участника из Гданьска с ашкеназийской фамилией. Как и с родственной ветвью YP951, по ее истории больше вопросов, чем ответов. Известных представителей в ней также пока нет.
 
Балтийская ветвь (YP234)


 
Исходная карта. Составлена из родственных ветвей L365, L366 и YP335, из которых первая дает пик в польском Поморье, аналогично балто-карпатской-1 ветви. Суммарная численность балтийской ветви оценивается в 7-8 миллионов человек, большая часть которых равномерно рассеяна по Русской равнине. Ее известные представители – шведский актер М. фон Зюдов (р. 1929) и русский путешественник и писатель В.К. Арсеньев (1872-1930). У обоих родословные восходят к этническим немцам из Померании и Восточной Пруссии, среди которых ветвь YP234 встречается достаточно часто.
 
Северная евразийская ветвь (Z92)


 
Исходная карта. Субклад Z92 для наглядности поделен на 2 части. В первую вошли все, кто не принадлежит к ветви YP569. Численность этой группы ветвей оценивается в 8 миллионов человек, а ее география во многом напоминает географию балтийской ветви, со сдвигом максимума в сторону Мазовии и Литвы. Известных представителей в ней пока нет.
 
Северная евразийская-1 ветвь (YP569)


 
Исходная карта. Как следует из названия и положения на дереве, является дочерней к субкладу Z92, но по численности вдвое превосходит родственные ей ветви, вместе взятые. Оценка дает для нее 16-17 миллионов носителей, в основном восточных славян, а также литовцев. Самый знаменитый представитель северной евразийской-1 ветви – А.С. Пушкин, отнесение которого подтверждено анализами его прямого потомка и дальнего родственника из рода Мусиных-Пушкиных.
 
Юго-восточная ветвь (Z94)


 
Исходная карта. Субклад Z94 явно недопредставлен в IRAKAZ по очевидной причине – слабому охвату тестированием стран, где живет основная масса его носителей. Расчет по методике, применявшейся для Европы, дает для юго-восточной ветви около 20 миллионов носителей, в то время как в одной только Индии их должно быть не менее 150 миллионов. В Европе эта ветвь балансирует на грани порога в 1%, и в значимых количествах присутствует только у тюрко-язычных народов (карачаевцев, башкир, татар), а также евреев-ашкенази. Недостаток данных по современным носителям субклада Z94 компенсируется обилием находок ископаемой ДНК из зоны евразийских степей, начиная с эпохи бронзы. Известные представители различных ветвей этого субклада, как правило, происходят из народов с корнями в Азии: евреев (премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху), турок (династия османских султанов, по непроверенным сведениям), башкир (Салават Юлаев) и т.д.
 


 
За пределами гаплокарт остались крайне малочисленные родительские ветви субкладов Z283 и Z93, а также участники, для которых не удается определить ветвь. Их не настолько много, чтобы это как-то повлияло на общую статистику, представленную в графической форме на гаплокартах. Автор не ставил задачей дать в этом мини-обзоре детальное описание каждой ветви, а остановился только на наиболее характерных чертах, которые могут привлечь внимание людей, впервые знакомящихся с основами ДНК-генеалогии. Хотелось бы надеяться, что профессионалы также извлекут из этих данных много полезного для последующей работы. Приятного просмотра!
 
Рожанский Игорь Львович,
кандидат химических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

6 комментариев: Гаплокарты субкладов R1a (краткий обзор)

  • Stas Tambiå говорит:

    >> …L1280 из Боснии и пограничных с ней районов Сербии, восходящая к недавнему (1050±130 лет назад) предку. По всем признакам, мы имеем дело с целенаправленным тестированием какой-то фамильной группы…
     
    Спасибо за данною ремарку. Меня, как представителя L1280, этот вопрос очень интересовал, поскольку слишком много людей на такой маленькой территории. Я думал, что это и есть “очаг” субклада и моих далёких предков. Осталось только понять, как этих предков занесло 600 лет назад в Центральную Финляндию.

  • Анатолий А. Клёсов говорит:

    Отличная и долгожданная статья. Замечательное руководство для осмысления данных ДНК-генеалогии.

  • Александр Николаевич Боханов говорит:

    Игорь Львович, очень интересны Ваши тезисы и исследования по гаплотипу А. Пушкина. Было бы очень интересно для многих, чтобы ДНК-генеалоги провели исследование гаплотипа потомков Пушкиных, аналогичное тому как было проведено исследование гаплотипов Рюриковичей. Фигура А. Пушкина очень знаковая, что там говорить, очень важная фигура в истории России и русского народа. Были бы очень интересны Ваши научно-исследовательские выводы на этот счет, тем более когда уже есть некоторые данные по гаплотипам тех же Мусиных-Пушкиных, насколько известно, у них кроме, собственно, данных по 111 маркерам, имеются данные и по BigY. Я думаю, многие, наверное, давно уже в нетерпении и ожидании статьи о происхождении рода Пушкиных. Такая статья о происхождении основоположника современного русского литературного языка была бы очень интересной и сразу же заставила бы обратить на себя внимание. Мне кажется, это тот вопрос, которым должна была бы заняться наука ДНК-генеалогии, возможно, в ближайшее время. Очень актуальная тема. Спасибо.

  • И. Рожанский говорит:

    Уважаемый Александр Николаевич, к сожалению, среди многочисленных современных потомков А.С. Пушкина остался только один, унаследовавший его Y-хромосому. Во всяком случае, так утверждается в статье, опубликованной 10 лет назад в русском издании Newsweek. Вот ее текст. У всех остальных прямая мужская линия прерывалась. Единственное, что можно сделать по уже имеющемуся материалу – это связаться с журналистом Никитой Максимовым, имеющим доступ к образцу А.А. Пушкина из Бельгии и, если будет получено согласие, спонсировать BigY. Это позволит установить степень родства с Мусиными-Пушкиными, по которым такие данные имеются. Если этот вариант не пройдет, то необходимо по генеалогическим источникам разыскивать Пушкиных из других линий и тестировать их. Сколько человек необходимо для этого, заранее сказать сложно, потому что, как правило, далеко не у всех есть документально подтвержденные родословные. Нужно набирать статистику и выявлять основную линию, что требует больших усилий и материальных средств. Как показывает опыт с фамильными проектами в англоязычных странах, надежные результаты получаются, когда есть не менее 10 участников, причем из разных линий рода.

  • Александр Николаевич Боханов говорит:

    Насколько я знаю, два гаплотипа Мусиных-Пушкиных Андрея Андреевича и Олега Всеволодовича есть, соответственно в 67- и 111-маркерном варианте, по Олегу Всеволодовичу, как Вы знаете, есть уже и BigY. Между их 67-маркерными гаплотипами всего 2 мутации (по словам самого же Олега Всеволодовича), гаплотипы есть в открытом доступе. Мне кажется, предварительные выводы можно делать уже сейчас. Понятно, хотелось бы набрать статистику, иметь большее число гаплотипов. Но основания для определенных выводов, я думаю, можно делать сейчас, тем более, если учитывать, что Мусины-Пушкины между собой очень дальние родственники, каких-либо “темных пятен” в их генеалогии тоже вроде бы как не было, их генеалогия и происхождение ихнего рода подтверждается документально, а ихние 12-маркерные гаплотипы совпадают с 12-маркерным гаплотипом А.А. Пушкина, последнего прямого потомка А.С. Пушкина по мужской линии. Конечно же, всех интересует, кем был Радша, родоначальник рода Пушкиных, действительно ли он был «выходцем из прусов». Я думаю, гаплотип Радши уже есть, приближенный, примерный базовый гаплотип можно вывести из гаплотипов Мусиных-Пушкиных и определенные выводы можно делать уже сейчас, основания к этому есть. Пусть даже если это будут предварительные выводы, это уже будет очень важное исследование, определенное продвижение вперед в этом вопросе. По крайней мере, множество мифов должно отпасть сразу. Будет конкретика: более точное изложение фактов, более точная интерпретация, а это очень нужно для современной академической исторической науки.

  • Виктория В.С. говорит:

    Благодарю за проделанную кропотливую работу. Это верное и полезное представление информации. Теперь надо подумать, что из этого просматривается.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья